ВЕЛЕСОВА СЛОБОДА

 

Новая борьба


Богдан Заднепровский


Bogdan Zadneprovsky | Богдан Заднепровский

«Новая борьба» - цикл статей и эссе на самые злободневные политические и социальные проблемы современности. Это открытый цикл. Все кто жаждет менять мир, диктовать миру свою волю, хочет новой, свежей социально-политической борьбы – ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ! ВЛЕЙТЕСЬ В НОВУЮ БОРЬБУ, НОВУЮ ИСТОРИЮ! Вступайте в проект «Новая борьба»! Присылайте ваши идеи и материалы с пометкой «Новая борьба» в виде философских и публицистических эссе, заметок, статей, аннотаций; репортажи и рассказы о реальных событиях, борьбе, конфронтации на политической, социальной, национальной, религиозной почве. Главная их идея и содержание – борьба со старым порядком, с тем, что вам не нравится. За новый мировой порядок. Лишь самые отчаянные, жестокие и бескомпромиссные достойны «Новой борьбы».


Новая борьба

(Введение)


Мы раскачаем этот мир!
                            «Ария»

Что заставляет людей развиваться? Какие устремления ведут их по жизни? Желание быть нужным, хорошим? Карьера? Работа? Каждое действие – это затраченные усилия: научиться ходить, есть ложкой, говорить. Нужно приложить усилия, покой не даст эффекта достижения. Через миллионы всевозможных движений постигать, запоминать, отражать мир. Преодолевать материю, вступать, врываться в контакт с миром, цепляться за все что можно. Осваивать окружающую действительность, завоевывать мир. Преодоление, постижение, обретение мира – вот чем занимается человек, пока живет. Важно это для него или безразлично, ему приходится двигаться, работать. Мир тоже не спит. Он постоянно тормошит человека, пытается подчинить его, заставить делать то, что ему этому окружающему миру нужно. Мир говорит человеку «мне надо», человек запоминает и говорит миру «мне надо». Мир подчиняет человека, человек подчиняет мир. У них одна природа, одно движение – оно называется борьба. Единство и борьба противоположностей.

Закон диалектики. Кто его не знает? Но современный человек не чувствует уже корень этого движения, его страсть, его инстинкт, его насыщенную запахами, красками, вкусами, звуками мощь. Работа – это работа. Она не средство для выживания. Когда-то работа тоже была борьбой, но сейчас это исчисляемый временем и деньгами процесс.

Древний человек, наш предок бился за свою жизнь каждый день с природой. Он отвоевывал свой кусок хлеба для себя и своих потомков. Позже он стал биться с себе подобными уже за блага созданные самим человеком. Могучий воин, завоеватель, повелитель царств: для него цель жизни одна – борьба с оружием в руках. «Крушить врагов, видеть их спины перед собой, слышать стоны их женщин»1. Только так можно было добиться величия и славы. Борьба давала право быть героем, повелителем, Богом.

И, наконец, человек стал сражаться за свое место в обществе. Экономическая борьба, социальная борьба, политическая борьба. Кругом борьба. Стало много бескровной борьбы – но не безболезненной. Подчинение – вот главное поражение, главная боль любой борьбы.

Борьба – основной принцип жизни. Человек борется за свою личную свободу, за свои идеалы. Он реализует их в соответствии со своими мотивами жизни. Великое «Хочу».

Отрицать борьбу – значит бороться с борьбой. Борьба – это не только насилие. Насилие – это метод борьбы, один из древнейших. Он есть одно из ее натуральных действий, вид активности борьбы. Непротивление насилию – как ни странно, тоже борьба. Намеренное бездействие, аскетизм, мученичество – тоже борьба. Распятие – это непротивление злу, но не отречение от себя и своей веры, неповиновение – вот что есть борьба.

Терпимость без бдительности, смирение и отречение от себя, своего достоинства – это поражение в борьбе: повиновение, рабство, уход от проблем, избегание борьбы и конфронтации. Превращение в вещь: безмолвие и бессмыслие. Быть винтиком, функцией. Блеять, как укажут.

Нетерпимость, несогласие, порожденные сомнением и страданием – вот основной признак любой борьбы. Непокорность навязанным условиям. Великое «Нет».

Бездействие тоже борьба: не делать то с чем не согласен, несмотря ни на что. Молчание – это и покорность, и подчинение, и согласие. Результат одного из самых эффективных средств борьбы – замалчивания. Но молчание может быть тоже борьбой – не отречься, не предать, скрывать, не умолять о милости, выжидать для удара, пробиваться тихой сапой.

Не терпеть нетерпимость – значит бороться с ней, быть нетерпимым. Договариваться – не значит только подчиняться, но и подчинять.

Бояться борьбы – бояться жизни. Там, где есть человеческое достоинство, самоутверждение, амбиции, честолюбие, тщеславие, страсти, там борьба – необходимость. Здесь разговоры о голубе мира лишь лицемерие – один из самых лучших методов борьбы, похлестче насилия.

Но главный метод борьбы – слово. Любой верующий понимает о чем речь. Слово, рожденное из глубин сознания побуждает к действию. Запрет чужого слова, отрицание чужого слова, замалчивание чужого слова, осмеяние чужого слова, наказание чужого слова – самая важная борьба, самая тотальная ксенофобия.

Запрет – это борьба. Запрет на борьбу и ее методы – это борьба, возможная лишь с помощью методов борьбы. Преследовать борьбу бессмысленно. Она может быть и открытой и закрытой. Всех не остановишь, не отследишь.

Поколения сменяли поколения. Борьба сменяла борьбу. Люди боролись за господство, против рабства, за равенство, за независимость, за жизнь, за любовь...

Пришло время определиться Новому поколению с его собственной НОВОЙ БОРЬБОЙ. Можно продолжить борьбу предков за их идеалы: коммунизм, либерализм, социализм и прочий «изм». Но насколько это целесообразно? Какие импульсы, какое напряжение волнует больше всего вас? Определившись с этим можно смело вступать в бой.

«Великая борьба – это и классовая, и геополитическая, и межэтническая борьба, и борьба между Богом и Дьяволом, добром и злом. Выбирай на свой вкус»2.


* * *

Чем характеризуется современная борьба? В чем ее суть? Самый накал борьба обретает там, где больше всего для нее есть мотивов и нерастраченной энергии – у молодых.

По всей видимости, можно выделить несколько приблизительных направлений Новой борьбы. Мы их проиллюстрируем доступными, агрессивными, современными цитатами самого массового искусства – кинематографа. Дадим несколько ярких вспышек социального протеста 90-х.

Новое поколение выступает с непримиримостью против установившейся урбанистической социальной системы как таковой:

«Система есть наш враг. Но когда ты в ней, оглянись, кого ты видишь? Бизнесменов, учителей, адвокатов, работяг – обычных людей, чей разум мы и спасаем. Однако до тех пор, пока эти люди часть системы – они все наши враги. Ты должен помнить, что большинство не готовы принять реальность. А многие настолько отравлены и так безнадежно зависимы от системы, что будут драться за нее. <...> Если ты не один из нас, то один из них»3.

Следующее направление Новой борьбы заключается в преодолении бессмысленной, бесцельной потребительской культуры современного общества:

«Как многие другие я становлюсь рабом национальных инстинктов. <...> Оформляешь собственную квартиру согласно представлениям, которые у тебя есть, но согласуя с тем, что указано в журналах рекламирующих на бумаге различную мебель. Что же будет дальше, что остается от меня как от человека? <...> Раньше мы использовали порнографию, а теперь мы используем коллекцию каталогов.

Со временем выживание каждого сводится к нулю.

Знаешь, что такое device4? Комфорт? – Нет, просто обеспечение. Обеспечение. После нас с тобой, что такое выживание? Что нам нужно для выживания? Нужны нам все эти костюмчики, диванчики? Что нам нужно? Кто мы по сути? – Потребители, наверное? – Да. Мы покупаем продукты, одержимы стилем, который окружает нас. Что меня беспокоит? Журналы со знаменитостями, телевизор с пятьюста  каналами, виагра, холестерин. Все это собрать на «Титанике» и утопить к чертовой матери. Все это должно уйти, как твой диванчик, костюмчик. Понимаешь, идеал недостижим. Не нужно добиваться идеала, пусть что-то останется незавершенным, в этом есть своя прелесть. Это моя философия. Может, я ошибаюсь. <...> Вещи, которые принадлежали тебе. Забудь о них и делай то, что ты теперь хочешь делать.

Целое поколение просиживает штаны за столами, являясь рабами белых воротничков. Мы работаем на работе, которую ненавидим, покупаем вещи, которые нам не нужны. Мы промежуточные дети истории, у нас нет ни места, ни цели. У нас нет великой войны, нет великой депрессии. Наша война – это духовная война. Наша депрессия – наша жизнь. Нас растят на телевизионных проповедях, заставляя верить, что наши идеалы это рок-звезды и политики. Но это не так. И мы очень, очень огорчаемся, узнав об этом.

В мире, который я вижу, слишком много таких зданий, как Центр Рокфеллера, других небоскребов. Они мешают нам жить. В них творятся главные преступления человечества – экономические. Что же мы можем предпринять в связи с этим? Будем просто смотреть на них? Или будем действовать?»5.

Сегодня также Новая борьба по всему миру бросает вызов обезличиванию культуры и тотальной универсализации общества в виде расового, этнического бунта. Это происходит даже в самых демократичных демократиях и при самом либеральном либерализме. Проблемы народов накопились и ждут своего разрешения:

«Нам нужно открыть глаза. В этом штате сегодня ночует больше двух миллионов незаконных иммигрантов. В этом году штат потратил 3 миллиарда долларов на обслуживание людей, которые не имеют права здесь находиться. Три миллиарда! А 400 миллионов только на то, чтобы сажать под замок иммигрантов, которые приехали в эту страну из-за того, что иммиграционной службе было лень проверять, есть ли у них судимости или нет. Кому есть до этого дело? Нашему правительству насрать. Наша пограничная политика – это дурная шутка. Так что же нас удивляет, что к югу от границы над нами смеются, смеются над нашими законами. Каждую ночь тысячи этих паразитов ползут через границу как мухи на карамель. И не надо смеяться, в этом нет ничего смешного. Честные американцы надрываются на работе и получают хрен с маслом. Потому что правительству больше дела до конституционных прав этих ублюдков, которые даже не являются гражданами Америки. На статуе Свободы написано: «Отдайте мне ваших усталых, ваших голодных, ваших бедных». Ну, так вот, это американцы усталые, голодные и бедные. И пока мы не решим эти проблемы, закройте границы. Потому что мы проигрываем. Мы теряем право сами строить свою судьбу, мы теряем свою свободу, ради каких-то иностранцев, которые эксплуатируют нашу страну. Это происходит не где-то. Не там, куда мы не можем дотянуться. Это происходит прямо здесь, в нашем районе. Так что осмотритесь вокруг, это уже не наш район. Это поле боя. Мы сегодня стоим на поле боя. Мы должны принять решение. Что мы будем делать? Стоять в стороне и смотреть, как насилуют нашу страну? Или мы, наконец-то, что-то предпримем? Вот именно!»6.

И, наконец, Новая борьба выступает как максимальная биологическая борьба за существование, отрицающая все условности, все правила, всю напускную мораль современного изолгавшегося в самом себе мира:

«Меня выбросило в пылающее дерьмо, забытое Богом. Я появился в результате насилия, оно у меня в крови. Ты веришь в судьбу, парень? Это моя судьба.

Кто из нас невинен? Это всего лишь убийство. Все божьи твари делают это в той или иной форме. Посмотри на жизнь леса. Одни виды убивают другие. Наш вид убивает все остальные, включая лес как таковой. Но мы называем это индустрией, а не убийством. И я знаю множество людей, заслуживающих смерти.

Думаю, у каждого что-то было в прошлом, какой-то грех, какая-то тайна. Множество людей, которые ходят вокруг, уже мертвы, надо просто расставить всех по местам. И тут прихожу я, посланник судьбы. Умрет зерно пшеницы, упавшее на землю, но когда умрет оно, взойдут из него другие плоды. Волк не знает, что он волк. Олень не знает, что он олень. Так сотворил Господь. <...> Я не трачу время на сожаления, бесполезное чувство.

В каждом есть демон. Он питается твоей ненавистью. Это он режет, убивает, насилует, пользуясь твоими слабостью и страхом. Лишь жестокие выживают. Со дня нашего рождения нам говорят, что каждый из нас лишь кусок дерьма. И рано или поздно ты становишься плохим. <...>

С детства мне снился один и тот же сон. Я бегу в темноте с животными. Мистер Кролик. Кровавые клыки. Рождественская шапка. Это сумасшествие продолжается, мы бежим. И вдруг я, Мистер Кролик, я поедаю всех животных в лесу. Смерть. Смерть показывает, кто ты такой – счастливый или несчастный. Ты ведь слышал о том, чтобы реализовать себя. Дело в том, что все иллюзия. Мистер Кролик говорит, что момент реализации, именно он, стоит тысячи молящихся.

Во мне нет полутонов. Лишь темное и светлое. <...> Вот твоя тень на стене. Ты ведь не можешь избавиться от своей тени. Единственное, что убивает демона – это любовь.

Стоило ли променять чистоту жизни на ложь? Ты никогда не поймешь. Мы с тобой даже не принадлежим к одному виду. Я был таким как ты, но потом эволюционировал. С твоей точки зрения ты человек. А с моей ты обезьяна. Ты даже не обезьяна.

Телевидение как погода, только погода, которую делает человек. Убийство – оно чисто. Вы делаете его нечистым. Вы продаете насилие и страх. Мне наплевать на вас.

Думаю тебе надо приставить дуло к своей голове и для тебя все станет ясным, как это со мной было в первый раз. Когда-то и я понял свою собственную истину. Я прирожденный убийца»7.

Вот так вот примерно выглядит процесс становления НОВОЙ БОРЬБЫ. Если есть что-то еще надо включать и это что-то. Пришло время определяться и включаться, вливаться в НОВУЮ БОРЬБУ. 

13 февраля 2006 г.


1 К/ф «Конан-Варвар», реж. Дж. Милиус.
2  Заднепровский Б. Проект 1999./Б. Заднепровский. – «Велесова Слобода», 2006.
3 К/ф «Матрица», реж. Братья Вачовски.
4 устройство, приспособление (англ.)
5 К/ф «Бойцовский клуб», реж. Д. Финчер.
6 К/ф «Американская история Х», реж. Т. Кей.
7 К/ф «Прирожденные убийцы», реж. О. Стоун.

Новая борьба


Борьба с ксенофобией или ксенофобия к борьбе?

Ксенофобия – (от «ксенос» - чужой, + «фобия» - боязнь) боязнь чужого или чужих. На сегодняшний день это понятие, не понятно почему, ассоциируется только с нетерпимостью и преследованием этнических, религиозных и сексуальных групп, с призывами к насилию, экстремизму, борьбе в этой сфере. Почему-то уже любое недовольство, несогласие, инакомыслие, реакция на проблемы межэтнических  и религиозных отношений и конфликтов, нестыковки культур, непонимание сексуальных инверсий считаются сразу же ксенофобией, которая нарушает табу политкорректности и всяческой либеральной терпимости, не имеющей право на общественный диалог, на заявление, на солидарный отклик общества. Любое недовольство и несогласие с «достижениями современного гуманизма, прав человека, либерализма» преследуется как во времена Святой инквизиции. Если что-то человек высказывает не в соответствии с догмами политкорректности  и нарушает их непререкаемый дискурс, это считается преступлением против нравственности, «призывом к насилию», «призывом к борьбе», нарушением спокойствия и правопорядка, и, наконец, экстремизмом разного толка. Одним словом ересью. Ее надо подавить, растоптать, посадить в тюрьму, заплевать, измазать дегтем, обсыпать перьями, обклеить ярлыками, заткнуть, забить: но демократическими и либеральными законами, демократической дубинкой. Как в нормальном полицейском государстве, где легче бороться с теми, кто страдает от различных проблем, чем с теми, кто их создает. Легче замалчивать реальность и придумывать вымышленные угрозы, как и вымышленное благолепие. Если ксенофобий становится слишком много, люди боятся всего и вся, все становится чужим, то главной ксенофобией становится ксенофобия к этим ксенофобиям. Разберемся с этой проблемой поподробнее.


«Призыв к насилию» против реального насилия.

Итак, ксенофобия – это болезнь, социальная болезнь, психическая болезнь – так, во всяком случае, утверждают всяческие моралисты от либерализма и гуманизма. Почему тогда за нее сажают в тюрьму, а не лечат в больнице? Почему бы врачам заодно с ксенофобией не лечить людей от нищеты и бесправия, произвола властей?

Нынче же «призывы к насилию» отвечают на равных перед законом против реального насилия.

Почему в стране такой демографический упадок? Как государство борется с реальным насилием: с захватами предприятий, заказными убийствами, притеснениями коренных наций этническими преступными группировками и национальными меньшинствами в приграничных регионах, наркоагрессией, организованной преступностью, захватывающей целые сферы бизнеса, обычным криминалом, похищениями людей, захватами заложников целыми школами, произволом чиновников и людей в погонах, торговлей людьми, дедовщиной в армии, детской и прочей проституцией, растлением малолетних, безнаказанными изнасилованиями сотен тысяч женщин? Всего и не перечислишь. Все это – реальное, необузданное насилие, а не призывы к нему. Современная жизнь «либерального» общества переполнена, перенасыщена насилием над этим обществом и людьми: общество сокращается ударными темпами. Сегодня призывы к насилию идут со стороны общества по одной причине – с другой стороны, антиобщественной, его осуществляют. Можно ли насилие и «призывы» к нему законопослушного общества ставить вровень друг с другом?

Речь уже не идет о таких убийственных факторах, как автокатастрофы, фальшивые алкоголь и лекарства, ядовитые продукты, одежда и игрушки. Эти явления убивают и калечат сотни тысяч людей из-за попустительства и коррупции властей, во имя интересов конкретных людей, их семей, их народов. Работают на полную мощность все факторы уничтожения общества, практически ничего не сдерживает их действие.

И вообще следует заткнуться в тряпочку и молчать о том, какое насилие творит государство и элиты в сфере экономики и социальной жизни страны с помощью «законов» и «реформ». Здесь самые главные виды насилия – нищета и бесправие, произвол: забитое образование и медицина, неустроенность молодежи, сотни тысяч абортов. Да, что там, мировые рекорды по абортам, первые строчки в рейтинге убийств, насилия, маньяков, мошенничества, последние места по уровню жизни, вслед за Нигерией!

После этого можно понять и оправдать любых радикалов. Они призывают не к насилию, как это пытаются внушить власти. Они призывают к борьбе за сохранение народа и страны, к борьбе за власть, против нынешнего, действительного насилия и уничтожения народа и страны.

Каким бы либеральным не было государство, оно пока еще не отменило структуры принуждения и институты насилия. А значит, ими кто-то может воспользоваться, злоупотребить в свою пользу. Что и происходит в действительности. Презумпция невозможности этого смешна. Факты смеются над законами. Поэтому нет ничего удивительного, что в обществе все еще остается силовая борьба – силовое предпринимательство даже процветает в виде рейдерства, сменившего рэкет.

СМИ напичканы насилием, а не призывами к нему. Это политика запугивания общества возможным насилием.

Государство стало очень гуманным к преступлениям насилия. Взять, к примеру, хотя бы отмену смертной казни. Отменив смертную казнь, «либеральное» государство внушает гуманизм себе и обществу, но не преступникам, насильникам, убийцам, всякой мрази. Они гуманнее не стали, как были жестокими скотами, безжалостными ко всему честному и трудовому, так и остались. Им-то ничего государство не внушает и не может внушить.

Жертвам насилия уже не верится в реальное наказание за преступления. Такой «гуманизм», во-первых, похож уже на «анонимный террор»1 населения с благословления властей, чтобы поднять свой статус, обусловить свою полезность для общества, получить больше прав и финансов. Это своеобразное взаимовыгодное соглашение, раздел влияния над обществом – «рука руку моет». Более половины всех преступлений не раскрывается, а значит, списывается преступникам. Если извергов и наказывают, то несильно. А «раскрытые» преступления в большинстве своем «бытовуха» или «преступления нищеты» - следствие социальной политики властей. Сажают, как говорится, «за булку хлеба». По западным меркам такие преступления в нашей стране караются чрезмерно. То есть и это тоже террор над обществом. Наказывая лишь слабых, не борешься, а угнетаешь – любой гуманист с этим согласится безоговорочно. Во-вторых, «гуманизм» к реальному насилию и к крупной финансовой преступности позволяет самим властям участвовать практически безнаказанно в терроре, произволе над обществом. Если уж и попадешься – это не смертельно. За финансовые пирамиды посадили единицы, деньги пропали. За дефолт 1998 г. вообще не посажен в тюрьму ни один вор. Примеров произвола не счесть – это образ существования, вернее деградации, современных социальных отношений.

Сознание всякого нормального гражданина, видя террор, произвол и беспредел властей и бандитов восстает против этой анархии власти, которая чужда нормальному обществу. Люди начинают проявлять ксенофобию против всего чуждого и насильственного для их свободы, их тысячелетней культуры, целостности их суверенной страны, за независимость которой миллионы их предков отдали свою жизнь. Нормальные и затерроризированные люди начинают бороться за справедливость, за свои попранные интересы. Их риторика и дискурс направлены против того, что, как они считают, их угнетает и терроризирует. Они призывают общество не к насилию – насилие для них лишь вынужденный метод борьбы, а к активному сопротивлению уже существующей вакханалии насилия, которая привела общество к самой ужасающей депопуляции за всю его историю.

Да и вообще следует четко определиться, в чем состоит насилие. Только лишь в прямом или вооруженном насилии, давлении на личность? Или насилием следует также считать и произвол закона, чиновников, работодателей, грабеж, выселение, бесправие и нищету? Пренебрежение кучкой массы народа? Сегодня все чаще слышны в обществе призывы к ответному насилию на насилие – увещевания и полемика уже ничего не решают. Хватит людям глотки затыкать – это тоже насилие. Закон на стороне угнетателей. За насилие не судят, судят за призывы к ответному насилию – люди не доверяют власти, боятся ее. Типичным примером является пример самообороны граждан против бандитского разгула – если вы слишком жестко предотвратите преступление, чаще всего убийство, нанесение увечий, изнасилование, то вас посадят в тюрьму. Закон сострадает бандитам, а не гражданам. Ведь еще раз повторимся – более половины преступлений насилия не раскрываются.

Либеральный принцип права «презумпция невиновности» истолкован властями для себя как «презумпция непогрешимости» - презумпция абсолютной невиновности для властей. Для дипломатов, депутатов, судей ими же создана в виде закона их «неприкосновенность». Другие осуществляют неприкосновенность с помощью погон, должностных полномочий. Они же все делают «важное дело» и поэтому им необходима «презумпция непогрешимости», чтобы не отвечать за результаты этого «дела».

Для общества же официально существует «презумпция невиновности», но на деле осуществляется завуалированная, хитрая, а потому и более чудовищная и несправедливая форма «презумпции виновности» - «презумпция превентивности». Презумпция превентивности – это презумпция виновности за несуществующие и несовершенные еще преступления, виновность за мыслепреступления. Презумпция виновности применяется хотя бы к уже совершенным преступлениям. Получается, что совершать преступления и насилие безопасней, чем их не совершать. Да и выгоднее. Кто сегодня не смеется и не глумится над честностью, над соблюдением законов! Так сегодня на практике осуществляется стереотип полицейского мышления «каждый в чем-нибудь да виноват». Он даже усовершенствовался презумпцией превентивности – «каждый виновен в том, что будет считаться его виной». Одним словом, «Ты виноват лишь тем, что хочется мне кушать», как писал великий баснописец Крылов.

Однако социальные проблемы имеют свойство накапливаться и становиться всеобщими, тотальными, всепоглощающими, если их не решать, пытаться замолчать, надеяться, что сами собой рассосутся, да еще при этом не давать другим их разгребать. Никаких серьезных национальных или классовых конфликтов сегодня не происходит, но превентивно уже предупреждается и запрещается любой протест, любая борьба с социальными проблемами и призыв к ней. Однако сейчас происходит очень интересный процесс в обществе – его проблемы и спорные положения и методы их решения  подспудно всплывают в умах тех, кто их замалчивает, запрещает решать, даже, несмотря на их боязнь утраты собственной стабильности, своих иллюзий и стереотипов, своей духовной, совковой основы. А все потому, что проблемы общества и простых людей уже постепенно приходят и бесцеремонно гадят в домах власти. Как долго можно врать себе, а не обществу, замалчивать и не решать свои проблемы? Терпеть также как и остальные? К терпимости, господа, к терпимости!

В современных условиях насилие со стороны общества оправдано, его надо применять. Хватит уже стелиться перед всяческой мразью. Пора уже чтить свое человеческое достоинство. Чтобы бороться с насилием, надо создать культуру насилия, понятную для каждого человека. Изжить насилие – утопия, которую навязывают людям насильно. Насилие следует ограничить, но только на демократических принципах: запрещаешь другому, запрещай и себе; разрешаешь себе, разреши и другому – «patere legem, quam ipse tulisti»2.


К новой борьбе.

Всех «нетерпимых» и «неполиткорректных» записывают в ряд людей недалеких, завидующих чужому счастью, виновных в своих неудачах, и поэтому пытающихся сорвать свою злобу на «счастливых», «трудолюбивых». Психологией и аргументами к личности легче всего обвинять человека. Получается, что человек сам генерирует зло, не видит ничего негативного, не может сравнивать, познавать, ничто на него не влияет извне. То, что он «плохой» - это от рождения. Он рождается «злым». Это болезнь, вроде олигофрении. Все остальные «хорошие» и «правильные». Поэтому «нетерпимость» - это психическая болезнь: слабоумие и бессилие. Но почему-то врачи так до сих пор и этой болезнью не занимаются.

«Нетерпимость» - очень странная болезнь. Надо терпеть: к примеру, если над вами издеваются, насилуют вас, глумятся над вашими ценностями надо терпеть и объяснять, что так делать не надо. Немного утрируем и огрубим пример: вам вставляют раскаленный паяльник в зад, а вы должны терпеть и паяльник и с пониманием относиться к тому, кто его вставил. Вас так учили. Государству, как и вообще любому аппарату насилия, нужна лишь гарантия того, что вы откажетесь от своих природных свойств и своего человеческого достоинства, будете смиренными. С рабами можно делать все что угодно. Рабы должны вечно представлять себя с паяльником в заду, а не в руке: «Если вам нужен образ будущего, вообразите сапог, топчущий лицо человека – вечно»3. Чтобы быть свободным надо не позволять над собой издеваться, не терпеть, а бить самому, бить в ответ. Невозможно постоянно терпеть.

Объяснять слабоумием и бессилием ношение молодежью свастик и прочей атрибутики в корне неправильно. Юность строит свой мир, глядит на мир по-своему по-юношески. Она пытается сориентироваться в этом мире и утвердить себя в нем, ориентировать мир на себя. Это мощнейшая энергия и энтузиазм молодежи. Вместо повязки со свастикой может быть шарф футбольной команды или майка любимой музыкальной группы, скаутский значок – удаль, живость молодости, ее вызов старшим. Бесшабашность, бравада, погоня за идеалами и кумирами – эта энергия всегда была на вес золота: ее легко превратить в деньги и политические очки. В молодых она особенно сконцентрирована. И если старшее поколение ей пользуется в корыстных побуждениях, то одни взрослые не больше виноваты перед другими. Вся современная музыкальная и киноиндустрия построена на детских и тинэйджерских иллюзиях. Она безжалостно скармливает им любой мусор, высасывая миллиарды долларов из общества. Она не упускает педагогической возможности воспитать в миллионах потребительский фетишизм, педерастию, аморальность, конформизм ради своей выгоды. Чем же хуже них малочисленные субкультурные апологеты, например, неонацизма или необольшевизма? –Они, видите ли, их «неправильно» воспитывают, прививают им насилие. Зато спортивная индустрия правильно воспитывает фанатизм и не прививает насилие. Также его не вскармливает и не прославляет телевидение и кинематограф. Это же очевидная ложь. Современная либеральная культура кишит насилием и аморальностью. Этого не надо доказывать – это истина. Посмотрите фильмы Тарантино. Он – певец «либерального насилия». Все его фильмы показывают разгул жестокости, произвол, который царит в либеральном обществе Запада.

Весь аморализм радикальных политических субкультур состоит лишь в нелюбви к кому-либо, в ксенофобии. Это, конечно же, страшнее той аморальности, которая прививает любовь к наркотикам, сигаретам и алкоголю, беспорядочному и извращенному сексу, безумному почитанию кумиров. Страсть к уничтожению почему-то более аморальна, чем страсть к самоуничтожению. Почитание Гитлера и Че Гевары хуже, чем почитание Элтона Джона, Хью Хефнера, Тарантино. Борьба за существование, рост, господство хуже, чем тотальное пожирание и самопожирание. Почему? Какая разница, что убивает людей – пули или сигареты? Запомните – сигареты  каждый год убивают миллионы людей, наркотики каждый год убивают и калечат миллионы людей, некачественные лекарства и генетически модифицированные продукты убивают каждый год миллионы людей, преднамеренно скрытый брак в сфере производства товаров и услуг, промышленные отходы убивают миллионы людей каждый год. Все это ради прибыли и с помощью коррупции конкретных людей. «Но мы называем это индустрией, а не убийством»4. Вот откуда берется настоящее слабоумие и бессилие.

Антиглобалисты, гринписовцы, необольшевики, неонацисты – это все слабоумные, ни на что не способные дурачки: таков вердикт СМИ. Это они не хотят работать, и все уничтожают. Поп-звезды, актеры, педерасты, педофилы, наркоманы, романтики-мафиози, садисты, маньяки, безжалостные солдафоны – это замечательные ребята, талантливые и способные: так проповедует нам Голливуд и всякая авангардная и массовая культура. Это они своим трудом создают все замечательное на свете.

К нигилистам и радикалам разжигают, куда большую ксенофобию, чем они на это способны во всем остальном обществе, ведь они тоже не большинство, а лишь представители его ущемленных традиционных и прогрессивных интересов. Мощнейшие ресурсы СМИ, система образования воспитывают нетерпимость к нетерпимым. Они Ведь призывают к насилию! К насилию против тех, кто не призывает, а осуществляет это насилие с разрешения или попустительства государства и власть имущих. Призыв к насилию для системы власти опаснее действительного насилия над обществом со стороны организованной преступности, полицейского и судебного аппарата, всякого рода корпораций. Для всех них общество лишь кормушка. Все что выступает против этих хищников, следует подавлять, общество необходимо подавлять – вот такая их логика. На их стороне мощь государственного аппарата, закона, СМИ.

А теперь поконкретнее в сущность данной полемики. Реальный расклад таков: единственная вина политических радикалов всех мастей в том, что они хотят власти. А те, у кого власть и деньги не хотят их уступать, делиться ими. Власть имущим педерасты, наркоманы, маньяки и прочие ненормальные и нежизнеспособные формы ничем не могут навредить – они слабоумны и бессильны для развития. Но они могут навредить обществу, разлагая его своим бессилием и аморализмом, изымая колоссальные производительные силы и средства. Поэтому выживание самых беспомощных и бессильных, безвольных становится краеугольным камнем для поддержания власти над государством и обществом: «Новый закон эволюции в корпоративной Америке – выживание самых неприспособленных. Вы должны смотреть себе под ноги, иначе вас затопчут»5. Одной финансовой зависимости и полицейской дубинки уже недостаточно, чтобы удерживать гигантские массы людей в повиновении, поэтому дегенерация стала еще одним методом подавления общества, которую власть защищает от «ксенофобов» под видом «гуманизма». К тому же и аппетиты у власть имущих, несмотря на сложность удержания общества в узде, просто запредельные. Господство над миром – вот их цель. Кто может помешать им? Только люди с подобным мышлением, с первородным стремлением к свободе и росту, люди готовые к борьбе. (Они вакцина против болезни – ослабленный вирус, заставляющий общественный организм вырабатывать антитела против загнивания).

Массовое потребление и производство лишает большинство общества почвы традиций, массовые СМИ и культура отупляют людей, притупляют их идеалы суррогатными заменителями, всякого рода онанизмом. Но самым эффективным массовым средством обессиливания и слабоумия на сегодняшний день является, как это не покажется странным, система массового образования. Весь ее учебный материал построен так, чтобы сделать из человека всего лишь зависимую единицу труда и потребления. Если сравнить систему образования аристократов и масс, то легко можно убедиться, что все предметы, которые учат самостоятельному мышлению, жизненной позиции, труду либо изъяты из программ общеобразовательных школ, либо подаются так, чтобы вызывать у людей отвращение к знаниям и труду. Любой учитель знает, как отбить желание учиться. А чтобы учителя массовых школ осуществляли этот метод, их постоянно держат в финансовой зависимости. Система образования как тотальный метод управления массовым сознанием более чем успешно сменила религию, как один из наиболее важных идеологических институтов общества и государственной власти. Можно только порадоваться, что сейчас в России образование в упадке и нищете, особенно среднее. Дети и учителя не нужны ни государству, ни обществу, ни родителям. Но чем хуже, тем лучше. Никто уже не может толком задурить голову молодым. Они видят реальность и хотят создавать свою. Сейчас есть возможность их научить, направить в нужное русло.

Педагогика – ключ к человеческому мировоззрению: передача опыта и идей. Это та универсальная сила, которая учит, как и для чего держать топор в руках. Она может воспитать убогого статиста быть статистом, неудачника быть неудачником. «Уменьши свое сердце»6. В них воспитывают смирение с детства, нечистую совесть, вину перед самим собой за свои неудачи. «Учиться, учиться, учиться». Но можно научить и воле к власти, научить «что такое «плохо» без «что такое «хорошо».

Горстка людей хочет возвыситься над человечеством. Их сила – имущество, деньги, государство, СМИ. Но еще одна сила является и их же слабостью – потребительская природа человека. Они не сверхлюди – они сверхпотребители. Они потребляют то же, что и все смертные. Какой бы кошерной ни была пища – это пища. Секс – вообще универсальный животный инстинкт. Всяческое его извращение ведет к сокращению продуктивной функции, к дегенерации. Их семьи и потомство часто становятся ярким примером дегенерации, бессилия и слабоумия, самых низких человеческих качеств – они все чаще сами пожинают плоды своей политики. Избавиться от этой слабости нет возможности – из-за нее невозможно стать сверхчеловеком. Тот, кто отказывается от потребления, отказывается от земной власти. Она становится бессмысленной. Власть ради власти – надо перестать быть человеком. На это способны единицы. Большинство из власть имущих идет на компромисс – а, значит, соглашается на слабости.

В то же время обездоленным в чем-либо – а таких остается много, потому что массовую систему трудно сбалансировать – плевать на условности потребления. Вне потребительской зависимости просыпаются истинные человеческие страсти, дремавшие годами. «Только после того, как ты всё потеряешь, ты сможешь делать всё, что захочешь»7. Они становятся почвой сомнения, они прозревают, они хотят власти, они постепенно готовятся к борьбе. За тех, кто эту борьбу закончил – система, за тех, кто хочет ее вести – жажда власти и разрушения. Поэтому последних и требуется сделать аморальными – они разрушители системы, их «бессилие и слабоумие» – их великое преимущество. Проповедь насилия в СМИ и массовой культуре одних пугают, других соблазняют, пусть и на примитивное, грубое, но насилие. Они могут с легкостью разрушать идеалы и жизни по-настоящему слабоумных и бессильных: «что падает, то нужно еще толкнуть!»8. Они черпают силу не из закабаленного сознания, а из инстинктов природы. Это почва кормит всякий рост. От нее не избавиться.

Новая борьба стремится к новым высотам. Они не сизифово движение в гору, они – рост дерева, рост из почвы к свету. Живое хорошо растет из себя, а не из условий. Условия превращают организм в карликовую березку, воля к власти – в могучую секвойю.


* * *

Немного о дне сегодняшнем. Вообще, до чего же надо было довести свой народ и молодежь, до какого рабского и убогого существования, что самый заклятый враг становится знаменем свободы! «Mein Kampf» Гитлера сегодня – символ освобождения, символ борьбы с тиранией власти: это парадоксально, это маразм! Но это факт. Люди плюются при слове «демократия» и «либарализм», как когда-то при словах «фашист», «буржуй».

Ну, запретят власть имущие элиты «националистическую» и «расистскую» литературу. И что из этого? Какая им в этом корысть? Люди снова откроют классиков марксизма-ленинизма, куда более аргументированную, агрессивную и хорошо освоенную общественным сознанием литературу, направленную непосредственно против них. Они останутся один на один с классовой борьбой: «Пролетарии всех стран соединяйтесь!». История уже продемонстрировала – господам будет плохо. Запретить коммунистов? Есть уже и такая мысль. С «Нюрнбергом» для них не получилось, так как новая элита, взращенная коммунизмом, не хочет оказаться в ответчиках за свое славное прошлое. Все равно останется гигантский пласт разнообразной философии, которая способна сотрясать устои общества. Да и новое поколение не все тупое, они что-нибудь придумают. Нынешняя проблема политического руководства в том, что они ничего не могут, а вернее даже не желают давать взамен людям, кроме полицейской дубинки, диктата закона и монополии. Народ их словами не накормишь и уже не убедишь, раз уж люди читают своих заклятых врагов и верят им. Народу надо «хлеба и зрелищ», которые элиты у них чрезмерно узурпировали для себя. А голодный сытого не разумеет. Но голод хороший стимул для аппетита. Господ сожрут с кетчупом. Люди ведь обычно следуют дурным примерам, особенно когда их доводят до быдла. А нынешние господа дают эти дурные примеры в избытке, прославляют их, сеют направо и налево. Скоро будут пожинать.

P.S.: Я – борьба! За меня свидетельствуют миллионы беспризорников, десятки миллионов нищих и ограбленных рабочих, учителей, врачей и стариков, сотни тысяч изнасилованных женщин, десятки тысяч покалеченных дедовщиной парней, миллионы не рожденных моих соотечественников, моих братьев. Они моя сила, мой дух, моя воля. Миллионы свечей скорби и молитв благословляют меня на битву против уничтожения нашей страны, нашего народа, нашей культуры, меня лично!

23 февраля 2006 г.


1 Меллер А. Фашистский стиль./А. Меллер. – www.nationalism.org
2 подчинись закону, который ты сам издал (лат.).
3 Оруэлл Дж. 1984./Дж. Оруэлл. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2003. – С.273.
4 Фраза из к/ф «Прирожденные убийцы», реж. О. Стоун.
5 Фраза из к/ф «Уолл-Стрит», реж. О. Стоун.
6 Ницше Ф. По ту сторону добра и зла./Ф. Ницше. – М.: «Олма-Пресс», 2001. – С.204.
7 Паланик Ч. Бойцовский клуб./Ч. Паланик. – М.: Издательство АСТ, 2002.
8 Ницше Ф. Так говорил Заратустра./Ф. Ницше.//По ту сторону добра и зла: Сочинения. – М. Изд-во ЭКСМО-Пресс; Харьков: Изд-во Фолио, 2002. – С.461.

Новая борьба


Националист
(точка зрения)

Националист – наиболее приемлемое наименование людей, защищающих национальные и этнические интересы своей страны, своей родины и культуры. Этот термин – самый нейтральный и точный. Патриот – слишком идеологизированный термин, воспитательный штамп: им закабаляют с детства. Смысл патриотизма – исключение интересов личности, замена их интересами чужими под видом личных. Это идеологическая надстройка прогосударственной политики, которая заключается в следующем тезисе – «люби Родину, свою страну, Родина ist uber alles (нем. – прежде всего)», «ты должен» любить только Родину, твои интересы, в том числе и личные, на втором, третьем, десятом, короче, на последнем месте, тогда ты «хороший», и «добрый дядя» - государство, тебя не в чем не упрекнет – слушайся «дядю».

Термин шовинист – устарел. Он стал размытым: существует и «языковой шовинизм», «мужской шовинизм» и пр. В современном языке термин «шовинизм» скорее является синонимом слову и понятию «предвзятость» и теряет социально-политическое значение.

«Фашист», «расист», «нацист» - эти термины несут на себе отрицательное значение, связанное с историческими ассоциациями. В современной речи они передаются как оскорбительные ярлыки к людям, выражающим и защищающим свои национальные, этнические, традиционалистские позиции: этими терминами оппоненты выражают свою крайнюю нетерпимость и агрессивность по отношению к националистам и их культурным стереотипам. Эти слова – оскорбления: люди, защищающие свое личное национальное самосознание и мировоззрение никоим образом не связаны с историческим прошлым, с событиями и делами других людей, которые называли себя сами «фашистами», «нацистами», «расистами», были таковыми в своей действительности, и отвечали за то, что они сделали. Даже если кто-то из наших современников берет идеологический опыт этих людей, даже в этом случае они ни на ноготь юридически не ответственны и не сопричастны со злодеяниями и преступлениями реальных исторических лиц.

Крайне негативное отношение к людям, любящим свою страну, свой народ можно воспринимать, как травлю сродни той приписываемой и навязываемой их образу как «фашисткой», «нацистской». Тем более, что цели этого отношения и травли не всегда четко определены, а часто очень корыстны.

Националист – «плохой», интернационалист – «хороший»: неправильно диалектически разбивать общество на таком моральном основании. Если национализму приписывать Аушвиц, то интернационализму можно приписать Гулаг, Культурную революцию в Китае и еще много чего. И на тех и на других весах необозримые «эвересты» человеческих костей.

Национализма не следует стесняться. Быть националистом пока еще вполне нормально: до тех пор, пока существуют национальные государства, существуют национальные интересы, будут существовать и националисты.

Интернационализм содержит  в себе очень много негативных явлений, поэтому общество еще не может полностью отказаться от национализма, не изжив негативные аспекты интернационализма, такие как международный терроризм, торговля людьми, торговля наркотиками, отмывание капитала, организованная международная преступность. Эти явления сильно обесценивают весь гуманистический багаж интернационализма. По телевидению постоянно твердят, что терроризм и организованная преступность явления, не имеющие национальности – они интернациональные. Почему бы тогда в пику этому интернациональному разгулу произвола не быть националистом. Ты заведомо не террорист и не преступник. Быть националистом тогда – нормально и престижно.

Лишь после уничтожения кошмарных и уродливых интернациональных пороков, и всеобщего отказа всех народов от своих традиций национализм сойдет с исторической сцены, станет закономерным атавизмом общественного сознания как, например, инквизиция, колониализм, шовинизм и т.д.

Но не сегодня. Сегодня можно быть националистом и это нормально и не позорно, также как можно быть и интернационалистом – свободу демократического выбора, свободу слова и совести никто не отменял. Главное знать, что защищаешь, какие интересы, к чему стремишься.

Часто при разговорах и разного рода моральном хрюканье о том, против чего воевали и сражались наши деды и отцы, предпочитают замалчивать и забывать о том, во имя чего и кого они сражались. А они боролись за свою страну – ее целостность и независимость от врагов, за ее светлое будущее – развитие и процветание, за хорошую жизнь своих детей и внуков и свою достойную жизнь. Но этого ничего не случилось – страна в финансовой зависимости от своих врагов, будущего никакого нет, как и процветания, жизнь их детей и внуков далеко не хорошая,  их старость достойной не назвать. Современное поколение уже воевало за целостность страны в Чечне, да и за все остальное предстоит бороться: и за свободу, и за процветание. Одно дело воевать против кого-то для всего мира за его свободу и благополучие, которому сегодня наплевать на ваши трудности, другое дело бороться за себя и для своего благополучия. Кому на себя наплевать? Нет таких? Значит все националисты.

25 февраля 2006 г.


Новая борьба

С. Яровой


Дегенерация цивилизации

А чем собственно плох национализм? Шовинизм – понятно. А с национализмом что не так?  Разве что он тормозит колесо глобализма, а в остальном – очень даже позитивное явление для любого государства. Правда в том случае, естественно, если государство достаточно развито, чтобы не подавлять его, а направлять. Например, экономическое чудо Германии 30-х, когда она встала с колен и в смехотворные сроки поднялась на высоту, с которой Гитлер мог себе позволить угрожать всей Европе, стало возможным только благодаря культивации национальных чувств немецкого народа. Другое дело, что судьба этого народа заботила Гитлера не многим более, чем судьба славян, почему он и повёл его на восток. Но это уже другой вопрос. И, кстати, на развитии тех же национальных чувств в русском народе выиграл войну Сталин. Сильные мира сего всегда обращаются к национализму, когда перед ними стоят глобальные задачи, а по их решении благополучно затаптывают его в грязь.

Но не надо забывать, что национализм может загореться в сердцах людей и вопреки желаниям государственного аппарата. И перерасти в шовинизм тоже. И тогда уже влиять на направление высвободившейся национальной энергии этому аппарату будет вряд ли возможно. Тогда её нужно будет подавлять. Как это сделали в декабре прошлого года в Австралии, например. Мировые СМИ настолько старательно втиснули свою версию произошедшего в политкоректное прокрустово ложе глобального равенства и дружбы народов, что правдиво в ней заявлены разве что только место и время действия.

Их версия такова: жили-поживали, мирно и прекрасно, коренные жители Австралии и приезжие арабы. Причём не важно, кто раньше на континент прибыл, первые или вторые, потому что все они живут в демократическом обществе, где нет места расизму. А потом несколько недалёких хулиганов-арабов избили двух спасателей, работающих на местном пляже, за то, что те им хотели запретить играть в футбол над головами загорающих. А некоторые газеты даже высказали сомнение в том, что хулиганы были арабами. После этого единичного (!) случая коренные австралы (имеются ввиду потомки европейских переселенцев, а не аборигены, коих в стране менее 10%) собрались на пляже, напились там и устроили дебош под расистскими лозунгами.

Эта ходульная версия была озвучена по всему миру, в том числе и в России. Человек и с полутора извилинами в неё, естественно, не поверит. Потому что всем понятно, что собрать в одном месте и в одно время 5 тысяч человек драка на пляже не может. Не в наши дни, когда мы отворачиваемся и ускоряем шаг при виде толпы полупьяных выродков, избивающих жертву. Слишком долго из нас вытравливали чувство локтя и гордости за свой народ, свою культуру, за самих себя. Другими словами – чувство национализма. Или вы думаете, что так обстоят дела только в России?

На самом деле началась австралийская история задолго до декабря прошлого года. Ещё в 2001 году там выплыла на свет информация по многочисленным случаям групповых изнасилований. Их объединяла национальность преступников – они были арабами - и эпитеты в адрес жертв: «белая свинья», «белая шлюха». Оказывается, что нередко группы арабов выбирают одного-двух белых мужчин на улице, чтобы оскорбить, толкнуть, избить или снять часы, деньги забрать. Оказывается, арабские женщины слишком целомудренны, чтобы купаться в публичных бассейнах вместе со всеми, поэтому арабские мужчины выгоняют оттуда всех неарабов, чтобы представительницы прекрасного арабского пола могли плавать не стесняясь. И оказывается, что именно массовость подобных досадных инцидентов спровоцировала выступление на сиднейском пляже. И именно это в качестве мотива упоминается в пресловутых СМС-сообщениях, так осуждаемых СМИ: «мы все можем рассказать, как они (арабы) насилуют наших сестёр или избивают наших братьев – и больше этого не будет». Как сказал представитель местных жителей пляжного района: «Этот день (11 декабря) был демонстрацией солидарности людей против разгула национальных (арабских) банд, терроризировавших людей на наших пляжах в течение нескольких лет». А ещё оказывается, что спасатель на австралийском пляже – должность не оплачиваемая, спасатели – это волонтёры, и в австралийском капиталистическом обществе такая непонятная широта души пользуется особым уважением. И вот вам последняя капля – эти два избитых спасателя были девушками. Попраны все нормы приличия, нравственности, добрососедства и порядочности. Налицо реальная угроза большей части коренного населения со стороны малой группы приезжих. Теперь понятно, почему в то декабрьское воскресенье на пляже Сиднея собрались 5000 человек? Немного понятнее, правда?

Народ вспомнил, что является ещё и нацией, то есть обладает национальным языком, культурой и правом отстаивать свои интересы перед любой возникающей угрозой.

Позиция местных прояснилась. Ни у кого не вызовет удивления тот факт, что все национальные меньшинства Сиднея не замедлили с её осуждением. СМИ, и мы видели это в России, к ним примкнули. Полиция разгоняла собравшихся на пляже дубинками и газовыми баллончиками. Арабы не преминули воспользоваться реверансом со стороны стражей порядка и, по словам, местного жителя, «Ещё четверо  суток терроризировали сиднейцев после 11 декабря». Как подслушал и опубликовал-таки политически некорректную информацию один из австралийских журналистов, в арабских группах в тот день говорили: «Арабов нет сегодня в Кроналле (пляжный район), потому что там слишком много белых свиней. Сегодня пляж может быть их. Завтра он будет наш».

Как сообщили газеты за те четыре дня различные группы арабов ударили ножом 26-летнюю женщину, жестоко избили пожилого белого мужчину, устроили перестрелку, сожгли одну церковь, устроили массовое избиение людей в двух районах, регулярно били стёкла у припаркованных частных автомобилей. Повторюсь – это по официальным источникам, то есть лишь малая часть реально происшедшего. Те же источники ничего, кроме ушибов и ссадин, полученных арабской стороной 11 декабря, не упоминают.

А что же правительство? Как вы думаете, чью сторону оно заняло? И чью должно было бы занять? Представители власти, премьер штата Морис Йемма в частности, не оставили сомнений в том, на чьей они стороне. Местных назвали «бандитами», «расистами», «идиотами» и «пьяницами». Полиция получила дополнительные полномочия по обыску и задержанию. В штате Квинсленд за пересылку вышеупомянутых СМСок грозило от 5000 тысяч долларов штрафа (трехмесячная средняя зарплата) до 6 месяцев тюрьмы. Было выделено 440 тысяч долларов на обучение арабских женщин спасению на водах. Шаг логичный для всякого современного политика и совершенно идиотский для рядовых граждан: согласно внутриобщинным законам арабкам придётся спасать утопающих не снимая верхней одежды. Ховард также выделил несколько миллионов на трехлетнюю программу обучения арабов серфингу и поведению на пляжах.

То есть австралийское правительство ясно дало понять, что оно не заинтересовано в том, чтобы отстаивать ущемлённые права коренных австралийцев. Это ли не дикость? Государство – это общественный организм. А всякий здоровый организм должен стремиться выжить. Здесь же налицо болезнь – мазохизм. Голова, отстаивая интересы привнесённых элементов, сосущих из тела соки, заставляет руки колотить собственное туловище.

Разве не было бы более здоровым и бескровным решение проблем до взрыва народного возмущения? Разве нельзя было не замалчивать факты групповых изнасилований, а устроить публичный суд при первом же проявлении таких особенностей национального характера? А решить проблемы местных на пляжах и на улицах разве трудно было бы при помощи полиции? Ведь если, как утверждают представители этнических общин Сиднея, хулиганы есть у всех народов и являются абсолютным осуждаемым меньшинством, то подобные действия со стороны государства никоим образом не могли бы быть расценены, как направленные против конкретной этнической группы.

Но это всё теории, а на практике в Австралии, в Европе, в Америке правительства кладут интересы народов на алтарь идеи всеобщего равенства, братства и одинаковости наций. Раз все мы равны, значит можем жить вместе, думать и поступать одинаково, а этнической преступности вовсе не существует. Идея бредовая и страшная одновременно: во-первых, она никак не подкреплена реально происходящим, во-вторых, представьте, насколько тусклым и плоским был бы мир без национальных культур. Ведь и араб же хорош, когда он мчится на горячем скакуне где-нибудь в песках родных пустынь. А вот когда он мчится по шоссе, не соблюдая правил дорожного движения – это совсем другое дело.

И всё же ситуация в Австралии вызывает некоторый оптимизм: во всяком случае налицо здоровая реакция людей на ущемление их прав. В отличие от Франции, являющее собой совершенно удручающую картину. Как вы помните, в ноябре прошлого года в 163 французских городах, а также в Бремене и в Брюсселе, прошли массовые беспорядки. Как заявил генпрокурор Парижа и другие официальные лица, беспорядки носили «организованный характер». А устроили их жильцы неблагополучных районов арабского и африканского происхождения. Как интересно, кстати, что слова «арабские/негритянские», в сочетании с существительным «районы», всегда синонимичны слову «неблагополучные».

Поводом стала гибель двух чернокожих подростков. Их убило током в трансформаторной будке, и их соплеменники решили, что виноваты в этом полицейские. Хотя прокуратура официально опровергла эту информацию. Но для арабов это было не важно, потому что, напомню ещё раз слова генпрокурора Парижа: беспорядки носили «организованный характер». То есть организовали всё действо за какое-то время до смерти двух негров и потом только ждали подходящего случая.

Если всё дело было только в «праведной мести» полицейским, то логичной была бы и агрессия по отношению только к ним. Но нет, помимо полицейских участков были сожжены сотни частных автомашин, пострадали административные здания, магазины, школы, католические церкви и даже детский сад. Что объединяет эти объекты нападения, догадываетесь? Правильно, - это их французскость, принадлежность к культурной и общественной жизни французов. То есть «восставших» взбесил не произвол полиции, а сам уклад той страны, которая приняла их в качестве жеста сострадания и доброй воли. Правда приняв их, Франция приняла и их менталитет, культуру и собственный уклад жизни, который, с их точки зрения, Франции гораздо более нужен, чем собственно французский. Арабский халифат от океана до океана – вот когда они будут удовлетворены.

Итак, ситуацию мы поняли, она достаточно критична для французского народа. Чью же стороны приняло французское правительство? Посмотрим на конкретные его действия. Премьер-министр Франции Доминик де Вильпен сразу же принимает в Матиньонском дворце (!) родственников погибших негритянских подростков и обещает разобраться в обстоятельствах их гибели.

Любому обывателю понятно, что эти действия только подлили масла в огонь: власть показала, что считается с мятежниками, как с силой, достойной такого приёма и разговора на равных. Но премьеру видимо было важно не разрешить сложившуюся ситуацию, а засвидетельствовать лояльность либерально-демократическим идеям. Служение которым, как мы видим, идёт вразрез с интересами коренного населения Франции.

Чтобы понять позицию французских стражей порядка, необходимо вспомнить, что уже давно в пригородах Парижа и других местах проживания арабов, не только рядовым французам, но и полицейским появляться опасно. А после раскрученных в печати дел о превышении полицейскими полномочий по отношению к арабам, применять силу к нефранцузам, чтобы защитить  себя и граждан Франции, им стало крайне затруднительно. Потом пошли разговоры о необходимости арабских (!) полицейских для арабских районов. Чувствуете сходство с организацией отрядов арабов-спасателей для австралийских пляжей? В общем, либерально-демократическая верхушка ясно дала понять полиции: арабов не трогать. Поэтому вот вам результат – за 16 дней беспорядков в 163 городах было арестовано 2440 человек. По 15 человек на город. Масштабная операция, не правда ли? Всё тот же Ив Бот, генпрокурор столицы, покрыл и себя и своих коллег позором, заявив, что поймать организованные банды очень сложно, сославшись на их чрезвычайную мобильность: « они приезжают на скутерах, бросают бутылку с горючей смесью и уезжают». А должны были оставаться на месте и ждать, когда их арестуют, по-видимому. Или у французской полиции недостаточно ресурсов,  для того, чтобы вычислить, откуда они выезжают на свои диверсии?

А что же собственно французский народ? Отсиделся втихую? Да нет, было отмечено целое одно ответное выступление. На юго-востоке страны три молодых француза хотели забросить два «коктейля Молотова» внутрь мечети. В результате загорелось крыльцо здания. Пожар быстро потушили. В общем русле изложенного реакция правительства не вызывает удивления. Жак Ширак и министр внутренних дел Николя Саркози резко осудили этот «акт вандализма», выразили солидарность с мусульманской общиной, и глава государства пообещал, что «на обстоятельства нападения будет пролит свет, а виновные будут задержаны и наказаны».

Результат действий правительства – укрепление боевого духа арабов, который отмечают в том числе и русские туристы, имевшие «удовольствие» общения с этими гордыми орлами пустынь.

Похоже, что как первой Франция вкусила революции, также первой приобщится к всеевропейскому мусульмано-африканскому халифату. А именно халифат и ждёт Европу, если судить по решительной борьбе правительств за права мусульмано-арабских мигрантов.

Испания слишком ослаблена внутренними дрязгами с басками и каталонцами, чтобы противостоять волне пришельцев из Африки, которые хоть и тонут частенько, но всё-таки достаточно многочисленны, чтобы уже создавать проблемы внутри страны. И Испания продолжает их принимать.

Англию впервые тряхнуло в 2001, когда в Бредфорде пакистанцы вышли, как говорят демократы «бороться за свои права», то есть бить окна домов коренного населения. Но ничего для спасения коренного населения сделано не было. Насколько ситуация серьёзна ясно из статистики: к 2050 году в Лондоне белое население будет уже меньшинством. Может быть, тогда борцы за права человека начнут отстаивать интересы англичан? Хотя пока, видимо, какое-то сопротивление со стороны английского народа всё ещё есть, если судить по проекту закона правительства Блэра «О разжигании межнациональной розни». Он, правда, был отклонён Парламентом, но предлагал срок до 7 лет за словесное(!) оскорбление чувств верующих. Понятно, что под верующими поднимаются мусульмане.

А между тем, и без всяких законов мусульмане прекрасно умеют защищать свои интересы. Взять хотя бы  раздутую ими историю с серией карикатур «Лики Мухаммеда». Кстати, показательно, что редактора «Франс суар», первым поддержавшего коллег из Дании, уволили за их публикацию.

Ну и последний европейский колосс на глиняных ногах – Германия. Там свои мусульмане – турки. Но им и бороться за эти территории не надо: немцы сами вымрут. Но долго осталось. По данным на 2005 год 30% немецких женщин не рожают. Ни разу. Замечу, что для того, чтобы общество даже не росло в количестве, а просто обновлялось, необходим коэффициент рождаемости 24. То есть 24 ребёнка на 10 женщин. До него не дотягивает ни одна европейская страна, Россия, естественно, в том числе: с максимальным коэффициентом (20) – в Ирландии и минимальным (13) – в Греции. Германия не на много обогнала последнюю с коэффициентом 14.

И на этом фоне Евросоюз выступает с идеей «мобильности трудящихся» для самих европейцев, пропагандируя положительные стороны и преимущества работы в других странах. Иными словами создаёт люмпенизированный элемент внутри самой Европы, который будучи не связан культурно и этнически со страной проживания, естественно, противостоять экспансии «старушки» не будет.

Делайте как можно больше фотографий Европы, скоро её лик изменится кардинально. И можно было бы порадоваться, что мы живём в Росси, если бы не…

В том числе, если бы мы не наблюдали начала развития событий по европейскому варианту. Приток мигрантов уже начался. На Дальнем Востоке, в Москве, в Питере коренные жители уже весьма наслышаны о проблемах с китайцами, кавказцами и, в меньшей степени, со среднеазиатами. Причём на Дальнем Востоке  процесс уже достиг критической отметки, когда представители власти, милиция, не могут исполнять свои обязанности по отношении к китайцам, даже не потому, что их купили, а потому уже, что не контролируют более некоторые зоны китайской экспансии.

Далее по европейской схеме следует конфликт правоохранительных органов с мигрантами, в котором государство займёт сторону последних, урежет силовиков в правах и запустит мощную компанию по борьбе с ксенофобией в СМИ. Компания, впрочем, уже начата.

Мда. А что же народ? Пойдём ли мы по французскому пути непротивления? Или последуем австралийскому примеру? Я наблюдал сцену, когда обнаглевшего абрека выгнали из вагона, пинками не пустили обратно, а когда он на перроне зачем-то обнажился по пояс и стал материть всех присутствующих, а затем перешёл на Москву вообще, на него так рявкнул какой-то мужик, что воцарилась полная тишина, в которой мы и двинулись далее по маршруту.

Это мелочь, но из мелочей складывается общая картина. И картина эта прорисовывается ещё отчётливей, если мы вспомним 4 ноября прошлого года, когда около двух тысяч человек участвовало в так называемом «Правом марше». Всякий, кто занимался организацией митингов и шествий, скажет, что собрать в наши дни 2 тысячи человек на голом энтузиазме невозможно. За деньги – пожалуйста, а так – нет. Но тут собрались. Значит каждый осознал важность проблемы. А когда клюнет жареный петух, сами понимаете, количество осознавших резко возрастёт. И когда он клюнет, государству придётся выбирать, на чью сторону встать. И выбор этот будет непростым. Так не лучше ли уже теперь прислушаться к дыханию народа? Ведь завоевав в этом вопросе его доверие, будет большая вероятность того, что не исчезнет возможность контролировать досадные издержки процесса как, например, резня в синагоге на Малой Бронной в январе этого года?

Неужели нельзя, уловив первые симптомы совершенно проявившегося в Европе вируса, немедля приступить к профилактике его развития? Неужели нельзя взять под контроль этот пока ещё зарождающийся процесс? Чтобы «Столичный союз риэлторов», например, не предлагал «сдать дороже китайцам». Раз сами не понимают, что Родину свою сдают.

Болезнь есть болезнь, она возьмёт своё. Если только русская голова не обладает достаточным к ней иммунитетом. А лучше бы обладала. Потому что иначе отправимся мы вслед за дегенеративной Европой на пыльные страницы истории. Будущее – за жизнеспособными.

март 2006 года


Новая борьба

Б. Заднепровский


Позитивное национальное мировоззрение


Вдумайтесь: [враги] нападают не
наши недостатки, а на наши святыни.
И.А. Сикорский

Мы лучше других на своей земле, потому что лучше других адаптировались на ней. Наши предки освоили для нас наше пространство, создали на нем самобытную высокоразвитую культуру. Мы обязаны сохранить наше своеобразие для потомков, мы обязаны, в соответствии со всем лучшим чего добились нашу предки и мировая передовая цивилизация, развивать в дальнейшем нашу культуру на своей земле, в своей стране. Именно для этого живет человек в своем народе: решая свои задачи, он решает и задачи сохранения и развития для своего народа, иначе он может встать на путь достижения только своих личных и частных эгоистических интересов, используя и злоупотребляя при этом национальными интересами своего народа. Это путь к дегенерации и предательству своей страны, своего народа, своего прошлого.

Кто-то скажет: космополита можно уважать как человека, если он развивает мировую культуру, пытается интегрироваться в нее, но не за счет чужих интересов, а за счет своих талантов, своего труда. Но что такое мировая культура как не культура, лишенная корней, и что такое космополит, как не паразит, который существуют за чужой счет? А раз так, то о каком уважении к нему мы можем говорить?

Наши предки воспитывали нас в соответствии со своим укладом, порядком жизни, на нашей земле. За нами тысячелетняя история и культура, дающие каждому из нас право на личную национальную гордость. Наша гордость обоснована нашим созидательным трудом, продолжением дел наших предков. Национальная гордость – это не бравада и вечное прославление старых побед. Она есть осознанная необходимость достойного продолжения и развития своей истории и культуры, воспитания потомства, облагораживания своей земли, своей страны.

Тысячи лет мы живем на нашей земле, в своей стране с десятками других народов, которые приняли наше соседство и дары нашей культуры в свой уклад. И мы не брезговали их дарами. Это великое достижение нашей цивилизации, нашего способа жизни. Нас принимали другие народы на своей земле, как покровителей, защитников и спасителей – мы развивали их земли, помогали расти им культурно. Результатом этого было мирное сосуществование на основе взаимоуважения разных культур и народов в рамках нашей Великой культуры, которая сплотила и оформила нашу страну как целостное независимое государство.

Конечно же, нельзя утверждать, что на историческом пути нашей нации было все гладко, без конфликтов. Нам досталась поистине самая драматическая история. Но мы выстояли в этих исторических бурях, выстояли и принципы нашего жизненного уклада. Это преодоление дает каждому из нас право на собственное национальное достоинство. Национальное достоинство – важная, а в отдельных случаях, важнейшая часть любого человеческого достоинства. Эта та неприкосновенная частичка души человека и народа, на которую другие не имеют права покушаться. Дело здесь не только в обычаях и традициях – они могут притираться с другими, интегрироваться. Опасность для нас возникает тогда, когда другие пытаются злоупотреблять взаимоуважением, оскорблять память наших предков, навязывать нам комплексы вины за какие-либо несостыковки культур в прошлом и настоящем, разрушать нашу самобытность. И при этом другие безнаказанно продолжают жить и процветать рядом с нами, пользуясь дарами нашей культуры.

В конце концов, когда другие начинают топтать наше человеческое и национальное достоинство, они перестают чтить в нас вообще людей, они пытаются сделать нас рабами на нашей земле, отобрать у нас нашу страну, разрушить нашу культуру. Нас с детства воспитывали защищать свою землю, свое человеческое достоинство. Единственный недостаток этого воспитания сегодня связан с недавней историей – нас не учили быть хозяевами в своей стране. Этой слабостью и пытаются воспользоваться другие. Это их корысть. Чужую корысть нельзя не понять, но нельзя ее и принять, и терпеть. Следует научиться быть хозяевами на своей земле, чтобы другие чтили наше национальное достоинство, считались с нашими интересами.

Взаимоуважение не может возникнуть там, где топчут достоинство. Многое можно терпеть по отношению друг к другу. Но нас воспитывали, что нельзя позволять другим оскорблять и надругаться над нашим домом, нашими женщинами, стариками и детьми. Этому учат всех, везде, всегда. Если терпеть и это, значит просто быть слабым и деградирующим. Наши предки побеждали врагов и угнетателей всегда, поэтому у нас есть своя страна, своя история. В этом наша сила.

Также важно понять, что другие обязаны развивать нашу страну, приумножать ее, а не только свое богатство. Им никто не запрещает любить свою родину, свои обычаи, свою культуру, поэтому никто не может нам запрещать любить свою землю, свою культуру у себя дома. Никто не имеет права на нашей земле ставить свою культуру, обычаи, историю выше нашей. Этим правом народ обладает лишь у себя дома на  родине. Есть достижения выше наших, но мы без чужой помощи и вразумления можем их определить и восхищаться ими.

Враги – это те, кто пытается надругаться над нашими национальными интересами, захватить нашу землю и ресурсы, отнять кусок хлеба у наших детей ради своих, унизить нас, наших женщин и стариков. Их нельзя терпеть, с ними запрещается считаться, с ними необходимо бороться. К тем же, кто порабощает наших соотечественников, насилует наших женщин, травит наших детей наркотиками, не следует проявлять жалости. Ведь мы не проявляем жалости к враждебной биомассе, заразе, саранче, к стае бешеных псов? Нам необходимо защищать нашу плоть и кровь, нашу родную землю. И не надо нам тыкать в наших собственных упырей, это наше дело (cosa nostra), сами с ними разберемся, по своему закону и обычаю, другие нам не указ в этом деле. С ними можно где-то и мягче, потому что они – наши, мы их воспитали – других не мы воспитывали. Кто же из наших навлек на себя позор перед другими, тот предал нас и пусть ответит за это перед другими. Но здесь, как и везде, если есть сомнения, мы имеем право выяснить детали и защищать своих от предвзятости и несправедливости. В трудные минуты борьбы своих бросать нельзя.

Мы будем созидать на земле наших предков. Будем жить, растить детей. Приумножать и улучшать – созидать. Но если понадобится будем бороться. Так было, так есть, так будет.

март 2006 года


Новая борьба

Пионер


Русская национальная контрреволюция

Полагаю, теперь, по итогам 2004 года, пришло время констатировать государственную несостоятельность образовавшейся в результате Августовской революции 1991 года Российской Федерации. Этот теперь почти всем очевидный факт прежде маскировался фигурой Ельцина. Многим казалось, что беспомощность РФ проистекает от правящей клики государственных изменников (т.н. «либералов»), и опирающегося на них интеллектуально и морально недееспособного советского номенклатурного алкаша Бориса Николаевича. Но вот 2000 год начался с правления нового многообещающего президента – вменяемого государственника Путина. Прошло пять лет, и что же?..

В конце 2004 года режим Путина внутренне деморализовался почти совершенно – идеологически и политически дезориентирован, утратил тонус, действует скорее рефлекторно, так сказать, влачит свое существование по инерции куда придется. А главное – всеобщее ощущение ПОЗОРА.

Накопленный нами опыт последних полутора десятилетий неопровержимо показал, что РФ органически не способна отстаивить никакие свои важные государственные интересы (а ведь такое государство не жилец на этом свете, по крайней мере, как суверенное). Напомним случившиеся только в 2004 году мелкие и крупные внешне политические катастрофы РФ. Позорное поражение в Грузии, оглушительно позорное поражение на Украине. И ведь нельзя сказать, что это поражения от превосходящих сил. Наоборот, Запад затратил ресурсов и сил и в Грузии и на Украине на порядок-другой меньше, чем полунищая РФ, – путинские стратеги покатились кубарем от лёгкого щелчка. А что дальше? США взяли курс на «бархатную демократическую революцию» в РФ, с последующим утверждением в России 100% проамериканского правительства. И очевидно, что у нынешнего режима нет никаких идеологических и политических ресурсов воспрепятствовать планам США.

Унизительное государственное бессилие РФ. Путин не осмелился даже истерически антироссийскую Грузию лишить огромных преференций, получаемых той от России. Путин не решился разбойничающую в РФ этническую грузинскую мафию выслать обратно на её солнечную родину. Для Путина неразрешимая политическая проблема мелкий содержанец Джоржа Сороса грузинский кривляка Саакашвили. Имеются обоснованные сомнения, что Путин посмеет отказать в миллиардные преференциях американской марионетке Ющенко, и, скорее всего, что он примется заискивать перед «оранжевым» Киевом, домогаться его «дружбы» и обещать Ющенко дать даже больше, чем своему бывшему союзнику Януковичу.

Внутри страны положение ничуть не краше. Путинская победа в Чечне, которой он так гордится, для русских оказалась хуже открытого поражения. Путин в видах умиротворения выплачивает огромную дань чеченцам, отдает им на расправу русских солдат (якобы на суд за «военные преступления»). В то время, когда в начале 2005 года по стране вспыхивают стихийные бунты цинично обобранных властями пенсионеров, по телевидению объявляют о строительстве аквапарка в Чечне, причем его торжественно открывает знаменитая богемная тусовщица, пользующаяся личным покровительством Путина дочь покойного казнокрада Ксюша Собчак. Что это как не с изощренное глумление путинского режима над русским народом? И это происходит на фоне полного изгнания из Чечни сотен тысяч русских людей, в отличие от чеченцев которым от Многонациональной РФ не полагается никаких компенсаций, никакой государственной помощи. Хуже того, Путин стал политическим заложником одной из противоборствующих чеченских группировок. Погибшему Кадырову, который со своим родом перешел на сторону «федералов» по соображениям далеким от искренней лояльности России, посмертно присвоено звание Героя России. Мало, Путин подписал указ о наименовании одной из улиц Москвы именем Кадырова. В конце 2004 года сыну Кадырова Рамзану также присвоили звание Героя России, видимо, этот титул теперь будут присваивать старшему мужчине в роде Кадыровых. Для пущей дружбы с чеченами и в ознаменовании полной победы Путина над чеченским мятежом остается только Москву переименовать в Кадыр-сарай.

В сфере социально-экономической положение совершенно безнадежно. Тупо продолжается бессмысленный, бесперспективный «либеральный» курс 90-х годов. У руля экономической политики страны прежняя доказавшая свою некомпетентность команда «либеральных» «экономистов» (т.е. испытанных шарлатанов). Прекрасная внешнеэкономическая конъюнктура – несколько лет высоких цен на нефть – привела к тому, что путинские экономисты честно признали, что не знают, куда девать казенные деньги. Вкладывать имеющиеся капиталы в российскую экономику, промышленность, или поощрить потребительский спрос путем увеличения государственных расходов (классический путь выхода из кризиса) никому из них не приходит в голову. Эта идея противоречит курсу Реформ и Научному Либерализму. Придумали совершить крупные долгосрочные инвестиции в английский футбол. БЕЗУМИЕ.

Хуже того, публичное футбольное глумление властей над гражданами сопровождается в «либеральном» духе живодерскими социальными реформами, ведущими к ещё большему ухудшению положению и без того бедного населения. При избытке средств в казне людям в 2005 году предлагают издевательски низкие компенсации за отнятые «льготы», значительно повышают плату за коммунальные услуги и т.п. Причем либеральная интеллигенция, вопреки фактически проводимому Путиным либеральному курсу, утробно ненавидит путинский режим как «недемократичный» и «гебешный».

Таким образом, нет серьезных сомнений, что к 2007 году в РФ созреет почва для «бархатной революции» («оранжевого» или иного оттенка), которая в один миг поглотит путинский режим. По всем признакам западные специалисты уже взялись за дело. США почти открыто провозгласили курс второго президентского срока Буша – Демократическая Революция в России. Есть все основания подозревать, что у русских людей не будет причин сожалеть о падении слабого политика Путина и конце его нелепой политики. Однако у русских нет и причин радоваться надвигающейся проамериканской «демократической революции», страшно подумать о её последствиях (вплоть до окончательной утраты Россией государственности).

* * *

Среди всех осколков, бывших республик СССР наша РФ обладает одной уникальной особенностью – Многонациональностью. Все прочие бывшие советские республики уверенно трансформировались в национальные государства. Не следует думать, что Многонациональность имеет отношение к высокому проценту инородцев в населении. Как раз напротив, в РФ русские практически составляют 9/10 населения. Столь высокой моноэтничностью может похвастаться лишь Литва. Во всех прочих – Латвия, Эстония, Молдавия, Украина, Казахстан – «меньшинство», преимущественно русское, фактически составляет около половины населения. Однако означенные государства ни в малой степени не считаются Многонациональными.

И что характерно, сама Многонациональная РФ тоже не рассматривает перечисленные государства как «многонациональные» (что было бы логично), а относится к ним как национальным государствам соответственно латышей, эстонцев, молдаван, украинцев, казахов. То есть Многонациональность это фактор не демографический, но идеологический. (Истории вопроса мы касались в «Два евразийства».) На деле государственная идеология «многонациональности России» означает, что РФ объявляется государством принципиально нерусским. От основания РФ агитпроп объясняет населению, что Русской России существовать не может, Русское Национальное государство недееспособно, ибо инородцы обязательно взбунтуется, отложатся от Русской России, и Россия погибнет совершенно и окончательно.

Отметим, что тех же причин для распада Латвии, Эстонии, Молдавии, Украины и Казахстана агитпроп не видит, как не видит там и многонациональности. Государственная идеология Многонациональной РФ сурово осуждает русский сепаратизм в соседних странах.

Фантастический парадокс. Обращение 9/10 граждан (русских) в бесправное тягловое население, подданных последнего сорта, и одновременно унизительное заискивание перед крохотными нацменьшинствами, оказывается, укрепляет государственное единство Многонациональной РФ. И как только меньшинства будут лишены своих за счет русского большинства привилегий, несчастная Россия неизбежно погибнет. Пожалуй, оно и верно, лишь следует уточнить, что погибнет Многонациональная РФ. Но имеются ли у русского народа причины грустить о её судьбе?

Надо сказать, что власти РФ делают всё, что бы занизить процент русского населения, дискредитировать само русское имя. Русский народ пытаются расколоть этнически, стремятся  выделить из него субэтнические группы, объявить их не русскими. Либеральный агитпроп много лет старательно третирует русских как быдло и недочеловеков. Быть русским в РФ означает не иметь ни от кого никаких преференций. И, несмотря на эти обстоятельства, всё-таки 4/5 граждан во время последней переписи добровольно назвали себя русскими (хотя позволялось свободно приписать себя к любой национальности).

Всероссийская перепись населения 2002 года 
Национальный состав 

Фактически, если к русским приплюсовать русские субэтнические группы и сильно обрусевшие народы России, то русские составят не менее 9/10 населения РФ. Таким образом, Многонациональность опирается на подавляющее меньшинство, 2-3% антирусски настроенных народов.

Пора следует разъяснить одно старое предубеждение. Принято считать, что национальное государство означает национальное угнетение инородцев, а многонациональное (интернационалистское) – дружбу народов и национальную гармонию. Мы далеки от мысли объявить, что всё обстоит как раз наоборот. Дела в том, что общего правила тут не наблюдается, всегда следует смотреть конкретно. В конце концов, интернационализм это всего лишь разновидность шовинизма. А в интернациональном СССР и Многонациональной РФ именно русский народ подвергался неуклонному подавлению и национальному угнетению. Национализмы столь же различны как народы и их культуры. Не в обычаях русских людей обеспечивать себя национальными привилегиями за чужой счет. Однако нынешнее положение русского народа совершенно нетерпимо.

Коротко говоря, что такое Русское Национальное государство, которое по нашему мнению должно возродиться на месте РФ. Это государство, для которого приоритетны интересы русского народа. Либеральный агитпроп изображает грядущее возрождение русского государства как всеобщий погром с непременным кровавым избиением несчастных инородцев. А почему, собственно?! Со многими нерусскими народами России русские находятся в хороших и прекрасных отношениях. Национальные интересы большинства населяющих Россию нерусских народов существенно не расходятся с русскими интересами, у русских националистов нет здравых причин не уважать законные интересы дружественных русским народов. Русские люди вообще отличаются национальной терпимостью, даже, как показал горький исторический опыт, чрезмерной терпимостью. Всерьез антирусски настроены едва 2-3% населения России. Их следует отечески вразумить, ограничить, принять надлежащие государственные меры для ограждения русского народа от антирусской этнической агрессии.

Да и вообще, неужели кто-то всерьез рассчитывает, что на территории России способно долго простоять государство, опирающееся на 3% нерусских племен, государство по своей сути чуждое, а часто и прямо враждебное русским, т.е. остальным 9/10 граждан страны?!.. АБСУРД. Но именно так считает либеральная (и не только либеральная) интеллигенция: Многонациональной государство Российская Федерация должно неуклонно придерживаться антирусской идеологии, проводить антирусскую политику – поддерживать привилегированные национальные меньшинства за русский счет.

* * *

Перед Россией, русским народом стоит задача формирования Русской Нации. Следует понимать, что политическая нация не 100% тождественна этносу. Можно принадлежать Русской Нации и не быть этническим русским. Для вхождения в Русскую Нацию необходимы 1) ассимиляция в русскую культуру и 2) искренняя солидарность с русским народом. Обратим внимание, что одной культурной ассимиляции недостаточно. Культурная ассимиляция не обязательно означает ассимиляцию этническую. Можно любить русскую культуру и ненавидеть русский народ. Это теперь распространенная ситуация. Любить дом и ненавидеть его хозяев, которые мешают присвоить их добро.

Власть в России должна принадлежать Русской Нации. Именно в этом смысле следует понимать лозунг «Россия для русских!».

В России существует единственная сила заинтересованная и способная противостоять прозападным «демократическим революциям» - русский национализм. Разумеется, власти могут пойти традиционным путем: перехватить русские националистические лозунги, при поддержке СМИ выдвинуть подставных лидеров, и сфабриковать фальшивое русское национальное движение, цинично манипулируемое из президентской администрации (или ещё откуда). Тут нет ничего невозможного, подход к делу традиционный.  Однако не следует пренебрегать одним жизненно важным обстоятельством. Запад в своих революционных инспирациях будет опираться на настоящие антиправительственные настроения, которые, как мы видели, имеют глубокие социальные корни. Либо им будет противопоставлена столь же подлинная политико-идеологическая сила, либо потешные путинские полки разбегутся от первого же соприкосновения суровой реальности (как уже ни раз бывало).

Времени до 2007 года осталось мало, но оно ещё есть.

ноябрь 2004 – март 2005


Новая борьба

Пионер


Русская Национальная стратегия

Будем политическими реалистами и прагматиками, отбросим эмоции, отодвинем в сторону русское национальное достоинство, спросим себя: быть может у нынешних российских властей, у Путина нет иного пути, как только заискивать перед бывшими советскими республиками и от безвыходности жертвовать русскими национальными интересами? Нет, простейший анализ показывает, что у России имеется богатый арсенал эффективнейших средств воздействия на соседей. Однако в силу идеологических установок нынешние хозяева Кремля не способны, отказываются им воспользоваться.Вот Путин в 2004 году посещает Таджикистан, где обещает местным властям огромные инвестиции (о каких не смеют мечтать русские области собственно РФ) и гарантирует преференции таджикской диаспоре в РФ. Разве у Путина нет более рентабельных способов отстоять российские интересы? Очевидно, есть. Процитирую один частный комментарий на политику Путина в отношении Таджикистана:

«… Мощнейший рычаг воздействия на всё (НА ВСЁ!) ближнее и дальнее зарубежье. Вот, скажем, понадобилась России "мощная военная база" в каком-нибудь Таджикистане. Что делает хитрый чекист? А вот что: в СМИ вспыхивает кампания о засилье нелегальных иммигрантов, рассаднике коррупции и преступности, в Думе проходят слушания по этому вопросу и принимаются рекомендации Правительству, МВД оргнизует операцию "Частая сеть" по отлову нелегалов-таджиков, тысяч десять их с помпой сажаются в поезда и отправляются восвояси. По телевизору выступает "кто вы, мистер Путин" и со скорбным, но непреклонным видом сообщает, что Россия готова выслать ВСЕХ таджиков, находящихся на священной русской земле. Точка. Как вы думаете, что произойдёт дальше? Я вот думаю, произойдёт следующее: НАЗАВТРА в Москву прилетит Рахмоновхан и встанет на колени прямо в аэропорту, Таджикистан своими силами перекроет ВСЕ границы от наркотрафика, России будет даровано право на ЛЮБОЕ количество "мощных военных баз", Таджикистан возьмёт займ в МВФ НА ЛЮБЫХ УСЛОВИЯХ и приступит к немедленному строительству гидроэлектростанции, чтобы снабжать по ЛЬГОТНОЙ ЦЕНЕ электроэнергией принадлежащие российским предпринемателям фабрики и заводы. Словом, Таджикистан сделает всё (ВСЁ!), чтобы избежать появления в нищей стране МИЛЛИОНА голодных и злых таджикских девочек.

Что же делает Президент РФ? А вот что - он, на глазах ошарашенного визави, имеющего на руках одни шестёрки, рвёт своего джокера в клочки и швыряет под стол. Потом на зелёном сукне выписывает чек на ДВА МИЛЛИАРДА ДОЛЛАРОВ и дарит не могущему поверить в своё счастье Рахмону. А потом лезет целоваться...»

То-то и оно. Проблемы с Грузией? За годы независимости Солнечную Грузию покинула треть населения, большинство – сотни тысяч грузин – осело в России. Выслать дорогих гостей обратно к родным виноградникам. Это будет почище «бархатной революции» - могучий Саакашвили вылетит из Тбилиси впереди поросячьего визга, никакой Дядюшке Сэм не поможет.

Можно даже не с массовой депортации начать. Для начала, в качестве намека, почистить элиту грузинской диаспоры – многочисленных воров в законе и прочих видных грузинских предпринимателей. Полагаю, для Миши в Тбилиси уже этого намека будет вполне достаточно.

А что делает Путин? Всерьез на международном уровне дискутирует с жалкой американской марионеткой. Того и гляди, соберет в Москве Всероссийский Грузинский Конгресс и будет с трибуны умолять грузинскую мафию оказать помощь российской власти, клятвенно обещать бескомпромиссно бороться с русской ксенофобией и бытовым национализмом.

Странно, что в Кремле еще не додумались в видах одоления межнациональной розни объявить о всеобщей амнистии для нерусских уголовников, как в свое время для чеченских моджахедов.

* * *

Д.Е.Галковский издевательски пишет о политике Путина на Кавказе и вообще:

«В чём причины террора? МАЛЕНЬКИЙ ЯСАК. Русские платят чеченцам, ингушам и Ко позорно мало. Там низкий уровень жизни. Оттого и недовольство, оттого и террор. Отсюда - нужно увеличить помощь и создать специальное министерство, которое бы тетёшкало, разгуливало, разминало ручки и ножки невинных младенцев. В чеченской или осетинской деревне дома каменные, но в основном двухэтажные. Да и гараж один. Необходимо выйти на три этажа и два гаража. Тогда люди успокоятся, настанет мир.

Опять решение АНТИРУССКОЕ, за счёт русских. …»

А ведь за пределами идеологического горизонта путинского режима имеется эффективное лекарство от терроризма, средство решения чеченской проблемы.

Властями РФ объявлено, что подрубить корни терроризма можно лишь правильной социальной политикой – ликвидировав бедность и безработицу на Северном Кавказе. Пора русским опять затягивать пояса, Путиным поставлена государственная задача: обеспечить джигитов по высшему разряду, сделать им счастливую жизнь.

Однако это грандиозная ошибка, нищета вовсе не является питательной средой терроризма, а наоборот – ЛЕКАРСТВОМ.

Разве запредельно нищая Африка порождает терроризм? Или бедная Латинская Америка? Там идут свои местные разборки, которые интересны лишь специалистам. В Бангладеш море чудовищной нищеты, а о бангладешском терроризме никто не слышал. А весьма богатые саудовцы учинили своим союзникам американцам 11 сентября. В Российской империи терроризмом занимались люди тоже отнюдь не бедные и не от бедности.

Вот подлинная социальная почва для терроризма: зажиточность плюс агрессивные политические амбиции. Нищим не до терроризма.

Отсюда следует рецепт от чеченского терроризма: чеченцы должны быть лишены всех преференций... Московский чеченский бизнес ликвидировать в первую голову. Уже через несколько лет лечебной нищеты гордые моджахеды забудут думать о занятиях терроризмом, молодое поколение чеченцев перестанет ненавидеть русских и Россию, с презрением будет смотреть на своих ничтожных родителей, стыдится ичкеризма.

Предложенное Путиным антитеррористическое средство – фактически выплата чеченцам дани – лишь поощрит чеченский терроризм и, пожалуй, может соблазнить другие народы встать на путь террора.

ноябрь 2004 – март 2005


Новая борьба

Павел Лихачёв


Стоит ли помогать БЕЛЫМ «БРАТЬЯМ»?

Написать данную статью меня побудило желание разубедить моих единомышленников по Русскому Национальному Движению в ложных позициях расизма. В данном контексте под словом «расизм» я подразумеваю идеологию, призванную укреплять солидарность между разными нациями на основе их осознания принадлежности к единой расовой общности.


Суть проблемы

Европа меняет свой привычный расовый облик. Нельзя сказать, чтобы в Европе проходил тотальный процесс ассимиляции европейцев с приезжими африканцами, арабами, турками, латиносами и т.д. Нет, «плавильного котла национальностей» в Европе не будет, как нет его на деле и в Америке, откуда пришла эта доктрина. На деле происходит совсем иное: вытеснение и

замещение иммигрантами коренных жителей европейских государств. Так, например, во Франции в 1851 году всех иммигрантов (тогда, в основном, европейцев) насчитывалось 379 тыс. человек, а в 1972 году – 3 млн. 444 тыс. человек, в основном цветных. То есть за сто двадцать лет менее чем десятикратный рост и полное расовое замещение. Но в 1976 году их стало уже 4 млн. 196 тыс. (рост на 20%), а в начале 1978 года 4 млн. 373 тыс. человек – рост на 25% за шесть лет! Меняет свой расовый облик и Германия, где мы наблюдаем одних только турок больше 2 млн. (в 1968 г. их было 205 тыс.), а ведь есть еще цыгане, арабы, евреи – в общей сложности более 7 млн. иммигрантов. В Швейцарии за 20 лет (1950-1970) три четверти прироста занятого населения дали иммигранты и лишь четверть – коренное население. Давно стали интернациональными Амстердам, Гаага, другие города Голландии... Аналогичная ситуация происходит и в Великобритании. В принципе, для большинства постоянных читателей «Национальной газеты» эти сведения не новы. Тем, кто впервые открыл для себя подобное издание, могу порекомендовать «Смерть запада» П. Бьюкенена (www.dpni.org) и «Итоги ХХ века для России» А. Севастьянова (www.ndpr.ru).

После прочтения данных книг несомненным фактом будет казаться то, что взрывы, организованные исламскими радикалами в городах Западной Европы и столкновения скинхедов с турками, арабами, индусами, пакистанцами и пр. – лишь первая ласточка перед предстоящими конфликтами.

Некоторые (не все) русские националисты предлагают европейским народам объединиться в борьбе против «общего врага» - выходцев из стран третьего мира. От разных русских публицистов исходят мнения, что, дескать, нам, русским националистам, придя к власти, необходимо оказывать всяческую помощь французам, англичанам, бельгийцам и пр. народам, оказавшимся по уши в проблемах, связанных с резким изменением этнодемографического баланса в их странах. Что самое интересное, так это то, что многие европеоидные националисты стали посматривать на Россию и русских как на своего защитника. Белые националисты, среди которых есть даже депутаты Европарламента, предлагают русским единомышленникам сотрудничество. От таких знаков внимания порой трудно отказаться. Но надо ли нам сотрудничать с «братьями по расе»? С кем же нам дружить? Против кого дружить? Какую линию международного политического поведения выбрать? Итак, обо всём по порядку.


Миф о расовом единстве

Как показывает история, единство на расовой почве – явление весьма редкое. Я бы даже сказал исключительное. И это относится не только к европеоидной расе. Так, например, китайцы не ладят с японцами, с вьетнамцами, тибетцами. Также китайцы много воевали с монголами. Не ладят между собой и индусы с пакистанцами.

На Кавказе среди кавказцев тоже нет единения. Можно выделить следующие линии внутрикавказских противостояний: армяне – азербайджанцы, грузины – абхазы, осетины – вайнахи и т.д. И таких примеров полно во всей Азии.

В Африке тоже нет никакого негритянского единства. Зато есть много племён и наций, готовых перебить друг друга (например, хуту и тутси). Порой эти народы не воюют между собой лишь потому, что есть, пускай и хрупкие, но силы сдерживания. Стоит вспыхнуть слабой «искорке» и вся «пороховая бочка» взорвётся. Единство среди афроамериканцев получается возможным постольку, поскольку в среде чернокожих американцев практически нет этнического деления на камерунцев, нигерийцев, сомалийцев и пр. Живя в США, разные негроидные народы «перемешались» между собой, образовав новую общность. Если даже в среде американских негров и выделяются некоторые этнические общности (например, ямайцы), то, как правило, афроамериканцы стараются не вступать друг с другом в конфликты, ибо у них пока ещё есть и другие враги (т.е. те, кого они сами считают врагами), например белые американцы. Так, ежегодный отчет Министерства юстиции США показывает, что, когда белые совершают насилие, они делают это с чернокожими в двух случаях из ста. Чернокожие, с другой стороны, выбирают жертвой белого больше, чем одного из двух. Хотя из всякого правила есть свои исключения (например, некоторые негритянские банды воюют между собой), но исключения зачастую лишь подтверждают правила.

Некоторые русские националисты могут сказать, что, дескать, негры интеллектуально менее развиты, нежели белые, и поэтому, живя в Африке, не могут между собой договориться, а то и дело режут друг друга. Не буду заострять внимание читателей на разнице среднестатистического IQ негров и европейцев, но сразу скажу, что тенденций духовного единения «арийских наций» на горизонте не видать. Даже, наоборот: между многими европейскими народами есть противоречия, имеющие порой многовековую историю. Противоречия, которые разрешить вряд ли удастся, во всяком случае, это будет не так просто и не так скоро. Например, англичане плохо ладят с шотландцами, ирландцами, уэльсцами (рост сепаратизма в Шотландии, Ольстере и  Уэльсе налицо). Есть и такие линии межнациональных конфликтов среди европейцев: испанцы-баски, русские – западные украинцы, русские – поляки, поляки – украинцы, сербы – хорваты, сербы - боснийские мусульмане, русские-немцы и т.д. И только не надо говорить, что, дескать, «арийские народы стравливают между собой» пресловутые «жидомасоны», мировое правительство, зелёные человечки и т.д., ибо конфликты между разными европейскими народами зачастую появлялись намного раньше, нежели крупные, например, еврейские лобби. К тому же любому заговорщику для того, чтобы реализовать заговор необходимо подчиняться имеющимся тенденциям, иначе заговор провалится. Если народы относятся друг к другу комплиментарно, т.е. дружелюбно (напр., чеченцы и ингуши, русские и белорусы), то стравить их очень и очень трудно, а порой и просто невозможно. 

По этому поводу возникают вопросы: почему нации, относящиеся к одной расе, очень редко объединяются, чтобы биться с другими расами? Почему основные конфликты происходят внутри расы, между нациями? Ответ на этот вопрос может дать теория Ч. Дарвина, гласящая, что основные конфликты в биологическом мире носят внутривидовой характер, а не межвидовой. Конечно, не во всём Дарвин может быть прав, но данное утверждение подтверждается жизненной практикой.


Межнациональные противоречия в расовом «единстве»

Что самое интересное, так это то, что межнациональные разногласия из народных масс проникают и в скинхед движение, которое стоит на идейных принципах единства белой расы. Так, например, польская рок-группа «Honor» в интервью одному журналу возмущалась по поводу того, что немецкая рок-группа «Landser» в одной из своих песен назвала поляков «проклятой расой». Украинская рок-группа «Сокира Перуна» поёт следующее:

«Несгасне полымя слави
Дивизии «Галичина».

Гордым героям гимн во вси века». (заранее прошу прощения, если допустил ошибки при украинском написании текста).

На обложке альбома «Перунова рать» группа «Сокира Перуна» объявляет, что сей альбом посвящается «Воiнам SS Галичина, УНА та всiм вiданним Патрiотам Украiни».

Кого восхваляет данная группа? Откровенных западно-украинских русофобов, которые создали карательную дивизию СС с целью уничтожения русских. Лично меня «Сокира Перуна» этой песней разочаровала.

Другая украинская white power рок-группа «Dub buk» в своей песне «Слава Украiнi» причисляет к сынам – патриотам… УПА и УНСО. Без комментариев.

Австралийская скинхед рок-группа «Death head» в песне из одноимённого альбома «Onslaught» поет о том, что Гитлер воевал с… «vile mongol hordes» (отвратительными монгольскими ордами), подразумевая, что монгольские орды – это русские воины (сама песня посвящена вторжению солдат вермахта на территорию СССР). Видимо это последствия того, что подсознательно западные европеоиды веками смотрели на русских как на гуннов, способных уничтожить их цивилизацию. Они всегда относились к нам с высокомерным презрением, хотя порой в разговорах с глазу на глаз вели себя дипломатично. Слова мёд, а дела дёготь.


Аналогичное проявляется и в литературе

Возьмём для примера книгу «Дневник Тёрнера» Э. МакДональда, изданную в России изд-вом «Ультракультура» (Э. МакДональд - псевдоним Уильяма Лютера Пирса. До своей смерти он возглавлял организацию «Национальный альянс», был одним из виднейших идеологов белого расизма в США). В книге описывается межрасовая война. Белые народы объединяются в битве против всех небелых. В итоге европеоиды битву выигрывают, но… русским победой насладиться не удалось. По сюжету китайцы пошли войной на Россию, и русские оказались не в состоянии справиться с жёлтой экспансией. Тогда русские запросили белых расистов, пришедших к власти в США, чтобы те пустили ядерные ракеты по Дальнему Востоку. Наши белые «братья» с удовольствием удовлетворили просьбу, уничтожив китайцев… вместе с русскими. По сюжету ядерное излучение породило мутантов, которые стали жить от Урала до дальнего Востока. Но в целом всё закончилось «хорошо» – население планеты Земля стало европеоидным, кроме мутантов, бегающих по заражённой территории Сибири и Дальнего Востока. Но, похоже, автора это не сильно беспокоит. Да и когда европейцы беспокоились о России и русских!? Вопрос: почему автор книги решил вот так виртуально убить русских? Нет бы, написал, как мы всё-таки смогли отбить атаку китайцев. Или виртуально пустил бы ракеты по Англии или Франции. Всё просто: белые расисты на словах вместе с нами, но они, видно, хотят, чтобы мы, русские их благоденствие не разделяли. А то мало ли что…

То, что пишут творцы художественной литературы – это часть их сознания, а порой и подсознания, которое сублимируется в их творчестве. Россия, поражённая ядерными взрывами – это образ, который, наверняка, подсознательно нравится Э. МакДональду. Иначе, он не стал бы описывать заражённую ядерным излучением территорию нашей Родины. Я вот предан своей русской нации и, если решу написать какое-нибудь художественное произведение, то не стану описывать свою страну, поражённую ядерным излучением, ибо такие мысли мне отвратительны.

В остальном эта футуристическая антиутопия хороша, даже лучше оруэлловского «1984». В «Дневнике Тёрнера» очень хорошо показано, куда приводит идеология интернационализма, и что будет с Северной Америкой в ближайшие десятилетия.

Но, тем не менее, многие европейские националисты смотрят на русских национал-патриотов с надеждой. Кого они в нас видят: друга-союзника или всё же «последнюю соломинку», за которую готов хвататься утопающий ради своего спасения?


А ведь мы их спасали! И не раз!

Как говорил Козьма Прутков, «настоящее есть следствие прошедшего, а потому постоянно обращай свой взор назад, дабы избежать знатных ошибок». Если посмотреть на историю, то выясниться, что русский народ не раз спасал европейцев ценою собственной крови. Например, мы спасли европейцев от татаро-монголов, которым вовсе не нужны были наши леса (зачем кочевнику лес, если в лесистой местности трудно прокормить табуны лошадей?). Татаро-моноголы направлялись в европейские просторы, а мы, пусть и невольно, но всё же оказались препоной на пути азиатских орд. И чем же европейские «братья» нас отблагодарили? Насмешками над нашей экономической отсталостью. Мы спасли европейцев от Наполеона - этакого паневропейского диктатора. Какова же была благодарность «белых братьев»? Поддержка западноевропейскими странами Турции в Крымской войне. Мы спасли европейцев от Гитлера. Какой же монетой отплатили нам «братья арийцы»? Они выступили против нас в холодной войне.     

Ну, хорошо, давайте ценой неимоверных усилий и реками собственной крови спасём европейцев от выходцев из стран третьего мира (как предлагают расисты)… Но где гарантия, что вновь спасённые европейцы снова не подложат нам «свинью»?


А они нас спасали?

Также интересен и другой вопрос: что делали европейцы, когда наши предки бились с татаро-монголами? 1240 год – норвежцы, шведы и финны под предводительством шведского ярла Биргера пошли в поход на Новгород (стр. 482 А.В. Гуздь-Марков «История славян». М.: 1997г.). Тогда их остановил князь Александр Ярославич, прозванный после той битвы Невским. 1242 год – немцы и датчане нападают на русские земли. Их сокрушает Александр Невский.

Так что же нам делать, если в Америке начнётся всё то, что описал Э. МакДональд в «Дневнике Тёрнера» (территория США. Межрасовая война латиносов, негров, азиатов с одной стороны против европеоидов с другой)? Надо, поступать так, как они поступали с нами. Пнуть их побольнее. Например, оказать помощь неграм, чтобы забрать хоть кусочек Аляски, или кусочек содержимого её недр (не знаю, насколько пример удачен, но думаю, принцип всем понятен). Ибо не в правилах национализма отвечать добром на зло.


Так с кем нам быть?

Прежде чем ответить на поставленный вопрос необходимо уяснить методологию выбора союзников. Из чего мы должны исходить, выбирая себе союзников на международной арене? Ответ прост: исходя из интересов своей нации. Реализм и прагматизм, вместо эмоций. Русское Национальное Движение поддержало съезд белых патриотов США и Европы, который прошёл 20-22 мая 2005 гола в Новом Орлеане (США). Это правильно лишь для поддержания нашего имиджа. То есть мы можем показать разным людям, что у нас де есть свои союзники, единомышленники в США, Канаде, странах Западной и Восточной Европы. Мы их поддержали де юре, но это не значит, что мы должны будем поддерживать их де факто.

Если мы выбирая себе международных союзников, исходим из интересов СВОЕЙ нации, то дружить надо с будущими победителями. Гийом Фай (французский расово мыслящий публицист) заявил в интервью А. Иванову в газете «Стрингер», что, дескать, когда европейские националисты придут к власти, то Франция и Германия пригласит Россию в свой клуб (нечто вроде «больших восьмёрок», где Россия обычно оказывается «шестёркой» и т.п.). Я же подумал: «а за чем нам, русским нужен такой клуб? Когда мы русские националисты придём к власти в своей стране, то мы лучше сами создадим свой международный клуб, сами в нём будем главенствовать и принимать важные решения. Мы не должны никому набиваться в друзья. Пусть лучше другие пред нами на животах ползают».

Я думаю, что если и выбирать себе союзников, то это должны быть будущие победители – Китай и мусульманский мир. При этом мы вполне можем бороться с миграцией из стран третьего мира. Одно другому не мешает. Сами подумайте, что нам может дать союз с Францией, которая является живым трупом? И не надо говорить о том, что «у французов есть шанс», т.к. во Франции за националистов голосует 30% граждан. Ну, допустим, во Франции к власти придёт президент – националист. И что он сможет сделать? Выгнать китайцев (которых в Париже чуть более 20%), арабов, негров, турок, цыган? «Небелым» это не понравится, а «белые» не готовы к противостоянию, ибо уж слишком изнежены, «разжирели» от чрезмерного достатка. Если французы попробуют дать отпор, то непременно получат своё Косово. И эта проблема не сводится к типичной фразе: «мусульмане такие злые». Читатель, подумай сам. С одной стороны, в Сев. Африке демографическое перенаселение. С другой стороны французы, насмотревшись кинематографических образов т.н. «националистки» Брижит Бардо, перестали рожать много детей. Поэтому неграм и арабам остаётся два пути: истреблять друг друга в племенных и клановых войнах (например, Сомали начала 1990-х) или заселить Южную Европу. Арабские и негритянские националисты явно не дураки и понимают, что лучше заселять земли чужаков, нежели убивать своих.

Если бы западные европейцы, подобно мусульманам, заводили бы многодетные семьи, то для сев. африканцев единственно возможным способом заселить Южную Европу было бы объявление войны государствам Апенинского и Пиренейского полуостровов. Но тогда Алжиру или Марокко завоевать Южную Европу было бы очень тяжело, т.к. военное вооружение европейцев гораздо лучше, чем у арабов.

А как французские националисты, в случае прихода их к власти, будут применять вертолёты, самолёты, ракеты, если враг находится не в окопах пустыни, а в вагонах парижского метро и Елисейских полях?  

Что касается русско-китайских отношений, то скажу одно: ссориться с этим «крадущимся тигром, затаившемся драконом» нам нельзя (более подробно см. А. Севастьянов «Итоги ХХ века для России»).

Что же касается мусульман, то у нас, русских нет с ними религиозных разногласий, но только разногласия этнические. Например, у нас, русских накопилось много негатива к чеченцам и ингушам. За что же мы их ненавидим? Разве за то, что они мусульмане? Но ведь мы не испытываем такой же ненависти к сомалийцам, камерунцам, индонезийцам и пр. Да и вообще, нам нет дела до мусульман живущих «за тридевять земель». Если же они появляются где-нибудь в Москве, то наши чувства резко меняются. Но, какая разница, будет ли Москва заселена православными эфиопами или эфиопами мусульманами? Православными грузинами, армянами или мусульманами азербайджанцами? Нас устраивает только Москва, в которой подавляющее большинство жителей – русские.

Если мы и ненавидим чеченцев, то лишь за то, что они ненавидят нас, и за то, что убивали наших соплеменников. Русско-чеченский конфликт – не межрелигиозный конфликт, но межнациональный. Согласно статистике, в России 40% жителей - не разделяют никаких религиозно-философских взглядов. Крещёнными себя называют не более 10%. По моим наблюдениям, в церковь ходят не более 3%, большинство из которых бабушки и дамочки бальзаковского возраста. Большинство же русских, наверняка, даже Библию толком не читали. Так какой тут межрелигиозный конфликт?!

P.S. Я надеюсь, что веду диалог не с «белыми», «европейцами», «арийцами», «общечеловеками» и пр., а с теми, кто в первую очередь считает себя русскими.

апрель 2006, Республика Коми


Новая борьба

Б. Заднепровский


Новая литература для «Новой борьбы»


«И блаженны сильные духом, ибо вспомнят они силу
свою. Блаженны язычники, ибо через богов своих
узрят они Свет Божий. Блаженны народы любящие
свою землю, ибо Господь восстановит
Справедливость для детей их».
Проект 1999, 665.

С началом 2006 года наметилось значительное оживление в правом идейном политическом движении. Усилились взаимоотношения с европейскими национальными идеологами, такими как П. Кребс, Ю. Ригер. Появилась и наша «Новая борьба». Постепенно с конца 90-х гг. прошлого столетия и в начале 21 века интеллектуальные и публицистические ресурсы правого толка стремятся к центростремительному объединению, как на Западе, так и в России под условным названием «Новая правая».

Постепенно в стороне от разбитых советских скрижалей и либерального помойного болота также оформляется и художественная литература, новая проправая патриотическая волна, содержание которой соответствует духу «Новой борьбы». Именно о современных произведениях прозы целиком и полностью поддерживающих знамя «Новой борьбы» далее пойдет речь. Мы выделим и вкратце проанализируем три произведения отечественных авторов – это, в хронологическом порядке появления, «Скины: Русь пробуждается» Д. Нестерова, «День расы» Будимира, «Клеймо Чернобога» Р. Волкова. Особняком стоит также роман-утопия Э. Макдональда (У. Пирса) «Дневник Тернера», книга, написанная почти 30 лет назад, но ставшая доступной нашему читателю лишь совсем недавно, и которую по содержанию мы, бесспорно, утверждаем одним из ключевых художественных манифестов «Новой борьбы».

Но для начала следует привести те основные общие принципы характера и точки зрения, объединяющие всех вышеперечисленных авторов и в целом риторику и дискурс начала 2006 года. Как авторы «Новой борьбы», так и представители художественной литературы нашего течения: Будимир, Р. Волков, Д. Нестеров прочно стоят на нигилистических, радикальных позициях живой борьбы против современного буржуазного либерализма1, империалистической консервативной реакции, отрицающих национальные приоритеты, во имя «всеобщих» и антинациональных корпоративных интересов, в рамках модели «толпо-элитарного»2 безрасового, «многонационального» общества. В то же время эти авторы четко отстаивают первостепенное значение Европейской цивилизации, сохранение ее расовой и национальной самобытности, возрождение исконного нордического нравственного традиционализма, провозглашают приоритет воли наиболее пассионарных сил нации – группу борцов, героически отстаивающих интересы своей расы, своего народа3.

Роман «Скины: Русь пробуждается» Д. Нестерова был написан в 2000 году и описывает движение «скинхедов» Москвы в 90-х годах 20 столетия. Роман полон нигилизма к советскому прошлому и постсоветскому либерально-дикому капитализму. И это не «синдром» проигрыша в «холодной войне», а коренная переоценка прошлого нашей страны. Книга по своему литературному построению не мрачная, хотя сцены насилия довольно реалистичны и жестоки, описаны в авантюрной манере, но все это суб-культурное неистовство разбавляется довольно задушевными бытовыми перипетиями жизни главного героя Дмитрия Никодимова (Кваса). Он представляет собой образ живого, здорового русского парня, который со своими друзьями-соратниками: бригадой «скинов» ищут юношеский романтизм и героизм в борьбе с инородными агрессивными влияниями извне на наше общество. Описывать всю канву романа нет смысла, книга читается легко; все понятно, диалоги порой чрезмерно фамильярны и грубы, но по делу. В основном в уста центральных персонажей Д. Нестеров вкладывает довольно радикальные для нашей истории и нашего социума идейные положения. Нелишними и весьма ценными оказываются и многочисленные подробности быта и деятельности «скинов», их «сленга», их юмора. Подробно освещается состав «скин-движения» - верными до конца остаются лишь самые идейные, самые смелые и стойкие. За маской суб-культурных фетишей и атрибутики кроется убежденный нравственный нордический стержень настоящих «скинов». Их культурный мир не убог, как это подается в изолгавшихся либеральных СМИ: есть у них и музыка, они начитаны, за словом в карман не полезут, пишут стихи, занимаются не только мордобоем, но и публицистикой, дружно и весело отдыхают. Под конец, повзрослев, герои понимают, что им нужна уже более серьезная идейная и деятельная основа, так как они сменяют поколение своих родителей, входят во «взрослую» жизнь, в которой будет и созидательный труд и борьба. Перед Квасом и его друзьями остро становится, как ни странно, до боли знакомый и близкий русскому сердцу один из извечных национальных вопросов: «ЧТО ДЕЛАТЬ ДАЛЬ­ШЕ?»i. Они понимают свои ошибки: их соратник Слон ведет с ними суровую полемику: «В сущности, без обид, кто вы сейчас есть? Груп­пировка маргиналов. Да, крови врагов вы попили вдо­воль, и это хорошо. Но сколько веревочке не виться, все равно - рано или поздно - конец. И он будет плачев­ным. Силы слишком неравны...  Против вас милиция со всем оснащением... До главных ви­новников, хотя бы тех, кто сидит в России, вам не до­тянуться»i. Но они осознают и свою правоту: «Все поголовно, они свя­то верили, что их идеи – единственная правда в этом мире»; «все они считали себя патриотами»; «прекратили ли мы борьбу? Нет! Пока Россия не будет великой, мы будем сражаться!»i Их надежды связаны с партийной борьбой, со становящимся на русские ноги НС. Однако, Слон оказался все же прозорлив. И этот не стыкующийся с «прописным» российским патриотизмом порыв русских парней 90-х начала 2000-х гг. ныне сурово преследуется антинародной властью.

Вот как с пафосным апломбом, с радостью победителя и поработителя русского народа, нагло, описывает нынешнюю ситуацию некий псевдодемократ и проправительственный либерал С. Макаров:

«Обратите внимание: в России социально-экономический кризис продолжается более 10 лет, национальный состав — суперсмешанный, националистические организации есть, их сотни, а сильной фашистской партии нет. Одна из важнейших причин этого как раз в том, что российские власти прекрасно понимают опасность возникновения фашизма из мелких экстремистских националистических организаций и ведут [Б.З. – больше им нечем заняться: например, наркоагрессией, криминалом, нелегальной миграцией – о чем злободневно и подробно пишут наши авторы] серьезную работу по предотвращению усиления фашизма.

Используется целый набор мер: судебные преследования экстремистских групп; запрет на деятельность таких групп, их нерегистрация; видимо, спецслужбы серьезно работают против наиболее серьезных из них, внедряют в них свою агентуру и разваливают их изнутри. Ведется пропагандистская кампания и против  конкретных экстремистских групп, и против идеологии националистического экстремизма вообще. [Б.З. – так вот выглядит нынче «демократия» у буржуазных либералов и консерваторов]

Так было разгромлено или развалено изнутри несколько экстремистских протофашистских групп, которые в разное время воспринимались как серьезная угроза. Сначала национально-патриотический фронт «Память». Как его боялись демократы! А где он сейчас? Потом настала очередь РНЕ («Русское национальное единство» во главе с Александром Баркашовым). Они активно участвовали в обороне Белого дома в 1993 году, у них были сильные боевые отряды, а где они сейчас?»4

Пока буржуазные либералы и консерваторы торжествуют над всем национальным.

Последствия этого либерального торжества и серьезную переоценку жизни нашей страны в последние годы «переходного периода» мы обнаруживаем в остросюжетной повести Р. Волкова «Клеймо Чернобога».

Фоном на первый взгляд увлекательного готического детектива предстает во всем своем трагизме и патриотическом надрыве современное положение русского народа – люмпенизация, духовная пустота, бесправие, бесперспективность бытия. «Про русских детей, что гибнут тысячами каждый день, как-то позабыли... Про убийства, изнасилования, избиения и унижения русских мальчишек и девчонок гостями-инородцами так же молчали... Все остальные парнишки просто устали жить так, как мы все живем. Истосковались по словам «русская честь», «русская гордость», «русская слава», «русский народ»ii. Отрицательные персонажи Мокшан и Палач на самом деле просто несчастные, покалеченные судьбой люди, ищущие выхода из безыдейного и бездейственного тупика нашей истории. Пусть и своим грубым, сектантским методом они пытаются утвердить идею борьбы, показать истинную причину несчастий своему народу -  «Пусть кровь всю дрянь смоет. Уже началась гражданская война. И давно идет. Только безответная эта война, в одни ворота. И нас, русских на этой войне убивают. Идет геноцид. И я просто хочу, чтобы русский народ понял: идет война!»ii. В конце же выясняется, что и они стали марионетками, расходным материалом в руках куда более прагматичных сил, которые шаг за шагом, постепенно пытаются развалить то последнее, что осталось. Но вопреки этим угрозам начинает в то же время просыпаться национальное сознание молодежи, простых русских парней и девчат. Для них молодость уже не солнечное пионерское детство, а необходимость взять на себя ответственность, более старшего потерпевшего поражение поколения. Именно им придется заново осознать свои корни – и есть силы, готовые указать им правильный путь. Таков оптимистический итог повести. За ними грядет Новая борьба.

И ждать уже нет времени. Надо определяться. Но как? И Д. Нестеров, и Р. Волков оставляют этот аспект незаконченным, не до конца раскрытым, не устремленным в будущее, хотя оба автора дают довольно-таки четкие направления развития национальной идеи: для Нестерова – это национальная революция, как итог борьбы, для Волкова, прежде всего, консолидация патриотических сил. И здесь эстафету художественной национально-патриотической идеи принимает Будимир со своим произведением «День расы». В нем продолжается идея нового осознания и пробуждения общества от ядовитого либерального дурмана. Все три автора безошибочно определяют Врага – он один, он проник во все поры и уголки нашего больного общественного организма – «Белые испытывают колоссальное давление сверху и вынуждены ходить с пристыженным видом... Враг Белого человека внушает ему мысль о бесполезности борьбы. Действительно, раз все подлежит распаду, к чему сопротивляться? Необходимо смирение»iii. Но исстрадавшийся за последние сто лет организм русского народа, постепенно вырабатывает антитела, антидот против векового глумления, зачумления мозгов. Начинают оживать деятельные инстинкты – «Любой организм должен защищать самое себя... Борись, дерись за своих»iii. Возникает Сопротивление, как открытое, так и скрытое, ведущее борьбу с таким же скрытым и хитроумным закулисьем Врага. Будимир дает уже не просто программные установки, но и настраивает читателя на то, какой по характеру будет Новая борьба за народ, за Родину, за нашу цивилизацию – «Каждый завоеватель получал от нас унижение, голод, холод, смерть, боль. Это наше меню для оккупантов, фирменное блюдо»iii. Нужна революция. А борьба будет жестокой, и даже более – беспощадной.

Во всех трех произведениях много подробных сцен насилия и террора – не каждый читатель может выдержать такой стальной дискурс борьбы. Кто неравнодушен, тот сможет преодолеть ужас, заключенный в художественную форму на бумаге, чтобы оглядеться на реальность и понять, что насилие никто не отменял, что оно заполонило реальную жизнь. «Главное оружие новых земных битв – беспощадность. Русские на своем горьком опыте научатся ее применять»5.

Эта борьба – не для слабонервных, не для умиротворенных. Их неприязнь к насилию и страхи закончатся, как только грубый сапог Врага начнет выламывать двери в их уютные норки. И тогда лишь жестокость останется единственной надеждой выжить. «Это может показаться вам диким, но именно террористы начала этого века выступают самыми последовательными стратегами. Они демонстрируют нам войну будущего – войну слабого против сильного... Поразить психику неприятеля, сковать ее страхом, убить волю к борьбе... Если враг сломлен морально, то ему уже не помогут ни флоты, ни тучи самолетов, ни громадные богатства. Что такое «поражение психики врага»? Да тот самый террор!»6 – вот суровая методология современной борьбы против европейских народов, вспомним хотя бы чеченских террористов. Как их умиротворить?

Роман анти-утопия Э. Макдональда «Дневник Тернера», написанный более 20 лет назад созрел для адекватного понимания и восприятия как раз сегодня, в особенности для русского читателя. По накалу драматизма и апокалиптике «Дневник Тернера» стоит вровень с нетленным «1984» Дж. Оруэлла, но без социального беспросветного пессимизма последнего. Напротив, его содержание перенасыщено жаждой тотальной борьбы (в этом плане роман на 100% соответствует концепции «Новой борьбы»), стремлением к победе, к окончательным решениям антисоциальных вопросов. Видимо, поэтому, на Западе роман стал «книгой для всех и ни для кого» - не каждый изнеженный и закормленный их читатель сможет воспринять бескомпромиссную и непоколебимую жестокость революции. Русский же читатель, наоборот,  воспитан на мифе о бескомпромиссной революционной борьбе (по нашим авторам это очень заметно). Именно русский народ до конца испил чашу смертоносного источника Великой Революции, что бы там о ней сейчас не говорили7. Революционный характер борьбы, его беспощадность ближе как раз нашей культуре. Грубый жестокий натурализм Э. Макдональда напрямую созвучен революционной всесокрушающей мощи Маяковского – «Ваше слово товарищ, Маузер». Было бы у большевиков ядерное оружие – никто из русских ни в малейшей мере бы не усомнился, что его бы применили, ради торжества Революции. Да и экономические условия, социальная деградация и маргинализация общества, описанные в романе, а также политический курс Системы, куда более сходен с современными российскими реалиями, нежели с американскими. Здесь есть и коммуны наркоманов-хиппи, дикие этнические банды, работорговля, отупление массовой культурой, разрушение института семьи, образования, тотальная борьба за право на безнравственность и убожество, короче, все прелести нынешней «либеральной чумы»: весь этот эрозийный  набор уже 15 лет разъедает нашу нацию. Поэтому русскому читателю с его вечной практически естественной борьбой за выживание будет легче, чем кому-либо воспринять этот революционный манифест. В романе можно провести очень много аналогий именно с Русской революцией: в России было и Подполье, и террор, и скрытая революционная борьба, жизнь «анклавов» похожа на уклад периода «военного коммунизма» (Глава XXIV), душевный настрой же участников революции, персонажей, молодежи полон одержимости русских революционеров или, скажем даже Павки Корчагина,  – «через четыре года здесь будет город-сад». Хотя по содержанию революция эта совсем другая, противоположная Русской революции. Эта революция – расовая. И в этом аспекте, нашего читателя порадует то, что русских, наконец-то, считают братьями. «Русские на сегодняшний день - один из самых белых народов планеты»8.  Именно в последнее время это осознание приходит в голову европейцам на смену вековых антирусских стереотипов (особенно в антропологии и ариософии).

Расовая революция, ее проблема рассматривается в романе не в виде антропологического и архетипического дотошного разбора, а в стадии непосредственной борьбы, когда уже все ясно относительно себя и своего врага – причины уже не так важны. Э. Макдональд по большей части берет за основу противоречия национального и расового вопроса, сложившиеся именно в Новейший исторический период и в последние годы уже нашей современности в условиях господства современного буржуазного либерализма и корпоративной империалистической консервативной реакции, под прикрытием «либеральных ценностей»9, и выступает против навязанных ими комплексов «вины» и «нечистой совести» - «Почему мы не восстали тридцать пять лет назад, когда они отобрали у нас наши школы и превратили их в расово смешанные притоны? Почему мы не выкинули их из нашей страны пятьдесят лет назад, вместо того чтобы позволить им сделать из нас пушечное мясо в их войне за покорение Европы? Или совсем недавно, почему мы не восстали, когда они начали забирать у нас оружие?»iv. Обостряет сюжет и поданная в таинственном, мифическом виде историческая реминисценция о Великом (18), Книге (МК), Ордене (88)10. Бескомпромиссность героев постоянно нарастает и достигает «атомного» апогея - «В бухгалтерской книге Создателя так и записано. Природа не принимает никаких оправданий, если нет полезного действия. Ни один народ, не заботящийся о своем выживании, когда средства для этого выживания у него под рукой, не может считаться "невинным" так же, как наказание, которому он подвергается, не может считаться несправедливым, каким бы оно ни было суровым»iv. То есть невинных в революции нет – говорит Э. Макдональд от имени Эрла Тернера. И эта же мысль сегодня, например, обозначена в недавнем фильме Пола Хаггиса «Столкновение» (2006 г.).

Подытоживая все выше изложенное, мы, однако, отметим следующее: Белая Америка и Европа страдают нынче полным историческим бессилием, «изнеженностью чувств» - подтверждение этому «беззубая» реакция на «карикатурный скандал» в Дании, арабские погромы во Франции, марши нелегалов в США. Западные правые способны на новые идеи и теории – глубокий интеллектуализм всегда был сильной стороной Запада – но, увы, не на реализацию своих радикальных доктрин. Именно Россия оказалась способной сто лет назад реализовать самые передовые социальные идеи, какими бы отрицательными не выглядели результаты этого исторического процесса – Запад тогда стенал о своем закате. Несмотря на весь пессимизм современной ситуации в стране, лишь в русской нации «самом непокорном народе на Земле»11 остается потенциал для нового, теперь уже не левого, а правого вызова либеральному миру. А. Умланд12, хотя и либеральный, но весьма конструктивный исследователь «Новой правой» прямо заявляет, что центр правой радикальной мысли переместился в Россию. Художественная проза Д. Нестерова, Р. Волкова, Будимира еще больше подтверждает, что слово уже и так за нами, за русскими.

Тем, кого отталкивает и шокирует содержание новой художественной волны, мы заявляем: «эра милосердия» не наступит никогда. Насилие и террор – неотъемлемая часть любой борьбы, с любой стороны. Мир сегодня держится лишь на пригвожденной железом, раздробленной, окровавленной душе и плоти белых народов. Там где эти раны, там и гниение. Такая система миротворчества существует последние 2000 лет. Пора снять с креста нашу боль и отчаяние, пора расплатиться железом за железо – лезвием за оковы.

Надо отважиться не на сообщение криминальной сводки, которая растворится и забудется через час, после рекламы порошка. Необходимо совершить историческое событие (революцию). Поставить точку в конце современной исторической ситуации, которая станет отправной для нового развития нашей истории, нашего народа, нашей расы.

20 апреля – 4 мая 2006 года


Примечания и комментарии


i фразы из романа Д. Нестерова «Скины: Русь пробуждается».
ii фразы из повести Р. Волкова «Клеймо Чернобога».
iii фразы из романа Будимира «День Расы».
iv фразы из романа Э. Макдональда «Дневник Тернера».

1 Здесь намеренно используется термин именно буржуазный либерализм – послевоенная разрушающая нравственность, традиционализм и «этноплюрализм» (А. де Бенуа) западная идеология. Также не критикуется концепт демократия ввиду того, что именно в рамках идеологии буржуазного либерализма, «прав человека», «всеобщности», универсализма по либеральной экономической модели, «массовой культуры», потребительского индивидуализма и фетишизма это понятие извращено абсолютно. Из него искусственно вытравлены принципы «соборности» - солидаризма, сплоченности, «народности» - национального единства (демократия с др. гр. «власть народа»), традиционализма. Через изощреннейшие инсинуации и политическое лицемерие демократию отождествляют с «охлократией», «конформизмом» - с ситуативным и навязанным энтузиазмом масс. Короче, дебаты по этому вопросу впереди.

2 термин Истархова.

3 См. «Теория меньшинства от большинства» в моей книге «Проект 1999».

4 Макаров С. Эксклюзивный комментарий Сергея Макарова специально для КМ.RU.

5 Заднепровский Б. Проект 1999. – «Велесова Слобода», 2006.

6 Калашников М. Главы из новой книги. – www.nactech.org   

7 Что касается Русской революции, то это на столько грандиозное событие, что его невозможно отдавать лишь на откуп яростным недоброжелателям Е-элемента. Русская революция, прежде всего, была социальной революцией. А в такого типа революциях представители «малых народов» всегда активно участвовали: это их естественная возможность эмансипации. Вспомнить для примера хотя бы Наполеона Бонапарта – корсиканца; Сталин был грузином. Но не стоит переоценивать их роль. Е-элемент в Русской революции был естественным разрушительным орудием (см. А. Жбанков на сайте SUNSHARION). Но созидали не они. Основная нагрузка коренных социальных изменений, так или иначе, ложится на нацию, предпринявшую отчаянный революционный шаг. «Артур Мёллер ван ден Брук, видный немецкий анти-западник и категорический противник марксизма-большевизма, выдвинул тезис о «молодых» народах, бросающих вызов одряхлевшей, неповоротливой Европе - к их числу он относил немцев и русских... ван ден Брук указывал на то, что «и у русского народа есть эта сила: она таится в его дремлющей массе, в ее неясных движениях, смысл которых - великая и добровольная уступка собственного «я» чистой и светлой жизни, к которой стремится русская душа» (см. примечание 8). Большинство, массы всегда с недоверием относились к Е-элементу и постепенно отторгали его. Это отторжение продолжается и сейчас. Е-элемент пострадал (о чем мы никак не сожалеем) у нас может быть даже больше, чем в Германии и без возмещения. По данным справочника «Народы России» Е-диаспора в начале 20 века достигала более 3 млн. человек в России. Сегодня их численность менее 1 млн. и динамика стремится к дальнейшему сильному сокращению. Кстати на книгу Й. Рогаллы фон Биберштейна «Еврейский большевизм. Миф и реальность» довольно быстро накатал критическую рецензию Л. Люкс – известный антиправый либеральный исследователь. Он привел довольно много убедительных аргументов против версии Рогаллы – уж поверьте, писать они умеют.

8 Ригер Ю. «Германия и Россия – взгляд немецкого националиста»/пер. П. Кузьмичев//«Велесова слобода». - 2006. – Гамбург, 2006. – февраль.

9 «Новая борьба» категорически настаивает именно на таком подходе к расовым, этническим, национальным проблемам: именно в оппозиции с послевоенным либерализмом. Остальная история лишь повод для бесконечных инсинуаций. Ср. статью Ю. Ригера «Германия и Россия – взгляд немецкого националиста» - ее вторая часть куда убедительнее, позитивнее и прагматичнее, чем спорный прогерманский (понятно, что Ю. Ригер большой патриот своей Родины, но порой доходит до романтических приукрашиваний) исторический экскурс в духе ревизионизма. Не надо оправданий – былые поражения, впрочем, как и победы уже почили в бозе. На дворе Новая Эра. Его взгляд на современность и геополитику воспринимается с большим доверием русскими, чем исторические воззрения. История Германии и России – слишком скользкая почва для коренных пересмотров, особенно, в сфере архетипов. (В этой связи взгляды Ю. Ригера подверглись довольно резкой критике на форуме «Славянского Единства», обобщающим тезисом которой можно обозначить «должны ли мы, русские, безоговорочно принимать на веру все, порой спекулятивные, исторические доводы Ригера?»).

10 Здесь в романе небольшое расхождение между революционной атмосферой и политической деятельностью Великого (18). Великий пришел к власти законным, даже демократическим путем, так как его поддержало большинство народа и крупные промышленно-финансовые круги. Революционера из него не получилось. «Пивной путч» как раз показал незрелость революционного мировоззрения Великого на тот момент. А вот более позднее хитрое политическое маневрирование, закулисная борьба, игра в демократию принесли куда больше пользы для прихода к власти. Он доказал, что можно через пропаганду, через харизму, политическую демагогию, без всякого террора прийти к власти. А вот потом... Возможно именно в этом процессе, на каком-то этапе Он допустил ошибку, пойдя на поводу у крупной буржуазии, отстранившись от многих подлинных целей НС.

11 по выражению А. Даллеса.

12 К сожалению в Германии не только сильные национальные, но и либеральные идеологи. Не надо забывать, что весь идейный груз Русской революции пришел к нам с немецкой «зараженной» почвы, с пломбированным вагоном в довесок. Советую всем патриотам почитать статью: Умланда А. «Консервативная революция»: имя собственное или родовое понятие?//Вопросы философии. -  2006. - №2. – С.116-126. Это как раз тот случай, когда у умного оппонента следует поучиться. В этой статье очень обстоятельно и скрупулезно дается ретроспектива и анализ всего современного спектра «Новой правой» и рассматриваются аспекты ее «дискурса», как на Западе, так и у нас. Также там очень хороший список источников по «Новой правой». Такой полезной информации еще поискать. В частности, мы разделяем мнение Умланда о том, что, к сожалению, движение «Новой правой» у нас делает «акцент на то, чтобы оказывать влияние главным образом на политическую и культурную элиту и в меньшей мере на массы». Для «Новой борьбы» уход в интеллектуализм и сектантство от злободневных событий жизни страны и народа, нации – неприемлем. «Новая борьба» -  открытая для дискуссий арена.


Новая борьба

И. Маслов


Пробуждение Расы для Новой Борьбы

<…> Сейчас мы живем в периоде т.н. «мировой цивилизации», которую на самом деле следует назвать белой, арийской, фаустианской. Яд, который отравил ее – это христианство, которое подавляло большинство ее естественных устремлений, при этом допуская расовое смешение и проповедуя гуманизм, «милость к малым сим».

Спасением в сложившейся ситуации для русских может быть только одно: опора на интеллект. Поскольку нет ни одного государства, стоящего на четком нордско-имперском базисе, мы должны стать фактически анархистами, т.е. перенести нашу Империю в область метафизического единения по крови. В наши дни это касается в основном русских, потому что только они в силу определенных причин сохранили тот Дух, который во все времена справедливо именовался Северным. Идея «белого интернационала» в том виде, в каком ее преподносят, абсурдна, т.к. предполагает подстраивание всех белых под западных европейцев, которые просто не обладают необходимым потенциалом для возрождения нордичности.

А вот у русского народа такой потенциал есть. Не случайно мы унаследовали саму территорию, на которой происходило формирование нордической расы! Не случайно наш Велес, объявленный церковниками Сатаной, единственный сохранил традиционный облик Бога-Медведя древних индоевропейцев, не случайно так исходят слюной от ненависти наши враги, проклиная нас за нашу ИМПЕРСКУЮ ПСИХОЛОГИЮ! Понятное дело, речь идет именно об элите, о немногочисленном проценте тех, кто помнит о корнях, но все дело в том, что большинство русских людей хотя бы на уровне инстинктов сохранили тот доосознанный базис, которым отличались белые люди с древнейших времен. Если поинтересоваться результатами опросов на тему иммиграции и вообще инородцев, то станет ясно: русские еще сохранили инстинктивное стремление к Чистоте, а пока оно есть – есть и нация, есть и раса. Большая часть русских сегодня, не только антропологически являются нордами (см. работы Ганса Ф.К. Гюнтера), их доосознанный базис также всегда был нордическим. Его следует лишь пробудить.

Если РУСИЧИ-АРИИ смогут вырваться из пут получеловеческого псевдобытия к светозарному идеалу Могущества, это будет величайшее восстание истории. Само по себе оно обеспечит крушение нынешнего миропорядка, угрожающего нам. Тот, кто говорит, будто это невозможно, не понимает, что вся история русского народа – это Воля к Невозможному, к преодолению своей слабости, и через это – к победе над, казалось бы, неизмеримо более могущественными врагами. Опасность и неизбежная гибель наполняет сердце русского человека радостью, потому что подсознательно он понимает, что способен победить саму Судьбу. Но поскольку только представитель элиты способен действовать таким образом осознанно, массы должны быть загипнотизированы самой метафизикой Восстания против Бытия, против Константы Данности, против Существующего Порядка. Мы должны снова призвать в этот мир Велеса, вместе с которым наши прародители стали некогда великими. Но для того, чтобы говорить на равных с Тем, Кто Старше Вселенной, следует и самому обрести Могущество. Мы – норды, нам не к лицу просить о помощи.

Будем же сильными, непокорными и мудрыми, как Боги, чтобы подобно небожителям вершить судьбы мироздания! Конечно, в наши дни подобные слова кажутся безумными… «И все-таки это будет».

16 мая 2006 года


Новая борьба

Б. Заднепровский


Буржуазная реакция против национализма

Национализм и буржуазная цивилизация. Элитаризм. – Механизм разграничения социальных сообществ и национальное большинство. – Девальвация национального в социальном. – Корпоративизм и корпоративный либерализм. – Всеобщность и отбор. – Преодоление национального корпоративизмом. – Последствия буржуазной реакции корпоративизма для общества. – Меньшинство от большинства против меньшинств. Необходимость борьбы.

Современный элитаризм в рамках неоконсервативной реакции стремится преодолевать национализм любыми путями, в любой ситуации, ради частного интереса. Национальное ставится на службу буржуазии, либо, если становится невыгодным – отрицается, затаптывается. Вот как это происходит.

Исходя из определения Советской поры, национализм, казалось бы, вообще естественное явление капитализма, буржуазной цивилизации.

«Национализм – идеология и политика буржуазии, обеспечивающие ее классовые эксплуататорские интересы за счет других наций, выдаваемые ею за интересы всей нации. «Реакционный или черносотенный национализм стремится обеспечить привилегии одной из наций, осуждая все остальные нации на подчиненное, неравноправное и даже совершенно бесправное положение. Буржуазный и буржуазно-демократический национализм, на словах признавая равноправие наций, на деле отстаивает некоторые привилегии одной из наций и всегда стремится к достижению больших выгод для «своей» нации (т.е. для буржуазии своей нации), к разделению и разграничению наций, к развитию национальной исключительности и т.д.» (Ленин)»1.

Однако на сегодня следует, конечно же, исследовать, сколько реально «национального» содержит в себе современное буржуазное общество и государство. Действительно механизм разграничения и разделения крупных сообществ происходит в первую очередь по национальному, этническому признаку. В соответствии с ним формируется государственная и национальная идентичность нации по отношению к другим нациям. Но внутри крупных социальных сообществ разграничение и разделение не заканчиваются лишь национализмом. Оно происходит по совершенно разным и многообразным признакам. Элитаризм – один из них. Всегда образуются неравнозначные по количеству, по доходу, по религии, по профессии и т.д. группы. Каждая из этих групп отстаивает или интегрирует свои интересы с другими группами. Самой крупной группой в любом обществе, составляющем государственное образование, будут люди длительное время формировавшие и осваивавшие единое пространство своего государства – национальное большинство. Национальное большинство – это основной социальный ресурс государства, участвующий во всех сферах развития данного общества и его государственных институтов. Национальное большинство – самая крупная корпорация внутри любого государства. Ее единство и идентичность отражается в совокупности самых важных и масштабных, общих интересах государства и общества – национальных интересах. Но помимо этих интересов в обществе существуют еще гигантское множество интересов, как разных групп, так и индивидуальных. Во внутренней структуре общества национализм становится лишь корпоративным интересом одним из многих. Каким же положением в системе приоритетов современного буржуазного государства обладает национализм – интересы национального большинства?

Любой протекционизм в экономике государства может быть напрямую направлен на национальные интересы – быть признаком национализма, либо этнизма, но может быть таким же образом направлен на интересы любого вида корпорации. «Националистическая» практика буржуазного государства давно уже перестала быть чисто национальной, т.е. отвечающей интересам национального большинства, она всего лишь метод регулирования социально-экономических отношений. Современное индустриальное государство основывается уже на очень сложном и разнообразном механизме социальных отношений: полиэтнических, поликультурных, полифункциональных, суперэтнических, включающих в себя самые разнообразные иерархии и институты. Это происходит вследствие сращения в одном индустриальном пространстве всех типов социальных, национальных и экономических объединений.

Ситуация изменилась для буржуазии. Она сама уже не живет в национальном пространстве. Поэтому патетика интернационализма в буржуазной цивилизации становится средством борьбы за равенство для себя, своей корпорации против чужих преимуществ. Конкуренция – основа рыночной экономики – равенство не признает. Современный либерализм направлен принципом конкуренции против монополизма крупных групп и образований, в том числе против самой сильной корпорации – государства и самой крупной корпорации – нации. Всевозможные корпорации, посредством финансового и политического лоббизма, получают от этой идеологии протекционизм со стороны государства против крупного монополизма и национализма (национальных интересов). Таким образом, на сегодняшний день ранее «националистический» метод обеспечивает интересы всевозможных корпораций, диаспор, конфессий, но не большинства, то есть замещен на «корпоративный» метод. Подтверждением этому служит тот факт, что часто над целым национальным большинством может доминировать небольшая народность или религиозная группа (африканеры в ЮАР, сунниты в Ираке). Из современного общества изъят лишь национализм крупных корпораций, таких как нация, народ, для обеспечения конкуренции и против крупного монополизма. Но человек из национального большинства ничего не получил взамен, после этого соглашения частных корпораций. То есть он – представитель национального большинства – остался один против коллективных корпораций: абсолютное меньшинство против разного рода корпоративного по отношению к нему большинства. Ему в силу корпоративного либерализма уже нельзя объединяться в очень крупные корпорации, такие как нация, выступать как нация. Национальный этап для современного государства считается уже «пройденным» с точки зрения правящих элит. Личность получает только лишь права на индивидуалистические ценности, которые она в большинстве своем не может реализовать – для большинства индивидуальное счастье остается иллюзией, потому что нет возможностей его обрести: корпоративные интересы, как когда-то национальные, выше индивидуальных, а общие, общенациональные упразднены. Именно через общие интересы индивид раньше осуществлял свои права. Такова была демократия - «один голос – один человек».

Корпорации создали для индивида еще одну идеологическую завесу, затирающие общие и национальные интересы – «всеобщие» интересы. Эта своеобразная политика «всеобщности» позволяет разнородным корпорациям внедрять всевозможные инородные элементы в целостную установившуюся исторически и культурно систему. Малые же системы не подвергаются подобному эклектицизму и размыванию духовно-нравственных и культурно-исторических основ. Они хотят иметь права «как все», но не быть «как все». Меньшинства через государственный лоббизм, коррупцию и пропаганду добились терпимости со стороны большинства, но им не терпится эмансипироваться, вторгаться в интересы крупных групп. Они последовательные приверженцы реакционного социал-дарвинизма, формирующие преимущества малых коллективных популяций посредством тотального индивидуалистического размежевания крупных групп. Это отбор. Но не естественный – это осознанная селекция. От естественного отбора остается лишь принцип биологического экспансионизма – любой вид, популяция, особь, а в случае с человеком это этносы, кланы, корпорации – «все они напрягают силы, чтобы увеличить свою численность»2. В нацию можно эмансипироваться, изымать ее ресурсы, но куда может вторгаться нация сегодня, в век геополитического равновесия? Возможно в этом проблема. Чем циничнее биологизм социальных процессов, тем жестче борьба за ресурсы. Гуманизм в таких условиях становится просто наинаглейшей ложью, какую себе можно только представить. Но это ведет к разрушению культурно развитых крупных обществ, цивилизаций. Однако социальные отношения в отличие от чисто биологических оперируют историческим опытом. Крупные объединения вполне способны консолидироваться, их количественный фактор «темной силы» может уничтожать любые инородные элементы, а также долго сдерживать инородные влияния. Естественно меньшинства этого боятся и идут на все (сегодня на это брошены все ресурсы) лишь бы уничтожить внутреннюю сплоченность национального большинства. На сегодняшний день крупные национальные образования в Европе стоят на грани распада. Чего, например, не скажешь о Китае, Японии с их духовно-нравственным изоляционизмом и шовинизмом от чужеродных культур. Они берут только лучшее для своего, но всеобщее им претит. Национальное в этих культурах доминирует. Их успехи очевидны для всего мира. Для них борьба за выживание должна стать главнейшим тезисом для формирования и консолидации преимуществ их культуры и социального ресурса.

Таким образом, на сегодня национализм, как отражение интересов большинства, преодолен реакционным буржуазным корпоративизмом. Отказ обществ от общенациональных интересов во имя корпоративных, частных, интересов мелких национальных диаспор привел на сегодняшний день к все увеличивающемуся бесправию и  разрыву в доходах между людьми корпорации и человеком большинства. Корпоративизм упразднил приоритет государства и большинства общества. Он узурпировал голос государства, и вещает от его имени. Создается клановое силовое государство - против масс, наций. Корпоративизм имеет реакционную природу даже по отношению к своей изначальной националистической основе. Он дробит ее единство на более мелкие частные интересы. Либеральный интернационализм провозглашается только для национального большинства и государства. Это великая ложь и несправедливость. Либеральный корпоративизм отрицает традиции большинства, его целостность, пытается уничтожить крупное во имя малого, но не в интересах личности. Для корпоративизма большинство и его целостность и идентичность в стране – государство, лишь зона обеспечения частных интересов.

Именно через корпоративизм Реакция осуществляет современную экспансию – глобализм. Ему плевать на великие культуры, великие страны, великие народы. Право на жизнь и превосходство имеет лишь маленькое, секулярное, индивидуальное, но не личностное  в организме большинства.

Вывод прост: правящий класс, современная буржуазия нашли метод отстранения крупных социальных объединений, титульных наций, масс от власти, имущества, прав. Под видом защиты интересов меньшинств, личности они затоптали в государствах интересы большинства и наций, ограничили законами возможности консолидации народа и общества под видом борьбы с шовинизмом, фашизмом, нацизмом, угрозу от которых почему-то приписывают именно нациям, большинству, и под этим предлогом цинично ограничивают свои же достижения «для всех» тем, кто стоит за общие и национальные интересы: свободу слова, совести и демократию. Демократия ведь власть народа, большинства, а не власть корпораций и меньшинств – что усиленно пропагандируют теоретики либерализма. Под видом борьбы за равенство и либерализм меньшинства добились отмены якобы существовавшего монополизма нации большинства. Национализм малых народов, почему-то никто не запретил. Любое противодействие местечковому хамству со стороны патриотов называют фашизмом, нацизмом и т.д. Большинство оказалось в неравном положении с корпорациями, диаспорами, кланами, меньшинствами. Оно не получило равных экономических и политических свобод. Все обещания либералов большинству не выполнены (складывается ситуация схожая с обещаниями большевиков). Уровень жизни национального большинства общества не растет уже в течение 20 лет во всем мире, а скорее катастрофически падает3.

Это противостояние уже никоим образом не связано с наследием Второй мировой войны и с довоенной системой мира. Все здесь описанные противоречия сложились именно в эпоху послевоенного буржуазного либерализма – идеологической ширмы неоимпериалистической реакции.

Большинству, народам, нациям ничего не остается, как создать свою пассионарную элиту – новое меньшинство от большинства, свою управляющую компанию, ради своего национального, социального, массового интереса. Это будет уже не классовая или национальная борьба, а борьба интересов большинства против корпораций и меньшинств.


1 Словарь иностранных слов. – М, 1949.
2 Дарвин Ч. О происхождении видов путем естественного отбора или сохранении благоприятствуемых пород в борьбе за жизнь. Сочинения, т.3. Изд-во АН СССР, Москва, 1939. Глава III.
3 Подробно см.: Туроу Л. Будущее капитализма. Как сегодняшние экономические силы формируют завтрашний мир. Пер. с англ. А.И. Федорова. – 1996. http://www.netda.ru/

Новая борьба

А. Севастьянов


CREDO

Политическое мировоззрение, которое мне довелось сформулировать, защищать и пропагандировать, называется «этнический русский национализм». Что это такое?

Для того, чтобы уяснить себе ответ на поставленный выше вопрос, нужно понять, чем данное мировоззрение отличается от других течений патриотизма и национализма. Ведь все познается в сравнении.

Поэтому ниже будут представлены десять наиболее популярных дилемм русского национал-патриотизма и даны мои варианты выбора правильного понимания сути дела. Читателю легко будет сравнить свою позицию с моей и сделать вывод о степени своей близости к мировоззрению этнического русского национализма.

Я даю здесь только самые краткие ответы, которые, однако, зачастую добывались годами напряженного умственного труда. Я опускаю историю вопросов, полемику вокруг них, всю развернутую сеть аргументации. Все это читатель найдет в других разделах сайта www.sevastianov.ru. А здесь – только выжимка, экстракт из всей массы знаний по тому или иному предмету.


1. НАЦИОНАЛИЗМ ИЛИ ПАТРИОТИЗМ?

Есть точка зрения, согласно которой патриотизм включает в себя и любовь к своему народу. Это ниоткуда не следует. Нам просто пытаются подменить понятия, чтобы выполнить заказ определенных групп по очернению национализма. Но латинское слово «patria», от которого произошло слово «патриотизм», однозначно переводится на русский язык только как «родина». А значит, патриотизм есть любовь к родине, не более и не менее. В содержании этого слова какое-либо отношение к своему народу отсутствует.

Возьмем теперь латинское же слово «natio»: оно означает «народ». Для обозначения любви к своему народу мы, по аналогии с патриотизмом, получаем слово «национализм». Никакого другого слова, термина, специально обозначающего данное понятие – любовь к своему народу – в русском языке не существует, оно одно-единственное, хоть и нерусское по происхождению. Сходным образом понимают дело и зарубежные словари и энциклопедии.

Итак, любовь к своему народу и забота о нем – это есть национализм на индивидуальном уровне. На массовом же уровне национализм – это инстинкт национального самосохранения, который спит, когда все идет гладко, но просыпается, когда народу грозит опасность.

Отличие националиста от патриота именно и только в том, что националист уже осознал, глубоко и непоколебимо, что нация – первична, а государство – вторично. Нельзя решать проблемы государства в обход проблем нации. Бессмысленно надеяться, что можно укрепить государственность, не укрепив государствообразующий народ, собственно нацию.

Итак, мы – националисты. Русские националисты. И именно поэтому мы – надежда всех народов, населяющих Россию.


2. НАРОД: ЭТО СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ ИЛИ БИОЛОГИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН?

Часто приходится слышать, что народ – это социокультурный феномен, принадлежность к которому определяется общностью языка и культурно-бытовых приоритетов. На самом деле это не так. Причина тут подменяется следствием. Ибо нет ничего в менталитете человека, что не было бы жестко и органично детерминировано его биологическими параметрами. Немцы, французы, англичане и т.д. отличаются друг от друга не потому, что говорят на разных языках и имеют разные эстетические и нравственные предпочтения (хотя это вне всякого сомнения так). Напротив: все дело в том, что они говорят по-разному и имеют разные предпочтения – в строгой зависимости от генетически обусловленного устройства психики и соматики, вплоть до конструкции голосовых связок и мозговых извилин. Сегодня это – медицинский факт, твердо установленный наукой расологией.

Древние хорошо знали это без всяких сомнений. <...>

Кровь – есть душа! Вдумаемся хорошенько в эти мистические слова.

Сказанное справедливо по отношению к отдельному человеку (душа Петрова не живет и не творит в теле Иванова и наоборот). Как говорят индусы, голубь и желал бы, да не может согрешить по-тигриному.

Но это же справедливо и в отношении целых народов, обладающих общими предками, связанных более-менее общей генетикой. Душа одного народа не станет жить и творить в теле другого.

Итак, мой ответ: народ (этнос) – это совокупность лиц, кровно связанных между собою общностью происхождения. Общность, представленная всем разнообразием индивидуальных менталитетов, имеющих, однако, некий единый для данного народа «знаменатель». Сущностью этих знаменателей занимаются науки этнопсихология и этнополитика.


3. ЧТО ЗНАЧИТ БЫТЬ РУССКИМ?

Это значит, в первую очередь, иметь в себе русскую кровь (по подсчетам ученых-антропологов, все, в ком она течет сегодня, – родственники между собою в 23-м поколении). Вне этого условия все остальные требования пусты и бессмысленны. Человек, в котором русской крови нет вообще, не может считаться русским, каким бы он ни был воспитан, как бы себя ни вел и что бы о себе ни воображал. Национальность у человека – то же, что порода у животных. Пуделю может сниться, что он – борзая, но пусть проснется и подойдет к зеркалу…

Как породы животных ценятся за генетически передаваемые качества (в том числе умственные и душевные), лучше всего данной породой представленные, так и люди разных национальностей различаются умственными и душевными способностями, обусловленными происхождением.

В идеале русский человек – это тот, кто имеет по всем линиям только русских предков во всех обозримых поколениях, для которого при этом родным языком является русский, родная культура представлена исключительно произведениями русской национальной традиции в литературе и искусстве, родной историей воспринимается исключительно история русского народа, а многочисленные враги русского народа оцениваются как личные враги.

В жизни идеал, как всем известно, встречается не так часто, как хотелось бы. Поэтому приходится делать ряд уступок и допущений. Так, сегодня мы условно записываем в русские даже тех, у кого один из родителей – нерусский (за исключением евреев по матери). И так же условно, хотя в полном соответствии с дореволюционным славяноведением, подставляем на место этнонима «русский» – этнонимы «белорус» и «украинец» (предпочтительнее: «малоросс»). Хотя с последними это психологически делать с каждым годом все труднее ввиду стремительно развивающегося украинского этногенеза, принципиально отталкивающего всякую «русскость».

Наличие условностей и допущений в данном вопросе временно. Оно никого не должно смущать. Напомню, что даже в Третьем Рейхе немцем имел право считаться тот, у кого лишь трое из четверых предков в третьем колене могли подтвердить свое немецкое происхождение. (Для членов ордена СС, конечно, правила были строже: надо было подтвердить чистоту крови за триста лет.) Если сегодня «зачистить» русский народ от смешанного потомства вообще, наш удельный вес в России может заметно снизиться. Но наш политический интерес – вовсе не в этом, а в том, чтобы подвести как можно скорее черту под процессом многовековой имперской ассимиляции и довести до конца собственно русский этногенез.

При установлении русской власти в Русском национальном государстве забота о росте удельного веса русских в составе населения страны встанет в один ряд с заботой об укреплении и росте сугубо мононационального русского ядра. Об укреплении собственно русской породы. Сегодня процент смешанных браков, составлявший у русских в СССР 14-15%, уже сам собой быстро снижается под влиянием роста межнациональной напряженности. Это крайне позитивный естественный процесс. Придя к власти, мы подведем под него государственную платформу и постепенно и ненасильственно сведем этот процесс к величине, близкой к нулю.

Вместе с тем мы считаем, что уже на сегодняшнем этапе среди руководителей нашего народа могут быть только те, у кого все четверо предков в третьем колене являются русскими и нет нерусских супругов. Это принципиально важно.


4. НАЦИЯ: ЭТО ГРАЖДАНСКОЕ СООБЩЕСТВО ИЛИ ФАЗА РАЗВИТИЯ ЭТНОСА?

Внеэтническая концепция нации как гражданского сообщества (когда, скажем, имеющие французское гражданство негры или арабы считаются французами), лопнула, как мыльный пузырь, сегодня, на наших глазах. Она полностью и безвозвратно себя дискредитировала в ходе европейских погромов, учиненных цветными мигрантами осенью-зимой 2005-2006 гг. Возвращаться к обсуждению этой концепции всерьез не имеет смысла. Она зиждется на фальшивых, игнорирующих этническое происхождение принципах Французской революции («свобода, равенство, братство») и потому именуется в науке «французской». Кроме Франции, однако, она безропотно была взята на вооружение только в Америке, где автохтонное население загнано в резервации, а народ, по выражению президента Джона Кеннеди, весь представляет собой «нацию иммигрантов». В Америке трагическое развитие событий по французскому варианту – не за горами, что и подвигло одного из наиболее прозорливых и опытных американских политиков, Патрика Бьюкенена, написать книгу под названием «Смерть Запада».

Да, стратегическая ошибка в национальной политике действительно чревата смертью. Все, что связано с идеями о «едином человечестве», о «плавильном котле народов», о толерантности и политкорректности в национальном вопросе, о нации как гражданском сообществе, о желательности и благотворности имперского статуса – есть преступная идеологическая диверсия, разрушающая подлинные нации и государства.

Для нас всех, сохранивших хоть каплю здравого смысла, «французская» концепция нации категорически неприемлема. Ни опрометчивая Европа, ни, тем более, безродная Америка, гибнущие от собственной мультирасовости и мультикультурности, не могут служить для нас позитивным примером – только негативным. Между тем, нам уже пытались навязать нечто подобное под видом доктрины «советского народа – новой исторической общности людей». А сегодня пытаются таким же манером навязать концепцию «россиянства» – российской нации. Не выйдет! Русские, в отличие от нерусских жителей России, – не «россияне». Нам ни к чему двойная идентичность.

С нашей точки зрения, нация – есть фаза развития этноса (по ступеням: род – племя – народность – народ – нация), в которой данный конкретный этнос обретает суверенитет и создает собственную полноценную государственность. Это дано не каждому этносу, некоторые так и умирают, не создав своего государства. Поэтому, скажем, шотландцы – народ, а англичане – нация, хоть и живут на одном острове и в одном государстве…


5. ЯВЛЯЮТСЯ ЛИ РУССКИЕ НАЦИЕЙ?

Учитывая вышеизложенное, можно дать утвердительный ответ: русские – единственная нация среди 176 народов, народностей и племен, зарегистрированных в России. Ибо русские были и остаются единственным государствообразующим народом нашего государства. Претензии на эту роль монголов (XIII-XV вв.) и евреев (ХХ в.) оказались скоротечны и несостоятельны.

Однако мы обязаны указать на парадокс, отравляющий наше историческое существование: Россия на протяжении чрезмерно долгого времени пребывает русской страной с антирусской властью. Это противоречие должно быть, наконец, устранено за счет прихода к власти русских националистов и преобразования нынешней межеумочной Эрэфии в Русское национальное государство (РНГ).


6. КАКОЙ ТИП ГОСУДАРСТВА ИДЕАЛЕН ДЛЯ НАС: ИМПЕРИЯ ИЛИ РУССКОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО (РНГ)?

Нация – первична, она есть сущность, в то время как государство есть форма, оно – вторично. Необходимо всегда помнить об этом постулате, рассуждая о подобных материях. Тип государства может и должен определяться только с учетом состояния, в котором находится нация. Форма должна соответствовать содержанию. Вплоть до Великой Отечественной войны русские размножались быстрее, чем окрестные народы.  Мы были по рождаемости на втором месте в мире (после китайцев) и на первом – в Европе (за нами шли немцы). Это происходило за счет не только высокой рождаемости (у народов Кавказа и Средней Азии она была не меньше), но и относительно низкой смертности у русского народа по сравнению с инородцами. Именно потому и было возможно имперское строительство, что русским становилось тесно на исконных территориях проживания, и они сами шли на Север – в Поморье и Приуралье, на Восток – в Поволжье и Сибирь, на Юг – на Кавказ и Кубань. И российским монархам (хоть они исповедовали не национальный, а государственно-династический принцип строительства империи) хватало русского человеческого ресурса, чтобы вести завоевания и заселять колонистами покоренные земли. Поэтому, хотя по большому счету имперское устройство (как Российское, так и Советское) было вредным для русских и оказало русскому народу очень плохую услугу, подорвав его ресурс, но оно, тем не менее, было в принципе возможным, поскольку упомянутый ресурс в те времена еще имел место в достатке.

Сегодня ситуация прямо противоположна той, что была каких-то сто лет назад. Сегодня демографическое давление у русского народа меньше, чем у окрестных народов. И мы уже стали свидетелями, так сказать, «обратной колонизации». Мы не только не растем числом: мы даже не воспроизводим себя как нацию. В этих условиях восстановить многонациональную империю – значит окончательно похоронить русский народ, растворив его в инородном элементе.

Только русское национальное государство, приоритетом которого будет забота о государствообразующем русском народе и в которое доступ для инородцев (а тем более получение ими гражданства) будет максимально затруднен или вовсе невозможен, способно продлить наше существование в истории.

Надо прямо глядеть в лицо опасности и иметь мужество сделать выбор в пользу жизни, сколь угодно трудной, а не смерти, сколь угодно красивой и приятной. Романтизм хорош в искусстве, в политике он отвратителен и слишком дорого обходится.


7. В КАКИХ ГРАНИЦАХ ДОЛЖНО СУЩЕСТВОВАТЬ РНГ?

Как только заходит речь о Русском национальном государстве, как тут же возникают провокаторы, которые пытаются подменить понятия и предложить под именем такого государства некую «русскую республику», сложенную по остаточному принципу: современная кургузая, обкорнанная Россия да еще минус все так называемые национальные республики. Для соблюдения, так сказать, национальной симметричности и справедливости. На деле такая модель ничего общего не имеет с нашим проектом.

Согласно теории русского этнического национализма, территория РНГ должна совпадать с картой компактного расселения русского этноса. Выгоды от территорий, не обеспеченных русским населением, – эфемерны; угрозы же от инородческого населения, размножающегося активнее, чем русские, – совершенно реальны. Надо ясно понимать: если нам, русским, суждено вновь умножиться, мы вернем себе с лихвой все, что утратим. Если же мы и дальше будем сокращаться, как шагреневая кожа, если будем терять свой удельный вес в составе населения, то непременно утратим и последнее, что имеем.

Конкретно, территория идеального (на мой взгляд) РНГ – в чём-то нЕмного меньше нынешней РФ, поскольку не включает в себя Туву, Чечню и Ингушетию, зато в чём-то – нАмного больше, поскольку включает в себя Белоруссию, северо-восточную часть Эстонии, Сумскую, Луганскую, Харьковскую, Донецкую, Запорожскую, Днепропетровскую, Херсонскую, Николаевскую, Одесскую области, Крым, Приднестровье (а в новых условиях, по-видимому, и Южную Осетию и даже, возможно, Абхазию), а также Кустанайскую, Петропавловскую, Кокчетавскую, Аркалыкскую, Акмолинскую, Карагандинскую, Павлодарскую и Усть-Каменогорскую области, где русские составляют от 40 до 90% населения.


8. КАКИМ ПРЕДСТАВЛЯЕТСЯ ИДЕАЛЬНЫЙ СТРОЙ: НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИЗМ? НАЦИОНАЛ-КАПИТАЛИЗМ? ЧТО-ТО ИНОЕ?

Оставим мечты мечтателям, сегодня не до них. Дело идет о нашей жизни и смерти. Тут нужны не мечты, а точный расчет. Будем исходить из данности.

История вовсе не предлагала нам в 1985 году выбора между социализмом и капитализмом. Страна в целом по своей социальной структуре переросла феодализм (в т.ч. социал-феодализм орденского типа, развившийся в СССР в условиях монополии ордена-КПСС на идеологию, власть и собственность) и доросла до капиталистического способа производства. За 70 лет доля крестьянства в РСФСР упала с 86 до 12%, доля интеллигенции возросла с 2,7 до 30%. Рынок товаров и услуг был уже всеобъемлющим и за деньги можно было достать все, а за большие деньги – даже невозможное. Россия, двинувшись в 1917 году влево, описала окружность и вышла на правый курс. Капитализм пришел естественно, всерьез и надолго.

И все же выбор у нас был. Он лежал между капитализмом национального типа, патронируемым, но и контролируемым партией и государством (по примеру Германии 1930-х или современного Китая), – и капитализмом колониального типа, в который нас и столкнула прогнившая космополитическая верхушка КПСС, ВЛКСМ и КГБ. В результате вместо плановой у нас развилась клановая экономика, фронтально противостоящая (по определению) национальным и государственным интересам.

Наша задача – вернуться на национал-капиталистический путь развития, в госпарткапитализм, покончив с клановой экономикой и обеспечив себе темпы экономического роста не дутые, как сегодня (за счет нефтяной конъюнктуры), а реальные. Нам нужно экономическое чудо наподобие довоенного немецкого или современного китайского. Все дальнейшие планы имеет смысл развивать только после достижения этой задачи.

Русское экономическое чудо может сотворить только русская национальная власть, любящая свой народ и исходящая из его приоритетности.


9. ИДЕАЛЬНЫЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ РЕЖИМ: ДИКТАТУРА? МОНАРХИЯ? РЕСПУБЛИКА?

Очень возможно, что переходный период от РФ к РНГ потребует, ввиду необходимости мобилизации народа на борьбу с сопротивлением внешних и внутренних врагов такого курса, введения чрезвычайного положения.

Однако после наступления стабилизации, по моему глубокому убеждению, мы должны вернуться – в рамках демократической республики парламентского типа – к режиму партократии и демократического централизма. Никаким иным способом на данном историческом этапе такая страна, как Россия, управляться не может. Партия русских националистов, как бы она ни называлась, должна завоевать доверие народа, взять в свои руки всю власть и всю ответственность за его судьбу. Она должна восстановить систему эффективного управления страной, полностью разваленную ныне. А президент должен отвечать перед партией, перед законодательной властью и народом. Полностью и подробно политическое устройство РНГ прописано в проекте Русской Конституции, который читатель найдет на сайте.

Необходимо знать и помнить, что традиции демократии испокон веку были свойственны на Руси: новгородское вече на Севере, казачий круг на Юге, думы и соборы в Центре, в Москве. Воинская демократия царила и в дружинах русских князей. Да и в СССР дела шли неплохо, страна была сильна, пока Горбачев не принялся нарушать коллективный стиль руководства. Кроме того, русские ничем не хуже прочих народов и не меньше их достойны основных демократических свобод: слова, печати, собраний, союзов и партий, выборов и т.д.


10. КАК СЛЕДУЕТ ОТНОСИТЬСЯ К ИНЫМ НАРОДАМ РОССИИ? КАК ИХ КЛАССИФИЦИРОВАТЬ?

Стоит только произнести слово «русский» или – не дай бог! – заговорить в обществе о законных правах и интересах русского народа, как тут же кто-нибудь поднимет визг: а как же другие народы России? Хотя, по логике, наличие в мире вообще любых других народов не может лишить нас права думать и заботиться о своем собственном – и только о нем! Но у провокаторов своя логика, они заранее стараются привить нам комплекс вины и ответственности перед «малыми сими» – чтобы потом поставить нас на колени и превратить навсегда в доноров, как это, в основном, и происходило, и происходит. Нам же нужны не комплексы и предвзятые подходы (добрые или злые – все равно), а лишь объективный и справедливый подход. И не один ко всем, а строго дифференцированный в соответствии с историей и требованием момента.

Невозможно относиться ко всем нашим историческим соседям одинаково. Это было бы и весьма ненаучно, и несправедливо. Прежде всего, необходимо отличать комплиментарные для нас, русских, народы от некомплиментарных (Гумилев), независимо от их укорененности в России. Если с первыми у нас на протяжении многих веков складывались нормальные отношения (марийцы, мордва, чуваши, буряты, да теперь уже и татары и др.), а с некоторыми из них даже стратегические союзы (например, осетины, кабардинцы), то с другими эти отношения всегда были проблемными (евреи, чеченцы и др.). Далее, следует разделять народы России на три категории: государствообразующий народ (это только русские; ни один другой не может по объективным критериям претендовать на это звание); коренные народы, у которых нет своей государственности вне пределов России (те же чуваши, мордва, татары, якуты и др.), и национальные меньшинства, у которых такая государственность есть (армяне, азербайджанцы, афганцы, таджики, евреи, китайцы и др.).

Если же выражаться ненаучно, то в России есть всего четыре категории населения: 1) русские; 2) желающие быть русскими; 3) друзья русских; 4) враги русских.

Такая классификация не предполагает унифицированного подхода ко всем без разбора, стрижки всех под одну гребенку.

Несомненно, что коренные народы, комплиментарные по отношению к русскому народу, должны иметь равный с ним объем прав, реализуемый, в частности, через национально-пропорциональное представительство во власти.

Несомненно также, что, придя к власти, мы предложим народу принять законы, которые отделят по принципу полноправия-неполноправия коренные народы от некоренных. (В мире есть вполне признанные международным сообществом страны, у которых тут есть чему поучиться – Израиль, Латвия, Эстония, Украина и др.) Это касается, в первую очередь, права избирать и быть избранным, но не только. А уж народ пусть решает.

Что же касается некомплиментарных по отношению к нам народов, коренных или нет – безразлично, то отношение к ним будет строиться по принципу как аукнется, так и откликнется. То есть – справедливо.


Приложение


От автора


7 марта 2006 года

Здравствуйте, Яволод.

Пишет Богдан Заднепровский. Посылаю несколько статей из цикла "Новая борьба".  Этот цикл открытый. Идея такая - люди читают, люди могут прислать свои статьи, заметки по этой теме на мой электронный адрес, или на Ваш сайт с пометкой "Новая борьба". Мои несколько статей определяют приблизительно идеологический спектр всего цикла, который должен стать своеобразным сборником, альманахом. В цикл должны войти  наиболее идейно продуманные и законченные по смыслу статьи, заметки и рассказы по теме разных авторов.

Его можно даже сравнить с литературным конкурсом. Его цель – привлечь талантливых авторов-патриотов, которых как я считаю у нас много, дать им направление для идейной активности. Все стараются привлечь к действию, к оружию. Но я считаю, что сначала должно быть слово. И консолидация идей и людей. Как заметил А. Севастьянов "хотя убивать сегодня желали бы уже очень многие русские люди, но умирать пока еще не всем ясно, за что". То есть враг для борьбы уже есть, а цели борьбы нет. Вот поэтому и нужен именно авторский диалог. Диалог в Интернете обычное дело. Да можно все обсудить на форумах, но не слишком-то развернешься: в пределах понравилось, не понравилось. А ведь ценна именно развернутая, целостная позиция личности.

Данный цикл будет возможностью для патриотов утвердиться как личностям. Почему бы мне не создать свой сайт? - Это было бы ошибкой. Во-первых, я не программист, дремучий в этом деле человек, даже если и сделаю, то будет не так хорошо, как у Вас. На это к тому же уйдет уйма времени, а оно нужно для творчества. Во-вторых, это будет изоляционизмом, отрывом от уже существующих, живых, бурных источников, таких как "Велесова Слобода".

Многие чтут лишь себя в своем творчестве и деятельности и думают, что все к ним должны прибежать как к спасителям.  Я же уважаю то, чего добились и создали другие достойные люди, их труд, их старания, их связи. Зачем строить на пустом месте? Кричать о единении, но не стремиться к нему, отделяться. Я предлагал свою книгу форуму "Национальная идея" и "Хроносу".

Я - не их формат, так мне объяснили в "Хроносе" - их я в равнодушии обвинить не могу, диалог был насыщенным, но не нужен я им, по техническим причинам - слишком большая книга, никто не будет читать (я у них Ж. Гобино полностью скачал - 5Мб текста и потом очень увлеченно читал). Форум "Национальная идея" вообще не ответил. Так поступили многие. Может быть моя книга - не супер. Но я не думаю, что такими крупными произведениями молодых авторов по данной теме завалены электронные библиотеки, сайты и книжные полки. Опубликовался я в "Самиздате" у Мошкова. Ну и что хорошего. Кто меня заметит посреди тонн всякой лирики, стихов и порнографии? Хотя все-таки люди там тоже интересуются моим творчеством, спасибо им за это. Вывод ясен - надо присоединяться к Своим. К тем, кто близок не только по идее, но и по духу. Призываю всех к этому.

Вы меня сразу опубликовали, несмотря на то, что, в общем-то, я тоже не слишком соответствую "Велесовой Слободе". Во всех последних статьях я активно использовал материал с "Велесовой Слободы" и с дружественных Вам сайтов. Я не могу пренебречь той колоссальной работой, которую делаете Вы и ваши коллеги, в том числе и "Хронос". Для меня важно общее дело - по своим интересам разбегаться еще рано.

Вот такая у меня идея - предложить не только свои взгляды, но и других авторов, а попутно сделать социологический срез по данной теме, по настроениям людей. "Новая борьба" также имеет перспективы стать более широкой публицистической акцией. Все возможно. В принципе статьи этого цикла вполне самостоятельны. Их можно опубликовать и по отдельности с пометкой "Новая борьба", можно в цикле. Можно даже сделать рубрику "Новая борьба" вне всякого цикла, просто ради самой идеи, для наиболее прогрессивных авторов, ниспровергателей, бунтарей на "Велесовой Слободе".

Хотя лично я считаю, что еще не заслужил такого доверия от Вас, чтобы предлагать такие проекты. То, что Вы меня публикуете уже замечательно. Надеюсь, что в целом Вы поддержите мою "Новую борьбу".

С уважением,
Богдан Заднепровский

8 мая 2006 года

Здравствуйте Яволод,

Кажется дело "Новой борьбы" потихоньку продвигается, и не в малой степени благодаря Вам. Вслед за статьями Пионера, я так понял, подключаются правые от ДПНИ и Севастьянова (по убеждениям). Моей маме - человеку простому и мирному, например, больше понравились вовсе не мои статьи, а С. Ярового и Пионера. Большое Вам спасибо! Очень надеюсь, что "Велесова Слобода" будет и дальше продолжать "Новую борьбу".

Совсем недавно прочел статью Павла Лихачева "Стоит ли помогать "Белым" братьям". Радует, конечно же, что, в общем-то, грамотные и рассудительные авторы постепенно присоединяются к "Новой борьбе". Прочитал его статью и понял, что "Новая литература для "Новой борьбы" будет ответом на некоторые его тезисы. А их суть в том, что опять русские выступают в роли "вечно обиженных". Что он раскрывает нам глаза на наших "друзей", особенно касаемо расизма и наших исторических коллизий. Но если кто внимательно читал "Новую борьбу", то заметил, что речь в ней идет вовсе не о расизме (этот термин часто в целях разного рода ангажированной пропаганды нарочно отождествляется с современными идейными течениями такими, как расиализм (А. де Бенуа), расология. Также через его заезженный "образ зла" пытаются очернить объективные научные исследования) - для этого есть другие территории в И-нете, а, прежде всего, о борьбе, о новых вызовах ближайшего будущего нашему обществу. Все силы и оппоненты, которых он перечислил, сами имеют свое мнение о себе и о нас. Задача "Новой борьбы" не искать "друзей" там, или "врагов", а попытаться найти Волю к борьбе за себя, естественно, в нашей стране и в нашем - русском народе. Еще и еще раз настаиваю на том, что не надо чрезмерно ворошить историю - мир изменился навсегда! Ищите в истории метод лечения, хватит заниматься исторической патологоанатомией, "умерла так умерла", какая Невская битва!  Все исторические противоречия до сих пор служат дешевым и надежным PR-методом запутывания и отвлечения общества от насущных проблем и противоречий. "Любит, не любит" нас кто-то - любите Свое, русское! Что касается критики Э. Макдональда - во-первых, хорошо, что такие книги стали доступны. Во-вторых, "Дневник Тернера" писался еще при Советском Союзе, автор уже помер наверное, но он хотя и был суров к русским в своем произведении, однако, в те годы тотального антисоветизма, все же в какой-то мере преодолел вечный негативный стереотип Запада относительно русского человека, назвав русских братьями. Это вообще только сегодня начали понимать, хотя, согласен с Павлом, сильны еще отголоски этого "монголо-татарского" фантома о русских. Да, и вообще, автор - американец, а их творчеству присущ глубокий американоцентризм. Напоследок, конечно же, хочется поблагодарить Павла Лихачева, за то, что присоединился к "Новой борьбе" - с его приходом "Новая борьба", наконец-то начинает превращаться в развернутый дискуссионный форум для серьезных авторов, с последовательной и законченной позицией. Пишите нам, зовите к нам своих коллег. Вместе все обсудим, проанализируем: консолидация - ключ к "Новой борьбе".

С уважением,
Богдан Заднепровский

31 мая 2006 года
Многоуважаемый Яволод!
Что касается Вашего цикла "Новая Борьба", я высылаю Вам небольшую, но актуальную статью "Credo". Надеюсь, она подойдет, т.к. четко формулирует основные отличия русского этнического национализма от остальных разновидностей национал-патриотизма.
Ваш искренне,
Севастьянов


Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


Наверх

 


Поиск на сайте:





Новости сайта "Велесова Слобода"
Подписаться письмом


Поделиться:

Индекс цитирования - Велесова Слобода Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Рейтинг Славянских Сайтов