ВЕЛЕСОВА СЛОБОДА

 

Алюминиевая цивилизация и русский национал-футуризм


П.М. Хомяков



Основой новой научно-технической революции видится прежде всего революция в энергетике. При этом потенциальные возможности энергетики должны возрасти не на десятки процентов, а в разы. Одновременно с таким ростом должно резко возрасти КПД силовых установок (чтобы избежать экологического кризиса).

Уже сейчас имеются соответствующие технологии. Необходима только небольшая доводка их и активные усилия по внедрению в массовое производство. Основой новой энергетики должны стать установки по производству электроэнергии, использующие низкосортные и относительно низкосортные (прошу извинения у специалистов за столь произвольную терминологию, неизбежную в популярном изложении) угли. Запасы этих углей в единицах условного топлива не менее, чем в 3 раза превышают соответствующие запасы нефти и газа вместе взятых.

В то же время имеются разработки энергоустановок с высоким КПД (до 65%), использующие именно низкосортное горючее. Мы в данном случае не касаемся вопросов коренного перевооружения ядерной энергетики на реакторы типа „бридеров“, которые также позволят резко повысить производство энергии. В развитии ядерной энергетики есть много проблем. Нам представляется, что они будут успешно решены и обновленная ядерная энергетика станет одной из основ новой цивилизации. Однако использование низкосортного горючего на установках с высоким КПД представляется нам на начальном этапе более простым и быстрым решением задачи резкого увеличения производства энергии.

Массовое перевооружение энергетики на подобные установки позволит преодолеть энергетические ограничения современной цивилизации. Более того, это создаст типичный для истиной научно-технической революции избыток энергии. Этот избыток никак нельзя рассматривать в качестве ресурса для продолжения тенденций нынешнего развития. Давно назрела необходимость замены железа в качестве основного конструкционного материала. Сплавы железа слишком тяжелы. Они подвержены коррозии. А высококачественные нержавеющие стали требуют слишком большого объема легирующих добавок, ограниченность сырья для которых (хромовых, молибденовых, вольфрамовых, никелевых и т.п. руд) становится лимитирующим фактором развития современной черной металлургии.

Между тем имеется достаточно прочный, легкий, нержавеющий металл, содержание которого в земной коре в 3 раза превышает содержание железа. Это алюминий. Симптоматично, что очень многие технические „прорывы“ XX века связаны с применением алюминия. Это прежде всего авиастроение. Можно привести и более частные примеры. Так, легендарный Т-34 стал во многом возможен, благодаря применению алюминия для изготовления многих узлов его мощного и рекордно легкого (для танка такого класса) двигателя.

Применение алюминия тормозится тем, что его получают только из бокситов и отчасти из нефелинов - минералов, не столь распространенных. Положение в алюминиевой промышленности сейчас напоминает ситуацию в древней металлургии, когда использовалось только редкое метеоритное железо, в то время как другие железные руды были в достатке в прямом смысле „под ногами“.

Производство алюминия из алюмосиликатов (наиболее распространенных пород земной коры) сейчас невозможно вследствие высокой энергоемкости этого процесса. Относительный избыток энергии снимет это ограничение. Вдумаемся - в подмосковных глинах (в грязи у нас под ногами!) около 10% алюминия. При наличии достаточной энергии подмосковным алюминием можно насытить промышленные потребности всей Европейской России. Им можно будет в прямом смысле этого слова мостить дороги.

Итак, первым этапом новой промышленной революции должно стать использование низкосортного горючего в энергоустановках с высоким КПД, достижение „энергетической избыточности“ и освоение на этой основе энергоемкого производства алюминия из алюмосиликатов с последующим постепенным вытеснением железа из машиностроения (поначалу транспортного) и заменой его алюминием, который будет применяться гораздо шире и в строительстве.

„Энергетическая революция“ с использованием низкосортного горючего возможна уже сейчас вследствие практической решенности не только научных, но и большинства соответствующих технических проблем. Характерно, что соответствующее быстрое перевооружение энергетики также вполне реализуемо и технически и организационно и экономически без „запредельных“ затрат с использованием по большей части нынешнего стандартного оборудования, комплектующих деталей и узлов. Для ее начала требуется только политическая воля какой-нибудь крупной нации, осознавшей необходимость подобных действий. С учетом того, что большинство технических исследований подобного рода были проведены в России, можно надеяться, что это произойдет именно у нас. О политических предпосылках реализации данной стратегии мы скажем ниже.

„Энергетика низкосортного горючего“ и сопутствующая „алюминиевая революция“, между тем, только первый этап новой НТР. Уже на подходе создание предпосылок ее второго этапа, обусловленного появлением термоядерной энергетики. Здесь положение не столь определенное, как в „энергетике низкосортного горючего“, не решены многие научные проблемы и большинство технических. О производственно-технологических, организационных и экономических проблемах не приходится и говорить.

Тем не менее, при соответствующей концентрации усилий (а первый этап новой НТР должен дать выигрыш в производстве, результаты которого можно направить на обеспечение второго этапа НТР), проблему термоядерной энергетики можно окончательно решить за 20-30 (максимум за 50) лет. Термоядерная энергетика на долгие годы снимет энергетические ограничения с развития производства.

На этой основе окончательно завершится „алюминиевая революция“. Алюминий станет основным конструкционным материалом в промышленности, транспорте, жилищном и дорожном строительстве.

Претерпит значительное изменение и сельское хозяйство. Избыток энергии позволит производить ценнейшее азотное удобрение, аммиачную селитру, без ограничений в любом месте при наличии воды и воздуха. Отсутствие энергетических лимитов позволит резко расширить и источники потенциального сырья для производства калийных удобрений. Единственной проблемой интенсивного сельского хозяйства останется проблема обеспечения фосфорными удобрениями. Однако это не сможет препятствовать интенсификации земледелия, обусловленной увеличением его энерговооруженности и полным обеспечением азотными и калийными удобрениями.

Это позволит сократить посевные площади при одновременном росте валовых объемов сельскохозяйственного производства. Сельское хозяйство станет более экологичным, что особенно актуально для России, где наблюдается явная переэксплуатация земельных угодий.

Следует отметить, что в процессе новой НТР могут возникнуть и еще ряд иных, не предусмотренных нами здесь технологических прорывов. Однако даже тех черт новой НТР, которые мы привели здесь достаточно, чтобы кардинально решить основные технико-экономические проблемы нынешней цивилизации, определяющие ее возможный крах.

В качестве примера, как эти революционные технические решения могут повлиять на ряд отраслей опосредовано, приведем транспорт. Массовое применение алюминия уменьшит вес транспортных средств. Это позволит при создании новых образцов автомобилей, например, внедрять новые технические решения, которые раньше были невозможны. Одно дело ставить электродвигатель на автомобиль весом в полторы или две тонны, а другое дело ставить его на автомобиль весом в полтонны. Одно дело предусматривать необходимость замены проржавевших деталей, другое дело использовать нержавеющий металл, что может упростить конструкцию.

Продолжая тему возможных сценариев влияния новой НТР на решение транспортных проблем, следует остановиться еще на одном, возможно специфическом, но очень ярком и важном прежде всего для развития России, примере. В свое время, при обсуждении в Госплане проблем освоения новых месторождений в Сибири довольно основательно обсуждался вопрос - что лучше: прокладывать дороги в сложных инженерно-геологических условиях российского Севера и Востока или наладить массовый выпуск гражданских вертолетов различных модификаций с целью обеспечения транспортного обслуживания отдаленных территорий в основном по воздуху. При тогдашних технических и экономических условиях традиционный путь освоения оказался предпочтительней.

В процессе новой НТР наверняка произойдет удешевление воздушного транспорта. Это позволит по-новому оценить проекты значительного перераспределения грузовых и пассажирских потоков в пользу воздушного транспорта. При этом весьма перспективными и сразу же востребованными практикой могут оказаться новые типы воздушного транспорта. Мы имеем в виду прежде всего известные в кругу специалистов экранопланы, представляющие собой универсальное транспортное средство на воздушной подушке, которое в основном летит над поверхностью (земли, воды, болота и т.п.), потребляя при этом энергии в расчете на тонно-километр перевозок не намного больше автомобиля, и намного меньше вертолета. Близкой к экранопланам представляется технология полетов на, условно говоря, „летающих крыльях“, когда корпус летательного аппарата является одновременно аналогом крыла самолета.

Характерно, что все эти изделия уже созданы в России, прошли опытные испытания и не внедряются в производство только из-за относительной (подчеркнем - только относительной) дороговизны. Не касаясь здесь чисто политического аспекта нынешней экономической напряженности, заметим, что даже в условиях экономики СССР, когда отсутствовала нынешняя разруха, внедрение подобной техники ставилось под вопрос. Очевидно, что помимо чиновничьих интриг, были и объективные причины отказа от этих прорывных технических решений. В рамках устаревшей модели технической цивилизации подобные изделия по многим показателям уступали традиционным. Решающей предпосылкой для изменения подобных оценок и резкого повышения роли воздушного транспорта станет именно „алюминиевая революция“ и „изобилие горючего“ любых типов, о чем мы скажем несколько ниже.

Поэтому можно уверенно прогнозировать, что в процессе реализации новой НТР будет создан и новый массовый воздушный транспорт, что особенно резко изменит технико-экономическую ситуацию прежде всего в России с нашими пространствами и бездорожьем.

Интересно отметить еще один момент. Во всех предыдущих рассуждениях мы пока не предполагали решающих изменений в используемых на транспорте двигателях. Однако, даже, если транспорт будет продолжать использовать традиционные двигатели внутреннего сгорания, ограничений по обеспечению транспорта горючим не будет. При избытке энергии можно производить качественное, обогащенное водородом синтетическое горючее из низкосортных углей и даже торфов. Это преодоление дефицита топлива также серьезно изменит ситуацию на транспорте.

Здесь стоит сделать одно отступление. Внедрение принципиально новых „прорывных“ технических решений обычно способствует решению целой цепочки проблем в различных отраслях хозяйства, на первый взгляд не связанных с отраслью, где происходит внедрение.

В качестве примера можно привести одну из основных проблем московских властей на рубеже XIX и XX веков. Рост городского и личного транспорта на конной тяге породил проблему уборки конского навоза. Экстраполяция в будущее тенденций начала века (рост населения Москвы и одновременный, даже опережающий, рост конного транспорта) позволяла предположить, что к середине 20-х годов Москва будет завалена конским навозом на полметра и убирать его не будет никакой возможности. Прорабатывались различные решения этой проблемы. Однако все они были малоэффективны.

Замена в городском транспорте „коней на машины“ позволила забыть о существовании столь острой проблемы. Однако изыскания городских специалистов здесь были не причем. Это были результаты одной из „малых НТР“ начала XX века.

Подобным же образом, очевидно сами собой автоматически решатся множество технико-экономических проблем нынешнего времени при переходе к новой цивилизации, которые в рамках нынешней промышленной цивилизации решены быть не могут.

Мы не будем далее вдаваться в изложение дальнейших возможных деталей технических реалий новой цивилизации. Отметим несколько ее основных черт, важных с политической точки зрения.

Во-первых, новая цивилизация будет способствовать резкому сокращению дальних перевозок. Ценность рассосредоточенного по разным месторождениям уникального сырья, которое сейчас надо возить от мест добычи к местам переработки, упадет. На втором этапе НТР основные виды сырья - воздух, вода и алюмосиликаты будут „на месте“ в большой части регионов. Да и на первом этапе низкосортные горючие ископаемые позволят обходиться без транспортировки нефти, газа и электроэнергии во многие, сейчас зависимые от этого регионы. Роль межрегионального обмена резко упадет.

Важным, однако частным моментом в этой связи, будет являться потеря привилегий для регионов и стран, обладающих нефтью и газом.

Во-вторых, ценность многих нынешних производственных комплексов сильно упадет. Соответствующие производства просто захиреют, как захирело производство качественной бронзы после начала „железного века“, или как деградировала во всем мире угольная отрасль с расцветом нефтяной промышленности (кстати, реализация новой НТР будет способствовать новому расцвету угольной отрасли, и это автоматически решит проблемы перспективного развития ныне бедствующих угольных регионов). Соответственно лидерство в ряде производств, достигнутое ныне теми или иными государствами и регионами перестанет определять их политическое лидерство (и наоборот).

В-третьих, основными ограничениями новой цивилизации будут экологические ограничения. Ценность, таким образом, будет иметь территория как таковая, способная вместить производство и население без ущерба для пригодности проживания на ней, а не ее уникальные минеральные ресурсы или природно-климатический потенциал.

* * *

Следует сразу подчеркнуть, что „новая цивилизация“ как бы создана специально для России. Обеспеченность территориями, сейчас зачастую довольно бедными (вся Россия - это отнюдь не сплошная Тюмень, Кубань или золотоносный Восток) в России на душу населения, самая высокая. Так называемая „экологическая емкость“ территорий далеко не исчерпана. Глобальное потепление не представляет угрозу для России. Научные наработки для начала первого этапа новой НТР созданы именно в России, да и в создании термоядерной энергетики Россия продвинулась достаточно (сейчас эти работы свернуты, но разработчики остались). Наконец, наши бесплодные глины центральной России, в отличие от плодородных карбонатных суглинков Украины содержат в себе не менее 10% алюминия.

Интересно, что освоение низкосортного горючего сразу решит проблему энергообеспечения центра России и без сибирских нефти и газа. Запасов бурых углей центральной России для этого хватит.

Революция на транспорте, являющаяся частью новой НТР также особенно благоприятна именно для России с ее пространствами и не решенными транспортными проблемами.

Таким образом, Россия больше всех заинтересована в новой НТР и создании новой цивилизации.

Кто будет противиться новой цивилизации внутри России? Конечно же сырьевое лобби, фактические властители нынешней России, пристегивающие ее к летящей под откос телеге „мировой экономики“ (да и то в качестве придатка). Компрадорский сырьевой капитал России является таким образом не просто внутренним политическим врагом национальных интересов, но врагом цивилизационным.

Таким же врагом новой цивилизации являются те, кто находясь ныне на содержании у компрадоров, активно работает на дебилизацию населения, работает против цивилизации вообще. Эти „мастера культуры“, а на самом деле вульгарные шоумены, способные только на те или иные варианты стриптиза - натурального или морального. В цивилизационном плане их существование бессмысленно. Их задача весьма локальна - развлекать уставшую публику, да и то лишь публику непритязательную. Вхождение их в дела управления - яркий пример паразитарной подмены социальных функций.

Ранее, когда цивилизационные парадигмы оформлялись в религиозные формы, не было войн более жестоких, чем религиозные. Так и сейчас, цивилизационные противники России (внутренние и внешние) должны вызывать у сторонников национального возрождения не меньшую ненависть, чем религиозные противники в эпоху Средневековья. Компрадоры-сырьевики и их „гуманитарная обслуга“ должны быть сметены. И они будут сметены новой цивилизацией. Формы этого процесса могут быть самые радикальные.

Поэтому, в частности, наивно уповать только на парламентские методы политической борьбы. По наивности это было бы аналогично упованию на парламентские методы в религиозный войнах. Прогнозируя именно цивилизационный характер будущего внутреннего конфликта мы можем с уверенностью сказать, что он попросту не может быть „вялым“ или „бархатным“. Это не значит, что полномасштабная гражданская война обязательна. Однако известный зюгановский „лимит на революции“ является еще более грубой ошибкой в оценке ситуации.

Веря в победу цивилизации, мы не впадаем в идеалистический оптимизм. Да, новая цивилизация победит неизбежно. Объективные закономерности определяют то, что эта цивилизация расцветет именно на территории России и с опорой на русскую цивилизационную традицию. Именно в новой цивилизации многие недостатки российской системы хозяйства будут преодолены автоматически, а положительные черты проявятся с максимальным эффектом.

Однако, смотря правде в глаза, следует признать, что Россия может победить сама, а может победить и с помощью неких „варягов“. Так что отсутствие сомнений в победе не означает нашей уверенности в отсутствии проблем для нынешнего населения России и ее элиты в случае, если они окажутся не на высоте.

Прогнозируя возможные реалии борьбы за новую цивилизацию, интересно было бы определить, кто именно: какой регион, лидер, какой социальный слой возглавит этот процесс. И здесь прогноз становится менее четким и обоснованным. Есть только потенциальная предрасположенность к выполнению миссии лидера новой НТР и новой цивилизации.

На уровне социальных слоев, впрочем, это довольно очевидно. Ученые-естественники, инженеры и менеджеры-производственники сохранившихся предприятий перерабатывающей промышленности будут наиболее активными и заинтересованными участниками новой НТР, а также те профессионалы политической, экономической и пропагандистской борьбы и высшие управленцы, которые выберут для себя службу делу новой цивилизации.

Что касается регионов и лидеров, то тут ситуация изменчивая. Можно сказать лишь, что идущая сейчас в России регионализация отчасти (но только отчасти!) объективно совпадает с тенденциями новой цивилизации. Возможно, что толчок к политическому возрождению на новой цивилизационной основе будет дан именно из провинции. Но, возможно, он будет дан и извне, и будет только подхвачен в России.

Впрочем, на постсоветском пространстве уже сейчас есть государственная структура, которая могла бы стать заинтересованным инициатором цивилизационного возрождения. Это не потерявшая промышленного и инженерного потенциала, не попавшая под власть компрадоров Белоруссия.

Стратегия производственной кооперации российских регионов при одновременной стратегии политической регионализации России, проводимая под неформальным руководством одного из российских промышленных регионов или Белоруссии, может (пока только потенциально!) создать предпосылки для концентрации усилий на инновационный прорыв.

Далее эта (назовем ее так) „региональная коалиция“, решая текущие задачи экономической и политической взаимопомощи копит усилия для освоения и внедрения технологий „энергетики низкосортного горючего“. Освоив эти технологии, промышленные регионы сначала выходят из-под диктата сырьевиков внутри России, затем сметают власть компрадоров. При этом могут быть применены не только политические технологии, но и чисто экономические.

Технологически, не завися от сырьевиков, можно начать давить на них, постепенно „зажимая“ им пути транспортировки. Экономическое истощение сырьевиков-экспортеров неминуемо приведет и к падению их политического влияния.

Разумеется, что после установления нового режима установятся и новые реалии. Детальный разбор которых не входит в наши задачи.

Впрочем, автор отдает себе отчет в том, что любое моделирование деталей переходного периода, в том числе и политических, некорректно с точки зрения методологии системного анализа. Поэтому вышеприведенные построения не более, чем эскиз.

Гораздо более четко прогнозируемыми являются процессы более общего характера. Становление геополитических конфигураций как раз относятся к таким общим процессам. И здесь итоговые последствия становления новой цивилизации гораздо более очевидны.

Как только начнется реализация нового цивилизационного проекта, мир вновь, как в недавнем прошлом, окажется расколот на два лагеря. Тех, кто этот проект будет выполнять, и тех, кто будет этому препятствовать, борясь за сохранение своего лидерства вместе с уже отжившей цивилизационной системой. Лидером реакционеров скорее всего станут США и всегда идущая у них в фарватере Англия. На этом пути они получат поддержку нынешних монопольных владельцев нефти и газа. Нефтяные шейхи, используя свои возможности, мобилизуют на борьбу с новой цивилизацией значительную часть, если не большинство мусульманского мира. Кстати, политические предпосылки союза США с мусульманами уже есть, в той же Боснии.

Впрочем, нефтяные шейхи могут рассориться с США по причинам совершенно не связанным с новой цивилизацией. И тогда Америка окажется без их поддержки в своей антицивилизационной деятельности.

Возможно и другое. Не весь мусульманский мир будет на стороне нефтяных шейхов и королей Аравийского полуострова. Традиционное внутриисламское противостояние суннитов, неформальным лидером которых является Саудовская Аравия и шиитов, лидером которых является Иран, с наступление новой НТР может усилиться. В конце концов, антиамериканский Иран, экономика которого намного шире, чем собственно нефтяная отрасль, вполне может стать союзником новой НТР, в то время как для аравийских королевств и княжеств, целиком зависящих от нефтяного экспорта, победа новой цивилизации означает полный крах.

Впрочем, у этих сил есть блестящая возможность писаться в новую цивилизацию. Уже сейчас вложить имеющиеся у них колоссальные свободные средства в соответствующие проекты. Как говориться, - идеи наши, бензин ваш. Это было бы поистине достойным проявлением восточной мудрости.

Противодействие новой цивилизации со стороны США и их возможных (!!!) мусульманских суннитских приспешников будет носить не характер борьбы с целью „завоевать“, а борьбы с целью „не допустить“. То есть будет иметь подлый и, на первый взгляд, бессмысленный для агрессора характер, наподобие того, что мы наблюдаем сейчас в отношении России на Северном Кавказе. Кто знает, может это интуитивно понятая борьба не с уже и так сдохшим российским бюрократическим монстром, а именно превентивная мера мировых реакционеров против возможного рывка России в новую цивилизацию? Может это проявление завистливой злобы тех, кто не способен по тупости, лени или заносчивости на соучастие в новой НТР?

Однако, рассматривая вопрос о „внутренних региональных врагах цивилизации“ в России еще раз подчеркнем - новая цивилизация даст новый виток регионализму в противовес глобализму. Глобализм есть порождение необходимости использовать чужие ресурсы и бороться за них. В новой цивилизации эта борьба бессмысленна. Поэтому оборонительная политическая стратегия с элементами изоляционизма органична для строителей новой цивилизации.

Это положение имеет одно важное следствие. Как только кто-либо начнет новую НТР, усилия по территориальной экспансии, а иногда даже по удержанию своих неблагоприятных регионов, охваченных сепаратизмом, станут противоречить целям построения новой цивилизации. В связи с необходимостью как можно раньше начать новую НТР следует четко осознать, что каждый рубль, потраченный на неоправданные экономически, политиканские игры по „захвату“ или „удержанию“ цивилизационно бесперспективных территорий мог бы быть уже сегодня потраченным на организацию технологического рывка .

А как мы говорили ранее, фактор времени и фактор целенаправленной концентрации усилий очень важен при построении новой цивилизации. И самой острой здесь является именно проблема распределения ограниченных сил и средств на различные мероприятия экономического, организационного и политического характера.

Итак, резюмируем важнейшие моменты политического оформления стратегии новой НТР, обратив особое внимание на проблему оптимизации распределения усилий.

Первое. Следует еще раз подчеркнуть, что стратегию новой НТР может начать осуществлять по объективным и субъективным предпосылкам очень ограниченный набор стран. Эти страны должны одновременно: а) быть аутсайдерами в нынешней международной экономической иерархии, не имеющим шансов быстро и безболезненно улучшить свое положение, не заинтересованными в продлении порядка, обусловленного нынешней индустриальной цивилизацией, и не связанными слишком большим объемом „устаревших“ с точки зрения новой производственной структуры производств (их, говоря просто, было бы „жалко бросать“); б) обладать большим, нереализованным научно-техническим потенциалом; в) обладать достаточно образованным, в целом, населением и в особенности неким минимальным количеством высококвалифицированных кадров; г) быть достаточно большими, ибо цивилизационный рывок может реализоваться, а его результаты закрепиться только охватив достаточно большую хозяйственную и территориальную структуру; д) иметь необходимый минимальный набор природных предпосылок; е) не иметь демографических проблем, связанных с перенаселенностью, что очень осложняет модернизационные усилия.

Главным потенциальным претендентом на такой цивилизационный рывок очевидно является Россия и именно нынешняя Россия.

Второе. Политический режим, решившийся на подобный рывок, неминуемо должен быть национально ориентирован и достаточно эффективен. Говоря более просто, он на этапе, когда суть своей стратегии уже невозможно будет скрыть, будет неминуемо иметь „националистические“, „мобилизационные“, „авторитарные“ и „технократические“ черты. Мы берем эти слова в кавычки, потому что в данном контексте не имеем возможности до конца разъяснить наши позиции и применяем некоторые понятные всем, однако несколько неадекватные политизированные термины. Впрочем, некоторые моменты подобного рода мы проясним в следующей главе.

Третье. Очевидно, что Россия, начавшая цивилизационный рывок не вызовет симпатий ни у Запада, ни у Востока, хотя этими действиями и не затронет их прямо. Враги и конкуренты будут искать те или иные предлоги, чтобы помешать модернизации России в процессе новой НТР. И, что характерно, возможности для этого у них будут.

Четвертое. Совершенно очевидно, что силы и средства у России, начавшей реализацию рассматриваемой стратегии будут крайне ограничены.

Пятое. Реализация новой НТР будет проходить с опорой только на собственные силы. Помощь извне маловероятна и возможна только вследствие некоторых особенно умелых и искусных действий руководства нового режима (хотя в современном мире есть несколько растущих центров силы, с которыми Россия могла бы наладить эффектное взаимовыгодное сотрудничество и которые на начальном этапе возможно даже и помогли бы новой России, однако это отдельный вопрос).

Главным выводом из всего вышесказанного является вывод о необходимости максимальной экономии сил и средств. Это не значит, что Россия должна отказываться от политических акций по сохранению своего цивилизационного поля, его расширению и по присоединению территорий, населенных русскими. Проблема заключается в другом. Следует ли проводить эти акции с большой затратой сил и средств, следует ли при этом „подставляться“ под контрмеры противника и т.д. и т.п.

Представляется очевидным, что нет. Россия, избравшая политику модернизационного рывка (нравится это кому-либо или нет) будет вынуждена до тех пор, пока не принесет плоды модернизация, ограничиться в обеспечении своих естественных политических претензий, присущих любому „националистическому режиму“ только двумя моментами. Это, во-первых некими декларациями о своих правах (по типу заявлений ФРГ о единстве Германии в 50-е - 80-е годы), а во-вторых, действиями, требующими малых затрат, несравнимых с затратами на нужды модернизации.

Полномасштабной политической и экономической экспансии для присоединения своих соотечественников, Россия себе на этом этапе позволить не сможет.

Заметим, что модернизация, причем модернизация не так называемого „догоняющего типа“, а радикальная, в рамках новой НТР, - единственный шанс для России не стать колонией. Не будет этой модернизации, не будет России. И все вопросы о воссоединении соотечественников станут бессмысленными. С колониями не воссоединяются.

Поэтому, сначала модернизация, а потом воссоединение. Но именно воссоединение с теми, кто этого хочет, с теми, кто может влиться в новую цивилизацию. Завоеваний не будет. Они станут бессмысленны после реализации новой НТР.

Поэтому тех, кто готов бороться и ждать, новая Россия примет, как только окрепнет. И усилия тех, кто работает на этот результат не пропадут даром.

Однако приоритеты выживания русского народа и российской цивилизации безоговорочно требуют: „Первым делом самолеты ...“.

И политики национально-патриотической ориентации должны считаться с этими объективными требованиями (в противном случае это политики другой ориентации). В подобной ситуации собственно политическое мастерство национально ориентированных российских политиков состоит в том, чтобы способствовать становлению такой системы управления в России, которая будет наиболее адекватна требованиям русской национальной модернизации при проведении новой НТР и становлении новой цивилизации.


Ликвидаторы

(от редакции сайта)

Положение дел в российской металлургии на данный момент:

«Разговоры о профессионализме, государственности и прагматизме стали нормой в российских "патриотических" кругах. Профессионал - понятие, близкое к абсолюту. Настоящий профессионал может управлять структурой в двух направлениях: он может вести ее и к процветанию, и к гибели. Безличный, вненациональный профессионал будет делать то, за что ему больше заплатят - если, конечно, он настоящий прагматик. Он может управлять ею так, что из суммы благих намерений разрастается натуральный ад, а из комплекта совершенно бредовых мер - развитие.

Когда говорится об иностранных специалистах в России, обычно приводятся имена Бориса Йордана, Джорджа Сороса, Дэвида Рубина.

Дэвид Рубин во главе компании Trans World Group контролирует большую часть российской алюминиевой промышленности, в т. ч. Красноярский и Братский алюминиевые заводы. Положение на заводах довольно тяжелое, общее положение компании в России не намного лучше. Смысл владения состоит не в получении прибыли, а в механизме контроля над поставщиками алюминия из других развивающихся стран. Российская алюминиевая промышленность с точки зрения TWG существует для снижения цен на мировых рынках - и потому ни в развитии, ни даже в поддержании на прежнем уровне не нуждается.

Итальянские фирмы контролируют некоторые предприятия черной металлургии, в т. ч. Череповецкий и Новолипецкий металлургические комбинаты. Здесь ситуация та же, что и с группой Д. Рубина: российский металл сбивает цены, российский металл идет по демпингу. Низкая цена - результат отсутствия инвестиций в производственный сектор. Российские предприятия были куплены за столь низкую цену, что их разрушение принесет больше прибыли, чем развитие».

[Из книги: С.Б. Морозов. Заговор против народов России сегодня. Скачать архив книги!]


Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


Наверх

 


Поиск на сайте:





Новости сайта "Велесова Слобода"
Подписаться письмом


Поделиться:

Индекс цитирования - Велесова Слобода Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Рейтинг Славянских Сайтов