ВЕЛЕСОВА СЛОБОДА

 

Программа «НОРНА»


Москва, 2006

ЧАСТЬ I

Вильгельм Петерсен | Созывающий войско


СОДЕРЖАНИЕ

ЧАСТЬ I

ПРЕДИСЛОВИЕ

Вводные замечания

Глава 1. ГЛОБАЛЬНЫЙ ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ КРИЗИС

1. Общий взгляд на глобальные проблемы
2. Кризис не устраним. Разбор деталей
3. Без политкорректности. Главная проблема
4. Ответ потенциальным оппонентам
5. Необходимое разъяснение №1. О естественном неравенстве и среднем классе
6. Необходимое разъяснение №2. О государстве
7. Необходимое разъяснение №3. О борьбе классовой и борьбе национальной
8. Необходимое разъяснение №4. О бюрократизации и коррупции
9. Здоровых нет. О базовых принципах современного общественного устройства
10. Варианты развития событий

Глава 2. ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РОССИИ В КОНТЕКСТЕ ГЛОБАЛЬНОГО ЦИВИЛИЗАЦИОННОГО КРИЗИСА

1. Слабое звено
2. Институциональный кризис
3. Национальный кризис
4. Субъективные факторы и некоторые особенности текущего момента
5. Куда ни кинь – все клин

ПОСЛЕСЛОВИЕ К I-й ЧАСТИ


ЧАСТЬ II

Глава 3. ПОЛИТИЧЕСКОЕ ТЕСТИРОВАНИЕ И КОНТРПРОПАГАНДА

1. Вводные замечания. Пропаганда или тестирование
2. Нация или империя. О главном враге
3. Православные, имперские, советские. Одним миром мазанные
4. Миф о «самом ужасном» враге
5. Замечание об убогих
6. Не надо бояться. Некоторые выводы

Глава 4. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ПРОГРАММЫ

1. Чего мы хотим. Цели проекта
2. Наши конкуренты и противники
3. Потенциальные союзники. Стратегические и тактические
4. Вариант целей программы в традиционной политической стилистике

Глава 5. РАЗЪЯСНЕНИЕ ТАКТИЧЕСКИХ МЕТОДОВ

1. Борьба за гегемонию
2. Преимущества гибких структур
3. Политическая власть и реальное управление
4. Куда дует ветер. Единственный шанс
5. Чего делать не надо
6. Реплика о чужих планах, с которыми мы не согласны

ПОСЛЕСЛОВИЕ КО II-Й ЧАСТИ


ЧАСТЬ III

Глава 6. ТАКТИКА УСПЕХА

1. Предварительный проект «объединение»
2. Бизнес-план проекта «мечта»
3. Проект «АВ»
4. Мега проект «раскачка»
5. Проект «перезагрузка – 1»
6. Проект «перезагрузка – 2»
7. Реплика о хороших ментах
8. Реплика о «плохих парнях»
9. Проект «наведение мостов»
10. Проект «рассредоточение»
11. Проект «комитет»
12. Нулевой шаг
13. На следующий день
14. Реплика о вариативности тактических планов, идеалах и интересах

ПРИЛОЖЕНИЕ

ПОСЛЕСЛОВИЕ


Внимание! Полный текст Программы находится в архиве!


НОРНА | Национальное Освобождение Русского Народа

ПРЕДИСЛОВИЕ

Уважаемые читатели. Вы держите сейчас первую часть политического манифеста Программа «НОРНА». НОРНА – это аббревиатура словосочетания Национальное Освобождение Русского Народа.

Идея написания данного манифеста возникла следующим образом. Читатели серии «Сварогов квадрат» неоднократно обращались к ее автору профессору, П.М. Хомякову с предложениями написать нечто «программное» и «откровенное», «не прятаться за художественный жанр», «не смешивать стратегию и идеологию с лирикой и эротикой».

Эти предложения поступали от разных людей. Но эти, не знающие друг друга читатели, формулировали их с поразительным единодушием и сходством в формулировках. Отсюда можно сделать вывод, что, наверное, эти предложения отражают нечто весьма значимое. То, что, как говорится, «носится в воздухе».

Следует отметить, что профессор Хомяков, при всем его уважении к ценителям его книг, не был согласен на написание подобной программы или политического манифеста, мотивируя это тем, что, во-первых, он не является сейчас активным действующим общественным деятелем. Во-вторых, он считает, что все, что мог сказать как аналитик, прогнозист и стратег уже сказал в его книгах серии «Сварогов квадрат». В них даже есть конкретные рекомендации, правда, завуалированные под художественный вымысел, что надо делать для победы русской национальной революции.

И, если читателям этих книг мало, то Петр Михайлович посчитал нецелесообразным что-то разжевывать. По его мнению, такое разжевывание было бы неуважением к собственным способностям его читателей – анализировать и делать выводы из очевидных вещей. Нас, сложившуюся группу его преданных поклонников и почитателей, это несколько задело, и мы сделали концентрированные выводы из его книг, и применили их к практическому, политическому планированию. К нашему стыду, мы не смогли прибавить почти ничего нового к стратегическим прорывным идеям и разработкам профессора, мы лишь обильно цитировали его книги, включая научные, не вошедшие в серию «Сварогов квадрат», а также плагиаторским способом использовали его накопленный опыт и знания, приняв их полностью. Однако в рамках его стратегических построений нам удалось разработать тактические программы действий для инициативных групп и отдельных людей в совокупности их выполнения, приводящие к реализации планов построения национального государства Русь, изложенных в книгах профессора.

По ходу дела Петр Михайлович иногда консультировал нас, но, в целом, текст не читал. Как он говорит «из принципиальных соображений». А мы и не настаиваем.

Сразу заметим, наш политический манифест – это Программа действий. Мы его рассматриваем как политический документ. В отличие от многих раскрученных авторов «национально-патриотического» толка, мы не хотим в стотысячный раз повторять, какие плохие евреи, масоны, кавказцы и кремлевские власти.

Мы говорим, что делать; в какой последовательности делать; сколько это может стоить; когда есть смысл говорить о стоимости тех или иных мероприятий; какова вероятность успеха того или иного проекта; а главное – для чего делать, каков результат того или иного этапа нашей Программы.

Мы утверждаем, что до нас в этих горах книг и брошюр национально-патриотической направленности никто этого не говорил. Не считать же за серьезные политические рекомендации призывы типа «не голосовать за евреев», или призывы к армии «восстать»!? Последнее, вообще, верх кретинизма. Так эти продажные кремлевские псы и восстанут. Держи карман шире.

И, наконец, еще одно замечание в завершение нашего предисловия. Наша Программа представляет собой единый текст. Но это программа, ни много, ни мало, национальной революции русского народа, его единственного шанса выжить. Далее мы убедительно докажем данный тезис.

Может возникнуть вопрос, почему на такое «опасное» дело мы привлекаем людей так открыто. Тому есть две причины. Первая: мы боремся за умы, мы действуем информационными методами, а не силовыми, по крайней мере, до потери российскими властями возможности управления страной. В процессе выполнения задач Программы мы не совершим уголовных преступлений (если только вынужденно, в порядке обороны), а значит, бояться нам нечего. Вторая причина: на момент наступления хаоса и полной дезориентации политических сил построссийского пространства мы окажемся единственной крупной дееспособной и уже силовой политической структурой, сохранившей управление. Соответственно, сила, заявляющая о защите активной части русского народа не может скрываться и прятаться, ибо тогда нас никто из народа не найдёт и, более того, никто о нас не узнает. Правда, вышесказанное не означает того, что мы будем оставлять домашние адреса и телефоны.

И еще одно замечание. У Программы есть три части. Но у нее есть еще и не вошедшая в данную книгу-документ «нулевая часть» – все книги серии «Сварогов квадрат».

Мы надеемся на осмысленный интерес к нашей работе. И ждем этого интереса в первую очередь от читателей «Сварогова квадрата». Все равно, те, кто заинтересуются Программой, обратятся к этим книгам.

Итак, мы приступаем к изложению.

Мы – это Команда Программы (КП), о которой написано в третьей части, и которая оказалась сформированной несколько раньше, чем мы предполагали.


Вводные замечания

Итак, «Программа «НОРНА». Сразу возникает вопрос, программа чего. Программа достижения каких целей, программа защиты чьих интересов. Программа, которую КП разрабатывает для кого-то, или программа, которую КП сама намерена выполнить.

Скажем сразу. Это отнюдь не программа спасения мира и обретения всеобщего счастья. Более того, это даже не программа «спасения России», о чем так «проникновенно» любят говорить иные деятели «патриотических» взглядов, пробующие себя в жанре стратегического прогнозирования и планирования.

Вообще, профессиональные ученые знают, что чем проще и понятнее та или иная доктрина или теория, тем точнее она отражает истину. Поэтому и мы будем стремиться к максимальной простоте. И в очередной раз зададим вопрос, по чьей просьбе пишется этот манифест? По просьбе читателей, симпатизирующих идеям книг «Сварогова квадрата».

Кто эти читатели? Русские люди средних лет. Социально состоявшиеся – средние бизнесмены, умудряющиеся выживать в диких российских условиях; специалисты и мастера своего дела (высшей, но отнюдь не только высшей, квалификации), умудряющиеся сохранить свой статус при нынешней тотальной деградации и одичании; ответственные (а такие тоже есть) деятели муниципалитетов в российской глубинке, умудряющиеся не развалить вверенное им хозяйство. И им подобные «крепкие, честные и достойные» русские мужчины и женщины. Которые, строго говоря, не бедствуют, но которые при этом хотят жить, а не выживать, как это они вынуждены делать сегодня.

И при всем при том, это люди общественно активные, думающие, размышляющие, читающие. А многие из них идущие еще дальше, и к общественной активности прибавляющие активность политическую.

Разумеется, наши читатели люди, как минимум, не равнодушные к очевидным национальным проблемам русского народа. А иные, более того, готовы бороться, или даже борются за интересы Русского Дела.

Короче, это русский средний класс. Который ныне существует в море угроз – от российского государства, его продажных чиновников и правоохранителей, от этнических мафий, оккупировавших страну, от немотивированной агрессии оболваненных маргинальных масс, от внешних угроз и т.д. и т.п.

Характерно, что эти угрозы представители русского среднего класса отражают, не имея поддержки ниоткуда. Им не спрятаться за должность и погоны, как чинушам и ментам. У них нет поддержки агрессивного мафиозного землячества, как у кавказцев. Или не столь агрессивного, но гораздо более изощренного «землячества», как у евреев. У них нет и внешних союзников (по крайней мере, в настоящий момент).

Не будем вдаваться в предысторию, но, говоря о ситуации нынешней, можно сказать, что есть все основания полагать, что русский средний класс рухнет, исчезнет, не выдержав этого чудовищного давления со всех сторон. Вы скажете, что так не может быть. Еще как может, – ответим мы. Да вся история России это борьба государства со средним классом. Начиная со снятия вечевых колоколов в русских городах потомками Александра Невского и заканчивая раскулачиванием 1929-1931 годов.

Но русский средний класс всегда возрождался вновь. Он генерировался русским народом из своих глубин. Что, однако, не должно успокаивать. Как убедительно доказал наш гениальный современник, академик Казначеев, уставать и истощаться может не только отдельный человек. Устают и истощаются и популяции и народы. А главный показатель наличия такого истощения – исчезновение самостоятельных и инициативных представителей у такой популяции или народа. Говоря нашими словами, прекращение самовозобновления среднего класса и его подпитки снизу. В данной ситуации место среднего класса занимают не связанные с этим народом иноплеменные паразиты, или даже откровенные агрессоры.

Но без среднего класса нет нации. То есть, общности, способной бороться за свои интересы, способной развивать определенную, уникальную национальную цивилизационную модель (или ее оригинальный вариант). Народ, не станем лукавить, как объект для эксплуатации, будет. А вот в нацию такой народ, лишенный среднего класса, никогда не превратится.

Опять же, мы не будем сейчас обосновывать это утверждение. Это сделано в книгах «Сварогова квадрата», но отчасти мы коснемся этого вопроса ниже. Ибо он очень важен для верного понимания сути событий.

Итак, если русский средний класс исчезнет, то российское государство этого, может быть, и не заметит. А, скорее всего, даже этому возрадуется. Но вот народ русский будет окончательно превращен в некий «субстрат для других субъектов» и перестанет существовать. Исчезнет, как это бывает и в природе, популяция, сведенная на нет скопищем паразитов и хищников. А вместе с народом перестанет существовать и уникальная русская цивилизация. То, что потом эти паразиты и хищники сами сдохнут, нас не волнует. Слабое утешение для исчезнувшего народа.

Исчезновение же русского народа, в свою очередь, значительно уменьшит шансы выживания всей белой расы. Ибо в борьбе за сохранение белого человечества важен каждый участник этой борьбы. И с исчезновением белого человека сгинет и цивилизация. Вот этот тезис мы докажем ниже подробно. А пока лишь провозгласим его.

А в итоге … М-м-да. В итоге картина вырисовывается весьма неприглядная. Десятки тысяч лет развития человечества псу под хвост.

Впрочем, не будем пока замахиваться на слишком масштабные задачи и провозглашать, что мы боремся «не за себя, а за судьбы человечества». За себя мы боремся. За себя. Просто, борясь за себя, мы автоматически способствуем решению весьма масштабных задач. Чем можем гордиться. Ибо этим мы отличаемся от различных маргиналов, аутсайдеров и деградантов. Они тоже борются за себя. Но вот их борьба способствует одичанию, деградации и децивилизации. А наша, повторим и подчеркнем, наоборот.

Вернемся, однако, к судьбам русского среднего класса. Так вот, «Программа «НОРНА»» – это программа борьбы за интересы русского среднего класса. За его выживание, процветание и развитие. Программа борьбы этого класса с российским чиновничьим государством, с этническими мафиями, с внешними покровителями этих мафий и с теми порядками, и теми тенденциями, которые играют на руку врагам этого класса.

Но, и мы покажем это ниже, подтвердив провозглашенные выше утверждения, одновременно это и борьба за поступательное цивилизационное развитие, борьба с глобальной деградацией и одичанием, борьба с биологическим вырождением человечества, борьба за выживание и процветание белой расы.

Однако эта борьба начинается не с абстракций и взваливания на себя некоего мессианского груза. Она начинается с решения конкретных и злободневных, своих, чисто русских проблем. Здесь и сейчас.

Программа начинается с большого пласта идеологических и стратегических разъяснений. Ибо те, кто захочет применить ее на деле, не должны иметь никаких сомнений в том, что все её рекомендации, иногда весьма неожиданные, обоснованы и выверены.

Несмотря на довольно большой пласт мировоззренческого, идеологического и стратегического материала, Программа не заканчивается, как все иные работы подобного рода, перечнем целей и задач. А как эти задачи выполнять? И почему, собственно, они выполнимы? Тоже, знаете ли, важный вопрос для человека ответственного.

Кстати, мы понимаем многих реалистов среднего класса, которые, читая те или иные работы общественно-политического характера, остаются разочарованными. В самом деле, много ли толку от рекомендаций как выиграть парламентские или президентские выборы, если эти выборы в стране фактически отменены, сведены к фарсу.

И много ли толку от рекомендаций, как выиграть революцию, если очевидно, что в России почти нет людей, которые готовы выйти не то что на баррикады, а просто на несанкционированный митинг. Различные массовые стихийные сходы по конкретным поводам не в счет. Такие сходы это не репетиции революции, а репетиции бунтов. Которые не имеют перспективы. Ибо бунт и революция – вещи существенно разные.

Впрочем, мы отвлеклись. И, возвращаясь к нашей теме, скажем, что мы, в отличие от работ упомянутого толка, даем конкретный сценарий установления в России власти русского среднего класса. И показываем, что этот сценарий выполним. Причем, в каких условиях он выполним и даже, в какие сроки.

Интригует?

Если интригует, то просим нашего делового и занятого читателя прочитать все предварительные разъяснения. Впрочем, мы никого не агитируем. Хотите, читайте. Хотите, нет.

Итак, Программа завершится перечнем конкретных мероприятий и даже иногда оценками затрат на их проведение. Но эта конкретика есть логический вывод из гораздо более масштабных построений. Ибо следует помнить одно важное правило. Успех любых усилий, любых проектов не менее, чем на три четверти определяется верной стратегией. А выработка стратегии – это в первую очередь нахождение путей взаимодействия с внешней, по отношению к данному проекту, средой.

Поэтому проблемы русского среднего класса мы рассмотрим в самом широком контексте, контексте глобальном. Пусть это не смущает нашего читателя. Во-первых, именно такое первоначальное рассмотрение позволит нам раз и навсегда решить целый ряд сложных мировоззренческих вопросов. Во-вторых, из глобальных обобщений потом последуют совершенно конкретные, даже иногда, частные, выводы и тактические рекомендации.

Однако, к этим частностям мы придем позже. А пока начнем с проблем глобальных.

И то сказать, на тонущем корабле поведение всех, находящихся на борту, определяется, прежде всего, фактом кораблекрушения.

Все остальное вторично.

На этой реплике можно было бы и закончить разъяснение последнего тезиса о значении стратегического подхода к решению конкретных проблем. Но тезис слишком важен, чтобы оставить его без дополнительной расшифровки и детализации.

Вступая в борьбу русскому среднему классу необходимо понять, что его ресурсы по сравнению с ресурсами его врагов и конкурентов ограничены. Если иным наиболее «крепким» и социально состоятельным представителям среднего класса это не очевидно, то мы не поленимся показать, что это именно так.

В самом деле, даже довольно удачливые русские независимые (это важно!) бизнесмены, например, владельцы неких заводов, транспортных предприятий и т.п. все равно обладают ресурсами гораздо меньшими, чем те же олигархи (как правило, не русские, или, что еще хуже, оторвавшиеся от собственного народа), спевшиеся с Кремлем.

А силовые ресурсы любой не государственной структуры неизмеримо слабее силовых ресурсов нынешнего российского полицейского государства.

Примеры подобного рода можно множить и множить. И пусть не вводит нас в заблуждение идея о том, что вот если наши ресурсы объединить, то мы сможем на равных тягаться с врагами.

Тягаться не сможем. Элементарные подсчеты о том свидетельствуют.

Сказанное ни в коем случае не означает отказа от объединения в целях борьбы. Объединяться надо и бороться надо. Но (!!!) бороться отнюдь не значит тупо меряться силами и ресурсами с заведомо более сильными противниками.

В данной ситуации уместна будет следующая аналогия. Наши противники подобны владельцам больших мощных современных кораблей. А мы в таком случае подобны владельцам среднего добротного парусника с довольно слабосильным мотором.

Тупо выиграть гонку с этими кораблями, напрягая наш слабый движок, нам не дано. Однако, мы можем использовать паруса, от которых за ненадобностью отказались наши конкуренты. Мы можем ловить ветер, который, очевидно, не мы раздули. Но который может быть весьма сильным. Еще мы можем не впадать в самонадеянность, свойственную нашим конкурентам. И, образно говоря, не переть поперек сильных тайфунов, а обходить их стороной. Еще мы менее зависимы от наличия горючего. И в ситуации его дефицита легко обойдем своих противников.

Итак, в данной ситуации, что дает нам шанс на победу? Знание ветров. Знание, откуда дует ветер, и откуда он будет дуть завтра. Знание того, куда будут двигаться тайфуны. Или, говоря научно, доскональное знание синоптической обстановки. Без этого знания нам не победить.

А почему, собственно, этого знания лишены наши противники? Потому, что противники слишком сильны. Это знание (во всяком случае, они так считают) им не нужно. Они, условно говоря, скомандуют «Полный вперед!», и обставят всех «слабосильных» без дополнительных умственных усилий.

И даже если они поймут по ходу дела, что эти знания им полезны, они не смогут освоить их сразу. Слишком долго они не напрягали свои мозги, слишком долго надеялись на собственную крутизну, слишком велики пробелы в их базовом образовании.

Поэтому наше знание «о ветрах» еще долго будет нашей монополией. И нашим единственным шансом достичь победы.

Здесь уместно будет обратить внимание читателя и на противоположный тезис. Для нас «незнание о ветрах», а тем более, неверные сведения о них гибельны вдвойне. Наши противники в силу своих больших возможностей могут позволить себе (хотя бы до определенных пределов) тупость и пренебрежение обстановкой. Для нашего же «парусника» это гарантированная гибель, а не просто «поражение в гонке».

Поэтому неверное знание, всяческие ложные и изжившие себя доктрины и тому подобные заблуждения – непозволительная роскошь для русского среднего класса. Это, без преувеличения, одна из главных угроз нашим интересам.

О чем мы еще не раз скажем, рассматривая варианты конкретных действий в рамках «Программы «НОРНА»». Но пока стоит хорошо запомнить этот тезис на будущее.

Однако вернемся к нашим «тайфунам». И мы еще раз обратим Ваше внимание, наш читатель, на одно свойство «ветров». Их не купишь, им не прикажешь, их не изменишь по своему произволу. И их энергия неизмеримо больше той энергии, которая сосредоточена в движках даже самых «крутых» кораблей.

Наше искусство заключается в том, чтобы уметь «ловить» ветер, который дует отнюдь не по нашему велению. Мы должны не сетовать на то, что он иногда дует не так, как нам хочется, а без гнева и печали принимать ситуацию такой, какова она есть.

И использовать ее для достижения победы в гонке.

Нам кажется, что наша аналогия достаточно прозрачна. И наши выводы читателю понятны.

Но, тогда, что такое это «знание о ветрах и тайфунах» применительно к нашим задачам? Это знание о глобальных цивилизационных, политических, демографических и экономических процессах. Это знание об объективных процессах развития России на фоне упомянутых глобальных тенденций. Это знание обо всех возможных кризисных ситуациях, на которых могут расшибить себе лоб наши «крутые» конкуренты.

А наша тактика при наличии этих знаний будет заключаться лишь в том, чтобы правильно «ставить паруса», чтобы уловить этот «политический ветер». И, используя его, плыть туда, где мы сможем поймать еще больше ветра в наши паруса. Ветра, который будет помогать нам, но мешать нашим более сильным соперникам, которые разучились «работать с ним».

Вот теперь нам кажется, что мы достаточно подробно обосновали наш тезис о том, что верная стратегия, наш единственный шанс на победу. И читатель не посчитает, что изложение ряда вопросов глобального масштаба не относящаяся к делу блажь.


Глава 1. ГЛОБАЛЬНЫЙ ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ КРИЗИС

1. Общий взгляд на глобальные проблемы

Итак, общую картину «ветров» в море, где тягается в гонке с «большими» наш парусник, определяют так называемые глобальные проблемы. П.М. Хомяков уже писал о них в некоторых своих книгах серии «Сварогов квадрат», но это тот случай, когда мы считаем некоторое сжатое повторение уместным.

Итак, это понятие было введено в оборот в работах известного Римского клуба в конце 1970-х годов. Под глобальными понимались проблемы, так или иначе, прямо или опосредовано, касающиеся всех стран мира. К этим проблемам были отнесены: экологическая, ресурсная, продовольственная, энергетическая, демографическая. Иногда как отдельная глобальная проблема выделялась проблема угрозы ядерной войны.

Следует отметить, что с самого начала существовали достаточно пессимистические прогнозы относительно возможности решения этих проблем. Известные работы Д. Форрестера и Д. Медоуза, легшие в основу выводов о т.н. «пределах роста» доказывали, что реальными альтернативами являются или прекращение роста производства и потребления в глобальном масштабе, или системный кризис всей современной цивилизации.

Но, что такое остановка роста, например, для нас, жителей России? Это отсутствие надежд на хотя бы гипотетическое улучшение уровня жизни. Живущие в коммуналке должны остаться там до скончания веков. Живущие под протекающей крышей тоже.

Разумеется, такая перспектива не вдохновляла никого. И Форрестер с Медоузом это предвидели, и предсказали кризис глобального масштаба при отказе от остановки роста производства и потребления.

Наступление кризиса прогнозировалось в пределах достаточно широкого временного диапазона, начиная с 1995 года и заканчивая 2025 годом (заметим, кстати, что предсказание сроков наступления того или иного явления – самое трудное в прогнозировании). Однако, наиболее вероятным представлялся интервал с 2008 по 2015 год.

Следует отметить, что пессимистические выводы авторов «Пределов роста», в отличие от более поздних оптимистических прогнозов, базировались на модельных расчетах. Можно много критиковать весьма упрощенные модели Форрестера и Медоуза, но авторы более поздних исследований глобальных проблем в обоснование своих выводов не представляли, как правило, вообще никаких расчетов. А тем более, комплексных моделей, в которых в рамках одного программно-вычислительного комплекса во взаимной увязке исследовались бы экологические, ресурсные, демографические, социальные и экономические процессы.

Более чем поверхностно исследовались (если это вообще делалось после Форрестера и Медоуза) процессы научно-технического развития.

У исследователей, занимавшихся глобальными проблемами с самого начала появления этой научной темы, к числу которых относится и профессор Хомяков, консультациями которого мы в данном случае пользуемся, создается впечатление, что под современными оптимистическими доктринами решения глобальных проблем, типа доктрины устойчивого развития, вообще нет никакого научного обоснования.

И эти «теории» являются просто перечнем благих деклараций, составленных в духе модной сейчас политкорректности.

Однако, мы можем констатировать, что реальная жизнь подтверждает не эти благостные пожелания, а жесткие прогнозы Медоуза и Форрестера.

Так, например, прогноз авторов «Пределов роста» об устойчивой тенденции роста цен на энергоносители, начиная с 2005 года, полностью подтверждается (ниже мы подробно рассмотрим этот вопрос и разъясним некоторые неоднозначные моменты в данной проблеме).

Подтверждается также их тезис о том, что цивилизационная напряженность будет реализована в совершенно неизвестных в конце 1970-х годов формах. Что мы и видим сейчас, когда вместо достаточно предсказуемого и прозрачного противостояния двух мировых политических блоков, мы наблюдаем с рациональной точки зрения необъяснимый всплеск неуловимого, но вполне реального «международного терроризма», повсеместный рост межэтнических конфликтов и тому подобные явления.

Весьма недвусмысленно подтвердился и вывод авторов «Пределов роста» о том, что по мере роста перенаселенности Земли, сама биосфера начнет генерировать заболевания, способные радикально сократить численность населения. При этом никакое улучшение медицины не способно будет остановить эту тенденцию.

Одно из «новых заболеваний» непременно вызовет глобальную пандемию. И чем позже, при более высокой плотности населения это произойдет, тем кардинальнее будет вымирание.

В качестве иллюстрации этого тезиса можно было бы привести появление сначала СПИДа, а теперь птичьего гриппа. Но не будем прибегать к этим слишком экстраординарным примерам. Тенденции роста заболеваемости по абсолютному большинству болезней, которые прямо или опосредовано грозят смертельным исходом (рак, сердечно-сосудистые заболевания, диабет, тяжелые нарушения психики, гепатиты В и С, тот же СПИД и т.д. и т.п.) имеют следующий характер.

На всех континентах темпы роста заболеваемости этими болезнями в десятки и сотни раз превышают темпы роста населения. Если темпы роста последнего колеблются от нуля до первых процентов в год, то темпы роста заболеваемости СПИДом, диабетом, или гепатитом составляют десятки, а в некоторых случаях сотни процентов. Это официальные данные Всемирной организации здравоохранения. Вполне доступные, в частности, через Интернет.

Экстраполяция этих тенденций в ближайшее будущее позволяет сделать вывод, что вскоре абсолютное большинство населения всех без исключения регионов Земли будет «готово» к массовому вымиранию, в результате которого в соответствие с прогнозами Форрестера и Медоуза, население Земли сократится в три-пять раз, а в наиболее жестком варианте в семь раз.

Собственно, теоретическая возможность такого развития событий уже очевидна на примере Африки, где на 60%-80% ВИЧ инфицированное население просто вымрет на эту величину от первой же эпидемии смертельной в данной ситуации оспы. Вероятность чего полностью исключать нельзя. Ибо штаммы оспы есть. Об их доступности можно много дискутировать, но это отдельная тема, обсуждение которой не может принципиально изменить выводы о правоте Форрестера и Медоуза.

Однако вернемся к нашему изложению.

Итак, можно утверждать, что проблемы глобальной нехватки ресурсов, ухудшения качества среды и перенаселенности Земли в целом, остаются нерешенными.

И имеются только два варианта их разрешения.

Первый, обоснованный авторами «Пределов роста». Он состоит в том, что сама биосфера выработает механизмы радикального (не менее, чем в три с половиной раза) сокращения населения Земли. И тогда автоматически будет решена проблема перенаселенности, нехватки ресурсов, ухудшения качества среды.

Второй, который предполагает решение хотя бы части глобальных проблем на путях новой НТР. Это решение хотя бы части глобальных проблем в силу взаимосвязанности этих проблем, даст возможность в будущем решить их все.

При всей декларативности таких утверждений, проиллюстрируем их реальность на примере энергетической и, отчасти, ресурсной и экологической проблем.

Устойчивая тенденция к росту цен на энергоносители наилучшим образом свидетельствует об их растущем дефиците. Это, повторяем, наиболее яркая, общеизвестная интегральная характеристика данного процесса. Хотя есть много других более специфических показателей, характеризующих этот дефицит.

Между тем, уже сейчас существуют, причем реально воплощенные, технологии, позволяющие существенно сократить потребление энергоресурсов, без снижения выработки тепла и энергии.

Можно с некоторой долей условности сгруппировать их в следующие классы.

Первое. Различные технологии, позволяющие с одной стороны использовать более низкосортное горючее (вплоть до бытового мусора), а с другой стороны существенно, до 60%-65% повышать КПД энергоустановок.

Не всегда эти две тенденции с одинаковой результативностью воплощаются в одних и тех же изделиях. Но порознь они давно реализованы. Например, в энергоустановках с т.н. «кипящим слоем», где достигается КПД гораздо выше традиционных 30%-35%.

Имеются и менее известные, однако, уже работающие т.н. «газогидратные» турбины, «турбины Полетавкина» и другие аналогичные установки.

Очевидно, что общая тенденция радикального, на десятки процентов, повышения КПД и возможность использования низкосортного горючего помимо решения энергетической проблемы (рост выработки энергии при неизменности затрат энергоносителей) одновременно способствует смягчению экологической проблемы. Что осуществляется уменьшением выбросов на единицу выработанной энергии, а также возможностью более полной утилизации горючих бытовых отходов при использовании низкосортного горючего.

Второе. Использование при теплообеспечении установок, построенных в соответствии с принципом т.н. «тепловых насосов». Этот принцип был запатентован еще в 1930-х годах известным советским изобретателем П.К. Ощепковым.

Описание этого принципа слишком сложно, и формат данного манифеста не позволяет нам приводить его. Скажем лишь, что расход энергии при сохранении исходного уровня теплообеспечения сокращается, как минимум, в два раза. В более сложных вариантах реализации в три, пять, и даже семь раз.

Соответствующие установки созданы и работают уже более семи лет. В частности в котельной НПО им. Лавочкина. Экономия горючего в этой, обслуживающей один микрорайон котельной, оценивается примерно в один миллион рублей в месяц в ценах 2003 года.

Кстати, себестоимость тепла на этих установках в 30 000 (тридцать тысяч) раз дешевле традиционных аналогов.

Напомним, что около 60% энергии в России тратится на теплообеспечение. И экономия этих расходов хотя бы в два раза сразу решает энергетическую проблему, по крайней мере, в масштабах нашей страны. А также Украины, Белоруссии, стран Северной и Центральной Европы.

Разумеется, в рамках подобного решения энергетической проблемы сразу автоматически смягчается и экологическая проблема. В соответствии с механизмами, о которых мы писали выше.

Помимо перечисленных, реально работающих, и готовых к немедленному широчайшему тиражированию технологий, можно было бы упомянуть и другие, менее разработанные технически, но физически вполне реализуемые масштабные энергетические проекты.

Не желая превращать наш материал в научно-популярную статью узкой направленности, заметим лишь, что большим энтузиастом подобных проектов был президент США Д. Картер, которого никак нельзя отнести к бесплодным мечтателям.

Но, повторим, эти пока технически не воплощенные замыслы не меняют общей оценки ситуации, которая сводится к тому, что решить энергетическую проблему можно немедленно. При этом существенно смягчается и экологическая проблема.

И отчасти ресурсная. Ибо дефицит многих видов сырья мнимый. Многие широко распространенные в земной коре элементы сейчас просто нельзя извлекать в силу высокой энергоемкости соответствующих процессов. Поэтому, их добывают только из наиболее, с энергетической точки зрения, приемлемых видов сырья.

Например, алюминий добывают из бокситов. И подсчитывая мировые запасы бокситов, делают выводы об их скором исчерпании.

Но говорить об исчерпании алюминиевого сырья на Земле, притом, что земная кора на 7% состоит из алюминия, с научной точки зрения просто не корректно. При решении энергетической проблемы, дефицит алюминия на Земле не наступит никогда.

Повторим, грязь у нас под ногами на 7% состоит из алюминия.

И это относится к очень многим видам сырья. Будет в достатке энергия и никакого дефицита не будет.

Надеемся, что приведенными примерами мы, если не доказали, то хотя бы убедительно продемонстрировали, технические возможности немедленного решения многих глобальных проблем. Немедленного, не устанем повторять это многократно.

В этом месте предвидим возмущенный вопрос читателя, – почему эти решения не реализуются?!

Ответ очевиден. Если объективно существующие возможности не реализуются, то причиной тому субъективный фактор.

В случае с энергетическими проблемами этот фактор известен. Это могущественное топливно-энергетическое лобби, которое более чем влиятельно и в мировом масштабе и в масштабе отдельных стран.

В России особенно.

Другим субъективным фактором, сдерживающим реализацию кардинального решения ряда глобальных проблем, является принципиальная невосприимчивость бюрократических структур, как государственного управления, так и управления крупнейших ТНК к внедрению инноваций.

Это опасная тенденция видна многим аналитикам. Так, на нее обращалось внимание в «Докладе президенту» Комиссии по конкурентоспособности при Конгрессе США еще в 1992 году.

Кстати, великолепным примером отторжения прорывных решений современным обществом является судьба упомянутого экс-президента США Джимми Картера. Существует вполне обоснованная и правдоподобная версия, что крах его политической карьеры был организован топливно-энергетическим лобби. Ибо попытки Картера бросить всю мощь США на создание «новой энергетики» было этому лобби «не по душе».

Тем не менее, теоретически эти субъективные ограничения преодолимы. Такая возможность может быть реализована при условии максимально широкого внедрения гибких систем управления, восприимчивых к инновациям. В этом нет никакой экзотики. Гибкие организационные структуры стали повседневной практикой современного менеджмента.

Однако такие структуры для преодоления глобального кризиса должны стать повсеместными. Не только в производстве или экономике вообще, но и в управлении государством.

Следует помнить, что альтернативой этому будет являться решение глобальных проблем путем многократного сокращения населения в процессе глобальных пандемий и неуправляемых спонтанных социальных конфликтов в соответствие с прогнозами авторов «Пределов роста».

Написав эту фразу, мы поразились ее спокойствию и академичности. И это оправдано. Но для обычного читателя все же напомним, что означает эта фраза.

Это означает пандемии, не описанные ни в одном романе ужасов. Это означает тотальный кризис всех систем жизнеобеспечения. Это означает войну всех против всех.

И в результате преждевременную гибель большинства населения Земли. Большинства. Как минимум трех из четырех человек. А может быть, и шести из семи.

И все это начнется исподволь, с досадного, не прекращающегося повышения цен на бензин, например. Все как в фильмах Хичкока. Вяло, скучновато, обыденно. Но от этого не менее страшно.

Допустим, читателя в этом месте «проняло». Но, внимательно ознакомившись с этим материалом, он успокоится. Хитрые авторы, де, убедительно продемонстрировали простые технические решения упомянутых проблем. И ничего ужасного очевидно не будет.

Разве не так?

Да, читатель, а вы романтик-идеалист. Вдумайтесь, что означает, например, внедрение гибких систем управления в государственных структурах?

Это означает отказ от пресловутой «вертикали власти». Пойдет ли на это Кремль, например?

Вопрос риторический. Никогда. С сокращением населения страны в семь раз согласится, но от своей любимой трижды проклятой «вертикали власти» не откажется.

Кстати, Кремль не только согласится с вымиранием населения. Он к этому активно готовится, всячески стимулируя миграцию. Русские передохнут, их место, по мысли Кремля, займут кавказцы, азиаты, негры. И «многонациональная Россия» будет стоять в веках. Правда, без русских, но зато со все той же элитой во главе.

Наивные, они думают, что кавказцы, китайцы и негры оставят их у власти. Но это не так. Не испытывающие никакого пиетета к стране, являющейся для них лишь источником доходов, а отнюдь не местом вложения сил, средств и души, они и власть там поставят свою – кавказскую, негритянскую, китайскую. А московско-питерскую «элиту» вышвырнут пинком под зад из этой «России без русских».

Впрочем, мы поговорим об этом сценарии чуть позже.

А как ты считаешь, читатель, будут ли в восторге нефтяные шейхи, представитель нефтяного бизнеса Буш, и все тот же наш Кремль, подмявший все нефтяные компании страны от внедрения новых технологий в энергетику?

Вопрос опять риторический.

А воротилы медицинского и фармацевтического бизнеса будут в восторге от новых технологий, позволяющих быстро и дешево лечить почти все хронические болезни?

И снова риторический вопрос.

Поэтому читатель, и ничего подобного и не внедряется. Примеры чему мы приводили выше. И можем приводить буквально бесконечно. Поэтому никогда не будут созданы условия для настоящего полноценного прогресса в рамках нынешней социально-политической и экономической модели.

Сменить модель?

Но это революция. Поистине мировая революция. Ибо ни одна из ныне существующих политических моделей не адекватна решению глобальных проблем (о чем мы еще поговорим ниже гораздо подробнее).

А в такой тотальной мировой революции погибнут все те же три четверти мирового населения. Если не больше.

Так что, прогнозы Форрестера и Медоуза реализуются.

Что так, что этак.

Но было бы неправильно сводить все к авторам «Пределов роста». В прогнозе конца света поразительно единодушными оказалась христианская Библия, аналитики Римского клуба и многие, многие другие, менее известные предсказатели.

Однако в оправдание нашего спокойствия стоит заметить, что это конец «их» света.

Света, которого, лично нам, ничуть не жаль.


2. Кризис не устраним. Разбор деталей

Выше мы пообещали, что рассмотрим и обоснуем наши выводы о глобальном кризисе нынешней цивилизации подробно. Это вполне логично. Слишком сильные выводы и слишком важны они для обоснования практических шагов. Такие выводы вот так сразу на веру не примешь. Даже читателям «Сварогова квадрата» поверить в такие ужасы будет нелегко.

Что ж. Обоснуем, разберем, разъясним.

Итак, к глобальным проблемам относятся экологическая, ресурсная, продовольственная, энергетическая, демографическая. Все они были, что называется, «на слуху» у мирового общественного мнения в конце 1970-х – начале 1980-х годов. А потом о них немного подзабыли. У человека неосведомленного могло даже сложиться впечатление, что они решены.

А если так, то и глобальный кризис оказался всего лишь очередной страшилкой. Не более того.

Мы, как уже ясно читателю, так не считаем. И покажем, что все эти проблемы остались нерешенными. Более того, они, если сравнивать человечество с организмом, перешли из острой стадии (которая хотя и опасна, но излечима) в стадию хроническую. Частично компенсированную, но, увы, не излечимую. Как и всякая хроническая болезнь, комплекс глобальных проблем будет лишь усугубляться, с неумолимостью парового катка толкая человечество к гибели.

Начнем наш обзор с проблем экологических, которые в свое время были поданы наиболее ярко.

Итак.

В конце 1970-х мир столкнулся с резким обострением экологического кризиса. Ведущие западные СМИ были заполнены фотографиями залитых нефтью пляжей, регулировщиков, стоящих в противогазах на перекрестках мегаполисов, сообщениями о смертельных случаях после купания в европейских или американских реках.

Всем вдруг стало сразу ясно, что производство сопровождается экологическими издержками. Занявшись оценкой этих издержек, исследователи очень быстро пришли к выводу, что тогдашний объем производства при тогдашних технологиях быстро приведет к такой деградации среды, которая сделает жизнь невозможной.

Самым пикантным в этой ситуации было то, что наиболее невыносимые условия для жизни создавались в самых развитых странах, где и была сконцентрирована львиная доля мирового производства.

Разумеется, элита этих стран, вернее, ее наиболее дальновидная часть, инициировала соответствующие научные работы.

К чести первых исследователей этих проблем надо сказать, что они не пошли по линии наименьшего сопротивления. И не выдали «с ходу» наиболее простой рецепт – перенести производство со всеми экологическими издержками из стран развитых в страны развивающиеся.

Нет, честные ученые попытались ответить на вопрос, а можно ли решить проблему в принципе, в масштабах всего земного шара. И ответили на этот вопрос отрицательно. Все возможные методы решения экологической проблемы, которые можно было предложить в 1970-х, в масштабах всей земли были паллиативными.

Экологический кризис в первые десятилетия нового века был неизбежен. Вопрос стоял лишь в том, разразится ли этот кризис в начале 2000-х годов, либо проявится к 2020-2025 году.

Намечались ли все же поиски прорывных решений?

Намечались. Но эти поиски показали следующее. Первое. Результат может быть получен. Более того, он наверняка будет получен. Но, и это второе, он не гарантирован к заданному сроку. А значит, экологический кризис может разразиться до того, как будут найдены рецепты спасения.

И, наконец, третье, поиски прорывных решений потребуют колоссальной концентрации сил и средств на научные исследования. И эти средства а) надо было вложить развитым странам (ибо, что возьмешь со стран слабо развитых) и б) невозможно собрать, не уменьшив резко финансирование военных, политических и социальных проектов.

Пойти на это мировая элита не могла по вполне понятным причинам. Вдумайтесь, читатель, ну какой вменяемый современный политик объявит об отказе от развития вооруженных сил. Да что там вооруженные силы. Принятие соответствующих моделей экономики и организации общества означало ни больше, ни меньше, как отказ от «политики» в нынешнем понимании этого слова, вообще.

И потом, как в ситуации всеобщего противоборства начать разоружаться, например? Да тебя тогда просто сомнут ставшие более сильными соседи.

Короче, радикального решения экологической проблемы найдено не было. В этой ситуации возобладала «лагерная» линия поведения по принципу «умри ты сегодня, а я завтра».

Развитые страны начали переносить наиболее грязные базовые производства в страны менее развитые.

Разумеется, это сопровождалось целым рядом природоохранных и природовосстановительных мер в самих развитых странах. Но, повторим, без переноса грязных производств экологическая проблема в развитых странах не была бы решена.

Следует заметить, что подобная экономическая стратегия не была проста. Но, тем не менее, она не была и чем-то совершенно экзотичным. Она вписалась в существующие политические, экономические и социальные модели. Более того, она коррелировала с некоторыми уже наметившимися тенденциями. И эти тенденции нашли в подобном образе действий свое подтверждение и оправдание.

А потом у западных элит «появился вкус» к такому образу действия. И из западных стран началось «бегство» уже любого производства, не только самого грязного.

Да, в 1970-х Рейн, например, был сточной канавой. А теперь он чист, и там водится 60 видов весьма ценных пород рыб, в том числе лососевых.

Но в 1980-х в ФРГ был дефицит трудовых ресурсов, а сейчас там 5 миллионов безработных. Нет производства, нет рабочих мест.

Так что, решение экологических проблем далось Западу не задаром. Но это все равно паллиатив.

Экологический кризис, подавленный в странах западных, назревает в странах, куда выводятся производства. И скоро станет ограничивать его уже там. И от этого никуда не деться.

Впрочем, экологические издержки стран и регионов бурного промышленного развития все равно на пике кризиса не оставит вне своего влияния соседей. Вот, например, Китай, наращивает промышленную мощь не считаясь с экологическими ограничениями. А страдает от этого не только Харбин, но и Хабаровск с Благовещенском. Что было продемонстрировано совсем недавно, когда по Амуру плыло пятно ядовитых химикатов из Сунгари.

Так что глобальный экологический кризис отнюдь не предотвращен.

Он только отложен. И, если так можно сказать, «размазан» по всей Земле.

Далее целесообразно будет рассмотреть кризис ресурсный.

Его даже отложить не удалось. Не мудрено. Куда не переноси производство, но на единицу продукции изволь выложить строго определенное количество ресурсов (мы не рассматриваем сейчас изменение ситуации с помощью НТР, к которой нынешний мир, как мы показали выше, не готов организационно и политически).

О проблеме нехватки ресурсов можно много говорить, блистая эрудицией и подавляя читателя – непрофессионала массой таблиц. Мы не пойдем по этому порочному пути. Во-первых, потому, что такой подход считаем неуважением к читателю. Если знаешь что-то наверняка, и если в твоей собственной голове все ясно, то всегда можешь изложить это легко и просто.

Во-вторых, еще исследователи конца 1970-х годов наглядно показали с помощью модельных исследований, что от конкретных цифр запасов ресурсов мало что зависит на качественном уровне. Важны не столько исходные оценки мировых запасов нефти, например, сколько динамика их потребления и динамика прироста разведанных запасов.

В самом деле, специалистам мирового уровня трудно ошибиться в оценке запасов. И если, например, известнейший геолог, профессор В.М. Питерский утверждал в 1996 году, что при существующих темпах добычи в мире нефти хватит примерно на 40 лет (до 2036 года), то вряд ли его коллеги в России или за рубежом могли бы существенно оспорить эти оценки.

Кто-то сказал бы, на 30 лет, а кто-то на 50 лет. Качественно это картины не меняет.

А вот темпы добычи изменяются гораздо интенсивнее. И предсказать их гораздо труднее.

Мало кто в середине 1990-х предсказывал экспоненциальный рост экономики Китая и Индии, которым надо все больше и больше нефти. Мало кто и в России в начале нового века предсказывал возможность почти двукратного роста добычи нефти.

Вообще, в процессах ресурсопотребления, именно изменения темпа этого потребления гораздо сильнее влияют на итоговый прогноз. Как показывают соответствующие уравнения, незначительные колебания темпа расходования ресурсов могут радикально, в разы, изменить время наступления ресурсного коллапса. Между тем, даже довольно значительное расхождение (разумеется, в рамках разумного) в оценках запасов ресурсов дает возможность говорить о приближении или отдалении времени их исчерпания не более, чем на 10-15 лет.

Кстати, на ресурсную проблему существенно влияют изменения условий добычи и транспортировки. А эти условия только обостряются в процессе глобальных изменений климата.

Интересно все же, насколько не системно мыслит большинство так называемых «патриотических интеллектуалов». Так один из них критиковал П.М. Хомякова за прогноз резкого падения добычи газа в России на основании того, что «запасов еще много». Кто бы спорил. Просто профессор говорил не о запасах, а об условиях транспортировки, росте аварийности газопроводов, в процессе которого может сложиться ситуация, когда будут теряться десятки процентов добытого.

Кроме того, Петром Михайловичем говорилось о том, что регионы стратегического резерва газовой отрасли России Ямал и Гыдан окажутся после 2012 года в таких условиях, что добыча там станет в как минимум в 2 раза дороже расчетной.

А запасы-то есть. Но вот платить за газ (а, следовательно, и за электроэнергию) придется в 2 раза дороже. И, как, по-вашему, такое изменение условий потребления того же газа будет кризисом или нет?

Вопросы риторические. Не надо представлять себе ресурсный кризис так, что вот сегодня некий ресурс физически есть, а завтра его уже физически нет. Повторяем, что все модели ресурсопотребления рисуют ситуацию иначе. А именно, задолго до физического исчерпания ресурса начинается устойчивый рост цен на него. Он делается недоступным многим потребителям.

Но на фоне этих тенденций идет резкое колебание цен. За примерами далеко ходить не надо. Рост цен на нефть с 1998 по 2006 год никак не обусловлен радикальным исчерпанием запасов этого сырья. Просто на тенденцию неуклонного роста цен наложилась восходящая ветвь волны ценовых колебаний.

Сейчас может последовать и спад цен. Но потом они вновь поднимутся еще резче.

Любой хозяйственник скажет, что такие броски не намного лучше физического исчезновения данного ресурса. Да что там хозяйственник. Это очевидно из простых житейских аналогий. Что будет с Вами, читатель, если вас то кормить досыта, то не давать ни крошки. Самый здоровый желудок не выдержит. Лучше уж голодная, но гарантированная диета.

Надеемся, из сказанного становится очевидным, что мир уже вступил в острую фазу ресурсного кризиса. Которая хотя еще и не сопряжена с их физическим исчерпанием, но уже делает процесс ресурсопотребления все менее устойчивым и все менее предсказуемым и управляемым.

А в ближайшие 3-5 лет эти тенденции только обострятся.

Ресурсная проблема имеет две ипостаси. Ресурсы бывают минерально-сырьевые (невозобновимые). О них мы только что сказали. Но есть и так называемые возобновимые ресурсы – вода, леса, почвы и т.п. В отсутствии экологического кризиса эти ресурсы можно эксплуатировать бесконечно. Срубленный лес вырастет снова, почва восстановит плодородие, вода в реке очистится.

Но, как мы показали выше, глобальный экологический кризис является реальностью. А в условиях кризиса возобновимые ресурсы восстановиться не успевают, а иногда вообще начинают деградировать самопроизвольно. Поэтому объем этих ресурсов сокращается еще стремительнее, чем нефти или газа.

Эти ресурсы не только потребляются, но и непроизводительно «портятся» в процессе современного производства. И вот уже 60% земной суши испытывают дефицит пресной воды. Не хватает новых пахотных угодий. Стремительно сокращаются леса.

Следствием этого становится сельскохозяйственный кризис. Производство продуктов растет гораздо медленнее, чем рост населения. Отрицательно влияет на сельское хозяйство и устойчивый рост цен на энергоносители.

Мы не будем затруднять читателя выкладками на этот счет. Ибо рост дефицита продовольствия не оспаривается (в отличие, например, от роста дефицита энергоносителей) никем.

Поэтому утверждение о том, что «пайки на всех уже не хватает, и еще сильнее не будет хватать в будущем» можно считать бесспорным.

Не хватает не только продовольствия, но и энергии. Это вполне понятно, если учесть, что обостряется проблема с энергоносителями. И в этом суть энергетического кризиса. Опять же в некоторых странах этот кризис якобы преодолен. Например, во Франции за счет перевода энергетики на АЭС. Но в ближайшее время наступит срок демонтажа выработавшихся блоков. А куда девать ядерные отходы так до сих пор никто и не знает.

Впрочем, энергетический кризис тоже проявляется исподволь. В росте цен на электроэнергию и росте чрезвычайных ситуаций в энергетике, вызванном перенапряжением в работе генерирующих и передающих предприятий, ростом изношенности их оборудования.

И это происходит отнюдь не только в России по вине «злого Чубайса». В бастионе стабильности и процветания, США, все точно так же. И рост цен, и веерные отключения, и кризисы в масштабах отдельных штатов.

Так что и здесь кризис налицо.

Итак, если все выразить предельно просто, то отчетливо видна тенденция «на всех не хватит». Не хватит воды, плодородной земли, хорошей чистой природы, горючего, продовольствия, энергии. Не хватает сейчас, и еще больше будет не хватать в ближайшем будущем. И здесь все идет по Форрестеру и Медоузу. Что бы ни говорили мировые политиканы.

Между тем, население Земли все растет. И это является причиной кризиса демографического. Ибо рост населения в условиях, когда итак «на всех не хватает», обостряет проявления всех остальных кризисов.


3. Без политкорректности. Главная проблема

В этом месте следует сразу сделать важную оговорку. В данной главе мы говорим о проблемах глобальных. В ряде же стран (например, в России) и регионов население наоборот опасно сокращается. И об этих проблемах мы еще поговорим ниже.

Но вот население Земли в целом растет. А ресурсы, опять же, Земли в целом сокращаются. Кстати, это обостряет борьбу за ресурсы, чего мы тоже коснемся ниже. А пока остановимся на другой проблеме.

Иной оппонент может возразить нам по поводу глобального демографического кризиса. Ну и что, – скажет он, – население растет, но ведь при этом и трудовые ресурсы растут. Навалится дружно все человечество, впряжется в работу, и решит все проблемы.

Итак, допустим, человечество «навалилось». Однако, в условиях нехватки ресурсов наваливайся, не наваливайся, а без соответствующего количества металла и энергии никакими трудовыми усилиями не создашь дополнительных изделий.

«А новые технологии?!», – спросит нас оппонент.

Но кто будет создавать эти технологии, – заметим мы. Вот тут уместно будет вспомнить, что растет-то население стран Третьего мира. А население стран, где технологии создаются, как раз резко сокращается.

«Ничего, научим негров создавать технологии» – заметит оппонент.

Увы, увы.

В этом лежит корень глубочайших заблуждений, обусловивший возникновение тупика в современной глобальной цивилизационной модели. Требования политкорректности запрещают нам даже обсуждать вопрос о том, кто способен создавать новые технологии, а кто нет.

Между тем, от фактов не уйдешь. И физиология берет свое. Впрочем, начнем от обратного.

Современные спортивные менеджеры давно заметили, что в беге на короткие дистанции чернокожие неизменно (при прочих равных) побеждают белых. Обратились к физиологам. Те обнаружили, что обмен веществ у чернокожих отличается от белых. Это, в общем-то, обнаружили давно, просто сейчас речь идет об одной конкретной частности.

Итак, клеточное дыхание, и соответственно, отдача энергии мышцами, у чернокожих интенсивнее. За эту особенность отвечает свой специфический ген. Поэтому на коротких дистанциях черные всегда победят. На более длинных дистанциях все сильнее проявляются другие факторы. И тут белые могут за счет выносливости и иных качеств бороться с черными на равных. А вот на коротких дистанциях нет.

Разумеется, это проявляется в рамках закона больших чисел. Но в данном вопросе преимущество негров настолько сильно, что исключения весьма редки.

Курьезно, но когда этот вопрос был изучен, исследователи долго сомневались, как подать его в рамках политкорректности. Наконец «черная общественность» дала добро. Ведь в данном случае речь шла о преимуществах черных. Они, так и быть, согласились с данными о том, что «они лучше».

Гораздо труднее проходит процесс опубликования данных обратного порядка, где речь идет о преимуществах белых. Но от этого факт данного преимущества не исчезает. Не будем дотошно цитировать, но в работах В. Авдеева детально изложен вопрос о формировании черепов белых и черных. У черных швы на черепе сглаживаются очень рано. У белых этот процесс может затянуться и до 45-50 лет.

Но возможность более длительного роста объема мозга сказывается и на возможности его развития! А, следовательно, на умственных способностях. Тем более что у черных раньше всего зарастают лобные швы, а у белых затылочные.

Но лобные доли в мозгу ответственны как раз за поисковую активность!

Это физиологические факты. Факты общеизвестные. Однако факты замалчиваемые.

Но Природу не обманешь пропагандистскими и политиканскими выкрутасами. И мы не видим ни черных математиков, ни черных композиторов, ни черных изобретателей, ни черных шахматистов.

Кстати, мы не видим и черных борцов, и черных штангистов. Зато бег на короткие дистанции, футбол и, отчасти, бокс давно стали вотчиной чернокожих спортсменов.

Но, когда дело касается спорта, это никого не удивляет. Каждому свое.

А вот отсутствие черных «двигателей прогресса» как-то стыдливо замалчивается. Или объясняется социальными факторами. Полноте, господа! Уже, как минимум, два поколения сформировались в условиях, когда существует весьма состоятельная черная элита – в политике, в экономике, в спорте, в шоу-бизнесе. Что же эта элита не выдвинула из своих рядов «черного Эдисона» или «черного Ньютона»?

Видимо, не может.

И вот ведь курьез, сами черные уже давно говорили об этом. И даже гордились. Да, да, гордились!

Да здравствуют те, кто ничего не изобретал.
Да здравствуют те, кто …. не изобретал ни пороха,
ни компаса.
И те, кто не ставил ни газ, ни электричество на службу
человеку.
И те, кто не исследовал просторы морей и небес.
Мой негритюд – это не вершина.
Мой негритюд не крепость и не кафедральный собор.
Это – проникновение в плоть земли.

(Э. Сезер. Возвращение в родные места, 1939.
Цитируется по Е.Я. Габович История под знаком
вопроса, Нева, С-Пб-Москва, 2005 – с. 220)

А сейчас гордятся еще сильнее. Такая мода на дворе нынче. Как говаривали в 1950-х годах (знаем по рассказам) «Дураков в больнице лечат, а умных об забор калечат». Теперь это проявляется не только в масштабах московских окраин, но и в масштабах глобальных.

Так что, от надежды поставить на службу прогрессу растущее черное население планеты надо отказаться.

Впрочем, почему только черное? Разве сами японцы или китайцы не признают, реально и прагматично планируя свою экономику, что они лучше европейцев копируют новую технику, но сами весьма слабы в ее разработке. Да, в Китае производится сейчас каждый третий мобильный телефон в мире. Но этот телефон был разработан, а главное внедрен в массовое производство в США.

Так что есть, есть и национальные и расовые ограничения на использование тех или иных трудовых ресурсов. Это факт, а не пропаганда.

И вот ведь беда, наиболее быстро в мире растет то население, которое не только не способно развивать новую технику, но и осваивать ее. Да что там осваивать! Просто эксплуатировать уже давно освоенную и то не могут.

И это тоже факт. В вооруженных силах ЮАР до сих пор летный и технический состав ВВС в основном белые или полукровки. Уже более 15 лет у власти черные, а вот при всех своих усилиях черных летчиков и техников подготовить не смогли. И после массового исхода собственных белых заманивают соответствующих специалистов из стран СНГ.

Однако, вернемся к глобальным проблемам.

Устаревшие технологии, как правило, гораздо более ресурсно- и энергоемки из расчета на единицу продукции. Помимо того, что они по большому счету не экологичны, они просто неконкурентоспособны.

Но тогда население, не способное создавать, или, хотя бы, осваивать и тиражировать новую технику, оказывается в роли не производящего ничего потребителя благ.

Так сложилось, что в ХХ веке одно время было проще обеспечить это население элементарными удобствами и продовольствием.

И это понравилось.

Мало того, роль иждивенца столь «смачно» демонстрировалась, что стала нравиться и другим. Тем, кто мог бы производительно и интенсивно работать.

Чтобы понять эту ситуацию, обратимся к аналогии. Сравним человечество с организмом, а людей с клетками этого организма. Известна масса заболеваний, суть которых сводится к тому, что специализированные (функциональные) клетки – клетки сердца, печени, почек и т.п. замещаются малоценными, с точки зрения жизнедеятельности организма, нерабочими жировыми клетками или клетками соединительной ткани.

Такой организм может и существенно прибавлять в весе, но функционирует все менее эффективно. Эти негативные тенденции усугубляются тем, что даже сохранившиеся функциональные клетки работают все хуже во все более плотном окружении жира и «дикого мяса».

«Дикое мясо» – это, разумеется, не медицинский термин. Но в народе часто так называют нездоровое ожирение или различные разрастания соединительной ткани. Хотя, строго говоря, это две различные патологии, тем не менее, приводящие к одному результату. Нам нравится этот народный термин. И мы, извинившись перед медиками за простонародную терминологию, будем употреблять его дальше.

Подчеркнем также, что мы, обозначая термином «дикое мясо» негативные процессы падения качества населения Земли в целом, либо отдельных стран, не хотим никого оскорбить. Разве врач, говоря о заболевании, оскорбляет кого-то? Нет, он констатирует факт. А мы просто применяем медицинскую терминологию, в ее народном исполнении, как удачный аналог процесса. Ибо, подчеркнем, философские обобщения, вытекающие из современной медицины, очень часто сравнивают популяцию с организмом. Этими аналогами, в частности, довольно часто пользуется известный врач и мыслитель академик В.П. Казначеев.

Мы заранее готовы извиниться перед ревнителями политкорректности. И повторить, что термин «дикое мясо» это образ, а не оскорбление. Его можно заменить наукообразным термином типа «цивилизационные маргиналы», или «мировой цивилизационный маргиналитет». Более того, мы будем, если это позволит стилистика, употреблять именно эти громоздкие термины. Но, в то же время, не откажемся иногда ради достижения краткости применить термин «дикое мясо» там, где стилистика потребует кратких образных и емких словосочетаний. И там, где медико-биологические аналогии будут уместны.

Итак, несмотря на упрощение, довольно грубую аналогию и не совсем корректную терминологию, суть процесса деградации организма вследствие замещения специализированных функциональных клеток «диким мясом» передан мною в целом верно.

Что ждет такой организм?

Преждевременная смерть.

Излечимы ли данные болезни?

К сожалению, нет.

Но, к счастью, человечество не организм. И вышеописанные негативные тенденции можно переломить. Рост малоценного «дикого мяса» можно остановить методами «интенсивной терапии» или даже «хирургии». Более того, от малоценных не работающих «клеток» можно вообще избавиться.

Но тогда придется отказаться от политкорректности. Впрочем, человечество, если захочет выжить в условиях глобального кризиса от многого должно будет отказаться. Но об этом несколько позже.


4. Ответ потенциальным оппонентам

Боже! Предчувствую бурю эмоций по поводу последней фразы. Но, если читатель признал мою аналогию правильной, то должен согласиться, что для врача в данном случае было бы «воплощением мечты» найти способ избавиться от «дикого мяса». И тем самым спасти организм от смерти.

Разумеется, основными нашими оппонентами при рассмотрении данной ситуации будут либералы и левые. Мы, однако, начнем наш заочный спор с оппонентами справа.

Мы слишком хорошо знаем дебильную часть «национал-патриотов». Эта лишенная логического мышления публика с радостью бы согласилась с нашими выводами, но при этом вопреки здравому смыслу не отказалась бы и от, условно говоря, «черных рабов».

Поэтому начнем нашу заочную полемику именно с этими господами. И скажем им, особо не утруждая себя доказательствами (читайте книги «Сварогова квадрата»), что в современной экономике, тем более в экономике выхода из глобального кризиса, места рабам нет. Они, условно говоря, «не рентабельны». Кстати, именно поэтому человечество, отнюдь не по доброте душевной, а из чисто прагматических соображений, отказалось от рабства и крепостничества.

И, например, реальные руководители экономики Третьего Рейха А. Шпеер и Р. Лей, словно подтверждая этот глобальный вывод, многократно заявляли, что попытки нацистского руководства, пытавшегося возродить рабство, не эффективны. Не эффективны именно с точки зрения военной экономики. Напряженной до предела.

Можно возразить, что элементы рабства довольно эффектно были использованы в сталинском СССР. Но это отдельный разговор. СССР в итоге надорвался и сдох без единого выстрела. И если Россия не хочет повторить участи СССР, то она должна более чем критично относиться к «бесценному советскому опыту».

Кстати, о СССР. Наши левые критики не преминут заметить, что так называемые «традиционные общества» устойчивы и отнюдь не требуют для своего выживания перманентного прогресса.

Так что во всемирном «традиционном обществе» нашлось бы место для всех тех, кто не вписывается в требования прогресса. И вопрос о цивилизационных маргиналах отпал бы сам собой.

Вроде все верно? Не так ли?

Нет, господа, отнюдь не так.

Классическое традиционное общество тупо истощало природу и потом подыхало. Так что, экологический кризис традиционное общество преодолеть не в силах. Более того, и в современном мире, где, казалось бы, экологические проблемы вызваны развитыми странами, все на самом деле обстоит не так.

Не менее половины негативных экологических тенденций в современном мире вызвано как раз самыми архаичными «традиционными» обществами. Ярчайший пример тому, кризис в Сахеле (южной окраине Сахары). Где полная деградация среды была вызвана хозяйственной деятельностью самых примитивных пастухов.

Не отстают, и, кстати, никогда не отставали, от пастухов и любимые «традиционалистами» земледельцы. Подавляющее большинство регионов развития ирригационного земледелия стало жертвой эколого-ресурсного кризиса. И началась эта череда кризисов много тысяч лет назад. Еще во времена первых египетских фараонов. Когда ни о каком прогрессе и «буржуазных хищниках» и речи быть не могло.

Так что, возврат к «традиционализму» не спасет человечество от кризиса. Слишком малое количество народа может прокормиться «от сохи». Остальные в этом случае должны погибнуть. Как погибали веками.

Но можно же совместить традиции и прогресс! – воскликнет иной оппонент. – Япония, например, являет образец использования традиций в современной экономике. Не скажем же мы, что Япония отсталая страна.

Не скажем. Но давайте все же определимся. Япония по большинству системообразующих признаков относится к современному цивилизованному западному (хотя и находится на Востоке) миру. И лишь использует некоторые элементы традиционализма, чтобы занять конкурентоспособные позиции в том же западном мире. Вне этого мира Япония просто не самодостаточна.

Причем, не только с хозяйственно-экономической точки зрения (завозя большую часть энергоносителей, сырья и материалов со стороны). Но и с научно-технической. Ибо прорывные идеи Япония черпает извне. А сама только доводит их до совершенства.

Итак, традиционное общество не спасет от кризиса.

А вне этого общества маргиналам нет места. Как нет им сейчас места ни в какой мыслимой цивилизационной модели. Даже в качестве рабов.

Они могут быть только иждивенцами, балластом. Балластом, который потопит корабль современной цивилизации.

Увы. Это факт, а не элемент пропаганды.

Мы готовы отказаться от этого вывода, если некие политкорректные господа опровергнут наши доводы. Но, увы, внятных опровержений мы не встречали, хотя и искали в соответствующей литературе.

Вместо таких опровержений – только заклинания на тему: «Но нельзя же так ставить вопрос, это же фашизм».

Отвечаю господам, которые хотят обвинить нас в нацизме, фашизме или национал-социализме.

Мы ученики и поклонники профессора Петра Хомякова. А он данные доктрины категорически отвергает. Более того, в своих программных книгах «Свои и чужие» и «Отчет русским Богам» профессор жестко критикует эти учения. За что постоянно подвергается нападкам многих «нациков» любых течений.

Так что не надо навешивать на нас ярлыки наших идейных врагов.

А господам гуманитарным либералам скажем следующее. Вопросы можно ставить какие угодно. На то и существуют наука и аналитика, чтобы ставить вопросы и на них отвечать.

Другое дело, что ответ может быть неприемлем. Тогда все равно надо этот ответ предельно четко сформулировать, а потом не менее четко сказать на каком основании, в силу каких положений, этот ответ отвергается.

Но, напомним, КП не «капитан», а «штурман». Наше дело формулировать такие ответы. А рассматривать их на предмет приемлемости дело «капитанов».

Мы их ни за что не агитируем.

Но свой ответ формулируем четко.

С грузом маргиналов и цивилизационных аутсайдеров современная цивилизация погибнет. При этом в любом случае погибнут и сами эти маргиналы, как гибнет «дикое мясо» вместе с гибнущим организмом.

Итак, маргиналы и аутсайдеры обречены погибнуть.

Вместе с цивилизацией. Или отдельно от нее.

И, наоборот, без «дикого мяса» белая цивилизация выживет и достойно перейдет в новую эпоху научно-технического прогресса.

Делайте свой выбор, господа!


5. Необходимое разъяснение №1. О неравенстве и среднем классе

Чтобы рассмотреть следующие аспекты мирового цивилизационного кризиса, необходимо будет сделать несколько концептуальных разъяснений. В настоящем разделе обратимся к первому из этих разъяснений.

Итак, в предыдущем разделе мы подошли к весьма болезненной проблеме людского неравенства. Эта проблема многогранна, и, можно сказать, вечна. Поэтому мы не сможем избежать ее рассмотрения и определения нашей позиции на этот счет.

Однако, сразу заметим, а почему, собственно, о людском неравенстве мы говорим? Почему многими проблема неравенства изначально рассматривается как нечто не естественное, присущее только людям.

Между тем, это не так. Внутривидовое неравенство типично для Природы. При этом в большей части ситуаций сообщество зверей и птиц использует это неравенство конструктивно в целях обеспечения выживания рода.

Приведем лишь несколько примеров.

В летящей клином стае перелетных птиц главная нагрузка лежит на вожаке и двух его ближайших «ассистентах». Слабые птицы, летящие самыми последними, прилагают гораздо меньше усилий. Клин как бы «тащит» их в воздушном коридоре.

Если по какой-то причине гибнет вожак, два «ассистента» еще могут дотянуть стаю до цели. Если же гибнет вожак и один из «ассистентов» стая обречена на гибель.

Разумеется, вожак имеет преимущественный доступ к еде и самкам. Но стая заинтересована в хорошем самочувствии вожака гораздо больше, чем сам вожак.

Дорогой оппонент, не спешите в этом месте набрасываться на нас, обвиняя в том, что мы оправдываем вороватых олигархов и бездарных начальничков. Все как раз наоборот. Но, не будем забегать вперед.

Итак, примерами того, как особи с выдающимися способностями обеспечивают процветание своей популяции, наполнена вся этология – наука о социальном поведении животных. В соответствующих учебниках и монографиях мы найдем примеры, как вожак волчьей стаи может обеспечить ее процветание за счет своего ума и силы. Как вожак стада диких быков может даже спасать свое стадо от тигров. И так далее и тому подобное.

Но разве не видим мы того же и у людей? Но не на абстрактном высшем уровне, а непосредственно, как говорили раньше, в «трудовых коллективах». Производственникам известен эффект, когда на паре-другой кадровых рабочих «держится цех». Ученым известно, что порой лаборатория, а то и отдел существует за счет идей одного сотрудника. В телеиндустрии выделяют так называемых «креативщиков», которые создают популярные программы. А если они уходят с канала, то эти программы разваливаются. Ну, а как на одном – двух игроках может держаться целая футбольная команда, напоминать не стоит. Современный читатель сам таких примеров наберет массу.

Напомним и еще один пример, возможно, неприятный иным господам левых взглядов. В царской России большую часть товарного хлеба поставляли на рынок кулаки. В то время как их хозяйства, если просуммировать их в масштабе страны и по общей площади пашни и по общему количеству занятых, были меньше, чем хозяйства середняков и бедняков вместе взятые.

Да, кулацкие хозяйства, взятые по отдельности, были крупнее и обеспеченнее середняцких и бедняцких, но в сумме-то у тех все равно было больше трудовых и земельных ресурсов. А вот товарного хлеба они давали меньше. Намного меньше.

Во всех этих примерах прослеживается некий сквозной принцип. «Вожаки», «лидеры», «мастера», «ответственные исполнители», «креативщики» и т.д. и т.п. обеспечивают больше половины успеха любого предприятия или проекта. Однако, при этом потребляют намного меньше половины затрачиваемых на обеспечение этого дела ресурсов.

Следует подчеркнуть, что это касается и личного потребления. Да, каждый «мастер» получает больше, чем каждый «подмастерье» или «подсобник». Но суммарные заработки относительно малочисленных «мастеров» меньше заработков толпы «подмастерьев» и «подсобников».

Как и суммарный объем питания вожака гусиной стаи и его двух ассистентов меньше объема питания всей стаи.

Так что, достаток всех этих «вожаков», «мастеров» и «креативщиков» заслужен. Их вклад в жизнеобеспечение что птичьей стаи, что завода, что народа гораздо больше, чем потребляемая ими доля «общественного продукта».

К чему мы все это ведем?

А вот к чему. Вся совокупность этих, условно говоря, «вожаков» и «мастеров» у людей и составляет то, что называется средним классом.

Разумеется, средний класс не однороден. В него входят и лица высшей квалификации, и верхи рабочего класса, и бизнесмены-производственники, и все, кого несколько схематично можно назвать «руководители-производственники». Причем, руководители как, собственно, производства, так и непроизводственной сферы, а, кроме того, территориального управления. То есть, в данном случае мы говорим не о производстве в узком смысле этого слова, но о любом реальном и полезном людям деле вообще.

Не стоит впадать в излишнее упрощение и заметно суживать средний класс. Средний класс это отнюдь не только некие предприниматели, обладающие заметными средствами, плюс лица с высшим образованием или учеными степенями, плюс порядочные управленцы из регионов. Средний класс гораздо шире. Артель строителей из глубинки, сдающих по 2-3 дома в год, живущих без шика, но вполне достойно, имеющих личные автомобили (разумеется, не Мерседесы, но вполне добротные Жигули 10-й модели) это тоже средний класс. Автомеханик, работающий на трех работах, услуги которого нарасхват, это тоже средний класс. Инструментальщик, без которого цех просто остановится, это тоже средний класс. И так далее и тому подобное.

Заметим, кстати, что средний класс в чем-то един. Тот же предприниматель-производственник прекрасно понимает, что без этих нескольких инструментальщиков и наладчиков его завод можно будет продать по цене металлолома. А настоящие мастера ценят добросовестного работодателя.

Читателю, наверное, уже ясна общая логика наших построений, и мы не будем далее причислять всех, кто входит в средний класс.

Заметим лишь, что лишенная своего среднего класса людская популяция (применим здесь этот биологический термин) гибнет. Гибнет так же, как стая гусей на перелете, лишенная вожака и его ассистентов.

«Что же это вы хотите доказать нам, что все боссы – ангелы? Что они заслуженно жрут в три горла? Что мы без них не проживем? Так что ли?!», – может спросить иной читатель.

Ваш вопрос нам понятен, наш друг. Но вы невнимательны. Мы же говорили о тех, кто организует и обеспечивает своим мастерством любое реальное и полезное людям дело.

Без таких людей мы действительно не проживем. И чтобы сразу все стало понятно, скажу, может быть, излишне резко.

Мы не проживем без того, кто на голом месте организовал кирпичный завод. Но проживем без того, кто якобы «в интересах государства» мешает этому бизнесу.

Мы не проживем без классных автомехаников. Но прекрасно проживем без ГАИ. Кстати, Украина и Грузия разогнала своих гаишников, и ничего. На дорогах стало только лучше.

Мы не проживем без врачей. И без тех, кто может организовать новые медицинские центры. Но обойдемся без тех, кто облепил медицину страховым рэкетом.

Мы не проживем без мастеров, но проживем без нормировщиков.

Мы не проживем без людей, организующих и обеспечивающих работу ЖКХ. Но проживем без монополистов, спекулирующих горючим и энергией.

Примеры подобного рода можно множить. Но и из приведенных примеров ясно одно. И чиновный рэкетир, и спекулянт, и гаишник, и палач могут быть «мастерами и организаторами своего дела». Но это мастерство не делает их представителями среднего класса.

Ибо средний класс это, что бы ни говорили, часть народа. И неравенство «мастеров» и «подсобников» это в итоге неравенство естественно обусловленное. Неравенство, работающее в итоге на пользу дела. И неравенство, если присмотреться, не столь уж вопиющее. Это неравенство вожаков и аутсайдеров, но вожаков и аутсайдеров «одной стаи».

А вот перечисленные «представители госструктур» стоят над народом. Они вне народа. Они сами по себе.

И их социальные преимущества неестественны, несправедливы, вопиющи и оскорбительны. Их неравенство с обычными людьми – это неравенство волков и овец.

Этот непривычный тезис мы докажем в следующем разделе.


6. Необходимое разъяснение №2. О государстве

Тезис о том, что государственные институты как структуры управления можно и нужно рассматривать как любые структуры управления без поправок на их «сакральность» или «святость» отстаивался нами давно.

Этому посвящены многие разделы книг «Сварогова квадрата». Мы не будем здесь повторять их (читайте, господа «нулевую часть нашей Программы, о чем мы говорили в предисловии). Лишь тезисно обозначим основные выводы. Ибо, как было сказано выше, этот манифест рассчитан на наших читателей, знакомых с предыдущими работами П.М Хомякова.

Итак, что мы увидим, если посмотрим на государство, как структуру общественного управления без «священного трепета».

Во-первых, мы увидим, что задачи, решаемые государством, неплохо решались и на догосударственном уровне.

Во-вторых, оказывается, во все времена, когда государство уже существовало, в неких регионах (в средневековой Исландии викингов, в Америке и Австралии первопроходцев в Новое время) люди великолепно обходились без государства.

В-третьих, процветание и прогресс великолепно реализовывались в тех местах, где государство было как раз наиболее слабо (например, в Южной Африке в республиках Трансвааль и Оранжевая).

В чем же конкурентные преимущества государства как структуры управления? Анализ показывает, что государство конкурентоспособно, когда имеется избыток трудоспособного населения (которое, что весьма важно, принципиально возможно при желании обратить в рабов) при одновременном недостатке ресурсов.

Именно в таких условиях и образовались первые государства в процессе эколого-ресурсной катастрофы в долинах тропических рек, текущих через пустыни.

Новшеством государственного управления было истощительная, даже истребительная эксплуатация лишенного всех прав населения.

Профессором Хомяковым было показано, что вся дальнейшая история цивилизации являет собой попытки уйти от тех первых, классических моделей государства. Примирить государственные институты с интересами населения и с интересами прогрессивного развития, которому, вопреки расхожим мифам, классическое государство отнюдь не способствует.

В итоге, если проэкстраполировать эти вековые тенденции в будущее, государство в классическом виде должно если не отмереть, то, как минимум, максимально ослабнуть.

Значительная часть государственных, в том числе силовых функций гораздо лучше (во всяком случае, при современном уровне техники и коммуникаций) осуществляется с помощью народной правоохраны и народной самообороны. Не говоря уже о социальных и экономических функциях.

Все эти тезисы мы обосновали в наших предыдущих работах с цифрами, фактами, примерами.

Кроме того, мы показали, что в современных условиях, в рядах сторонников классического иерархического государства объединяются люди ущербные или заведомо недобросовестные. Государство давно превратилось в собственность чиновной и политической иерархии. И сейчас несет в основном функции кормушки для агрессивных ничтожеств, которые вне государственных институтов просто бы пропали.

Российскому обывателю последний тезис, думается, очевиден. Хотя данная тенденция отнюдь не только российская. Просто на Западе государство наиболее ограничено в произволе и поэтому там эти негативные тенденции максимально подавлены.

Но они есть и там.

Как отвечает государство на любой вызов?

Оно усиливает давление на народ. Заставляет его работать больше, а потреблять меньше. При этом, по возможности, в неприкосновенности остаются привилегии «людей государевых». Именно поэтому неравенство, обусловленное государственной иерархией так велико, так несправедливо и так не функционально. Ибо оправдано более высокое потребление тех, кто «вытаскивает» любое дело. Но бессмысленно сверхвысокое потребление паразитов, взгромоздившихся наверх, и только и делающих, что мешающих жить остальным.

Да, да, повторим еще раз, мешающее. Вот на Украине и в Грузии разогнали ГАИ. И что, автомобили перестали ездить? Нет, все осталось, как было, кроме наличия вымогателей в погонах.

Правительственные чиновники и генералы, действительно, жрут в три горла. Тут читатель прав. При этом они, в общем то, не нужны, что мы покажем ниже.

Впрочем, мы отвлеклись.

Итак, рассмотрим далее системообразующие различия совокупности всех этих «государевых людей» и людей обычных. Как стремится ответить на любой естественный вызов народ? Говоря современным языком, «найти инженерное решение». Ибо как гласит народная мудрость «голь на выдумки хитра». В противовес этому вельможное «сытое брюхо к ученью глухо».

В этом поиске «инженерного решения» лидирует средний класс. Именно он «вытягивает ситуацию». Зачастую вопреки воле государства, или, как минимум, при его полном равнодушии.

Такое положение не может не породить глубочайшего антагонизма именно среднего класса и государства. Вся история – это битва среднего класса за ослабление государства.

И средний класс со временем добился, во всяком случае, в странах – цивилизационных лидерах, ослабления государства и свободы в осуществлении собственного жизнеобеспечения.

Этой тенденцией проникнута вся история Нового времени.

Здесь стоит сделать одно отступление. Если говорить о Новом времени, то лидером внутри самого среднего класса было предпринимательское сословие или буржуазия. Однако есть буржуазия и буржуазия.

Часть буржуазии, как, кстати, и часть интеллектуалов, нашла компромисс с государством. Эта поладившая с различными «силовыми крышами» буржуазия, выработала схемы обогащения не за счет решения реальных проблем с помощью предпринимательских усилий, а за счет разграбления природы и эксплуатации народа с помощью государства.

Такой путь оказался легким. И такие буржуа стали наиболее богатыми. Именно их, по нашему мнению и стоит называть олигархами. Богатство которых, вообще, кричаще и совершенно не заслужено.

И все же не только и не столько богатством отличается олигархия от верхов среднего класса. Ибо олигархи потому и держатся на плаву, что поддерживаются государством. За даром? Разумеется, нет. Они более, чем щедро делятся с чиновниками и силовиками. Делятся регулярно и систематически. Но, в этом случае не стоит и отделять олигархию от государства. Вне государства олигархия немыслима. Олигархия – это финансовый отдел антинародной государственной машины.

И именно этой принадлежностью к чиновничьей мафии, этой связью с государством, этой прикрытостью от всех невзгод реального бизнеса и отличается олигархия от верхов среднего класса.

Кстати, здесь уместно будет прояснить одну деталь. Вот нынешний Кремль прижал олигархов, посадил Ходорковского. Вроде бы, олигархи и государство враги.

Но ведь большинство остальных олигархов осталось при своем. Все эти Абрамовичи, Мамуты, Вексельберги, Аликперовы. Мало того, для нас ситуация от фактической национализации крупных компаний не меняется.

На кой нам черт все эти цифры о налоговых поступлениях. Мы все равно тех поступлений не видели. А вот бензин при господстве кремлевских национализированных, или взятых под контроль Кремля нефтяных компаний, как дорожал, так и продолжает дорожать.

Ну, и что нам дал разгром ЮКОСА?

Ничего. Ибо это их внутренняя разборка.

И специально для господ национал-социалистов. Хотя КП вслед за своим Наставником П.М. Хомяковым многократно повторяла, что национал-социализм отвергает, но много, знаете ли, развелось сейчас этой публики. И мы не можем лишний раз отказать себе в удовольствии ткнуть носом этих «государственников» в их тупость. Посаженный Кремлем (который чуть ли не национал-патриотический нынче) Ходорковский – полукровка. А вот Абрамович, Мамут и Вексельберг – евреи чистокровные. Так что даже в этом отношении противостояние «русской бюрократии» (разумеется, «патриотической»!) и «еврейской олигархии» более чем сомнительно.

Впрочем, последние замечания не для наших единомышленников. Они и сами все это понимают прекрасно.

И нам понятно, почему в вековой борьбе среднего класса олигархия для него такой же враг, как и государство.

Тем не менее, в течение всего Нового времени государство (или государство и олигархия) отступали под давлением среднего класса. В этой борьбе, во всяком случае, в странах Запада, средний класс поддерживало простонародье, которое хотело, и не просто хотело, но имело реальные шансы влиться в средний класс. Ибо средний класс расширялся с развитием промышленного производства и повышением его технического уровня.

И опять же заметим, нижний средний класс от простонародья отделяют не только и не столько уровень доходов, а менталитет. Средний класс, даже его относительно небогатая часть, инициативен, оптимистичен, мобилен. Даже в невзгодах он помнит, что знавал лучшие времена. Не склонен опускаться, надеется на более счастливое будущее и делает все, чтобы это будущее приблизить.

Вместе с тем, надо сказать, что среди части простонародья всегда существовали чувства зависти и недоброжелательства к более успешным соседям из среднего класса. Эти чувства имели возможность реализоваться, ибо государство, особенно государство сильное, сдерживало самооборону среднего класса от маргиналов. Кроме того, маргиналы в иные моменты чутко понимали, что опасно протестовать против государственного произвола, но довольно безопасно враждовать с более удачливым соседом.

И в ХХ веке государство и олигархия использовали в борьбе со средним классом простонародье. В ХХ веке государству и олигархии удалось-таки «оторвать» значительную часть простонародья от среднего класса. И временно блокировать средний класс.

В некоторых случаях от этого пострадали и сами олигархи (СССР), а выиграли только «государственники». В других случаях часть олигархов объединилась с победившими «государственниками» (Третий Рейх и нынешняя Россия).

Однако, в итоге в этой борьбе в большинстве развитых стран мира плоды победы над средним классом разделили между собой олигархи и государственники. Причем, олигархи стали играть первые роли.


7. Необходимое разъяснение № 3. О борьбе классовой и борьбе национальной

Что, читатель, проняло Вас? Согласитесь, неожиданная схема «классовой борьбы». Кардинально отличающаяся и от марксистской схемы и от схемы либеральной. Кстати, отличающаяся и от национал-социалистической схемы.

Однако, эта схема позволяет объяснить многое, что не может быть объяснено в рамках только что упомянутых доктрин.

Впрочем, не будем продолжать обсуждение этой интереснейшей темы. Она гораздо более подробно изложена в ранее упомянутых книгах. Где основные тезисы гораздо более тщательно обоснованы.

Здесь лишь отметим, что для простонародья, или, если угодно, народа, во всех коллизиях классовой борьбы возможны лишь немногие варианты самоопределения.

Первый. Разделить идеалы среднего класса и вместе с ним вести борьбу за процветание и прогресс против олигархов и государственников. При этом народ должен выработать в себе самоуважение и, как следствие, веру в то, что большинство народа сможет жить (ибо достойно этого) по стандартам среднего класса.

Второй. Поддержать государство в борьбе со средним классом. А взамен потребовать от этого государства поделиться награбленным «у кулаков». Вопрос взаимоотношений олигархии и государства в этом случае остается вне компетенции народного волеизъявления. Государство само решает с кем ему дружить, а с кем нет.

Третий. Поддержать олигархическое государство. В обмен на все тот же «скромный гарантированный достаток».

Четвертый. Вообще не играть активной роли, а просто вымирать, ограбленным олигархией и «государственниками» и брошенным собственным средним классом.

Это, так сказать, варианты «классового» поведения народа.

Но есть еще и национальный аспект. Как мы покажем ниже, классическое государство не может без коррупции. И в этих условиях этнические мафии легко скупают чиновничество и становятся еще одним грабителем народа.

А вот при слабом государстве сильный средний класс легко подавляет любых инородцев. Подавляет сам, отмахиваясь от попыток государства этому помешать. При этом инородцы либо уничтожаются, либо обращаются в рабство (если это экономически целесообразно).

Данный тезис мы тоже здесь доказывать не будем. Ограничимся его яркой иллюстрацией. Наиболее тотальный геноцид – индейцев в Северной Америке и тасманийцев в Австралии осуществили не контролируемые государством, не связанные его законами первопроходцы. И эти первопроходцы так радикально разобрались с индейцами, что тех остались считанные проценты от первоначальной численности.

Нет, нет, мы не агитируем за геноцид. Просто констатируем факт, как решались такие коллизии в недавнем историческом прошлом.

Рабство негров, кстати, тоже было возможно только до укрепления государственности Линкольном. Рабство оказалось несовместимым с этим укреплением.

Вот уж воистину «Не воруй. Государство не любит конкурентов».

По сравнению с этими примерами пресловутый Третий Рейх просто неуклюжее эпигонство. Кстати, так ничем толком и не закончившееся. Вернее, в итоге закончившееся крахом для немцев и образованием еврейского государства Израиль.

В примере с Америкой это было бы аналогичным краху США и образованию империи негров и индейцев. Но в Америке этого не произошло. Ибо Америка была страной белого среднего класса с ограниченными функциями государства.

Впрочем, тогда была, добавим мы. Сейчас все по-другому. Но об этом потом.

Кстати, заметим, еще раз сравнивая Америку 1800-х годов и Германию 1930-х, американские вольные первопроходцы сократили число индейцев в десятки раз, а гитлеровцы, столь много вещавшие об антисемитизме, в итоге преуспели значительно меньше. Во всяком случае, в Европе евреев через 10 лет после войны было примерно столько же, сколько до войны.

Мы здесь не обсуждаем, был ли пресловутый Холокост, а просто констатируем факт. Тем более, не сочувствуем Гитлеру, еще раз напоминая наше неприятие национал-социализма. Но, «назвался груздем – полезай в кузов». Американские пионеры ничего не провозглашали, но индейскую проблему решили, а вождь Рейха Гитлер много чего провозгласил, но мало чего из провозглашенного выполнил.

Итак, в Германии итог был именно таким, каким был. Потому, что Германия Гитлера тужилась стать империей. Государством сверхсильным. Но именно имперское государство не совместимо с народным самоорганизующимся национализмом. Не совместимо по определению, концептуально. Ибо имперские структуры изначально «заточены» под многонациональное государство. «У меня нет русских и не русских. У меня есть верноподданные и скверноподданные», – сказал император Николай I. И был прав. Ибо император Николай I понимал суть империи гораздо лучше Гитлера, который попытался совместить несовместимое и в итоге проиграл все.

Вообще, любая борьба государства с нацменьшинствами в жизни оборачивается своей противоположностью. Пример у нас перед глазами. Вот подавили чеченское сопротивление. И теперь Чечня в составе России. Но что, от этого присмирела чеченская мафия в русских городах? Наоборот, усилилась и обнаглела.

И это закономерно. Имперское государство, и государство вообще, проблемы цивилизационных и этнических маргиналов не решает. Не решает нигде, ни в России, ни во Франции, ни в Германии. Эту проблему могут решить только не связанные по рукам и ногам государством свободные люди. Или люди, ограничившие государство очень сильно в своих интересах. Как, например, в Швейцарии.

Нам представляется, что читатель, симпатизирующий национализму, из этих рассуждений уже понял, белый национализм может быть реальным только как народный национализм. Национализм, не ограниченный (и, кстати, не организованный) государством. Этот национализм возможен лишь при такой общественной организации, когда в народе преобладают ценности среднего класса, как это было на Западе в Новое время.

В такой ситуации подавление этнических мафий идет параллельно с ослаблением государственных структур. Параллельно же идет и борьба с олигархией. Которая в этом случае имеет в лице слабеющего государства все более «дырявую крышу».

И, наконец, последнее в этом разделе. Отвратить народ от ценностей среднего класса можно по-разному. Один из способов – сделать его деградирующим паразитическим быдлом. Этот способ подходит в случае, если имеется некий резерв средств для подкармливания плебса.

Такой резерв был в Древнем Риме, где население собственно Вечного города превратили в «пролетариев». Людей, умеющих только размножаться и требовать «хлеба и зрелищ».

В итоге готский вождь Алларих, глядя на это быдло, сказал, готовясь к битве: «Чем гуще трава, тем легче ее косить».

В ХХ веке при использовании простонародья для борьбы со средним классом олигархи и государственники тоже предварительно сделали народ быдлом.

Это было достигнуто:

1. Некоторыми подачками.

2. Навязыванием обыдляющей массовой культуры и СМИ.

3. Дарованием массам политических прав, которые они по большому счету не завоевали и которыми не умеют пользоваться. Им дали то, что средний класс отвоевал у государства и олигархии веком-двумя раньше в упорной борьбе.

Но средний класс это отвоевал. А простонародью это дали. Именно дали. Причем, возможно, и для того, чтобы девальвировать завоевания среднего класса, растворить их в массах. Внимательное рассмотрение политической динамики приводит к такому выводу. Впрочем, мы не будем здесь обосновывать этот тезис.

Такие подачки обычно не бывают эффективными. Как говорится, «Не в коня корм». И простонародье не получило реального контроля над властью ни на олигархическом Западе, ни в СССР, ни в Третьем Рейхе, ни в постсоветской России. Хотя во всех этих местах, так или иначе, участие народа в политике декларировалось.

Однако, не получив реальной власти, массы приучились к политическому кривлянию. Что существенно осложняет поиск прорывных решений в условиях глобального цивилизационного кризиса.


8. Необходимое разъяснение №4. О бюрократизации и коррупции

Многие наши рассуждения базируются на том, что коррупция является неизбежным последствием так называемого «укрепления государственности». Тезис слишком важен, чтобы изложить его облегченно. Поэтому просим читателя потерпеть и прочитать этот раздел внимательно. Ибо в данном случае мы излагаем не публицистический вариант изложения темы, но почти профессиональный.

Итак, государство изначально это структура, не терпящая над собой никакого контроля и ограничения. Эта структура строилась исходно как линейная (термин из научного менеджмента). То есть, вышестоящие отдавали приказы нижестоящим. И в этих приказах могли ставиться не только цель и сроки, но и методы их достижения. У нижестоящих не было никаких прав перед вышестоящими и никакой свободы маневра при выполнении задания. Только обязанности. Также между начальником и подчиненными не было посредников. В идеале государство должно было оставаться таким и впредь. Однако, классические линейные схемы при росте организации не срабатывают.

В теории менеджмента перечислены различные виды эволюционно сложившихся модификаций линейных схем. Однако, несколько упрощая теорию, можно сказать, что в итоге линейные схемы осложняются. Возникает аппарат. Который служит посредником между начальником и подчиненными. Но аппарат не может пользоваться таким же доверием, как непосредственный сообщник пахана. Пардон, министр фараона или генерал императора.

В итоге с аппаратом необходимо работать не на принципе «доверие-ответственность», а с помощью инструкций.

Вот аппарат, ограниченный в работе массой инструкций, и составляет бюрократию. Без бюрократии, ее развития уже не мыслимо никакое укрепление вертикали власти. А говоря научно, линейных схем построения оргструктур.

Далее мы цитируем учебник по менеджменту нашего Наставника. Кстати, учебник великолепный. Выдержавший уже два издания.

В дословном переводе «бюрократия» означает «власть стола». Тенденции к бюрократизации управления возникли до появления научного менеджмента. Однако в рамках последнего были формализованы М. Вебером.

Согласно Веберу, который, кстати, не считал бюрократию пороком, бюрократическое управление опирается на:

-    ясно обозначенные цели;

-    разделение труда по функциональному признаку;

-    формализацию прав и обязанностей;

-    использование власти должности;

-    отделение управляющих от собственности;

-    иерархическое построение системы управления;

-    наличие центрального офиса управления;

-    ответственность каждого руководителя только перед вышестоящими уровнями;

-    построение отношений, как отношений между должностями, а не личностями;

-    подбор кадров по формальным признакам;

-    поощрение сотрудников за добросовестность.

Принципы бюрократического управления Вебера можно упростить, сгруппировав их, сведя некоторые к общему знаменателю и выделив главные.

В таком виде они могут быть представлены как:

-    строго иерархическое построение управления с отчетностью только перед вышестоящими;

-    максимальная формализация управления;

-    исключение личного фактора.

Надо признать, что такого рода структуры бывали конкурентоспособны при определенных условиях и на определенных этапах развития человеческого общества. В противном случае они не могли бы так долго существовать, и непосредственно и в виде тенденции.

Но период массового машинного производства оказался последним этапом истории, когда такие структуры могли конкурировать с гибкими. Уже в самом начале появления научного менеджмента его теоретики и практики стали обращать внимание на перспективность активизации человеческого потенциала.

Что, как следует из современной теории и практики научного менеджмента, является весьма перспективным и с производственной и с экономической точек зрения (не говоря уже о социально-политических моментах). Кстати, именно активизацией человеческого фактора и объясняется т.н. «японское экономическое чудо».

Но очевидно, что бюрократическое управление, не скрывая, ставит целью как раз уменьшение роли человеческого фактора.

Помимо этого, формализация управления позволяет более оперативно, при прочих равных, действовать в стандартных ситуациях. Но принципиально не способно справляться с ситуациями уникального выбора, для которых не существует прецедентов, а, следовательно, не может существовать правил.

Однако, это далеко не все. Как и всякая система, бюрократический аппарат имеет естественные тенденции к росту. В других системах этот рост имеет внутренние ограничители. В бюрократических системах таких ограничителей нет.

В науке подробно описаны причины и механизмы роста бюрократии, как естественного процесса. Мы здесь остановимся на двух примерах.

Первый. Внутри бюрократических систем фактически нет иных стимулов для поощрения кроме должностного роста. В то же время аппарат окостеневает и вертикальная мобильность ограничивается. Чтобы хоть как-то организовать поощрение перспективных и нужных работников выдумываются различные, все менее нужные должности, раздачей которых поощряют отличившихся.

Второй. При возникновении новых проблем, вместо мобильного проектного переориентирования персонала на их решение (что легко делается в гибкой системе управления) создается новая структура. После решения проблемы она перестает быть нужной, однако расформирование структуры воспринимается персоналом (руководителями в рамках этой структуры) как наказание. Причем незаслуженное (проблема-то решена).

Поэтому структура остается.

Повторим, в науке описаны десятки подобных механизмов роста аппарата.

Таким образом, он разбухает. И оперативность управления теряется даже в стандартных ситуациях. Ибо скорость прохождения информации по разбухшему аппарату падает.

Таким образом, в результате процесса бюрократизации:

-    падает оперативность управления в стандартных ситуациях;

-    совершенно неадекватно управление в ситуациях уникального выбора;

-    совершенно не используется творческий потенциал работников;

-    в связи с ростом аппарата и расходов на него, при одновременном снижении качества управления, катастрофически падает экономическая эффективность управления.

Повторим и подчеркнем. Это происходит естественно, а не по некоторой злой воле.

Заметим, кстати, что не корректно говорить о любом управленце, как о бюрократе. Бюрократ – это участник управленческой структуры, базирующейся на иерархичности, предельной формализации и теоретически обоснованном бездушии (отрицании роли человеческого фактора и творческого подхода). Причем участник заинтересованный в сохранении такой структуры и не желающий признавать паразитарный характер своей деятельности.

Заметим, что бюрократический стиль управления был конкурентоспособным в Древнем Египте и, отчасти, в Средневековье (да и то не во все периоды). О социальной цене этой конкурентоспособности мы умолчим, ибо это выходит за рамки нашего изложения. Однако если бы мы учли еще и социальную цену конкурентоспособности бюрократии, мы бы вообще пришли к выводу о необходимости ее немедленного уничтожения.

Однако сейчас, когда технологии претерпевают существенную модернизацию каждые 7 лет, когда стремительно, беспрецедентно меняется сама природная среда, бюрократический стиль управления себя изжил. Ибо современный менеджер должен работать в, по большей части, ситуациях уникального выбора и уметь строить гибкие организационные структуры.

Исчерпание возможностей бюрократического управления сказывается неожиданным образом в следующей ситуации. Всем известна т.н. «итальянская забастовка». Это когда бастующие строго выполняют все инструкции, и при этом оказывается, что работа невозможна. В принципе итальянская забастовка теоретически возможна в современных условиях везде.

Блокирование всего производства и общественной жизни не происходит только из-за того, что существует негласный общественный договор в интересах дела правила нарушать. Но бюрократия неспособна в принципе сделать нарушение правил нормой.

В этой ситуации само общество инициирует бюрократию на нарушение правил с помощью коррупции и признание этого механизма морально оправданным.

Ибо без коррупции бюрократически управляемое общество просто перестало бы функционировать. Все превратилось бы в одну непрекращающуюся итальянскую забастовку.

Поэтому борьба с коррупцией в бюрократическом обществе бессмысленна. На первый взгляд эти рассуждения прямо не касаются объектов рыночной экономики. Но это только на первый взгляд. Ибо бюрократическое общество составляет самую главную составляющую внешней среды для предприятий.

И навязывает бюрократический стиль управления самим предприятиям.

Из сказанного следует, что бюрократические тенденции являются самыми опасными врагами экономики и социума. И их надо преодолевать.

В рамках менеджмента это может быть достигнуто только последовательным вытеснением жестких иерархических организационных структур гибкими. Что и происходит в ряде случаев в развитых странах.

Закончим цитирование профессора Хомякова и продолжим о нашей Программе.

Однако, не все так просто. И даже в развитых странах, бюрократия все больше проникает в стиль управления не только государством, но и крупными компаниями.

Об этом пишут сами западные авторы, исследующие эволюцию общественных институтов.

Но почему так происходит в этих странах с развитыми институтами демократии и рыночной экономики? Да потому, что эти страны все больше отказываются от тех тенденций общественного развития, которые обеспечили успех цивилизации в Новое время.

Модели развития, отвоеванные средним классом веком-двумя раньше, ныне вытесняются моделями, выгодными государственникам и олигархам. Поэтому повсеместно в мире наблюдается рост бюрократии, и, как мы показали выше, естественный рост коррупции.

Об этом росте прямо-таки истерично пишет западная пресса, и предлагает усиление «демократического контроля» как способ избавления от коррупции.

Но, во-первых, демократический контроль – это контроль от имени оболваненных масс. Этот контроль, таким образом, отнюдь не демократический, ибо сами массы в нем не участвуют, а делегируют свои полномочия. Кому? Опять же, бюрократическим структурам. Но бюрократия без коррупции может только застопорить любое дело. В том числе и дело контроля.

Так что же, разрешить «играть не по правилам» самим контролерам? Невозможно. Они же и есть борцы за соблюдение правил. Тогда разрешить коррупцию уже в самих контрольных органах? Нонсенс. Они же, как раз, созданы для борьбы с коррупцией.

Повторим, мы здесь описываем проблемы цивилизованного мира. Проблемы, описанные теоретиками и практиками управления. В византийской же России все это проявляется гораздо более нелепо, а главное, аморально. И не исследуется и не описывается никем. Все сказанное о борьбе с коррупцией в России – пустой треп. Ибо не говорится главного – коррупция это неизбежное естественное следствие усиления иерархических линейных государственных структур. Пресловутой вертикали власти.

Это не пропаганда. Ибо мы ни к чему не призываем. Это строго научный вывод.

И, согласно этому выводу, борьба с коррупцией возможна только на путях устранения линейных схем управления и бюрократии. Не будет их, не будет и коррупции.

При этом управляемость отнюдь не будет нарушена. Просто бюрократизированные линейные структуры будут заменены структурами гибкими. В том числе и в государственном и региональном управлении, а не только в экономике.

Но это означает отказ от множества государственных и политических институтов, отказ от пресловутой «вертикали власти». Это означает сокращение аппарата управления не на проценты, а в разы, это означает радикальный пересмотр и упрощение всех законов, норм и правил.

Пойдет ли на это современное общество, вернее, его верхи и их бюрократическая обслуга?

Нет. Нет. И еще раз нет.

Поэтому коррупционно-бюрократические уродства будут накапливаться. До тех пор, пока не нашедшее сил для отказа от них общество не рухнет в глобальный кризис.


9. Здоровых нет. О базовых принципах современного общественного устройства


И ни церковь, ни кабак,
Ничего не свято.
Нет, ребята, все не так!
Все не так, ребята!
В. Высоцкий

Итак, о проблемах, а то и уродствах современного мира мы говорили много. Кое-что могло по ходу чтения быть забыто. Поэтому целесообразно подвести некоторые итоги. И попутно дискредитировать еще некоторые «святыни», которые, в сущности, носят вспомогательный характер, хотя и у всех на слуху.

Начнем с главного. Современная цивилизация находится в начале глобального кризиса.

Он является следствием взаимно увязанных, и взаимно друг друга усиливающих кризисов – экологического, ресурсного, продовольственного, энергетического. О кризисе демографическом пока умолчим.

Если говорить упрощенно, то итог этих кризисов один – растущему человечеству не хватает необходимых для поддержания жизни ресурсов как возобновимых, так и минерально-сырьевых, не хватает мест для комфортного проживания, не хватает продовольствия и энергии.

Все эти проблемы теоретически имеют решения. Инженерные решения, радикально устраняющие соответствующие проблемы. Однако эти инженерные решения:

-    требуют радикальной корректировки структуры общественного управления;

-    требуют высокого качества от исполнителей этих решений.

Между тем, человечество, если говорить глобально, стремительно деградирует в качественном отношении при одновременном росте численности.

У этого процесса есть две стороны.

Простой рост населения усугубляет дефицит ресурсов. И это является сутью демографического кризиса.

Однако, все гораздо хуже. Ибо опережающими темпами растет численность тех, кого образно говоря, следует отнести к «дикому мясу». То есть людей, которые принципиально не способны участвовать в инженерном решении глобальных проблем. Даже в качестве рабов.

Одновременно, не только относительно, но и абсолютно уменьшается число тех, кто способен участвовать в инженерном решении глобальных проблем.

Экстраполяция подобных тенденций в будущее позволяет сделать вывод, что нынешнее человечество обречено.

Казалось бы, в этой ситуации мировая элита должна напряженно искать выход из кризиса. Но не только выход, но даже сама постановка вопроса о его поиске, сразу становится несовместимыми с нынешними реалиями общественной организации.

Самым главным моментом, обуславливающим неспособность мировой элиты рассмотреть возможности выхода из кризиса, является исчерпание возможностей государства, как структуры организации общества.

Ибо для решения проблемы глобального кризиса, как мы показали выше, необходимо отказаться от линейных, бюрократизированных, организационных структур. Которые уже ни на что не способны, кроме коррупционного перерождения.

Можно долго спорить о том, что отказ от этих структур не есть отказ от государственности. Но это споры чисто теоретические. На практике отказ от линейных бюрократизированных структур есть отказ от реально существующих структур государственного управления.

Более того, это означает и увольнение подавляющего большинства всех ныне работающих госслужащих. Во всяком случае, если говорить российскими аналогиями, госслужащих федерального уровня.

Разумеется, все не ограничивается Россией или Западом. Линейные бюрократизированные структуры составляют ядро любого современного государства.

Аналогично, исчерпали свои возможности (или близки к этому) и соответствующие структуры крупнейших компаний, копирующие государство.

Все это на практике означает необходимость демонтажа и государств и олигархических гигантов.

На это нынешние хозяева мира – высшие государственники и сросшиеся с ними олигархи не пойдут.

Мало того, выше, в первом разделе, мы приводили примеры намеренного торможения внедрения новых технологий как госструктурами, так и крупнейшими транснациональными компаниями. Это вполне закономерно. Ибо любые радикальные изменения, даже технологические, смертельны для бюрократизированных линейных организационных структур. Они «физически» не способны осуществлять управление в резко меняющихся условиях.

Наиболее ярким примером паразитизма некоторых звеньев олигархической экономики являются финансы. Известно, что сейчас только около 2% финансовых потоков соответствует потокам оцениваемых этими финансовыми операциями товаров. Остальные 98% финансов служат спекуляциям, не имеющим ничего общего с реальным жизнеобеспечением.

От этого страдают многие. В том числе, казалось бы, многие государства.

Однако государства, даже самые «антизападные», боятся мирового финансового коллапса. И фактически поддерживают такой порядок вещей. Почему?

Потому что любые радикальные изменения смертельны для линейных бюрократизированных структур.

Поэтому все нынешние государства боятся любых перемен. Ибо они не способны на них реагировать. И в этом они едины с транснациональными компаниями и олигархами любых уровней.

В данном случае стоит отметить, что предельно глупы те «идеологи» и «аналитики», которые провозглашают антагонизм государства и олигархии. Если это и было когда-то, то сейчас этого нет, и не может быть принципиально.

Итак, все государственные структуры всего мира к отражению кризиса не готовы.

Но, может быть, к этому все же готовы хотя бы некоторые, самые передовые страны Запада, где государство не так сильно и ограничено «гражданским обществом»?

Рассмотрим этот вопрос. Развитые страны Запада утверждают, что их отличительной чертой является демократия. То есть, власть народа.

Опять же, отвлечемся от излишней сложности и посмотрим на вещи просто. Демократически сформированная власть – это власть, полученная победителями на выборах. Тех, за кого проголосовало большинство.

Но различные антизападные идеологи, и сами западные интеллектуалы, между тем, сетуют, что исход выборов в значительной степени определяется манипуляциями. В частности в СМИ.

В этом явлении обычно обвиняют тех, кто манипулирует. Но, как-то за кадром остаются те, кем манипулируют.

Не будем вдаваться в теоретизирование. Все-таки, наша книга это политическая программа, а не теоретическое исследование. Но нам представляется очевидным, что всеобщее избирательное право как раз и сформировало такую ситуацию, когда право голоса имеют те, кем можно манипулировать.

Ответственных и прагматичных представителей среднего класса обмануть можно. Но гораздо труднее, чем толпы маргиналов. Эти-то толпы маргиналов и являются предпосылкой успеха манипуляторов. Гарантированного успеха.

Но у этих толп маргиналов есть свое понимание ситуации «на уровне мозжечка». Они заблокируют любое решение, которое будет явно угрожать их хоть и не завидному, но стабильному положению.

В данном случае политическая система самих западных стран загнала себя в тупик. Прорывные решения не только «не поймут» государственники и олигархи, но «не поймет и избиратель». Тем более, если этого избирателя соответствующим образом «проинформируют» принадлежащие олигархам СМИ.

Так что и здесь поиск и реализация путей выхода из кризиса заблокированы.

Вообще, в ХХ веке произошло одно очень интересное явление. Накопленный в предыдущем ХIХ веке в результате самого результативного этапа НТР объем общественного богатства «верхи» частично пустили на подкуп «низов». Низы, оказывается, в этой ситуации гораздо легче было смирить подачками, а не силой. Но те низы были низами работающими. Те низы, во всяком случае, на Западе, стремились стать средним классом. Те низы, воскресни они сейчас, смогли бы принять участие в проекте инженерного решения глобальных проблем.

А сейчас это отношение к низам сохранилось (мы имеем в виду Запад). Но в силу специфики демографического кризиса, о котором мы писали выше, нынешние «низы» все больше состоят из «дикого мяса», либо тех, кто не являясь «диким мясом» по рождению, принял этику, эстетику и менталитет этого мяса.

Поэтому в проекте решения глобального кризиса нынешние низы совершенно бесполезны. Но, тем не менее, политика подкупа и оболванивания этих низов уже стала бизнесом, который никто не решится потревожить. И этот бизнес оттягивает огромные средства, которые можно было бы пустить на модернизационные проекты.

Протестуя против сложившегося порядка вещей, некоторые западные лидеры, например, Р. Рейган и М. Тэтчер, и их идеологи сделали упор на сокращение, условно говоря, «социального подкупа» низов. Именно в этом состоит суть «неолиберализма» упомянутых деятелей.

Возможно, неолиберализм был в чем-то конструктивен. Однако, экономить стали отнюдь не на самой главной статье непроизводительных расходов. Ибо, внимание, читатель!, на оболванивание низов (СМИ, кино, спорт и т.п.) в мире тратится денег больше, чем на социальный подкуп.

Но расходы на оболванивание – это «священная корова». Здесь никто экономить не будет.

Особо в этом ряду оболванивающих технологий мы выделили бы большой спорт. Это совершенно бессмысленная сфера человеческой деятельности, не имеющая ничего общего с поддержанием здоровья. Большой спорт имеет смысл только как элемент пропаганды и оболванивания. А также отмывания денег.

Не будем доказывать эти тезисы. Они и так известны и могут оспариваться только лицами заинтересованными, либо тупыми.

Так вот, средств, которые тратятся на большой спорт сейчас, могло бы хватить на реализацию самых амбициозных модернизационных проектов. Например, проекта новой энергетики.

В этой связи хочется привести самую последнюю иллюстрацию из российской действительности. Рособоронэкспорт сейчас будет финансировать российский хоккей.

Особая мерзость этой ситуации в том, что деньги Рособоронэкспорта, это не деньги за нефть и газ. Это деньги за изделия, обретшие конкурентоспособность в результате работы ученых, инженеров, рабочих высшей квалификации.

Так вот, сотни миллионов заработанных трудом этих людей долларов будут потрачены на тренированных горилл, а не на воспроизводство кадрового потенциала российского ВПК. Не на поддержку студентов МАИ (а ведь самым прибыльным бизнесом Рособоронэкспорта является продажа самолетов), не на резкое повышение зарплаты кадровым рабочим, с целью привлечь в производство талантливую рабочую молодежь (которая сейчас не охотно идет на заводы ВПК) и т.д. и т.п. Но нет. Хоккей для генералов из Рособоронэкспорта важнее.

Боссы Рособоронэкспорта столь тупы и недальновидны? Нет. Просто это «государственники». А квалифицированные кадры ВПК это средний класс.

Непримиримые классовые враги.

Впрочем, это так, одна из иллюстраций дебилизма нынешней системы. Причем, не только российской, но и глобальной. На Западе в этом отношении дела обстоят не намного лучше.

Вообще же, просто трудно назвать область общественных отношений в современном мире, которая не была бы поражена раковой опухолью перерождения и обессмысливания своей деятельности.

И любые, повторяем, любые общественные институты сейчас находятся в упадке. Причем, чем больше они «на слуху» тем больше они оказываются не функциональными и даже вредными.

Приведем пример нашего утверждения. Сейчас много говорят о «правовом государстве», о «приоритете закона» и т.д. и т.п.

Между тем, что такое закон с точки зрения теории управления и системного анализа?

Это правила, предписывающее некие действия в неких ситуациях. Упрощенно говоря «если воровал, значит сел». Такой порядок принятия решений называется «принятием решений в стандартной ситуации». Выработка таких решений идет по схеме: «диагностика признаков ситуации» – «определение типа ситуации» – «стандартное решение в данном типе ситуации». С точки зрения права это может конкретизироваться как «признаки состава преступления» – «квалификация преступления» – «определение наказания».

Возможно, для самых простых и бесспорных случаев это еще и подходит. Но, чем дальше, тем больше людям предстоит принимать решения в ситуации уникального выбора. Когда соответствующих признаков ситуации нет. Как нет и соответствующих правил поведения.

В этих случаях пытаться найти «подходящий закон» просто глупо.

Мало того, это только затрудняет принятие правильных решений. Поэтому и сейчас, а тем более при обострении кризиса надо как можно решительнее отходить от «приоритета закона». И чем меньше этих законов будет, тем лучше.

Регулирование общественной жизни после кризиса (а тем более, во время пика кризиса), очевидно, будет происходить при минимуме законов. Или вообще в их отсутствие.

Следовательно, вся законодательная и правоохранительная деятельность, в нынешнем понимании этих занятий отомрет.

Данный раздел можно продолжать очень долго. Мы не будем этого делать. Нам представляется, что общий ход его доказательств итак ясен.

Все «гуманитарные ценности» современного мира в области идеологии, политики, права, построения экономики и финансов изжили себя. Они едва-едва демонстрируют свою жизнеспособность уже сейчас.

И в одночасье рухнут в период обострения кризиса.

Кстати, предотвратить кризис они не способны. Скорее, их соблюдение этот кризис приближает.


10. Варианты развития событий

Мы уже говорили многократно, и не поленимся повторить еще раз. «Спасать человечество» своими изысканиями мы не собираемся. Хотя бы потому, что современное человечество, где правят бал «государственники», олигархи и массы, состоящие из «дикого мяса», достойно вымирания, а не спасения.

Поэтому мы без эмоций, отстраненно, как компьютерную «стрелялку», разберем возможное развитие глобального цивилизационного кризиса.

Итак, простая экстраполяция имеющихся тенденций позволяет утверждать, что кризис начнет «касаться всех» уже непосредственно где-то в 2012 году. Вообще в теории прогнозирования предсказание сроков реализации даже самого однозначно проявляющегося процесса – самая трудная задача. Поэтому мы можем и ошибиться.

И корректности ради, скажем, что такое положение будет достигнуто в период с 2009 по 2015 год.

Какие процессы и явления будут составлять картину кризиса для внешнего наблюдателя?

Собственно, большинство этих явлений будет просто обострением того, что есть сейчас. В первую очередь это неуклонный рост цен на энергоносители. Однако к тому времени он вызовет неблагоприятные явления в экономике, вплоть до заметного экономического спада. Кстати, экономический спад и сопровождающие его отрицательные социальные явления сейчас довольно успешно маскируются там, где они проявляются. А вот в период 2009 – 2015 года их уже нельзя будет ни замаскировать, ни смягчить.

Очевидно, обострится напряженность в отношениях Запада и мусульманского мира. Возрастет число терактов. Запад будет бороться с этим «укреплением силовых институтов», а на самом деле фактическим отказом от достижений демократии, которыми он так гордился в ХХ веке.

Такое укрепление позиций государственников скорее всего вызовет обострение их отношений с олигархами. Их единство может распасться.

Одновременно обострятся межэтнические противоречия в Европе. Ибо проблемы миграции с юга по существу решены не будут, и «дикое мясо» будет оказывать все большее давление на принявшие его страны.

Очевидно, Европа будет искать паллиативы, иногда имитировать ужесточение режима и борьбу с этническими мафиями. Однако, это будет только раззадоривать маргиналов и одновременно подталкивать белых националистов на попытки легализовать свой взгляд на вещи. Хотя им этого не дадут сделать вплоть до самого наступления кризиса, когда в процессе наступающего хаоса контроль государств над обществом ослабеет.

США будут медленно, но верно двигаться к установлению доминирования цветного населения. При одновременной деградации и снижению конкурентоспособности своего производства.

Впрочем, экономический спад, социальные и межэтнические обострения сами по себе не приведут к изменению ситуации ни в США, ни в Европе. Сложившееся положение будет напоминать натянутую струну, которая никак не лопнет. Отличие от современной ситуации будет заключаться лишь в том, что предчувствие кризиса охватит всех. Даже самых тупых обывателей.

Но что сможет взорвать ситуацию?

Нам представляется пока только четыре наиболее вероятные варианта (хотя в последствии могут возникнуть и новые версии).

Первый. Крупный теракт, наподобие 11 сентября в США.

Второй. Массовые, гораздо более масштабные, чем можно представить себе сейчас, столкновения на межнациональной почве. Возможно даже одновременно во Франции, Германии, Бельгии, Голландии.

Третий. Прогнозируемое сильное обострение глобального потепления в 2011 – 2013 году, сопровождающееся катастрофами природно-техногенного характера по всему миру. Но особенно в регионах, достаточно близких к океанам. Прежде всего, в Западной Европе и США.

Четвертый, довольно экзотический, но все же возможный. Этот вариант имеет несколько модификаций. Но в целом, связан с реальным распространением ядерного оружия и его применением в локальном конфликте. Это может быть обретение одной из стран Третьего мира ядерного оружия. Той страной, которая его пока не имеет. И применение его. Неважно, в каком контексте и с какими целями.

Но это может быть и полномасштабный ядерный конфликт между Индией и Пакистаном. Учитывая растущее превосходство Индии в количестве и мощности ядерных боеголовок, а также в средствах доставки, Пакистан будет просто уничтожен.

Впрочем, учитывая все более результативное давление арабов на Израиль, это может быть и применение ядерного оружия Израилем. Благо он его имеет.

Все эти «спусковые крючки» сами по себе, вне общего кризисного напряжения, может быть, и не привели бы ни к каким серьезным глобальным последствиям. Однако, в контексте прогнозируемой общей ситуации, они приведут к некой «мировой панике».

Результатом этой паники станет, прежде всего, столь долго ожидаемое обрушивание доллара, мировой финансовый коллапс и последующий «Великий экономический кризис» типа кризиса 1929-1932 годов.

В этой ситуации наибольший выигрыш получит тот, кто раньше всех откажется от ограничений нынешнего общественного устройства. И начнет, говоря в терминах животноводства, «сброс поголовья» маргиналов и силовой захват чужих ресурсов, которые, говоря по-русски, «плохо лежат».

К мировой войне это не приведет.

Но к мировому хаосу приведет точно.

Все последствия этого хаоса предсказать невозможно в принципе. Однако, некоторые, самые общие последствия очевидны.

Несомненно, мировое население сократится в 3-6 раз.

Несомненно, все современные политические и государственные институты ждет полный крах.

Несомненно, обрушатся все современные виды индустрии оболванивания, в том виде, в котором они есть. А именно – телевидение, кино для быдла, большой спорт и т.д. и т.п.

Несомненно, будут отброшены все «традиции» – либеральные, левые, национал-социалистические, консервативные.

Несомненно, угаснут все нынешние мировые религии. Прежде всего, христианство. Но, скорее всего, также и мусульманство с иудаизмом.

Несомненно, изменятся мировые центры силы и границы нынешних государств. Впрочем, о государствах говорить в данном случае не корректно. Скажем так, стран.

И вот тут-то мы приходим к моментам непрогнозируемым.

Кто станет этими новыми центрами силы? За счет кого в первую очередь сократится мировое население? Выживет ли цивилизация? Или на ее обломках разрастется не способное продолжить цивилизационное развитие «дикое мясо»?

Впрочем, и в этих вопросах есть элемент предсказуемости.

Так, несомненно, сокращение населения черной Африки, как минимум, в 5 раз при любом раскладе. Ибо лишенная продовольственной и медицинской гуманитарной помощи со стороны развитых стран, лишенная сдерживающих усилий мирового сообщества по умиротворению межплеменных конфликтов, черная Африка самоуничтожится. А если некто решит этому процессу еще и «помочь», то население там сократится уже не в 5, а в 7-9 раз.

А кто, например, в Европе имеет максимальные шансы выжить с минимальными потерями? По нашему мнению, Швейцария, имеющая немалый опыт выживания в мировых катаклизмах. При этом отнюдь не за счет только «мирной политики», а за счет великолепно организованных структур тотальной народной самообороны. А также имеющая немалые преимущества за счет жесткой миграционной политики, не пускающая в страну этнических маргиналов.

Кто еще может в Европе приблизиться к швейцарской модели? Увы, не лидеры – Франция, Германия или Великобритания. Эти страны уже переполненые маргиналами, которые способны заблокировать любой разворот этих стран к реальному отражению кризиса.

А вот страны маленькие, или не очень, но, тем не менее, имеющие возможность, наплевав на политкорректность, уже сейчас оградить себя от нашествия маргиналов, шансы на успех имеют.

Это страны Прибалтики и Скандинавии. А также Польша, где у власти стоят национал-либералы. А также Австрия, Словения и, возможно, Венгрия и Чехия. Где есть большой шанс прихода к власти тех, кого условно можно назвать национал-либералами.

Кстати, к ним может присоединиться и Белоруссия. Если найдет в себе силы избавиться от Лукашенко. Или, чем черт не шутит, если изменится сам Лукашенко. Последние события показали, что этого исключать нельзя.

А вот Украина вряд ли сможет это сделать. Как ни странно, Украине не хватает национализма. Не нынешнего, периферийного, а настоящего белого, современного. Слишком любит она и кавказцев и крымских татар. Вот они-то и обеспечат украинским братьям жизнь, мягко выражаясь, «нескучную». Тем более, когда Европу будут захлестывать, скажем, повторив товарища Сталина, волны «близких» этим господам.

Впрочем, и у Украины есть шанс. Ведь в ответ на российскую поддержку агентуры влияния РФ на Украине, можно организовать и поддержку Украиной своей агентуры влияния в России. И перспективны здесь отнюдь не этносепаратисты, как полагают многие на Украине. А русские антиимперские буржуазные националисты. Политической ценой этого поворота будет отказ от поддержки Украиной «дикого мяса» на постсоветском, а потом и построссийском пространстве. Только и всего.

Ну, о России мы поговорим ниже отдельно.

А остальной не белый мир нас не интересует.

Важный вопрос – можно ли предотвратить кризис? Предотвратить нельзя, но вот максимально отодвинуть время наступления кризиса можно. Чем и будет заниматься вся мировая элита.

Не понимая, что чем далее отодвигается время наступления кризиса, тем более острым он будет.


Глава 2. ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РОССИИ В КОНТЕКСТЕ ГЛОБАЛЬНОГО ЦИВИЛИЗАЦИОННОГО КРИЗИСА

1. Слабое звено

Рассмотрим теперь, что несет глобальный кризис России. Иной оптимист нашел бы, что некоторые черты этого кризиса даже благоприятны для РФ. И Россия представляется чуть ли не бастионом стабильности в море мирового хаоса.

Однако, все не так благостно, как представляется иным казенным патриотам.

Дело в том, что Россия – это страна, сотканная из противоречий. Данную противоречивость России никто не отрицает, а многие даже гордятся ей. Хрестоматийным давно является слоган «умом Россию не понять».

Впрочем, понять-то можно, но вот запутаться в противоречивых тенденциях, действительно, легко. И на основе, в общем-то, близких фактов сделать выводы противоположные друг другу.

Поэтому очень многие процессы мирового развития могут быть как благоприятны, так и гибельны для России. Вопрос в том, сумеет ли страна должным образом использовать последствия этих процессов, сумеет ли руководство предусмотреть развитие ситуации.

Для иллюстрации возьмем простой пример. Мировой энергетический кризис ведет к росту цен на нефть. В Россию текут нефтедоллары. Хорошо это для страны? Вроде бы да.

А если нефть закончится?

Да ее еще полно, – скажет иной казенный оптимист.

Не совсем так. Полно ее было в 2000 году. А после этого добыча возросла почти в два раза. Но такой рост добычи не мог себе позволить даже такой хищник как ЮКОС. А вот дружные с Кремлем нефтяные олигархи позволить могут.

А собственно, почему ЮКОС не мог себе этого позволить? Да потому, что при таком росте добычи до 85% запасов делается неизвлекаемыми. Хищническая это добыча. И ЮКОС могли в этом обвинить. А «своих» олигархов не обвинят ни в чем. Вот они и стараются.

И сколько там той нефти останется после их «стараний» к 2012 году, никому не известно.

Как в этой ситуации, благом для России будет рост цен на нефть после 2012 года? Это еще надо крепко подумать.

Но есть же в России еще стратегические резервы нефти глобального уровня! Есть. Да только их никто не ищет и не разведывает. Все деньги от продажи нефти уходят на другие нужды. В частности, на политические авантюры на постсоветских просторах, да на толпы футболистов с хоккеистами.

Да и кто будет эту нефть искать. По российским законам нашедший не имеет никаких преимуществ при получении разрешения на освоения месторождений. Ищите дураков для вас нефть задаром искать!

А рассмотрим теперь идущее глобальное потепление. Для России оно просто дар Небес. Десятки миллиардов долларов в год экономит страна от экономии энергии вследствие потепления.

Но потепление одновременно может серьезно осложнить работу газовой отрасли. И если вовремя не принять упреждающих мер, то можно и потерять те же десятки миллиардов долларов в год, а то и больше.

Эти упреждающие меры довольно просты и относительно дешевы. Но проводятся ли эти мероприятия, или хотя бы планируются? Нет. Не проводятся. О чем можно прочитать в работах П.М. Хомякова о влиянии глобального потепления на экономику России.

Примеры подобного рода можно множить и множить. И вывод будет все тот же.

Да, идущие сейчас процессы глобального кризиса можно использовать для блага страны. Можно сделать Россию островом стабильности в море кризиса. Можно сделать Россию центром возрождения белой цивилизации.

Можно.

Но не с этим режимом.

А режим этот до наступления кризиса не падет. Слишком благоприятна сейчас обстановка для него.

И этот режим «рулит» страной так, что благоприятные тенденции используются по минимуму, а негативные, особенно не сиюминутные, а немного отложенные тенденции проявятся по максимуму.

Поэтому не будет Россия центром стабильности в мировом кризисе.

И все негативные глобальные тенденции не обойдут ее стороной. И недостаток энергии, и недостаток продовольствия, и сокращение населения (еще большее, чем сейчас), и нашествие «дикого мяса».

Для беспристрастного наблюдателя это очевидно уже сейчас. Что, являясь экспортером энергоносителей, Россия не стоит каждую зиму на грани энергетического кризиса? Или, что, разве не половина продовольствия импортное? О нашествии же инородцев вообще сейчас не говорит только ленивый. А сокращение населения вообще «притча во языцех». И это, учтем, еще до начала острой фазы кризиса.

Так что же, разве непонятно, что во всех названных аспектах мы «впереди планеты всей»?

Надо четко понять, что Россия – слабое звено. Что все вышеописанные негативные моменты глобального кризиса проявятся здесь, как минимум, ничуть не слабее, чем в среднем по миру. Что страна развалится, а большая часть населения вымрет.

Это, повторяем, не вопросы.

Вопрос состоит в том, кто вымрет, а кто выживет. Как, и в пользу каких территориальных центров произойдет развал.


2. Институциональный кризис

«Впереди планеты всей» – эффектный слоган. Впрочем, невозможно быть в этом отношении «впереди» во всем. И в самом темном закоулке есть места особо темные. Вот и в российской предкризисной действительности есть моменты, наиболее негативные. Моменты, которые внесут свой особый вклад в коллапс страны.

В первой главе, перечисляя различные ипостаси цивилизационного кризиса, мы отметили кризис государства, как института.

Этот кризис наиболее ярко проявляется в России. И это закономерно. Чтобы понять данное утверждение, стоит еще раз обратиться к истории возникновения государства, как структуры.

Государство со всеми его людоедскими уродствами образовалось в странах Восточного Средиземноморья. Однако, далее, в процессе эволюции в разных странах и в разное время государство, как структура, все более цивилизовывалось и преодолевало рабовладельческие уродства.

Однако, это преодоление шло с разной скоростью. И где-то древние архаичные элементы антинародного, деспотического, бюрократического государства сохранялись в наибольшей степени.

Таким местом стала Византийская империя.

Она погибла, но в результате интриги, известной в истории как «татарское иго» византийские политические модели были навязаны Руси, которая после принятия византийщины стала называться Россией (подробнее об этом в сенсационной книге П.М. Хомякова «Россия против Руси»).

Россия тоже рухнула в 1917 году. Но была воссоздана в виде СССР.

Однако СССР тоже рухнул в 1991 году. И, тем не менее, нынешний режим пытается его воссоздать.

То есть, в нынешней России в наиболее полной степени сохраняются самые архаичные черты государства, как института.

Это государство деспотическое (авторитарное), антинародное, максимально бюрократизированное, и, следовательно, максимально коррумпированное, а также максимально неэффективное, как управленческая структура.

Эти выводы отчасти являются следствием общих концепций на этот счет, изложенных выше в разделах 6, 8 и 9 предыдущей главы. Ибо все негативное, что мы говорим о государстве, как абстракции, с неумолимой логикой должно проявляться сейчас в России, ибо режим сам провозглашает «укрепление государственности» и «верность традициям».

Этот тезис должен быть вполне понятен нашим читателям. Мы, однако, подкрепим его парой-тройкой примеров.

Рост бюрократии в постсоветской России беспрецедентен. Сейчас бюрократов в России больше, чем было в СССР. Притом, что население России почти вдвое меньше населения СССР. Особенно интенсивно бюрократия стала расти при Путине. Когда постоянно создаются новые органы управления и различные «постоянные комиссии».

Теперь еще одна иллюстрация сути нынешнего режима. В мире в тюрьмах сидит в среднем одна десятая процента населения. В нынешней России полтора процента.

В пятнадцать раз больше! Вот самый неопровержимый показатель отношения власти к народу.

Ну, и, наконец, коррупция. Вполне естественно, что она чудовищна и беспрецедентна. Ибо, как мы показали выше, коррупция растет параллельно с ростом бюрократизации. И никаким «контролем» это не прекратить.

Но можно ли обойтись в этом государстве без коррупции?

Можно, если не делать ничего. Не отапливать помещений, не водить поезда, не чинить машины, не оказывать никакой медицинской помощи никому.

Ну, в последнем случае автор загнул! – скажет иной читатель.

А вот и нет. Например, Вам нужно срочно делать операцию. А для этого надо предварительно сделать анализы. Так вот, с точки зрения нынешних законов их Вам делать не имеют права. Ибо на каждый анализ лаборатория должна получить сертификат.

Нет, не просто на право делать, например, анализ мочи. А на право – определять кислотность, плотность, цвет (да, да, и такое!) и т.д. и т.п. То есть на самый элементарный анализ около десяти сертификатов.

Разумеется, таких сертификатов у большинства клинических лабораторий нет. И, кстати, не будет никогда. Ибо несколько десятков (!!!) сертификатов надо получать каждый год. Для этого надо не работать, а большую часть времени готовить бумаги для получения этих сертификатов.

Это не анекдот, это реалии нынешней России.

Так что, ложитесь-ка Вы на операцию без анализов. А то, что потом что-то не то вколют или вольют, благодарите того, кто такую бюрократию развел, «укрепляя государство».

Ах, да. Без анализов Вам операцию делать нельзя. Так что, подыхайте, дружище, без медицинской помощи.

И такое положение не только в лабораторном деле. А везде в медицине. Опытнейшие врачи, имеющие стаж в несколько десятков лет формально не могут лечить. Лицензионно-сертификационных бумажек, оформленных согласно новым требованиям, у них нет.

В иных местах российской глубинки, таких врачей до 90%. Так что, закрыть все больницы и поликлиники? Или послать на «три веселых буквы» все эти инструкции и приказы?

Разумеется, посылают в известное место инструкции и приказы. Но людей лечат.

А потом собирают деньги на взятки приезжим ревизорам.

Что бы мы делали без коррупции. Просто бы передохли.

Таким образом, нынешнее российское государство это высшая, наиболее возможная в современном мире, стадия развития этого умирающего института. Это государство ближе всех остальных более или менее значимых государств мира стоит к своей естественной, эволюционно обусловленной и закономерной гибели.

Оно только мешает жить и собирает взятки. И не делает ничего другого. Ибо реально управлять чем-то в интересах дела оно попросту не может. Слишком неповоротливо и некомпетентно.

И именно благодаря такой ситуации Россия сейчас является слабым звеном мирового цивилизационного кризиса.

Самым слабым звеном.


3. Национальный кризис

Классические государства с самого момента их становления были полиэтничными империями. Об этом мы тоже говорили. Россия тоже была и есть полиэтничное государство.

В данном случае мы не будем кивать на то, что в России около 80% русских. Данный факт что-либо значил бы, если бы в России власть хоть как-то контролировалась народом.

Но в авторитарном бюрократическом государстве власть контролируется коррупционным процессом. Поэтому реальное влияние русского большинства на власть минимально, ибо коррупционные потоки контролируются не русским средним классом и простонародьем, а иноэтническими олигархами и иноэтнической мафией, у которых свободных средств больше.

Эти потоки принимаются русскими чиновниками и силовиками, которые, несмотря на свое русское происхождение (по большей части), ведут антирусскую политику.

Для русского человека это обидно, но это закономерное следствие «сильного российского государства». Которое авторитарно и бюрократично, а следовательно, неизбежно коррупционно по своей природе.

Тем деятелям, которые возмущены подобным положением вещей, но при этом не желают признавать факты и следовать логике, напомним, что Россия никогда не была русским государством.

Об этом говорил император Николай I, заявив: «У меня нет русских и не русских. У меня есть верноподданные и скверноподданные». Об этом сказал президент Путин, заявив: «Те, кто говорит Россия для русских либо идиот, либо провокатор».

Мы полностью согласны с г-ном Путиным. А тем, кто не хочет сохранения такого положения вещей, можем сказать, что оно изменится только после того, как российское государство «сильное, единое и неделимое» развалится. И на его обломках будет воссоздано национальное государство русского народа – Русь.

Не авторитарное, конфедеративное, не бюрократизированное, не коррумпированное.

Впрочем, мы забегаем вперед.

А пока лишь напомним читателю, что один из существеннейших моментов глобального цивилизационного кризиса это тот тупик, в который мировая цивилизация загнала себя в отношениях с цивилизационными маргиналами.

В России этот тупик, по сравнению со среднемировой ситуацией, гораздо глубже и безысходней.

Поэтому и по данному важнейшему показателю в делах кризисных мы «впереди планеты всей».

Слабое звено.


4. Субъективные факторы и некоторые особенности текущего момента

На любой объективно идущий процесс существенное влияние оказывают субъективные факторы. Этот тезис не требует особых доказательств. Он тривиален.

Какие же субъективные моменты ситуации являются важнейшими для понимания положения в России и перспектив его развития?

Это расстановка сил среди элиты и внутриэлитная борьба. Мы сразу предупреждаем читателя, что пикантных сплетен из-за кремлевских зубцов он в данном разделе не найдет. Нам представляется гораздо интересней оперировать достаточно известными данными. На которые все «смотрят, но не видят».

Итак, что важно в положении российской элиты с точки зрения логики процессов мирового цивилизационного кризиса?

В первую очередь ее несамостоятельность. Все же и по природным условиям, и по инфраструктуре страна для жирующих снобов у нас не комфортная. Поэтому любому представителю элиты перспектива стать изгоем для Запада неприемлема.

И здесь вполне уместное марксистское «бытие определяет сознание». Высшие слои российской элиты, как государственники, так и олигархи никогда не пойдут на реальную конфронтацию с Западом. Никогда не удовлетворятся «скромной внутренней роскошью» в стиле Лукашенко.

А как же тогда нынешний самостоятельный, чуть ли не «антиамериканский» российский курс? – спросит иной читатель.

На что мы ему ответим, что этот курс имеет две составляющие. Первая. Это борьба на публику, борьба «нанайских мальчиков». Знаете, был такой цирковой трюк, когда один акробат, согнувшийся вдвое и надевший соответствующий костюм, изображал борьбу двух противников.

Цели этой «борьбы на публику» является демонстрация различных достоинств «борцов» перед внутренними аудиториями.

Упрощенно говоря, Буш демонстрирует твердость в защите демократии в любой точке мира, а Путин защиту «национальных интересов России».

Наряду с этим есть и вторая составляющая нынешнего «патриотизма на внешней арене». Высшая российская элита хочет отвоевать свое место в элите мировой. И поэтому давит на западных партнеров, шантажирует их, выбивая себе некие преференции.

А что, у вас есть доказательства, документальное подтверждение сговоров и торгов? – спросит иной читатель.

Как же изуродовало Вас, дорогой читатель, византийско-бюрократическое мышление. Да зачем нам иметь некие документы? У нас другие доказательства.

А именно, Запад имеет большой опыт вмешательства в российские дела. Опыт успешный, как показал развал СССР.

И вот этот Запад, который якобы находится с Россией чуть ли не в состоянии, близком к холодной войне, совсем не помогает российской оппозиции. Никакой. Ни либеральной, ни левой, ни русской националистической, ни этносепаратистской.

Вот это то мы знаем доподлинно. Причем это отсутствие помощи видно всем. Ибо в памяти свежо совершенно иное отношение к делам в России (а еще раньше в СССР). А также к делам на постсоветском пространстве. Так что есть, с чем сравнивать.

Подчеркнем, прекратилась эта помощь с момента прихода Путина к власти. И не надо в данном вопросе кивать на то, что «перекрыты каналы». В СССР или нынешней Белоруссии каналы были перекрыты покруче. Но помощь, тем не менее, оказывалась (или оказывается, в случае с Белоруссией).

Можно с уверенностью утверждать и следующее. Помимо отсутствия помощи заметно и отсутствия мониторинга со стороны Запада потенциально перспективных противников режима. Между тем, Запад делал это даже во времена Ельцина.

Мы были поражены, когда доподлинно узнали, что либеральный блок Касьянова-Каспарова-Сатарова функционирует на личные средства этих господ. Ей-богу, являясь их идейными противниками, мы, получив такую информацию, зауважали этих деятелей. Если бы наша «национал-патриотическая» сволочь вела бы себя так же, а не стремилась по мелочи нажиться на политических играх, в России давно бы произошла русская национальная революция.

Итак, Запад реально не борется с режимом Путина. А Путин в главных моментах всегда выполнит рекомендации Запада. В частности, ни при каких обстоятельствах не пойдет на третий срок, повторяя опыт Лукашенко.

Итак, при всей своей патриотической риторике верхи федеральной элиты вполне лояльны Западу.

Но это связывает им руки. И лишает руководство государством свободы маневра. Что осложняет действия этого руководства в условиях кризиса.

Вторым моментом, характеризующим положение российской элиты с точки зрения развития кризиса, является неустойчивое положение ее второго эшелона. Сконцентрировавшись в «Единой России» и совершенно обнаглев от безнаказанности, коррумпированная российская бюрократия смертельно боится любых перемен.

Формально говоря, любого более или менее крупного чиновника или политика сейчас можно привлечь к ответственности. И это привлечение последует автоматически после потери данным лицом места.

Поэтому любая потеря депутатских мандатов на федеральном и региональном уровнях, и неизбежная частичная потеря мест в чиновной иерархии (хотя это не прописано формально, но вполне логично и предсказуемо при таком развитии событий) означает для этих деятелей падение в бездну.

Что характерно, в данном раскладе единоросы по отношению к высшей бюрократии выступают как паразиты и приживалы. Основные коррупционные потоки наверх идут от олигархов и губернаторов. А менее значимая чиновно-силовая мелочь не так уж значительно кормит верх, но гораздо значительнее этот верх дискредитирует. И нагло эксплуатирует авторитет этого верха в своих собственных интересах.

Поэтому для верхов вполне приемлемо установление двухпартийной системы, и пусть скромная, но весомая победа «второй партии власти» в лице партии Миронова. Верхи здесь ничего не теряют. А оппозиционный потенциал несколько стравливают.

Однако, для рядовых единоросов это путь не из одних кабинетов в более скромные, а путь из кабинетов на нары. И поэтому проект установления «цивилизованной двухпартийной системы», кстати, по настоянию Запада, вызывает столь яростное сопротивление на местах.

Это, конечно же, не приведет бюрократическую мелочь к оппозиции власти (лакеи не бунтуют). Но вызовет лишнее напряжение (лакеи гадят исподтишка). Которое в обычной ситуации «не смертельно», но в случае серьезного кризиса может стать критичным.

«Но это дела текущего момента. При чем здесь кризис 2012 года?», – спросит иной читатель.

А при том, что коктейль из тайно связанных с Западом, но играющих в «патриотизм» верхов, и бюрократизированных, а следовательно, неизбежно коррумпированных низов государственной машины будет автоматически воспроизводить подобные коллизии вплоть до 2012 года.

Аналогично, везде в регионах будет стихийно формироваться «деловая элита», – то есть верхи среднего класса, участвующие в делах местного и регионального управления. И эта деловая элита, не дозревшая до национальной революции, но дозревшая до резкого неприятия бюрократической пирамиды, всегда будет массовой опорой каждой «новой второй партии власти».

Так что в тот момент могут быть и другие «Мироновы, Грызловы и Сурковы», но суть внутриэлитной напряженности останется все той же.

Как и ее весьма большой градус.

Но еще сильнее будет внутриэлитная грызня, если уменьшатся доходы. А в условиях кризиса это вполне реально. Уж, коль скоро элита подошла к серьезнейшей грызне при буквально бешеных доходах 2005-2006 годов, то какова же будет эта грызня в предкризисной ситуации 2009-2011 годов?!

Можно только представить.


5. Куда ни кинь – все клин

Впрочем, не стоит особо педалировать значение субъективных факторов, когда факторы объективные действуют с неумолимостью парового катка.

В самом деле, представим себе ситуацию, описанную нами в разделе 10 предыдущей главы. Итак, в условиях нарастающего дефицита сырья, энергии и продовольствия происходит спровоцированный некими причинами мировой финансовый коллапс.

Мировая торговля замирает. Кстати, Москва, 80% продовольствия получающая извне, сразу погружается в голод. Но это так, к слову.

Итак, торговля замерла, но начинается охота за ресурсами на мировом уровне и внутренние разборки в каждой из стран, где есть «дикое мясо».

Разумеется, мир сейчас не тот, что был ранее. Для обеспечения какой-никакой связи энергия найдется. Поэтому технические возможности для установления неких коалиций будут. Значит, будут и эти коалиции.

Но тогда с большей вероятностью выиграет тот, кто будет действовать не в одиночку, а в составе некой коалиции. Впрочем, одиночки тоже имеют шанс, но его труднее реализовать. Это потребует весьма хорошего качества управления.

В то же время размеры коалиций будут ограничены. Ибо это, в силу специфики кризиса всегда будут коалиции меньшинства, борющиеся за то, чтобы остаться «наследниками богатств планеты Земля».

Итак, рассмотрим возможные коалиции. Думается, что активных игроков будет несколько.

Первый. Это страны-лидеры Запада. Назовем их «Большим Западом». Помимо силы, их особенность в том, что все они поражены «диким мясом». И оно не даст им действовать совершенно свободно.

Второй. Те немногие страны, типа Швейцарии, стран Балтии, Скандинавии, Польши, Финляндии, и т.п., которые смогут проводить политику здорового изоляционизма и сплоченно отражать нашествие маргиналов.

Заметим, что выделение этих стран в отдельный блок – наше, можно сказать, открытие. Поначалу эти страны, может быть, и будут не заметны. Но отсутствие маргиналов, отсутствие этой предпосылки к потере управляемости и развалу, значительно повысит их относительный потенциал в процессе развития кризиса.

Назовем эти страны «Белым Западом».

Третий. Китай, который возможно объединит страны АТР, за исключением Японии.

Япония, как азиатский аналог монолитной Швейцарии.

Индия.

Исламский мир.

Ну, и к какой коалиции сможет присоединиться Россия (если вообще не развалится сразу после обрушивания доллара и прекращения мировой торговли)?

К Большому Западу? Но тот будет основным противником мусульманского мира. И мусульманское сообщество России не даст этого сделать. А вернее, станет скоординированно работать на развал страны.

К «Белому Западу»? Но тому союзники не нужны. Его ближайшая цель – максимальная изоляция. В первую очередь от стран с большим процентом цивилизационных маргиналов.

К Китаю? Он возьмет Россию только в качестве младшего партнера и при этом изрядно ополовинит российские Сибирь и Дальний Восток. Кстати, при этом все равно не гарантирована лояльность российских мусульман.

К Японии? Это разозлит Китай. Который тогда сам возьмет на Востоке у России все, что захочет. И никакие ракеты не помогут. К 2012 у Китая своих ракет будет полно.

К Индии? А чем она сможет быть нам полезна.

К исламскому миру? Но это опасно конфронтацией с Западом. А, кроме того, просто-напросто это означает конец русского народа. Его растворение в море этнических и цивилизационных маргиналов. Нам нужна такая Россия без русских? Кремлю может и нужна. Нам – нет.

Остаться в изоляции?

Но высшее руководство разучилось руководить страной в изоляции. И потом, российские мусульмане все равно будут лоббировать присоединиться к исламскому миру.

Знаете, читатель, мое исследование альтернатив может показаться слишком простым. Но, поверьте, аналогичное по целям исследование альтернатив, проведенное ЦРУ, не намного солиднее. Но на те исследования потрачены десятки миллионов долларов.

Как говорится, почувствуйте разницу.

Впрочем, зная уровень нынешнего российского руководства, можно сказать, что оно будет тянуть, выжидать, маневрировать. А потом просто потеряет управление страной и смоется.

Увы. В Швейцарию их не пустят. А в США к тому времени разразится новая гражданская война. Так что, еще неизвестно, где будет лучше.

Каким может быть общий вывод из приведенных размышлений? Авторитарно-бюрократически-коррупционная Россия развалится при любом раскладе.

При любом раскладе возникнет внутренняя конфронтация между русским средним классом и этническими маргиналами. При поддержке среднего класса или нейтралитете по отношению к нему русского простонародья.

При любом раскладе ближайшим центром сохранения цивилизации станет «Белый Запад».

При любом раскладе кавказское подбрюшье и значительная часть Востока уйдут к другим хозяевам.


ПОСЛЕСЛОВИЕ К I-Й ЧАСТИ

Уважаемый читатель! Первая часть нашей Программы была больше похожа на книгу, а не на политический документ. Многочисленные ссылки на другие книги, достаточно общие вопросы и т.д. и т.п.

Но это не столь критично. Книга могла понравиться, или не понравиться. Что-то читатель понял, во что-то просто поверил, что-то просто отказался принимать.

Впрочем, даже если Вам понравилась первая часть, но Вы не готовы к такому обороту событий, мы не агитируем Вас.

Напомним, мы никого не агитируем вообще. Мы принимаем. Принимаем в наш Орден. Принимаем на борт корабля, который спасется среди мировых и российских бурь.

SpellCheck: Ольга Саймон, 2008


НОРНА | Национальное Освобождение Русского Народа


Читайте также подборку публикаций
«Русь или империя. Направления развития русского национального движения»


Zip скачать архив программы

Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


Наверх

 


Поиск на сайте:





Новости сайта "Велесова Слобода"
Подписаться письмом


Поделиться:

Индекс цитирования - Велесова Слобода Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Рейтинг Славянских Сайтов