ВЕЛЕСОВА СЛОБОДА

 

Доброслав. Подборка публикаций


Доброслав | Фото: Сергей Воронин


СОДЕРЖАНИЕ:

ПЕСНЬ О СЛАВЯНСКОЙ СЛАВЕ
БИОГРАФИЯ
ИНТЕРВЬЮ РАЗНЫХ ЛЕТ
ДЕРЕВО-ЦЕЛИТЕЛЬ
РАДОСТЬ СОЛНЦЕПОКЛОННИКА
МАТЬ-ЗЕМЛЯ: ЧУДО-ЧУДНОЕ, ДИВО-ДИВНОЕ
СВЕТОСЛАВИЕ
ВОЛК – СОБАКА ЛЕШЕГО
СЛАВА ЯРИЛЕ!
ЯЗЫЧЕСТВО КАК ВОЛШЕБСТВО
ЯЗЫЧЕСТВО: ЗАКАТ И РАССВЕТ
РУСАЛКИ: КТО ОНИ?
НЛО КАК ОККУЛЬТНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ
АРОМА-ЙОГА
ЖАЛОБНАЯ КНИГА ПРИРОДЫ

Читайте также следующие работы Доброслава: Природолюбивая религия будущего | Призрак Кудеяра | Волхвы


ПЕСНЬ О СЛАВЯНСКОЙ СЛАВЕ

Воздай хвалу Великому Перуну!
Гуслярный звон и бурный звон меча
Передадут рокочущие струны,
Да не озлобят и не огорчат.

Взойдет Ярило над зубчатым лесом,
Червленый стяг над крепостной стеной.
И будет наша доля полновесна -
Продолжить бой тяжелый, затяжной.

Когда ж устанет каждая десница
Одолевать немыслимый предел,
Тогда мы сможем снова возвратиться
Обратно в крепость сквозь напевы стрел.

Щиты небрежно за спины забросив,
Не отразив тревоги на лице...
Никто, никто пощады не попросит
Уже в смертельно стиснутом кольце.

Храни в себе, славянская натура,
Достоинство, пронзившее века.
И знай: пусть даже небо хмуро,
Ярило светит нам сквозь облака!

Воздай хвалу Великому Перуну,
Гуслярный звон и бурный звон меча.
Нет, нет не плачут, а рокочут струны -
Кто воспринял - для тех не замолчат...

БИОГРАФИЯ

Доброслав – это славянское имя ведущего языческого идеолога Добровольского Алексея Александровича, внёсшего неоценимый вклад в возрождение исконно русского мировоззрения.

Родился он 13.10.38 в Москве, в семье служащих. Отец – Добровольский Александр Иванович, родом из запорожских казаков, умер, когда сыну было 12 лет, успев, однако, заронить в его душу добрые семена. Мать – урождённая Салова Наталья Васильевна.

В 1956 г. окончил вечернюю школу-десятилетку и, работая грузчиком в типографии "Московской Правды", подал заявление о выходе из ВЛКСМ в знак протеста "против поношения имени И. В. Сталина"; был исключён из комсомола. Под влиянием восстания в Венгрии, создал в начале 1957 из числа своих друзей Русскую Национально-Социалистическую Партию. В мае 1958 все её члены были арестованы. В августе 1958 г. Доброслав был осуждён на 3 года, другие 5 членов РНСП прошли по делу как свидетели. В ГУЛАГе Доброслав сошёлся с бывшими белогвардейцами, соратниками Краснова, Шкуро, Власова.

Освободился в 1961 г. С целью самообразования работал в букинистическом магазине, в отделах философско-историческом и естественно-научном. В 1962 женился. В 1963 познакомился с членом НТС Евдокимовым Борисом Дмитриевичем и вошёл в созданную им подпольную группу. В мае 1964 г. все участники группы были арестованы: один из них  – Сергей Молчанов – оказался сексотом  – провокатором. Доброслав симулировал психическое заболевание и был направлен в спецпсихбольницу (г. Ленинград), откуда освободился в августе 1965 г. В 1966 г. вступил в НТС и продолжил борьбу с «коммунистическим режимом», за что ещё несколько раз арестовывался органами КГБ и МВД, провёл немало лет в тюрьмах, лагерях, ссылках и высылках. В 1966 г. поступил на библиографический факультет МГИКа, но не закончил его в связи с очередным арестом.

В 1968 г. умирают его мать и бабушка. На деньги, вырученные от продажи старинной семейной мебели и прадедовских икон, Доброслав в 1969 г. покупает целую библиотеку и погружается в эзотерический мир Елены Петровны Блаватской и древнейшей истории. Язычество, как обожание Природы, Доброслав исповедовал с детства, однако углубился в изучение Родной Веры лишь в начале 70-х. Одновременно знакомится с парапсихологией, историей Ведовства, исследует необычайные возможности человеческого организма, проводит сорокодневное голодание. В 1986 г. покидает Москву и поселяется в зеленом городке Пущино, где разрабатывает свою систему целительства посредством вдыхания цветочных ароматов. В 1988 г. в самиздате выходит его работа "Арома-Йога", в 1989 г. – «Стрелы Ярилы».

В 1989 г. принимает (самопосвещением) имя Доброслав, проводит многолюдные языческие праздники, при содействии Константина Смирнова-Осташвили выступает с лекциями.

В 1990 г., следуя своим убеждениям, вместе с взрослыми сыновьями Родоставом и Вятичем поселяется в заброшенной лесной деревушке Весенёво в Шабалинском районе Кировской области, где ведёт натуральное хозяйство: Родостав заводит пасеку, а Вятич делает на заказ ковши, братины, гусли. 24 июня 1990 г. проводит праздник Купалы-Солнцеворота, на который впервые за несколько сотен лет съезжаются более ста язычников. Первой из иностранных журналистов его посещает Carey Goldberg (см. её статью в Los-Angeles Times, Saturday, November, 28, 1992).

Доброслав составил первый краткий славянский именослов и языческий месяцеслов (календарь), утвердил КОЛОВОРОТ (восьмилучевую свастику) как знак возрождающегося язычества. Имеет почётное удостоверение номер 1 Русского Общества Охраны Природы "Стрелы Ярилы". Цветные фото праздника Купалы, запечатлевшие языческие Обряды, помещены в журналах "Россия" (сентябрь 1997) и «Огонёк» (июль 2000).

Смотрите также:

Видеофильм "Доброслав.
Лекция о Славянском язычестве"
(DivX, 700 Мб) -> скачать торрент

22 июня 1997 г. в Шабалинских лесах было созвано ВЕЧЕ – Объединительный Съезд многих языческих общин, на котором Доброслав был провозглашён вождём Русского Освободительного Движения, имеющего целью избавление НАРОДА – РОДИНЫ – ПРИРОДЫ от чужеродной кабалы. Русское Освободительное Движение, объединяющее множество сподвижников, не имеет жёсткой структуры. Это скорее спонтанные силы общества, сознательно или интуитивно, организованно или стихийно, коллективно или индивидуально стремящиеся к освобождению Отчизны.

Доброслав ведет обширную переписку со своими многочисленными учениками, раскрывая им сокровенную суть язычества как наиболее глубокого, гармоничного и возвышенного мировидения. Одновременно он указывает на мудрость пантеистического природоведения как на мировоззренческую основу выживания человечества в условиях экологической катастрофы.


ИНТЕРВЬЮ РАЗНЫХ ЛЕТ

Доброслав, какие обстоятельства заставили вас уехать из Москвы в вятскую глубинку?

Я с детства чувствовал тягу к живой Земле, к лесу. Только на лоне дикой Природы во мне просыпались хорошие мысли. Я становился самим собой. Всю жизнь мечтал уехать из Москвы, чтобы жить в задушевной гармонии со зверями, с ветром. Но меня всё время сажали. Я коренной москвич, всю жизнь прожил в самом центре столицы, в коммунальной квартире, где "на сорок восемь комнаток всего одна уборная". На меня соседи, естественно, "стучали" и писали доносы. Постоянно приезжали менты, которые сажали меня на пятнадцать суток. Соседям стоило только позвонить, что, мол, к этому шпиону опять пришли заговорщики. Я подсчитывал, если все мои пятнадцать суток сложить, то получится больше двухсот. Когда началась так называемая перестройка, мои бывшие соратники полезли в депутаты, в демократы. А я сразу понял, что происходит что-то не то. За что боролся, на то и напоролся. Мне так противно стало! Тогда я решил осуществить свою давнюю мечту и уехать из Москвы. Купил в деревне Весенёво дом, где живу уже двенадцать лет и пишу работы по идеологии язычества. Большинство людей понимают язычество как детский крик на лужайке и прыжки перед идолами. На самом деле всё не так. Язычество – очень глубокая, цельная, возвышенная, торжественная философия. Это органический синтез религии, науки и искусств.

В советское время за свои убеждения вы пострадали. Как повлияли лагерные "институты" на ваше духовное становление?

Я отмотал по лагерям 13 лет. Сидел по страшной 58-й статье как враг народа. Мне было 19 лет, когда в первый раз попал в лагерь. Я тогда учился в МГУ на историческом факультете. Много читал, выделялся среди сверстников. Мне казалось, что я умный и начитанный. Но когда в лагере я познакомился с действительно интеллигентными, образованными людьми, от этой иллюзии не осталось и следа. В те годы я придерживался православия и был монархистом. Выйдя после первого срока, я занялся усиленным самообразованием. В Москве по большому блату устроился работать в букинистический магазин. Благодаря этому мне очень дёшево доставались уникальные книги. Сейчас они спокойно переиздаются, а тогда при каждом шмоне их изымали. Я читал русскую философию – Соловьева, Лосского, Бердяева, Булгакова. Меня это не удовлетворило. Потом с головой ушёл в историю религий, стал изучать историю различных братств и религиозных общин. Я думал там найти истину. Только на первый взгляд кажется, что в старинных книгах раскрываются какие-то секреты. На самом деле ничего нового для себя я не открыл. Постепенно я шёл к язычеству, к почитанию Природы. Ведь это наше генетическое, родное! Попутно с духовным развитием я занимался политической деятельностью. В лагере познакомился с участниками НТС (Народно-Трудовой Союз). По тем временам это едва ли не самая антикоммунистическая организация, которая занималась не только словоблудием, но и какими-то конкретными делами в подполье. Мне была близка их идеология, и я вступил в НТС. Потом меня снова посадили, а потом ещё раз. Когда я сидел полтора года в одиночке, на Лубянке, прочитал всю тюремную библиотеку, всю классику, не только отечественную, но и мировую. Лагерные институты закалили меня как сталь. Я до сих пор считаю, что, прежде чем лезть во власть, настоящий мужчина за свои убеждения должен посидеть в тюрьме. А то получается – вчера он был комсоргом, сегодня он демократ. Если завтра придут к власти националисты, этот перевёртыш скажет, что всегда тайком почитал Адольфа Гитлера.

Говорят, что Вы были дружны с Якуниным, Буковским, генералом Григоренко и другими диссидентами.

Я за свои убеждения сидел ещё тогда, когда слово "диссидент" не употреблялось. И мой «политический капитал» побольше, чем у Сергея Ковалева; только я не пишу мемуары и не лезу в депутаты. Кстати, 90% диссидентов были либо «инопланетянами», либо полуинопланетянами, презиравшими всё русское. Якунин был в 1963 году крёстным отцом моего старшего сына; я в то время по недомыслию увлекался так называемым "русским" православием. С Буковским мы боролись рука об руку, и хотя в итоге оказались по разные стороны баррикад, я остался высокого мнения о его бойцовских качествах. С Григоренко я сидел в Лефортово в одной камере в 1964 году. Однажды мы хлебали баланду и, как обычно, спорили. Когда он одобрил убийство царской семьи, я спросил: «А дети?». Григоренко ответил: «Я бы их тоже расстрелял». Тут я выплеснул горячую баланду прямо ему в харю. Добавки мне не дали.

Несмотря на то, что вы живёте затворником, к вам в гости в деревню постоянно приезжают разные люди. Расскажите, например, о чём вы беседовали с корреспондентом газеты «Лос-Анджелес Таймс» Кэрри Голдберг?

Американскую журналистку в первую очередь интересовал вопрос, почему диссидент с мировым именем вдруг оказался в глухой деревне. В своё время я проходил по одному делу с Владимиром Буковским, знаменитым антисоветчиком. У меня было четыре политических судимости! По мнению американки, когда победили демократы, я должен был всплыть на поверхность и начать писать мемуары. Стать, как Сергей Ковалев, известным правозащитником и красоваться на ТВ, раздавая направо и налево интервью. А я взял и уехал в лес. Американка не могла этого понять. Тем не менее Голдберг написала очень хорошую статью обо мне, доброжелательную. Для неё российская глубинка – экзотика, как африканские джунгли. Я ей печку русскую показал, баню. Она вообще не знала, что такое баня! Я ей говорю: "Между прочим на моё языческое мировоззрение повлияла и американская литература – Джек Лондон, Эдгар По, Эмили Дикинсон". Начал цитировать. Она призналась: "Вы нашу литературу знаете лучше, чем американские студенты!" Называю фамилию Генри Торо. «Как! Вы и его читали?! В Америке о нём никто не знает, а вы знаете! Фантастика!» – удивилась журналистка. А это один из моих любимейших авторов. Его книгу «Жизнь в лесу» постоянно цитирую в своих работах.

Можете вспомнить про другие знаменательные встречи в деревне?

В 1992 году на праздник Купалы в Весенёво приезжал Дима Ревякин с рок-группой "Калинов мост". Хорошие ребята! Пели свои песни. Всем очень понравилось. В их творчестве всегда были языческие нотки, навеянные неприятием современной технократической цивилизации. Здесь, в Весенёво, думаю, их убеждения окрепли.

Что вы вынесли из детства? Были ли какие-то особые впечатления, которые спустя годы повлияли на ваше мировоззрение?

Я никогда не задумывался об этом, не садился писать мемуары. Может быть, что-то и было на уровне подсознания. В детстве мне очень помог отец. К сожалению, он умер, когда мне было 12 лет. Он мне приносил книжки из библиотеки. Очень рад, что в те годы не было телевизора. Сейчас показывают разные гадости, "телепузиков" каких-то, ужасы и извращения. Однозначно, хотят воспитать кретинов. А тогда телевизора не было, и я читал. Был записан во все районные библиотеки. Книги будили мою фантазию. Любил исторические романы и научно-популярные монографии. Отец с детства заложил во мне любознательность, воспитал любовь к Природе.

Когда вы взяли имя Доброслав?

Двенадцать лет назад, когда написал свою первую книжку "Стрелы Ярилы", где рассказал об основах языческого мировосприятия. Я решил взять себе новое имя, чисто славянское. Алексей – имя, конечно, хорошее, но всё-таки греческое. Поскольку в своих работах я прославляю добро, доброе отношение ко всякой жизни, решил взять говорящее имя Доброслав. Оно созвучно с моей фамилией Добровольский.

Интересно было бы узнать, как проходит ваш день? Чем вы занимаетесь, что делаете?

Я жаворонок, встаю рано, в четыре утра. Иду в свою свещенную рощу, которую видно из окна. Тут и берёзки, и дубки, и сосенки, и грибы, и ягоды. В своей заповедной роще я ничего не рву, не ломаю. Совершаю круг, здороваюсь со всеми деревьями. О каждом из них у меня есть какие-то мысли, воспоминания. Многие на моих глазах выросли. Здесь же у меня стоит дерево любви – две намертво сросшиеся березы. Хожу, вдыхаю ароматы, общаюсь с природными духами, которые меня вдохновляют. Потом сажусь за письменный стол, продолжаю писать. Каждый год я выдаю по небольшой книжке. Затем занимаюсь хозяйством, хожу за грибами, делаю заготовки на зиму. Ведь зимой, чтобы купить хлеб, нужно шесть километров пройти на лыжах. Тяжеловато.

Какие основные идеи вы пропагандируете в своих работах?

Западная цивилизация, основанная на христианских либерально-демократических ценностях, зашла в тупик, наглядным показателем которого является экологическая катастрофа. Единственный и простой выход – вернуться назад к Природе, к сыновнему почитанию Её как Матери. Разве сложно признать Её Матерью? Нужно отбросить антропоцентризм. Всё живое – дерево, цветок... Не надо вредить. Конечно, мы не ангелы, мы не можем не пилить дрова, не косить траву, но всякий излишний вред ради прихоти и корысти – это уже вина, преступление перед Природой. Мой принцип – есть, чтобы жить, а не жить, чтобы есть. Я за уважительное отношение к Природе. Она сама по себе божественна, изначально одухотворена. И нет ничего сверхъестественного, надприродного.

Вы написали много серьёзных и интересных работ. Кого Вы считаете своим учителем?

Мой Учитель – РУССКИЙ ЛЕС. Только на лоне РОДНОЙ ПРИРОДЫ пробуждается в душе родовая память Предков, и человека посещает вдохновение. В 1990 г. я уехал из Москвы и поселился в заброшенной деревушке среди Шабалинских лесов Вятского края. Места тут заповедные. Рядом курган древних вятичей. Приезжайте к нам на Купалу: медведи и лешие здесь смирные, они уважают славящих Ярилу.

Отшельничество Вас не тяготит? Трудности с хозяйством?

Язычество – это прежде всего Волшебство, только не путайте с современным колдовством. Природа не дура: если я внушаю людям не губить, не рвать цветы, а исцеляться их запахом, то и Мать-Земля даёт мне здоровье, силы и радость бытия. А что касается хозяйства, то Духи по большому счёту всё предусматривают сами.

Последний вопрос. Вы сами можете назвать себя волхвом?

Звание Волхва даётся подвижнику самой ПРИРОДОЙ, а не людьми.

Слава Яриле!

СЛАВА ЯРИЛЕ!


ДЕРЕВО-ЦЕЛИТЕЛЬ


Мысли, навеянные Доброславу Шабалинским Лешим

КТО скажет, каков смысл древовидных ледяных узоров на зимних окнах? Или вырастающих из пара на речном льду, словно хрустальных цветов? Случайно ли суровый Мороз выражает себя именно цветами и деревьями, да ещё со столь дивной прелестью и нежностью?

К чему все эти ледяные кружева трав, венчиков и листвы? Почему иные рисунки точь-в-точь похожи на волшебный Огнецвет-папоротник? Или это только забавы Снегурочки, грезящей подснежниками? А может, это намёк на то, что причудливые растения есть проявленные отпечатки каких-то невидимых, неведомых цветов и деревьев?

Ни физики, ни ботаники не могут дать удовлетворительного объяснения удивительному сходству. Но не есть ли здесь указание самой Природы на сокровенную связь всех Её царств и всех измерений бытия?

* * *

ЗЕЛЁНЫЕ растения подарили жизнь животному миру: они создали кислород. Зелёные растения и поныне дарят всем зависящим от них существам воздух, пищу, тепло и лекарства. Дарят, жертвуя собою... Но кто подарил жизнь растениям?

В Природе торжествуют покрытосеменные (цветковые) растения. Поражает их невероятное разнообразие. Но почему и как они возникли? Кто были их предки? Виднейшие деятели науки не скрывают своего полнейшего бессилия понять внезапное происхождение высших растений.

Самое изумительное – возникновение у растения новых органов – ЦВЕТКА и ПЛОДА. "Молниеносность" появления как-то сразу вполне сформировавшихся цветковых растений в недавние геологические времена и быстрота их неудержимого распространения столь явно противоречат эволюционной гипотезе, что сам Дарвин называл это "проклятой тайной". По мере развития ботаники и прочих наук усиливается чувство непонимания основ. Отдельные учёные, отчаявшись найти земное объяснение столь разительным событиям, обратились к космическим причинам вроде взрыва какой-то сверхновой звезды.

Тайна цветения остаётся непроницаема. Высшее чудо Природы – неприкрытые чудеса. Наиболее загадочно самое очевидное – головки полевых цветов. Откровения ведунов касаются именно тех областей, где останавливается наука; областей, предваряющих непознаваемое.

Нет ничего обыденнее зелёной травы и нет чудеснее алхимии, в ней творящейся. Растение хранит самые заветные тайны. Величайшее таинство – фотосинтез – основа, на чём зиждется ЖИЗНЬ. Сколько лесов загублено ради бумаги для печатания сомнительных предположений о загадке фотосинтеза! И все эти тьмы мёртвых бумажных листов не стоят мудрости одного зелёного. Ибо только он владеет даром преображения животворящей Ярилиной Мощи. Только растения – настоящие дети Солнца, причастные тайне его Света (основополагающий вопрос о неисчерпаемом источнике солнечной энергии остаётся открытым. Термоядерная гипотеза отброшена).

Жизнь дерева полна такой сложности и совершенства, что все человеческие ухищрения, по сравнению с ней – жалкое подражательство. Растения совершенны, значит, они живут в согласии с Волей Природы. Они – самые чистые, самые светлые создания, единственные на Земле питающиеся не чужой жизнью, а непосредственно улавливающие благодатные излучения нашего Светила. ОТТОГО ОНИ И БЛАГОУХАЮТ. Деревья издревле почитались существами высшего порядка, воплощением мудрости. "О дерево, ты знаешь тайные имена Богов", – так говорится в Ведах. Корни дерева в Земле, а крона связана с Солнцем. Оттого оно многое знает, и молчаливо. У дерева учится и зверь, и птаха, и мотылёк.

Поразительна способность растений чуять погоду на несколько месяцев вперед. Клубни или луковицы цветов в различные годы залегают на разной глубине. Чем они глубже, тем более морозной и малоснежной будет зима; когда они близки к поверхности, зима бывает мягкая и пушистая. Все обитатели леса приглядываются к поведению растения, ведь оно более непосредственно связано с Духами, ведающими погодой, – с могучими Вихрями. Метеорологи полагают, что проблема прогноза зашла в тупик. Предел удовлетворительной предсказуемости ограничен буквально двумя-тремя днями. Более длительный прогноз "капризов" погоды – та же игра в кости. Вдумчивые исследователи считают, что эта задача вообще в корне неразрешима, и предугадать волю так называемых "слепых" стихий не помогут никакие глобальные и сверхглобальные космические наблюдения. Но ведь предчувствуют же погоду растения?! И, главное, они никогда не обманываются, – им подсказывает Мать-Природа. Обманывается только "царь" Природы – человек.

* * *

В ДЕРЕВЕ угадывается некий замысел самой Природы, проливающий свет на самые глубокие запросы человеческой души. Из тьмы тысячелетий дошло до нас понятие "родового древа". Листва чтимого Родом Свещенного Дерева, увядающая осенью и вновь зеленеющая весной, была зримым знаком, указующим на непрерывность перевоплощающейся ЖИЗНИ в смене поколений. Постоянно видя, как неудержимо возрождается в Природе новая, молодая, ликующая поросль из "умершего" в земле семени, наши пращуры утверждались в просветленном отношении к смерти. Уверенность в перевоплощении души есть чувство естественное, врожденное, совечное самому Роду человеческому. Это возвышенное и глубокомысленное убеждение процветало некогда во всей Европе (и не только в Европе) и было искоренено только огнем и мечом христианства.

Славяне, как и другие племена, не признавали смерти как исчезновения: уделу небытия подвергались лишь черные души предателей Рода. Наше тело – это рубашка, которую скидывают по мере вырастания из нее. По смерти, человек сбрасывает с себя плотную оболочку, как ненужную, ставшую теперь тесной скорлупу (оттого и называемую плотью) и остается облеченным обычно невидимым тонким телесным двойником – собственно душою. Устаревшая плоть должна разрушиться, чтобы одушевляющая ее ЖИЗНЬ могла продолжать расти и развиваться в новом воплощении. Смена обличий воплощения ЖИЗНИ обеспечивает ЕЙ бессмертие. Жизнь была бы невозможна без смерти. Коловращение вечно возрождающейся Жизни завещано нам Солнцем, и мы следуем ему, ежедневно впадая в ночное забытье и пробуждаясь с восходом Светила, умирая и рождаясь. Телесное бессмертие противоестественно хотя бы уже потому, что вступает в неизбежное противоречие с вечно юным, долженствующем постоянно возрождаться чувством Любви – ТОРЖЕСТВОМ ПРИРОДЫ.

Во всех языках четко различаются понятия человеческой Души и Духа. Бессмертный Дух в каждом новом земном воплощении облекается в разные личности. Личность не что иное, как личина, маска, надетая для исполнения нового назначения. Личность родилась и должна исчезнуть. Непреходяща и нерушима только внутренняя, причастная СОЛНЦУ суть человека – Солнечный Луч его Духа, его высшее неделимое "Я", чьи различные воплощения подобны смене листвы на едином родовом древе ЖИЗНИ. Жизнь и смерть неотделимы друг от друга, и из ПРИРОДЫ человеку уйти просто некуда; ведь смерть означает лишь его переход на "тот свет" (СВЕТ, а не тьму!), откуда неизбежно возвращение на РОДИНУ, перевоплощение в СВОЕМ НАРОДЕ в новорожденного (т. е. снова рожденного).

Душа народа запечатлена в его языке. Только в нашем, вещем языке ПРИРОДА – РОДИНА – НАРОД являют собой вечное неразрывное целое, ибо произрастают из одного свещенного корня – РОД. Великий Дух – Род животворит совечную ему Природу. Род – душа Природы. Природа – воплощение Рода. Только в нашей родной речи заветное слово ПРИРОДА сохранило свою несомненно свещенную основу. Не пню-колоде молились "идолопоклонники", но многоликому Роду, разлитому во всей Природе.

Верования (от слова "верный") наших далеких пращуров были подлинно народными, ибо зиждилась на почитании верными Роду сородичами СВОИХ перевоплощающихся Предков. Между народом и его Духами – Покровителями существует извечная КРОВНОДУХОВНАЯ СВЯЗЬ. Родовое Дерево – Волшебное Кольцо, где так называемые мертвые, живущие, и еще не родившиеся (не воплотившиеся) сородичи, все связуются нерасторжимым замкнутым обручем. Сокровенная связь корней, ветвей и листьев Родового Дерева обеспечивает единство и целостность Рода. Душа, побывав на "том свете", не желает "загробного блаженства" и не хочет оставаться в "райских кущах", а стремится воплотиться опять НА ЗЕМЛЕ В СВОЕМ НАРОДЕ. Душа извещает об этом устами вдохновенных ведуний. Перевоплощению призваны были способствовать свещеннодейства, кующие сочувственную связь с Пращурами. Эти Свещенные Обряды в отличие от позднейших мирских, не были созданы, измышлены простыми смертными, но явились откровением самих Солнцеподобных Предков.

Родина – это, прежде всего, Родная Природа. Обряды были действенны лишь в заповедных дубравах и рощах, где воздвигались могильные холмы (Красные Горы) над останками сожженных костей праотцев, т. е. на родной, в буквальном смысле, почве. Отечеством, Отчизной называлась страна, местность, где покоятся кости благородных праотцев; край, с которым волхвы связывали и свою собственную судьбу, и могучую силу Родных Духов и Берегинь. Здесь – естественные, земные корни того, что называется язычеством в смысле веры родоплеменной, светоотеческой, нерукотворной, в отличие от искусственного безродно-международного христианства ("язык" у славян означало то же, что и «племя». Слово "язычество" в данном случае используется лишь в силу его общеупотребительности. Сами славяне себя язычниками не называли). Прославление Солнца, чествование перевоплощающихся Предков и почитание Свещенных Деревьев находилось у славян в неразрывной связи, отражавшей первобытное осмысление Природы как единого целого. В волшебных сказках, являющихся отблеском изначального ВЕЩЕГО ЗНАНИЯ, дорога "на тот свет" ведет через ДРЕМУЧИЙ ЛЕС.

* * *

ЖИЗНЬ людей и деревьев издревле связывали сокровенные родственные узы; почитание деревьев играло важнейшую роль во всей духовной и чувственной жизни охотников каменного века. Корни Свещенного Дерева не только в самых глубинных пластах человеческой истории, но и в глубочайших слоях личного и племенного бессознательного, в тех недрах души, где таятся вечные первообразы, захваченные из тьмы веков. Прообраз Свещенного Дерева живет в бессознательной памяти человека и передается по наследству от поколения к поколению. Бессознательное всплывает на поверхность только в исключительных состояниях – наитиях, восторженности, одержимости, обмороке, лунатизме. Оно воплощается порой в художественных образах, создаваемых вдохновенными творцами – Метерлинком, Уитменом, Хлебниковым, Беклиным, Чюрленисом, Бальмонтом.

Обычно человек не ощущает присутствия древесных Душ – Существ, лесных духов. Но заповедный лес потому и называется дремучим, что он навевает дрему – завораживающее полузабытье, самое подходящее состояние для восприятия неосознаваемых влияний. Тогда, в дремучем как медвежий мех дурмане, чувствуется обаятельная сила пахучих растений и душистых трав. Именно так лунатики – травознаи познавали тайные свойства целебных растений.

Природа и само наше существо неизмеримо шире и глубже чем то, что говорит нам о них наше чувственное сознание, являющееся всего лишь поверхностным слоем душевной жизни. В обычном состоянии человек познает Природу только с внешней стороны. В лунатическом же забытье и родственных ему состояниях, связанных с погашением головного сознания, душа вступает я совершенно особые отношения с Природой, созерцает в сверхчувственном откровении изнутри самую суть явлений. В этом состоянии душа всеведуща. Ясновидение целителей и ведуний, а также и другие загадочные явления указывают, что душа наша отнюдь не тождественна с нашим обычным, "дневным" сознанием и его пятью органами чувств, но обладает многими внетелесными силами и способностями. Душа не исчерпывается нашим мыслящим "Я", она обретается в области так называемого бессознательного. Правильнее было бы называть эту область сверхсознанием, поскольку бессознательное в ней бессознательно не само по себе, а является таковым только для рассудка. Понятны заблуждения ученых, искавших душу в области, освещаемой сознанием, замыкавших душу в тесные рамки мозгового сознания, являющегося лишь препятствием для соприкосновения нашего существа с иными духовными сущностями. Сверхчувственные способности могут проявиться лишь во время нахождения человека в некоторых ненормальных (с точки зрения рассудочного сознания), исключительных состояниях, связанных с ослаблением, помрачением сознательного восприятия, подобно тому, как ночь не есть причина появления на небе звезд, а лишь необходимое условие их видимости.

Внутреннее пробуждение, расцвет души прямо соответствует глубине забытья. "Чем ночь темней, тем ярче звезды". Медея в Овидиевых "Превращениях" собирает колдовские травы в жутком исступлении. Плиний пишет, что сбор друидами целебных и почитавшихся свещенными растений сопровождался особыми обрядами, преследующими цель введения человека в полубессознательное состояние.

Цицерон, Страбон и Диодор Сицилийский приводят вещий сон Александра Македонского. Сильнейшая тревога за жизнь умиравшего Птолемея создала предпосылку для непосредственного узрения Александром во сне целительной травы. Наутро полководец объявил, что получил во сне откровение, и велел солдатам идти на поиски травы, приметы и местонахождение которой он им тщательно описал. С помощью найденной травы Птолемей был спасен.

Известный гипнотизер прошлого века Лафонтен рассказывает историю о мальчике, страдавшем мучительной болезнью глаз. Все усилия докторов не приносили облегчения. Мать неотступно дежурила у постели больного. Однажды, когда она возносила страстные мольбы Небу о спасении ребенка, т. е. находилась в благоприятном для внутреннего просветления состоянии, ей было видение. В ту же минуту она поспешила в лес, где нарвала каких-то растений вместе с корнями и, вернувшись домой, отварила корни. Полученным отваром она стала промывать глаза сына, и он выздоровел. Сама же мать на следующий день ничего не помнила о происшедшем с ней в ясновидческом безотчетном озарении.

Не раз видели деревенских лекарей – травознаев, в лунатическом состоянии бродивших ночью по лесам и лугам в поисках зелья. Известно частое утверждение ведунов, что дар знания целебных трав был получен ими сходными путями – во сне, либо от Духов, с коими они (по словам ведунов) вступают в непосредственное, хотя и смутно сознаваемое общение, впадая в забытье. Из этого, несомненно, следует, что применение лекарственных растений в народной медицине основано на предчувствиях, советах и предписаниях, полученных от лунатиков.

Современная наука не может объяснить изумительных прозрений народного врачевания. Довольно неуклюже выглядят все попытки представить дело так, будто поиски лекарственных растений и составление снадобий велись вслепую способом перебора всех возможных проб и ошибок в надежде хотя бы случайно найти желаемое сочетание. Тем более, что в народной медицине иногда применяются такие сложные травяные смеси, составляющие части которых оказывают на человека прямо противоположное действие. Признавая благотворность этих смесей, наука бессильна понять способ их воздействия.

* * *

СТАРОДАВНИЕ знахари, пользовавшиеся дикими травами, придавали, однако, естественным способам врачевания меньшее значение, чем искупительным обрядам, сопровождающим сбор трав. Человек тогда болезненнее ощущал тяготеющую над ним необходимость поддерживать свою жизнь посягательством на жизнь чужую. Он понимал, что вольно или невольно наносит много ран другим живым существам. А ведь всё живое – порождение РОДА, т. е. родственно, и всякая жизнь – свещенна. Понимал человек также и то, что на Земле либо вовсе не надо жить, либо, если уж получил жизнь, как она есть, надо благодарить Духов и по возможности искупать содеянное.

Знахарь творил очистительные обряды, каялся, заклинал, надеясь умилостивить Лесных Духов Североамериканские индейцы, а также народности Сибири никогда не выкапывали лекарственных кореньев, не положив приношение – дар Великой Общей Матери – Земле. Её – Прародительницу всего живого человек просил о продолжении своего рода, о приплоде животного и растительного мира, которому он наносил урон своей деятельностью. Человек благоговейно чтил Природу не только потому, что от Неё зависел, но и потому, что брал от Неё неизмеримо больше, чем давал; почитание было основано еще и на ответном чувстве благодарности. Отношение к Природе покоилось не на страхе, раболепстве и подчинении; то было доверие детей к своей участливой Матери. Наши славянские предки, срывая целительные растения, повторяли; "Земля – Мать, благослови Твои травы взять; не ради хитрости, не ради мудрости, но на доброе дело". Какой замечательный урок торжественного и строгого отношения к Жизни, уже в который раз преподносят нам древние! Всех неподдельных мистиков роднит ощущение своей вины перед малейшей загубленной былинкой. Это чувство вины и есть достояние человека, проявление его духовной сути и единственное отличие человека от зверя. Только ведун, умудренный высокой печалью, причащается ВЕЩЕМУ ЗНАНИЮ. Только он готов к посвещению в таинства Природы.

* * *

НА ЗАРЕ нашей истории то душевное состояние, что ныне именуется мистическим, было естественно присуще человеку. Изначальный лад человека и Природы имел духовное основание. И то, что современное худосочное человечество называет восторгом (экзальтацией), то дети Леса переживали как воодушевление, вдохновение, одухотворение. Природа – волшебный источник духовных даров, живое общение с Ней утончает чувства и пробуждает скрытые возможности человека. Всем своим существом наши предки ощущали веяние незримых Сил. Естественное в их глазах стало чудом для позднейших поколений, живущих противоестественной жизнью в искусственном мире.

Во всех народных сказаниях дерево – живое и одушевленное. И научные исследования XIX-XX в. в. лишь подтверждают прозрения мудрецов века каменного. Основатель психофизики, выдающийся германский мыслитель Теодор Фехнер, свою книгу "Нанна", повествующую о душевной жизни растений, назвал в честь Богини Цветов. Знаменитый индийский ученый Дж. Бос, изучавший нервную возбудимость растений (его можно было назвать великим, если бы не жестокие опыты-пытки), открыл биоэлектрическую деятельность растений, запечатлел пульс растения, выявил его отзыв на боль, а также воздействие душевного напряжения человека на жизнь растения. Подключенные к растениям особые приборы записали и "плач" ломаемых ветвей, и их беззвучные мольбы о пощаде, и бессильный протест истязаниям. О том, что растения обладают личной жизнью и могут испытывать блаженство и страдания, догадывались уже могучие умы Демокрита, Анаксагора, Эмпедокла... Эразм Дарвин в своем "Ботаническом Саде" писал, что растения – одушевленные существа. Известный естествоиспытатель Лютер Бербанк в своих опытах по выведению кактуса без колючек пытался использовать доброжелательное внушение.

Американский ученый Клив Бакстер с помощью высокочувствительных приборов показал, что растения различным способом отзываются на намерение человека полить их или уничтожить. Бакстер выявил панический "вопль" фикуса не только при ожоге его листьев, но даже в ответ на одну только МЫСЛЬ о таком поступке. Едва лишь профессор подумал о столь жестоком опыте, у растения в тот же миг резко изменились биоэлектрические показатели; судорожно задергалось перо подключенного к фикусу самописца и вдруг выдало пик, подскочив вверх. Цветок "закричал", но не от боли, а от страха! Значит, он угадал намерения, знал, что ему будет больно, почувствовал смертельную угрозу. Когда исследователь повреждал один цветок, своеобразная нервная дрожь передавалась другим. Дальнейшие опыты показали, что растения обладают не только чувствами, но и памятью. Цветы волновались, как только в помещение входил человек, сломавший накануне стебель в соседнем горшке. Цветы узнавали мучителя и встречали его всплеском возбуждения. Бакстер провел даже опознание убийцы с помощью цветка-свидетеля: мимо цветка, ранее стоявшего в комнате, где было совершено убийство, пропускали по очереди людей, среди которых был и подозреваемый в убийстве. И растение тотчас же "указывало" на него изменением напряжения своих биотоков. В дальнейшем Бакстер и его последователи установили способность растений испытывать влечение, либо отвращение к определенным людям и животным. П. Томпкинс и К. Берд уделили подобным опытам значительную часть своей книги "Тайная жизнь растений". Американский исследователь Соэн выяснил, что между человеком и растением может возникнуть определенная привязанность, после чего растение безошибочно улавливает (изменением движения пера самописца) различные душевные состояния своего друга, даже если он находится в другом полушарии Земли. Владельцы домашних растений знают, как чутко их питомцы воспринимают не только болезнь любящего хозяина, но даже его настроение.

Марийцы испокон веков почитают деревья. Раненый, ослабевшей марийский воин всегда шел к дубу, чтобы вновь обрести силы. Женщина, чтобы были благополучными роды, шла к липе. Девушка, чтобы избавиться от всяческих напастей, – к березе. Биофизики подтвердили: действительно, дуб более сопереживает мужчине, липа – женщине, береза – девушке. Дерево общается с человеком на уровне так называемого подсознания. Душевные глубины – именно та область, посредством которой только и возможно сочувствие человека и иных духовных сущностей. Исследования показали, что растение вернее всего откликается на сильные душевные переживания, потрясения человека. Человек, находящийся в трансовом состоянии (в дреме), оказывается способным более прямо и непосредственно воздействовать на растение, а также воспринимать ответную волну возбуждения. У многих племен сам сбор целебных трав уже был торжественно-восторженным обрядом, настраивавшим его участников на высокий душевный подъем – восхищенность. И, одновременно, обряд призван был воздействовать на растение в смысле пробуждения; сила лекарственного растения просыпается от музыки и заклинательных песнопений, обращенных к нему во время "взятия". Такие побудительные, поощрительные действа способствуют отдаче растением своей сокровенной силы. Влияние музыки на жизнедеятельность растений подтверждается ныне многими учеными. Согласно древнейшим поверьям, свист считался голосом духов, и, следовательно, звуком, их вызывающим (знаменитый Соловей стал "разбойником" лишь в позднейшие исторические времена). Вообще некогда звуки духовых музыкальных инструментов отождествлялись с голосами духов. Таким образом, сами обряды, в том числе хороводные пляски вокруг растения в сопровождении бубна, дудок, свирелей (свистопляска в исконном значении этого слова), уже предрасполагали сородичей к крайней степени воодушевления, к исступлению – экстазу. Пребывать в экстазе дословно значит пребывать вне себя, т. е. вырваться душой за пределы плоти. Мы употребляем выражения "был вне себя", "вышел из себя", "пришел в себя", не задумываясь, какой глубокий и прямой смысл вкладывали в них древние.

Новейшие научные изыскания показали, что при фотографировании какого-либо живого организма в поле токов высокой частоты, на снимке запечатлевается необычное светящееся изображение этого организма, окруженное сияющей радужной короной, т. е. наблюдается излучение жизненной силы. На высокочастотной фотографии листа растения с отрезанной верхней частью свечение покрыло место отсутствующей части, четко обозначив очертания целого листка. Так было подтверждено, что у живого растения, как и у человека, имеется свой тонкий телесный двойник. Оккультисты называют его эфирным телом, ученые – биоплазмой. По-видимому, не случайно виднейший исследователь загадочных способностей человека Дж. Райн изучал ботанику до того, как увлекся парапсихологией под влиянием лекции Артура Конан-Дойла о спиритизме.

* * *

СУШЕСТВУЕТ древнегреческое сказание, что Боги исполнили желание благочестивой четы Филемона и Бавкиды, наградив их долголетием и дав возможность умереть одновременно; после смерти супруги превратились в деревья, растущие из одного корня. В книге американского ученого Э. Менинджера "Причудливые деревья" под одной из удивительных фотографий сросшихся стволами деревьев подпись: «Два гигантских вяза возле Нью-Йоркского шоссе взялись за руки, чтобы жить и умереть вместе». В главе "Деревья, способные на нежную привязанность" Менинджер пишет: "Два дерева проникаются такой любовью друг к другу, что решают объединить свои усилия в борьбе за существование и расти как одно – каким образом это можно объяснить? Бесспорно, в этих случаях перед нами два дерева, каждое из которых ПОЧУВСТВОВАЛО, что другое нуждается в его обществе и поддержке. И обнявшись, они выросли как одно большое дерево. Кто-нибудь может сказать, что место соединения стволов довольно уродливо. Но ответьте, может ли лицо друга не быть прекрасным и благородным? Итак, мы убеждаемся, что в лесу действительно обитают дружба и привязанность и они сближают две родственные души, которые нужны друг другу. Пусть смеются скептики – что они этим докажут? Ведь сами они не могут предложить НИКАКОГО ЛОГИЧНОГО ОБЪЯСНЕНИЯ.

Время донесло до нас трогательное предание о Тристане и Изольде, об их безмерной любви, превозмогшей саму смерть; возлюбленных похоронили рядом, а из могил выросли благоуханные терновые деревца – и сплелись ветвями. Трижды их срубали, и трижды они возрождались вновь, такие же цветущие и неразлучные.

Античный писатель Ахилл Татий повествует: "А о растениях рассказывают ученики мудрецов – я сказал бы, что они рассказывают сказки, если бы не утверждали того же и земледельцы. Рассказывают же они вот что: одни растения любят другие, но особенно тягостна любовь для финиковой пальмы. Говорят, что среди финиковых пальм одни – мужские, другие – женские. И вот мужская пальма любит женскую, и, если они рассажены так, что женская пальма оказывается далеко, влюбленный сохнет. Но земледелец понимает горе дерева и смотрит, в какую сторону оно склонилось, – ибо склоняется оно в сторону любимой; узнав это, он излечивает страдание пальмы: он берет черенок женской пальмы и прививает его к сердцу пальмы мужской. Этим он облегчает душу растения, и умирающее тело вновь оживает и воскресает, радуясь слиянию с любимой. Это и есть брак растений".

Любовь растений... А ведь они, подобно человеку и животным, имеют пол. Известно, что у многих видов растения мужского пола различны от растений женского пола. Пальмы относятся к так называемым двудомным деревьям. У однодомных – на одном дереве и мужские и женские цветки, а у двудомных на одном – мужские, а на другом – женские. Тайна рождения разнополых растений остается для ученых неразгаданной. Знаменитые пальмы, растущие на Сейшельских островах, также разнополы, жизнь их таит немало необъяснимого. Мужские цветки обладают душистым медовым запахом, вокруг них вьются пчелы. Но никто не видел, чтобы пчелы летели на женские цветки. И кто их опыляет – до сих пор неизвестно. Среди местных жителей еще сегодня бытует поверье, что в полночь пальмы спускаются вниз по долине к океану, где свершают свадебный обряд, а с восходом Солнца возвращаются на свои места.

Деревья помнят, любят, сострадают... Деревья обладают еще и своими собственными чувствами, безымянными для людей. Ботаникам очень немного известно о тайнах деревьев и совсем ничего о сокровенной их сущности, об оживляющих их душах, чей лунатический мир лишь зыбкими гранями соприкасается с нашей явью. Заповедная, девственная Природа чарует и врачует нас потому, что Она – обитель Дев-Древяниц. В древних сказаниях дева имеет вещую силу, только оставаясь девой. И подобно деве, теряющей девство, утрачивает благодатную силу оскверненная человеком Природа.

* * *

ОХРАННАЯ грамота Природы не каждому выдается, и не каждого бережет. Наши далекие предки жили в мире, полном существ, отзывчивых на ЧИСТЫЕ чувства. Существует древнейшее поверье, что только злые люди не могут видеть лесных духов.

Доброжелательство всему живому – первый необходимый шаг к сокровенному знанию. И когда человек делает один шаг вперед по пути милосердия. Природа сама сделает десять шагов навстречу ему. Только откровение самой Природы приближает к постижению Её чародейной сути. Откровение же дается естествосозерцателю, но не естествоиспытателю. Ведуны, обладавшие дивным даром СОСТРАДАНИЯ, входили в задушевное, волшебное общение с лесными духами. Ведение есть проникновенное знание, рожденное состраданием. Древесные души так же реальны, как звери и птицы. Только по-иному. Также имеют свою сознательную волю, свое дыхание, могут печалиться, волноваться и пребывать в исступлении. Только по-иному. Умение мыслить без слов, чистыми чувственными образами, позволяло человеку понимать другие живые существа и быть понятным им. Воспринимая вздохи дерева, знахарь ЗНАЛ, что дерево чувствует раны подобно человеку, что снять кору с живой березы все равно, что содрать кожу со своего родича. В сказке "Курочка и петушок", когда потребовалось взять немного лыка у липы, прежде посылают к корове за маслом, чтобы помазать липе больное место.

Человек связан с растительным миром особыми обязательствами, и древние проявляли глубокое почтение к срубаемым деревьям, умирающим для того, чтобы люди могли жить. Дровосек, рубя дерево, делал это не с легким сердцем, а с сознанием совершения убийства, и всегда просил у дерева прощения: "Мои дети мерзнут от холода, и у нас нет дров, чтобы сварить горячую пищу". Генри Торо пишет: "Хорошо бы нашим фермерам ощущать при рубке леса хоть часть того страха, который испытывали древние римляне, когда им приходилось прореживать свещенную рощу, чтобы впустить в нее свет". Многие народы при постройке жилищ совершали особые обряды, признанные умилостивить духов срубаемых деревьев, т. к. духи эти, согласно тогдашним представлениям, переходили в дом и там обитали. У восточных славян лесные селения, построенные из деревьев и среди деревьев, назывались деревнями. Селяне валили лес сообща, чтобы разделить тяжесть вины, и сопровождали рубку искупительными обрядами. При том говорилось: "Лес-Батюшка, Земля-Матушка, Вашей плоти взять дозвольте; не ради наживы, а ради жизни". Фрезер в "Золотой ветви" говорит о североамериканских индейцах: "Некоторые из их колдунов утверждают, будто они не раз слышали, как деревья стонут под топором". Подобные, как две капли воды схожие убеждения существуют у всех без исключения народов, обитающих в лесных краях. Тейлор пишет в "Первобытной культуре": "В Америке знахари племени оджибве слышат жалобы дерева, если его срубают без надобности". Особо почитались могучие, вековечные деревья-покровители. Они могли наделить здоровьем, долголетием, отогнать враждебные помыслы. У них и испрашивали помощи и благословения перед всякими начинаниями. Полагали, что они являются временным обиталищем душ умерших предков. Славяне были уверены, что повредивший такое дерево сходит с ума и обрекает себя на гибель. А само повреждение уже могло навлечь тяжкие бедствия на весь Род. Индейские старейшины утверждали, что своими несчастьями индейцы обязаны тому, что под влиянием белых ослабло почитание гигантских тополей, срубаемых без крайней надобности. Раньше индейцы, когда у них появлялась нужда в толстых бревнах, употребляли только деревья, упавшие сами собой.

У жителей Камчатки считалось, что повредивший пихту погибнет неестественной смертью. "Оный лес у камчадалов как заповедный хранится, так что никто из них не токмо рубить его, но и прикоснуться не смеет", – писал С. П. Крашенинников. Вообще с рубкой леса у различных народов связано немало стойких поверий, примет, запретов. Наряду с охотничьими поверьями они оказались исторически необычайно живучими: и в наши дни охотники и лесорубы – самые "суеверные" люди. Взгляните на отношение к Лесу марийцев, оберегающих еще кое-где свои свещенные рощи. В лес марийцы-охотники ходят как в гости. Они внимают предвещаниям деревьев, спрашивают у них дорогу, просят разрешения переночевать, под их сенью... Заповедные места еще охраняются сбывающимися поверьями о скорой насильственной смерти злоумышленника, навлекшего на себя гнев духов. Марийцы отсталые и невежественные? Ну, а японцы, обгоняющие Америку? Они ведь такие же "идолопоклонники", почитающие (причем в самом изначальном виде) Солнце, Предков, Свещенные Деревья... В Японии и поныне гора или лес называются иногда светилищем, хотя там нет никакого храмового строения.

Христиане завоевали Америку с винчестером в одной руке и с библией в другой. Они без зазрения совести убивали всё вокруг, и это называлось цивилизацией. Индейцев они называли дикарями. Но кто в действительности дикари? Краснокожие, вымаливающие прощение у дерева, прежде чем срубить его, или белые, уничтожившие необозримые леса?

* * *

РАСХОЖЕЕ мнение, будто охотник каменного века влачил жалкое полуголодное существование, будто его кругозор был ограничен только мыслью выжить в борьбе с враждебной ему Природой, является лживым измышлением, навязанным церковниками и материалистами. Это они заклеймили нашего пращура как "трепетавшего собственной тени". Трепетать, однако, стал его потомок, нарушивший устав Природы. "Наивные дикари" достигли того, чего не достиг цивилизованный человек. А именно самого главного: лада, согласия с Природой; умения жить на своей Земле, беря с нее ровно столько, сколько необходимо, но не уничтожая ее. Неписаная заповедь гласила: не причиняй Природе излишнего вреда. Изучение нескольких сохранившихся охотничьих общин показало, что охотник трудился меньше, чем современный человек, что добыча пищи отнимала у него лишь незначительную часть времени, и что свободного времени у него было в избытке. 20 и 30 тысяч лет назад человек уже создавал непревзойденные до сих пор образцы живописи и ваяния.

Бедствовал ли охотник и собиратель меда без подсечного земледелия и без скота там, где бродили громадные стада травоядных, реки были полны рыбой, среди изобилия целебной дикорастущей зелени, грибов и ягод? В связи с необходимостью частого передвижения имущество было для него обузой, и вполне справедливо он считал себя счастливее тех, кто убивает время ради умножения своей собственности, чтобы потом мучиться за нее страхом. Вместо того, чтобы тратить время и силы для излишнего накопительства, он предпочитал обходиться лишь необходимым для поддержания жизни и продолжения Рода, и посвещал остальное время ПРОСТО ЖИЗНИ. Установке "иметь" он противопоставил установку "БЫТЬ", подразумевая под этим полнокровную жизнь, связанную не с погоней за богатством, а с величайшим удовлетворением БЫТЬ САМИМ СОБОЙ и радоваться солнечному свету, ключевой воде, душистым цветам, женской плоти, детскому лепету и прочим бесхитростным дарам живой Природы. Высоконравственная суть первобытного мироощущения и образа жизни – это поддержание совершенной, воспроизводящейся Природы, где хорошо и человеку, и зверю, и растению... К сожалению, большинство современных ученых (особенно западных) усвоило чисто потребительский подход к охране Природы. Смысл этого подхода, рассчитанного на извлечение выгоды, состоит в том, чтобы оберегать только полезные человеку виды животных и растений. Такая установка – прямое наследие христианского учения о человеке как венце творения, владыке всех других обитателей Земли; если все остальные твари всего лишь неодушевленные предметы человеческого домашнего обихода, то законно будет сохранять жизнь только тем, кто ему полезен, и уничтожать тех, кто вреден. Христианство впитало в себя иудейское отчуждение от Природы, а языковеды утверждают, что в словаре иудеев "добро" и "зло" означает, прежде всего, "полезное" и "вредное". Каково будет отношение к живой Природе ребенка, узнающего из сказок ХРИСТИАНИНА Андерсена, будто жаба непременно "гадкая" и "отвратительная"?

Самым черным преступлением человечества назвал Махатма Ганди вивисекцию, по-русски говоря – живосечение; мучительные опыты на животных. Ученый мясник Иван Павлов вполне заслуженно считал себя христианином, поскольку полагал добром все то, что идет на пользу человеку, и лишь за одним человеком признавал свещенное право на жизнь. За 20 лет своих "трудов" по изучению собачьего слюноотделения приблизился ли Павлов к постижению сокровенной сути взаимодействия души и тела? Помогли ли тысячи кровавых жертв, принесенных на алтарь науки в павловских застенках? Ученый, не признающий границ познаваемого в науке, настолько невежествен, что не заслуживает даже сколько-нибудь достойного опровержения. Опыты-пытки бессмысленны и бесполезны в силу своей безнравственности. Невежде невдомек, что Природа имеет нравственное основание. Как могут страдания одних детей Природы исцелять других ее детей? Разве может материнская любовь быть избирательной? Многие пути ведут к заблуждению. К СВЕТУ ВСЕСЛАВНОМУ, К ДУХУ ЖИВОМУ ведет только один путь – ПУТЬ СОСТРАДАНИЯ. Чем более восхищаемся мы совершенством Природы и чем сильнее убеждаемся в убожестве материалистической науки, тем легче возвращаться к мудрости праотцев.

* * *

СЛАВЯНЕ почитали Природу через Ее проявления: Ярило, Молния, Вихорь, Родник... Но самым близким, самым ЖИВЫМ обличием Природы было все-таки Дерево. Славянское капище (место почитания) от слова "капь". Капь – причудливые наросты на иных огромных деревьях, напоминающих изваяния.

Торжественная тишина дубравы либо зеленая лужайка посреди березовой рощи как бы самой Природой предназначены для свещеннодейств. Вступающий в заповедный лес проникался благоговейной радостью, готовясь к встрече с Духами, обитающими в светилище. Ощущение близкого присутствия Родных Светлых Сил наполняло душу спокойствием и уверенностью, требовало от человека не столько поклонения, сколько утверждения своего духа в целостном единстве Рода. Дуб, притягивающий молнии, особо почитался не только у славян, но и у фракийцев, кельтов, германцев, литовцев, угро-финнов... Само название древних мудрецов Северной Европы – друидов означает "люди дуба". Свещенными объявлялись те дубравы и рощи, где ведуны предугадывали присутствие Духов. Никто не смел там ни сломать ветку, ни убить зверя, ни сорвать ягоду. Особо чтились тысячелетние дуплистые деревья – воплощения Лесных Духов, у которых испрашивались прорицания. Таковым был у греков вещий дуб в Додоне, у восточных славян – на острове Хортица, у пруссов – в Ромове. Ведуны либо ведуньи являлись посредниками между Духом Дерева и теми, кто вопрошал. "У лукоморья дуб зеленый...".

Могучий дуб скрывает в себе вековечную природную силищу, но воспользоваться ею может далеко не каждый. Только человека, пришедшего с добром, может наделить дерево частью своей жизненной силы и даже исцелить. Есть в славянских сказках прадуб, и растут на нем молодильные яблоки... Прижмись к дереву, приласкай его, приголубь. Уподобься ему, постарайся ощутить себя деревом, и ты почувствуешь, как оно дышит, чем живет, сердцем поймешь его невысказанные обиды и радости. Породнись с деревом, приходи к нему почаще, и оно признает тебя, будет ждать, будет снимать твои тревоги и отводить дурной глаз.

Славься, Дуб-Дубище, Перуново капище, Дам тебе на требище Ярилино огнище, Ты гори, кострище, Согревай корнищи, До неба дымище, Донеси, ветрище. Под твоей силищей Молю тебя, Дубище, Пусть мое детище Желя век не ищет. Живи, Дуб-Дубище!

Вплоть до самого недавнего времени дубы играли важнейшую роль в народных обрядах. Деревенский свадебный поезд после венчания трижды объезжал вокруг могучего одинокого дуба. Согласно обычаю многих народов в день рождения ребенка сажали дерево; отныне оно становилось как бы его близнецом. Славяне в честь сына засаживали дубок, в честь дочери – березу. Марко Поло писал: "Великий Хан еще охотнее сажает деревья, потому что его прорицатели говорят, что тот, кто сажает деревья, живет долго". Известно, что прорицателями у Кублай-Хана были тибетские мудрецы – солнцепоклонники.

Иные ведуны, обладавшие чудесным даром сопереживания, вступали с деревом в особый задушевный союз – побратимство. Таков был потайной смысл древнейшего обряда кумления (отсюда – кумир). Дерево становилось тогда двойником – покровителем человека, оберегало его от нечистых духов-упырей, передавало ему часть своей мощи. Недомогание человека отзывалось болью дереву, оно чахло и увядало. Взаимно человек разделял судьбу дерева, страдал от причиненного дереву зла и умирал от сердечного приступа в тот же миг, если дерево срубали. Каждый сибирский шаман находил свое собственное росшее в тайге "шаманское" дерево. Жизнь шамана была связана с жизнью этого дерева; если погибало дерево, умирал и шаман.

* * *

РОДОНИЦЕЙ назывались у славян родовые празднества, посвещенные перевоплощающимся Предкам. Свещеннодейства совершались в заповедной роще, где возжигался огонь – земной отблеск Ярилы. Хранящийся под золою свещенный огонь – главное богатство общины в древнейшие времена (отсюда, – золото, т. е. драгоценность, сокровище). И неизменно в волхвование вовлекалось еще одно свещенное дерево – Береза. Древние славянские предания повествуют о волшебной Солнечной Березе, "всем березам старшой сестре", растущей где-то на заморском острове Березани; острове, подобном германскому о. Туле.

Селяне никогда не строили дом на том месте, где прежде росли березы, поскольку их корчевка считалась недопустимой. Былая неприкосновенность березы подтверждается и песнями северных славян, где нередко упоминается берёза, оставленная на поляне при расчистке леса под пашню. Необходимый Свещенный Обряд кумления с Берёзой-Берегиней совершался весной: Берёза, оберегавшая сородичей, обряжалась красными лентами и полотенцами ¬¬¬– убрусами, расшитыми оберегами – крестиками с загнутыми по ходу Солнца концами – солнцеворотами (на санскрите – свастика). Обряд сопровождался чисто славянским пригублением (и только!) березового сока. С введением христианства обряд постепенно утерял свою первоначальную сокровенную суть и выродился в забавные игры, бессмысленное кумовство с заломленной (!) берёзкой.

В самобытных древнеславянских празднествах-русалиях сливалось воедино поминовение Славных Предков с чествованием Всесветлого Солнца и возрождающихся весенне-летних Сил Природы. Русалии справлялись в заповедной зеленой роще, где водились хороводы вокруг берёз. Оттого праздники эти назывались еще Зелёным Светом (зелёными святками; "свят" – это искажённый христианами "свет", светлый – значит жизненный, солнечный, Солнце – Светило, отсюда – цветок). Христианство, по словам Есенина, "заслонило своей чернотой свет Солнца истины" ("Ключи Марии"). Будучи не в силах ни пытками, ни казнями искоренить в народе светоотеческие верования, церковь включила весь круг русальных обрядов в свой праздник Троицы, хотя важнейшая составная часть этих обрядов – почитание зеленовласой Берёзы – не имеет к христианству никакого отношения. Следы почитания Свещенной Берёзы (особенно в лесах Севера, где христианство не нашло для себя подходящей почвы) можно найти в полевых материалах ученых, собранных и в наши дни. В "Северных преданиях", записанных Н. А. Криничной со слов сказительницы (изд. 1978 г.) читаем: "Сколько топоров переломали, пока хотели берёзу срубить, когда храм на этом месте хотели построить. Берёзу так и не смогли срубить, так её и оставили в храме. Она была замаскирована, шелковыми платками завешена. Как кто заболеет, так и несут ей дары". Таким образом, нередко сруб часовни оказывался на деле местом почитания все тех же "берёз знаменитых".

* * *

ЯВЛЕНИЕ есть воплощение сокровенного в яви, наяву. Единый Дух-Род проявляет себя во всех царствах Природы, отличаясь только видами проявления. Сонм духов, оживляющих Лес, по сути, тот же Единый Дух, воплотившийся, прежде всего в мире растений. "Кому еще не известны иные существа, населяющие леса, поля и болотца, тот должен учится смотреть", – писал А. Блок.

Лес обладает неким единым сверхсознанием, слагаемым из сознаний и чувствований всех его обитателей (на немощном языке науки эго называется биополем леса). Отдельные деревья имеют свои обособленные души, одновременно неразрывно связанные с соборной душой. Наш Леший – это совокупный Дух Леса – лесной хозяин и покровитель всего живого. Это ему обычно приписываются таинственные влияния, которые испытывает путник, блуждая по лесу. Наши пращуры пред ним не трепетали, но и встреч с ним не искали.

В отличье от измышленных людьми человекоподобных богов, Духи не имеют личных имен: просто домовой, просто леший. Понятно, что и своего обличья у лешего нет; он оборачивается разными личинами. Может показаться и человекообразным существом в шерсти. На Кавказе его называют алмасты, на Памире – голуб-яван, в Гималаях – иети. Таинственные лесные существа с чертами оборотней известны и в Канаде, и в Сибири, и в Калифорнии... Коренное население тех мест, где появляется так называемый "снежный человек", связывает с ним определенные поверья и запреты. Он внушает одновременно боязнь и обожание... Сумеречный лес повергает "царя Природы" в безотчетный и на вид неразумный страх, даже когда не грозит явной опасностью. Это заставляющий холодеть ужас перед неведомым, что притаилось за каждым деревом, ощущение чьего-то незримого присутствия, сознание того, что ты здесь не один, что против "них" ты и безоружен, и бессилен. А ведь давным-давно ОНИ были доброжелательны к юному человечеству, но "человек разумный" в своем невежестве, тщеславии и безумии порвал родственные узы с взлелеявшей его Природой, не только исключил себя из сообщества других живых существ, но и стал их смертельным врагом. И потому – страшное одиночество человека, оказавшегося чужим на Земле, чужим в некогда родном ему Лесу. И вокруг него – подстерегающее безмолвие: неприязненные, нелюдимые, настороженные деревья, звери и птицы. И оттого нападает на изгоя панический страх во владениях Великого Пана-Лешего.

Наидревнейшим было почитание Матерей Природы – прародительниц и берегинь всех своих бесчисленных чад. Славяне звали их Рожаницами. У народов Сев. Евразии они именуются также Бабушками. Такой изначально была и Баба-Яга, – всемогущая, мудрая, вещая старуха, хозяйка и заступница всей лесной живности. Но и она обернулась зловещим пугалом для творящего беззакония человека. Повергнутые божества обычно впоследствии превращаются в злых духов, в нечистую силу, в образы, связанные с преисподней. Бесами очернили христиане славных, светлых, то ласковых, то грозных, но всегда родных духов, обитающих леса и долы. Не отрицая их существования, церковники признавали за ними "колдовскую силу" и способность творить "ложные чудеса". В этом суть ветхозаветного признания чужих кумиров, но только в качестве злых духов. Образ дьявола, измышленный христианами, и объявление славянских родовых и стихийных духов дьявольскими силами, не смогло, однако, вытравить из народной памяти врожденных, наследственных представлений о былом. Силы эти остались скорее неведомыми, чем нечистыми. Леший в народном сознании так и не слился с обликом безусловного зла. Исследователи устного народного творчества северных славян обращают внимание, что в сказках и преданиях бедному крестьянину часто помогают лешие, черти и другие "темные силы", противостоящие церкви, попу и попадье. Здесь отголосок народного мировоззрения; протест, неприятие христианского чужебесия.

* * *

У ПРАСЛАВЯН, как и у других родственных им племен, не было изображений чтимых Высших Сил в человекоподобных кумирах-истуканах. Не было и построек, где эти Силы "обитали". Считалось унизительным для Духов, чьим светилищем была вся Природа, поселиться в рукотворных сооружениях. Не было у славян и особого жреческого сословия, заведовавшего жертвоприношениями (Волхвы – это не жрецы). Свещенные Обряды свершал глава Рода в заповедных лесных кущах. В Европе всюду почитались девственные первозданные леса. На основании изучения тевтонских слов, обозначающих храм, знаменитый мыслитель Якоб Гримм сделал вывод, что древнейшими светилищами германцев были естественные леса; слово "храм" первоначально значило "свещенная роща". У славян слово "храм" происходит от "хоромы". Хоромы же восходят к понятию круга: "хоро" – "коло" – солнечный круг. Отсюда: коловорот, кольцо, коляда, колесо... Свещенный Дуб окружался валом либо каменной оградой. Колообразная насыпь и дала название светилищу – хоромы. Для славян, чтивших свою солнечную родословную, круг как образ Светила имел волшебное значение оберега – защиты. Отсюда: хорошо – значит солнечно. Отсюда xop – обрядовое славление духов – Покровителей вокруг светилища. Отсюда же и хоровод – плясовая круговая порука – круговерть посолонь (т. е. по ходу Солнца, слева направо). Еще Овидий донес до своих современников предание о свещенном Дубе в роще Цереры, год которым "дриады водили свои праздничные хороводы и, взявшись за руки, окружали исполинский ствол".

Христиане под корень вырубили наши древние светилища, а их название (хоромы) присвоили. Первые крытые храмы, ранее не известные восточным славянам и чуждые их восприятию, сооружены были Владимиром, незаконнорожденным сыном Святослава от наложницы – иудейки Малки. Тот же худородный полукровка Владимир, исполняя волю своего дяди по матери, воздвигает первые рукотворные истуканы Перуна, а иные воздвигнутые истуканы, чужеземные даже по внешности, нарекает богами, заимствованными у тюркских и финских племен. И тот же братоубийца и клятвопреступник Владимир первым (по словам саги об Олафе Тригвессоне) приносит Перуну человеческие жертвы, столь противные славянскому духу. Изуверство Владимира имело целью предельно исказить светоотеческую веру, отвратить народ от кровавых, непотребных нововведений, чтобы христианство по сравнению с ними стало выглядеть более привлекательным. И через восемь лет тот же выродок Владимир низвергнет в Днепр оскверненного кровью невинных детей Перуна, дабы огнем и железом насаждать чужеродную христианскую крамолу.

* * *

В НЕУМОЛИМОМ превращении цветущей некогда Земли в безжизненную, отравленную пустыню повинна машинная, природопожирающая, так называемая "западная цивилизация". Не случайно столь пагубная технократическая цивилизация, направленная на порабощение Природы и заведшая человечество на край экологической бездны, зародилась не где-нибудь, а именно на ХРИСТИАНИЗИРОВАННОМ Западе. Христианство выросло на сухой и каменистой иудейской почве. Иудейское племенное божество – Иегова был узаконен христианством как бог-отец, а иудейские писания о сотворении мира и человека были признаны боговдохновенными. Безнравственное отношение к Матери-Земле было порождено вошедшим в христианство ветхозаветным утверждением ЧЕЛОВЕКА как ЦАРЯ ПРИРОДЫ; сама Земля и все сущее на ней созданы исключительно на потребу Адаму. Единственный смысл и назначение живой Природы – жертвенное служение человеку. Ни один мудрец древности не проповедовал столь своекорыстный взгляд на мир. Сотворение Природы из ничего (!?) всевышним, надмировым Иеговой уже подчеркивало несовместимость, противоположность божественного (духовного, первичного, творческого) и природного (неодухотворенного, вторичного). Природа отныне рассматривается как нечто низшее, бессмысленное, лишенное самобытной сущности. Христианство усвоило иудейское отвращение к дикой, вольной Природе. Христианская установка на закабаление (от слова "каббала") Природы легла в основание западной цивилизации и завела ее в тупик. Развенчанная и лишенная обожания Природа была объявлена подлой рабой. Церковь утверждала враждебность к заповедной, дикой Природе, как к силе якобы чуждой, опасной и даже нечистой. Природа стала богопротивна и, следовательно, должна была быть покорена, укрощена подобно дикому зверю. С тех пор, как Природа оказалась олицетворением слепых, косных стихий, противостоящих "разумному" человеку, успехи техники поощрялись церковью, как средство достижения полной власти над Природой. Ведь Библия утверждает законность такой власти. С господством христианства в Европе началась новая историческая эпоха беспощадной войны с Природой и, прежде всего, с ЛЕСОМ. Дух Пустыни против Духа Леса.

* * *

КАЖДОМУ роду-племени присуще свое врожденное почитание Высших Сил. Каждый народ по-своему чувствует, мыслит и вдохновляется. Каждый имеет свое самородное восприятие Вселенной. Солнце светит всем, но каждому высвечиваются в Природе единственно ему внятные особые приметы и знамения, созвучные его душевному настрою. Лес, как и пустыня, это, прежде всего, мироощущение. Лес наиболее полнокровно олицетворяет собой Дух Живой Природы. Славяне – дети Леса. Они Природе-Матушке радели – радовались, прозревая духовное присутствие во всех Её проявлениях. Волхвы стяжали Светлого Славного Духа в родных лесах. Наше мирочувствование было солнечным, жизнеутверждающим, и в этом его коренное отличие от христианского мракобесия. Иудейское единобожие, отрицающее самоценность одухотворенной Природы, есть не что иное, как отражение в душе жителя пустыни убожества пустынной жизни. Пустыня, лишенная растительности, тоже может быть красива, но эта красивость неестественна, безрадостна. Единобожие, зародившееся у кочевников, "в пустыне чахлой и скупой", связано с их ущербным мировосприятием, с неизбежным осознанием человеком своего ничтожества, одиночества и заброшенности под небом бесконечных, однообразных, безжизненных пространств, где даже море называлось Мертвым. Иудаизм (и ответвившиеся от него христианство и ислам), являясь наиболее сугубым выражением бесплодного духа пустыни, проникнут неприятием, нетерпимостью, безжалостностью к Природе. Рожденный в пустыне не любит леса, боится его. Ничто так недоступно сынам пустыни, как высокая мистика-чувство задушевного единения со всем сущим. И потому в пустыне произрастает только зловещая каббалистика, чернокнижие да звездочетство. Предчувствием собственной обреченности явилось христианское вероучение о светопреставлении, об уничтожении Земли и всего живого на Ней.

Старческая и уже смердящая религия в своем немощном бессилии назвала злом самую ЖИЗНЬ!

Плоть человеческая – зло и, согласно христианству, ее надо убивать. Само зарождение человека уже считается порочным, иначе как понимать "непорочное зачатие" матери Иисуса? Христианство облекает живое тело народа в погребальный саван религии распятия, страдания, небытия... Это религия мертвецов, религия конца света, т. е. конца жизни. Неудивительно, что ей сопутствуют слезы, стенания, холодные склепы и запах тления. А на могилах, как насмешка – "животворящий" крест. Как, однако, христиане цепляются за Жизнь!

"Природа непобедима, а церковь вечно усиливается ее победить... "Я победил мир"... Пока в мире есть зерно, хотя бы одно зернышко, невидимое, маленькое – на самом деле ты не победил мира... Солнце загорелось раньше христианства. И Солнце не потухнет, если христианство и кончится. Попробуйте распять Солнце, и вы увидите – который Бог", – писал В. В. Розанов.

Для христианина "начало премудрости – страх господний". Страх потому, что "бог-отец" – кровожадный упырь, и подчинение ему основано только на страхе. Жертва Авеля ублажила его; ведь она была кровавым приношением закланных ягнят. Жертва же Каина состояла из плодов Земли, была чиста и бескровна, а потому и была отвергнута разъяренным Иеговой.

"Сын божий" вполне достоин "отца небесного"; Иисус в злобе проклинает ИМЕННО ДЕРЕВО, наводит порчу на смоковницу и она тотчас засыхает (Еванг. от Матф., гл. 21, Еванг. от Марка, гл. 11).

У славян дерево всегда было знаком Жизни. В нашей азбуке сама буква Ж, имеющая заклинательное повеление "живите!", есть начертание Дерева Жизни; мощный ствол с пятью листьями-ветвями (Рыбаков Б. А. Язычество древней Руси).

Служители темных сил целенаправленно превращают Землю в безжизненную пустыню, огромный могильник радиоактивных захоронений. ЛЕС всегда преграждал путь ордам кочевников.

Родственный Дух Леса, Дух Жизни, изначально присущий славянам, противостоит чужеродному библейскому духу пустыни, как СВЕТ ПРОТИВОСТОИТ ТЬМЕ, ДОБРО – ЗЛУ, ЖИЗНЬ – СМЕРТИ. Идет последнее великое борение, и машинно-капиталистическая цивилизация уже на пороге своей гибели.

Фауст в трагедии Гете умирает тогда, когда он пытается побороть Природу, свершить свой высший "подвиг" – осушить прибрежные земли, чтобы воздвигнуть новый город. "Мне портит власть над миром целым одна та кучка лип чужих", "мне запах лип давно не мил", – говорит он Мефистофелю, и тот, чтобы очистить местность, сжигает липовую рощу вместе с избушкой Филемона и Бавкиды.

"Пусть пеплом станут липы те, я скоро башню там построю", – и тут возмездие настигает Фауста.

* * *

МЫСЛИТЕЛЕЙ и поэтов всегда волновала чарующая тайна пахучих цветов. Мистическое чутье подсказывало, что благоухание их есть нечто большее, чем просто запах. Это – откровение, исходящее из самой души цветка прямо в душу человека. Недаром слова "душистый" и "душа" – родственны.

Чудодейственные волны источает дикая медоносная зелень нашего Леса. Они то истомно-сладостные, то щемящие сердце, то дурманящие и хмельные... Для биологов роль ароматов в жизни самого растения и всей Природы далеко неясна и даже более неоднозначна, чем роли окраски и нектара. Ботаники признают, что назначение запаха НЕЛЬЗЯ СВОДИТЬ К ПРИВЛЕЧЕНИЮ НАСЕКОМЫХ. Часто смысл запаха остается для человека загадкой, связанной с какой-то неизвестной ему стороной жизни растения.

Фиалка эфирномасличная раскрывает цветки с нежным бархатным ароматом, но, кроме них, развиваются невзрачные, лишенные запаха самоопыляющиеся цветки. Благодаря именно им и происходит семенное размножение фиалки. Кому же предназначено пленительное благоухание, ради которого и собирает человек безжалостную жатву для своих мыловаренных фабрик? Знатоки физиологии растений не могут ответить на этот вопрос.

Известно только, что присущий цветку аромат зависит от выделяемых летучих эфирных масел. С поразительной проницательностью они очень верно названы эфирными, иначе говоря, ускользающими от наблюдения, утонченными, невещественными сущностями, воздействующими к тому же именно на эфирное тело человека (греч. понятие "эфир" восходит еще к орфической мудрости, где является первобытной всепроникающей стихией, "душою мира").

Эфирные масла – сложнейшие жизнедеятельные соединения, включающие в себя составные части, вовсе неизвестные химикам. Американские исследователи попытались узнать, какие вещества составляют запах розы. Выделили около 30 веществ, смешали их в высчитанных соотношениях, надеясь получить искусственную розу, и получили смесь, воняющую жженой резиной.

Нет среди ботаников единого мнения и по вопросу образования эфирных масел в растении. Есть несколько различных предположений – верный признак того, что нет ни одного надежного.

Зарождение и смысл душистых эфирных веяний биологам доподлинно неизвестен. Душа цветка хранит свою тайну. Наука только дала тайне название, но она по-прежнему остается тайной. И приблизиться к ее постижению возможно только иным, высшим, бескорыстным способом человеческого познания – ПРИРОДОВЕДЕНИЕМ. Ученый, "объясняющий" там, где умолкает ведун, подобен ребенку, ловящему солнечные зайчики.

Современная медицина ошибочна в своем основании и потому столь беспомощна. Разве возможно излечение, если не понимаешь главного – самого состава человека?

Не допуская существования в человеке более тонких организмов (эфирного и астрального), врачи видят причину недугов в неисправности физического тела. Но тело есть лишь материальное средство воплощения души. Если не познана суть целого, что можно говорить о его частях?

Искать скрытые очаги болезни надо в душе, а не в теле. Именно в душе (в психоплазме, говоря суконным языком науки) находятся корни болезней. В сущности, есть только одна первоначальная причина всех болезней – ослабление внутреннего организма, упадок жизненной силы, разлад иммунной защиты. Излечение возможно воздействием на тонкие тела – средоточие жизненной силы.

* * *

ИСЦЕЛЕНИЕ души душистыми цветами подсказывает нам сама Природа: подлинными целителями могут быть только ЖИВЫЕ, но не умерщвленные растения. Самое нравственное врачевание – самое действенное. Невозможно извлечь из Природы какой-либо конечной выгоды хитростью и бессердечием.

Цветущие ива и черемуха, рябина и калина, шиповник, и липа источают животворные пахучие волны загадочного состава. В них содержатся также вещества, совершенно напрасно названные фитонцидами, т. е. убийцами растительного происхождения. Такое название превратно толкует роль этих веществ в Природе и лишь поддакивает дарвинскому утверждению борьбы за существование (так же, как и названия "антибиотики", "аллелопатия" и т. п.). Вещества эти ни на кого не нападают, они лишь защищают растение, предостерегая мельчайшие существа и отпугивая их, но не убивают.

Только в пробирках, т. е. в искусственных условиях, они губят подопытных микробов. Но это не имеет ничего общего с тем, что происходит в естественной среде обитания. Там они просто не входят в соприкосновение, как не встречаются в Природе медведь и лев, хотя их и стравливали для потехи римской черни.

В мире никто, кроме человека, не убивает просто так, а лишь для того, чтобы поддержать собственную жизнь. Целебные эфирные масла ни в Природе, ни в организме человека никого не уничтожают, и секрет их врачевания совсем в другом, Деревья и цветы ионизируют воздух – насыщают его жизнедательными отрицательными ионами кислорода.

Но, помимо того, в ароматах содержится еще нечто неуловимое, но явственно благотворное. Пахучие токи, подобно иглоукалыванию, непосредственно возбуждают особые точки слизистой оболочки носа. Эти точки служат своеобразными входами в тонкий внутренний организм человека – вместилище его жизненных сил. Вдыхание ароматов излечивает не только и не столько отдельные больные органы. Запахи цветов-медоносов, прежде всего, пробуждают собственные подспудные защитные силы организма в целом, подвигают их на создание нерушимой обороны от вирусов и тем самым предупреждают развитие болезни.

Противодействие чужеродным (а потому болезнетворным) телам-вирусам должно заключаться не в уничтожении микроорганизмов, а в укреплении иммунной защиты человека. Загадочная проблема рака – в значительной степени иммунологическая. Бороться надо не с вирусами, а с самой предрасположенностью организма к образованию злокачественной опухоли. Природа не рассчитывала на медицину, – все целебные силы заложены в иммунной системе – естественной защите человека.

* * *

ХРИСТИАНИЗИРОВАННАЯ Европа усвоила медицину, перенятую у иудеев и арабов, ремесло кровопускателей, аптекарей и алхимиков. И врачи не успевают придумывать названия новым, не слыханным ранее болезням.

В древности врачевание обитало в светилищах, будучи исполнено высшего религиозного смысла. Дословно же терапия означала врачевание, исцеляющее душу. Врач – духовный целитель был и мудрым наставником, и исповедником. Так было потому, что знали: внутренняя болезнь есть вина вольная или невольная. Исцеление считалось возможным, если больной в глубине души поймет это и раскается.

Позднейшая медицина отвергла подобное воззрение на страдания и болезни как на расплату за нарушение предустановленных Природой нравственных заповедей. Врачи видят свою главную задачу в облегчении участи чревоугодников и развратников, в продлении любыми средствами старческого маразма тех, чьи болезни являются клеймом, воздаянием за безнравственный образ жизни.

Такое "лечение мертвецов" противоречит Природе, поскольку стремится исправить, сохранить то, что Природа хочет отторгнуть, против чего она восстает всеми силами: порок, извращение, нечистоплотность.

Глубинную взаимосвязь и нераздельность нравственных и физических законов бытия прозревали все самые праведные и благородные учения. Согласно изначальной мудрости, здоровье являлось естественным следствием исполнения человеком своего долга милосердия ко всему живущему.

Слаб человек, и многое можно простить ему, но только не сознательное мучительство беззащитных существ. Тогда навлекает он на себя непреложное возмездие, и отступаются от него бессильные незримые хранители, и поражается он как бы изнутри. Безобидная родинка вдруг превращается в гнойную язву, давно забытый ушиб отзывается зловредной опухолью, пустяковая царапина оборачивается заражением крови...

Врачи-мыслители утверждали понятие душевной нечистоты, когда болезнь была лишь внешним, телесным признаком гниения души. Безнравственные поступки и желания, сознательные и неосознаваемые, подобно ядам накапливаясь и отравляя душу, выявляются в виде болезненного изменения органов.

По старинным славянским поверьям, лихоманка (малярия) – слепая и беззубая старуха, тайком навещающая избы в поисках виноватых.

Почему один человек поражается вирусной инфекцией и погибает, а другой, соприкасавшийся с тем же вирусом, остается здоровым? Во время самых страшных повальных моров всегда были люди, сохранявшие неуязвимость. В возникновении болезни решающее значение имеет предрасположенность или сопротивляемость человека. Вирус внедряется в подготовленный, ослабленный изнутри организм и оказывает на него разрушительное влияние. В иммунологии слишком много непонятного, чтобы ответить на главный вопрос: почему слабеет иммунитет?

Именно душевная скверна через нервную систему подавляет защитные силы организма. Изменяются свойства крови, понижается ее способность к самозащите.

Праведник даже бессознательно опоясывает себя магическим кругом огненной мощи, и ему не страшна никакая зараза. Природа оказывает ему честь уже помимо его желания. Лучший оберег – Добрая Воля, ибо она сама – источник неодолимой силы.

Нечистые же помыслы и побуждения загрязняют ткань человеческой души, обезображивают ее. Жестокосердие буквально разъедает тонкое цельное естество души, как ржавчина – железо. Поврежденная аура подобно рваной кольчуге не защищает человека, открывая доступ вирусам. Врачеватели, снимающие боль наложением рук, утверждают, что здоровые люди обладают плотными, литыми, упругими, как бы непроницаемыми, биополями, в то время как у больных биополя рыхлые расплывчатые, т. е. уязвимые.

Язык, живое слово, отражает самую суть явления несравненно глубже, чем научные изыскания. Идти к смыслу слова надо через его происхождение. "Исцеление" происходит от слова "целый". Первоначально "целый" означало "здоровый". Исцелиться – значит обрести ЦЕЛОСТНОСТЬ своей внутренней сущности – тонкого тела, оживляющего и одушевляющего человека; обрести здоровье душевное, без чего и физического здоровья быть не может. Целительство – это воздействие на тонкое тело. Существование так называемого тонкого двойника, переживающего физическую смерть, проясняет в какой-то мере столь непостижимые иначе явления, как ясновидение, призраки, оборотничество…

* * *

В БОЛЕЕ же глубоком смысле ИСЦЕЛЕНИЕ – это обретение ЦЕЛОСТНОСТИ, ПОЛНОТЫ БЫТИЯ, восстановление нарушенной христианством целостности человека с одушевленной Природой и с самим собой.

Светлый Живительный Дух не прячется в затхлом полумраке церквей. Посредников между человеком, и Природой быть не может.

Исцеляет только РОДИМАЯ ЗЕМЛЯ и Её материнское дыхание – с детства до боли милые запахи родных лесов и полей.

В полдень, на цветущем лугу, когда высоко в небе сияет Солнце, а все вокруг поет, звонит, ликует и славит Жизнь, сердце переполняется вдруг благоговением и благодарностью, а глаза – сладостными слезами. И это самое прекрасное чувство есть безотчетная, самозабвенная языческая молитва, великая радость – ОТРАДА.

Именно в такие мгновения посещают человека самые светлые мысли и осеняют прозрения. Здесь ключ. Всё остальное – отмычки.

* * *

ЦВЕТЫ – благороднейшие создания Природы, совершенный лад Добра, Истины и Красоты. Изумительная взаимопомощь цветка и прирученной им бабочки – живой ненавязчивый намек человеку на единственно достойное его отношение к другим видам жизни. Благоухание цветов несет это радовестие в наш преисполненный страданиями мир.

Человечество рвется куда-то во Вселенную, мучительно ищет связи с иным, нечеловеческим Разумом, а он – под ногами. Люди топчут его, но не опознают, ведь он не похож на фантастического биоробота, какого они ждут из пустоты небес.

Здесь, на Земле, рядом с нами дивные, неведомые миры... Склонись пред скромной медуницей и восхищайся... Но не губи, не срывай!

Ведь и к тебе смерть придет с косой в руках.

ЦВЕТОК излучает духовную силу. И душа человека расцветает навстречу цветку. Вдохнуть в себя душистое дуновение – значит воодушевиться, вдохновиться, укрепить свою духовность. Не случайно слова "дыхание" и "дух" – однокоренные.

Только Иисусу нужны были "нищие духом" ученики.

Аромат купавы ощутим, реален и, следовательно, принадлежит нашему земному, наглядному миру. Но одновременно он бесплотен, невидим, летуч и потому проникает в сверхчувственный мир духов. Благодаря своей двойственной сути аромат является, как бы посредником, связующим эти миры. Недаром сильно пахнущие растения издревле считались магическими, и подход к ним требовал особой осторожности; ведь за каждым из них стоит Леший.

Целительство всегда было волшебством. Что может быть мощнее и вместе с тем нежнее чудодейственной силы живых цветов?! В поверьях европейских народов запахами цветущих деревьев и трав питаются вечно юные феи.

Тем, где спелые заросли таволги источают сладкий нектар, где солнечный воздух настоен на ароматах, там зайди по грудь в медовое приволье.

Исцеляйся целомудренными воздушными поцелуями соцветий, погружайся в ласковую стихию, млей, причащайся изливающейся благодатью, упивайся ею...

Важно не просто дышать, а насыщаться полным дыханием и задерживать его. Ещё Чингиз-Хан требовал, чтобы даосы – китайские мудрецы-отшельники научили его дыхательным упражнениям, приносящим здоровье, ярую силу и долголетие. Но сами по себе любые упражнения, не облагороженные отважным подвижничеством во имя светлой сверхличной идеи, а направленные лишь на овладение так называемыми сверхъестественными силами, не имеют никакой духовной ценности, как и эти сомнительные силы. Всё это – духовная сивуха. Ибо для чего воину нужна сила, если не для защиты слабых и бесправных? Природа сама одаривает своего подвижника тем, чего безуспешно домогается колдун.

Просто и по-детски доверчиво обратись за помощью к Матери-Земле, посылай от души добрые пожелания всему живущему, и ощутишь небывалую отдачу.

Горячие токи будут струиться сквозь тебя от Земли к Солнцу и от Солнца к Земле, заряжая силой в самом прямом смысле слова. Блаженная дрожь пройдет по телу и отзовется в каждой жилке; твое естество настраивается в лад биению могучего сердца Мироздания.

И вот, наконец, в потрясающем душу и тело восторге ты выходишь за пределы сознания, – сливаешься со всяким живым вокруг тебя дыханием: с ветром, деревьями, птицами, травами, шмелями, с породившей тебя Природой в ЕДИНОЕ ЦЕЛОЕ. Ты черпаешь в нем силы. ТЫ ИСЦЕЛЯЕШЬСЯ.

Никак не можешь пресытиться, и хочется вдыхать еще и еще, глубже и глубже, пока не захватит дух, и не опрокинешься навзничь от избытка сил...

"Придя в себя", ты не забудешь этого ни с чем не сравнимого, невыразимого переживания. Ведь подобные мгновенья, когда мы постигаем причастность нашей души Всеобъятному Духу-Роду, служат вернейшим, неопровержимым залогом нашего ИСТИННОГО БЕССМЕРТИЯ.


РАДОСТЬ СОЛНЦЕПОКЛОННИКА

В старые, добрые времена, когда человек чувствовал и понимал Природу, Она взаимно одаривала его радостью, силой, познаниями и вдохновением. Для язычника Природа – вскормившая его Мать; для христианина – Она лишь бездушная, безмозглая тварь, сотворенная Иеговой.

У славян "язык" означало то же, что и "племя". Отсюда: язычество – вера народная, в отличие от чужеродного христианства. "Просвещенные" церковники стали называть язычниками "простонародье", не желавшее креститься.

История знает примеры, когда гонимые брали на вооружение понятия, придуманные их гонителями. Выдающиеся мыслители Эмерсон и Торо были их недоброжелателями прозваны трансценденталистами за крайнюю, якобы, отвлеченность их стремлений. Те, однако, сохранили за собой это название, но вложили в него свой смысл, направленный против деляческого, узкопотребительского, капиталистического кругозора. Мы – язычники, вкладывающие в это понятие обожествление Природы.

Языческое мировидение неизмеримо ближе к постижению вселенских таинств, чем позднейшие книжные религии и философские трактаты. По глубине проникновения в сокровенное оно намного опережало и предвосхищало все последующие научные достижения. Налицо удивительное созвучие древнейших мифов с новейшими представлениями о Мироздании.

Применением сокровенных познаний в жизни были СВЕЩЕННЫЕ ОБРЯДЫ, связующие человека с ПРИРОДОЙ – РОДИНОЙ – РОДОМ. В древности существовало такое понятие, как посвещение, основное значение которого заключалось в преодолении профанического, невежественного состояния, в стяжании ВЕДЕНИЯ, т. е. познания достоверного, без тени сомнения.

Крайне сложно сказать что-либо определенное о сути подобных мистерий в славянском язычестве. По мере христианизации сокровенный смысл прадедовских свещенных обычаев утрачивается, иные обряды становятся непонятными. Язычество как народная религия уходит в подсознание, в область "суеверий" и "предрассудков".

Понять человека, принадлежавшего к солнечной, героической эпохе, крайне трудно. Он мыслил и поступал не так, как мы, – и это ставит историков в тупик. "Наивность", "ограниченность", "нелогичность" языческого миропонимания оказывается таковой только с точки зрения современного ущербного сознания. От тех времен дошли до нас не сами тайнодейства, а лишь декорации да маски. Вслед за крупнейшим исследователем первобытной культуры А. Леруа-Гураном можно сказать, что "мы пытаемся восстановить пьесу, не видев ее, по пустой сцене", где написаны увенчанный дубом курган, озеро и лес вдали.

Однако историческая наука основывается не только на сумме кабинетных знаний, но и на гениальной интуиции, которая всегда является тайной отдельных высокоодаренных личностей, таких как Островский с его "Снегурочкой" или Гвидо фон Лист, прозревавших события минувших веков через созерцание РОДНОЙ ПРИРОДЫ, являвшейся для наших Пращуров СВЕТИЛИЩЕМ.

Обряды, свершаемые некогда на лоне Природы, вовлекали Её в магическое взаимодействие: биомагнетические токи, циркулирующие в кругу родственных существ – людей, зверей, цветов, деревьев, лесных духов – образовывали единое чувственно-силовое поле. Известно, что человек, находящийся в возбужденном состоянии, излучает особую психическую энергию, тысячекратно умножающуюся в соборном обрядовом трансе. Тогда воображение, стремления и воления людей, сплоченных одной всепоглощающей Идеей, обретают собственную жизнь и даже запечатлеваются на окружающей обстановке, подобно тому, как свет, воздействуя на фотопленку, образует скрытое, невидимое до проявления изображение (оно есть, но его не видно).

Холмы, леса, долины, камни, вообще материальные объекты способны накоплять, сосредоточивать и хранить следы душевных порывов – человеческих вибраций, а затем отдавать их другим людям, созвучно настроенным. Эти "видеозаписи" могут быть восприняты не только некоторыми ясновидящими, но и особо чувствительными натурами, мысленно углубившимися в даль времен, погрузившимися в созерцание Природы. Им удается порой "прочитать" летопись прошлого душевными очами.

Невозможность научного объяснения ясновидения еще не основание для его отрицания. Ясновидение не более необъяснимо, чем удивительные способности лунатиков или даже "обычная" способность видеть во сне без помощи глаз. Какими глазами мы видим сны?

Известны многочисленные случаи, когда догадки, основанные на внутреннем чутье, оказываются прямо-таки пророческими. Достаточно назвать созвездие имен: Е. П. Блаватская, Генрих Шлиман, полковник Фосетт, Поль Брантон, Ле-Плонжон, Хаггард, Черчуорд... То, что воспринималось их современниками за игру воображения, оказывалось безошибочной интуицией, приводившей к выдающимся открытиям.

То были яркие, незаурядные подвижники-первопроходцы, мечтатели с неукротимой волей, обуянные благородной СВЕРХЛИЧНОЙ ИДЕЕЙ, глухие к насмешкам академической черни, непоколебимо уверенные в собственной правоте и своем назначении.

Книжные черви-школяры называли их неучами-дилетантами. В первоначальном значении "дилетто" – занятие ради самоудовлетворения, а не ради заработка. Ученым пигмеям, бессильным даже в помыслах подняться на недосягаемую нравственную высоту ТИТАНОВ ДУХА, было просто непонятно, недоступно их бескорыстие.

Обычные люди всегда подражатели. Гениальные дилетанты – ТВОРЦЫ. Гений самобытен: он никому не подражает и ему подражать невозможно. Творчество начинается там, где кончаются правила. Гений сам плохо знает, как творит. Лишь властный внутренний голос неумолчно твердит ему: "Ты должен делать это! Ты и только Ты!" И нет для него на свете ничего достовернее этого вещего предчувствия. В возбужденно-самозабвенном состоянии стираются грани между сознанием и подсознанием: сознательное мышление продолжается и во сне, а бессознательная деятельность осуществляется наяву. По словам Велимира Хлебникова, "Девий Бог" – его пьеса из языческих времен, "возникла как чистая импровизация в процессе непрерывного письма без единой поправки, на что ушло 12 часов".

Одна из величайших загадок творчества – умственным взором прозревать очертания тайны: так Микеланджело видел статую божества, скрытую в глыбе мрамора.

Подлинный гений – это, прежде всего ИСКРЕННИЙ, ВОЗВЫШЕННЫЙ ДУХ. Это – живой упрек "нищим духом", вызывающий поэтому у них зависть и злобу. Быть знаменитым не то же самое, что быть великим. Скорее наоборот. "Великие проходят незамеченными", сказал Лао-Цзы.

Огромное большинство людей не отличают мысль блестящую от мысли глубокой, остроумных парадоксов Эйнштейна от исполинской мощи Канта, модного Фрейда от мудрого Тойнби, кокетство Кафки от страданий Ницше, талантливого Высоцкого от гениального Есенина.

Талантливыми могут быть и куплетисты, и артисты, и шахматисты, и дантисты, и аферисты. Слово "талант" означало первоначально деньги (26,2 кг серебра). Талантливый человек – это совершенный ремесленник, не более. Гений – нечто качественно иное. Здесь – дар свыше.

Талант руководствуется рассудком, гения посещают Музы. Талант – противоположность гению. Талант самодоволен, гений – вечная неудовлетворенность собой. Талант тщеславен, гений – честолюбив. Талант имеет цену, гения купить невозможно, ибо он по самой своей сути не в состоянии лицемерить, лгать другим и себе.

Насколько поэтическое прозрение опережает иной раз точные исследования, видно из слов Уитмена:

Ночью я открываю окно и смотрю, как далеко разбрызганы в небе миры,
И всё, что я вижу – умножьте, сколько хотите, – есть только
Граница новых и новых вселенных.
Дальше и дальше уходят они, расширяясь, вечно расширяясь...

Уитмен творил в середине прошлого века, а о расширяющейся (пульсирующей) Вселенной стало известно спустя 70 лет.

"Вещие Светила играют, быть может, главную роль в древней истории чудесного созидания Земли; быть может, великие горные цепи являют следы их прежних путей", – писал Новалис. Можно только подивиться мощи человеческого воображения: Новалис жил за два века до появления таких понятий, как астрогеология и космогеобиоритмика, связующих загадочную цикличность горообразования и вообще жизнь Земли с жизнью Солнца и его обращением вокруг ядра нашей Галактики (т. н. галактическим годом). Примерно раз в 180-200 миллионов лет Земля содрогается в жестоких муках, порождая горные хребты. Это время одного галактического года; его "зима" или "лето" сказывается на изменении лика планеты.

Чем духовнее человек, тем более он способен постигать интуицией. Солнцепоклонник Ван Гог воплотил в живописи свои сокровенные раздумья о Природе. В его полотнах над миром царит янтарное Солнце, изливающее благодатные, животворные потоки.

Завороженный зрелищем Млечного Пути, художник создает "Звездную ночь" – потрясающий образ неистово клубящейся спиралевидной Вселенной. Ван Гог вложил в эту звездную мистерию свои догадки о Мироздании: прозрение, осенившее его перед ликом ночной Природы, предвосхитило позднейшие научные открытия.

Картина насыщена древними, могущественными стихиями: вихрями, смерчами, водоворотами, бушующими в космическом океане. В центре картины – торжество вселенского коловращения – извивы величественной спирали. Они точь-в-точь схожи с некоторыми фотографиями спиральных галактик, полученными с помощью мощных телескопов только в двадцатых годах XX века. Спиральная форма нашего Млечного Пути установлена лишь к 50-м годам благодаря применению радиоастрономических методов. А Ван Гог свой шедевр создал в 1889 г.

Повесть Рони-старшего "Борьба за огонь" – еще один удивительный пример, когда воображение писателя оказывается ближе к истине, чем научные данные. Одной из главнейших загадок антропологии является неправдоподобная быстрота смены неандертальцев людьми современного вида – кроманьонцами. При сопоставлении неандертальцев с человеком разумным бросаются в глаза резкие отличия одного от другого. Отличия эти даже больше, чем между неандертальцем и питекантропом, а разрыв заполнять нечем: нет связующих промежуточных звеньев, как того требует теория эволюции, да и времени, отведенного Природой на постепенное превращение, чересчур мало.

В свете антропологических фактов дарвиновская гипотеза в отношении человека оказалась несостоятельной. Ясно только одно: около 40 тысяч лет назад в Европе внезапно, невесть откуда появляется сразу законченный, совершенный человек – представитель благородной, белокурой кроманьонской расы и всего за несколько тысячелетий вытесняет бесследно сгинувших неандертальцев.

Расовые различия существовали уже в палеолите. Человекообразный неандерталец не представлял переходную ступень развития, а являлся лишь генетическим тупиком, боковой, засохшей ветвью в родословном древе человека, не способной ничего породить.

Во времена Рони в науке первенствовала нехитрая дарвиновская гипотеза, пользовавшаяся известной популярностью в силу того, что единственной альтернативой ей выставлялась еще более дурацкая библейская догма креационизма. Картина становления человека, в общем, считалась уже законченной и рисовалась вроде парада, где затылок в затылок шагают: впереди – хомо сапиенс, за ним – неандерталец, далее – питекантроп на полусогнутых, а сзади – австралопитек.

Согласно господствовавшим тогда представлениям об антропогенезе, ближайшими, прямыми и непосредственными предшественниками кроманьонцев были неандертальцы, вымершие в незапамятные времена, а потому кроманьонец не мог их видеть так же, как мы не можем увидеть живого прапрапрадеда. Но последующие ископаемые находки палеоантропологов показали, что кроманьонцы появились независимо от неандертальцев и какое-то время с ними сосуществовали, причем это сосуществование далеко не всегда было мирным. Очевидно, что неандертальцы доживали свой век среди людей современного вида. Рони этого знать не мог, однако он оказался прав, описывая встречу европеоидного кроманьонца Нао со свирепыми звероподобными неандертальцами-кзаммами.

Мистик и пчеловод-любитель Метерлинк за полвека до того, как у пчел был обнаружен "эффект группы", писал: "она одна не может без других". Гофман в "Эликсирах сатаны" во многом предвосхитил позднейшие достижения психиатрии.

Можно привести и другие примеры того, как интуиция писателей опережает научные открытия. Никто из них, – ни Островский, ни фон Лист, ни Блаватская, ни Хлебников, ни Рони не был профессиональным ученым, но их вторжение в область загадок древнейшей истории было весьма плодотворным. Так и настоящая работа преследует цель не столько ответить на вопросы, сколько их поставить.

* * *

Прежде всего, надо отбросить плоский христианский взгляд на историю, как на развитие от дикости к цивилизации. О Золотом (т. е. каменном) веке человеческого благоденствия гласят свещенные предания всех народов. Это же подтверждают современные археологи, историки и этнографы: Тойнби, Фромм, Салинс, Сервис и другие. Глубина проникновения древних мудрецов в сущность бытия недоступна для современного человека. Это пред ними преклонялся Чжуан-Чжоу, сам величайший мыслитель и провидец седой старины: "О, как совершенны были люди древности! Они были равны святым и мудрецам, чисты как Небо и Земля...". "Древние, – утверждает Платон в "Филебе", – были лучше нас и обитали ближе к Богам".

Рядом с совершеннейшей, непревзойденной по художественному уровню пещерной живописью, рядом с "доисторическими" каменными и костяными скульптурами неведомых культур, антропоморфные стелы позднейших цивилизаций кажутся крайне беспомощными, бездарными попытками изобразить человека.

Новейшие открытия нейропсихологии подтверждают, что первобытный человек обладал недюжинными способностями и мозгом, структурно таким же, как мозг Гераклита или Пифагора. Иначе ему не удалось бы создать столь высокоразвитую культуру, ему не хватило бы многих участков, обеспечивающих чрезвычайно сложную работу языка, способности к символическому мышлению и умозаключениям, касающимся наиболее отвлеченных закономерностей Мироздания.

Еще в прошлом веке крупнейший антрополог Брока, сравнивая развитие мозга или емкость черепа кроманьонцев и современных ему французов, нашел, что строители мегалитов и вообще древнейшие обитатели Северной Европы по размерам мозга превосходили нынешнее ее население (Ранке "Человек", т. П, 1900 г., стр. 544). Человек палеолита человечнее человека современного!

Да, то был великолепный образец телесного и нравственного совершенства; Человек в полной мере, с душой ребенка, мощью атлета и умом философа.

С утверждением христианства умственный прогресс стал пониматься как приобретение новых знаний с целью порабощения Природы. Охотник каменного века знал не меньше нашего; только знания его были другие!

Многие его достижения остаются для нас загадками: как сумел он из дикого хищника сделать преданного друга? Какими неведомыми орудиями (базальт поддается только хорошо закаленной стали) высекал на скалах петроглифы? Как мог просверливать в неподдающемся камне тончайшие отверстия?

Какими инструментами обрабатывались многотонные гранитные шары, имеющие идеальную сферическую форму и размещенные в загадочных геометрических порядках в джунглях Центральной Америки?

В погребениях кроманьонцев близ Владимира найдены тяжелые, совершенно прямые копья из цельного мамонтова бивня. Одно длиной 1,65 м, другое – 2,42 м. Но чтобы изготовить такие копья, надо на время размягчить изогнутый 200-килограммовый бивень и распрямить его. Каким образом? Сегодня мы это делать не умеем и не можем даже приблизительно представить себе, как размягчить слоновую кость, не разрушив ее.

Не разгадана до сих пор тайна кладки гигантских камней, скрепленных намертво без всякой замазки, подогнанных настолько, что между ними не просачивается даже капля воды. "Человеку каменного века – непонятому, оклеветанному и недооцененному" – должно быть посвещено исследование мегалитов, по мнению всемирно известного основателя астроархеологии Дж. Хокинса.

Легенды и мифы народов мира единодушны в том, что почитают творцами этих исполинских сооружений древности магов или великанов. Люди более поздних эпох даже не могли вообразить, что сложенные из чудовищных каменных глыб храмы Солнца были делом рук простых смертных. Они были убеждены, что возвести такие твердыни могли лишь существа, наделенные сверхчеловеческой силой, герои либо полубоги.

Названия, которые позднейшие поколения дали этим первобытным светилищам, воздвигнутым задолго до египетских пирамид, говорят сами за себя: "комнаты исполинов" – в Швеции, "ложе исполинов" и "могилы великанов" – в Германии, "грот Фей" – во Франции. На Северном Кавказе их именуют "богатырскими могилами", т. к. нет сомнений, что только богатыри могли стаскивать с гор такие огромные камни и громоздить их друг на друга. В 1960 г. самый маленький из дольменов задумали перевезти в Сухуми: два подъемных крана не смогли поднять крышу дольмена. Только через год более мощные краны позволили доставить мегалит в разобранном виде в музей. Но собрать его заново оказалось не по силам: одну стену разбили, а крышу не смогли развернуть так, чтобы плотно пригнать ее. Большой зазор остался там, где раньше не входило даже лезвие бритвы.

Жившие более трех тысяч лет назад греки троянские стены почитали произведением Аполлона и Посейдона. Во времена Гомера семи циклопам приписывалось воздвижение названных по их имени циклопических стен Микен и Тиринфа. Павзаний считал их чудом, превосходящим египетские пирамиды. Таким же чудом они кажутся и нам.

"Рассказывают, замок Тинтажель построили великаны", – говорит Горвенал Тристану.

Согласно легенде, огромные каменные плиты, использованные при строительстве мегалитического храма на о. Мальта (VII-V тысячелетия до н. э.) переносила на голове великанша, руки которой были заняты младенцем.

По преданию, восходящему ко временам короля Артура, чародей Мерлин силой волшебного слова перенес из Ирландии и взгромоздил друг на друга камни Стоунхенджа, этого восьмого чуда света.

В Сибири, помимо загадочных енисейских изваяний, встречаются древнейшие захоронения, выложенные каменными плитами весом до 50 тонн. Историк XVIII века Г. Ф. Миллер так их описывает: "Особливого удивления достойны превеликие камни, коими некоторые могилы обкладены, и при том в таких местах, в коих поблизости не видно никаких каменных гор, из которых бы оные камни брать можно было, так что сии камни с неописанным трудом из весьма отдаленных мест привозить надлежало".

Остров Понапе (Каролинские острова) является одним из остатков материка, исчезнувшего в океанских безднах уже на памяти человечества. Остров хранит руины очень древней и совершенно загадочной культуры. Даже в тех развалинах, что остались от некогда грозных дворцов и гробниц, есть нечто настолько ошеломляющее и не поддающееся разумному осмыслению, что некоторые исследователи приписывают их сооружение внеземным существам. А местные предания повествуют, что их сотворили могучие Сыновья Солнца, основатели божественной династии Оло-Сипа и Оло-Сопа.

Древние эфиопские предания утверждают, что исполинские стелы Аксума были воздвигнуты циклопами в незапамятные времена.

Индусы с давних пор почитают древнейшие из Элефантских пещер, высеченные в скалах, творением духов и гигантов.

Австралийские туземцы приписывают создание мегалитов из массивных каменных глыб загадочным "вонджинам", в которых некоторые ученые видят астронавтов с других планет.

Город, созданный Расой Гигантов, так ацтеки называли Теотихуакан, чьи колоссальные пирамиды и храмы настолько поразили их воображение, что индейцы не могли себе представить, чтобы подобный титанический труд был по силам обычным людям.

На языке инков Тиагуанако означает Мертвый город. Допотопные, в буквальном смысле слова, развалины Тиагуанако представляли собой неразрешимую загадку даже для таких первоклассных строителей как инки.

Великие перуанские стены, крепости-светилища Мачу-Пикчу, Куско и Саксайуаман существовали задолго до пришествия в эти места инков. Раскопки в Куско подтвердили, что эта царская столица инков построена на развалинах какого-то более древнего города. Саксайуаман, еще при инках почитавшийся историческим памятником, сооружен из глыб, каждая весом до 150 тонн. Поразительная точность ориентировки на Солнце, отлично продуманная антисейсмичность и неразгаданная тайна водружения камней, – все это заставило испанцев считать этот архитектурный шедевр творением дьявола. Согласно же преданиям самих перуанских жрецов-астрономов амаутов, все древнейшие цитадели основаны отважными белокурыми потомками свещенной расы Сыновей Солнца, предшественниками инков, от которых последние и заимствовали все свои знания.

Хранят обет молчания каменные исполины Пупа Земли (т. н. острова Пасхи) – обломка затонувшего континента. Все попытки объяснить транспортировку без повреждений и воздвижение на постаменты столь огромных тяжестей терпели и терпят неудачу (включая попытку Тура Хейердала). Сами островитяне утверждают, что в древности статуи передвигались с помощью маны, некоей загадочной силы, ныне безвозвратно утерянной. Известный исследователь древних культур Франсис Мазьер, посетивший остров, пишет даже о возможном использовании электромагнитных сил или сил антигравитации.

Профессор археологии Моррис К. Джессеп, много лет изучавший циклопические сооружения, считает, что в древности "проблемы транспорта решались какими-то загадочно сходными методами". Какими?

Профессор говорит о ювелирном искусстве каменной кладки неведомых зодчих Зимбабве, о "миллионе гранитных плит", подчеркивая, что нет признаков добычи камня на месте: – "Откуда взят этот камень? Как он доставлен сюда, если не по воздуху? Та же проблема, что и в Перу, Египте, Баальбеке..."

Каким, совершенно невообразимым для нас способом совершали египтяне героический подвиг доставки из каменоломен и установки тысячетонных монолитов Мемнона и Рамсеса II? Согласно последним данным, эти каменоломни находились на плато Макаттам, в 700 км от места воздвижения Мемнона.

Незавершенный обелиск в Асуане имеет вес 1200 тонн. Транспортировка и воздвижение подобных колоссов требуют преодоления таких трудностей, перед которыми пасует даже мощная современная техника с ее гигантскими подъемными кранами.

Французский историк Марсель Омэ в книге "Сыновья Солнца" свидетельствует о мегалитах Бразилии, сложенных из камней весом свыше 2000 тонн каждый. Здесь безмолвствуют даже легенды... И, наконец, легендарная терраса храма Солнца в Баальбеке, изумление перед которой настолько превышает всякие представления о физических возможностях человека, что несколько серьезных ученых и писателей разрабатывают гипотезу о ее неземном происхождении. Они полагают, что терраса за много веков до того, как римляне использовали ее в качестве готового фундамента для храма Юпитера, была воздвигнута звездными пришельцами и представляет собой нечто вроде ракетной стартовой площадки. По мнению этих исследователей, иначе невозможно объяснить, как три уложенные в основание монолита, вес каждого из которых достигает в среднем 1200 тонн, были доставлены из каменоломен и подняты на высоту семи метров.

Ради сравнения: статуя тольтекского божества Тлалока весит "всего" 167 тонн. Лишь в 1965 г. удалось перевезти ее в Мехико, причем пришлось построить новую дорогу, укрепить мосты и даже сделать специальный прицеп для перевозки. А монолитный купол мавзолея Теодориха в Равенне? Его вес 800 тонн, и после тщательного структурного анализа камня было найдено точное место его добычи – в 300 км от Равенны!

В апреле 1975 г. на мысе Канаверал ракета "Сатурн" была доставлена к стартовому комплексу. Сверхгигантскому гусеничному транспортеру мощностью 8000 лошадиных сил, потребовалось 6 часов, чтобы по гравиевому пути перевезти 770-тонный груз на расстояние 3,5 мили.

Но ведь в каменоломнях Баальбека ждал своего часа четвертый камень, вес которого почти в три раза превосходит вес "Сатурна" и достигает 2000 тонн! Чтобы нагляднее представить себе чудовищный вес высеченного исполина, вспомним, что средний вес слона равен 4-ём тоннам. Следовательно, монолит, равный весу 500 слонов, надо было доставить и поднять на семиметровую высоту. Поистине: либо пришельцы из космоса, либо преодоление силы тяжести посредством психической энергии. Третьего не дано.

Окутанные забвением величественные останки первобытных культур являются немыми свидетелями того, что в те времена люди знали эту могущественнейшую энергию, способную творить чудеса.

Издавна было замечено, что иные личности могут волевой мыслью оказывать воздействие на материю на расстоянии. Марко Поло пишет, что Кублай-Хан обязан обращением в ламаизм тибетским ламам, которые в доказательство истинности своей проповеди заставили винный кубок самому подняться к губам императора: "По наговорам да по колдовству этих ловких знахарей-бакши полные чаши сами собой поднимаются с полу и несутся к великому хану, и никто к тем чашам не притрагивался. Десять тысяч людей видели это: истинная, правда, без всякой лжи. В некромантии сведущие скажут вам, что дело то возможное".

В присутствии сильного медиума предметы могут передвигаться без прикосновения, как бы невидимой рукой. Иногда эти сверхнормальные способности проявляются, совершенно бессознательно. Шведский путешественник Эрик Лундквист в книге "Люди в джунглях" описал поразившее его воздействие на предметы материального мира со стороны женщины, находившейся в глубоком сне.

Французский исследователь Альберт де Роша, посветивший свою жизнь изучению подобных явлений, назвал их экстериоризацией (выходом во-вне) двигательной силы. Де Роша считал, что их производит флюидический двойник человека, его астральное тело, которое при определенных условиях отделяется от тела медиума и действует на расстоянии.

Известный писатель Луи Жаколио, будучи французским консулом в Индии, неоднократно наблюдал и исследовал феномены факиров. Описывая их психокинетические способности, он отмечает, что сами факиры не могут объяснить, каким образом передвигают предметы без физического на них воздействия, в то время как лежат неподвижно, связанные и находящиеся под неусыпным наблюдением участников опыта. Факиры говорят только, что каким-то необъяснимым способом "выходят из себя". Подобного состояния "выхода из себя" они достигают самопогружением в транс.

Гипотеза астрального двойника человека, выдвинутая для объяснения телекинеза, получила подтверждение в замечательных опытах, производившихся в 1930 г. в Парижском метапсихологическом институте. Высокочувствительными приборами тогда было зафиксировано выделение некоей исходящей из организма медиума биоэнергетической эманации, производящей психокинетические феномены. Сам медиум (Руди Шнейдер) пребывал в глубоком трансе.

Происходит выброс во-вне сгустка психической энергии (иногда его называют эктоплазмой, психоплазмой или биоплазмой), преодолевающего силу тяжести и действующего на материю подобно тому, как магнит действует на железо. Это становится более понятным, если учесть, что материя вовсе не твердь, а всего лишь видимое проявление чрезвычайно сгущенной энергии. Энергия едина во многих проявлениях. Психическая сила человека способна к эквивалентному преобразованию в другие виды энергии, в частности, в энергию кинетическую.

A. M. Бутлеров писал в сборнике "Статьи по медиумизму": "...волей-неволей постепенно и медленно, но неотразимо я приведен был к признанию реальности медиумических явлений. Причина этого признания заключалась в том, что С ФАКТАМИ НЕ СПОРЯТ".

Супруги Кюри неоднократно присутствовали на спиритических сеансах знаменитого медиума Евзапии Палладино. По свидетельству их дочери, отметившей беспристрастный ум своих родителей, "Пьер с особой страстью интересуется этими опытами... Иногда медиум получает ошеломляющие результаты, и оба ученых очень близки к убежденности".

Всякая подлинная наука пробуждает в настоящем ученом мистическое чувство и неизбежно приводит его к пантеистическому мировоззрению, в то время как мистические искания всегда были и будут одухотворяющим началом подлинной науки.

Выдающийся биолог Реми Шовен говорил: "Есть объективная связь непосредственно между человеком, который говорит или же думает, что он хочет, чтобы произошло некое явление и непосредственно тем явлением, которое происходит. Это не сверхъестественный феномен, а нечто присущее человеку и Природе. Мы лишь должны шаг за шагом задавать вопросы Природе!"

ВОЖДИ-ВЕДУНЫ, руководившие воздвижением грандиозных светилищ Солнца, передвигали каменные громады посредством воли на расстоянии, подобно тому, как это в миниатюре иногда происходит во время психокинетических опытов. По существу ведь совершенно безразлично, перемещается ли платок весом в 5 граммов или монолит весом в 50 тонн, – разница здесь не качественная, а всего лишь количественная и потому несущественная, зависящая от душевного состояния человека, его нервно-магнетической силы и волевой установки, отношения окружающих, погоды, космобиологических данных и многих других понятных и непонятных причин.

Необходимо заметить, что парапсихологические опыты психокинеза и левитации, производящие обычно наиболее сильное впечатление, являют собой в большинстве случаев лишь проявление психических сил низшего порядка, имеющих мало общего с действительной силой Духа.

* * *

Так что же произошло 40 тысяч лет назад? Как возгорелась искра человеческого разума? Или кто ее заронил? Под разумом следует понимать способность именно к отвлеченному мышлению, к идеальным представлениям, в отличие от рассудка, присущего в той или иной мере всему живому.

Больше всего удивляет то, что изумительный орган мысли – развитой человеческий мозг (как и сам его обладатель) появился как по мановению волшебной палочки, вследствие какого-то природного скачка, минуя тщетно разыскиваемые "недостающие" ступени к обезьяноподобным предкам.

Возможности человеческого мозга поразительны: достаточно указать на людей-счетчиков, производящих умопомрачительно сложные вычисления, причем сами счетчики не знают, каким образом с молниеносной быстротой и баснословной точностью, как бы шутя, решают задачи, требующие нескольких дней применения обычных методов исчисления. Не имеющая никакого образования индуска Шакунтала Дэви неоднократно побеждала в соревнованиях с ЭВМ, т. е. человеческий мозг загружен лишь на ничтожную часть своих скрытых возможностей.

Наш мозг, вернее наше бессознательное Я обладает такими способностями, о которых сознательное Я даже не подозревает. Мы просто не умеем или разучились пользоваться этим чудесным даром Природы. Но почему и для чего этим даром наделено самое молодое на Земле и самое неприспособленное существо?

Сам Альфред Уоллес, независимо от Дарвина создавший теорию эволюции, недоумевал, откуда у человека такой большой, "беспрецедентный", "богоподобный мозг"? Уоллес не допускал, что такой совершенный орган мог развиться столь быстро по сравнению с черепашьим ходом всей остальной эволюции лишь вследствие естественного отбора: "Естественный отбор мог бы снабдить дикаря мозгом, не много превышающим мозг обезьяны, между тем как на самом деле его мозг только чуть-чуть менее развит, чем у рядового члена наших научных обществ".

Уоллес считал учение Дарвина явно недостаточным для объяснения возникновения человека как человека, а не человекообразного животного: "Высший Разум руководил развитием человека в определенном направлении и к определенной цели, именно, в том же смысле, в каком человек руководит развитием многих животных и растений".

Уоллес допускал существование "Великого Духа Вселенной" и духов-посредников подчиненного значения, порожденных, естественно из Его собственной субстанции. Такой вывод вовсе не был уступкой церковникам: Уоллес под Великим Духом понимал явно не библейского Иегову-Саваофа. Христиане понятие достоверности, т. е. признание того, что существует нечто, не могущее, однако, быть определено рассудком, например ЖИЗНЬ, ДУША, СОВЕСТЬ, РАЗУМ, подменили понятием веры в небылицу, что всё это сотворил бог "из ничего". Указывая на бессилие биологии объяснить целенаправленные мутации, богословы объявляют их вмешательством бога.

"Однако всё же ЧТО-ТО есть", – подумает читатель. Конечно, есть. Но зачем искать это созидающее ЧТО-ТО в надприродном боге или в созвездии Ориона? Нет бога-творца, не было пришельцев-инопланетян, ЕСТЬ САМОТВОРЯЩАЯ БОЖЕСТВЕННАЯ ПРИРОДА. Всем явлениям Природы сопутствует внутренняя духовная жизнь, ибо ЖИЗНЬ такая же первооснова бытия, как и ДУХ: это две составляющие силового поля Вселенной, взаимопревращающиеся и сливающиеся в высшем единстве. Жизнь присуща Природе так же, как свет присущ Солнцу; она вечно существует во Вселенной, ниоткуда не возникая, как и сама Вселенная.

Пытаясь ответить на вопрос о том, какие силы направляли сверхбыструю эволюцию человеческого мозга, ученые и философы выдвигали самые различные, порой очень сложные и хитроумные предположения. Незамеченным осталось только одно, самое простое, самое очевидное и самое безыскусственное: СОЗИДАТЕЛЬНАЯ САМОРОДНАЯ МОЩЬ И ВОЛЯ МАТЕРИ-ПРИРОДЫ.

Все естественные религии, все эзотерические учения полагали в основу Мироздания величественную непознаваемую первопричину и почитали ее под разными наименованиями, соответственно каждому народу. Славяне называли этот Родник Вселенной коротким и емким словом – РОД.

РОД из собственной сущности породил всю ПРИРОДУ. И породу людей – род людской тоже вывел прародитель РОД. РОД НЕПОСТИЖИМ И НЕВООБРАЗИМ. РОД не "всевышний", но ВСЕСУЩИЙ. Он не над Природой, Он – во всем. ОН – ВСЁ: некое вселенское биополе, "высшая энергетически-информационная структура" по-современному. РОД – ключевое понятие, связующее древнейшие откровения с новейшей научной мыслью. РОД – животворящая сила, заставляющая семечко прорастать, цветок распускаться, плод зреть и давать новые семена жизни. РОД был, есть и будет, даже если угаснут старые Миры и Вселенная опять станет зернышком – зародышем новых...

Творческая эволюция оплодотворенной Жизни глубоко закономерна и изначально целенаправленна. Предопределенное саморазвитие задано, заложено в самой Жизни, обусловлено внутренней движущей силой. На расцвет Жизни, на появление новых видов живых существ, в том числе человека, можно смотреть как на постепенное воплощение какого-то замысла Природы.

Является ли порожденный безличностной Природой человеческий мозг тем, посредством чего Она осознает Самоё Себя? Является ли он зеркалом, в которое смотрится Природа? Может ли человек, будучи лишь частицей Природы, почитать себя мудрее того целого, о котором он присваивает себе право судить?

Только человек задумывается о смысле быстротечной жизни. Мятущаяся душа все более терзается вопросами: неужели мы существуем для того, чтобы ранить и мучить Землю? Чтобы уничтожать Жизнь? Почему Природа всё ещё терпит нас?

Увы, пытливой человеческой мысли не дано проникнуть в сокровенные думы Матери. Некогда пифию, устами которой вещали Духи, спросили: "Есть ли кто на свете мудрее Сократа?" Ответ гласил: "Никого нет". Сократ был назван мудрейшим из людей, потому что он "знает лишь то, что ничего не знает", в то время как другие не сознают своего невежества и мнят себя мудрецами.

Но душа человеческая, будучи частицей ДУШИ ПРИРОДЫ, сочувственно с Ней связана, а потому обладает ВРОЖДЕННОЙ способностью непосредственного постижения сокровенного, минуя научный опыт и логические умозаключения.

Язычество, как религия естественного откровения, совечно самому роду человеческому. Если религиозность, основанная на одухотворении Природы, является высшим признаком человечности и важнейшим отличием от других живых существ, то искреннее содействие благу этих существ есть ВЫСШАЯ РЕЛИГИОЗНОСТЬ.

Всякое наше стремление к личностному благу лишает нас этого самого блага. Мир устроен так, что человек может получить личное благо, только отбросив житейское благоразумие и отдавая все силы служению СВЕРХЛИЧНОМУ.

Сердце-вещун нашептывает нам, что Мать благонамеренна, что истинное благо человека есть ВОЗМОЖНОСТЬ СОСТРАДАНИЯ беззащитным существам. Живущий по заповедям Природы уготавливает себе лучшую участь, тогда как другие просто вычеркиваются из книги Рода. Бессмертие – это не дар свыше: вся наша жизнь – не что иное, как испытание в бескорыстном служении ЖИЗНИ, ибо ничего более свещенного в мире нет.

Таким служением созидает человек внутри себя тело неизреченной радости и красоты, в котором восстанет, сбрасывая обветшалую одежду, чтобы обрести себя как бессмертное Я и в то же время как единое со всем, что живет и славит Жизнь.

Чем ближе человек к Природе, тем он милосерднее и тем более он способен познавать сердцем. И не явится ли этот высший способ познания основным после нашего развоплощения?

Человек должен развить в себе духовное существо непрестанным нравственным самосовершенствованием и самоутверждением. Важнейший намек заключается в незавершенности земной жизни человека, стремящегося к полному совершенствованию на пути всеобъятной любви и сострадания, но в силу естественных причин и собственной слабости испытывающего вечную неудовлетворенность самим собою. Не является ли наша неспособность достичь идеала в этой жизни самым убедительным доводом в пользу посмертного продолжения нашего существования? Потому и сказал поэт: "Мою любовь, широкую как море, вместить не могут жизни берега..."

* * *

Разум и чувства нашего далекого Пращура были столь же непросты, как и наши нынешние, а в духовно-нравственном отношении он неизмеримо нас превосходил. Всякий самостоятельный, непредвзятый историк должен, прежде всего, прочувствовать, что такое ЯЗЫЧЕСКАЯ ДУХОВНОСТЬ, так не вмещающаяся в прокрустово ложе "русского православия".

Языческая духовность основывается на осознании вселенского, свещенного смысла Жизни, не привносимого в нее из надприродного источника-бога, а проистекающего из НЕЕ САМОЁ.

Язычество утверждает родство человека со всей Природой; как видимой, так и невидимой. Бессмертная человеческая душа имеет ту же сущность, что и все духовно-душевные природные силы.

Явления Природы обычны и в то же время таинственны. Язычество – это лад с природными духами – волшебными силами одухотворенной Природы. Наше теплое, задушевное слово "лад" отличается от бездушной греческой "гармонии" так же, как живая Вселенная от красивого, но холодного космоса. Гармонию определяют с помощью рассудочных понятий (мера, число), а лад подразумевает качественно иные, не размерно-числовые, а душевно-сердечные ценности: мир, согласие, сочувствие, ласку, любовь.

Язычник ощущает кровно-духовное родство со всем живущим. Это созидательное, возвышающее чувство – СВЕЩЕННЫЙ ВОСТОРГ, именно в такой беззаветной, безоглядной любви к Жизни черпали волхвы чудодейственные силы.

Им не нужны были затхлые церкви-склепы, чьи стены отделяли их от Матери-Природы, а они жаждали слиться с Ней. Они не складывали ладони, а простирали их к Солнцу, принимая дыхание благодати. Они не докучали Небу своими мольбами, они лишь славили КРАСОТУ ЗЕМНУЮ, (народное самоназвание "славянин" означает "славящий"). Они доверялись Природе так же, как дитя доверяется Матери.

И в поступках своих они руководствовались не "страхом божьим", а СОВЕСТЬЮ – неподкупным внутренним мерилом добра и зла. Это и есть неподдельная ДУХОВНОСТЬ.

Языческое мироощущение, в отличие от профанического верхоглядного христианства, есть погружение в Природу "в себе". Не умозрительное богословское невежество, а объективное ЗНАНИЕ-ВЕДАНИЕ подспудных закономерностей, вытекающее непосредственно из самой сути вещей.

Язычники не только прозревали оккультную сторону Природы, которую они почитали воплощением Держателя Жизни – РОДА, но ощущали себя достойными быть участниками этой ВЕЧНОЙ ЖИЗНИ. Не бессмысленное беличье колесо, а саморазвитие, самоутверждение на пути ДОБРА бессмертного человеческого Я составляет эзотерическую сердцевину Язычества.

Единственный неписьменный способ передачи Свещенных Знаний – это превращение их в обряды и обычаи. К древним обычаям следует относиться с величайшим почтением, ибо в них закреплен опыт сотен поколений, запечатлены наказы и наставления Пращуров. ЭТО И ЕСТЬ НАСТОЯЩАЯ КУЛЬТУРА.

Знания о прошлом своего народа язычники черпали не из рукописных ученых трудов, а из мощного животворного родника – народной памяти. Долгими зимними вечерами дети слушали у костра и очага сказания о славных деяниях далеких Предков; повзрослев, проходили обряды посвещения в мир взрослых и сами воспроизводили в красочных обрядах-играх эти деяния. Такова была наглядная первобытная историография. То, что мы называем искусством, было для тех людей действительной жизнью, а не маскарадным ряжением.

К народной культуре был причастен каждый: нельзя было не знать песни, предания, заклички, величания, причитания... Каждый участник хороводных свещеннодейств становился на время чародеем-заклинателем. Высшей целью Свешенных Обрядов было достижение сочувственного единения с Духами-Покровителями. Собственно религия в исконном значении слова и есть соединение.

Древние обряды в отличие от искусственных церковных, были ЖИВЫЕ по содержанию и свершались с полным пониманием их глубинного смысла: через внешнее познавать внутреннее, через символы проникать в невидимое.

Само слово ОБРЯД указывает на обряжание, одеяние. Нечто, некая сущность облекается в определенную зримую одежду, запечатлевается в символике. Каждому обряду, будь то кровное побратимство или клятва на оружии, соответствует таинство, которое в незримых для нас измерениях бытия совершается в буквальном смысле. "Алхимию" превращения символа в реальность не дано знать людям. Это осуществляется в более гонких планах Силами, вершащими службу в невидимом нами Светилище одновременно со службою в Светилище видимом. Ведь видимая нами часть Природы – лишь надводная верхушка айсберга: это утверждает одинаково и древняя мудрость, и современная наука.

Символы – не просто рисунки для обозначения, не голые абстракции, вроде пресловутого "черного квадрата" и не плоды человеческого воображения. Подлинные символы, хранящие тайны Мироздания, нерукотворны. Круг, спираль, меандр, зигзаг, свастика – порождения самой Природы, ЕЕ ИДЕИ.

Золотистое сердечко ромашки, изящный завиток ракушки, узоры из семечек в венце подсолнуха, загадочные глазки на крыльях бабочки, строгая и безупречная красота обыкновенной еловой шишки: какие намеки таят в себе эти чудесные творения? Ведь Природа ничего не создает впустую.

Древние прозревали мистическое значение спирали как жизненного пути человека и всей Вселенной. Недаром змея, свивающаяся спиралью, считалась олицетворением мудрости и хранительницей свещенных знаний. Гете говорил о стремлении Природы к спирали. Спираль – наиболее выразительное и емкое отражение идеи вечного возрождения, объединяющей микрокосм и макрокосм: спиралью уложена в хромосоме нить ДНК и спиралью закручиваются звездные миры. Спираль образуется везде, где существует одновременно вращение и рост во-вне, вверх. Но что такое вращение. Его происхождение и суть остаются загадкой.

Не кто-нибудь, а Карл Юнг в своем труде "Духовный феномен в искусстве и науке" пишет: "В чрезвычайно ранней наскальной живописи каменного века встречается отвлеченный знак, а именно, восьмиконечный, вписанный в круг крест... Это т. н. солнечное колесо... лишь отчасти восходит к внешнему опыту, с другой же стороны, оно представляет собой символ, явление внутреннего опыта, которое по всей вероятности воссоздано с такой же верностью жизненной правде, как и знаменитый носорог с птицами-клещеедами".

Славяне называли этот свещенный знак КОЛОВРАТОМ и более всех других народов чтили как волшебный ОБЕРЕГ, уподобляемый его живому прообразу.

Коловрат – символ, приличествующий той бесконечной любви и неодолимой мощи, каковы приложимы только к БОЖЕСТВЕННОМУ СОЛНЦУ. Коловрат сопутствовал русичу от колыбели до погребального костра. Не только Европа, но даже Индия не может сравниться с нами в изобилии свастик, покрывавших русское оружие, стяги, одежду, дома, утварь. Существовал излюбленный русский национальный свастичный орнамент "заяцами", т. е. отблесками Солнца – солнечными "зайчиками".

Коловрат – символ СВЕТА, ЖИЗНИ, ДОБРА. Потому-то служители зла и брызжут ядовитой слюной, стремясь, наш родной светоносный знак запретить как "фашистский". Почему они так пред ним трепещут? Да потому, что он несёт им погибель!

Воздействуя, прежде всего на подсознание, определяющее, в конечном итоге, всю нашу сознательную жизнь, Коловрат пробуждает в душе славянина свещенный некогда первообраз, способный вдохновить на подвиг избавления Родины от ига «чужеземцев». Понятна безотчетная тяга к Коловрату наиболее чистой и здоровой части нашей молодежи: именно ей спасать Отчизну, именно она не знает предела в любви и ненависти. Молодежь решительна и не терпит соглашательства, она не приемлет буржуазно-рыночные "ценности", она воинственна и способна атаковать.

Нынешние властители Кремля объявили социальную справедливость вредной и несбыточной мечтой. Рушатся больницы и школы, зато строятся церкви, где ограбленному, измордованному, вымирающему народу внушается не роптать, а дружно поклониться "спасителю" и виселице-распятию, т. е. символу смерти.

То же и с византийским двуглавым орлом. Двуглавость в Природе есть уродство; изображение двуглавого животного-монстра есть знак несчастья. Не случайно разрушены все империи, взявшие этот символ на вооружение.

Недавно учеными Сибирского отделения РАН с помощью особых приборов получена уникальная фотография Солнца. На ней отчетливо заметны радиально устремленные к солнечному диску и закручивающиеся в правостороннюю свастику восемь вихревых потоков. Таким образом, получено документальное подтверждение изначального представления славян о Солнце, отраженное в древнейшем солнечном символе – ВОСЬМИЛУЧЕВОМ КОЛОВРАТЕ. Можно только восхищаться проникновенному ведению наших Пращуров, сумевших непостижимым образом увидеть эту картину и запечатлеть ее в изображении Коловрата.

Коловрат – ключевой, многозначимый символ природного совершенства, олицетворяющий также и созидательное коловращение, порождающее и возрождающее жизнь всего сущего. Славяне, чтившие РОД через его природные проявления в виде СВЕТА, ОГНЯ, ВИХРЯ, изобразили исхождение его животворящего дыхания в правосторонней (т. е. лучи загибаются вправо, посолонь), раскручивающейся свастике.

* * *

Все древние народы, кроме иудеев, почитали Солнце-подателя СВЕТА, ЖИЗНИ, РАДОСТИ. Славяне обожали ЯРИЛУ: самым ярким (в буквальном смысле) знамением вечного круговращения Жизни является движение БЕССМЕРТНОГО И НЕПОБЕДИМОГО СОЛНЦА. Одним из Свещенных Обрядов солнцепоклонников был древнерусский хоровод. Хороводный круг олицетворял видимое круговое движение Верховного Светила по небосводу, отражающее вращение Земли вокруг Солнца. Солнце, помимо суточного, обладает годичным движением. Этот воображаемый годичный круговой путь Солнца среди звезд астрономы назвали эклиптикой. А на Руси хоровод назывался еще КОРОГОДОМ, т. е. солнечным годом: "И гудит за корогодом на лугах веселый пляс" (Есенин).

КОЛО – ХОРО – КОРО – тождественные понятия, связанные с оберегающим значением окружности, как образа Солнца. Вся солнечная символика, т. е. всё то, что отражает круг, служит ОБЕРЕГОМ. Магический круг – надежное народное средство против упырей: об этом вспомнил философ Хома Брут, когда ему не помогли христианские молитвы.

Вещий русский язык хранит следы былого солнцепоклонничества: слово "храм" происходит от "хоромы" – круговое Светилище. Хорошо – значит солнечно. Хоронить – возносить к Солнцу через пламя костра. Коровай (каравай) – образ Солнца. Корона – солнечный венец. Хоругвь – стяг с изображением солнечного диска. Слова: хоробрый, коромысло, корочун, колокол, коляда и множество других имеют "солнечные" корни. Понятие "хорохориться", извращенное церковниками, ранее означало участие в торжественном хороводном действе.

Солнечное мировосприятие заключено и в символике хороводных игрищ-обрядов. Хоровод всегда вращался посолонь (слева направо), подражая видимому ходу Солнца по небу. Хороводное свещеннодейство – способ прямого живого общения с Родными Светлыми Силами и получения от них положительного заряда огромной силы. Ученые люди называют это "контактом с информационно-биоэнергетическими космическими полями"; современными исследованиями установлено наличие встречного энергетического потока, устремленного к Солнцу.

Древнерусский хоровод – это ОБРЯД ВДОХНОВЕНИЯ – ОДЕРЖАНИЯ ДУХАМИ. В замкнутой круговой поруке участников возникают круговращающиеся магнетические токи. Даже в обычной спиритической цепи уже ощущается напряжение и необычайный прилив сил. Известно, что трибун, взывающий к толпе, образующей вокруг него кольцо, быстро приводит эту толпу в состояние возбужденности и повышенной внушаемости.

В американском журнале "Нэшнл Джиогрэфик" (апр.1979 г.) есть удивительный групповой фотоснимок жителей г. Салема, называющих себя ведьмами (в Салеме в 1692 г. протестанты повесили 19 несчастных женщин, обвинив их в колдовстве). Снимок сделан в помещении, где современные ведьмы собираются для песнопений и формирования магического круга. Вдоль нижнего края снимка проходит отчетливый след того, что фотограф посчитал за редкий феномен на современной пленке – статическое электричество. "Нет", возражает верховная ведьма Лори Кэбот, – "это электричество на самом деле есть в комнате. Оно обрисовывает периметр, где был наш магический круг. Это абсолютно ясно".

Подобно другим древнейшим обрядам, хоровод – нерукотворный памятник славяно-русской культуры, изучение которого позволило бы пролить свет на происхождение всего значительного в позднейшем изобразительном искусстве из языческих, народных обрядов.

Хоровод являлся естественным сплавом пения, музыки и танца. Торжественное шествие к капищу, всеобщее славление Ярилы, Рода, Предков, завораживающие напевы древних, могущественных заклинаний уже настраивали участников на высокий душевный подъем, вводили в состояние восхищения в древнерусском значении этого слова – воспарения, окрыленности, приподнятости над землей, невесомости.

В экстазе (греч. "экстаз" дословно означает исступление, выход из себя) певец вступает в область владения магической силой слова: магической в прямом, а не в переносном смысле, ибо древняя поэзия имела непосредственное отношение к волшебству. Латинское "кармен" означает и песню, и заговоры. Древнерусское "баять" означало не только "говорить", но и заговаривать (баюкать – усыплять). Гусляр Баян песнопениями чаровал слушателей; отсюда "обаятельный" в смысле очаровательный, обворожительный.

Плясовые хороводы сопровождались одновременными возгласами, телодвижениями, прыжками, притопами и жизнерадостной ритмической музыкой. Главное выражение Жизни – движение, причем движение ритмическое. Ритм – биение Жизни. Ритм содержит нечто чудесно оживляющее: всякое ритмическое движение проникнуто радостью, а через радость – силою. Недаром юные спартанцы участвовали в хорических плясках. Воинственные марши сплачивают народ, рождают мужество и отвагу.

Известна неудержимая власть ритма над человеком. Средневековая история повествует, как бродячий музыкант колдовским наигрышем заставил своего обидчика-рыцаря отплясывать до упаду. Под игру гусляра Садко ведут свой хоровод русалки и трое суток пляшет сам Водяной.

В Лаврентьевской летописи под 1074 г. записано, как великого постника и затворника преподобного Исаакия совратили явившиеся ему "бесы": "И грянули бесы в сопели, и в гусли, и в бубны. И начал Исаакий с ними скакать и плясать много часов. И, утомив его, оставили едва живого...".

Фаминцын в "Скоморохах на Руси" приводит народные песни про умирающую старицу-монашенку. Она лежит в келье. Ее зовут к обедне, но она не в силах встать: руки-ноги отнялись, даже перекреститься не может. Вдруг мимо идут скоморохи, и под их игры старица вскакивает и пускается в пляс.

Описание неотразимого "наваждения" – возбуждающей к пляске игры в бубны, сопели и гусли содержится в постановлениях церковных соборов. С воцарением на Руси заморского христианства любимая народная забава – гусли были объявлены "орудием дьявола" и сжигались вместе с их владельцами-волхвами и скоморохами. Особо усердствовал в этом царь Алексей "Тишайший".

Неистовые вихревые хороводы приводили их участников в желаемое состояние блаженного исступления – озарения, когда у наиболее чувствительных натур раскрывался внезапно внутренний взор. Таковыми были вакхические хоры (древнегреч. "оргия" означала свещеннодейство), плясовые молитвы суфиев, радения т. н. хлыстов. В США и Вест-Индии существует мистическая община спиритических баптистов, в просторечии – шейкеров. Название происходит от английского глагола "шейк", что означает "трястись" и связано с ритмическими танцами.

Но кто водит хороводы на хлебных полях Англии? Загадочные круги, появляющиеся там по ночам, будоражат умы ученых и воображение уфологов. Колосья внутри кругов согнуты и уложены спиралью по часовой стрелке – по ходу Солнца, причем никогда нет никаких следов, ведущих к потраве. Все попытки объяснить полтергейст химически-физической структурой почвы не дают ответа на правильную круговую форму полегания растений.

Другие гипотезы приписывают происхождение кругов небольшим смерчам. В этой связи любопытны фотоснимки "духов", сделанные во время спиритических опытов. На некоторых из них "дух" был захвачен в последний миг перед возвращением в свою обитель: фотопленка запечатлела нечто вроде лучистого вихря или смерча, растворяющегося в пустоте. Вряд ли кто-нибудь назовет Конан-Дойла доверчивым простаком, а он делал такие снимки. Проказы фей известны не только в Англии.

На Руси внезапное ночное появление кругов на возделанных полях и на лугах селяне издревле приписывали хороводам русалок – призрачных существ, оборачивающихся порой нагими женами с длинными, распущенными волосами. Сахаров также упоминает о подобных явлениях в "Русском народном чернокнижии".

Не так давно схожий феномен обнаружился на рисовом поле в Японии, причем один из кругов – двойной, т. е. состоит из двух концентрических окружностей в 6 и 5 метров. Между ними растения не тронуты. В связи с этим можно обратить внимание на древние источники, где говорится, что нередко женщины, слывущие ведьмами, образуют два хороводных круга, заключенных один в другой. Меньший, внутренний, составленный исключительно девами, вращался слева направо, а больший – в противоположную сторону, чем достигалось особое напряжение магнетических токов. На это же указывают писатели, изучавшие историю ведовства: А. И. Одоевский ("Василько"), Казимир Тетмайер ("Легенда Татр"), Валерий Брюсов ("Огненный ангел") и другие.

Не следует только путать доброжелательное ведовство с вредоносным колдовством. Ведьмы, в отличие от колдуний, не прибегают к кровяным снадобьям и к прочему каббалистическому чернокнижию. Они действуют посредством излучения своей внутренней ДОБРОЙ ВОЛИ. Сила эта настолько чиста и могущественна, что часто неподвластна самой ведьме. Поэтому ведьма, просто обратив свое внимание на человека или другое живое существо и тем самым, указав его этой силе, даже помимо своего хотения, уже исцеляет его.

Ведовство, как живой мистический опыт, давно уже меж Сциллой и Харибдой: рационалистической наукой, утверждающей что "этого не может быть, потому что этого не может быть никогда" и церковью, допускающей, что это бывает, но это – сатанизм.

Ведовство и сатанизм, однако, – вещи совершенно разные: язычники обожают Природу, а сатанисты – Сатану, как мятежного Духа, восставшего против злобного деспота Иеговы-Саваофа. Мы просто не можем быть сатанистами; ведь для того, чтобы верить в сатану, надо верить во все эти басни: в библию, в бога, во Христа, наконец, т. к. дьявол – это Антихрист. Ну а мы не верим ни в бога, ни в чорта, и вообще язычество процветало задолго до появления христианства и не имеет к нему никакого отношения. Примечательно, что и для Мефистофеля (в "Фаусте") языческий мир не только недоступен, он ему просто неизвестен...

* * *

В дохристианской культуре свещенное не противостояло мирскому; оно освещало мир, наполняя его непреходящим содержанием и смыслом, одухотворяло и облагораживало все чувства человека, весь его повседневный быт. Каждый поступок был обусловлен, целенаправлен и обставлен соответствующим обрядом.

Каждый шаг посвещенного был шествием, каждое действие ПЕРЕЖИВАЛОСЬ КАК ОБРЯД-СВЕЩЕННОДЕЙСТВО, СВЯЗУЮЩЕЕ ЕГО С ПРИРОДОЙ-РОДИНОЙ-НАРОДОМ.

Обряды и обычаи определяли и упорядочивали весь уклад жизни, все отношения и всю трудовую деятельность. На всех знаниях и умениях, будь то врачевание или лозоходство, песнетворчество или ратоборство, бортничество или хмелеводство, – лежала печать освещения свыше. Резьба, роспись, вышивка, ковка, вообще воздействие на природный материал (дерево, камень, глину, самородки и т. д.) и творческое преобразование его носило свещенный или оккультный характер. Не было ремесленников, были высокоодаренные умельцы, хранившие преемственность откровений, полученных некогда от самих Чуров и передававшие их из поколения в поколение.

Не житейские потребности в счете и измерении площадей, а магические ритуалы, жреческие церемонии и предписания породили математику и геометрию. Всё гончарное искусство, связанное с вращением, изначально носило магический характер. Слово "зодчий" означало "горшечник" (от зъдь – глина). Отсюда: здание, создание, созидание. Древнее керамическое производство хранит еще много тайн.

Найдены следы обжига железной руды в особых очагах для получения охристой краски. Красно-коричневая краска в качестве живительного оберега широко применялась в похоронной обрядности. Вероятно, что первобытная металлургия родилась из такого обрядового обжига.

Солнцепоклонники каменного века, созидавшие мегалитические храмы в честь своего обожаемого кумира, обладали такими силами и способностями, какие и не снились нашим современникам. Загадочна суть СИЛЫ, лежащей в основе всего сущего. Мы ощущаем только ее проявления, будь то неукротимое стремление к продолжению рода или могучая сила гравитации. Все силы Вселенной изначально были скрыты в душе человека. А каковы были эти силы, можно судить по развалинам "доисторических" светилищ, даже обломки которых ошеломляют и повергают в благочестивый трепет. Тысячетонные камни, неподвластные ни одному подъемному крану, воздвигались ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ ВОЛЕНИЕМ, т. е. сгустком душевной силы.

Чем древнее эти памятники, тем они совершеннее. А самые первозданные – гениальны. Кто вдохновлял зодчих? Ведь мудрая поговорка гласит, что умом оглоблю не выдумаешь.

Кромлехи и менгиры с немыслимой, изумительной точностью, неизмеримо превышающей любые потребности в сельскохозяйственном календаре, ориентированы на СОЛНЦЕ. Важнейшим их назначением было определить и отметить с предельной точностью время величайших торжеств – двух солнцестояний и весеннего равноденствия. Главное направление Стоунхенджа и других мегалитов – на точку восхода Солнца в день летнего солнцестояния: поймать на прицел глаза первые лучи жизнедательного Светила, насыщенные в эти мгновения особой чудодейственной силой.

Остатки подобных солнечных светилищ найдены недавно в окрестностях Куликова поля. В Померании (Поморье), на о. Рюген (Руян), в бассейнах Эльбы (Лабы), Одера, Вислы, вообще в землях первичного расселения праславян встречаются следы схожих сооружений. В заповеднике Каменные Круги на берегу Вислы мегалиты расставлены гак, что образуют линии, указывающие на точку восхода Солнца в день летнего солнцестояния. Возраст сооружения около 5 тысяч лет (для датировки мегалитов непригодны современные радиоактивные методы, поэтому их возраст может быть определен лишь очень приблизительно).

Завещая свои познания потомкам, ведуны запечатлели их наиболее надежным способом – увековечили в камне. В этих каменных капищах-обсерваториях и зародилась вся астрономия.

* * *

В древнем обществе плотники и печники, мельники и оружейники, пчеловоды и пастухи наделялись тайными способностями, связью с нечеловеческими существами – с лесными, водяными, огневыми, ветряными, горными и прочими Духами-Хозяевами и их помощью. Ткачество, прядение – не просто домашнее рукоделие, а свещенное занятие. На это указывает миф об Афине и Арахне: дева-пряха дерзнула вызвать Афину на состязание в искусстве ткачества и за это была превращена богиней в паука. Прядением занимались сами Парки (у греков – Мойры, у германцев – Валькирии-Норны, возможно, что и славянские Рожаницы; лат "парио" означает "рождать"), выпрядающие нить человеческой жизни и её обрывающие. Их волшебная пряжа определяет судьбы всего сущего; даже богам не избежать своей доли. Известно, что жрицы-друидессы особым магическим образом сплетали цветные прядильные нити, прежде чем предречь человеку его будущее: эти приемы дожили в кельтских странах до нового времени.

На Руси, как и в других краях, широко было распространено плетение чародейных узлов-наузов, защищающих от колдовства. Хитросплетения этих узлов попали даже на страницы рукописных богослужебных книг в виде т. н. чудовищного орнамента. О князе Всеславе-Оборотне известно, что он всю жизнь имел на голове волшебный науз, навязанный ему волхвом. Считалось, что невод с его многочисленными узлами является хорошей защитой от злого умысла: в некоторых местностях на невесту поверх свадебного платья набрасывали рыбачью сеть от сглаза.

Оберегающей силе наузов доверяли и воины, творившие перед битвой заговор: «...Вы, узлы, загородите стрельцам все пути-дороги, замкните все пищали, опутайте все луки, повяжите все ратные оружия...» О необычайной живучести подобных приемов свидетельствует воинский устав Павла I, суровыми карами грозящий тем, кто "завязывает" вражеское оружие, т. е. делает наузы. Сохранилось выражение: "завязать" в смысле не дать ходу, не допустить.

Примечательно, что в русском языке волосы и нити обозначались очень схоже: пряжа и пряди (волос), кудри, кудлатый и кудель (моток льна). Не отсюда ли кудесничество, т. е. ворожба на волосах? На Руси издревле вершились женские ведовские действа, посвещенные льну и льноткачеству. Даже после христианизации покровительницей прядения и других женских искусств становится таинственная Параскева Пятница, т. е. божество, сохранившее свою языческую сущность и прозвание.

Пятница (по греч. – Параскева) была в древности днем, посвещенным Макоши – Матери Сырой Земле – теплой заступнице и подательнице всяческого плодородия. С развитием хлебопашества культ Матери-Земли преобразовался в культ земледельческий. 12 ежемесячных праздников, отмечаемых по пятницам, были посвещены Макоши, а затем ее воспреемнице Пятнице. Вплоть до XX века в народе ходил по рукам потайной пятничный месяцеслов. Особенно широко были распространены, хранились и переписывались апокрифические сказания о 12 пятницах. Афанасьев указывает, что староверы чтили их наравне с библией.

Множество церквей и часовен в честь Пятницы до сих пор называются пятницкими. Еще больше светлых колодцев, криниц, целебных родников находилось под покровительством той же Пятницы. Ни одному христианскому "святому" не было оказано столько уважения, сколько Матушке Пятнице, ибо на нее перешло почитание ВЕРХОВНОЙ БЕРЕГИНИ – МАКОШИ (маковка, макушка – т. е. верхушка). До последнего времени Макоши продолжали поклоняться "бабы богомерзкие", а на севере Руси ее вспоминают и ныне, хотя и под разными именами.

Макошь – олицетворение женского, материнского начала в мироздании, она же – МАТЬ СЫРА ЗЕМЛЯ. Сырая – значит живительная, живородящая. Вода слыла источником земного плодородия, воплощением Матери-Земли. Поэтому плевать в воду – все равно, что Матери в глаза. В языческой культуре вода всегда считалась стихией жизнедательной (живая вода) и всеочистительной, изгоняющей нечистую силу. Ныне свещенная стихия низведена до простой химической формулы и всякий "знает", что такое вода: это "аш два о". Однако окончательного описания феномена "вода" в физических моделях до сих пор нет.

Прокопий Кесарийский писал, что славяне почитали реки и Водяных Дев (русалок-берегинь). На Русской равнине реки рождаются из родников-ключей, отпирающих подземные кладовые, т. е. из лона самой Сырой Земли; именно поэтому они так и почитаются. "Просвещенный" грек-христианин таких тонкостей в верованиях варваров, понятно, не уловил...

Повсеместно известна была особая, загадочная связь Пятницы с прядением. Пятница – сама тонкопряха, пряла по ночам, а потому прядение – ее исключительное право и преимущество. Памятуя об этом, женщины по пятницам не пряли: иначе оскорбленная волшебница может наказать "спятившую".

Льнотканые вышитые полотенца были в славяно-русской культуре самым распространенным оберегом, наряду с красным поясом и очельем. Обереги – защитные знаки, тесно связанные с доброжелательными берегинями, хранящими верных от своей противоположности – упырей. Красный цвет – цвет крови, т. е. животворной сущности; за ним признавалась дополнительная оберегающая сила.

Всё то, что современный человек называет украшениями, имело в древности несомненный волшебный смысл. Изделия из мамонтова бивня, ожерелья из медвежьих когтей, диадемы из жемчуга и янтаря – все эти первобытные "украшения" были ОБЕРЕГАМИ. Славяне не использовали оберегающую символику как украшения. Такая "мода" на бусы, кольца, серьги, шейные обручи, запястья и наручи возникла только после христианизации как протест против чужеродной, насильственно насаждаемой религии.

Изначально пояс, очелье и кружева сами по себе являлись оберегами, что связано с верой в магическую силу замкнутого круга. Очелья церковники сумели извести, кружева утеряли свое значение, но красный пояс в быту русской деревни и в начале XX в. признавался оберегом.

Орнамент по-латыни – украшение. Но красные орнаменты на полотенцах – это не украшения. Орнамент имел определенное осмысленное содержание. Вышивка – это не прикладное искусство, орнамент – это не праздная отсебятина. Каждая черточка имеет свое существенное значение.

Вышивка поведала нам о СВЕТОСЛАВИИ – исконном славянском мирочувствовании. Четыре сомкнутых ромба с точкой внутри каждого из них – знак плодородия. Уточка – символ очистительной силы воды. Дерево обозначало Берегиню. Косой крест – огонь. Круг, розетки в виде шести- и восьмиугольников, четырех – и восьмилучевые свастики, кони кологривые и жар-птицы обозначали Ярилу-Солнце.

В русской национальной одежде Коловрат-свастика был главным и наиболее любимым орнаментом вплоть до II мировой войны, когда он стал преследоваться как "фашистский". В северорусской вышивке запечатлено солнцепоклонничество, народом от попов замаскированное под узоры. Под гнетом христианства языческие орнаменты несли огромный смысловой, чувственный, нравственный, воодушевляющий заряд. В рукоделии, задуманном некрасовской крестьянкой Матреной Тимофеевной, центральное место занимает Солнышко.

Узорнотканое полотенце – это воплощенное заклинание. Разумеется, изготовление такого оберега обставлялось торжественно, становилось свещеннодейством. Вышивка имела обрядовое значение: в древности ею занимались женщины, имеющие определённые степени ведовского посвещения. Каждый стежок сопровождался песнопениями. Искусство было, по существу, религией – сопричастностью ЖИЗНЕННЫМ СИЛАМ.

Полотенце не создавалось случайно, по женской прихоти. Оно имело определенную, действенную цель, и рукодельница, прежде чем начать работу, должна была достичь подобающего внутреннего состояния – сердечного горения, чтобы этот жар перешел в лучезарную ауру Коловрата, делающую оберег – ОБЕРЕГОМ. Иначе произведение самой искусной мастерицы будет лишь бездушным ремеслом.

Согласно языческим представлениям, есть магическая сопряженность внутренней сущности человека и изготовленных им вещей. Каждая картина несет неизгладимый отпечаток душевного настроя художника и соответственно воздействует на зрителей. Если вышивальщица думает о том, чтобы ее полотенце несло людям радость – ОНО БУДЕТ НЕСТИ РАДОСТЬ. Если женщина неотступно держит в уме эту мысль, если она непоколебимо уверена, что ее орнамент будет служить оберегом, то это становится правдой на самом деле, поскольку здесь к Светлому Образу присовокупляется еще и гипнотическое внушение – воля ведьмы.

Благие заклятия живут в оберегах: в них материализуется психическая энергия, они в буквальном смысле пропитываются добрыми чувствами и побуждениями. Такое изделие не "мертво", не бесстрастно: оно тесно, органически связано со своим создателем и может находиться с ним в магнетическом взаимодействии.

Во времена гонений после христианизации уже не каждая рукодельница видела сокровенный смысл в вышитом ею орнаменте; одни просто бездумно подражали, другие работали равнодушно, рассеянно. Но языческая символика все же существовала и была многим понятна: ведь узоры на полотенцах "прочитывались" тогда людьми так же легко, как мы читаем письмо.

Обрядовыми полотенцами украшали красный угол светлицы и приносили их по обету в свещенные рощи. Без них не строился дом, не игралась свадьба. Они оберегали брачное ложе. В расшитые полотенца пеленали новорожденного, полотенцами обворачивали покойника перед костром. Без полотенец не обходились народные празднества: Коляда, Комоедицы, Родоница, Купала...

Солнечные обереги наносились и на одежду, особенно женскую. Девицам и молодицам требовалась усиленная защита: ведь они должны были беречь не только себя, но и свое будущее чадо – надежду Рода. Такого многообразия красочных свастичных орнаментов не было ни у одного другого народа: волшебные узоры в изобилии располагались по вороту, рукавам, подолу женского платья, чтобы защитить тело от злых упырей.

Пословица о том, что по одежде встречают, родилась в те времена, когда по цвету, форме и направлению оберегающих знаков можно было узнать, откуда женщина родом, из какой семьи, замужем ли она, есть ли дети и т. д.

* * *

В древнем обряде не было ничего лишнего: выверено каждое слово, каждый жест, – ведь они связаны с действующими в мире силами. Музыка, хороводные песни и пляски – не просто украшения обряда, они – его душа. В обрядах раскрывалось определенное миропонимание; неизменные законы Природы запечатлены в символике обрядов, как это сейчас делается в книгах. Изучение языческих обрядов позволило бы христианам прояснить кое-что в чужой, темной и загадочной для них народной душе.

Обряд более всего традиционен, а потому он самый достоверный свидетель былого. Ведь всякое новшество, даже самое незначительное, грозит утратой свещенного смысла. Важно сохранить, соблюсти всё, вплоть до мельчайших подробностей, значение которых современному сознанию кажется непонятным.

Известна особая забота древних о "кормлении" Предков и глубокая уверенность в обратном благотворном влиянии незримых хранителей на жизнь и благополучие Рода-Племени. Между Предками и потомками существует определенная взаимозависимость: Предки ждут и требуют почитания, а потомки получают от Предков ободрение и помощь. Связь между людьми и Духами-Покровителями устанавливается и поддерживается посредством Свещенных Обрядов, в частности, обрядом "кормления".

Духи не вполне бестелесны и обладают некоей "духовной плотью". Предкам полагался первый ломоть свежеиспеченного хлеба, первый глоток домашнего пива. Бескровные испарения жертвенного угощения пролагают мостик – связь на тот свет (обряд этот дожил до наших дней в виде обязательной поминальной стопки для покойника).

Особое значение для установления такой связи имели волосы. Вообще волосы играли в обрядах важную и волшебную роль. Этнографы свидетельствуют, что у шаманов-заклинателей всех племен сожжение волос есть магическое средство привлечения духов.

Саксон Грамматик писал, что жрецы Световита Арконского, вопреки славянскому обычаю, не стригли ни волос, ни бороды. В северных сагах назвать кого-либо безбородым – значило оскорбить. Ранние христиане и "отцы церкви" Августин, Евсевий и др. увязывали "долговласие" языческих жрецов и ведунов, например Аполлония Тианского, с чародейством. Древнерусское слово "волхв" схоже с "волосатостью – волохатостью", в былинах действует князь-волкодлак Волх Всеславьевич. Русские князья-выродки, принявшие крещение, прежде чем казнить волхвов, вырывали им бороды.

Женщины участвовали в обрядах только с распущенными волосами. Еще у Овидия Медея "власы, распустивши, как то вакханок обряд...". Первое заплетание косы было первым девичьим посветительным обрядом. Косником назывались красные ленты-обереги, вплетаемые в косу. Во время свадьбы косу расплетали, что так же было обрядовым действом. Отрезать у девицы ее красу – русую косу значило ее обесчестить (стриженая девка). Девичья коса связана с девством: длинные волосы на голове – такое же исключительно человеческое приобретение, как и девственная плева. Плева эта опровергает теорию Дарвина, согласно которой приобретенные в течение жизни свойства и изменения могут передаваться по наследству. Бесчисленные поколения женщин рождают детей при условии разрыва девственной плевы, – и всё-таки девочки рождаются с сохранением ее.

Мальчишеский посветительный обряд назывался "постриги": в три года мальчика постригали, предавая волосы Огню, и впервые сажали на коня. Позже, став воином, он бросал в живой Огонь локон своих волос, посвещая жизнь служению Роду и обязывал Чуров-Пращуров участвовать в своей судьбе, неразрывно связанной с судьбой Рода.

* * *

Повсеместно даром-приношением умершему были волосы близких ему людей. Ахилл в "Илиаде", прощаясь с Патроклом, кладет в его руку прядь своих волос, а мирмидоняне осыпают тело героя своими волосами.

Из любовной магии известно, что прядь волос – обет, связующий суженых любовников и в жизни и в смерти: трогательную историю, поведанную римлянином Флегонтом, Гете обработал в балладе "Коринфская невеста". Этого же поверья коснулся Тургенев в "После смерти". Афанасьев в "Поэтических воззрениях славян на Природу" указывает, что в его времена в Черногории матери и сестры умерших отрезают свои косы и кладут их в могилу вместе с дорогим покойником. Фаминцын в "Божествах древних славян" приводит запись Титмара о жертвенных приношениях волос у полабских славян-лютичей. Далее Фаминцын пишет, что "по свидетельству Геродота, сходным образом чествовались на о. Делос умершие гиперборейские девы: местные девушки и юноши приносили на могилу свои волосы... Бельский рассказывает, что чехи в 734 г., оплакивая смерть Любуши, бросали в возженный у ее могилы огонь обрезанные волосы и ногти".

В. Грубе в "Духовной культуре Китая" (1912 г.) указывает, что сразу после наступления смерти родственники умершего отрезают немного волос со своей головы и кладут их в руку мертвому. Это означает, что они желают быть связаны с покойником и в будущем воплощении его, другими словами, когда умерший начнет новое существование, то жена и дети желают возродиться вместе с ним и оставаться с ним неразлучными.

Волосы, наравне с кровью, всегда и везде считались основными носителями жизненной силы. Они и сейчас считаются таковыми у североамериканских индейцев и других "отсталых" детей Природы, сознательно или бессознательно сохранивших ЗНАНИЕ, утраченное "цивилизованными" евроамериканцами. В "Энеиде" Ирида спускается с Олимпа, чтобы отделить душу трудно умирающей Дидоны от тела: Ирида срезает прядь ее волос, и тотчас жизнь Дидоны обрывается. Виргилий здесь донес до нас отголосок древнейших представлений о том, что волосы на голове являются вместилищем душевной силы.

В самых отдаленных друг от друга частях света, у самых разных народов, во все времена мы встречаем чародейные обряды, поразительно схожие между собой. Наука не может объяснить их однообразие, всеобщность и постоянство. Ни теория миграции и заимствования, ни теория единства человеческой психики, ни другие предположения не дают ответа на этот важнейший вопрос. Нет обрядов бессмысленных; есть обряды, смысл которых за давностью лет затемнен и забыт. Невероятно, чтобы бесполезный, бессильный обряд мог пережить несколько тысячелетий.

Известно, что волосы человека наполнены той же жизненной силой, что и весь организм. Опыты подтвердили, что между человеческим телом и отдельными частями его, например, волосами, существует некая симпатическая родственная связь, и что она продолжает существовать даже после прекращения физического соприкосновения; каждый атом отражает целое того, чему он принадлежал. Связь эта не воображаемая, а вещественная, и всякое воздействие на части непосредственно воспринимается их владельцем. При эмбриональном развитии из одной и той же зародышевой ткани-эктодермы – образуются и нервная ткань и кожа и волосы, т. е. они генетически родственны и очень сильно насыщены нервными волокнами. Кожа и волосы есть НАРУЖНАЯ ЧАСТЬ НАШЕЙ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ. Воздействие на волосы есть в первую очередь воздействие на нервную систему. Подвергаясь медленному злоумышленному сожжению в известковой смеси, волосы человека могут принести ему болезни и даже смерть. Древние не оставляли стриженные волосы где попало, чтобы они не очутились у колдуна.

Местечковые каббалисты-цирюльники, зубодёры и аптекари, "лечившие" гоев кровопусканием, стремились достать волосы, а если возможно, то и кровь, пот, семя, ногти, зубы своей будущей жертвы (отсюда поговорка: "он на тебя зуб имеет"). Желая навести порчу на расстоянии, они лепили восковую куклу, похожую на намеченную жертву, наряжали ее в платье из долго ношенной жертвой одежды, мазали кровью и прикрепляли волосы к ее голове. Затем они, следуя рецептам, изложенным в шестой и седьмой черных книгах Моисея, ее нарекали именем жертвы, проклинали, ритуально пронзая иглами, нагревали и расплавляли. Человек умирал не сразу, а терял жизненные силы, чах и угасал. Подчас Торквемада был прав, ибо чем отличается умерщвление посредством яда от смерти, наведенной порчей?

Скажут, что это воздействие скорее воображаемое, что здесь внушенная жертве мысль о надвигающейся и неизбежной смерти переходила в самовнушение, а прямого действия здесь нет. Но, во-первых: где начинается одно и кончается другое? Во-вторых: внушение – всего лишь слово, прикрывающее огромный пробел в наших знаниях. И, в-третьих: известны случаи загадочной смерти совершенно здоровых людей, даже не подозревавших о том, что им вынесен заочный смертный приговор. Спрашивается: если сила суеверного воображения умервщляет в урочный час "темного", боязливого, забитого крестьянина, то какая же сила убивает в установленный срок образованного, не верящего "ни в сон, ни в чох" насмешника – горожанина?

* * *

А что знают о волосах ученые академики? Они не могут ответить на вопрос не только о смысле и назначении человеческих волос, но даже о причине их происхождения. На сей счет существует несколько неоднозначных, шатких предположений и только. Длинные волосы на голове – такое же чисто человеческое достояние, как и девственная плева.

Есть антропологи, полагающие, что человек унаследовал волосы от своих "дочеловеческих" предков, которые, как и все млекопитающие, были покрыты шерстью, а затем вследствие каких-то причин этого покрова лишились. О том, какие это были причины, ученые мужи предпочитают умалчивать.

Ведь если допустить, что хомо сапиенс произошел от волосатых обезьяноподобных предков, облысевших вдруг от большого ума, то непонятно, каким образом утрата меховой шубы, защищавшей от холода и непогоды, могла способствовать выживанию? А, кроме того, почему тогда человеческие волосы сильнее растут именно там, где их почти нет у обезьян? Каково назначение и польза волос подмышками и в паху? Как, когда, зачем и почему мужчина приобрел т. н. вторичный половой признак – бороду? Только у человека рост волос на голове и рост бороды не прекращается до самой смерти, и даже какое-то время после смерти. Почему?

Не являются ли длинные человеческие волосы, столь необычайные для всех других существ, символом – указанием самой Природы на их сокровенное предназначение – связывать человеческие судьбы?

Медики обнаружили, что волосы – своеобразное зеркало, отражающее состояние организма. Так, венгерские врачи открыли, что по человеческому волосу можно определить признаки приближающейся смерти от сердечного приступа. А исследователи в США установили СВЯЗЬ между состоянием волос и различными НАСЛЕДСТВЕННЫМИ болезнями, причем анализ волос оказался более верным, чем анализы крови и мочи. Но касается ли эта связь только болезней? Ведь что значит "наследственность"? Это те загадочные узы, что связуют предков с потомками. Наследуются не только болезни (в том числе душевные), преступные наклонности и предрасположенность к вампиризму. Патологическая наследственность есть лишь одно из проявлений общей биологической наследственности.

Передаются из поколения в поколение не только такие внешние отличительные признаки, как цвет глаз или волос, нос Бурбонов или губа Габсбургов, но и ДУШЕВНЫЙ СКЛАД: унаследованные склонности, вкусы, пристрастия, влечения, нравы. Часто мы слышим, что внук весь в деда, а внучка – "вылитая бабушка". Случается, что сын, никогда не видевший своего отца и ничего о нем не слышавший, поражает сходством с ним не только в походке, но и в каком-либо особом "фамильном" жесте или в дурной привычке грызть ногти. Известно, что шаманский дар, в основном, передается по наследству, причем сами шаманы обычно объясняют это перевоплощением Предков.

Древние мудрецы признавали наличие особой жизненной силы, присущей живому и направляющей его развитие, Аристотель называл эту силу энтелехией, славяне – РОДОМ. Неоспоримо одно: искра человеческого духа изначально заключает в себе в скрытом виде всё своё будущее развитие. Именно развитие генетически запрограммированных (говоря по-научному), а попросту – ВРОЖДЕННЫХ задатков формирует духовный облик человека. Воспитание, среда и условия жизни оказывают мало влияния на наше Я. Всё решают наследственно обусловленные, безотчетные привязанности и неосознаваемые подчас предпочтения.

Еще задолго до рождения все предначертано в некоем РОДОСЛОВНОМ СВИТКЕ, "записано" в виде генетического набора, предопределяющего наше поведение, нашу жизнь, в конечном итоге УЧАСТЬ – ДОЛЮ – СУДЬБУ, т. е. то, "что на Роду написано".

Человек действует так, как для него самого неизбежно. Но это не фатализм: Род не уготовил нам удел, он не втискивает нас в жесткие рамки. Очерчены лишь пределы возможного пространственно-временного проявления сил, способностей и свободной воли человека. Здесь Судьбу не перехитришь, и ниспосланное Родом надо принять как должное. Ему виднее. Но в определенных пределах мы сами вскармливаем, взращиваем свою Судьбу.

* * *

Если говорить о наследовании цвета волос, то речь идет о чем-то вполне материальном, что как бы можно пощупать руками. Но как возможна передача душевных качеств – чего-то неосязаемого, призрачного, невещественного, однако же, вполне реального и действенного?

Осознание того, что в невидимом невооруженным глазом живчике таятся зачатки не только внешних свойств, но и самих мельчайших особенностей психики; осознание того, что зачатки эти передаются иногда от деда к внуку, минуя отца, – осознание этого вызывает изумление в буквальном смысле слова.

Каким образом один крохотный живчик может вмещать в себе и передавать длинной веренице потомков неисчислимо громадное содержание – бесконечное множество различных телесных и душевных черт – уму непостижимо. Кто хоть раз задумался над этой волнующей и непроницаемой тайной, над привычным, но поразительным явлением РОДОВОЙ (генной) ПАМЯТИ, того не может не охватить смятение перед ВЕЛИКИМ ТАИНСТВОМ ЖИЗНИ и ничтожеством наших знаний. Древние называли это ЧУДО воплощением Предка и относились к зачатию как к свещеннодейству.

Современная генетика устами одного из самых выдающихся своих представителей признается: "Мы не знаем, какова природа агента при переходе родительских признаков, не знаем даже, является он материальным или нет" (В. Бэтсон, сборник "Новейшая биология", Нью-Йорк, 1967 г.). Гены (от греч. генос – род) – таинственные субстанции в ядре оплодотворенной клетки, определяющие, кем этой клетке быть.

Они же решают, какие клетки зародыша станут сердцем человека, какие – его мозгами, а какие – волосами. Ученые осознают крайнюю бедность содержания понятия гена и полнейшую невозможность сугубо материалистически объяснить конкретный механизм наследования. Они бьются над вопросами: как из одной-единственной половой клетки-прародительницы возникает сложнейший человеческий организм с 60 триллионами различных клеток? Кто руководит формированием эмбриона и направляет ход его развития?

Внутриутробное развитие – это стремление зародыша к осуществлению заранее поставленной цели. Но где, каким "кодом" записаны подробнейшие наставления, с которыми сверяется ежеминутно зародыш: как расти дальше? Как воплощается заложенное в наследственности? Как РОД хранит ПОРОДУ?

Никакая земная форма не может существовать без своего астрального прототипа-прообраза, без того, что Платон называл "идеями" (от греч. эйдосов – наши идолы, т. е. первообразы). Достижения молекулярной биологии подтвердили, что при наследовании передается план, указание как должно быть построено живое существо. План этот нематериален в расхожем смысле слова, однако реален и хранится в "закодированном" виде в ядре оплодотворенной клетки, в тончайших нитях – хромосомах.

Ученые безуспешно ломают себе головы над его "расшифровкой". И не мудрено: ведь чтобы хромосома стала доступной прямому наблюдению, исследователи ее предварительно умерщвляют. Как заметил Гете:

Во всем подслушать жизнь стремясь,
Спешат явленья обездушить,
Забыв, что если в них нарушить
Одушевляющую связь,
То больше нечего и слушать...

Мертвая хромосома не раскрывает ученому логику своего развития и своих постоянных изменений. Подобные опыты не могут принести пользы уже в силу своего безнравственного метода. Разве можно приблизиться к пониманию сущности Жизни, попирая при этом свещенное право на жизнь любого существа?

Один из видов спирали называется клотоидой (от греч. слова означающего кручение, прядение; Клото – одна из трех богинь, прядущих нить человеческой жизни). Волосы у многих людей завиваются в виде одной из ветвей клотоиды. Известно, что у однояйцевых близнецов форма рук, ног, ушей и других органов совпадает до самых мельчайших подробностей. Однако у большинства таких близнецов волосы закручиваются у каждого в свою сторону. Почему?

* * *

Как жить современному городскому язычнику, ходящему по асфальту, задыхающемуся в железных объятиях машинной цивилизации? Как не предаться унынию? Как наполнить жизнь непреходящим свещенным смыслом?

Городские язычники часто подражают искусственным, книжным религиям; поклоняются мертвым изделиям вместо поисков пути к ЖИВЫМ СТИХИЯМ. Но рукотворные храмы и кумиры нужны только для рукотворных "богов".

При первой же возможности надо бросать всё и выезжать на Природу. Неразумно ратовать за всеобщий уход людей в леса, тем более, сейчас, во времена последней битвы за Русь. Но каждый городской язычник обязан тем или иным способом совершить обряд духовного обновления, возрождения, если угодно – самопосвещения. Иначе его жизнь так и останется мышиной вознёй.

Ты должен осознать, что филькина грамота, на изучение которой Ты убил столько времени, вилами на воде писана и гроша ломаного не стоит. Сумей скинуть всё наносное и возвратиться к Самому Себе!

Ты должен жить СВОЕЙ жизнью, и только так Ты добьёшься Победы! Не держи в доме христианской талмудистики даже в качестве справочников. Если у Тебя есть библия – немедленно сожги ее. Если у Тебя нет библии – найди её и сожги. Ты сделаешь доброе дело, и к Тебе придёт Удача и Радость.

Если Ты крещён, то смой эту скверну и сразу почувствуешь огромнее облегчение. Не зря незаросшее костной тканью место входа РОДНЫХ СВЕТЛЫХ СИЛ, связующее новорожденного с РОДОМ, называется в вещем русском языке РОДНИЧКОМ. При чёрномагической операции "крещения" попы замазывают темечко непроницаемой, наговоренной жидкостью, насильственно перекрывая доступ благодатным влияниям Рода.

Смой эту заразу на рассвете дивной Купальской ночи, когда роса обладает особой целительной, очистительной силой. Роса, как и талая вода – это "девственная", "новорожденная" вода, чудесные биоактивные свойства молекул которой остаются загадкой для науки. Причастись этой влагой, искупайся в росистом лугу под лучами восходящего Ярилы – и тяжкий крест безысходности свалится с Твоих плеч.

Язычество это, прежде всего, особое состояние души, внемлющей Природе. Этому невозможно обучить. Каждый должен прочувствовать это сам. Всё, что можно  сделать для тех, кто жаждет припасть к источнику – это поведать о пути к нему.

Это трудный путь, но на нем нет неудач, а есть лишь ступени восхождения. Каждое приложенное усилие уже есть удача. Тому, кто испил живой воды, больше не нужна логика и философия, различные обоснования и доказательства собственной правоты. Ему нужна ОДНА ПРИРОДА.

Причины человеческих страданий чаще всего не внешние, а внутренние. Для нас нет ничего существеннее того, что происходит в нашем сердце. В конечном итоге все болезни имеют одну первопричину – душевный разлад человека с самим собою. Чтобы в душе воцарился мир, чтобы человек был умиротворен, надо ему быть в мире с Матерью-Природой. Тогда само собою будет мир и в душе.

Радость сочувственного общения с Природой ЦЕЛЕБНА, если это общение не просто средство оздоровления, а физическая и духовная потребность, без которой и свет не мил. Любящее сердце от избытка чувств шлет радовестия Жизни, а в ответ получает ОТРАДУ. Что может быть упоительнее отрады?

Посредников между человеком и Природой быть не может. Язычники не нуждаются в попах-исповедниках, ибо при общении с Природой всё нечистое, ущербное, смрадное само собой покидает не только наше сознание, но и наше бессознательное. Одно лишь созерцание зеленой листвы, просто смотрение, слушание, обоняние КРАСЫ ЗЕМНОЙ вливает в душу тихую радость и вытесняет поток чепуховых мыслей. Ты радуешься не оттого, что мыслишь, а оттого, что ЧУВСТВУЕШЬ МИР!

Природа дарит нам детски-безыскусную РАДОСТЬ БЫТИЯ, а эта радость уже сама настраивает наше здоровье, просветляет внутренний взор и вызывает мистические переживания, отождествляемые обычно с религиозным экстазом.

Человек начинает ощущать наличие в нем души, бессмертной и неисчерпаемой, и ее безграничных сил и возможностей. Внезапно, наитием постигает он высочайшие нравственные ценности. Поучения ведунов, ранее отвлеченные или непонятные, обретают вдруг ЖИВОЙ СМЫСЛ. Первым признаком удачи будут благодатные СЛЕЗЫ РАДОСТИ...

Однажды посетившее человека чувство радости и единения с РОДНЫМИ СВЕТЛЫМИ СИЛАМИ побуждает стремиться к нему вновь и вновь. Эта тяга неодолима: порой, кажется, что восторг этот есть воспоминание о ВЕЛИКОМ ПЕРВОБЫТНОМ РОДСТВЕ, о единстве микрокосма и макрокосма – человека и Вселенной.

Веселие от стяжания душистого духа цветущих деревьев так прекрасно, что перед ним все "запретные плоды" цивилизации меркнут, как меркнет церковная свечка перед сиянием полуденного Солнца. Здесь указание самой Природы: силу духовную можно обретать и увеличивать через вдыхание. Благоухание живых лесных трав надо пить как лекарство. Не случайно слова: дыхание, дух, душа и душистый – родственные, однокоренные. И в этом корне – ЖИЗНЬ.

Хочется сохранить это духовное приобретение и в будничной суете. Но городской скрежет заглушает шёпот листвы. Всё же каждый, кто услышал зов Природы и следует ему, становится язычником, даже если он был когда-то крещён. Он – язычник до мозга костей, хотя ничего не слышал о язычестве и не встречался с язычниками, не говоря уже о том, что не называет себя язычником.

Только укрепляя, развивая духовное в себе, может человек приблизиться к постижению одухотворенной Природы, ибо сущность того и другого тождественна. В таинства Природы может проникнуть лишь душа, возвысившаяся до слияния с Ней, осознавшая все Ее беспредельное могущество и доброту. Слияние нашего Духа с Духом Природы – Родом в единое целое есть исцеление от всех зол. Только цельная натура переживает смерть.

Жизнь – это величайший подарок. Сумей им распорядиться. Совершить зло – зарубить новогоднюю елочку – легко, потому что зло есть всего лишь разрушение добра.

Совершить добро – посадить деревцо – труднее, ибо добро созидается. Еще труднее посадить дерево не только ради практической пользы и красоты, "не ради хитрости, не ради мудрости", а на ДОБРОЕ ДЕЛО.

Все "Красные книги" нравственно несостоятельны, т. к. имеют конечной целью сохранение животных и растений для благоденствия ЧЕЛОВЕКА. Да, люди запретили охоту на белых лебедей, но не ради самих лебедей, а ради удовлетворения своей потребности любоваться прекрасным.

Каждый, кто срывает цветок, укорачивает свою жизнь. В каждого, кто оберегает беззащитное трепетное дыханье, вливаются жизненные силы. Это не наивное суеверие и не красивая сказка. ЭТО ЖИВОЙ ОПЫТ И ГЛАВНЫЙ ИТОГ всех наблюдений и размышления Доброслава.

Матушка-Природа оборачивается ДОБРОЙ ВОЛШЕБНИЦЕЙ к каждому любящему сердцу, но она отворачивается от бессердечных, оставляя их наедине со своими безутешными горестями и хворями.

ДЕЛАЙ ДОБРО И БУДЕШЬ ЖИТЬ В РАДОСТИ. Радость будет Тебе единственной наградой, но ТАКОЙ, по сравнению с которой все другие не имеют никакой цены.

Сделай радостное восприятие СВЕТА своим внутренним душевным состоянием. Стань светящимся сгустком РАДОСТНОЙ СИЛЫ. Брось богоборческий вызов кровожадной библейской химере. Будь настоящим мужчиной-ВОИНОМ, радующимся Жизни! Задуши гнилую мыслишку о том, что все мы – грешники перед обрезанным "сыном божьим". Нам надо каяться только в одном – мы забыли РОДНОЕ СВЕТОСЛАВИЕ и пали, одержимые чужебесием. Тысячу лет ВЕРА ПРЕДКОВ выжигалась каленым железом, но все же ЖИВЕТ в наследственной памяти народа. И лучшее свидетельство тому – пробуждение т. н. неоязычества.

Пусть таких людей пока капля в море одураченного, обезличенного населения. Но ведь и в тесто немного нужно вещества, вызывающего в нем живительное брожение. Западная материалистическая цивилизация смердит: она изжила себя. А души людей исстрадались по свежему, солнечному ветру РАДОСТНОЙ УДАЧИ.

По мере всеобъемлющего проникновения точных наук и рационализма в наш образ жизни, иррациональное как противоположность вовсе не исчезает, а напротив, принимает все более явственные очертания. От полетов человека в «космос» и вообще от "прогресса" ощущение таинственности Вселенной не убывает, а усиливается, становится острее, отчаяннее, мучительнее.

Оказалось, что звезды – не ангельские души, а целые миры, что необъятно и безгранично пространство, где затеряна наша Земля, и невообразимо огромно время, за которое доходит до нас свет от дальних миров. И появляется специальный психиатрический термин: "ужас бесконечности". Ибо мимолетный человеческий разум спотыкается, равно бессильный постичь как конечность, так и бесконечность бытия. Безумно-головокружительная бездна пространства и времени подавляет наше воображение: и нет у бездны дна, и нет у человека покоя. Лишь отбросив плоское христианское понимание времени и пространства, можно вырваться из заколдованного круга и избавиться от материалистического кошмара.

Именно паразитическая библейская установка на обескровливание Природы привела к тому, что завуалированно, называется "экологической катастрофой", но что на самом деле является МАТЕРЕУБИЙСТВОМ – ритуальным умерщвлением ЖИВОЙ ЗЕМЛИ. Возрождение Язычества есть отклик на атомный век, на природопожирающий капитализм и его базарно-рыночные "общечеловеческие" (т. е. христианские) "ценности". Ныне мир как никогда нуждается в духовном обновлении. Единственное спасение – вновь обратиться к изначальной религии мудрости – ОБОЖАНИЮ ПРИРОДЫ,

* * *

Язычники, живущие в городе, должны придавать особое, непреходящее значение каждому дню своей жизни с помощью скромных и строгих обрядов, таких как славление Солнца, уход за комнатными растениями, мысленное общение с Предками перед сном.

Обряды не делают человека ни праведником, ни магом, ни мудрецом, но они пробуждают дремлющие силы. Хотя мистическое воодушевление, схожее с тем, что древние называли "свещенным безумием", охватывает человека независимо от его воли (и так же неожиданно покидает), он может и должен подготовлять себя к восприятию подобных наитий.

При первой же возможности надо выезжать в Лес. Славяне – дети Леса. Лес – воплощение всего доброго и светлого на Земле – издревле был нашим Покровителем. Образ дерева стал архетипом, глубоко укоренился в генетической памяти русичей: ребенок чаще всего рисует Солнышко и Дерево.

Ведуны знали, что время, проведенное в Лесу, не засчитывается человеку в срок жизни, ибо Лес – самый благодатный источник телесного и душевного здоровья. Деревья таят в себе могучую природную силищу и могут наделить ею человека. Но не всякого. Леший (по научному: совокупность лесных биополей) чутко улавливает все помыслы пришельца даже на уровне подсознания. Если Ты пришел с миром, добротой и сочувствием, он встретит Тебя как своего. Конечно, он не сбережет Тебя от невзгод на всю жизнь, но сегодняшние скорби как рукой снимет.

Побратайся с Дубом, покумись с Березой. Ходи к ним почаще. Дерево будет радоваться Твоему приходу, будет вдохновлять и наделять Тебя своей жизненной силой. Деревом надо не просто любоваться, а полюбить личной любовью. И свидание с ним всегда глубоко личное, сокровенное, как с любимым человеком.

Тем же болезненным людям, кто не может ходить в Лес, надо завести комнатное деревцо, и оно будет их добрым домашним Духом-Хранителем. Ведь растение получает жизненные силы прямо от самого Солнца! И не случайно в мистической литературе растения часто оборачиваются феями, ангелами, эльфами, нимфами, а феи и нимфы – растениями.

Заведите смоковницу: это невысокое вечнозеленое дерево издревле почиталось свещенным символом ЖИЗНИ. Поэтому именно смоковницу и умертвил своим зловещим проклятием Иисус, ненавидевший ЖИЗНЬ, ЛЮБОВЬ, КРАСОТУ. Это проклятие – одно из евангельских "чудес", положившее начало сознательному и целенаправленному умерщвлению ЗЕМНОЙ ЖИЗНИ. У славян дерево тоже было олицетворением Жизни. В древнерусской азбуке буква Ж изображалась в виде дерева, а читалась: ЖИВИТЕ!

Пишущий эти строки вырастил смоковницу из тоненькой веточки, согревая ее сердечным теплом: она прижилась и разраслась под потолок. Человеку естественно тянуться к радости, человек должен иметь отдушину. Если радости нет в доме, заведите хотя бы комнатный цветок. Вспомните мудрую притчу Метерлинка: дети дровосека пускаются в дальний путь на поиски приносящей счастье Синей Птицы. Они возвращаются без нее, но счастливые: самым синим из всех птиц оказывается скворец, который жил у них в избушке.

Полюбовное общение с Цветком будет волшебной пуповиной, связующей Тебя с Матерью-Природой. Сделай это общение ОБРЯДОМ. Свершай его от души, а не как христианскую принудку. Когда человек выполняет ЖИВОЙ ОБРЯД, в его душе тоже распускается цветок радости, который в будущем обязательно принесет свои плоды.

Растение угадывает Твое настроение и самочувствие. Оно обладает памятью и своеобразной нервной системой, способно сопереживать и обижается на равнодушие. Растению доступно еще и многое другое, о чем мы, люди, даже не имеем представления. Подобно животным, растения чувствуют боль, они так же отзывчивы на ласку, но прикасаться к Цветку надо только сердцем.

В наши дни оживают древние поверья о Купальском Огнецвете. В журнале "Природа" (№ 6 1998 г.) в статье "Уникальная ботаническая находка" говорится о "цветущем" папоротнике. Оказывается, есть такой вид папоротника – чистоуст величавый, обнаруженный в 1983 г. в лесах Брестской области. Листья достигают двухметровой величины; на их верхушках красуются красно-коричневые метелки, очень похожие на соцветия. Наши Предки не знали "ботаники": спороносные метелки – не цветок в сугубо научном смысле. Тем не менее, другие виды папоротников подобных метелок-цветков не имеют. Так что легенды не врут.

Доставляй своему другу-Цветку приятное хорошей музыкой. Одно из самых таинственных и чудесных свойств музыки – это ее влияние на живые существа. В чем источник власти напева над трепещущими сердцами? Звуки – это вибрация, однако механизм психологического и физиологического воздействия музыки на человека не изучен. Растения очень тонко чувствуют музыку, особенно любят плясовые хороводные наигрыши и древние шаманские песнопения. Установлено также, что среди тех растений, при которых в течение 18 часов в сутки воспроизводилось православное богослужение (литургия), за первые две недели погибло до 80%. К концу третьей недели от начала жестоких опытов-пыток смертность среди растений достигла 100%. От воспроизведения органных месс Баха цветы также завяли, но светская музыка Баха такого смертоносного влияния не оказала.

Не забывай своего питомца, и однажды он одарит Тебя неподдельным ЧУДОМ: он расцветет в день Твоего рождения...

* * *

Древние вставали с Солнцем и ложились отдыхать с его заходом. Конечно, для городского язычника это почти невозможно, но к этому надо хотя бы стремиться:

Пылающую голову рассвет
Приподымает с ложа своего,
И всё живое шлёт ему привет,
Лучистое встречая Божество
(из сонетов Шекспира).

Путешественник по Африке записал: "В лесу было темно и тихо. Но стоило первому лучу Солнца проткнуть смыкавшийся над нами шатер из крон, как зеленоватая мгла рассеялась. И мгновенно, как по мановению дирижерской палочки, над нашими головами раздались треск, чмоканье, замелькали какие-то тени. Это десятки обезьян-колобусов, словно делая утреннюю зарядку, стали раскачиваться на ветках и не то кричали, не то кукарекали, ПРИВЕТСТВУЯ НАСТУПАЮЩЕЕ УТРО".

У наших птиц есть свой обряд встречи Солнца: сидя на верхушках самых высоких деревьев, головою на восток, недвижно, молчаливо и торжественно ждут они появления Светила. Уместно вспомнить, что картина Клода Моне "Впечатление: восход Солнца" дала название целому течению в искусстве – импрессионизму.

Лучи восходящего Солнца обладают особой, завораживающей силой. Исследования психологов лишь подтверждают, что внушаемость людей резко усиливается в минуты восхода, а также в дни солнцестояния и равноденствия. Люди чувствительные ощущают благодатное влияние утреннего Солнца как нечто вполне осязаемое, хотя и ничего не знают о физической стороне явления. Ничего не знают о ней и лабораторные физики, для которых Солнце – это просто термоядерная печка, Земля – бесчувственная глыба, а Дерево – неодушевленная деревяшка. Словно о них писал Тютчев:

Они не видят и не слышат,
Живут в сем мире, как впотьмах.
Для них и Солнце, знать не дышит,
И жизни нет в морских волнах...

Наука воспринимает Землю, Солнце, Вихрь, Огонь только как внешние природные проявления – феномены. Но Солнце, как ноумен, для науки совершенно непостижимо, она ничего не знает о его внутренней сущности.

СОЛНЦЕ – СУЩЕСТВО, А НЕ ВЕЩЕСТВО!

В астрофизике сегодня сложилась ситуация, характерная для всех наук (Природа едина: на "науки" Её раздробил человек). Еще вчера казалось, что учёные близки к решению загадок, связанных с Солнцем, в частности, с источником его неиссякаемой жизненной мощи. Но после того, как был получен ряд косвенных доказательств, что Солнце слишком "холодно" для термояда, наиболее дальновидные умы поняли, что проблему надо рассматривать с качественно иных позиций, возвращаясь "от ложного знания к истинному незнанию". Когда ученые говорят "это пока неизвестно", они уже рассуждают об этом. Но гораздо чаще они не знают, чего еще не знают. Вот здесь то и таятся чудеса Природы. Нет никого могущественнее Ярилы: любая его вспышка сотрясает нашу Землю. Нет никого краше и любезнее Ярилы: мир без него – это мир, лишенный света, зелени, тепла, любви. Все земные народы, кроме иудеев, чтили ЖИВОГО БОГА. Поклонение Солнцу идеализируется в "Государстве" Платона, в трудах Коперника, в "Городе Солнца" Кампанеллы.

Сейчас много пишут о космобиологических ритмах. Основу жизненного ритма славян-язычников составляли Солнечные Празднества и сопровождавшие их Свещенные Обряды. Если человек глянет утром с улыбкой на Солнце и скажет: "Здравствуй, Солнышко! Я счастлив, что чувствую этот Мир! Как хорошо вокруг! Я радуюсь, что живу, что дышу, что вижу Тебя! Будь благословенно всё живущее!", – то это будет самая прекрасная из всех молитв. Повторяй это как заклинание, но не скороговоркой дьячка: сила и значимость заклинания зависят не столько от слов, его составляющих, сколько от Доброй Воли произносящего.

Славь Ярилу как можно чаще, но лучше тогда, когда Твое сердце переполняется любовью. Ведуны поучали, что если человек будет чтить Ярилу и доверчиво во всем на него полагаться, то он сумеет достичь единения с Божеством и приобщиться к неиссякаемому источнику СИЛ. Мы только не должны просить о личном благе, будучи уверенные, что все необходимое будет нам дано своевременно и сообразно с Высшей Мудростью, а не с нашими своекорыстными желаниями.

Наша Воля есть хозяин нашей Мощи. Дай себе внутреннюю установку на Победу. С утра до вечера усилием воли держи сознание на одном чувстве: "МЫ ПОБЕДИМ!". Тогда Победа будет грезиться Тебе и во сне. Пусть этот победный клич станет Твоей навязчивой Идеей. Будь одержим этой Идеей. Тогда она овладевает подсознанием и становится Твоим неотъемлемым свойством. Тогда Ты обречен на Победу!

* * *

Солнце и Сердце... Сердце и Солнце... В вещем русском языке слова эти удивительно схожи, и сходство это не случайное. Ведь и Солнце, и Сердце – источники Жизни; Солнце – это сердце Солнечной системы, а наше сердце – это Солнце человеческого организма.

Еще Феон Смирнский называл Солнце "Сердцем Мира", а в Древнем Китае сердце уподоблялось особому микрокосму, вмещающему законы макрокосма.

Золотые нити тянутся от сердца к Солнцу, а от Солнца – к сердцу. Солнечный огонь и жар сердечный родственны друг другу. Солнце человек может постигать ПЫЛКИМ СЕРДЦЕМ, а не мозгом. На третьей неделе развития человеческого эмбриона сердце уже в основном сформировано. Исследования показали, что именно под воздействием импульсов, идущих ОТ СЕРДЦА зародыша в его мозг, формируется сама центральная нервная система. Она и сердце неразделимы. Но что соединяет их воедино, как осуществляется таинственная взаимосвязь, науке неведомо и поныне. А что побуждает к первому сокращению само сердце? Этого не знает никто. Так же как никто не знает, почему сердце вдруг останавливается...

Сердце не только "вечный" двигатель, перекачивающий кровь. Медики установили, что сердце – железа внутренней секреции, вырабатывающая особые гормоны. Кроме того, оказалось, что сердце имеет свою собственную нервную систему, образно говоря, свой "внутрисердечный мозг" (интракардиальные нервные элементы). СЕРДЦЕ – ВСЕМУ ГОЛОВА!

Но даже это далеко не всё. Последние научные изыскания поразительно совпадают с наиболее живучими из древнейших представлений: СЕРДЦЕ, КАК И СОЛНЦЕ, ИЗЛУЧАЕТ ЖИВИТЕЛЬНУЮ СИЛУ. А сердце ДОБРОГО человека, отзывчивое на волнение малейшей тянущейся к Солнцу травки, порождает уже мощные протуберанцы, огненные силовые потоки. Это не красивые слова, это – действительность. Сердце, обливающееся кровью – горит, сияет, освещает путь заблудшим. "Когда умирает герой, бальзамируют его сердце, а не мозг", – писал Шопенгауэр. Мудрецы советовали при споре сердца с разумом следовать за сердцем.

Самая созидательная сила, сближающая нас с Солнцем – это пламенная любовь ко всему живому. ТАКАЯ ЛЮБОВЬ ПЕРЕЖИВАЕТ СМЕРТЬ! Это надо понимать буквально, а не иносказательно. Солнце своей любовью греет и питает всё живое, РАЗДАВАЯ СЕБЯ. И ПОТОМУ ОНО – ВЕЧНО МОЛОДОЕ!

* * *

Милых, что умерли,
Образы Светлые
В сердце своем схорони!
Там они – Ангелы –
Будут Хранители
В жизненных бурях тебе!
(из Аполладора Гностика)

Есть слова, отражающиеся в голове, а есть – отзывающиеся в сердце. Одно из таких заветных слов – РОДОНИЦА – праздничное поминовение Предков.

Культ Предков играл важнейшую роль в жизни всех древних народов, оказав громадное влияние на их верования, мышление, нравы и повседневный быт. Служение Предкам, долженствование живых перед умершими – это и есть ОБЩЕЕ ДЕЛАНИЕ – СВЕЩЕННОДЕЙСТВО.

В естественных религиях, в отличие от бездушного христианства, основу составляли не догматы, а ЖИВОЕ ДЕЙСТВО-ОБРЯДЫ, участие в которых было обязательным для всех сородичей. ЯЗЫЧЕСТВО – ЭТО ВЕРА В ДЕЙСТВИИ. Свещенные Обряды, связующе поколения, этот и тот свет, хранили Род (колено) от распада. Так называемые мертвые не противопоставлялись живым: коловращение жизни в языческом сознании не может завершиться смертью. Где конец у кольца? Души умерших перевоплощаются в новорожденных (т. е. в снова рожденных). Человеческая ЖИЗНЬ есть цепь рождений, смертей и возрождений.

Идея возрождения земных людей напрямую связана с миром Предков, вновь возвращающихся в наш мир, чтобы наделить его своей благотворной ЖИЗНЕННОЙ СИЛОЙ. Не случайно "душа" – именование умерших и одновременно "душа" – сущность, оживляющая тело.

Благочестивые Обряды, приобщающие нас к Предкам – ближним и дальним – есть таинство очистительное и целительное. Почитание Предков – могучий источник СИЛЫ НАРОДА. Это знают не только все "дикари" от бушменов до эскимосов, но и сохранившие народную веру японцы с их непревзойденной электроникой. В Японии древние императорские могильники не осквернены гробокопателями-археологами. Не то в христианизированной Европе, где вытащенные из взломанных светилищ мумии и черепа могущественных некогда Вождей и Жрецов выставлены на обозрение глазеющей толпе. Весь Британский музей – это огромный склад сокровищ, награбленных миссионерами, "джентльменами" и "учёными". Славяне тоже оберегали свои родовые усыпальницы-курганы. Москва стоит на земле солнцепоклонников-вятичей. В дохристианской, докняжеской Москве племенным СВЕТИЛИЩЕМ была знаменитая Поклонная Гора, оскверненная ныне иудейской синагогой, мусульманской мечетью и "русской" православной церковью (все три эти религии произросли из одного авраамического корня).

У славян с почитанием усопших были тесно связаны не только религиозные представления, но и весь уклад жизни. Человеку нужна ДОБРАЯ ПАМЯТЬ о себе в сердцах сородичей. Поминальный праздник единения душ потомков с Духами Родимых Предков назывался РОДОНИЦЕЙ. Торжество это вершилось на могильных холмах – Красных Горах как радостное пиршество, как ВСТРЕЧА – ОБЩЕНИЕ С ЖИВУЩИМИ на том свете обожаемыми ПРЕДКАМИ – ДЕДАМИ. Участники Родоницы, погружаясь в самозабвенный транс, утрачивали свое поверхностное, личностное начало, и в них просыпалось то общее, глубинное, родовое, что всегда обитает в недрах нашей души – частицы ОБЩЕЙ БЕССМЕРТНОЙ ДУШИ НАРОДА. Чем глубже транс, тем сильнее мистические ощущения. Обряды Родоницы призваны были склонить Чуров и Берегинь к участию в посвещенных им таинствах.

В ИМЕНАХ великих Пращуров заключена особая волшебная сила. КТО ЗНАЕТ ИМЯ ЧУРА, КТО СЛАВИТ ИМЯ ЧУРА, ТОТ ИМЕЕТ ОТ НЕГО ПОМОЩЬ И ПОДДЕРЖКУ. Верные наименования-славления по своему сокровенному значению были уже заклинанием, ПРИЗЫВАНИЕМ ПРЕДКОВ. Их окликали, их ожидали... Они должны были явиться. И ОНИ ЯВЛЯЛИСЬ.

В обрядах участвовали все: просто зрителей не было. Единодушие сородичей увеличивало действенность обряда во много раз. Это подобно тому, что петь одному или в хоре: волевые усилия не просто слагаются, а умножаются. Порой душевное напряжение возрастало до немыслимых пределов и, прорывая пространственно-временные рамки, возвышалось до ясновидения. И тогда человек видел тех, кого славил. ВИДЕЛ ПРЕДКОВ.

В таком восторженном состояния "вне себя" происходит единение с ушедшими, но не забытыми Родителями, с Прародителями, со всем своим Родом; как бы предвосхищение того воссоединения, что ожидает нас после развоплощения личности, т. е. после смерти тела. Ведь на самом деле "умереть" – это значит сказать Предкам: "Здравствуйте! Вот и я...". Ибо смерть не конец жизни вообще, а конец этой жизни. И смерть не может служить преградой общению с дорогими ушедшими, защищёнными от небытия могуществом наших воспоминаний.

Стремясь разорвать связь поколений и оскопить народную память, чужеродное христианство преследовало чествование родоплеменных Предков. Попы-мракобесы внушали славянам, что их СЛАВНЫЕ БЛАГОРОДНЫЕ ПРЕДКИ – ПОКРОВИТЕЛИ – "нехристи" и потому горят в аду. Обращаться к ним за помощью бесполезно, а молиться надо "своему" библейскому "святому", т. е. тому мерзопакостному иудею, чьим прозвищем ты заклеймён при крещении. Тогда-то и родилась языческая поговорка об иванах, не помнящих родства. Так народ отзывался о выродках, отрекавшихся от своего родословия (Иван, вернее, Иоанн – это сокращенное "Иоханаан").

Подрубая славянское Родовое Древо, лишая народ исторической и культурной преемственности, церковь сознательно и целенаправленно подавляла НАЦИОНАЛЬНОЕ САМОСОЗНАНИЕ.

Сионизм и христианство – это две стороны одного коварного орудия для закабаления народов и воцарения над ними «ИНОПЛАНЕТЯНИНА»-БАНКИРА.

Христианство лишь подстилка сионизма, средство духовного разоружения народа перед нашествием чуждых и враждебных сил; религия, делающая людей рабами без всякой борьбы. Православные верующие, боготворящие иудеев согласно библейскому учению об их богоизбранности, никогда не станут последовательными борцами с иудейским игом. Ежедневно молясь библейским кровососам, они лишь питают тех, кто имеет целью полное их истребление.

Современное православие – идейная подпорка просионистскому режиму. Видя растущее народное возмущение капиталистическим "раем", иудеи забили тревогу, пытаясь вновь возродить христианские "ценности" смирения и долготерпения. Не платят пенсии и детские пособия, зато церкви и кладбища растут как грибы: обреченным на заклание русичам предлагается не бунтовать, а снова уверовать в пархатого "спасителя".

Срочно необходимо осознать: идет ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА против иудейских поработителей. Проповедники чистого "самосовершенствования" в противовес "грязной" политике забывают, что речь идет о ВЫЖИВАНИИ НАЦИИ. За рассуждениями о самосовершенствовании нередко таится трусость: ведь борьба с реальным врагом (а не с "бесами") всегда опасна. Посильное участие в Русском Освободительном Движении – это и есть высшее мерило самосовершенствования. Иначе, как сказал поэт:

Они раскаются, когда народ, восстав,
Застанет их в объятьях праздной неги.

Без помощи РОДНЫХ ЧУРОВ И БЕРЕГИНЬ наше Движение – буря в стакане воды. ИХ не пробудить, пока мы не растопим сердечным жаром тысячелетнюю мерзлоту забвения. Восстанавливая сегодня живую связь с НИМИ, не нужно ничего сочинять и выдумывать: никаких "русских вед" и "новых хронологий", никакой "праславянской письменности" и прочих «всеясветных грамот», лишь повторяющих иудейскую манию богоизбранничества с точностью до наоборот.

НУЖНО ЛИШЬ ОБРАТИТЬСЯ К МАТЕРИ-ПРИРОДЕ – ЕСТЕСТВЕННОМУ И ЕДИНСТВЕННОМУ ОПЛОТУ НАШИХ НРАВСТВЕННЫХ И ЖИЗНЕННЫХ СИЛ.

СЛАВА РОДУ! СЛАВА ДУХАМ! СЛАВА ПОБЕДЕ!


МАТЬ-ЗЕМЛЯ: ЧУДО-ЧУДНОЕ, ДИВО-ДИВНОЕ
(ВВЕДЕНИЕ В ГЕОБИОЛОГИЮ)


Матроне Димитриевне – Бабушке моей незабвенной посвещается

Иным достался от Природы
Инстинкт пророчески-слепой –
Они им чуют, слышат воды
И в темной глубине земной...
Великой Матерью любимый,
Стократ завидней твой удел -
Не раз под оболочкой зримой
Ты Самое Ее узрел...
Ф. И. Тютчев

Что такое Язычество, благородные ценности которого столь властно овладевают ныне сердцами и умами самых честных и вдумчивых людей?

Язычество нерукотворно, в отличие от искусственных, монотеистических, профанических религий. Язычество – это откровение Самой Природы. Это мироощущение жизнеутверждающее, торжественное, мощное и прекрасное.

Язычество – это лад с Духами – волшебными силами одухотворенной Природы. Это обожание Солнца, Жизни, Любви, Радости, Красы Земной. Язычество – это сорокатысячелетний опыт познания таинственных явлений Природы и человеческого существа. Язычество – наиболее глубокое, целокупное и возвышенное мировоззрение, согласное с доводами и сердца, и разума, с древнейшими поверьями и с новейшими научными теориями.

Язычество – это единственное мировосприятие, позволяющее бессмертному человеческому Я развиваться во всех пространственно-временных измерениях – вовнутрь и вовне – без всяких ограничений; открывающее беспредельные возможности самопознания, самоутверждения и самовыражения.

Язычество – это сыновнее отношение к Матери-Земле, забвение которого под влиянием христианства привело мир к тому, что обычно называется экологической катастрофой, но что правильнее называть РИТУАЛЬНЫМ МАТЕРЕУБИЙСТВОМ.

И, наконец, ЯЗЫЧЕСТВО – ЭТО ЧУДО, которое всегда вокруг.

Язычники воспевают Чудо, в котором нет ничего сверхъестественного, самое прекрасное из чудес, присущих Природе, – ЧУДО ВЕЧНО ВОЗРОЖДАЮЩЕЙСЯ ЖИЗНИ.

Во врождённом, языческом мировидении отсутствуют измышления позднейших, книжных, догматических религий о сверхъестественном, то есть о стоящем над естеством – над Природой. Для язычника всё – видимое и невидимое – заключено в Природе, как в естестве, а "сверхъестественное" – есть слово, лишённое смысла.

Язычник не нуждается ни в божеских, ни в дьявольских "чудесах"; ибо сама Природа во всей своей закономерности, целесообразности и всесовершенстве уже есть одно великое непостижимое ЧУДО.

Существуют вещи, гораздо более невероятные, чем НЛО или Туринская плащаница. Это – Солнце, это – наша Земля. Ведь, в сущности, самое казалось бы, естественное явление – процесс фотосинтеза (благодаря которому возможна Жизнь) – сплошное чудо, неразгаданное и бесконечное. Но так как чудо это творится ежесекундно, то кажется само собою разумеющимся.

Для христианина чудо есть произвольное вмешательство бога в Природу. В самой же Природе, как в искусственно сотворенной Иеговой "твари бездушной", никаких чудес быть не может. И для вульгарной материалистической науки, являющейся лишь изнанкой библейского нигилизма, в неодухотворённой якобы Природе нет ничего непознаваемого, а есть только пока ещё непознанное. Какие чудеса могут быть в косной, бесчувственной, "мертвой" Земле?

Я же хочу поведать вам о величайшем чуде – ЖИВОЙ ЗЕМЛЕ. Тот, кто сознательно оценит всё, что заключено в этих словах, не сможет уже отрицать проявлений ЗЕМНОЙ ЖИЗНИ – гномов, леших, снегурок, русалок, джиннов – только на том основании, что это – "бабушкины сказки".

Да, самое дивное чудо, которое всегда под ногами, это наша Земля, самое чудесное и самое загадочное из всех небесных тел...

* * *

Древние одарили нас наиболее глубокомысленным и наиболее высоконравственным представлением о Земле, как о ЖИВОМ, СОЗНАТЕЛЬНОМ, ОДУШЕВЛЕННОМ ЦЕЛОМ. Мать-Сыра-Земля не бесчувственная глыба, несущаяся в холодной бездне. ОНА – ЖИВАЯ, РАЗУМНАЯ СУЩНОСТЬ, имеющая самоценное бытие.

Понимание одушевленности всего сущего содержится в Ведах и Авесте, в даосизме, синтоизме, герметизме, буддизме, митраизме, джайнизме, суфизме. В "доисторических" космогониях каменного века и в творениях античных натурфилософов, в "Эдде", "Калевале" и в "Слове о полку Игореве", в наставлениях друидов и, конечно же, в русских волшебных сказках, являющихся ключом к мировидению наших пращуров.

О всеобщем одушевлении Природы учили Орфей и Меламп, Эпименид и Ферекид, Фалес и Гераклит, Пифагор и Ксенофан, Диоген Аполлонийский и Эмпедокл, Демокрит и Хрисипп, Теофраст и Гиппократ, Аполлодор и Плотин, Аполлоний Тианский и Посидоний, Сенека и Марк Аврелий, Плутарх и Цицерон, Вергилий и Овидий, Мерлин и Баян...

Затем, минуя тьму христианского мракобесия, о Духе Земли – о Великом Пане и его животворной силе вспомнили мыслители Возрождения. Неприятие убогих библейских небылиц о личностном надприродном боге, сотворившем мир из ничего исключительно на потребу своему "богоизбранному" народу, приводило углубляющиеся в корень бытия умы к пантеизму, воспринимавшему Природу как некий одухотворенный, самодостаточный Сверхорганизм. Пантеистическое мировоззрение было присуще Эригене, Экхарту, Плифону, Фичино, Ник. Кузанскому, Пико Делла Мирандоле, Толанду, Л. Ванини, Сковороде, Беме, Шеллингу, Гердеру, Гете, Карлейлю, Гюго, Тойнби, Чижевскому...

Идеи панпсихизма (или гилозоизма), наделяющие все сущее способностью чувствовать и той или иной формой сознания, уходят своими корнями в чистейшее природопочитание – в проникновенный первобытный анимизм, в шамански-восторженное ощущение обоюдной связи со всем живым на Земле.

Анимистическое, душевное мировосприятие – достояние одаренных поэтов-ясновидцев, гениальных художников и музыкантов, выдающихся ученых и могучих философов, чьи имена говорят сами за себя. Вот некоторые из этого блистательного созвездия: Телезио, Дж Бруно, Кампанелла, Кеплер, Патрици, Кольридж, Китс, Окен, Гельдерлин, Шопенгауэр, Байрон, Шелли, Э. Гартман, Вордсворт, Тютчев, Фехнер, Эмерсон, Торо, Е. П. Блаватская, Дю-Прель, Рэскин, Эд. Карпентер, Метерлник, Беклин, Ван Гог, Чюрленис, А. Блок, Брюсов, Бальмонт, Гамсун, Есенин, Константин Васильев, Добромысл...

В наши дни, чреватые гибелью всего живого, возрождается язычески-сочувственное отношение к Природе. В повести "Когда Земля вскрикнула" Конан-Дойль высказал изумительную догадку о том, что наша планета является огромным Живым Существом. Что это? Вещее наитие или отзвук древнейшего знания, затерявшегося в лабиринте тысячелетий?

Мысль человеческая развивается как бы по раскручивающейся спирали. К одним и тем же вопросам в разные времена она возвращается на разных уровнях познания. И каждый следующий виток не перечеркивает ранее известное, а, рассматривая его более пристально, обнаруживает в нем новое, более глубокое содержание.

Современная научная картина Мира всё более отвечает основным идеям Язычества, которое долгое время не находило должного понимания в христианской западной цивилизации. Новейшие научные достижения позволяют на новом витке восхождения к языческому естествоЗНАНИЮ, вернуться к древней, как мир, идее о ЖИВОМ СУЩЕСТВЕ ПО ИМЕНИ ЗЕМЛЯ.

Ведуны седой старины, на которых ссылаются Платон и Филолай, почитали Землю живым, мыслящим и одушевленным Существом, совершеннейшим и прекрасным, обладающим сознанием, глубоко отличным, конечно, от человеческого и неизмеримо превосходящим его.

Английский геохимик Дж. Лавлок назвал свое научно обоснованное исследование – "Гея", имея в виду возвращение к воззрениям ахейских племен, отождествлявших земной шар с живым существом – Геей, прародительницей богов, людей и титанов. В своей нашумевшей книге "Гея: новый взгляд на жизнь на Земле" (1979 г.) ученый воспринимает Землю как "живой, саморегулирующийся организм", оберегающий себя и сам создающий условия для своего существования и развития.

Это убеждение разделяет американский футуролог П. Рассел в своём научном бестселлере "Глобальный мозг" (1983 г.). А советский академик геолог Ю. А. Косыгин считал, что такая слаженная, высокоорганизованная система как биосфера, обладает, несомненно, инстинктом самосохранения.

Земля, вся Земля, не только в своих частях, но и в целом – ВЕЛИКАЯ ЗАГАДКА. А если не познано целое, что говорить о его ЧАСТЯХ?

* * *

Рождение Земли. Как это произошло, и что этому предшествовало? Образование Земли – одна из самых волнующих загадок планетной космогонии. А ведь решение множества загадок геологии, геофизики, геохимии (горообразование, землетрясения, возникновение оболочек земной коры, тектоническое движение, строение недр и земного ядра и т. д.) уходит своими корнями в область зыбких предположений о происхождении Земли.

Ученых очень интересует астральный, т. е. догеологический период развития Земли. Из вечного и безграничного Хаоса, по словам Гесиода, родила САМА СЕБЯ ГЕЯ. Гесиод, как и всякий Поэт того времени, был более или менее посвещен в Мистерии. В Мистериях же ученику раскрывался эзотерический смысл древнейших свещенных преданий – мифов, прояснялись скрытые в иносказаниях повествования о происхождении рас и народов, о потопах и оледенениях, о гибели материков и планет, о космических ритмах и сверхритмах.

Ныне древнейшая языческая мудрость возрождается на основе новых представлений о Мироздании. Мифология – не сборник наивных сказок. Вчитываясь в живые поэтические предания, поражаешься не только заложенному в них глубокому смыслу, но и совершенно невероятному научному предвидению, объяснить которое современные ученые не в состоянии.

В стародавние, добрые времена Поэт-Песнопевец был еще в какой-то мере провидцем и кудесником. Сама же поэзия именовалась "языком богов" и была, прежде всего, свещеннодейством. Вдохновенное слово Гомера, Оссиана и Баяна Вещего считалось достовернее любых свидетельств. Оно таковым и было: вспомним хотя бы раскопки легендарной Трои. А мифы о Фаэтоне и гибели Атлантиды уводят в такие "допотопные" времена, в такие глубины праистории человечества, куда не докопаться и заступу археолога.

Античные, китайские, японские мифы отражали суть природных явлений, но выражали эту суть иначе, чем современная наука: не формулами и схемами, а образами и символами. Каждому овощу свое время. Отличие мифа от научной теории состоит не в разном понимании сути явления, а в том, что явление это описывается на разных языках, соответствующих разным складам мышления. Естественный, языческий склад мышления позволял человеку неизмеримо глубже проникать в подспудные взаимосвязи Живой Природы, чем склад мышления монотеистический или технократический: ведь оба последних, будучи близнецами-ублюдками, вообще отказывают Матери в праве на Жизнь.

Поразительное интуитивное предвосхищение выводов современной физики содержится в трактатах джайнских натурфилософов. О том, что материя есть только сгустки Силы, они знали задолго до того, как столп квантовой механики В. Гейзенберг признал, что все элементарные частицы "сделаны из энергии".

Орфические гимны впервые поведали нам о призрачном эфире – первобытной невещественной стихии, существование которой вновь подтверждается последними исследованиями. Физики вернулись к понятию "эфир", но называют теперь эту "виртуальную реальность" вакуумом, или "физической пустотой". Однако давно сказано, что Природа не терпит пустоты. Вакуум – отнюдь не "ничто", а "нечто", где скрыты многие, если не основные тайны нашего Мира.

Теогония Гесиода, произведшая сильное впечатление даже на отъявленного вольнодумца Вольтера, совершенно непостижимым образом согласуется с данными современной космогонии.

"Прежде всего, во Вселенной Хаос зародился, а следом широкогрудая Гея..." Мать-Земля не была сотворена из ничего, а возникла САМА ПО СЕБЕ, сгустившись из холодной газопылевой туманности (хаоса). Классическая космогоническая модель Канта-Лапласа возродила на новом уровне знания эту древнюю догадку возникновении небесных тел из разреженной материи вследствие сгущения и уплотнения ее под действием сил тяготения. Такая модель лежит в основе почти всех современных космогонических теорий и гипотез. Нерешенной проблемой остается происхождение самого протопланетного облака. Да и могущественнейшая сила тяготения, связующая воедино гигантские звездные скопления: что это такое и как притяжение действует на расстоянии? Сущность, причины и механизм действия "гравитационной телепатии" одна из величайших загадок Мироздания. Говоря словами Канта, ученые пытаются "объяснить то, ЧЕГО МЫ НЕ ПОНИМАЕМ из того, ЧТО МЫ ПОНИМАЕМ ЕЩЕ МЕНЬШЕ.

* * *

Каков возраст Земли? Каждый знает, что не более 4,5-5 млрд. лет. Долгое время это не вызывало сомнений. Но вот около 30 лет назад на Кольском полуострове обнаружены горные породы с абсолютным возрастом не менее 11 млрд. лет! Многочисленные геохронологические проверки подтвердили эти цифры. Ранее глава советских геофизиков акад. Шмидт, занимаясь выяснением процесса образования Земли, тоже получил расчеты, согласно которым астрономический возраст Земли существенно превосходит общепринятые рамки. А акад. Косыгин (геолог) заявлял об отдельных радиологических определениях возраста земной коры в 10-25 млрд. лет.

Другой академик океанолог Зенкевич считал, что эволюция жизни только в океане могла занять десятки и даже сотни миллиардов лет. А акад. Вернадский в 1944 г. оценивал возраст Земли даже в тысячи миллиардов лет: "Наша планета в своей геологической структуре выявляется в эоны лет, тысячи миллиардов (может быть, больше)".

Все эти выкладки сильно меняют наши представления о возрасте и истории не только Земли и Солнца, но и всей Вселенной. Ведь по предположениям большинства астрофизиков, Вселенная возникла 10-20 млрд. лет назад в результате "большого взрыва" какой-то сверхплотной, с радиусом, близким к нулю, точки. Это – одно из наиболее принятых, основных, "очевидных" положений современной науки. И если геологические факты противоречат привычным, устоявшимся научным догматам, то тем хуже для фактов! Ведь в непогрешимость физики упертые ученые веруют так же, как нерассуждающие христиане в боговдохновенносгь библии.

Известный астроном Дж. Джинс оценивал возраст звезд тысячами миллиардов лет. Да и самой физике не хватает времени на образование галактик. Определение возраста Вселенной остается одной из важнейших ее проблем. Появление все новых данных, противоречащих предполагаемому возрасту Вселенной, вычисленному на основании версии "большого взрыва", разрушает сложившуюся схему. Так, в 1975 г. астрономы, рассчитав возраст пульсара "Джипи-1953", пришли к ошеломляющему выводу: возраст пульсара – 45 млрд. лет!

А астрономы университета в Беркли (Калифорния) в 1988 г. открыли галактику, более удаленную от Земли, чем все ранее известные. Свет от нее шел к нам 15 млрд. лет. Но, согласно гипотезе "большого взрыва", 15 млрд. лет назад никакие галактики еще не могли сформироваться. Таким образом, наблюдения астрономов противоречат стандартной модели взрывной, расширяющейся Вселенной, основанной на т. н. общей теории относительности Эйнштейна. Тем хуже для фактов; ведь, после II мировой войны физика – вотчина соплеменников Эйнштейна, канонизировавших его как "вершину человеческих достижений всех времён".

Со своей общей теорией относительности Эйнштейн выступил в 1915 г. Частную теорию относительности он ранее просто украл, скомпилировав труды Лоренца и Пуанкаре (см. книгу акад. Логунова "К работам А. Пуанкаре "О динамике электрона". М. 1984). И это не единственный его плагиат. Говоря о попытках выразить свойства времени посредством четырехмерной пространственно-временной геометрии, обычно упоминают Минковского и Эйнштейна. Однако начало хроногеометрии положил незаслуженно забытый гениальный русский мыслитель Михаил Аксёнов.

В своем труде "Нет времени" (Популярное изложение основных начал метагеометрической философии. М. 1913 г.) Аксёнов писал: "Мое воззрение на время диаметрально противоположно извечному и вселенскому на него воззрению. К моему воззрению на время пришел ученый Эйнштейн в 1904 г., я же изложил и развил его, в моей брошюре "Трансцендентально-кинетическая теория времени", изданной в 1896 г.".

Вернемся к ОТО. Настоящие ученые сразу поняли, что вся ОТО – не что иное, как сборник научно-фантастических парадоксов, логических противоречий, произвольных допущений, а то и подгонок и подтасовок.

Известно, что своей популярности среди специалистов Эйнштейн был обязан в основном его теории фотоэффекта, за которую он и получил Нобелевскую премию. Для широкой же публики Эйнштейн знаменит именно своей ОТО с ее экстравагантными выкрутасами, эпатирующими падкого на диковинку обывателя.

В 1922 г. математик А. Фридман показал, что, исходя из ОТО, можно построить модель расширяющейся Вселенной. Он опубликовал математическую модель возникновения пространства и времени "из точки". Согласно Фридману, образовавшаяся однажды (откуда и как – об этом он умалчивал) Вселенная стала извергаться из точки, расширяясь во все стороны. В 1929 г. астрономом Хабблом было обнаружено доплеровское красное смещение, указывающее на разбегание галактик, что было известной частью учёных истолковано на основе ОТО в пользу модели "взорвавшейся" Вселенной.

Однако большая наука восприняла эту чисто математическую схему скептически: в прокрустово ложе релятивистской космологической модели втискивались менее "научные", менее строгие, не переводимые на язык голых, абстрактных математических уравнений, теории развития Земли и Жизни. Модель, описывающая не реализующийся в Природе случай, была поставлена выше опыта, выше самой Природы.

Зато церковники сразу же ухватились за новую гипотезу. Еще бы: ведь модель взрывающейся и расширяющейся Метагалактики, опирающаяся на ту самую ОТО, о которой, захлебываясь от восторга, писали все газеты, доказывает начало мира и, по существу, подтверждает библию.

Для монотеистов всех мастей это была находка. Да еще какая! Ведь представления о "большом взрыве" как "начале" Вселенной вполне соответствовало креационизму – христианскому "учению" о сотворении мира из ничего. Снова стало возможным говорить о "начале" и "конце" света и подпирать пошатнувшуюся веру в бога-творца Иегову-Саваофа. Некоторые физики-эйнштейнианцы поторопились сделать угодный монотеистам вывод о том, что начало расширения Вселенной, сосредоточенной около 15 млрд. лет назад в т. н. сингулярной точке, было делом рук божьих. Ученый аббат Леметр в 1927 г. выдвинул версию, согласно которой в "нуль-пункт времени" Вселенная возникла из одного-единственного "атома-праотца".

Иудеи давно уже приписали "сотворение" нашей Вселенной своему племенному божку Иегове (которому тупорылые христиане поклоняются как богу-отцу). Увязывание забавной ветхозаветной басни с ничем не обоснованной наукообразной басней о сингулярности достигается методом хитроумно-пустопорожних расчетов и вычислений, производимых сионскими мудрецами-физиками. Каббалистические операции с цифрами – их родная стихия, и здесь они – как рыба в воде.

Теоретическая физика, "схваченная" иудеями, нацелена на "научное" доказательство бытия божьего. БОГ НУЖЕН ИУДЕЯМ, чтобы утвердиться в своей исключительности, в своем предназначении. Ведь без бога и богоизбранных быть не может! Не удивительно, что иудеи легко становятся выкрестами: для них главное, чтобы БОГ БЫЛ СВОЙ, ИУДЕЙСКИЙ.

* * *

Т. н. точку сингулярности, где радиус обращался в нуль, а плотность материи – в бесконечность, придумали яйцелобые "интеллектуалы" в своих лабораториях. Это их картина мира "в пробирке". Известные физические законы не в состоянии описать ни "особого начального состояния" сингулярности, ни тех алхимических превращений, что могли бы произойти в рамках этого "особого состояния" в момент "большого взрыва". Все домыслы на сей счет равносильны любимому занятию схоластов – вычислению множества ангелов, умещающихся на острие иглы. Но странно: чем ближе к "началу" Вселенной, к нулю, тем всё более определеннее, а последние доли секунды описываются с такой обескураживающей точностью, с такими дотошными подробностями, будто авторы сами присутствовали при "родах" (имеется в виду математически разработанная модель развития нулевой Вселенной и первые секунды ее существования).

И всё это умствование подкрепляется изящной цифровой эквилибристикой и уравнениями, чья мнимая многозначительность, выдаваемая за последнее слово в науке, создаёт иллюзию достоверности у неискушённого читателя. Однако сами поборники этой модной снобистской модели испытывают порой глубокую неудовлетворённость. Один из её создателей, амер. физик-теоретик С. Вайнберг, в своей книге "Первые три минуты", признаётся: "Я не в силах избавиться от ощущения нереальности, когда пишу о первых трех минутах так, как будто мы действительно знаем, о чём говорим".

И действительно: разрешив одни парадоксы, эта теория породила еще больше других. Если ей верить, то за три с небольшим минуты Вселенная расширилась от нуля до 40 световых лет (от ближайшей к нам звезды Альфа Центавра свет идет 4 года), т. е. скорость разлета превышала скорость света в миллионы раз! Иные эйнштейнианцы оказались – "более католиками, чем сам папа".

В моделях "горячей" Вселенной (амер. физик Гамов и др.) описывается предполагаемое состояние сингулярности, когда субстанция Космоса была якобы сжата в единую исходную точку с температурой больше 10(13)К и плотностью, на много порядков выше ядерной. Не надо быть академиком, чтобы понять, что в таких условиях не могли существовать не только молекулы или атомы, но даже и атомные ядра...

ЖИЗНЬ остается для нас самым явным, но и самым загадочным свойством Вселенной. Можно считать доказанным, что живое из неживого возникнуть не может. Полнейшую невозможность этого выявили, анализируя термодинамические свойства живой материи, такие ученые, как К. Тринчер (СССР) и Г. Кастлер (США).

Но если это так, то нельзя согласиться с гипотезой "большого взрыва", согласно которой все Мироздание было сплющено некогда в бесконечно малом "нуль пространстве", раскаленном до чудовищных температур и сжатом невообразимым давлением. Ясно, что при таком состоянии жизни быть не может, а поэтому мы принимаем лишь такую картину Вселенной, где ВСЕГДА есть условия для ЖИЗНИ.

Жизнь так же вечна, как вечна и Вселенная. Жизнь – такое же неотъемлемое свойство Вселенной, как и движение, и одно присуще другому. БЕЗЖИЗНЕННОЙ ВСЕЛЕННОЙ ПРОСТО НЕ МОГЛО БЫ БЫТЬ.

Наиболее прозорливые и непредубежденные теоретики полагают, что наша Вселенная не могла иметь изначального сингулярного состояния: она вечно ПУЛЬСИРУЕТ – сжимается и расширяется. Один из ведущих космологов современности, Фред Хойл, предложил модель стационарной Вселенной, не имеющей ни начала, ни конца, в которой образование материи происходит спонтанно "с целью" заполнения пустот, возникающих вследствие расширения Вселенной. "Я полагаю, что главный вопрос заключается в том, является ли т. н. начало началом в буквальном смысле или же оно представляет собой физический переход от какой-то предшествующей стадии, – сказал Хойл. – Лично я мало сомневаюсь в том, что была предшествующая стадия, возможно, даже эволюционный процесс".

Релятивистские эйнштейнианские модели рассматривают Вселенную лишь в процессе ее становления (от сингулярности), обходя молчанием вопрос вопросов об исходных причинах бытия. Что же было, когда "ничего не было"? Что было до того, когда вдруг по неизвестной причине появились пространство и время? Не ясно даже, имеет ли какой-либо смысл здесь само понятие «до».

Но если принять вариант не взрывного, катастрофического возникновения Вселенной, а напротив, неопределенно долгого эволюционного формирования порядка из хаоса, сгустков энергии из состояния рассеяния? Уже сформулированы гипотезы о возможности спонтанного квантового возникновения Вселенной из вакуума (т. е. из СВЕТОНОСНОГО ЭФИРА!), который является не абсолютной пустотой, а напротив, некоей тончайшей "протосредой" – вечным, неисчерпаемым источником Энергии. С этой точки зрения начало Мира означает лишь понятие, подчеркивающее переход от одного, неизвестного нам состояния материи к тому, с которым имеют дело современные исследователи.

Согласно теории пульсирующей Вселенной, она развивается не от какого-то акта первоначального творения, а всё её бытие представляет собой бесконечную череду пульсаций. Вселенная расширяется, сжимается и опять расширяется, возрождаясь вновь и вновь подобно Фениксу. Главное выражение Жизни – движение, причём движение ритмическое. Ритм – биение Жизни. Вселенная подобна ВЕЛИКОМУ ВЕЧНО БЬЮЩЕМУСЯ СЕРДЦУ!

Такое понимание Мироздания не оставляет места богу, но прекрасно согласуется с естественными, дохристианскими представлениями. Уже в который раз наука против своей воли неизбежно возвращается к проникновенному мировидению "простодушных язычников" и не желает в этом признаваться.

Время не линейно, и это знали уже древние мудрецы. Плоско-линейное, одномерное понимание времени от "сотворения мира", придающее истории поступательно направленный, "прогрессивный" характер, появляется лишь с утверждением христианства.

Представление о замкнутости времени, о его цикличности было присуще человеку испокон века и предвосхитило появление научных теорий пульсирующей, колеблющейся Вселенной, в которых, в противоположность времени "начинающемуся", рассматриваются модели с циклическим временем, т. е. со временем, замкнутым "само на себя".

Идея вечного возвращения – одна из ведущих идей древнейших натурфилософских систем Греции, Индии, Китая. Это по существу ИДЕЯ ЭВОЛЮЦИИ, но в её особенном, эзотерическом значении – речь идёт о наиболее совершенном; спиралевидном движении по кругу, О КОЛОВРАЩЕНИИ БЫТИЯ. Не бессмысленное беличье колесо с постоянным возвратом к исходной точке, а вечное возрождение – перевоплощение – обновление ТОРЖЕСТВУЮЩЕЙ ЖИЗНИ. Так же деревья осенью сбрасывают листву ради того, чтобы вновь расцвести весной.

Наше слово "время" (общеславянское "вермя", "вертмя") этимологически связанное с глаголом "вертеть", в древности означало то, что вертится. Время воспринималось как вечно вращающееся веретено: вспомним веретено богини Ананке из греческих мифов и веретено наших волшебных сказок, выпрядающее ткань бытия. Идея кругового движения времени – одно из сокровенных значений того свещенного образа, который в Индии назывался свастикой, а на Руси – КОЛОВРАТОМ.

Древняя мудрость гласит, что Вселенная существует вечно, но проявляется периодически, согласно мировым ритмам. О том, что Вселенная проявляется в циклах, учили стоики и пифагорейцы. Идея мирового ритма проходит через всю историю человеческой мысли от Гераклита и Эмпедокла до Спенсера и Ницше. Великие, космические эры, которые на языке науки именуется пульсирующей Вселенной, арийцы Индостана поэтически называли Днями и Ночами Брамы, или Вселенским Дыханием. Не имеющее начала чередование периодов проявления объективного мира и его исчезновения из области объективного (переход в тонкую форму существования, в то первородное состояние, которое называется хаосом) и есть Мировые Пульсации.

Ученые давно пришли к выводу, что ТА НЕПОСТИЖИМАЯ СУЩНОСТЬ, ЛЕЖАЩАЯ В ОСНОВЕ ВСЕГО, которую они всуе называют Энергией, есть величина постоянная. Так наука "открыла" Америку: то, о чем тысячелетия назад догадывались "идолопоклонники", и ныне самый выдающийся представитель энергетизма (энергетического понимания Вселенной) В. Гейзенберг прослеживает связи новейшей физики с идеями древних натурфилософов. Величина Энергии во Вселенной остается совершенно одинаковой, только при конце цикла (цикла, а не Вселенной!) она переходит в состояние покоя, замирает, становится потенциальной. Наступает Ночь Брамы, и Вселенная погружается в себя, как в сон, сворачивается подобно куколке, превращается в "космическое яйцо", содержащее в себе зародыши всех будущих жизней:

И душа, летя на север
Золотой пчелой,
В алый сон, в медовый клевер
Ляжет на покой...
А. Блок

А потом – на рассвете Дня Брамы будет новый всплеск ЖИЗНИ, ПРОБУЖДАЮЩЕЙСЯ К СВЕТУ.

Легенды о происхождении мира из некоего первородно-самородного яйца присущи многим народам. Недаром еще с античных времен бытует латинское выражение "аб ово" с самого начала (буквально – с яйца). В разных вариантах этот древнейший миф знали и орфики, и друиды, и брахманы. Отголоски представлений о "мировом яйце", зачинающем новую жизнь, сохранились и в славянских волшебных сказках. Во всех этих мифах прослеживается идея о стационарном, неизменном мире: мире постоянно развивающемся, то замыкающемся в себе, то вновь возрождающемся. Подобная же идея, хотя и несколько видоизмененная, вдохновляет и наиболее пытливых космологов современности.

Нам трудно вообразить грандиозность пространственно-временных масштабов этих ритмов. Амер. астроном А. Сендейдж считает, что Вселенная пульсирует с циклом, равным примерно 82 млрд. лет. В пуранах счет тоже идет на сотни миллионов и миллиарды лет: древнеиндийская космогония, как и современная наука, определяла возраст Солнца в миллиарды лет. Что же касается описания бесконечности Вселенной, то нам остается только подивиться прозрениям безвестных риши, чьи исчисления подавляют колоссальностью мирового пространства и времени. Сравнение с шестью тысячами лет от "сотворения мира" лишний раз напоминает нам о весьма посредственных, если не сказать, ущербных, мыслительных способностях <...>

* * *

После столь долгого, но необходимого отступления вернемся к нашей Матери-Земле. Ученые до сих пор не знают причины изначального вращения Земли вокруг своей оси. В учебниках написано: "вращение имеет своей причиной центробежную силу". И далее: "центробежные силы, возникающие благодаря вращению Земли...". Порочный круг замкнулся, и существование курицы "объясняется" существованием яйца.

Какой же ВЕЧНЫЙ ДВИГАТЕЛЬ побудил к устойчивому, неизбывному вращению, не дающему Земле завалиться на бок, подобно волчку? А ведь без вращения Земли жизнь на ней была бы невозможна хотя бы потому, что на освещённой стороне Земного шара было бы пекло, а на тёмной – вечный лёд. "Земля, вращающаяся около своей оси, обладает Душой, которая и есть причина этого движения", – утверждал основоположник небесной механики Иоганн Кеплер. А почему бы и нет?

Земля – единственная обитаемая планета Солнечной семьи – исключительна по своей благожелательности, "приспособленности" для Жизни. Изумительны неповторимые особенности нашей дивной колыбели, породившие столь буйный расцвет Жизни. Земля и цветет потому, что находится на единственном, наилучшем из всех возможных для Жизни удалении от Солнца. И Весна-Красна приходит только на Землю, ибо только на Земле возрождается Жизнь после зимнего обморока. Неужели это чистая случайность? Несомненно, это зависит от чего-то более существенного, чем от "игры и кости". А ведь именно ЖИЗНЬ противоборствует тому, что ученые назвали "тепловой смертью" Вселенной. О тех, кто отказывает нашей Матери в естественном, преднамеренном пестовании Жизни, можно сказать словами Паскаля: "Они отвергают круговращение Земли, а сами вертятся вместе с нею".

А как образовалась живительная земная атмосфера – детище, порожденное Землей? В науке об этом столько недомолвок, оговорок, несообразностей и путаницы... А между тем, само возникновение и сохранение Жизни на Земле обусловлено развитием химических процессов в ее атмосфере. Ни на одной из планет Солнечной системы нет океанов и атмосферы, подобных нашим. Высокое содержание кислорода в атмосфере поддерживается растениями, извлекающими его из углекислого газа. Кислород не только снабжает животный мир энергией для жизнедеятельности и размножения, но и образует озонный слой, защищающий от ультрафиолетовой радиации. Таким образом, Жизнь создала на Земле изумительную самоподдерживающуюся систему.

Ещё один ОЧЕНЬ ВАЖНЫЙ вопрос: каково происхождение и суть земного магнетизма, учитывая его определяющее влияние на всё живое? Да и что такое вообще то призрачное, но неодолимое силовое воздействие, которое называют магнетизмом? Слова "могущественный", "магический" и "магнетический" – родственны. Сущность магнетизма в целом остаётся неизвестной, так же, как и загадка геомагнетизма.

У Луны, Венеры и Марса нет магнитного поля; нет там и Жизни. Мощное магнитное поле Земли – уникальное явление; таким же уникальным феноменом в Солнечной системе является земная биосфера. Напрашивается вывод о связи Жизни с геомагнитным полем. Геологи установили, что многие виды животных исчезали в периоды, когда геомагнитное поле, по непонятным причинам меняя свое направление, проходило через нулевое значение. Какую-то очень важную роль геомагнитное поле играет и в удержании озонового слоя. Человек живет в океане геомагнитных волн так же естественно, как рыба в воде, и потому их не замечает. Однако, если геомагнитное поле существует, то где-то в планете должно существовать НЕЧТО, его порождающее? Достоверно о геомагнитном поле известно только то, что в нем ориентируется стрелка компаса. Упрощенно проблема геомагнетизма "разъясняется" так: "Что такое геомагнитное поле? – Это земное и околоземное пространство (магнитосфера), пронизанное действием магнитных сил". "А что такое магнитные силы? – Это силы, порожденные магнитным полем Земли". Налицо явная тавтология, вроде того, что шутка вызывает смех потому, что смешная, а вино пьянит оттого, что в нём алкоголь.

Известно, что геомагнитное поле пульсирует, но нет теории геомагнитных пульсаций. Причины колебаний не выяснены; предполагается, что они как-то связаны с происходящими в СЕРДЦЕВИНЕ ЗЕМЛИ какими-то процессами её жизнедеятельности.

Ученые не знают, откуда у Земли взялось начальное намагничивание. Что послужило основой земного магнетизма? Почему существуют такие понятия, как Северный и Южный магнитные полюсы? И почему эти полюсы блуждают? Давно устарело популярное представление, будто внутри Земли сосредоточенны массы железа. Если предположить, что в недрах планеты имеется раскаленная масса, то намагниченность железа должна исчезнуть уже при 770 С. Причиной земного магнетизма не могут быть солнечные и космические "магнитные бури". Не может его вызвать вращение Земли и вызываемые им электрические токи в земной оболочке. Но вспомним слова самого проницательного из сыщиков – Шерлока Холмса: "Сколько раз я повторял вам, что, когда вы отбросите всё невозможное, то, что останется, пусть самое невероятное, и будет правдой". Фалес Милетский, первый из семи греческих мудрецов, которого называли Учителем, сказал: "Камень имеет душу, потому что он двигает железо".

Отчего колеблется земная ось? Последние сотни тысяч лет были самыми необъяснимыми в жизни Земли. Вспомним великие оледенения и затонувшие материки, переворачивание магнитных полюсов, появление человека...

А откуда на Земле появилась вода, без которой невозможны белковые формы жизни? Мировой океан – еще одна загадка Природы: почему существует многовековое постоянство общего объем воды в океане? Механизм этого равновесия неизвестен.

Что такое кипящие источники и какова причина их непрерывного и равномерного биения? Почему гейзер-великан па тихоокеанском побережье Америки, пульсирующий с точностью часов, вдруг разволновался и сбился в тот самый день, когда в другом полушарии взорвался вулкан Кракатау?

Откуда взялась Луна, оказывающая столь большое и таинственное влияние на все существа? Ни одна из трех классических гипотез не выглядит удовлетворительной.

Что такое "кровь Земли" – нефть? Как объяснить происхождение нефти из органических остатков прежних геологических эпох? Какой вид энергии превратил эти остатки в комплекс углеводородов, в горючую маслянистую жидкость? Тепло? Но при сильном нагреве нефть разлагается...

Каково происхождение подземных газов? Происхождение солей, растворенных в морских водах? Как зародились граниты и алмазы? И главное: КАКОВО СОКРОВЕННОЕ ЗНАЧЕНИЕ ВСЕХ ЭТИХ ОБРАЗОВАНИЙ В ЖИЗНИ ЗЕМЛИ???

Человек, возомнивший себя "венцом творения", назвал их полезными ископаемыми. Полезными для себя, разумеется. А что, для самой Земли они бесполезны? Водоёмы, которые человек осушает, скалы, которые он выгрызает, чтобы добраться до лакомых кусочков в материнском лоне, наконец, просто "земля" – песок, камни, глина – они тоже "сорняки-вредители"?

Человек для микробов-паразитов – лишь мертвое тело, источник сырья, откуда они извлекают залежи полезных для себя ископаемых. Терзая бессловесную Землю, которая кажется людям мертвой, они уподобились паразитам. Их убогая фантазия не идёт дальше "второго пришествия", которого они всё ещё ждут из пустоты небес. Они дождутся и ужаснутся, когда их встретит НЕПРЕДВИДЕННОЕ...

* * *

Названы далеко не все "проклятые" вопросы геологии, геофизики, геохимии, геоморфологии, геотермики... Исследование нашей чудесной обители гораздо больше загадок выставляет, чем разрешает. Что известно о причинах извержений огнедышащих гор? О причинах землетрясений? Об этом "знают" школьники, но спорят ученые мужи. Нет естествознания, а есть лишь естествоописание.

Какие чудовищные силы движут громадные скальные плиты, несущие на себе материки и океаны? Существует более 500 предположений, пытающихся объяснить возникновение и строение земной коры. Геологи, озадаченные новейшими открытиями, полагают, что совокупность и последовательность ее движений является результатом действия какого-то правильного закономерного организма. Какого?

Что происходит в чреве Матери-Земли? Каков источник ее внутреннего тепла? В геофизике существуют представления, взаимно исключающие друг друга. О внутреннем строении Земли, мы, живущие на ней, знаем обидно мало; немногим больше, чем об Уране. Нет никаких общепринятых понятий о недрах Земли, ее химическом составе и температуре на больших глубинах. Наша техника быстрее достигла поверхности Марса и Венеры, чем двенадцатикилометровой глубины на Земле. Все гипотезы о том, что земное ядро железное, а мантия силикатная, не более чем умозрительные соображения, давно сданные в архив. Мы ничего не знаем о строении центрального ядра диаметром около 6500 км. Мы не знаем даже, из чего оно состоит. Ни одна попытка представить физико-химический облик ядра до сих пор не увенчалась успехом. Различные версии первичного "горячего" происхождения Земли уже не отвечают современному состоянию науки. Что же касается мантии, то о природе ее вещества имеются лишь смутные догадки, основанные на данных сейсмического зондирования, причем существуют взаимоисключающие точки зрения.

Как ни трудны проблемы исследования внешних слоев толщи Земли, они ничтожны в сравнении с теми, что возникли бы, если человек вознамерился бы проникнуть в мантию, лежащую под корой до глубины в 3000 км, и, тем более, в ядро, скрытое под мантией. Никакая мыслимая и немыслимая техника тут не поможет. Даже самый неудержимый фантаст современности Артур Кларк, совершенно свободно "обращающийся" с внеземными цивилизациями и жонглирующий расстояниями в сотни световых лет, называет Земное Ядро местом, которое "навсегда останется недосягаемым для нас независимо от масштаба научного прогресса в будущем".

В науке создалась парадоксальная ситуация. Если современные знания об энергии атомного ядра довольно-таки глубоки и стройны, то понятия о тепловом состоянии и внутренней энергии Земли чрезвычайно противоречивы и туманны. Оно и понятно: ведь представление о ВНУТРЕННЕМ ИСТОЧНИКЕ ЭНЕРГИИ зависит, прежде всего, от точки зрения на происхождение и строение Земли. А там – разнобой гипотез, согласных только в одном: почти все они отказывают Земле в САМОСУЩЕМ ЖИЗНЕННОМ БЫТИИ.

Орфики и пифагорейцы за 2000 лет до Коперника и Галилея знали о вращении шарообразной Земли и считали ее Живым Существом, обладающим Сердцем, Волей и Разумом. Но потом воцарились примитивные христианские представления о плоской, косной, слепоглухонемой Земле. А что сегодня? Хотя человечество и признало вновь шарообразность Земли, но продолжает с библейской нечестивостью относиться к Ней, как к безмозглой, безответной "плоской тверди". А между тем накапливается все больше и больше данных, указывающих на то, что в недрах планеты идут процессы, свойственные высокоорганизованным ЖИВЫМ системам.

Мощнейшие тепловые потоки, струящиеся из лона Матери к поверхности, порождены неиссякаемой внутренней энергией – ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ. Выявлены ритмические колебания в выделении этой глубинной тепловой энергии. "Мотор" – источник активности планеты – в ее СЕРДЦЕВИНЕ-ЯДРЕ, являющемся как бы своеобразным пульсирующим СЕРДЦЕМ ЗЕМЛИ.

Всё в мире пульсирует, всё имеет свои биоритмы: наш организм, Солнце, сама Вселенная... Земля с ее биосферой – ЖИВОЙ ПУЛЬСИРУЮЩИЙ СВЕРХОРГАНИЗМ: самообразующийся, самоподдерживающийся и самовоспроизводящийся. Языческая Идея эта достаточно "безумна" и "еретична" в своей естественной простоте, красоте и радости, чтобы оправдаться. Недаром идея ЖИВОЙ ЗЕМЛИ обретает все больше приверженцев как среди самостоятельно мыслящих ученых, так и среди одаренных самоучек.

Как всякий живой Организм, Земля должна (может) расти – расширяться. И это наглядно подтверждается поразительной совместимостью очертаний Южной Америки, Африки, Индостана, Австралии и Антарктиды. Материки эти укладываются почти вплотную друг к другу на шаре меньшего радиуса, какой, очевидно, имела Земля 250-300 млн. лет назад. С тех пор площадь земной коры увеличивалась за счет расширения дна океанов (а соленая вода в океаны поставлялась из земных недр). Везде, где росли океаны, молодая земная кора имеет толщину около 5 км, а материковая – около 80 км.

Самые смелые и плодотворные научные концепции (в том числе и нашего знаменитого геолога и писателя В. Обручева) говорят о пульсационно-расширяющейся Земле, но и они не могут объяснить происхождение пульсаций. В начале 80-х годов физики Римского университета проводили поиск гравитационных волн, "предсказываемых" ОТО Эйнштейна (можно примерно оценить величину сигналов, которых следует ожидать). Волн, разумеется, не обнаружили, зато в течение года регистрировали в 100 раз более сильные импульсы, причем величина их изменялась с периодом в 12 часов. Авторы открытия считают, что причина пульсаций земная. Кто знает, какие неожиданности преподнесут нам новые исследования? Природа всегда оказывается гораздо сложней и удивительней, чем ученые предполагают. А Земля наша для нас – ТЕРРА ИНКОГНИТА. Нам еще предстоит "открыть" много чудес, бывших самоочевидными реалиями для индейца Куонеба или для гольда Дерсу Узала.

* * *

Разве "мертвый камень" может родить нечто живое?
Разве камень без сердца может родить нечто прекрасное?
Разве камень без разума может родить нечто разумное?
Разве камень без души может родить нечто совершенное?
Добромысл (А. Светов). Двенадцать бесед.

Земля, будучи ЖИВОЙ, как и любое другое живое существо, обладает своим биополем и имеет свои биоактивные точки – т. н. акупунктуру Земли. Это – места выхода на поверхность могущественной теллурической энергии (Теллура – древнеиталийская богиня Земли, Мать-Земля, Терра Матер). Славяне эту первобытную, материнскую, оберегающую силу называли ЗЕМЛЯНОЙ, а очаги ее излучения – "продухи" – МЕСТАМИ СИЛЫ. Ныне такие места называют геоактивными зонами, или зонами с повышенным напряжением геомагнитного поля. В этих местах чаще всего случаются различные "сверхъестественные" чудеса или, по-научному, аномальные явления.

Именно такому месту обязан своим возникновением знаменитейший из всех оракулов – Дельфийский, чей храм был, воздвигнут в IX в. до н. э. на месте древнейшего светилища Геи-Земли. Архаичный миф гласит, что здесь некогда был захоронен убитый Аполлоном змей Пифон-Дельфиний – стихийное порождение Геи. Пифон был местным хтоническим божеством, вытесненным позднейшим общеэллинским культом Аполлона (по имени Пифона-Дельфиния загадочные водные животные стали называться дельфинами).

Греки почитали Гею Матерью богов и хранительницей древней мудрости. Отголоски почитания Пифона запечатлены в вещих жрицах-Пифиях. Считалось, что именно испарения от тела Пифона (вулканические испарения из недр Земли в расщелине скалы), вдыхаемые Пифией, вдохновляли ее и наделяли даром прорицания. А слава этих прорицаний была такова, что Пифий вопрошали цари всей Ойкумены. Известно, сколь всеобъемлющим влиянием, неоспоримым авторитетом и величайшим доверием пользовались оракулы во всей греческой истории, где они получили значение политических учреждений. Греки не начинали войну, не спросясь Пифии.

Литераторы нередко рисуют наших далеких предков наивными и по-детски легковерными. Но в древности люди были склонны сомневаться ничуть не меньше, чем мы; только они были мудрее.

И невероятно, чтобы пророческие свещеннодейства пережили тысячелетия, если бы они не оправдывались, а опровергались бы повседневной реальностью. Геродот пишет, что Крез задался мыслью испытать правдивость Дельфийского оракула. С этой целью он велел посланным им гонцам ровно на сотый день после их отъезда обратиться к Пифии с вопросом: "Чем занимается сейчас лидийский царь Крез?"

Сам Крез, думая посрамить оракула, в этот день занялся необычным делом: он собственноручно изрубил вместе черепаху и ягненка и варил их в медном котле с медной крышкой. Вернувшиеся послы передали Крезу, что в назначенный день Пифия изрекла: "Я знаю количество песку и меру моря; я постигаю мысли глухонемого и слышу безгласного, ко мне дошел запах крепким щитом защищенной черепахи, она варится в медном сосуде вместе с мясом ягненка; медь разостлана внизу и медь положена сверху". Получив такой ответ, Крез проникся благоговением, ибо жрица прорекла истину.

К оракулам же причислялись и изречения древнеиталийских ясновидящих Сивилл. Невежественные и нетерпимые христиане объявили оракулов богопротивным делом – "бесовским наваждением". В 391 г. по приказу императора Феодосия I был разрушен Дельфийский храм. Благодарная церковь прозвала Феодосия "Великим". А Сивиллины книги были сожжены в 400 г., так что книгосожжение придумали не "германские фашисты", а проповедники религии "любви и милосердия".

* * *

Геомантикой называли китайские натурфилософы-даосы способы определения правильных мест для захоронения, постройки храма, закладки города. Требования геомантики, игравшей громадную роль, были для китайцев столь же обязательны, как для нас научно-технические. Именно для нужд геомантики использовался магнитный компас.

В геомантике существовали такие понятия, как "вены Дракона" (каналы перемещения Силы) и "зубы Дракона" (места сосредоточения Силы). Саму же Землю даосы уподобляли "телу Дракона". Дракон-Змей-Ящур в древнейших мифологиях связан с водой – живительной стихией в лоне Матери-Сырой-Земли. Он – владыка подземно-подводного мира, покровитель водных источников и вообще всяческого плодородия. А один из важнейших признаков геоактивных зон – наличие подземных и поверхностных вод.

Геомантика включала в себя местоположение светилищ, их ориентировку, их совместимость с ландшафтом и возможность их связи с Духами. Местность считалась подходящей, если здесь проявлялись добрые веяния, "дыхание Природы". Геоманты определяли Места Силы или, по-современному, места связи с энергоинформационными полями планеты и зоны энергоинформационного взаимодействия Земли с биосферой, Солнцем и Космосом.

Скрытая деятельность внутренних сил Земли называлась шань-лин, что значит духовная деятельность. Шань-лин представлялась в виде флюида, изливающегося через некоторые области, участки. Особо благоприятными считались обрывы и вообще наклонные плоскости, холмы и возвышенности, т. к. шапь-лин, истекая из Земли, сосредоточивается в них и приходит в пульсирующее движение: поэтому такие возвышенности назывались лин-мо, т. е. Пульсы Духа.

Жрецы Древнего Египта, выбирая место для трех гигантских пирамид, нашли оптимальное решение. Эти памятники покоятся на самых плотных и наиболее массивных известняковых слоях, насчитывающих десятки миллионов лет. Ученые считают, что древние строители имели удивительнейшие познания в области геологии. Если бы попы не спалили Александрийскую библиотеку, мы многому бы смогли поучиться у язычников.

Загадка мегалитов – одна из самых сложных и увлекательных загадок древнейшей истории. Можно говорить лишь о научной "популярности" гипотез, приписывающих воздвижение эти монументальных архитектурных сооружений инопланетянам. Действительность, как всегда, оказывается глубже и чудеснее самых фантастических, "захватывающих" домыслов. Астроархеологи с помощью ЭВМ установили, что допотопные твердыни – дело рук "троглодитов" – солнцепоклонников каменного века. Однако мегалитические комплексы – сооружения гораздо более сложные, чем требовалось бы, если бы они предназначались только для ритуальной астрономии. Культ Солнца неразрывно связан здесь с культом Земли и культом Рода – культом перевоплощающихся Предков.

Почти всегда около гробницы-дольмена вкопан менгир – огромный фаллосоподобный каменный столб, олицетворяющий и утверждающий силу возрождающейся Жизни, побеждающую смерть. Фаллос – греческое название мужского детородного естества. Омфалами назывались свещенные камни. Самый знаменитый омфал, установленный в Дельфийском светилище и почитаемый "пупом Земли", имел откровенно натуралистический вид фаллоса. Но изображения фаллоса – отнюдь не культ голого "сексуального бесстыдства", в чем обвиняют язычников ханжи и лицемеры (у кого что болит, тот про то и говорит). Если отбросить всё фаллософствование (по-русски хуемудрствование) этих блудливых "святош", то ясно, что фаллос – это воплощение животворящей стихийной мощи Природы; знак, знаменующий торжество Жизни.

Суть Язычества – ОБОЖАНИЕ ЖИЗНИ. А исполинский, подчеркнуто ограненный стоячий столб – самый зримый, емкий и совершенный символ действия ЯРОЙ СИЛЫ, порождающей Жизнь. Греческие Эрот и Арес – того же корня, что и наш Ярило. Грубо обработанными, деревянными либо каменными обелисками-образами Рода, оплодотворяющего Природу, застолбляли славяне все особые Моста Силы. Образ по-гречески – эйдос: отсюда идеал, идол. Остатки таких деревянных столбов-идолов, врытых на холмах (на Красных горах) в центре светилищ, находят в земле археологи и поныне.

Хариты – архаические греческие божества плодородия – изображались в виде простых каменных столбов. Западноевропейские менгиры – порой слегка обтесанные каменные колоссы стоят иногда одиночно, иногда кучно, иногда ведут хоровод, образуя магический круг-кромлех. Крупнейший из менгиров (вес 330 т) по-бретонски назывался Камнем Фей. Там же, в Бретани (Франция) несколько тысяч менгиров, поставленных рядами, образуют длинные каменные аллеи. Многие исследователи были убеждены в продуманной согласованности древних памятников друг с другом, отражении ими в совокупности некоего замысла, выраженного строго рассчитанным расположением светилищ, менгиров и скоплений камней.

Отец первобытной археологии Буше де Перт, в середине прошлого века доказывал, что многотонные камни размещены "человеком Природы" не где попало, а соответственно какому-то плану: "Эти отдельные дольмены, разрозненные груды камней, дают нам только неуловимые нити: ткань разорвана, смысл урезан..." В 1922 г. А. Уоткинс стал развивать мысль о расположении языческих храмов, менгиров, свещенных колодцев, курганов и других сооружений по линиям, которые он условно называл "дорогами" со своеобразными вехами в виде каменных глыб. Эти линии наподобие сети покрывали обширные области, но во имя чего были затрачены столь титанические усилия? Чтобы не заблудиться путнику?

* * *

В 20-х годах археологи, изучавшие мегалиты Европы, впервые привлекли к исследованиям лозоходцев, и методами биолокации была зафиксирована энергетическая сеть геоактивных зон, разломов и трещин. Оказалось, что мегалиты отмечали Места Силы в тектонически-напряженных узлах геоактивной сети. Менгиры были воздвигнуты в точках (местах) геофизических аномалий, где обнаруживались биолокацией скопления подземных вод и водоразделы.

Над гигантскими подземными разломами в коре существуют магнитные, гравитационные, электрические и другие известные и неизвестные отклонения от обычного, обусловленные внутренней жизнедеятельностью Земли. Удивите льные способности лозоходцев как-то связаны с восприятием ими этих излучений – БИОТОКОВ ЗЕМЛИ. Жизнь как феномен напрямую связана с другим феноменом – геомагнитным полем. Биоритмы всего живого согласованы с ритмическими колебаниями электромагнитных полей Земли.

Известно о существовании биологического "компаса" у животных, птиц, рыб, насекомых; об их способности ощущать геомагнитное поле и безошибочно в нем ориентироваться. На ощущении магнитных силовых линий целиком основаны многотысячекилометровые сезонные перелеты птиц. Киты в своих дальних путешествиях направляются по магнитным линиям, образовавшимся в результате подвижек океанского дна.

Некоторые люди, обладающие особыми биопсихическими (медиумическими) способностями, чутко отзываются на малейшее изменение пульсаций даже в слабых магнитных полях, улавливают и направление таких полей. Этим и объясняется, вернее, проясняется дар лозоходцев-рудознатцев находить залежи минералов и подземные вместилища воды с помощью ивовой или ореховой рогульки. Горные породы и грунтовые воды испускают импульсное электромагнитное излучение. И волшебная палочка вдруг оживает в руках жезлоносителя, начинает трепетать, вращаться, к Земле наклоняться, указывая на что-то. Разумеется, не сама веточка улавливает пульс земных стихий, а человек.

Но что такое магнитное чувство? Какой орган в человеке реагирует на воздействие геомагнитного поля? Каким образом лозоходец воспринимает вибрации этого поля? Геологоразведчики убедительно подтвердили существование биогеофизического эффекта, но не смогли дать ему приемлемого объяснения. Мир вокруг нас – непостижимая тайна; человек является лишь ее частью, и потому бесплодны все попытки изучить человека, в отрыве от Природы.

Американский ученый Р. Беккер считает, что магнитные влияния неотделимы от электрических процессов внутри живого организма. Медико-биологические исследования убедительно доказали, что с геомагнитными колебаниями взаимодействует система электрических потенциалов человека, управляющая биотоками. Иногда её называют биоплазмой, иногда пси-субстанцией, а оккультисты именуют её эфирным телом. И всё же биофизики, изучающие биомагнетизм, не в состоянии теоретически обосновать его загадочный механизм. Известно лишь, что женщины обладают магнетическим чутьем в большей степени, чем мужчины.

Поскольку человеком магнитное чувство не осознается, то оно должно быть подсознательным, т. е. относиться к области сверхчувственного восприятия, будучи родственным другим парапсихологическим явлениям, таким, как телепатия, психометрия и вообще сомнамбулическое ясновидение.

В средние века христиане приписывали движение палочки козням сатаны и отправили сначала на дыбу, а потом на костер сотни тысяч несчастных лунатичек. В 1518 г. Лютер предал анафеме всех "искателей колодцев". В том же веке в Англии приверженцев "дьявольского хвоста" отлучили от церкви со всеми вытекающими последствиями... В Америке они преследовались наравне с "ведьмами", а у нас до Петра I их сжигали как "чертознаев".

* * *

Исследования мегалитических "дорог" – линий продолжились после II мировой войны. Показания магнитометров и других современных приборов, регистрирующих аномалии геомагнитного и других полей, совпали с указаниями, полученными методами биолокации. При сопоставлении пунктирных линий каменных чертежей со строением земной коры поражает совмещение их направлений с ходами геоактивных трещин и разломов. Подавляющее большинство биоактивных точек Земли соответствует Местам Силы и расположено на этих жизненных артериях.

Археологи выяснили, что все менгиры и кромлехи связаны между собой невидимыми силовыми линиями, подземными жилами-туннелями, где циркулируют живительные магнетические токи. Эти линии образуют сеть энергокаркаса Земли. А крупнейшие мегалитические сооружения обозначают узлы этой глобальной геобиологической сети; своеобразные нервные сплетения, мощные очаги излучения живительных сил. Самый большой менгир – Камень Фей оказался центром гигантского сплетения; средоточием, через которое проходит 8 магистральных линий.

Подобные линии известны и в других частях света. В Боливии индейцы называют их "таки", т. е. "прямые дороги между светилищами". В Перу инки называли их "путями, по которым двигались Духи" и воздвигали там свои храмы. Любопытно, что колонизаторы-испанцы ставили свои соборы на тех же местах. На величественных руинах Храма Солнца в Куско построена церковь "Святого Воскресения". Католики, разрушив ненавистное им "прибежище дьявола" (они были уверены, что столь огромные камни мог взгромоздить друг на друга только сам сатана), использовали его мощное основание и часть стен для сооружения "святой обители".

У протославян тоже были свои "столбовые дороги", когда столбы-менгиры располагались на одной прямой линии.

Мария Райхе, ученая-математик, полвека бившаяся над загадками каменистых линий пустыни Наска, одну из них все-таки разгадала: "Есть в пустыне точка, где компас сходит с ума". Многие многокилометровые линии безошибочно ведут с юга па север. Их точность – менее одного градуса – сделала бы честь любой современной геодезической разведке. Между тем компаса не знали в Южной Америке, а Полярная звезда там не видна. Кто ведал тайнами – жрецы, вожди, посвещенные? На керамике культуры Наска нередко изображались люди с обрезанными языками...

В соседней пустыне Сан-Хосе тоже начертаны таинственные линии, знаки и рисунки. Имя Сан-Хосе пустыня получила от испанских завоевателей. Но местные жители от своих предков унаследовали древнее ее название – Хумана. На языке кечуа это означает "Место, где зарождается Жизнь". На земле начертаны растения, звери, рыбы и изображение плода в чреве матери.

"Не было и тени сомнения в том, что все эти десятиметровые гиганты установлены по какому-то заранее обдуманному плану", – пишет Фр. Мазьер, изучавший изваяния и историю "заколдованного" клочка суши, названного колонизаторами о. Пасхи. Ученый сообщает о "бешеном вращении стрелки компаса" и о мощеных дорогах, уходящих прямо в море... Миссионер Э. Эйро некогда предал огню, как языческие, дощечки островитян с записями свещенных преданий, и тайны острова умерли вместе с ними.

Мегалитические храмы о. Мальта старше египетских пирамид на 3-4 тысячи лет. Еще на острове существует гигантская сеть глубоких борозд, вырубленных в скалистом грунте. Они то скрещиваются, то сливаются в одну колею, то опять разбегаются, пересекают горы и, уходя в море, тянутся по дну. Кто, когда, зачем и каким образом проложил эти "дороги в никуда"?

В джунглях Юкатана сотни гигантских каменных шаров, невесть как и для чего выточенных из целых скал, расположены по какой-то загадочной схеме. Вереницы шаров, протянувшиеся на десятки километров, то образуют огромные круги и квадраты, то выстраиваются в прямые линии, точно ориентированные по магнитным полюсам Земли.

А что означают циклопические системы гигантских каменных стрел на плато Устюрт в Каракалпакии? Созданные в незапамятные времена стреловидные планировки почти непрерывной цепью протянулись на сотни километров от Аральского моря. Все стрелы длиной в несколько сотен метров каждая, указывают точно на север.

А как ориентированы южнорусские Змиевы валы, общая протяженность которых свыше 1000 км? Объем титанически-трудоемких работ на этих сооружениях превосходит объем работ Великой Китайской стены. Даже сейчас высота валов достигает 12-14 м! Часто эти земляные насыпи тянутся параллельно друг другу и, смыкаясь с соседними многолиненными системами, образуют сложный, единый, загадочный комплекс. Иногда несколько линий валов идут, точно продолжаясь по обе стороны реки. С чем согласовано их направление? Кто и когда их построил? Каков их смысл? Это не оборонительные сооружения: ведь не могли же защитники располагаться равномерно на всем их тысячекилометровом протяжении – в расчете на возможное появление врага в любой точке (древняя Европа – не Китай). Археологи теряются в догадках; не смолкают споры, есть много версий, но среди них нет ни одной внутренне непротиворечивой.

В летописях о Змиевых валах ничего не сказано. Древность валов такова, что даже народная память не сохранила никаких воспоминаний об их создании, уходящем своими корнями в праисторические недра эпохи мегалитов. Почему, собственно, валы издревле зовутся в народе Змиевыми? Единственная легенда о кузнеце-богатыре, обуздавшем лютого Змея и заставившем его пропахать чудовищные борозды – явно поздняя: мотив змееборчества в славяно-русском язычестве отсутствовал. Там Змей-Ящур олицетворял живительную водную стихию и связывался с культом плодородия и тайными женскими обрядами. Название "Змиевы", очевидно, восходит к тем временам, когда Змей еще не был дьяволизирован христианами.

Мегалиты Зап. Европы широко известны, но мало кто знает о свещенных камнях древних славян на берегу Двины (Полоцкие камни). Одни из этих громадных гранитных валунов образуют дольмены и кромлехи, назначение других непонятно. Говорят, что камни безмолвны. Нет, они просто молчаливы. От них веет древней торжественностью и высокой печалью. Они замерли, словно заколдованные злыми ворогами, и ожидают своего избавителя...

Мегалиты на о. Рюген, в Померании (Поморье), Мекленбурге, Альтмарке и т. д. воздвигнуты праславянами, некогда заселявшими эти земли. Карамзин пишет об этих светилищах: "Древние славяне в Германии... употребляли... камни в несколько саженей мерою. Сии каменные здания равнялись с высокими скалами... и могли казаться народу творением рук божественных. В самом деле, трудно понять, каким образом славяне, не зная изобретенных механикою способов, воздвигали такие громады".

На берегу Вислы расположен мегалитический заповедник Каменные Круги. Место это буквально пропитано каким-то диким, нечеловеческим очарованием. Время как будто остановилось здесь. Тени прошлого витают вокруг. Здесь безраздельно властвуют Духи, опираясь на своих причудливых каменных питомцев. Судя по описаниям очевидцев, человек чувствует подсознательно, что соприкасается тут с какой-то неведомой, тревожной ТАЙНОЙ, лежащей за пределами его нынешних восприятий. Всё здесь проникнуто величием: даже зарисовки и фотоснимки насыщены каким-то гипнотическим обаянием. Понятно, почему селяне всегда отказывались распахивать эти земли. Здесь находятся 28 курганов, более 500 гробниц и 10 кругов диаметром до 30 метров из огромных камней. В центре круга обычно возвышается самая большая глыба. Некоторые камни расставлены так, что образуют линии, указывающие на точку восхода Солнца в дни летнего солнцестояния. А что обозначает расположение отдельно стоящих менгиров?

Внутри каменных кругов в Роллрайте (Англия) приборы зарегистрировали колебания напряженности геомагнитного поля. Была зафиксирована суточная и часовая ритмика магнитного пульса Земли. Очевидно, что камни очерчивали окружность, где проявляется особая жизнедеятельность планеты. На Земле существуют, собственно активные области, сходные с активными областями на Солнце (Солнце тоже обладает мощным магнитным полем). Не здесь ли разгадка таинственных кругов безукоризненно-правильной формы, появляющихся периодически по ночам на полях и лугах Англии и других стран? Растительность, более густая и яркая, чем на всем поле, ясно обрисовывает их, что хорошо видно с самолета.

Мегалиты запечатлели геоактивную сеть – внешнее проявление незримого силового поля Земли. Их условно можно назвать "точки подпитки": точки входа внешних энергетических потоков в геобиосистему и точки выхода избыточной энергии, или по-русски – МЕСТА СИЛЫ.

* * *

Такие заповедные места – холмы, родники, дубравы, рощи – испокон века почитались, как места задушевного слияния человека с материнскими стихиями Земли. Там, как нигде лучше, обретает человеческое сердце умиротворение, там легко дышится и отрада наполняет все наше существо. Там особо пахучи травы и целебны воды, и именно там черпали волхвы свое вдохновение.

Почти все встречи с НЕВЕДОМЫМ (т. н. НЛО, полтергейст и т.п.) так или иначе, оказываются связанными с МЕСТАМИ СИЛЫ. "Каждое Место имеет своего Гения", – говорили римляне. Гений в исконном смысле означал Духа-Покровителя. Одухотворенные места – места, любимые Духами-старожилами, где явственно ощущается их доброжелательное присутствие, – это и есть места, где наиболее проявляются благодатные силы Земли. Такие места, самой Природой предназначенные для обрядов-игрищ-празднеств, издревле слыли СВЕЩЕННЫМИ. Именно в таких местах устраивали славяне родоплеменные капища-хоромы с могучим столпом посредине или насыпали огороженные огромными валунами Красные горы-курганы, тождественные по сокровенному своему назначению западным мегалитам.

Именно такие, наиболее чтимые места, прежде всего подвергались охристианизированию по сценариям "явления чудотворных образов" с последующим строительством церквей на пепелищах языческих светилищ.

Поняв, что отвадить народ от таких мест не удастся, попы постарались использовать это притяжение в своих целях. Такова, например, история возникновения знаменитого Великорецкого крестного хода, художественно обработанная проникновенным вятским писателем-краеведом В. Ф. Пономаревым в "Сказе о реке Великой".

Известный этнограф Н. Н. Харузин писал в 1889 г., что возведение церквей, и часовен на подобных местах было обычным делом. Он, в частности, указывает на городище вятичей под Москвой в Кунцеве, "называемое обыкновенно проклятым местом". Далее он пишет: "Окрестные жители, как известно, и теперь еще питают к этому месту суеверное уважение, и бросание в реку венков в семик производится именно против городища, хотя многим деревням приходится для этого идти несколько верст. На этом месте стояла некогда церковь, упраздненная, по сведениям И. Е. Забелина, в XVII веке".

Удивительную вещь обнаружили в 1986 г. ярославские реставраторы на парадном крыльце более чем 300-летней церкви Николы Мокрого. Оказалось, что пол там состоит не из плит, как считалось ранее, а представляет собой гладкий гранитный валун потрясающих размеров: 4 м на 3,5 м и толщиной более двух метров. Подобного нигде и никогда не встречалось. Архитекторы считают, что столь громадный вес не могли поднять на крыльцо после возведения церкви. Царь-Камень лежал на этом месте издревле, будучи, очевидно, культовым, и зодчие использовали этот "дар Природы" в качестве важной основы всего сооружения.

Потерпев поражение в открытой борьбе с тысячелетними народными верованиями, христиане попытались перехватить животворные потоки и направить их в свое русло. В Почаевской лавре богомольцы прикладываются к валуну со "стопой богородицы", несомненно, еще языческой светыни. Вблизи Кирилло-Белозерского монастыря в часовне лежит другой камень; монахи усмотрели на нем след "св. Кирилла". Заволжское озеро Светлояр было местом поклонения язычников до того, как их оттуда изгнали старообрядцы.

Нечто подобное происходило и в Зап. Европе. Известны средневековые церковные послания, запрещавшие паломничество к древним каменным сооружениям. Но и тут церковь оказалась бессильной. Тогда началась христианизация мегалитов. На них установили распятия, а над некоторыми дольменами возвели часовни.

То же наблюдалось и в Закавказье. Тут у менгиров были светилища, здесь же совершались жертвоприношения петухов и баранов. Церковники узаконили все эти обряды, а над менгирами стали ставить часовни и фаллические столпы-колокольни.

Русские казаки, 150 лет назад заселявшие Прикубанье, постоянно встречали совершенно целые дольмены. Местные жители еще смутно помнили о происходивших здесь свещеннодействах, а кое-где даже продолжали выполнять обряды. Адыгейцы были убеждены, что повреждение дольменов, нарушение их покоя повлечет за собой мор и пагубу.

Чувство почтения по отношению к мегалитам существует повсюду, где есть эти памятники. Благоговейное чувство это в течение многих десятков столетий передавалось от поколения к поколению и даже к чуждым по крови племенам. Только благодаря почитанию местного населения дожили до наших дней каменные бабы Сибири. Сохранились оберегаемые народным поклонением мегалиты Англии, Бретани, Португалии.

Но трагична участь кубанских дольменов. Они стерты с лица Земли. Начали их разрушать казаки, науськиваемые православным "духовенством". А то, что не успели уничтожить казаки, то доконали трактористы-комсомольцы, воспитанные в догмах вульгарного атеизма. В 1885 г. на Богатырской поляне стояло 360 дольменов, в 1928 г. – 20, а сегодня нет ни одного…

* * *

Нигилистическая "наука", как и христианская талмудистика, полагает, что "неживая" Земля не может иметь ни ощущений, ни разума, ни сознания, т. к. у нее нет центральной нервной системы. Разум предполагает наличие мозга, а чувствительность – наличие нервов. Ничего подобного, в человеческом понимании, у Земли, как будто, нет.

Но что из того, что мы не видим у Земли никаких органов, являющихся обыкновенно вместилищем разума, воли и сознания? Ведь сознание это может быть совсем другого, непривычного вида. "Скрипка и фортепьяно издают звук, потому что у них есть струны. Следует ли отсюда, что только струны могут издавать звук?! А как же флейты, органные трубы? Конечно, их звук имеет иные качества, и так же сознание... может иметь такие качества, которые исключительно согласованы с присущим им типом организма", – писал великий германский мыслитель, основатель психофизики Теодор Фехнер.

Земля не является "личностью" в человеческом понимании этого слова. Планета обладает самосознанием, но ее сознание сверхличностное, вернее – внеличностное. Оно есть совокупность бесчисленного множества личных сознаний, воплощенных в обличьях живых существ, которые являются лишь отдельными клеточками единого ЖИВОГО СВЕРХОРГАНИЗМА.

Верхоглядная казенная наука отрицает инобытие, отрицает сосуществующие с нами иные проявления жизни и сознания, хотя никакой исчерпывающей формулы жизни у нее нет, как нет и вообще теоретической биологии. Более того, она не может четко и однозначно ответить на, казалось бы, гораздо более простой вопрос: по какому признаку провести границу между живым и неживым – "неорганическим"?

Вертикальных границ у Жизни, как таковой, не существует; жизнь в том или ином своеобразии присутствует на всех уровнях, повсюду; ярится в смерче, таится в глине, волнуется в волне. Эд. Гартман допускал наличие ощущений не только у растений и минералов, но даже у атомов. Любое порождение РОДА – живое: дерево, скала, радуга, водопад, вьюга, молния... Всем явлениям Природы присуща внутренняя одушевленность. И нет ни одного явления в Природе, которое не сопровождалось бы электромагнитными колебаниями.

По-видимому, проявления биомагнитной и биоэлектрической активности являются неотъемлемым свойством нервной системы. Новейшие исследования свидетельствуют, что у Земли, как у единого, живого, целого Организма имеется высокоразвитая система, регулирующая деятельность отдельных органов. Земля имеет свой собственный глобальный орган мышления в виде непостижимого для нас и расположенного в ядре земного шара супермозга. Существует даже любопытная гипотеза, по которой ядро Земли имеет форму и свойства ЖИВОГО КРИСТАЛЛА, оказывающего своим биополем воздействие на самые разнообразные процессы, происходящие как в недрах, так и на поверхности.

Жизнь особо буйно процветает на тех участках земной поверхности, где наиболее благоприятны электромагнитные условия ее развития, т. е. в Местах Силы.

* * *

Кажущаяся противоположность ДУХА и ЕСТЕСТВА существует только в представлениях примитивных материалистов да прихожан профанированных монотеистических религий. Слово ПРИРОДА нынче употребляется либо как нечто отвлеченное, либо как "окружающая среда". Окружающая, разумеется, "перл творения" – человека. Можно долго и умно говорить о Природе, но познавать Её возможно, только сочувственно сливаясь с Ней.

Наши Пращуры ощущали все части Природы особо одушевленными, населяя (отсюда – Вселенная) все Её царства и каждую стихию таинственными духовными сущностями. Мир был живым телом ЕДИНОГО НЕИЗЪЯСНИМОГО МОГУЩЕСТВА. Понятие о всеобщей одушевленности Природы не было приобретено учением, а присуще Человеку от роду. Для него, видевшего мир в свете неискаженных первобытных впечатлений, существование независимых от человеческого разума и чувств Духов было очевидным. Человек жил тогда в естественной, бытийной связи с этими Силами.

Христиане, резавшие по живому, попытались разделить всё на потустороннего Иегову-творца и на посюстороннюю Природу – "тварь", а между ними – пропасть. Так внушалась несовместимость Духа и Природы: того, кто "еси на небеси", и чуждой ему, "косной", "неодушевленной" земной юдоли. Истоки нечестивого отношения к Земле – в библейской доктрине о сотворении Вселенной иудейским божком.

Поскольку Земля есть якобы нечто вторичное, не имеющее самобытной ценности, то она бесправна как перед "богом", так и перед человеком, сотворенным "по образу и подобию" и призванным владычествовать над ней. Такое природоненавистничество родственно ветхозаветному человеконенавистничеству, согласно которому под человечеством в полном смысле слова понимается только "богоизбранный" – обрезанный народ. Мир сотворен Иеговой исключительно для него, а другие народы всего лишь "двуногий скот", созданный для того, чтобы служить иудеям рабами. А потому призвание иудеев заключается в истреблении и закабалении всех иноплеменников.

Плоская рационалистическая наука несет на себе христианское клеймо глубочайшей раздвоенности – расщепления: идеальное – материальное, душа – тело, вера – разум, бытие – сознание, долг – совесть, цивилизация – дикость, живое – неживое, человек – Природа. Эта наука построила некую бездушную, бессмысленную, лишенную самоценности модель Земли, нечто среднее между трактатом по физике и руководством для патологоанатомов. Главная цель такой науки – служанки богословия – развенчать Природу, изгнать из Природы Духов, а из души человеческой – всякое воспоминание о живом общении с Ними.

Учения Федорова и Вернадского, к примеру, есть не что иное, как оборотная сторона христианского монотеизма: предельно выраженный антропоцентризм, провозглашающий человека хозяином Земли и вручающий ему беспредельную власть для обуздания "дикой" Природы. Вернадский вообще чрезвычайно сузил понимание Жизни как явления. А всякое ограничение понятия ЖИЗНЬ дает возможность изгнать из ее пределов "нежить", т. е. одушевленные нечеловеческие существа, принадлежащие к иным видам Жизни, чем наша. Впрочем, во времена Вернадского ученые еще не подошли к пониманию, что Жизнь может существовать не только в форме белково-нуклеинового субстрата, но и в полевых формах, и эти формы могут взаимодействовать между собой...

* * *

Что такое Дух Минералов? Это тот же единый Дух Земли, проявляющий себя также и в царстве минералов. В камне, как джинн в кувшине, заключено скрытое начало Жизни. Могущественнейшие Силы одушевленной Земли издревле олицетворялись в сказочных подземных существах – гномах. Предания всех народов хранят глухие упоминания о племенах карликов, обладавших мудростью и чудовищной силой, которую они черпали в теле планеты-Матери. Они прекрасно изображены на картине германского романтического живописца Мориса фон Швинда "Рыцарь Фалькенштейн".

Слово ГНОМ, заимствованное из немецкого языка, где оно означает Духа Земли, восходит к греческому "гномон" – знающий. Знающий что? Очевидно, тайны Земли. Наши стародавние знахарки-зелейницы, прежде чем сорвать в полнолуние целебную траву, клали не поясной, а ЗЕМНОЙ поклон и заклинали: «Духи Дневные и Духи Ночные! Духи Могучие – Земляные и Ты – Земля, всем нам Мать! Дозволь Твои травы взять: не ради хитрости, не ради мудрости, а на доброе дело...»

Гномы, карлики – норвежские альфары, датские эльвы, англосаксонские эльфы дали имена реке Эльбе и горам Альпам. В скандинавских сагах и немецких легендах они выступают как целый народец – Нибелунги – хранители подземных сокровищ. Тролли и кобольды приобрели злобные черты только после того, как были демонизированы христианством. И если отделить древнейшие языческие пласты от позднейших христианских наслоений, то предводитель гномов Вий – не кто иной, как воплощение хтонической, первородной, черноземной стихии. Молитвы спасали семинариста Хому, убившего "ведьму", лишь до тех пор, пока не появился ясновидящий Вий – "приземистый, дюжий, косолапый человек, весь в черной земле... как жилистые, крепкие корни, выдвигались его засыпанные землей ноги и руки". Гоголь, прекрасно знавший малороссийское устное народное творчество, утверждал, что образ Вия им не вымышлен, а принадлежит древнейшим народным преданиям.

Образ этот, как и образ Бабы-Яги, восходит к каменному веку первобытных охотников, веку шаманов и мегалитов; веку, когда Человек походя, будто в лунатическом забытье, творил то, что его потомки стали называть чудесами. С развитием скотоводства и земледелия этот образ потускнел, полинял, а с утверждением христианства Силы Земли бесповоротно стали "нечистой силой"; ведь всё то, что не от "бога", то – от "дьявола".

В кельтском эпосе славянскому Вию соответствует Олвен, который из-за длинных и тяжелых век, опущенных до самой Земли, не мог видеть, пока их ему не поднимали.

В сказах и побывальщинах Каменного пояса-Урала Хозяйка Медной горы со своими подручными змейками и ящурками оберегает самородные сокровища Земли от злосердечных искателей наживы.

Она – повелительница стихийных подземных духов. Уроженцы гор либо панически боятся ее, либо наделяют свещенным ореолом. Образы Хозяйки, Горного Батюшки, Огневицы имеют черты народных заступников от произвола богатеев-заводчиков. Горные Духи – враги церковных обрядов; они нагоняют жуть на попов и монахов, Девка-Азовка, владычица несметных кладов, не подпускает попов к Азов-горе, обращает в бегство участников крестного хода.

В сказах красной нитью проходит мысль о бессилии христиан подчинить себе Природу, поскольку враждебные церковникам Хозяева Гор олицетворяют мощь, красоту и богатство земных недр, Девка-Азовка и Горный Старец всегда на стороне обездоленных, на стороне вольных людей – благородных разбойников, на стороне героя-одиночки, ищущего ПРАВДУ-СПРАВЕДЛИВОСТЬ, а не золото. За бескорыстие они наделяют его даром видеть "нутро Земли", угадывать жилы благородных минералов и самоцветов (неисповедимыми путями связаны душевные порывы человека с Силами, действующими в Мироздании). Примечательно, что в Хозяйку верили все: и горняки, и баре-заводчики, и сам Демидов, и даже залетные "бичи". И не просто верили, а были твердо и непоколебимо убеждены.

Жутковатый образ Лхамо в ламаистском пантеоне восходит к временам матриархального шаманизма и совмещает в себе черты Матери-Прародительницы и Хозяйки Горы.

До сих пор бытуют восхитительные предания о прекрасной Стране Вечной Юности в холмах Британии, Ирландии, Шотландии. Одна из старинных баллад повествует, как прославленный шотландский бард Томас Лермонт (предок нашего Лермонтова) пробыл там несколько дней, а когда вернулся назад, то к своему изумлению узнал, что на Земле прошло уже много-много лет. В той дивной стране водят веселые хороводы карлики-сиды, ушедшие под землю в незапамятные времена. Им ведомо волшебство, но они скрываются от любопытных глаз и ненавистного им звона церковных колоколов. И только очень добрые люди могут иногда видеть сидов и общаться с ними...

В древнеславянских волшебных сказках гномам и эльфам подобны Мужичок-с-Ноготок, Катигорошек, Мальчик-с-пальчик. У чехов и словаков есть еще Перкманн (от нем. Бергман – горный человек), у поляков – Скарбник.

Гномы, добрые феи – "дюймовочки", сиды и эльфы – порождения древнекаменного века. Им вредно и отвратно железо; даже его лязг сковывает их волшебную силу. Вообще же сами гномы-силачи, обладающие неимоверной физической и  – шире – жизненной Силой. Она же оказывается и силой МАГИЧЕСКИ – МАГНЕТИЧЕСКОЙ.

* * *

Легенды о гномах-строителях мегалитов тождественны у очень многих народов. И во всех легендах о загадочных карликах они, так или иначе, причастны к воздвижению этих памятников.

На Гавайях гномы называются менехуне. На островах сохранилось около 30 циклопических сооружений из целых каменных утесов, которые местные жители считают творением менехуне.

Здесь есть гигантские каменные изваяния, величественные храмы и грандиозные ирригационные сооружения, перед которыми меркнет слава знаменитых этрусских акведуков. Некоторые считают менехуне расой карликов – древнейшим, догавайским населением островов. Еще их называют "людьми ночи", т. к. они, избегая людей, трудятся только по ночам.

Присутствие менехуне ощущается на Гавайях повсюду и сейчас (и дело вовсе не в привлечении туристов и не в шокирующих набедренных повязках "а ля менехуне"). Действие преданий происходит зачастую в наши дни: жители уверены в существовании менехуне так же, как в существовании летучих мышей, ведущих ночной образ жизни. Даже то, что мы называем природными явлениями, связывается с деятельностью менехуне. Несмотря на их рост, шутки с ними плохи. Коренастые крохотные человечки обладают недюжинной силищей и играючи возводят любые постройки за одну ночь, оканчивая работу до восхода Солнца (в русских волшебных сказках чудесные помощники тоже строят дворцы за одну ночь). Легенды о таинственных пигмеях известны и на других островах Полинезии, Микронезии, Океании, а также в Австралии, – везде, где есть мегалиты. У африканских догонов тоже есть дольмены и легенды о карликах-иебанах, их строителях, в точности напоминающие предания полинезийцев.

О таком же древнейшем племени карликов, строивших свои сооружения по ночам, сообщают легенды индейцев Центр. Америки. У майя бытовали рассказы о карликах – коренном населении страны; считалось, что они работали в темноте.

В Индии предания повествуют, что дольмены, сооруженные карликами, служили им жилищем. В Бретани дольмены, возраст которых более 6000 лет, называются домами маленького народа  – торриганов. Дольмены Абхазии, которые казаки прозвали богатырскими могилами, черкесы считают сооружениями карликов-ацанов. Адыгейцы называют дольмены "сырпун", т. е. дома карликов. У осетин сохранились сказания о народе карликов-бицента, способных одним взглядом ворочать огромные камни.

На взгорьях Мадагаскара все уверены в существовании пигмеев-вазимба, живущих вблизи пещер и водопадов и обладающих теми же таинственными свойствами, что и европейские гномы. Если человек заболевает, то говорят: "Возможно, он плюнул на могилу вазимба"; за таковые принимаются выложенные камнем круги, менгиры и каменные холмы.

Легенды о гномах-троллях известны и у всех народов Сев. Европы. В Швеции, Норвегии, Финляндии и на Кольском полуострове им приписывалось сооружение загадочных каменных спиралей-лабиринтов.

В Шотландии мегалиты считаются произведениями карликов-пиктов. Им же принадлежит слава воздвижения Стоунхенджа и других мегалитов Британии. О "маленьком народце" там тоже говорили, что он работал только по ночам. Позднейшие поколения просто не могли вообразить, что столь колоссальные глыбы можно было поднимать без помощи сверхъестественных сил.

Помощь и впрямь была, но только самая что ни на есть естественная: помогала-давала силу – САМА ЗЕМЛЯ. Здесь, как всегда, самое очевидное оборачивается самым невероятным, и наоборот. То, что было естественным для детей Природы – "дикарей", стало чудом для их последышей, утративших дар общения со своей Матерью – ЖИВОЙ ЗЕМЛЕЙ.

* * *

Жизнь человека переплетена с жизнью взлелеявших его Земли и Солнца множеством незримых, но властительных связей и зависимостей. Генри Торо заметил, что "люди часто ближе к существенной истине в своих суевериях, чем в своей науке". Очень верно, ибо т. н. суеверия – не что иное, как осколки древней языческой мудрости. Подземные духи-гномы – не кто иные, как олицетворения всё тех же волшебных сил одухотворенной Земли.

Поверья о гномах – отнюдь не забавные басни. Случайно ли поразительное единодушие всех мифов, легенд и преданий, совпадающих даже в подробностях? Каждое отдельное предание можно посчитать плодом фантазии, но все вместе они фантазией быть не могут! Не могут народы, никогда и никак не связанные между собой ни во времени, ни в пространстве, не сговариваясь, описывать независимо друг от друга, образ по сути одних и тех же нечеловеческих существ. Очевидно, что причина столь однообразных, всеобщих и живучих представлений объективна и основана на реальных явлениях, имеющих место в Природе. А скептикам-всезнайкам можно ответить словами Шопенгауэра: "Кто в настоящее время оспаривает факты животного магнетизма и его ясновидения, того следует назвать не неверующим, а невежественным".

Незнание истинной сути какой-либо СИЛЫ не является же достаточным основанием для отрицания ее существования?! Пользуемся же мы магнитным компасом, оставаясь в полнейшем, неведении относительно того, что такое геомагнитное поле.

Иной читатель подумает: "Ну и темнота же эти современные язычники! Живут в лесу, молятся колесу, да еще и других в невежестве обличают".

Да, мы – Язычники. И, как сказал наш вещий поэт:

Мы любим всё – и жар холодных числ,
И дар божественных видений,
Нам внятно всё – и острый галльский смысл
И сумрачный германский гений...

* * *

Во всех преданиях гномы исчезают невесть куда, уходят под землю, врастают в гору. В наших сказаниях говорится, что "чудь под землю ушла". Согласно "Эдде", карлики – стражи подземелья превращаются в камень, если их коснутся лучи Солнца. Повсюду широко распространено поверье, что гномы оборачиваются различного рода окаменелостями, причудливыми скалами, утесами. Действительно, во многих уголках земного шара есть такие скалы, до неправдоподобия похожие на сказочные существа, запертые в камне злым колдуном. Изваяния эти порой невозможно признать игрой "слепых" сил Природы.

О Красноярских столбах, о Фонтенбло и о знаменитом плато Маркахуасси (Перу) знают многие, но есть более впечатляющие места. Это – химерические лики в горном урочище Джинноты (Памир), что в переводе означает "обиталище Джинна". Это – "Зачарованный город" близ Куэнки (Испания) и скалы-изваяния в пустыне Гоби, о которых писал И. Ефремов. Это – фантастические каменные скульптуры рядом с болгарским городком Белоградчик и "Свадьба карликов" в ущелье реки Эгер (Богемии). Это – древнее светилище манси Монинг-Тумп (Сев. Урал). И, наконец, самые ошеломляющие изваяния в Стране Каменных Идолов (Печеро-Илычский заповедник).

* * *

В греч. мифе о девкалионовом потопе оракул назвал Землю – Великой Праматерью, а камни – костями в теле ЕЕ. И в скандинавской саге скалы и камни – это кости Земли.

Леонардо в своих заметках о Земле мыслил ее живым, одушевленным Существом: "Плоть ее – суша, кости – ряды сгромоздившихся скал; связки – туфы; кровь ее – водные жилы; заключенное в сердце кровяное озеро – Океан; дыхание, приток и отток крови при биении пульса есть то же, что у Земли прилив и отлив моря, а теплота мировой души – огонь, разлитый в Земле". Строки эти служат пояснением к знаменитому пейзажному рисунку – видению живого естества Земли, где минералогическая, водная и растительная стихии составляют единый пульсирующий Организм.

Отец геологии Дж. Хаттон 200 лет назад тоже рассматривал Землю как некий Суперорганизм. Он проводил аналогию между кровообращением и круговоротом питательных элементов на Земле, когда солнечное тепло испаряет воду из океанов, выпадающую затем в виде дождя на почву.

Фехнер прямо писал о Духе Земли, телом которому служит наша планета. Общая связь геологических, минералогических и органических процессов на Земле вполне тождественна соотношениям различных функций единого организма; так, например, течение рек можно уподобить кровообращению. В ЖИВОЙ ЗЕМЛЕ совершаются постоянные, последовательные и закономерные процессы, соответствующие обмену веществ и другим биологическим процессам. Как и в каждом живом организме, все части Земли – воздух, минералы, растения, животные – друг к другу целесообразно приспособлены и друг друга обусловливают.

Славянам, как и прочим народам, присуще было представление о Земле, как о ЖИВОМ СУЩЕСТВЕ. Для язычников травы, деревья и кущи были волосами Земли, почва – ее кожей, камни и скалы – костями, вода – кровью, ветер – дыханием. ВСЯКАЯ ЖИЗНЬ СВЕЩЕННА. И потому вся Земля была СВЕТИЛИЩЕМ.

* * *

Камень по-своему живой. Он – естественен, в отличие от металлов. В языческой Японии есть даже Сады Камней. На Севере Руси груды диких могильных камней называют жальниками. А на возвышенных Красных холмах и по склонам долин стоят еще кое-где громадные Стражи Места. На них наложен обет молчания. Но есть и камни-"бубны", есть даже "поющие камни".

Бетилами – одушевленными камнями назывались на доисламском Ближнем Востоке особые камни, служившие предметом религиозного поклонения. В Европе повсеместно, наравне с дуплистыми дубами почитались камни со сквозным отверстием. В Риме на Палатинском холме был такой огромный камень, прозванный "Уста Правды". Считалось, что он издревле свещен и некогда до боли сжимал руку клятвопреступника, который клялся, протискивая ее в отверстие. В Британии был весьма почитаем Дырчатый Камень, куда до сих пор приходят молодожены, чтобы скрепить брачный союз рукопожатием через отверстие. Подобный дырчатый Цыган-Камень есть и у нас на Куликовом Поле.

В христианизированных легендах Черту обычно приписывается сооружение каменных мостов и лестниц в горах. Известно много Чертовых мостов, Чертовых утесов, Чертовых городищ. На берегу Прута есть удивительная Чертова плотина (Костештские скалы). Приятель Пушкина А. Вельтман в повести "Аленушка пересказал современное ему свидетельство о Красном Каменном Пане – "чертовом болване" на высоком холме, охранявшем заповедную рощу и сурово наказавшем барина, вздумавшего ее вырубить.

Наш современник – калужский краевед Вадим Казаков, отыскавший Дедославль – главное Светилище вятичей, описывает Чертово Городище на берегу речки Чертовки (или Любуши). На вершине горы находился культовый Камень, к которому вела сильно поврежденная каменная аллея, Казаков пересказывает легенду, записанную около Чертова Городища и увидевшую свет в журнале "Нива" в 1908 г. под названием "Свадебный замок дьявола".

Легенда повествует, что у разбойника Кудеяра была дочь Любуша. Посватался к ней Черт в образе удалого молодца. Чтобы избавиться от страшного жениха, Кудеяр выдвигает условие – построить замок за одну ночь. Черт и его свита стали таскать со всей округи огромные камни. Видя, что черти вот-вот построят замок, Любуша пошла на хитрость. Она посадила петуха под корзинку и накрыла ее одеялом. Потом зажгла огонь и стала потихоньку поднимать корзинку. Петух подумал, что начинает светать, и закукарекал. В этот миг черти побросали камни где попало, и разбежались. А недостроенный замок так и прозвали – Чертово Городище.

Загадочно происхождение качающихся скал, каким-то чудом сохраняющих неустойчивое равновесие. Бывает, что балансирующие глыбы поставлены на узкой плоскости так, что могут быть легко приводимы в колебательное движение, но благодаря своей колоссальности остающиеся в том же виде в течение тысячелетий. Кем и как они установлены?

Подвижные Камни Истины или качающиеся камин были в древности известны в Африке, в Европе, особенно в Ирландии и в Бретани. Эти глыбы весом до 500 тонн держатся так искусно на одном из своих углов, что достаточно простого прикосновения, чтобы заставить их раскачиваться; но даже объединенные усилия сотен людей не могли бы опрокинуть их:

Ведь бард подобен от рожденья
Обломку тех друидских скал,
Что, не сдаваясь принужденью,
Прикосновенью уступал...
Томас Мур

Ни история, ни даже легенды не сохранили никаких сведений о творцах этих сооружений. Нет также данных и о времени их воздвижения, т. к. хронологические мерки непригодны для их датировки. Геологи обычно валят всё на стихии – ветер, стужа, зной, вода – способны в течение миллионов лет придавать скалам самый удивительный вид и наделять самыми необычными возможностями. Однако ГЕОЛОГИЧЕСКИ эти камни не принадлежат той почве, где они находятся: они перенесены издалека неведомым способом. В некоторых местах на много километров вокруг, на равнине, вообще нет никаких других камней и даже каменных месторождений.

Плиний пишет, что в Персии такие Камни служили жрецам для избрания царей; Магнус упоминает об этом же обычае при выборе скандинавских королей. Камбри в своих "Кельтических древностях" писал: "Эти явления превосходят могущество человеческого искусства. Их произвела сама Природа, и когда-нибудь наука докажет это". Через несколько лет, признав свое заблуждение, он говорит: "Я ошибался. Случай не способен создать такие чудные отношения".

Бальмонт, путешествовавший по Мексике, записал предание, что в горах есть Великий Камень, "который, если человек прошел ступени благоговейности, можно сдвинуть мизинцем. Но, если из простого любопытства соберется великая толпа людей, и будет пытаться его сдвинуть, на волосок не подвинется".

Учёных ставят в тупик ползущие камни в Долине Смерти (Калифорния). Обломки скал весом до полутонны, под действием неведомых сил перемещаются по дну высохшего озера, преодолевая расстояние в десятки метров и оставляя отчетливые следы на песке. Геологи, ломающие головы над тайной их передвижения, выдвинули невразумительное предположение, будто камни переносятся штормовыми ветрами. Но оказалось, что отдельные близлежащие камни передвигаются в противоположных направлениях...

Культ Свещенных Камней распространен и в наши дни по всей Сев. Евразии. Вообще культовые камни представляют собой наименее изученный разряд археолого-этнографических памятников. Далеко не каждому открывают они свою Силу.

Сейды – Свещенные Камни финнов, карел и саамов. Обычно это – многотонные валуны, поставленные каким-то загадочным образом на маленькие ножки – мелкие камни. Шаманы-нойды говорят, что в "живых", теплых на ощупь сеидах еще живут Духи. Это перекликается с убеждением полинезийцев, что те каменные изваяния, на которых не растет мох, еще живые. Саамы утверждают, что сеиды могли перемещаться-перелетать с одного места на другое. Сибирские селькупы также полагают, что камни способны даже путешествовать, закапываться в землю, прятаться от людей.

В Одоевском р-не Тульской обл. известны два Камня: Баш и Башиха. Они находятся на возвышенности, и еще сто лет назад окрестные жители особо чествовали их около времени летнего Солнцеворота. Сахаров в "Русском народном чернокнижии" и Забылин в "Камнепочтении" сообщают, что народ был убеждён в их чудесных свойствах и благодатной силе. Камни "являлись людям во сне и помогали им добром, если думали о них хорошее" (Сахаров). Поселяне, опасаясь бед, не запахивали место кругом Камней.

На Башихе есть рубцы. Предание гласит, что один помещик, желая узнать породу Камней, стал рубить их топором. Следствием такого покушения явилось бесплодие поля, где стоят эти памятники, массовый падеж скота, а также ослепление помещика и смерть его от мучительной болезни.

Когда кто-то из городских пожелал па этом месте построить церковь, а Камни использовать как фундамент, то случилось чудо: когда хотели определить величину Камней и открыть сторону, находящуюся в земле, то они стали осаживаться вниз, зарываться в землю. "Православные сколько ни трудились, бросили с досады" (Сахаров).

* * *

Все слышали о восьмом чуде света – Стоунхендже. Одна из легенд гласит, что чародей Мерлин, перенесший эти огромные глыбы из Ирландии за одну ночь, сказал: "Нет среди них камня, не наделенного силой волшебства".

Но лишь очень немногие знают о НАШЕМ волшебном Синь-Камне, явившем неподдельное ЧУДО не в легендах, а уже на памяти близких к нам поколений.

Близ Переславля-Залесского, на берегу Плещеева озера, высится знаменитая Ярилова Гора, бывшая некогда языческим Светилищем. У берега озера, недалеко от горы, задумчиво дремлет огромный валун – Свещенный Синь-Камень. Камень более древний, чем сама история. Камень, возле которого разворачивались мистерии палеолита и кружились шаманы-оборотни. Какое-то особое внутреннее напряжение чувствуется в этом Камне: Велико его магнетическое притяжение, и не зарастает к нему народная тропа.

Исторические документы и летописные своды свидетельствовали, как неоднократно пытались его закапывать и топить в озере, но он неизменно вновь появлялся на поверхности Земли. Обескураженные церковники объясняли это тем, что "в камень вселился демон".

В XVI в., т. е. почти 600 лет спустя после "крещения Руси", Синь-Камень продолжал привлекать людей, стекавшихся к нему, особенно в дни весенне-летних солнечных Праздников. Камень украшали цветами и красными лентами, водили вокруг него хороводы. И решили попы побороть "языческого бога". В начале XVII века дьякон Ануфрий с подручными монастырскими охальниками выкопал рядом с Камнем большую, глубокую яму, столкнул туда Камень и закопал. Однако самого дьякона наутро обуяла жесточайшая горячка, а Камень через 15 лет снова вышел на поверхность. И слава его ёще более возросла.

Зимой 1788 г. церковь предприняла новую отчаянную попытку. Решено было заложить Камень в основание колокольни на другом берегу озера. Дровни, запряженные дюжиной лошадей, потащили Камень по озерному льду. Лед проломился, и Камень затонул па глубине около двух саженей (4,3 м). Казалось, что "беса" на этот раз действительно "замочили" навсегда.

Но не тут-то было: всего через 50 лет Камень вновь явился на берегу, где возлежит и поныне. Незадачливые попы от него отступились, но СОБЫТИЕ продолжало будоражить умы, и уже в XX в были предприняты попытки научного истолкования этакого дива: гляциологи предложили смехотворное "объяснение" перемещения 12-тонной махины вследствие наростов т. н. подводного льда.

Синь-Камень пережил и бешеную злобу церкви, и тупоумие диалектического материализма. Синь-Камень здравствует и продолжает делиться своей вековечной сокровенной силищей с навещающими его верными Язычниками. Очевидно, что место, где он расположился, есть одно из МЕСТ СИЛЫ.

* * *

Мистические убеждения основываются на врожденном необманывающем инстинкте, на непосредственно-интуитивном ощущении, утверждающем, во-первых, БЫТИЕ ЗЕМЛИ как: живого, цельного, одушевленного Организма, а во вторых, – неотделимость человека от этой Земли и постоянное участие в ее жизни телесных и душевных сторон его единой психофизической сущности.

Человеческое естество соткано из тех же стихий, что и Земля, и одушевлено тем же единым биоэнергетическим Началом. Человек не противостоит Земле, а родственен ей. Магнетическими нитями связано биение Земного Пульса с волнениями человеческого, сердца.

Все Силы Земли подспудно скрыты в человеке, являющемся как бы насыщенной "выжимкой", сгустком этих ДУХОВНО-ЖИЗНЕННЫХ СИЛ-СУЩНОСТЕЙ и потому способным вступать ИНОГДА с ними в общение, познавать их как бы изнутри.

Внутреннее Я человека, тождественное по своей глубинной сути этим Силам сливаясь, порой с ними в особых, трансово-бессознательных, исступленно-восторженных, медиумически-вдохновенных состояниях, начинает действовать вне физических законов известного нашим пяти чувствам видимого мира. ЭТО НАЗЫВАЕТСЯ ВОЛШЕБСТВОМ. И поэтому каждый природный мистик есть немножко волшебник.

Волшебство, однако, нельзя путать с колдовством – зловредной противоестественной каббалистикой, своекорыстно пытающейся принудить стихийных духов быть на побегушках подобно Золотой рыбке.

ВЕЛИКАЯ ИДЕЯ О ЖИВОЙ ЗЕМЛЕ воплощалась в свещеннодействах каменного века. Земля – Мать, и потому Она при всем своем изумительном совершенстве и потрясающем величии не подавляла человека, и между ними устанавливались отношения доверия. Первобытные натурфилософы рассматривали человеческие волевые акты как особые природные силы, способные иной раз воздействовать на стихии. ВСЯКИЙ СТИХИЙНЫЙ ДУХ ТОЖЕ ЕСТЬ СИЛА. Если человек чистосердечно, без всякой задней мысли обращается к этой Силе, он приводит ее в действие, вернее, он действует совместно с ней в общем нужном направлении.

Особые обряды, посвещенные Земле, служили ключами, отмыкающими кладези ее плодородной силы. Сливаясь в обряде с земными стихиями, человек наяву становится чувствительной нервной клеточкой тела Земли. При помощи таких обрядов и внутренних волевых установок человек способен действенно участвовать в ПОТОКЕ ЖИЗНИ, ибо каждому внешнему возбуждению (от человека) не может не ответить возбуждение изнутри. Мать не может не откликнуться на призыв...

Чрезвычайно примечательно в этой связи свидетельство германской девушки – ученицы выдающегося чешского ученого, психолога-мистика Станислава Грофа, приведенное в его книге "Путешествие в поисках себя" (все книги Грофа стали мировыми бестселлерами 25 лет назад). Девушка вошла в т. н. измененное состояние сознания, т. е. в своеобразный транс с помощью особых приемов дыхания, отчасти заимствованных из йогической практики и по сути сходных с теми, что описал автор этих строк в своих работах "Арома-Йога" и "Дерево-Целитель". Свои ощущения и переживания глубочайшего родства собственной души с Материнской Душой Земли девушка описала так: "Сначала я чувствовала себя Великой... Матерью-Землей, затем это перешло в действительное превращение в планету Земля. Было понятно, что я – Земля – являюсь живым организмом, разумным существом, ...старающимся вступить в общение с другими космическими существами. Металлы и минералы, составляющие планету, были моими костями, моим скелетом. Биосфера – растительная жизнь, животные, люди – моей плотью. Я чувствовала в себе циркуляцию воды: из океанов – в тучи, оттуда – в маленькие ручейки и большие реки, и снова в море. Водная система была моей кровью, и метеорологические изменения – испарение, воздушные потоки, выпадение дождей, снег – обеспечивали циркуляцию, передачу питания и очищение. Общение между растениями, животными и людьми... составляли мою нервную систему, мой мозг.

Я чувствовала своим телом вред, наносимый вкраплениями шахт, больших городов, токсичных и радиоактивных отходов, загрязнением воздуха и воды. Самым странным было то, что я воспринимала ритуалы, совершаемые различными "примитивными" племенами, и чувствовала их значительную целительную силу и их абсолютную для меня необходимость. Сейчас, в моем повседневном сознании, мне это кажется странным, но во время моих переживаний я была совершенно убеждена, что исполнение ритуалов важно для Земли" (С. Гроф. Путешествие в поисках себя. М., 1994 г., Изд-во Трансперсонального Института, стр. 82-83).

* * *

Как монотеисты, так и их либерально-атеистическое охвостье в виде рационалистической науки, одинаково оценивают историю, исходя из теории эволюции, т. е. поступательного движения человечества вперед и последовательного его усовершенствования.

В отличие от них Язычники утверждают, что весь т. н. прогресс есть не что иное, как стремительно ускоряющийся процесс физического, нравственного и умственного вырождения человечества вследствие его отчуждения от Природы и удаления от Золотого (каменного!) века гармонии с Ней.

Словно невидимые силы сопутствовали тогда каждому шагу Человека. Он владел даром совершенного и вдохновенного языка. Изначально ему было присуще художественное чутье и могучее воодушевление, без чего немыслима великолепная фресковая живопись в потаенных пещерах-светилищах. Никогда позже человечество не могло подняться до того, чтобы повторить эти первозданные, безупречные образцы суровой межледниковой эпохи.

Неведомым для нас способом выпрямлял он для копий бивни мамонта и грозным оружием поражал саблезубого тигра. Он превратил хищного (!) зверя в своего единственного друга, так что собачья преданность вошла даже в поговорки.

"Неграмотный" человек каменного века исчислял движение небесных тел и предсказывал солнечные затмения с изумительной, неправдоподобной точностью, неизмеримо превосходящей всякие хозяйственные потребности.

Он врачевал словом-заговором, травами и каменными иглами. Найдены статуэтки из мамонтова бивня, в теле которых множество (около 700) мелких отверстий, указывающих биоактивиые точки иглоукалывания. Такие статуэтки служили учебными пособиями для шаманов-целителей. Но как они обнаружили точки акупунктуры и их связь с внутренними органами? Ведь не слепым же методом проб и ошибок, перебором всех возможных вариантов в надежде хотя бы случайно достичь желаемого результата? Современные исследования в области биоэлектроники лишь подтверждают гениальные прозрения древней медицины, но не могут объяснить их.

Безвозвратно утеряны тайны многих древних ремесел, не разгаданы загадки изготовления чарующих изваяний, "оживающих" под лучами восходящего Солнца. Совершенно непостижимым образом наш далекий Пращур воздвигал громаднейшие камни, превышающие всякое представление о возможностях простого смертного и неподвластные даже современным подъемным кранам.

Всё, что может быть достигнуто в деле красоты и мощи, человек каменного века достиг. Наука не в состоянии объяснись внезапность столь блистательного взлета, равно как и внезапность появления высокоодаренного человека-мыслителя. Не обнаружено признаков постепенного развития; сразу неожиданный расцвет, зрелость, затем – осень увядания, истощения, угасания созидающей силы... Всеобщим мироощущением людей становится убеждение: предки лучше потомков, подобно тому, как славное прошлое значительнее настоящего. И вот уже в бронзовом веке род людской скорбит об утраченном где-то на Севере веке Золотом.

Поражает глубина проникновения северян в таинства Вселенной. Все последующее любомудрие самых вдумчивых, но не посвещенных в мистерии Природы ученых основано на осмыслении древнейшего наследия Предков. Истоки торжественных и красочных (хотя уже замутнённых брахманистами) древнеиндийских песнопений о Мироздании – в каменном веке. Очищенная от жреческих заблуждений Риг-Веда является сводом откровений, восходящих к тысячелетиям гораздо более ранним, чем время их записи, – к временам вдохновенных северных ведунов. Кельтские друиды, прусско-литовские вайделоты, славянские волхвы, – все они были преемниками шаманов палеолита.

Свидетельства вещих Пращуров являлись незыблемым залогом достоверности: чем древнее – тем правдивее. Совершенны добрые старые времена; всё позднейшее – вольное либо невольное искажение. Изначальное знание не стареет, не меняется и, тем более, не рождается в спорах; обсуждение свещенных вещей неуместно. Неоспоримым признанием пользовались у Демокрита "древние мужи, искусные в познании Природы".

Из поколения в поколение следовать заветам Предков, запечатленным в благочестивых обрядах, обычаях и преданиях о славе Рода-Племени, хранить эти сокровища пуще зеницы ока, иначе придет беда, – вот что было главнейшей задачей и целью духовных вождей.

* * *

Мегалиты играли, безусловно, громадную роль в жизни первобытных людей. Ведь сооружения эти, требовавшие колоссальных усилий и времени для их возведения, строились не потехи ради, а с какой-то очень важной, может быть, ЖИЗНЕННО НЕОБХОДИМОЙ ЦЕЛЬЮ. С целью, оправдывающей средства. Во имя чего воздвигались исполинские столпы-менгиры? Это не надгробия, не обсерватории, не антропоморфные статуи...

Высшая ценность Язычества – продолжение Рода, завещанное Природой. Всё произрастает из плодородного чрева Земли. Поэтому самые архаичные хтонические божества есть в то же время божества плодородия. Каменные и деревянные столбы были не только отвлеченными символами плодородия. Установленные в МЕСТАХ СИЛЫ, они были и прямыми проводниками, источавшими живородящие СИЛЫ ЗЕМЛИ. И потому они могли давать людям радость, здоровье и чадородие.

Китайские целители объясняют влияние иглотерапии рефлекторным воздействием на нервную систему. Рефлекс (т. е. отражение) – это ответная реакция целостного живого организма на различные воздействия, осуществляющиеся через нервную систему. Раздражение нерва, идущего в мозг, обязательно и автоматически вызывает ответный центробежный биосигнал. Воздействие иглами на биоактивные точки, т. е. на точки повышенной электропроводимости, связанные особыми линиями – меридианами, приводит к усилению биотоков в организме, что "подстегивает" его защитные силы и благотворно отражается на состоянии здоровья. Конечно, все эти объяснения, даже с привлечением электроники, являются лишь очень грубым приближением к реальности; ведь всё, что современная наука знает о действительной сути электричества, – это то, что оно есть одно из проявлений Энергии, т. е. опять-таки СИЛЫ.

Биогеофизики говорят, что над трещинами в земной коре возникают очень загадочные и малоизученные аномальные явления. Там наблюдается избыточная электрогенерация, знакопеременные и очень необычайные пульсации геомагнитного поля и т. д. А в человеческом организме происходят сложнейшие, удивительнейшие психофизиологические процессы и эффекты.

Что такое МЕСТА СИЛЫ? Это участки выхода Энергии, точки поверхности Земли, которые через особого рода каналы повышенной электропроводимости сообщаются с недрами Земли. Несмотря на то, что всякое сравнение хромает, можно уподобить вкапывание менгиров в точках земной акупунктуры своеобразному иглоукалыванию, т. е. раздражению нервных окончаний. Природа тождественна в своих проявлениях: акупунктура Земли не просто отдельные биоактивиые точки, а целая система каналов, уходящих вглубь биополя Земли. Каналы эти – нервы Земли, по которым струятся биотоки.

Воздействуя на биоактивные точки – МЕСТА СИЛЫ, человек воздействует на нервную систему Земли, и она отвечает усиленной циркуляцией своих биотоков. Через тектонически-напряженные разломы земной коры менгиры заряжаются этой ЖИВИТЕЛЬНОЙ СИЛОЙ и становятся соединительным звеном – медиумом между людьми и стихиями. В кельтском эпосе (в ирландской саге "Болезнь Кухулина") связь между человеком и сидами  – воплощениями подземных стихийных духов – осуществляется именно ЧЕРЕЗ МЕНГИР.

Во время хороводов и других свещенных обрядов-игрищ вокруг менгира, к его силе, заимствованной от Земли, присовокупляются психические эманации шамана и участников этих обрядов.

Известно, что некоторые деревянные, восковые и каменные, т. н. магические изделия, могут каким-то образом насыщаться как стихийными, так и человеческими энергиями. Хорошо известно и то, что у человека, находящегося в экстатически-трансовом состоянии, резко увеличивается энергия естественного биоактивного излучения (биополя), и энергия эта впитывается в материальные, культовые предметы, которые сами по себе становятся ее проводниками.

Таким образом, менгир намагничивался вдвойне: помимо естественного земного магнетизма, он аккумулировал еще и флюиды человеческих биоэлектромагнитных полей. Камень поддерживал духовно-силовую связь во времени между поколениями Рода-Племени. Можно себе представить, что ощущал язычник, обращающий свои мысли к Менгиру, к которому – и он об этом знал – так же приходили его отец, прадед и далёкие пращуры...

Столпы, служившие точкой опоры оккультной энергии шаманов-ведунов-волхвов, становились средоточием огромных сил, своего рода ЧУРАМИ-ОБЕРЕГАМИ. Нервная энергия многих поколений верных почитателей наслаивается и живет тысячелетиями. Очевидно, что Свещенные Камни еще таят эту Силу. Она сквозит в описаниях Вальтера Скотта и Герберта Уэллса, Томаса Харди, Бальзака и Гюго. Она нагоняет жуть на набожных церковнослужителей.

Заповедные места близ Карнака насыщены вещими преданиями до такой степени, что кажется, будто их слова, материализовавшись, сами воздвигли эти аллеи, выстроенные из тысяч менгиров: "Сердце начинает биться, вас охватывает волнение, вы уноситесь мыслями в прошлое, предаетесь суеверным настроениям" (Мопассан. В Бретани).

* * *

Волхвы, будучи призванными обеспечивать появление на свет полнокровных и жизнестойких поколений сородичей, согласовывали свадебные обряды-игрища в МЕСТАХ СИЛЫ с естественными жизненными ритмами Земли и Солнца. Обрядам этим и подготовке к ним придавалось огромное значение: зачатие мыслилось свещеннодейством, сокровенно связанным с воплощением Духов Предков в тела новорожденных (вновь рожденных).

Особо благоприятным для зачатия считалось время летнего солнцестояния, когда ярая сила Светила самая напряженная, лоно Земли самое плодородное, а ее росы, травы, воды – самые целебные. Славяне, как и другие народы, умели использовать природные биоритмы в целях благоденствия и процветания Рода. Брачному совокуплению Ярилы-Батюшки и Земли-Матушки подражали свадебные игры Купальской ночи, делавшие человека сопричастным свещеннодейству самой Природы.

Известно, что пульсирующие биотоки человека, подобно струне, чутко резонируют соответствующие колебания геомагнитного поля. Ритм вибраций нашей биоплазмы как бы настраивается на эти колебания. При синхронизации биоритмов Земли и человека, он получает мощный заряд ЖИЗНЕННЫХ СИЛ. Напротив, следствием десинхронизации – разлада является расстроенное здоровье.

Обрядовые игры и хороводные пляски сопровождались ритмической музыкой, вводившей участников в состояние огромного подъема-восхищения, а особо чувствительных – в экстатический транс. Неоспоримо чудесно – оживляющее, радостное, исцеляющее воздействие на человека ритмической музыки.

За ритмами музыки и танцев стоят могущественные, животворящие ритмы Природы, пронизывающие всё Мироздание. Согласно теокосмогонии индуистов-шиваитов, Шива создал мир и все живое путем гармонического сочетания его танца с ритмами ударов по барабану. Шива в чем-то схож со славянским Родом и тоже нередко изображается в виде фаллоса. Обольстительны сладострастные ритмические пляски баядерок перед таким "идолом".

Неудержима завораживающая власть ритма над человеком: скачущие синкопы шаманского бубна, чеканная дробь индейских тамтамов, речитативы плясовых молитв мистических – "еретических" братств, яростный рокот лапландского "барабана тролля", заводная гудьба-свистопляска Купальской ночи, наконец, танцевальный экстаз современного рок-н-ролла с его глубоко архаической ритмикой...

Древнегреческие оргии (буквально – свещеннодейства) и вакханалии – тайные ночные обряды в честь Деметры-Земли и Вакха, сопровождались музыкой, восторженными восклицаниями и исступленными плясками жриц-вакханок. Припевы-возгласы, сплавленные в единое целое с ритмической музыкой, движением по кругу и одновременными телодвижениями, подражающими природным проявлениям пола, обладали огромной чародейной силой воздействия как на самих участников обрядов, так и на плодородие Земли (вспомним, что говорила ученица Грофа о важности обрядов для Матери). В нашей волшебной сказке Царевна-Лягушка своей пляской-круговертью даже оживляет всё вокруг: создает леса, озеро, белых лебедей...

Русальские плясовые хороводы, олицетворявшие и прославлявшие великую силу Любви, были, прежде всего, воплощенным заклинанием живительных Материнских стихий, действенным магическим средством становления могучего, матерого, вековечного Рода-Племени. Любовь есть другое обозначение Жизни. Любовники выполняют волю Природы, удовлетворяют Ее страстную, великую жажду Жизни.

Миссионеры повсюду запрещали народные танцы плодородия как, якобы, безнравственные. И на Руси попы прокляли Купальские любовные игрища и девичьи Русальские обрядовые пляски как "богомерзкие". Судя по церковным обличениям, эти "многовертимые плясания и скакания, клич и вопль, и хребтом вихляние…, плещевание" пробуждали здоровую чувственность и походили на зажигательный, вихревой твист.

Этнографы отмечают, что т. н. "мегалитические танцы" дожили у некоторых народов до наших дней. Особо причудливые скопища камней в Бретани и в других местах крестьяне называют "свадьбой карлов": это отголоски древних свадебных обрядов, некогда здесь разыгрывавшихся.

О том, что почитание мегалитов было связано с культом плодородия и чадородия, свидетельствует продолжающееся вплоть до недавнего времени, а кое-где и сейчас, паломничество к ним бездетных женщин с целью вымолить ребеночка.

И в XX в. к мегалитам приносят больных для исцеления и приходят девушки, мечтающие выйти замуж. Французские этнографы описывают хороводы вокруг менгиров. В Бретани и поныне женщины нарочно проводят ночи у менгиров, чтобы излечиться от бесплодия, обеспечить счастливый брак и т. п.

Схожие обычаи бытовали еще недавно у жителей Уэльса и в Шотландии. В определенные дни они жгли костры у мегалитов, пели и плясали вокруг них, чествуя родовых предков, справляли там праздники Солнца, связанные с культом перевоплощающихся предков.

В Закавказье бездетные женщины по традиции определенное число раз оползали каменные столпы на коленях. И обычай этот жив кое-где до сих пор. В Сибири и в Монголии женщины приходят к своим окаменевшим Праматерям и обходят их посолонь несколько раз вокруг с просьбой даровать многодетность, здоровье и долголетие.

Нечто подобное наблюдается везде, где коренное население оберегает покой ТЕХ, КОГО чтили когда-то их мудрые предки. И везде свежо предание: несчастье постигнет того, кто подумает о НИХ плохо. Ведь самые могущественные силы в Природе те, которые невидимы...

* * *

Мудрость состоит в том, чтобы говорить
правду и действовать в согласии с Природой,
Ей внимая.
Гераклит

В мифопоэтической теокосмогонии Гесиода Гея – это первичная Материя – Матерь богам и смертным. Платон почитал Землю "первым и старейшим в среде богов" (диалог "Тимэй"). У Аристотеля в его "Метафизике" Гея – Праматерия. На Крите матерью Зевса считалась великая МА. Римляне почитали Землю под именем Майи, чьи праздники дали название месяцу маю. Другая древнеиталийская богиня Земного Утра, ведавшая также и деторождением, именовалась Матер Матута. Греческая богиня Земля звалась Деметра (Де-метра, Де-матра; за многие века на Руси женское имя Деметра переиначилось в мужское – Димитрий). Во всех языках Земля обозначалась свещенным словом МАТЬ.

Прообразом Геи-Деметры в недрах исходного архаического сознания охотников палеолита была Магна Матер – ВЕЛИКАЯ МАТЕРЬ всего живущего, "таинственная материнская матрица мира" (Т. Маккена).

Материя по-латыни – вещество. Понятие это исконно обозначало отличительный признак физической телесности, еще без противопоставления его жизни, душе, духу. Только после ряда исторических переосмыслений, а особенно после утверждения монотеистических религий, понятие это вырождается в понятие "мертвого вещества", противоположное понятиям о жизненных, душевно-духовных силах. Материя стала определяться только как нечто противоположное Силе, а Сила как нечто противоположное Материи.

Ранние языческие восприятия отражали такую органическую картину мира, где каждая частица материи духовно-материальна, где нет диаметральной противоположности бестелесного источника движения ("бога") и косной, инертной, грубо-осязаемой материи.

Под словом "тело" подразумевалось и физическое, и тонкое флюидическое, и чувственное, и мыслящее тело. В представлении о живом существе ключевым являлось понятие нерасчлененности сознания-бытия. Живые существа – это симбиотическое единение тела и души. Подобно дню и ночи, северу и югу, верху и низу, внутреннему и внешнему, они только противоположности взаимозависимых составных частей сложного единого целого и, нуждаясь друг в друге, не могут существовать одна без другой.

Во Вселенной (так же, как и в человеке) нет непроходимой границы между материей и психикой: сами по себе тождественные, они разделены лишь в нашем неведении. Это единый пульсирующе-волновой Организм, где отсутствует деление на первичное и вторичное: Материя – Энергия – Жизнь – Разум (по большому счету это одно и то же) никогда не зарождались и не умирали, они только видоизменяются-перевоплощаются.

Материя и Сила – крайние полюса Единой Природной Сущности, два названия для одного и того же родственного содержания, рассматриваемого с разных точек зрения. Материя того же происхождения, что и Энергия: это – различные проявления одного и того же, и они могут замещать друг друга, переходить друг в друга. Материя – это только вихревые сгустки Энергии.

Энергия от греческого понятия действия, деяния. Термин "энергия" впервые ввел в обиход в начале XIX в. английский физик Т. Юнг, хотя под названием ЖИВАЯ СИЛА понятие энергии уже давно использовалось учеными и философами. Но суть этой неведомой реальности, которой живет Вселенная, остается НЕПОСТИЖИМОЙ. Ибо СИЛА есть понятие не физическое, а МЕТАФИЗИЧЕСКОЕ.

Энергетическая теория (т. е. признание единства Материи и Силы) является, без сомнения, основанием современного взгляда на Природу. Верно сказано, что нет ничего нового под Луной; еще 2500 лет назад Демокрит, утверждавший жизненность неких тончайших одушевленных образований, которых он называл Идолами (т. е. образами), сказал: "Материя есть не что иное, как СИЛЫ, наполняющие пространство". А еще раньше Фалес Милетский изрек: "Всё одушевлено и полно Демонов". Напомним, что демонами тогда назывались не "черти рогатые", а особые божественные сущности.

Сегодня самая высокомерная, самая "объективная" из наук – физика стихийно возвращается к архаическому, естественному мировосприятию. Когда лучшие из ученых говорят, что "Мир соткан из неведомых Сил", они только повторяют бесхитростное убеждение шамана-анимиста, что всё полно Духов. Ведь природные Духи – это не личности, а СИЛЫ. Они нематериальны в обычном понимании, но они есть. Они от мира сего. Они ему единосущны – единородны, они его оживляют-одухотворяют-оплодотворяют. Вселенная полна Сил! Говоря на языке биофизиков, это полевые формы существования Жизни (см. Казначеев, Михайлова. Биоинформационная функция естественных электромагнитных полей. Изд-во "Наука", Новосибирск, 1985).

В первобытном (а значит – совершенном!), языческом мировидении отсутствовало надуманное радикальное противопоставление естественного и божественного, материального и идеального, свещенного и мирского, обыденного и величественного, Природы и Человека. Понятия эти составляли единое целое, которое невозможно было расчленить, не разрушив при этом органического единства их бытия.

Можно ли отделить Дух от Материи? Дух без Материи не может проявиться. Бесплотный дух-бог – это такая же нелепица, как свет без Солнца. Следствием полной материализации Природы и полного одухотворения бога авраамическими религиями (и позитивистской наукой) явился противоестественный, порочный и трагический дуализм, расщепивший Мироздание и Человека на дне разнородные, разобщенные половинки.

Современный человек (если только он не законченный "нищий духом" придурок) – это опустошённый, потерянный, одинокий в своей безысходности, сам себе опостылевший и глубоко несчастный гомункулус, называющий жизнью своё затянувшееся самоубийство.

* * *

Язычники отвергают как дуализм, так и материализм, и спиритуализм. Язычники следуют природному, монистически-целостному мирочувствованию, отождествляющему БОЖЕСТВО И ЕСТЕСТВО. Духовно-жизненное начало имманентно всему сущему; как источник целостности оно свойственно в скрытом виде уже молекуле, атому и электрону. Это, разумеется, не "открытие": это было самоочевидным для того же Демокрита, полагавшего, что "в стечении атомов находится некая живая и духовная сила" (Маковельский. Древнегреческие атомисты. Баку, 1946).

Законы Природы – ЖИВЫЕ. И древние мудрецы, пытавшиеся постичь эти законы, описывали их не косноязычием абстрактных формул, а языком живых образов. Это, однако, большинству ученых посредственностей представляется не более научным, чем образцово-показательный закон Козьмы Пруткова: щелкни кобылу в нос – она махнет хвостом. А почему? А потому, что она живая.

Цельное языческое мировосприятие примиряет кажущуюся противоположность духовного и материального, восстанавливает единство чувственного и разумного начал, раздробленное христианским Молохом. Гармония этих начал – в нравственных устоях первобытного общества, в полноценном "пещерном" жизнеощущении, глубоко эзотерическом и одновременно простом и естественном, как всё гениальное.

Язычники утверждают в качестве подлинной, исходной и первозданной реальности Жизнь, понимаемую как некую целостность, отличающуюся от материи и от духа, которые взятые сами по себе, не отражают ее сущности. Жизнь не тождественна ни духу, ни материи. Сущность Жизни – В САМОЙ ЖИЗНИ – в непрерывном воспроизведении себя в новых обличьях.

Для истинного Язычника всё наполнено ЖИЗНЬЮ И СВЕЩЕННЫМ СМЫСЛОМ. Такое ощущение воспитывает доброжелательство и глубочайшее уважение к любым формам Жизни, основанное на пронзительном чувстве кровного родства и сопряженности с ними. Оно пробуждает не платоническую, а сердечную, плотскую, жизненную к ним ЛЮБОВЬ, СОПЕРЕЖИВАНИЕ И СОСТРАДАНИЕ.

Через всю древнюю натурфилософию проходит мысль о Природе, как идеале нерукотворного совершенства. Земная Природа – мерило мудрости. Всё естественное в то же время и достойное, и благое, и прекрасное. Совершенно обратное отношение к Земле складывается с победой христианства, которое рассматривает ее, как воплощение материального начала, как "низ", где всё мимолётно, неверно и ненадёжно. Земному, природному, преходящему наотрез противопоставляется вечное, надприродное, чисто – духовное начало – бог. Богословы сразу же проводят радикальное различие между творцом и тварью, между миром Земли и своим заоблачным богом. Их бог – не от мира сего, он ему чужд. "Мир абсолютно отличен от Бога, его творца", – подтвердил в 1870 г. I Ватиканский собор. В противоположность язычеству, основной ценностью монотеистов является не слияние с Природой, а возвышение над Ней, безраздельное господство-закабаление (от иудейского слова "каббала").

* * *

Древние рисуют нам величественную картину вечно творящейся Природы. ПРИРОДА – НЕЧТО БЕЗУСЛОВНОЕ, САМОБЫТНОЕ И САМОСОВЕРШЕННОЕ. Язычники понимают Природу как единую, вечную и бесконечную субстанцию, исключающую существование какого-либо сверхъестественного начала, и тем самым – как ПРИЧИНУ САМОЁ СЕБЯ. Рассуждать о каком-то обособленно стоящем "духовном" факторе могут только софисты-обскуранты.

В представлении Язычников Вселенная – это ПОТОК ЖИЗНИ, вечно становящаяся бесконечность, вечно длящееся СВЕЩЕННОДЕЙСТВО – ТАЙНОДЕЙСТВО. Языческая Идея есть ИДЕЯ ЖИЗНИ как основы всего существующего в мире. ВОЛЯ К ЖИЗНИ как настоящее "начало" Вселенной. ЖИЗНЬ КАК БОЖЕСТВО в условно-религиозном смысле.

Вселенная не что иное, как самоорганизующаяся и самосознающая, беспредельная и всеобъемлющая ЖИЗНЬ. Материя – оборотная сторона СИЛЫ: это две неразрывные составляющие всякого природного явления. Их непрерывное, неуловимое преображение-оборотничество есть проявления ЖИЗНИ ПРИРОДЫ. Аристотель, а вслед за ним Гете называли целесообразно действующую жизненную силу энтелехией (это греч. слово буквально означает "то, что имеет цель в самом себе").

Эзотерическая суть Язычества – осознание единства и взаимосвязи всех существ, преодоление ощущения своей отчужденности и слияние со всеобщим ЖИЗНЕННЫМ ПОТОКОМ. Славяне эту исходную стихийную Силу, этот родник Природы называли – РОД.

Сам РОД не имеет определенного "пола". Это двутелец – двуполое Божество (среднего рода), безличное и непостижимое, совмещающее в высшем внутреннем единстве и мужское, и женское начало. Но, воплощаясь, Оно становится Матерью-Природой. Для сравнения: в вещем русском языке слово ПОЛ означает именно полчеловека, половину полноценной, совершенной человеческой сущности...

От библейского бога Род отличается тем, что Он не "сотворил" Природу однажды в прошлом, но порождает Ее из собственной сущности непрестанно и ежесекундно в течение целой вечности. Род совечен Природе и внутренне неотделим от Нее. Не существует ничего, кроме пребывающей в вечном коловращении Природы. Мать-Природа всегда была, есть и будет быть. Природа несотворима и неуничтожима. Ничто никуда не исчезает, ничто не творится из ничего; все лишь находится в движении и непрерывном превращении.

Сама доктрина сотворения Мира из ничего вследствие божественного вмешательства ("большого взрыва") – ложная, т. к. она нуждается в привлечении надмирового творца. Природное же бытие в своем происхождении не нуждается в каком-либо другом особом бытии. Для фантастического "великого архитектора" здесь просто нет места. Бог как первопричина и первотворец Вселенной мог бы быть только дублером.

* * *

Византийские и доморощенные писаки бессовестно окорнали – оскопили – опохабили нашу великую историю и культуру, втиснув их в прокрустово ложе "1000-летия христианства на Руси". А до того – "тьма", "варварство" и "мерзость запустения".

Выдающиеся исследователи славяно-русского Язычества П. Г. Богатырев, В. Я. Прооп и другие доказали, что в славянском фольклоре, поверьях и обрядах отложились пласты, стадиально более архаические, чем не только античные, но даже и ведические (ведическая религия уже весьма удалилась от высокой и благородной Архаики).

Славяне лучше других индоевропейцев сохранили непосредственное одухотворение Природы в самом древнем, наименее искаженном, безыскусственном его значении, когда Естество и Дух слиты воедино. В бытующем и поныне обращении "Мать-Сыра-Земля", прилагаемом к самой Земле, звучит отголосок этого прямого, буквального одухотворения.

Существовали глубоко родственные отношения между Землей и праславянами-язычниками. Земля была Матерью не только в символике коллективного бессознательного. В народном СОЗНАНИИ Она всегда была доподлинно МАТЕРЬЮ, без всяких иносказательных натяжек. Не зря слово "Земля" женского, материнского рода. Не случайно Большая Земля зовется материком.

С Землей неразрывно связано материнское, детородное начало, порождение всего живого. Латинское слово "материя" (природное вещество) восходит к общеиндоевропейскому МАТТЕР – изначальное материнское вещество, то есть земная плоть. У кельтов и у германцев Матери-Матроны почитались как Богини-Рожаницы: об этом писал известный германский ученый О. Шрадер в своем труде "Индоевропейцы" (Гете в "Фаусте" затронул эту древнюю Идею о Матерях-Прародительницах всего сущего). Этрусские послы получили некогда от оракула такой ответ: высшую власть получит тот, кто первым поцелует свою Мать (то есть Землю).

Однако у многих народов изначальные воззрения на Землю, как на живую, сознательную и одушевленную саму по себе Сущность, постепенно уступили место иному понятию, когда оживляющий Землю Дух выделяется из Неё, становится извне... Так, у греков стародавняя Гея, одушевленная как таковая, превращается в позднем эллинизме в более или менее человекоподобную Деметру – Мать урожая, скорее внешнюю богиню Земли, чем внутренне присущий Земле Дух!

У славян же врожденное религиозное чувство, близкое к первоисточнику, оказалось сильнее и продолжало воспринимать планету, соединяющую в себе все силы Природы, в целом как нечто единое, живое и осмысленное.

В глухомани жив еще свещенный обычай именинного чествования Земли, и 10-го травня (мая), когда Мать-Сыра-Земля – Именинница, избегают терзать Ее лопатой и плугом. Не дергают в этот день даже "сорняки": раз растут они на этой Земле, значит и они нужны Матери.

Обожествление Земли проникло даже в церковный обиход, в покаянный обряд, в чин исповеди. Свидетельство тому – сохранение обряда исповеди Земле среди селян лесного русского Севера вплоть до начала XX в. Перед (!) исповедью попу каялись Земле:

Что рвала я Твою грудушку
Сохой острою, разрывчатой,
Что не катом я укатывала,
Не урядливым гребешком чесывала,
Рвала грудушку боронышкою тяжелою,
Со железными зубьями ржавыми.
Прости, Матушка,
Прости грешную, Кормилушка...

Существовал и обряд взятия Земли в крестные матери. Как говорится, у образов кланяйся праведнику, а в бане – Баеннику. Или еще круче: богу-то молись, но и Черту не груби!

В языческих заговорах и заклятиях имя Земли выступало самым свещенным, а в подтверждение клятвы глотали горсть земли. Замечательный наш этнограф С. Максимов сообщает, что обычаи целования, лобызания Земли и глотания сырой земли в подтверждение клятвы бытовали еще в разных местах в конце XIX века. Далее Максимов записал о распространяющихся случаях нецерковных браков, которые "сопровождались древнейшим обрядом богопочитания Матери-Сырой-Земли". Молодожены глотали комок земли в знак любви и верности до гроба. "Вера в Мать-Сыру-Землю все-таки сохраняется незыблемо".

Мать-Сыра-Земля – Прародительница всего живого и сама – ЖИВОЕ СУЩЕСТВО (сырая – значит насыщенная влагой, то есть живая, живительная, живородная). Она породила человека, и Она поддерживает в нем жизнь. Она из своих стихий дала человеку его тело, и лишь ОНА ОДНА в силах исцелить его.

Вообще Земля имеет чудодейственную жизнезащитную силу. Поныне существует уверенность в особых, охранных чарах Ее. Только в нашем народе по сей день жив древнейший обычай брать на чужбину горстку родной – "родительской" земли, служившую ОБЕРЕГОМ.

Пишущий эти строки на всю жизнь запомнил урок, который преподала ему, молодому парню, одна деревенская женщина, когда он назвал размокшую проселочную лесную дорогу грязной: "Грязь у вас в городе, а здесь Земля-Берегиня". Я не понял тогда смысл этого Слова. Да простит мне читатель это личное воспоминание: я не пишу мемуары, я употребляю местоимение "я" тогда, когда оно имеет примерно-показательное значение, как в школьном химическом опыте: "Я беру Н2О..." Я хочу сказать только одно: тех, кто любит Мать свою, Она никогда не оставит. Это единственное правило, где нет исключений.

Хула же на Мать всегда и везде считалась самым ужасным преступлением. Известно, что римляне посмеивались над авгурами, но никому из них и в голову не приходило усомниться в прорицаниях Сивиллы-жрицы Великой Матери. И на Руси даже самые глумливые попы-дуремары не отваживались возводить хулу на Мать-Сыру-Землю. В ранних летописных сводах есть описание издевок над Перуном, но нет ни одного худого слова по отношению к Макоши.

"Тот же, кто не нашел во Мне Мать – найдет во Мне могилу!" – звучит пророчество, записанное Добромыслом уже в наши дни (приходится повторять избитый трюизм: нет Пророка в своем Отечестве).

Природа относится к человеку так, как он относится к Природе. Земля и подземный мрак даже для самых отпетых христиан-"оптимистов" полны загробной жути. Именно христиане, верующие в "воскресение мертвых", отчаяннее других цепляются за любую соломинку, страшась провала в бездну небытия. Они предчувствуют, что уже вычеркнуты из Книги Жизни и обречены на исчезновение, хотя часто и не понимают, почему.

А теперь взгляните на ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ УХОД последнего самурая Юкио Мисима! Кстати, в Японии (подвергшейся атомной бомбардировке именно за приверженность Язычеству) при закладке зданий неукоснительно соблюдается обряд Успокоения Земли; считается, что неуважение к Ней может привести к стихийным бедствиям.

Погребальные обряды многих народов каменного века свидетельствуют о существовании уверенности в перерождении-перевоплощении. Характерны позы погребенных в древнейших могильниках. Клали покойника на бок с подогнутыми коленями и прижатыми к груди руками. Такое скорченное положение плода в материнском чреве – символ будущего возрождения. Мать возродит его в свое время в обличье новорожденного (т. е. вновь рожденного) сородича, подобно тому, как весной Она возрождает зелень и цветы...

* * *

Волхвы не боялись могучих владык и ни пред кем не склоняли гордой головы. Они становились на колени только, чтобы напиться из родника, прислушаться к шопоту трав и поклониться Матери. А еще, чтобы положить голову на плаху...

Не в книгах учили они искать ПРАВДУ, а в ЖИЗНИ ПРИРОДЫ. Ведь всякие "священные писания" – это творение человека, а Жизнь во всех ее проявлениях – творение Матери-Природы. Почему же вы не внимаете поучениям, запечатленным в Ее творениях? Вы можете найти их в собратьях наших по земному странствию – в птицах, зверях, деревьях, бабочках и цветах. Вам подскажут реки и озера, ветер и горы, дождь и гром. Падение камня, зигзаг молнии, бег облаков, образование инея, запах черемухи – всё это выражение ЖИЗНИ Земли. Постарайтесь прочувствовать эту жизнь сердцем, прорастите в нее подобно траве, как умели великие шаманы древности, и вы поймете, что Земля – не огромный мертвый булыжник; ЗЕМЛЯ-ЧУДО, которое всегда с нами, всегда ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС.

Доверчиво прильни к материнской груди, и Она поведает тебе то, что забыли мы, люди. Ведь любвеобильная Мать лелеет нас, даже когда мы от Нее отворачиваемся. И насколько же больше Она будет любить нас, если мы вновь обратимся к Ней. Когда же придет твой урочный час, Она просто примет тебя в свои объятья:

Дыханье мое превратится в туман,
Сгустится в глазах непогодь,
Покажется мне, что тесна, как тюрьма,
Моя повседневная плоть;
Что буду прибоем и ветром я впредь,
Что с чайками вместе смогу я взлететь,
Осенний разлад побороть.
Эмили Дикинсон

В благой промысел Матери не нужно "верить", как в неуловимую библейскую "св. троицу"; его можно познавать на каждом шагу, убеждаться каждый день, переживать каждое мгновение. Реальные явления не нуждаются в вере.

"Земля сеть наш общий великий Ангел-Хранитель", – писал Теодор Фехнер. Недавние научные открытия подтверждают то, что непосредственно ощущали все истинные мистики – от Сакья Муни и Лао-Цзы до капитана Фосетта и капитана Уиллиса, от Дж. Бруно и У. Блейка до Сергея Клычкова и Игоря Кобзева: вся Земля, вроде бы такая неподвижная, на самом деле колышется, пульсирует, дышит. Значит – ЖИВЁТ.

Даже государственные мужи порой говорят о геополитике, как о некоей метагеографии, бессознательно признавая биологические корни государственных образований, произрастающие из земной почвы.

О ЖИВОЙ Земле пишут наши современники – влиятельные, незаурядные ученые, авторы сенсационных бестселлеров – Генри Бестон и Теренс Маккена, Теодор Роззак и Тимоти Лири, нащупывающие телепатически-эмоциональную связь с планетарным Разумом. "Мнение о том, что Земля – это всего лишь зараженный жизнью камень, так же нелепо, как и представление о том, что человек – это населенный клетками скелет". (Д. Хардинг).

* * *

Мать-Сыра-Земля – самое языческое, самое народное, самое естественное, самое наглядное и самое любимое ЖИВОЕ БОЖЕСТВО. За столь глубочайшим почитанием кроется почитание не только женского, материнского Начала Мироздания, но и Женщины-Матери.

В дохристианские, "доисторические" времена Женщина была окружена ореолом религиозного поклонения. Женщина-Мать почиталась воплощением Матери-Земли и Ее дивного дара – плодородно-магической силы. Только Женщине дано ЧУДО родить человека, что сопоставимо лишь со свещеннодейством самой Земли-Праматери всего живущего.

Женщина перестает быть просто женщиной, как только у нее под сердцем зарождается крохотный живчик. Теперь она Мать-Рожаница, и не случайно самыми древними славянскими Берегинями-Покровительницами были Рожаницы – Мать и Дочь (Лада и Леля).

Натуралистические женские образы в картинных галереях живописцев каменного века и женские статуэтки из мамонтова бивня – т. н. палеолитические Венеры изображали не только реальных родительниц, но и были, без сомнения, воплощенной Идеей плодородия-чадородия, выразительным олицетворением самих божественных Матерей-Рожаниц, Хозяек Мира. Изображения эти настолько канонизированы, что невозможно говорить лишь об искусстве ради искусства.

Культ Рожаниц восходит к первобытным охотничьим общинам, к временам материнско-родового строя. В те времена Род возникал вокруг Женщины-Родоначальницы. Душой-сердцевиной каждой большой семьи была Женщина-Мать; матёрая, дородная МАТКА, – представительница, продолжательница и держательница Рода. Она же – Жрица – хранительница Огня и домашнего Очага, пользовавшаяся уважением всех сородичей, в кругу которых занимала очень высокое место.

Всё вращалось около Женщины-Матери. Мать – это всё. Она средоточие и основание семьи, кровного родства, и Род происходит только от нее. Исследования в области молекулярной биологии подтвердили, что именно Женщина хранит "золотой фонд" генов своего рода-народа, хранит ПОРОДУ (Мужчина, как биологическое существо, гораздо более подвержен всяческим изменениям).

В языке южных славян Женщина сохранила свое исконное, гордое название – Матка. Латинское слово "фамилия" означало семью; женщина по-латыни звучит очень схоже – фемина, а бедро, ляжка – феминис. Феминистское движение за освобождение Женщины от нечестивых христианских традиций западной цивилизации вдохновлялось, безусловно, Великими Матерями-Рожаницами.

Наше слово ЖЕНА одного корня с лат. "генус" – род. Семья от слова СЕМЯ, ибо образуется она, прежде всего для продолжения Рода; чадо от "зачать". Славяне не считали цветущую женскую плоть греховной скверной: ведь тогда скверной оказалась бы сама Мать-Земля. В глазах наших языческих Пращуров Женщина не только не являлась "сосудом дьявольским" – тварью падшей, низшей и нечистой, а напротив, она была существом обожаемым. Наследница древней мудрости и родовых преданий, блюстительница свещенных обычаев, знахарка-целительница, порой она звалась ВЕДЬМА, то есть ВЕДАЮЩАЯ МАТЬ.

Мифы многих народов переносят нас к началу времен, когда у истоков Жизни стоит образ Праматери. У индейцев это – "Бабушка дней". Саамы называют Матерей-Красавиц, от которых пошла всякая земная жизнь, – "Бабушка". У алтайцев известен культ эмэгэндэров-бабушек, олицетворяющих Женщин-Прародительниц. Коренные сибиряки своих Рожаниц называют каменными бабами. В Биармии было божество Золотая Баба. Из всех индоевропейских языков только в русском совпадают значения слов: баба (бабушка) и замужняя женщина. Это совпадение – наследие далекой поры материнского рода, когда баба была родоначальницей, имеющей власть в доме, домачицей, большухой. Топонимы засвидетельствовали названия древнейших светилищ: Бабья Гора, Бабий Лес, Бабья Роща, Бабий Яр и т. д.

Вещий русский язык хранит тьму сокровищ. Почему самое очаровательное, самое прекрасное, самое удивительное и самое таинственное существо называется бабочкой? Слово это собственно русское. Образовано с помощью уменьшительно-ласкательного суффикса – очк – от "баба", то есть от бабы – бабушки-прародительницы. Название запечатлело архаические анимистические представления, что души предков женского пола – бабушек могут принимать обличье таких воздушных существ. Существует очень древнее языческое поверье: убивающий бабочку лишается покровительства Берегинь. И такие представления присущи многим народам. Всюду с самых давних времен связывают бабочку с Волшебными Силами.

* * *

Египтяне помещали душу человека в ночную бабочку. У греков олицетворением бессмертной человеческой души была Психея – девушка с крыльями бабочки. Превращение гусеницы в неподвижную, "мертвую" куколку, а потом в чудесного легкокрылого мотылька сравнивалось со смертью человека и высвобождением из тела созревшей для иной жизни души. Аристотель, следуя древним натурфилософам, одним и тем же словом обозначал бабочку и душу. Платон в античном искусстве иногда изображался с бабочкиными крыльями, потому что он красноречивее других говорил о бессмертии души и о том, что смерть есть только смена одежды. У целого ряда туземных племен Зап. Африки, Ю. Америки, Ю-В. Азии и Океании душа и бабочка тоже обозначаются, одним словом.

Божество сна – Гипнос, брат Танатоса (Смерти) также наделялся крыльями бабочки, поскольку он считался временным освободителем души от телесных уз. Чжуан-цзы рассказывает, что однажды он увидел себя во сне бабочкой. Сон был такой явственный, что, проснувшись, он долго размышлял: ему ли снилось, что он стал бабочкой, или это сейчас бабочке снится, что она стала Чжуан-Цзы. "Это и есть превращение вещей", – заключает мудрый даос.

Гердер для обоснования своей уверенности в индивидуальном бессмертии прибегает к естественнонаучному доводу: если гусеница может превратиться в бабочку, то почему человека после смерти не ждет какая-то новая, неведомая форма бытия? Ведь цепь превращений бесконечна и загадочна, а органические силы нерасторжимы. Выдающийся русский мыслитель В. В. Розанов называл бабочку душой гусеницы.

"Бабочки по какой-то причине являются хранительницами золотой пыли вечности... Эта пыль является пылью Знания... Бабочки были близкими друзьями и помощниками магов с незапамятных времен", – учил дон-Хуан Кастанеду. Превращение бабочек (чередование отдельных стадий развития) издревле привлекало внимание натуралистов и будило воображение философов и поэтов. Науку о бабочках – лепидоптерологию можно поэтому смело называть и психологией. Чем глубже учёные проникают в загадочный мир бабочек, тем более у них поводов для недоумения, изумления и восхищения. Бабочки – ещё одно ЧУДО ЖИВОЙ ПРИРОДЫ.

В жизни бабочек мы встречаемся с удивительным и таинственным явлением метаморфоза-перевоплощения, то есть превращения невзрачной, прожорливой, "рожденной ползать" гусеницы в новое существо – изысканную красавицу-бабочку. Физиологически метаморфоз необъясним. В предельно упрощенном виде он выглядит так: в хитиновой скорлупке-куколке гусеница распадается на отдельные живые молекулы, растворяется сама в себе в некий беловатый бульон, из которого затем развиваются органы бабочки. Секретные механизмы метаморфоза остаются загадкой несмотря на обнаружение, нескольких гормонов (ювенильного и др.), обусловливающих преображение. Но ключ к разгадке – именно в куколке. Совсем не случайно любимая потешка девочек именуется куклой: когда-то Кукла, передаваемая из поколения в поколение по материнской линии как ОБЕРЕГ, была олицетворением перевоплощающихся Бабушек-Рожаниц (нынешняя игра в дочки-матери есть отзвук древнейших обрядовых игрищ-свещеннодейств).

Не зря гусеница называется еще личинкой, т. е. маленькой личиной. В русском языке личина – это маска, под которой скрыт сам человек. Отсюда: приличный, двуличный, лицемер, лицедей и т. п. Душа наша в каждом новом воплощении – маскараде облекается в различные личины-личности, бытие которых недолговечно и преходяще. Бессмертна и непреходяща только внутренняя суть человека – высшие, СВЕРХЛИЧНЫЕ устремления его Духа – его Индивидуальность (лат. слово "индивидуум" означает "неделимое"). В ЛИЧИНКЕ-ГУСЕНИЦЕ СКРЫТА БАБОЧКА...

Превращение гусеницы, единственное занятие которой – еда, в бабочку сопровождается поразительными изменениями, благодаря которым она обретает возможность жить в новой, воздушной среде и питаться совершенно иным способом. Отныне пища этих божественных существ – пища богов – нектар. Некоторые же виды бабочек – создания, целиком предназначенные для продолжения рода, вообще не способны принимать пищу и живут лишь до тех пор, пока не отыщут самца и не спарятся.

Но зачем всё так сложно? Почему гусеница, куколка? Какие намеки Природы здесь таятся? Поражает странная закономерность: бабочки, происходящие из самых кричаще-красочных гусениц, обычно неприметные, "серенькие". И наоборот...

Загадок не счесть. Кое-что всё же об этих порхающих цветах известно. Бабочки, или чешуекрылые, одна, из самых древних групп живых существ. Количество видов бабочек достигает 140 тысяч! Чтобы оценить эту цифру, вспомним, что количество видов всех позвоночных – млекопитающих, птиц, рыб, земноводных, пресмыкающихся – чуть более 40 тысяч. Воистину, Земля – Страна Бабочек.

Несомненно, что эти трепетные, доверчивые существа несут нам какие-то очень важные вести. Какие? Широкое поле для раздумий и лингвистического рассмотрения представляют собой уже сами названия бабочек. Внимая шопоту интуиции и, вероятно, сами того не сознавая, натуралисты-первооткрыватели и систематики дали бабочкам очень верные имена, означающие их волшебную суть. Нам только кажется, что названия складываются стихийно и непроизвольно. На самом же деле здесь есть подспудные закономерности, и ни о каком случайном совпадении не может быть и речи. Ведь имя не только человека, но и любого существа есть не случайность, а магическое отражение его сущности. Внимательно вникая в названия бабочек, мы заметим: если их перевести на русский язык, то выявится определенный смысл.

Чуткие наблюдатели дали бабочкам имена бессмертных богинь и божественных нимф, харит-граций, камен и титанид, жриц, пророчиц и легендарных героинь, олицетворяющих лучшие женские добродетели. Мнемозина, Гестия, Гера, Геба, Артемида, Пандора, Аврора, Киприда, Латона, Геро, Аталанта, Аглая, Галатея, Ио, Камилла, Пафия, Гипермнестра... Все это – названия бабочек.

Кто подсказал мудрому шведу Карлу Линнею наградить бабочек именами древних целителей и врачевателей? Махаон и Подалирий – сыновья Асклепия. В Эквадоре водится необычайно красивая бабочка панацея-регина (в переводе – принцесса-всецелительннца): Панацея – дочь Асклепия. В честь его другой дочери Гигии названа не только наука о сохранении здоровья – гигиена, но и прекрасная бабочка. Отец Асклепия – Аполлон известен, помимо прочего, и как божество врачевания. Морфей – сын Гипноса. Бабочка парнассиус дельфиус названа в честь свещенной горы Парнас, у подножия которой находился Дельфийский оракул, а в гротах обитали Музы. Есть бабочки, которым присвоены имена Гиппократа, Галена и других знаменитых врачевателей.

Нимфалиды, гелиотисы, геликониды, морфиды, сатириды, геспериды, данаиды – все эти прелестные создания оправдывают свои названия.

А как хороши, как милы сердцу наши среднерусские вестницы Весны, Жизни и Любви! Бархатницы, зорьки, веснянки, павлиноглазки, златогузки, крапивницы, бражники, голубянки, краеглазки, лунки серебристые... На первый взгляд "обычные" репейницы и чертополоховки не столь роскошно-броски, как их тропические сестры. "Не поймет и не заметит гордый взор иноплеменный" всё обаяние наших Золушек – скромных полевых цветов и связавших с ними свою судьбу бабочек. Безобидные и непугливые, они несут людям радость и умиротворение, исцеляют красотой.

Они пробуждают щемяще-пронзительные образы детства на цветущем лугу, напоминают нам о могущественном и вместе с тем нежном притяжении Родной Земли, о ЕЕ ЧАРАХ, способных излечить и тело, и душу.

Цветок и сидящая на нем бабочка всегда в глазах человека являлись символом Жизни и олицетворением совершеннейшей красоты. А ведь цветы – самое дивное украшение Земли – цветут потому, что есть насекомые. Это для них – переносчиков Жизни (пыльцы) не жалеют растения ни красок, ни ароматов. А бабочка среди насекомых такая же жемчужина, как орхидея среди цветов. Цветы и бабочки созданы друг для друга. КРАСОТА ВСЕГДА СВЯЗАНА С ЖИЗНЬЮ.

Но зачем такая неописуемая красота самим бабочкам? Кто оценит их наряды, богатство и многоцветье которых столь чудесно, что ни один ученый не мог найти им объяснения? Неужто только вследствие прозаического естественного отбора могли родиться такие шедевры? Художникам очень затруднительно живописать бабочек: краскам явно не хватает глубины и перламутровой прозрачности, всех оттенков радужной цветомузыки, жизненной игры переливов.

Кто, кроме Матери-3емли, мог одарить своих любимиц таким великолепием? Отнюдь не случайно наука о бабочках называется лепидоптерологией, что можно перевести как изучение крылатых камней-самоцветов. Срез некоторых драгоценных камней, например, агата, поразительно похож на ажурное крылышко бабочки. Примечательно, что и минералоги, и энтомологи в своих описаниях пользуются словом "чешуйка".

Окраска бабочек наводит на мысль о происхождении ее от Земли, точнее от минералов, – этих цветов подземелья. Темно-красные рубины, лимонно-золотистые цитрины, голубовато-зеленоватые бериллы, оранжевые гиацинты, прихотливо-узорчатые халцедоны, лазуриты, малахиты с их волнующе-загадочными свойствами... Только минералы – эта таинственная составляющая часть земной коры – могли придать бабочкам такую разнообразную окраску, схожую именно с окраской минералов.

Обратим внимание на соответственное сочетание красок: из всего, что есть на Земле, мы только у бабочек можем наблюдать такие чудесные сочетания цветов, как аметисто-фиолетового с сурьмяным, черного с бирюзово-голубым, черного с изумрудно-зеленым, голубого с хризоберилло-золотистым, медно-желтого с серым, желтого с никелево-белым, серого с серебристым и т. д. Эти же сочетания мы находим в некоторых редких минералах, как лапидолит, содалит, перистерит, лимонит, эрубестит, амбра, селестит...

Те местности, где встречаются самые крупные и самые красочные бабочки, обычно богаты и самыми разноцветными минералами. Где мы находим наиболее красивых и многоцветных бабочек? В Бразилии, в Колумбии, в Мексике, в Юго-Вост. Азии. А где обнаруживались самые ценные минералы? В тех же странах. Такое поразительное соотношение, без всякого сомнения, не может быть простым совпадением.

Божественная красота драгоценных кристаллов свидетельствует об огромной силе, в них заключённой. Её излучениям и обязаны бабочки своей неповторимой окраской. Еще в 1900 г. в Париже была создана школа для изучения "магнетических эманаций и радиаций кристаллов"...

Блеск бабочкиных крыльев, по которым скользят яркие блики, очень напоминает блеск благородных минералов. Все исследователи в описании окраски бабочек, не сговариваясь, используют такие определения, как опаловая, янтарная, жемчужная, сапфиро-голубая, медно-красная, темно-бронзовая и т. д. Многие ученые сравнивают бабочек и шелковые ткани с переливами отшлифованных драгоценных камней, говорят, что бабочки морфо сверкают даже ярче полированного металла. Кстати, некоторые из наших бабочек за свой блеск так и называются: перламутровки, переливницы, металловидки золотые. А ослепительно-звонкий металлический блеск южных бабочек в музейных витринах заставляет посетителей спрашивать: "Чем это их покрасили?" Заметим, что о другом Земном Чуде – о Цветах никто никогда так не говорил. Крылья бабочек, как и самоцветы, практически не выцветают от времени. Вот как описывает бабочек Уоллес в своем знаменитом труде "Тропическая Природа": "...здесь господствуют чрезвычайно яркие металлические синие, чистейшие шелковисто-зелёные и великолепные красные тона... нередко крылья как бы припудрены металлически-зелёными чешуйками и блестками... у некоторых видов эти пятна и рисунок крыльев как будто из расплавленного серебра или золота, другие виды отливают всевозможными цветами и подобно шелку или яркому опалу". Примерно так же описывает блеск бабочек и Бейтс в своих записках "Натуралист на Амазонке". Всё это – косвенные подтверждения происхождения окраски бабочек от камней-самоцветов.

Но подлинным "украшением мира" Уоллес считал не дневных, а ночных тропических бабочек. Есть ночная бабочка, которая так и называется: божественная. А для чего столь великолепные, яркие одеяния сумеречным и ночным бабочкам? Зачем тому же нашему ночному бражнику роскошная бархатная вышивка? Зачем другие ночные красавицы разряжаются в цветные меха? Кто любуется ими во мраке? Достаточно внимательно взглянуть на крылышко любого ночного мотылька, и разглядишь изысканные, утонченные, безупречные узоры-орнаменты, отличающиеся удивительным изяществом и гениальным чувством меры.

А зачем столь выразительные "глаза" ночному глазчатому бражнику или большому ночному павлиньему глазу (такие же "глаза" есть на перьях павлина)? И вообще, что такое эти глаза, и каково их назначение? Каким целям служат эти загадочные символы? Ведь не просто же это прихоть Природы, в которой всё целесообразно?

Ясно, что Природа наделила бабочек такими нарядами вовсе не для того, чтобы ублажать нашу потребность в любовании прекрасным. Но всё же, ПОЧЕМУ бабочки так прекрасны именно с нашей, человеческой точки зрения? И кому бражник мертвая голова показывает известный символ – череп со скрещенными костями? Птицам? Или другим бабочкам? Увы, на все эти вопросы у науки нет внятных ответов.

Прописная истина гласит, что своеобразная окраска нужна бабочкам, чтобы выжить. Окраска бывает покровительственно-маскирующая, отпугивающая, предупреждающая и мимикрирующая, т. е. подражающая. Крыло бабочки каллимы, воспроизводит увядший лист с такой умопомрачительной точностью, что фитопатологи даже определили вид плесени, который на этом "листе" изображен!

Происхождение покровительственной окраски – один из самых трудных вопросов для эволюционистов, и ответить на него не смогли ни Дарвин, ни Уоллес, ни Меррей, ни Мюллер, ни Шовен, ни нынешние биологи-генетики. Если валить всё на естественный отбор, то возникает вопрос: как мог отбор отобрать столь хитроумный сверхсовершенный рисунок, если простой расчет показывает, что на это ушло бы гораздо больше времени, чем существует данный вид бабочек и даже данное семейство? На доведение рисунка до фотографической точности путем отбора малых вариаций требуются десятки (если не сотни) миллионов лет; вид не живет столь долго, чтобы суметь воспользоваться достигнутым результатом.

И ещё: для того, чтобы отбор вообще мог начать работать, изначальный рисунок должен уже приносить ощутимую пользу, а полезным он может быть только тогда, когда достигнет определённой степени совершенства. Получается, что рисунок должен был появиться сразу уже в готовом виде. И даже если пытаться объяснить всё спасительными случайными мутациями (скачками в развитии), то у всякого мыслящего человека сразу возникает другой, ГЛАВНЫЙ ВОПРОС: какая же "слепая" сила Природы направляет столь разумные мутации? КТО покровительствует бабочке в приобретении покровительственной окраски?

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что здесь проявляется творческая деятельность стихийных Духов, которые у разных народов именовались Гениями, Демонами, Феями, Эльфами, Дэвами, Хозяйками, Русалками, Берегинями, Бабушками. Это те таинственные и разумные Сущности-Силы, стоящие за каждым природным явлением и направляющие его. Что такое явления Природы? Это только внешние образы этих многоликих и жизнелюбивых Духов. И бабочка каллима – далеко не предел их изобретательности...

Вообще мимикрия представляет собой лишь частный случай того явления конвергенции (сходства в развитии), существование которого наблюдается в Природе (напр., сходство листьев папоротника и узоров Мороза на окнах), но причины и условия которого остаются для близорукой науки тайной за семью печатями. А если непознана суть явления в целом, что говорить о частностях? То же самое происходит не только в энтомологии, но и во всех науках: по мере их "прогресса" усугубляется тревожное чувство непонимания САМИХ ОСНОВ БЫТИЯ.

Вероятно, что вершин возможного или, вернее, невозможного достигла бабочка калиго: на оборотной стороне ее задних крыльев изображена голова совы с парой немигающих выпученных глаз, острым хищным клювом и чётким рисунком перьев. Огромные глаза с чёрным зрачком и жёлтым ободком. Приняв нужную позу, бабочка отпугивает врагов. Как возникло столь доскональное изображение?

Для того чтобы имитировать глаза, бабочка должна знать, что птицы их боятся. Откуда она это узнала? Кто подсказал бабочке, на кого она должна быть похожа? Как бабочка достигла такого ошеломляющего сходства? Безусловно, не сознательным актом воли. Тогда с помощью какого художника? Кто, как не Фея-Покровительница позаботилась о беззащитной калиго, снабдив ее устрашающим совиным ликом?

Сложнейшие до неправдоподобия покровительственные приспособления поражают еще больше, когда знакомишься со всей совокупностью поведения, связанного с демонстрацией угрожающих признаков. Гусеницы некоторых южноамериканских бражников при нападении врага поднимают хвост, очень похожий на змеиную голову, и выгибают его особым образом. И так как с обеих сторон его имеются еще и глазки, то действительно создается впечатление, что имеешь дело с настоящей змеей. Когда гусеницам бражников Галапагосских островов грозит опасность, у них, словно у настоящих змей, из щели в хвостовой части показывается черный язычок, которым они шевелят точно так же, как и змеи.

Однако самую потрясающую форму мимикрии наблюдал один из шведских биологов в горах на о. Ява. Сотни гусениц, вплотную прижавшись друг к другу, ползли по земле: они имитировали змею...

Ещё одна чудесная, неразгаданная способность бабочек – их сверхчувственная, телепатическая связь между собой, которую учёные условно называют биоинформацией или биологической радиосвязью. Как самцы бабочек сатурний за 10-12 км чуют самок? Швейцарский энтомолог Форель установил способность самца находить самку на расстоянии даже в 18 км! Как ни кажется эта цифра невероятной, но она была подтверждена другими исследователями. А ведь самец не только чувствует любовный призыв, но и сразу безошибочно определяет направление полёта к его источнику.

Еще более загадочно то, что он ориентируется не по направлению ветра, т. е. запах к нему не доносится ветром. Фабр указывает, что самцы летят по ветру, в направлении, наименее выгодном для тех, кто в своих поисках руководствуется обонянием. Все химические гипотезы обоняния здесь отпадают. Установлено, что бабочки чуют друг друга на таких расстояниях, когда обонятельные рецепторы просто бессильны. Или же какие-то необычайные эманации присущи тому, что мы называем запахом. Очевидно, что бабочки пользуются не только одним обонянием в привычном смысле этого слова. Да и вправе ли мы называть обонянием чувство, столь отличное от человеческого обоняния? Слово это здесь можно употреблять лишь за неимением лучшего, более подходящего. Тем более, что тайны обоняния – этого самого загадочного из чувств – еще ждут своего объяснения.

Так какие же волны улавливают бабочкины усики-антенны? Несколько десятков гипотез пытаются постичь это очередное ЧУДО... Выдающийся ученый-биохимик, один из создателей биоэнергетики А. Сент-Дьерди пишет: "В Живой Природе часто действуют системы более сложные, чем те, которыми пользуются физики для проверки своих теорий".

Все знают о птичьих перелетах, но ведь бабочки тоже совершают впечатляющие перелеты, иногда совершенно необъяснимые, о которых В. Набоков, писатель-эмигрант и ученый-энтомолог, писал: "... Куда? Зачем? Природой еще не доказано или уже забыто..." Когда на Цейлоне появляются стаи перелетных бабочек, местные жители говорят, что это души отправились на паломничество к свещенным местам.

Бабочки – лучшие в мире летуны, их перелеты из Европы в Америку обнаружил еще Колумб. Олеандровый бражник летит со скоростью более 60 км в час и покрывает расстояние в 1200 км менее чем за сутки! Бабочка мертвая голова залетает даже на удаленный о. Св. Елены. По всем законам физики бабочки летать не должны. А они летают. Оказалось, что они летают совсем не так, как другие насекомые или птицы, а используют своеобразный реактивный двигатель.

Самой знаменитой путешественницей среди бабочек является данаида-монарх, ежегодно осенью преодолевающая 5000 км от Канады до Мексики, а весной возвращающаяся обратно. Наилучшими летательными качествами обладают не современные самолёты и даже не птицы, а именно эта бабочка. К такому заключению пришли специалисты из Торонтского университета.

В горах недалеко от Мехико, на маленьком участке в 8 га каждую осень собираются на зимовку до 50 млн. данаид-монархов, а весной они отправляются через весь континент в Канаду. Невероятно, но факт: несмотря на то, что за лето в местах их постоянного обитания успевают смениться 3-4 поколения и на зимовку летят уже праправнучки, их феноменальная наследственная память безошибочно указывает им то место в мексиканских горах, которое они никогда не видели. Ученые называют это инстинктом, и для школьника всё выглядит довольно-таки понятным: Как бабочки находят дорогу? – По инстинкту. А что такое инстинкт? – А это врожденная способность, например, бабочек находить дорогу...

Фабр, которого можно было бы назвать великим натуралистом, если бы не его безжалостные опыты-пытки с бабочками, сказал: "Инстинкт есть Гений насекомого". Фабр оказался ближе всех к истине, ибо исконный смысл понятия "гений" – божественный Прародитель-Покровитель Рода: отсюда родовую, наследственную память называют генной. Инстинкт – это гениальная интуиция бабочки, запечатлевшая опыт бесчисленной вереницы предыдущих воплощений и поэтому он, в отличие от рассудка, никогда не обманет.

И ещё одна волнующая тайна, связанная с самыми обворожительными бабочками – НОЧНЫМИ. Почему они, словно загипнотизированные сомнамбулы, так неудержимо летят на свет? Обгорают, а нередко и сгорают... Если они так обожают свет, что стремятся к его источнику ночью, то почему же они прячутся от него днём, когда светит Солнце?

"Объяснение", вошедшее в учебники, таково: глупые мотыльки летят на свет потому, что ночные цветы, с которых они обычно собирают нектар, белые, и источник света напоминает им цветок... Допустим. Но есть несколько неувязок. Во-первых, бабочки отыскивают ночные цветы не по цвету а, прежде всего, по запаху. Известно, что более сильными запахами обладают как раз слабо окрашенные цветы: ландыши, майники, линнеи, таволга и т. д., а также белые цветы, распускающиеся ночью. А особо упоительный аромат источают именно белые ночные цветы, опыляемые ночными бабочками, например, наша любка, или ночная фиалка.

Во-вторых, откуда известно, как выглядит окраска цветов в глазах бабочки? Известно другое: бабочки различают наиболее широкую гамму цветов по сравнению с другими живыми существами. Если человек различает спектр цветов от красного до фиолетового, то для ночной бабочки он расширяется от ультрафиолетового до инфракрасного. Предполагают, что столь поразительная чувствительность объясняется наличием в глазах бабочки особого пигмента, переводящего невидимые лучи в видимый свет. Мы не можем даже вообразить, что это такое – видеть невидимую Природу во всём Её многоцветии. Многие цветы, кажущиеся человеку бледными и невзрачными, сияют великолепными красками ультрафиолетового мира. В то же время многие цветы обладают инфракрасным излучением, воспринимаемым ночными бабочками, что помимо запаха помогает им находить эти цветы.

И, наконец, в-третьих, САМОЕ ГЛАВНОЕ. Некоторые виды ночных бабочек, летящих на свет, вообще не нуждаются в пище, даже в нектаре. Такова, к примеру, наша сатурния, или большой ночной павлиний глаз. И самки, и самцы сатурний созданы исключительно для любви и продолжения рода. Они не знают, что такое еда; у них нет даже органов пищеварения. Несколько ночей любовных игр – и их жизнь прожита. Что же влечет их к огню, если не любовь и не голод?

Фабр указывает, что свет свечи и лампы отвлекает даже самцов от самки: "Влетев в комнату, они бросаются к свету, опаливают свой пушок. А если не обгорят, то усаживаются возле огня и сидят здесь, словно приклеенные... весь вечер они просидели здесь, сидели там и на следующий день. Огонь лампы оказался сильнее самки".

Что же это за сила, преодолевающая даже могущественнейшие инстинкты продолжения рода и самосохранения? Ведь любовный зов самки должен затмить всё на свете в буквальном смысле слова!? Какие воспоминания пробуждает в бабочке пламя? Обычно все дикие животные его опасаются и избегают...

Суфий Хафиз видел в "огненной смерти" высший мистический смысл. Не мог пройти мимо и могучий ум Гете; в смерти он слышит голос жизнеутверждающей Природы. Поэт-натуралист по-своему истолковывает суфийский образ: огонь – божественная стихия, бабочка – душа, смерть – слияние с Природой (слияние как становление, а не как растворение – уничтожение). Вот как звучит эта мысль в "Блаженном томлении" в переводе Вересаева:

Речь моя – к одним лишь мудрым,
Чернь – она начнет глумиться!
Жизнь я славлю, что упорно
К смерти огненной стремится.
В ночь любви, в какую сам ты
Жизнь принял и жизни сеял,
Чувство странное нисходит,
Лишь огонь вдали зардеет.
С тенью ты уж не миришься,
Жить не можешь ты во мраке,
Ты стремишься упоенно,
К сопряженью в высшем браке.
Мчишься, словно кем гонимый,
Путь не кажется далек,
Миг – и вот, до света жадный,
Ты сгораешь, мотылек!
Если ж зов: "умри и стань!"
Спит в душе смиренной,
Ты лишь горестный пришелец
В сумрачной Вселенной.

Вот какие изумительные в буквальном смысле слова существа обитают рядом с нами, на Земле. Мы все глаза сломали, разглядывая "летающие тарелки" из созвездия Ориона и прочие "послания из Космоса", а ЖИВОЕ ПОСЛАНИЕ Матери-Земли так и не можем прочитать. И не мудрено: прелестные сильфиды для человека – просто "вредители" (как будто Земля будет вредить сама себе!?).

А ведь Бабочки – это воплощенные вестницы из каких-то сопредельных, земных, но неведомых миров: полюбовный союз двух самых дивных существ – Цветка и Бабочки – это ИДЕАЛ ЖИЗНИ – единство Добра, Мудрости и Красоты. На крыльях бабочки, как на скрижалях вечности, начертаны знаки бессмертия, но только не для тех, чья "любовь к Природе" выражается в сборе гербариев и коллекционировании насекомых:

И ноготь выпуклый, блестящий
Мохнатое брюшко поддел,
И хоботок, еще дрожащий,
Пред смертной тьмой оцепенел...
Жерар де Нерваль

Вивисектор – естествоисПЫТАТЕЛЬ, отрезающий усики у бабочки "ради науки", полагает, что она не ощущает боли. Это не так. Шведские ученые установили, что даже у гусениц вырабатываются в ганглиях те же вещества, которые образуются и в мозгу человека, когда он испытывает боль. Вивисекция буквально означает живосечение, т. е. рассечение живой, трепещущей плоти, операционные опыты над животными порой даже без анестезии. Махатма Ганди называл вивисекцию самым черным преступлением человека. Пища для размышлений любознательному читателю: единственной страной, где против этого преступления были приняты определенные законы, была национал-социалистическая Германия...

БАБОЧКИ, КТО ОНИ??? Ответить могут только сами бабочки. Но сумеет ли человек спросить у них об этом, не отрезая усиков?

* * *

После столь долгого отступления от основной канвы повествования, в котором, однако, вдумчивый читатель найдет для себя много поучительного, вернемся к Праматерям-Бабушкам-Рожаницам.

ОБРАЗ БАБЫ-ЯГИ, ХОЗЯЙКИ ЛЕСА, ЖЕНЩИНЫ-ШАМАНА, ВЕДЬМЫ-ОБОРОТНЯ, БЕРЕГИНИ-ПОКРОВИТЕЛЬНИЦЫ восходит к тем архаическим временам, когда она почиталась могущественной и вещей чародейкой. Именно Баба-Яга – "Царица Девичьего царства" вершила женские посветительные обряды и поверяла посвещённым сокровенные сказания. В наших волшебных сказках есть намёки на то, что тайные обряды совершались в дремучем лесу, как в прямом, так и в переносном смысле: то есть участницы погружались в состояние дрёмы – лунатического транса, когда обостряется сверхчувственное восприятие.

О сути же этих обрядов и сказаний можно лишь догадываться: до нас дошло только обессмысленное выражение "бабушкины сказки". Бывает, однако, что сказки эти мистическим образом запечатлеваются в женской бессознательной памяти. Наш великий Поэт-Язычник Пушкин в упоении заслушивался сказками своей няни, чья наследственная память сохранила глубочайшие культурно-исторические пласты. Сказки Арины Родионовны так повлияли на Пушкина, что в нем самом пробудилась эта таинственная родовая память Предков, и из ее бездонного колодца черпал он живую воду вдохновении.

Пушкин, бесспорно, – Гений. Он сумел вызвать к жизни первообразы (или, как нынче модно говорить, – архетипы) соборной души народа, полузадушенные "русским" православием, и закрепить их в памяти новых поколений теперь уже навечно. А выразил он стихию народной души, сам того не осознавая, именно через свои проникновенные сказки. Потому-то они и стали воистину народными, что сами вышли из народа. Пушкинские сказки будят, проявляют то, что записано в глубинах подсознания, – и поэтому воспринимаются как исконно свое, родное, каждым природным русичем.

Такие сказки не могут быть плодом досужей фантазии: в них – золотая россыпь древней языческой мудрости. Здесь и остров Буян (Руян – Рюген), где некогда было главное Светилище славян, спаленное затем христианами; здесь и Царевна-Лебедь – оборотень, здесь и три девицы-пряхи... Многозначимые образы этих девиц-прях в "Сказке о царе Салтане" – олицетворение Матерей-Рожаниц, зарождающих и поддерживающих в мире Жизнь. Прядение связано с веретеном, т. е. с жизненным коловращением. Прядение во всех мифологиях – исключительное право и преимущество божественных существ. Римские Пряхи-Парки от лат. парио – рождать. На Руси Пряхой была Макошь, а позже – ее воспреемница, таинственная Параскева-Пятница. Вот какой глубокий теокосмогонический смысл заложен в образах «Девиц!» – Рожаниц.

Сказительница Баба-Яга была наставницей и воспитательницей молодняка. Детские частушки донесли до нас намять о бескровных жертвоприношениях – светлых рожаничных трапезах:

Ладушки, Ладушки!
Где были? – У Бабушки!
Что ели? – Кашку!
Что пили? – Бражку!

Ясно одно: изначально Баба-Яга была ДОБРОЙ ВОЛШЕБНИЦЕЙ, связанной с Землей и Ее Таинствами. В свою полную противоположность – в зловещую людоедку она превратилась лишь с победой Железа над Камнем, с утверждением патриархата, культа "небесного отца" и рабовладельческих, государственных религий.

Ой, ты, Русь! Родимая чужбина!
Мать-Земля! Святая всех Святых!
Нет ни Леших на твоих тропинках,
Ни в зеленых водах Водяных,
Где ты, где ты, Бабушка-Яга?!
Прах дорог... Ушедшие века...
Юрий Ярков

***

Попытки церковников в первое же столетие искоренить общенародное язычество на Руси силой потерпели полный провал, и тогда они применили более тонкую форму борьбы. Вместо запрета посещения славянами их МЕСТ СИЛЫ они стали строить там свои храмы и наполнять языческие обряды христианским содержанием. Убедившись в непреклонности Русского Духа, попы начали подделываться к народному религиозному календарю, переосмысливая, разумеется, и чтимые даты, и назначение празднеств. Стремясь заглушить родовую веру, они буквально подгоняли свои церковные праздники к наиболее древним, всенародным торжествам. Самый яркий тому пример – объявление Купалы-Солнцеворота 24 кресеня "рождеством Иоанна Крестителя".

Однако все ухищрения потерпели крах. Навязываемые "святые" совместились в обыденном народном сознании с древнеславянскими Светлыми Силами и стали восприниматься не в церковном смысле, а в чисто языческом. На "Ивана-Купалу" целуются и прыгают через костры уже 1000 лет после "крещения Руси", а Ярилу продолжают славить под именем Юрия – Георгия Победоносца.

На "спаса", "богородицу" и прочие "силы небесные" были просто перенесены черты и свойства наиболее чтимых родоплеменных божеств, и все они получили ярко выраженную языческую окраску. Утверждение болезненной, чужеродной христианщины в великой стране со здоровой, красивой, мощной и богатой языческой культурой становится менее загадочно, если уяснить, что эта чисто государственная религия никогда не смогла бы оседлать народ, если бы не взяла на вооружение его самое искреннее, самое возвышенное чувство – обожание ЖИЗНИ, ЖЕНЩИНЫ, ЛЮБВИ, олицетворенное в культе МАТЕРИ-ЗЕМЛИ.

Относительная уступчивость языческих жрецов (жрецов, а не волхвов!) и части населения, а также многие другие странности проясняются тем, что древняя Великая Матерь-Земля была плавно, исподтишка замещена "богоматерью". У славян с их глубочайшим почитанием Светлого Женского Начала потребность в таком почитании осталась и после насаждения пришлой религии. И преемницей боготворимой Матушки-Владычицы Земли стала "богоматерь".

Представления о благодатной, очищающей, целебной Силе, относящейся к человеку с материнским участием, перешли на образ "богоматери" – заместительницы Макоши. И вовсе не случайно главным объектом поклонения стал на Руси не Иисус Христос (русичи себя и не считали христианами; т. н. крестьяне – это не самоназвание, а церковная кличка), а его земная мать – "дева" Мария, которую чтили, однако, не как "девственницу" в католической Европе, а именно как бого-родицу, бого-матерь, подчеркивая материнское, родящее ее качество. Сам Иисус вплоть до XVI в. воспринимался как младенец, сын божий, но не сам бог. Любопытно, что у басков их мегалитическую, матриархальную "Черную Богородицу" (т. е. родительницу богов) католичество вытеснило в горы, и там она выступает уже как "богиня гор". Широкое распространение народно-богородичного культа на Руси объясняется наложением его на древнейший языческий культ Рожаниц  – божественных Прародительниц всяческого плодородия. Поэтому с богородичным культом связывалось и покровительство беременным. Поэтому в повседневном сознании верующих "богородица" заняла центральное место, не предусмотренное ни догматами, ни канонами. Этот евангельский персонаж принял на себя всё то, что раньше предназначалось Рожаницам и Макоши – Верховной Рожанице (отсюда – макушка) и стал одним из образов Великой Матери-Земли. А главную роль в косвенном отождествлении Матери-Земли с "богородицей" Марией (Мария – значит "горемыка") сыграла подгонка христианских праздников к праздникам народным.

Особо показательна подгонка к празднику Осеннего Равноденствия и связанному с ним главному годовому чествованию Рода и Рожаниц церковного "рождества богородицы"; ведь и там и здесь имеется в виду зарождение новой Жизни. Не случайно время, предшествующее празднованию Рожаниц, язычники называли "бабьим летом", а попы-чернокнижники вплоть до XVIII в. в своих поучениях бичуют "баб бесоугодных", ставящих трапезы в честь Рода и Рожаниц. О двоеверном совмещении богороднично-рожаничных трапез упоминают и многие средневековые историки. Славления Рожаниц пережили славу Рода. Рыбаков пишет, что в трапезных северно-русских церквей стилизованные изображения Рожаниц дожили до XVIII в. До XIX в. дожили песни и хороводы в честь Лады и Лели, а их изображения в народной вышивке и резьбе живут и в наши дни, так же как и припевы "ой лада, лель-люли". От обрядовых хороводных игр дошли до нас рукоплескания – "ладушки", которыми сопровождались эти обряды.

Светловолосая Рожаница Лада почиталась женской ипостасью Рода, воплощением вечно-женственного начала в Мироздания. Она же – вдохновительница свадебных игрищ-обрядов, покровительница помолвки, супружества и брачного обета, Берегиня семейного лада и женщин-родительниц, подательница чадородия. Она же  – олицетворение волшебной силы половой страсти и хранительница Любовного Огня.

Костомаров и Фаминцын считали балто-славянскую Ладу богиней Любви, Красоты и Брачного Союза. Именно у Лады-Мати Пречистой испрашивали благословения закликать Весну. Костомаров в "Славянской мифологии" пишет: "Она была и то, что у нас называется Мать-Земля". Чествованию Матушки-Земли, Великой Рожаницы Лады-Макоши была посвещена пятница, и потому в бытовом двоеверии воспреемницами Языческой Мадонны-Матери стали Параскева-Пятница и "богородица", олицетворявшие чисто языческое-женское-материнское-земное-жизненное начало. Известно, что нередко древние божества плодородия (Рожаницы) изображались в виде женщины с младенцем на руках, что, конечно же, было использовано церковниками, чтобы еще больше заморочить народ.

Почему прижилась "богородица" на Руси? Дело еще и в том, что само слово "богородица", т. е. богиня-матерь (матерь богов) иногда употреблялось и раньше, и к христианскому "богу" никакого отношения не имеет. Так же, как и Богомил (Милый Богам) – жрец, возглавивший сопротивление новгородцев войску христоносцев. Так же, как и боголесье, означавшее не что иное, как божественное присутствие в свещенной роще.

Христиане строили церкви на месте бывших языческих капищ, свещенных источников, в том же боголесье, т. е. на тех же МЕСТАХ СИЛЫ (или, как принято сейчас говорить, на энергетически чистых местах). И в силу этого христианские "святые" становились как бы преемниками славянских божеств. Нередко и сейчас где-либо стоит церковь "Св. Пятницы", а рядом из земли бьет родник, находящийся под особым ее покровительством, как если бы она была Русалкой-Берегиней. Церкви "Рождества Богородицы" ставили, как правило, на местах, издревле освещенных чествованием Рожаниц.

Память же о самих Рожаницах старались извести всеми способами. Слово "рожа" (некрасивое лицо) идет от тех времен, когда попы обзывали так женщин-жриц, продолжавших отправлять втайне культ Рожаниц.

Чтобы еще больше подделаться под Язычество, церковные власти вкупе с властями светскими в лице кн. Андрея Боголюбского в середине XII в. вводят на Руси новый, неизвестный Византии и вообще никому праздник "Покрова Богоматери", в самом названии которого звучит мысль об особом покровительстве со стороны высших сил. Так в церковные одежды облачается языческое представление о родной, земной заступнице – Берегине.

Молясь "богоматери", язычники-двоеверцы, по сути дела, обращались к своей Матери-Земле, и от нее получали помощь и поддержку. О том, насколько сильно развит был богородичный культ, говорит то, что "богородице" посвещено икон больше, чем Иисусу, троице и всем прочим серафимам и херувимам вместе взятым. Одних только "чудотворных" богородичных икон более двухсот, причем почти все – с оязыченными, обрусевшими, одомашненными названиями: "Вододательница", "Целительница", "Млекопитательница", "Живоносный Источник", "Тучная Гора", "Неопалимая Купина" и т. д. и т. п.

Более явно языческое почитание Земли сохранялось в русских народных братствах, т. н. сектах и пантеистических ересях. Так, хлыстовская богородица – не что иное, как олицетворение самой Матери-Земли. Молитвы тех мистических общин, которые господствующая церковь объявила сектами, подчас являют собой вдохновенное славление ЖИВОЙ ЗЕМЛИ. Духоборы говорили о Земле, как о самом прекрасном храме.

Образ плачущей Земли встречается в "Сборнике русских духовных стихов" В. Варенцова и в "Сказании о Меркурии Смоленском"; В русских песнях, собранных П. Киреевским, есть за душу берущей Плач Земли: " Растужилась, расплакалась Матушка Сыра Земля..."

Мельников-Печерский ("В лесах") приводит сохраненное староверами "сказание наших Праотцов о том, как бог Ярила возлюбил Мать Сыру Землю, и как она народила всех земнородных". Вообще всё светлое в мыслях и верованиях русского народа и всё подлинно гениальное в его творчестве проистекает не из византийской отхожей ямы, а из Языческого Родника. И всему лучшему в нас обязаны мы нашей бессознательно-языческой Русской Духовности.

На Руси почти сразу же после воцарения христианства возникают антицерковные (и одновременно – антифеодальные) учения, и чистое обожание Земли продолжает жить в народных "еретических" движениях. В движении новгородских стригольников поклонение Земле было на первом месте. Поклон Земле – это не поклон вниз – чужому богу. Это поклон вверх, ибо разгибается спина – и человек ощущает себя равным соучастником Земной Жизни, а не рабом дрожащим.

Стригольники возродили древнее поклонение Земле под открытым небом. На известной иконе "Собор Богоматери" псковской школы XIV в. престол богоматери помещен прямо на траве, а по траве этой идут волхвы с поздравлением. Есть на иконе и дьяконы, и ангелы, и пастухи. А на самом видном месте – иносказательный образ Земли в виде полуобнаженной женщины с причудливым растительным символом в руке. Для сравнения: изображения Геи в античном искусстве очень редки, но вот на фризе Пергамского алтаря Гея изображена женщиной, погруженной по пояс в землю, с рогом изобилия в руке.

Стригольники унаследовали мировоззрение волхвов предшествующей эпохи. Они учили каяться не попу, а ЖИВОЙ ЗЕМЛЕ, признавая Её способность прощать и отпускать грехи. И новгородцы в XIV в. не ходили в храмы, а исповедовались Земле-Матушке. Такого "богохульства" церковь не потерпела: возглавлявший освободительное движение Карп был казнен лютой смертью. А Стефан Пермский в "Поучении" наставлял несмышленых отступников: "А кто исповедается земли, то исповедание не исповедание есть: земля бо бездушна тварь есть..."

* * *

В неумолимом превращении биосферы в некросферу повинна рационалистическая, урбанизированная, индустриальная, т. н. западная цивилизация. Однако ни одна социально-экономическая концепция не дает убедительного объяснения того, почему такая пагубная научно-техническая цивилизация, направленная на закабаление Природы и народов, и заведшая человечество в тупик, зародилась именно на христианизированном Западе, а не в другом месте земного шара.

Экологическая катастрофа была фатально предопределена многовековым господством христианства, отторгнувшего человека от Природы, с которой он был неразрывно связан как младенец в утробе Матери, и противопоставившего его Ей.

В истории человечества иудаизм сыграл роковую роль тем, что вошел существенной составной частью в две мировые религии – христианство и ислам, изначально заразив их болезненным, убогим видением Мира, ветхозаветным расизмом, вседозволенностью по отношению к Земле и детям Ее – туземцам (греч. авто-хтоны и лат. абори-гены, обозначающие коренных местных жителей, звучат по-русски как ту-земцы).

Действительные причины глобальной экологической катастрофы коренятся в лучшем учебнике антисемитизма – в библии и, конечно же, в наиболее гнусном злодеянии "спасителя" – в проклятии-умерщвлении смоковницы – дерева, олицетворяющего Жизнь. Это, несомненно, ритуально-символическое проклятие самой ЗЕМНОЙ ЖИЗНИ КАК ТАКОВОЙ, смертный приговор Земле. "Да умрет Земля, и да приидет Царствие!" – поется в одном раннехристианском песнопении. Сознательно или бессознательно, но монотеисты всегда были беспощадны к Земле, видя в Ней неизбежное препятствие для прихода своего "царствия", которое, как известно, в "небесном Иерусалиме".

Вдохновлённые учителем "любви и всепрощения" его рьяные последователи свою главную задачу усматривали в том, чтобы оторвать человека от Земли и поодиночке умертвить их обоих. Они объявляют тотальную войну Жизни, Свету, Радости, Любви, Красоте. Они истязают Землю, уготавливая Ее к "концу света" и "страшному суду".

Иегова – крёстный отец христиан, и вся их религия – это противоестественная ненависть к Природе, Женщине, Матери-Земле. Это – РЕЛИГИЯ СМЕРТИ, АПОФЕОЗ ЗЛА, по сравнению с которым все "козни сатанистов" не более, чем детские шалости. И вот к началу XXI христианского столетия мир стоит у последней черты, к которой его подвела западная цивилизация, основанная на "общечеловеческих ценностях" капитализма. Капитализм – это монстр, порожденный христианством. Капитализм – это рай для иудеев. Капитализм и совесть НЕСОВМЕСТИМЫ.

Слепорожденная, недоношенная наука, зародившаяся в христианизированной Европе, следуя библии, так же обесценивала-обездушивала Природу. Главное заблуждение такой науки – в крайнем противопоставлении субъекта познания – "объекту". Природа рассматривается как что-то бездуховное, неразумное, внешнее, враждебное человеку и достойное лишь подчинения, покорения и потребления. С торжеством библейской набожности в Европе начинается новая историческая эпоха – 2000-летняя беспощадная война с Природой. Война на уничтожение, как необходимое предварение апокалиптического армагеддона. Научно-технический "прогресс" начался с утверждения христианства, когда развенчанная и лишенная обожания Мать-Земля была объявлена грешной, подлой рабой и дозволено было "испытывать" Ее, дабы заставить выдать свои тайны ученым – естествоиспытателям.

Церковь не отрицала существования природных Духов, но заклеймила их дьявольским отродьем, нежитью и нечистью, бесами. Утверждалось сначала равнодушие, безразличие к лишенной божественного присутствия Природе, затем – пренебрежение, презрение к "низшей твари", а затем и откровенная враждебность к ней, как к силе якобы чуждой, демонической. В сознании людей дикая Природа стала отождествляться с опасностью и даже с нечистой силой, стала богопротивной и, следовательно, должна была быть покорена. Отсюда – установка на усмирение, укрощение Природы, как дикого зверя. С тех пор, как Природа стала олицетворением темных сил, противостоящих человеческому разуму, развитие науки и техники поощрялось церковью, как средство достижения господства над Природой: ведь библия утверждает законность такого господства.

Слабоумная и тщеславная антропоцентрическая, фаустовская наука вообще "упразднила" стихийных Духов, низложив их до "простых" геохимических элементов. Нимфы, эльфы, феи и наяды, наполнявшие и оживлявшие Землю, были объявлены противоречащими "здравому смыслу" и затаились в области т. н. суеверий. Именно изгнание Духов из заповедных лесов, рек и ущелий имело столь гибельные последствия для судеб беззащитной теперь Земли и самого человека: была сняты освещенные тысячелетиями религиозные запреты – табу, были преданы забвению мудрые заветы Предков. Прежде было немыслимо подходить к Природе и миру Духов без благоговейного трепета, а тем более противопоставить себя Им. Теперь же было дозволено нечестиво обращаться с Природой, не боясь оскорбить Духов и навлечь на себя их гнев.

Наша Земля, сама являясь живым Организмом, вживлена в такую же живую Солнечную систему. Но для антропоцентрической науки всё Мироздание – лишь необъятный театр абсурда без цели и смысла. Антропоцентризм – обожествление человека перед лицом лишённой всяческой божественности Природы – есть отрыжка христианства. Антропоцентризм порочен во всех его проявлениях, религиозных или научно-материалистических; он есть всё то же параноидальное самоизбранничество, провозглашенное некогда в библии. Люди сводят всю Жизнь, всё бытие Земли к значимости собственного существования.

Антропоцентризму и технократизму неотъемлемо присуще безжалостно-циничное отношение к тому, что они называют просто "сырьевыми ресурсами" и "природными богатствами". Они выслеживают, вынюхивают на Планете все живое, дышащее, только для того, чтобы умертвить.

Современная американская вампирическая ИМПЕРИЯ ЗЛА есть последняя авантюра христианства. Возмездие неотвратимо. Но Мать-Земля не "мстит": просто по законам энергообмена (как сейчас принято говорить) вызванные человеком разрушения бумерангом возвращаются к нему обратно в виде т. н. стихийных бедствий, эпидемий, озоновых дыр, вплоть до глобальной дестабилизации (раскачки) и переполюсовки Земной оси. "Но примешь ты смерть от коня своего..."

То будет отнюдь не "конец света", который, предчувствуя свою беспросветную обреченность, предрекают кликушествующие юроды, а напротив, ПОБЕДА СВЕТА над двухтысячелетним мракобесием.

***

Однако двухтысячелетнее глумление обезобразило не только и не столько ауру Земли, сколько самого человека. Библейская доктрина сотворения мира из ничего стала основой представлений о ничтожности и бренности Земли, Земной Жизни и Земной Красы. Постоянное противопоставление земного – греховного и небесного – божественного въелось в сознание и привело к тому, что земное стало синонимом приземленного, низменного, животно-грубого. Под Землю поместили христиане свой ад (славяне называли огонь внутри Земли "родством огненным").

Людям всё хочется чего-то неестественного – неземного. Стремясь к запредельному "богу", не замечают они того, что перед глазами. Светлому языческому восприятию Природы как предельной полноты бытия, как прекрасного, совершенного и невинного Существа, противостоит монотеистическое неприятие Природы как чего-то ущербного, вторичного, неполноценного.

Но христианство победило вовсе не в онтологическом смысле. Были повержены идолы, но не Идеи. Да и сами Стихии Земные никуда не девались. Только почитание Их ушло вглубь народной души и затаилось в недрах родовой памяти, стало нашей сокровенной тайной. Люди, безотчетно и самозабвенно обожающие Солнце, Зелень, Природу – сами того не ведая – Язычники. Они ощущают настоятельную потребность в душевном исцелении, и это исцеление может им дать только языческое мирочувствование – безыскусственное и по-детски бесхитростное, как сама Природа; наивное и вместе с тем мудрое, как всё живое и неподдельное. Эти проснувшиеся люди вольно или невольно, но участвуют в ВЕЛИКОМ ШАМАНСКОМ ДЕЛАНИИ – В ВЕЛИКОМ ВОЛХВОВАНИИ – в восстановлении утраченной связи с Живой Землей. Ведь само латинское слово "ре-лигия" буквально и означает: восстановление связи.

Разумеется, первозданное Язычество, как и девственность, восстановить невозможно. Но религиоведы и футурологи, экологисты и социологи, психологи и культурологи указывают на нарастающий вал неоязычества, а наиболее дальновидные из них предсказывают его приближающееся неизбежное торжество.

Началась цепная реакция пробуждения. Стихийно возникают молодежные общины и творческие объединения – музыкальные, ратоборческие, краеведческие, самодеятельные и другие, причем они сами по себе становятся Язычниками, еще до знакомства с единомышленниками. Очевидно, что славлениями Родных Светлых Сил мы уже "достучались до небес", то есть создали ядро того образования, которое оккультисты называют эгрегором, биоэнергетики – "лептонной сущностью", а по-русски – мощное чувственно-силовое поле, вихревой сгусток мыслеобразов, волевых зарядов и сердечных порывов. И это ядро теперь уже само по себе втягивает в свою орбиту родственные души. И точно так же наш Коловрат, раскрутившись, уже сам набирает обороты.

Язычество искренно – и в этом его притягательная сила для молодежи, ибо молодежи присущи отважные стремления, бескорыстное служение и отвращение к лицедейству. Наши соратники – Идеалисты: ими движет и способна двигать лишь Идея, Высокая Идея. Но что может быть прекрасней и выше идеи освобождения ПРИРОДЫ – РОДИНЫ – НАРОДА от чужеродного ига?

Ярило – Солнце в нашей защите не нуждается. А вот Землю-Матушку мы, земляки, от гадкого надругательства защитить обязаны. Она взывает о помощи, и у нас нет выбора: МЫ ОБЯЗАНЫ ОСТАНОВИТЬ КРОВАВОЕ ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ – МАТЕРЕУБИЙСТВО, иначе грош нам цена в наше базарное время. Вспомним миф об Оресте: Эринии – дочери Геи-Земли, более древние, чем олимпийские боги, вопиют о свещенном возмездии, ибо нет преступления более тяжкого, чем матереубийство.

Мы выполним наш сыновний долг; и никакие силы, ни божеские, ни адские, ни человеческие не в состоянии будут помешать осуществлению того, что на Роду написано. Мы не можем лишь предсказать день и час Победы: как сказал Поэт-Язычник Константин Бальмонт: "Умей быть вещим или молчи..."

Надо осознать: современная природопожирающая цивилизация несет смерть Земле и всему живому. Эта плутократическая цивилизация, при которой кучка «ИНОПЛАНЕТЯН»-БАНКИРОВ осуществляет свое господство над человечеством, построена на подпорках христианства, делающего из "гоев" безропотных рабов, уготавливаемых к ритуальному закланию. Емельян Пугачев учил: "Рубите столбы, а заборы сами повалятся!"

Церковь всегда выступала и ныне выступает не на стороне ограбленного и бесправного народа, а на стороне русскоязычных толстосумов и власть имущих министров-капиталистов. Именно этим иудеям с человеческим лицом и помогает она «обустроить Россию». Церковь активно способствовала и способствует воцарению самого преступного за нашу историю ельцинского режима. Попы заняли места комсоргов, парторгов и замполитов.

"Россия побеждена, потому что у нее нет концепции бытия", – так в 1994 г. заявил в американском сенате архитектор "Нового мирового порядка" З. Бжезинский. Это он составил печально знаменитый "План игры", где изложил 12 вариантов разрушения СССР (читай – Русской Державы, т. к. после кровавой бани 4 октября 1993 г. даже бывшие диссиденты-русаки протрезвели: "метили в коммунистов, а попали в Россию").

НО РУССКАЯ ИДЕЯ БЫТИЯ ЕСТЬ. Она вольнолюбива и жизнеутверждающа, природосообразна и победоносна. ИМЯ ЕЁ – РУССКИЙ НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИЗМ, основанный на высоконравственных ценностях Язычества и общинно-вечевого строя.

РНС – ЭТО НАЦИОНАЛЬНОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ ПЛЮС СОЦИАЛЬНАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ. КРОВЬ И ПОЧВА. Обостренное чувство ПРАВДЫ-СПРАВЕДЛИВОСТИ есть исключительная особенность РУССКОГО ДУХА, нашего национального характера, и потому мы ИМЕЕМ ЧЕСТЬ БЫТЬ РУССКИМИ НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИСТАМИ.

Главное сейчас – действовать, и каждый обязан вносить свой вклад. Некоторые считают, что возможности одного человека настолько малы, что он не может сколько-нибудь существенно повлиять на ход событий. Это не так. Если он действует бескорыстно, во имя высшей СВЕРХЛИЧНОЙ ИДЕИ, то силы его умножаются тысячекратно. Это – оккультная аксиома. А если, к тому же, Идея эта несет СВЕТ, ЖИЗНЬ, ДОБРО, то слово и дело подвижника обретают волшебную силу, а сам он становится неуязвим.

Нельзя только отчаиваться. Ничто еще не потеряно, даже тогда, когда с человеческой точки зрения силы явно не на нашей стороне. Всё потеряно только тогда, когда мы сами падаем духом или когда от нас отступаются Берегини. НО ПОКА ВОИНЫ СРАЖАЮТСЯ, БЕРЕГИНИ СОПУТСТВУЮТ ИМ! И МЫ ВОБЬЕМ ОСИНОВЫЙ КОЛ В ГЛОТКУ УПЫРЯ ИЕГОВЫ!

БОРЬБА ПРОДОЛЖАЕТСЯ! ПОБЕДЕ СЛАВА!

Свобода выпала народу,
А он не уберег.
Но даже в злую непогоду
Чуть тлеет уголек

На нем пока пекут ватрушки,
Но долго ль до беды,
Когда ватрушки у старушки
Почти из лебеды?

Славяне! Гибнет наше Древо!
Плоды все реже на ветвях.
Терпенье правит вместо гнева
И подлый страх.

Но где-то в русской деревеньке,
Угрюмо погрозив в окно,
Топор в руках сжимают Стеньки
И новые Махно.

И отшвырнув бутыль пустую,
Зол, весел, но отнюдь не пьян,
О "красном петухе" тоскуя,
С печи слезает Емельян...

СВЕТОСЛАВИЕ
(очерки языческого мирочувствования)

Высшая цель – это жить согласно
Природе, а это значит жить
Добродетельно: ведь именно
К добродетели ведет нас Природа.
Зенон – Учитель стоиков.

Эти очерки написаны в разное время, но скреплены единой красной – оберегающей нитью.

Все мы невольно наносим много боли другим живым существам, особенно незаметным, слабым и беззащитным. Не о многом умоляют они тебя: Пощади! Окажи милость хотя бы тем, чтобы походя не загубить, не сломать, не растоптать...

По замыслу Природы человек должен развить в себе сострадание. Но нет порой другого средства вызвать в нём это сострадание, как заставить страдать его самого.

Доброслав сочтёт, что он работал не зря, если хоть один человек, прежде чем сорвать подснежник или зарубить новогоднюю ёлочку, задумается: а не являются ли все его душевные и телесные хвори следствием легкомысленно-безжалостного обращения С ЧУЖОЙ ЖИЗНЬЮ???

***

Люцифер:

Это мысли всех достойных мысли,
это говорит в вас бессмертие...
Байрон. Мистерия "Каин"

Люцифер буквально означает НЕСУЩИЙ СВЕТ. Так римляне называли свещенную утреннюю звезду (Венеру), предвещающую восход дневного Светила – Солнца.

Славяне так же особо почитали Венеру; древнерусские названия ее – Денница или Заря Утренняя, Зарница, Зарянка.

Только СВЕТ поражает мрак и его исчадие – христианских мракобесов. Вот почему для служителя тьмы СВЕТ – это зло, а Люцифер – Дух Зла, Сатана, или Дьявол.

* * *

Луч Солнца в каждой человеческой душе есть обитающий в ней ДУХ – ее ЛУЧшее, высшее Я. Духовный СВЕТ, идущий в человека прямо от СВЕТИЛА, есть луч ЛЮБВИ. Соединённый с человеческой душой и телом, Свет этот становится Человеком, познающим себя и источник Света.

Познай Дух, в тебе сущий и познаешь ВЕЛИКОЕ ДУХОВНОЕ СОЛНЦЕ. Познай себя как воплощенный жизнелюбивый луч и ответишь на главный вопрос: Во имя чего существует мир? Во имя чего Солнце греет Землю? – ВО ИМЯ ЖИЗНИ! И потому чти всякую жизнь, что тянется к Солнцу.

В Махабхарате повествуется о некоем мудреце, стяжавшем великую славу. По подозрению в воровстве, он, хотя и не был вором, был посажен на кол. Мудрец воззвал тогда с укоризной к Божеству Закона: "О, Дхарма! Какой дурной поступок совершил я в неведении, за который получил подобное возмездие?" И Дхарма отвечал: "Тобою некогда была вставлена тростинка в тельце бабочки и за это тебя постигло такое возмездие, о, богатый подвигами!"

Древние знали о самоценном чувствующем начале в любом живом существе; отсюда их уважение и бережное отношение как к животным, так и к растениям. В Природе действует всеобъемлющий и незыблемый ЗАКОН, сознательное и добровольное следование которому является залогом человеческого благополучия. Согласно этому справедливейшему из законов, боль и страдания, причиненные человеком другим живым существам, неизбежно возвращаются к нему самому.

Ныне миллионы животных ежегодно приносятся в жертву безжалостным, бессмысленным медико-биологическим "опытам". Стоит ли удивляться, что человечество несёт огромное, всё возрастающее бремя воздаяния в виде всё новых неизлечимых болезней!

Дерево, никого не убивающее и питающееся солнечным СВЕТОМ, изначально почиталось ведунами существом СВЕЩЕННЫМ. Всем племенам земным были присущи представления об особых, волшебных взаимосвязях жизни человека и дерева. Живучие поверья и по сей день напоминают, что рубить деревья сверх меры – значит укорачивать и свою жизнь, и жизнь своих потомков.

И если жил некогда человек по имени Иегошуа (то есть "Иегова есть спасение", русское "спаситель", "спас"), умертвивший дерево только за то, что оно не накормило его в неурочное время ("ибо еще не время было собирания смокв"!), то закономерно и его собственная смерть была мучительной. Каждому – своё.

* * *

Человек чувствует порой, что душа его тяготеет к чему-то светлому, возвышенному, РОДСТВЕННОМУ ей и в то же время бесконечно превосходящему её. Это вещее чувство – сильнейшее подтверждение духовной сути человека.

Животворящий ДУХ – РОД, связующий всю ПРИРОДУ в единое целое и одухотворяющий человека, дает ему, как частице всеобщего, возможность еще в земной жизни ПОЗНАТЬ СОБСТВЕННОЕ БЕССМЕРТИЕ. Но достижимо это только на пути милосердия. Вся наша жизнь – это испытание на милосердие, милосердие ко всем живым существам, КО ВСЯКОЙ ЖИЗНИ.

Всё живое жаждет любви и сочувствия. Всё живое отзывается на ласку. Лишь до сердечной тоски возлюбивший трепет беззащитной жизни, лишь ощутивший боль срываемого цветка как свою собственную, лишь тот приобщается Светоносному Духу, который сам есть ЛЮБОВЬ.

Любящая душа возвращается тогда к своему первоисточнику. Человек и Мать-Природа составляют здесь единое, и невозможно отличить душу от Природы, в чье лоно она погружается, испытывая при этом невыразимое блаженство – восторг.

В таком самозабвенном состоянии человек предвосхищает свое развоплощение. Что такое смерть, вечность, бесконечность – все эти вопросы кажутся совершенно излишними для того, кто ощутил задушевную, родственную связь с ЖИВОЙ ВСЕЛЕННОЙ.

Смерть – всего лишь другая сторона ЖИЗНИ.

* * *

Верховный Закон ПРИРОДЫ есть торжество ЖИЗНИ во славу РОДА. Всякая Жизнь, освещенная Солнцем, СВЕЩЕННА. Отсюда: всякое содействие Жизни есть ДОБРО, а всякое деяние, губящее Жизнь, есть зло.

Доброта – это не просто отсутствие зла, это – безусловное нравственное ПРИЗВАНИЕ творить Добро. Служение Добру немыслимо без борьбы со злом (в Природе, по большому счёту, зла как такового нет: зло привносит человек, возомнивший себя "венцом творения").

Доброта – это не лицемерная христианская "добродетель" всепрощения, лишь потворствующая порокам. Христиане бывали "добренькими" только до тех пор, пока они были бессильными. Дорвавшись до власти, они заживо ("без пролития крови") сжигали инакомыслящих.

Доброта есть преизбыток нравственной силы, доблесть великодушных, а не раболепие "нищих духом". В русском языке ДОБРОЕ издревле означало хорошее, – светлое – верное: добрый молодец, доброе утро, добрый путь, добрый меч...

Доброта – это, пожалуй, единственная самоцель и самоценность, сама себе награда. "Добро наживать" – это единственно благородный вид наживы.

Ведь именно возможность творить Добро есть ценнейшая, дарящая душе чувство глубочайшего удовлетворения и роднящая человека с Духами – волшебными силами одухотворенной Природы.

* * *

Но в почитании Жизни заключена еще некая воспитательная, нравоучительная тайна: ПОЧИТАЮЩИЙ ЖИЗНЬ ТВОРИТ СОБСТВЕННОЕ БЕССМЕРТИЕ.

Не губи Жизнь ни ради прихоти, ни ради корысти. Ни ради хитрости, ни ради мудрости. Внутренний смысл этой заповеди Природы скрыт от наших глаз так же, как скрыта "алхимия" превращения духовных качеств ЛЮБЯЩЕГО человека в его неподвластное смерти Я. Но смысл этот существует: НЕ ГУБИ, ДАБЫ НЕ УМЕРЕТЬ САМОМУ!

Бессердечие – такой же яд для души, как сок цикуты для тела. Равнодушие так же разъедает тонкую плоть души, как ржавчина железо. Признай Природу ЖИВОЙ, и Она признает ЖИВЫМ тебя.

Первоначальное, сокровенное значение слова "философия" было не "любовь к мудрости", а "мудрость любви". Высшая мудрость есть высшая любовь, а высшая любовь есть высшая мудрость.

Любовь – изначальная, живительная, чудодейственная сила Природы, единственная сила, одолевающая саму смерть. И лишь любовью созидает человек свое тонкое внутреннее тело – обиталище Духа, в котором суждено ему пережить смерть.

* * *

Бессмертие (как возможность возрождения – перевоплощения) человеку не дано, но задано как СВЕРХЗАДАЧА земной жизни. Если ты не обрел бессмертия при этой жизни, то как самостоятельная, самоценная, самобытная сущность ты гибнешь.

Душа должна соединиться со своим бессмертным Духом еще при земной жизни, поскольку сама по себе она не выживет за гробом. Вне слияния своей душевной сущности с одухотворяющим её началом, бессмертия для отдельной человеческой души НЕТ. Лишь следующая по пути ДОБРА И СОСТРАДАНИЯ душа становится достойной, НЕОТЪЕМЛЕМОЙ частью высшего, неуничтожимого человеческого Я, обретая в силу этого БЕССМЕРТИЕ.

В нашем языке различаются понятия ДУША и ДУХ. Дух всегда мыслился как высшие способности души, ее сокровенная светоносная сущность. Не вдохновленная СВЕРХЛИЧНЫМИ побуждениями душа, еще до физической смерти человека отлучается, отпадает от его действительного, сверхсознательного Я, теряя при этом вложенную в нее возможность бессмертия.

Всякий, злонамеренно попирающий свещенное право на жизнь других существ, отчуждается от ЖИВОТВОРЯЩЕГО ЛУЧА ЛЮБВИ, и сам теряет право на жизнь.

Он обречен. Его ждет ужасная участь ВТОРОЙ СМЕРТИ, то есть смерти души, следующей за смертью тела.

Смерть – это не расставание с телом. То не смерть, то – развоплощение. Смерть это отрыв от ДУХА-РОДА и исчезновение отродья НАВСЕГДА, без всякой надежды на ВОЗРОЖДЕНИЕ.

Всё, укоренившееся в РОДЕ, сохраняется навеки. А всё отверженное, безродное нисходит в НЕБЫТИЕ, растворяется в стихиях, будучи лишено стержня, скрепы, опоры. Наступает смерть в материалистическом смысле слова, то есть исчезновение души в бездонной "чёрной дыре".

* * *

Понятие о душах, погибающих второй смертью, издавна было присуще человечеству. Согласно древнейшим воззрениям, души добрых людей продолжают жить, а души злобных колдунов ненадолго переживают их тела в обличье упырей.

В Веданте и Зенд-Авесте утверждается, что злой идет прямо в "вечность темноты", погружается во мрак вечного бессознания.

Славянам были чужды христианские представления о боге, сотворившем мир и предопределившем вечный адский огонь. Ада как такового нет. Добрый себя созидает, злой себя уничтожает. Нечистые души просто исчезают, теряют свой ОБРАЗ, растворяясь в БЕЗОБРАЗНОЕ НИЧТО.

Не выявивший собственную бессмертную сущность посредством нравственного самоутверждения оказывается духовно-безнадежным и отсеивается в "переплавку" – в огромный плавильный котел Природы, чтобы быть отлитым в другой образ.

* * *

Природу не перехитришь. Согласно Ее замыслу, человек должен творить ДОБРО РАДИ ДОБРА, ничего не ожидая, единственно из потребности в любви, изливающейся из его сердца на всё сущее. А в итоге всё, что он творит Доброй Волей, оказывается для него самым значимым и целесообразным: ведь и на этом и на том свете непреходяща и бессмертна одна лишь Добрая Воля.

И чем более безотчетны сострадательные побуждения человека, тем более "безрассудно", безоглядно следует он велениям своего сердца, тем более его Добрая Воля обретает волшебную силу, а благие пожелания являются оберегом. Великие подвижники могли исцелять немощных и умиротворять стихии безмолвно и даже бессознательно. А после развоплощения они становились еще более могущественными Чурами-Покровителями...

* * *

Жизнь предшествует форме и
Жизнь переживает последний атом.
Елена Петровна Блаватская

Так называемая западная цивилизация воплотила в себе всё зло христианства – религии, навязанной индоевропейцам чуждой и враждебной им расой. Для успешной борьбы с этим злом необходимо осознать не только мировоззренческую несостоятельность христианства: надо понять всю пагубность этой смертоносной религии, грозящей гибелью всему живому на Земле.

Вся чудовищно-вампирическая суть христианства заключена в евангельских текстах Матфея (гл.21) и Марка (гл.11), где Иисус одним зловещим проклятием умерщвляет смоковницу – дерево, олицетворяющее ЖИЗНЬ у многих народов. По большому счету не столь важно, было ли это злодеяние в действительности (так же, как не столь важно, жил ли когда-либо человек по имени Иисус). Гораздо важнее другое: даже если это только каббалистическая притча – иносказательное повержение "зла" в лице невинного, беззащитного дерева, то подобный образ мог зародиться только в умах иудеев – ненавистников ЖИЗНИ, ПРИРОДЫ, СВЕТА.

Если рай или совершенное "царство божье" лишь в "небесном Иерусалиме", то вся видимая Природа – несовершенство и зло. Лучше, если бы вообще не было этой "грешной" Земли. А уж если приходится жить, то надо "спасаться", каяться, ожидать благодетельного "конца света".

Для христиан то, по чему они ходят, не Мать-Земля, а прах под ногами – "тварь господня". Настоящая жизнь для них начнется якобы после их смерти. Согласно их вероучению, всё, что имеет плоть – изначально дурно, грешно и нечисто. Любой, самый праведный ЖИВОЙ человек с этой точки зрения – плох и скверен, хотя бы только потому, что он воплощен. Для того чтобы выглядеть хорошо, очиститься от скверны и попасть в "рай", человеку мало избавиться от плоти, то есть УМЕРЕТЬ: надо постоянно умерщвлять плоть еще в земной жизни. Короче говоря: хороший человек – это мертвый человек...

Однако христианские представления о загробном мире двойственны и крайне противоречивы. С одной стороны, их краеугольным камнем стоит, как будто, учение о душе человека и о её посмертной судьбе, главная забота о ее "спасении". Но с другой стороны, важнейшим догматом является вера в телесное "воскресение мертвых", понимаемое в строго буквальном смысле как оживление находящихся в могилах трупов, хотя бы они давно сгнили.

И эти самые христиане, утверждающие, будто их религия освобождает от страха смерти, упорнее других цепляются за жизнь, а своим мрачным обрядом погребения заставляют живых лишь содрогаться от ужаса перед неизбежным. Невольно ощущая безнадежность своих упований, они пытаются собственным страхом смерти заразить как можно больше людей.

Предвидение своей неизбежной обреченности отразилось в болезненно-бредовых картинах Апокалипсиса, проникнутого кровожадной, но немощной злобой к МИРУ, ЖИЗНИ, СВЕТУ. Вообще вся мышиная возня вокруг так называемого "конца света" заключается в исторически предопределенной судьбе самого христианства, предчувствующего собственную беспросветную безысходность и пытающегося увлечь за собой в бездну небытия всё человечество.

Достойно сожаления, что иные юродствующие "радетели" русского национального единения выдвигают в качестве основы возрождения Отечества столь чуждое славянам мировоззрение, вернее, мироотрицание: призывают поклониться "спасителю", приговорившему мир к смерти.

Христианскую природопожирающую цивилизацию действительно ожидает близкий конец: Природа очистится от скверны. Но разве конец этой цивилизации явится гибелью ВСЕГО человечества? Нет, это будет не светопреставление, но напротив, ПОБЕДА СВЕТА.

* * *

Первохристиане не сеяли и не пахали, со дня на день ожидая обещанного "конца света". Однако, как только христианство становится государственной религией Рима и прежние призывы к веротерпимости сменяются кровавыми "богоугодными" преследованиями язычников, то "конец мира" отодвигается на неопределенный срок, а на первое место выдвигается проповедь воздаяния в загробном царстве, что вполне отвечает задаче удержания рабов в повиновении.

Над всей западной цивилизацией тяготеет внутренне присущее ей проклятье, которое она несет в себе, как клеймо, как родовую наследственную болезнь. Это – вековечное проклятье уничтоженных ею народов и загубленной Природы.

И, осознавая начало своего конца, пытаясь свалить всё с больной головы на здоровую, христиане выносят смертный приговор Вселенной устами своей содержанки, – современной западной науки, пугают "научным" апокалипсисом – неизбежной, якобы, физической смертью Мира вследствие стремления энергии к равномерному рассеиванию по всему пространству Мироздания. К слову сказать, на вопросы о том: что такое ЭНЕРГИЯ? Какова ее загадочная суть и происхождение? – наука не имеет (и не будет иметь) сколько-нибудь вразумительных ответов (люди научились казнить с помощью электрического стула, оставаясь в полном неведении относительно подлинной сути самого электричества).

«Научно»-популярная проповедь угасающего Солнца имеет, прежде всего, религиозно-философское, мировоззренческое значение: то, что "из ничего", якобы, сотворено, то "в ничего" и обратится. "Страшный суд", прекратив земную жизнь, сделает ненужной "видимую" Вселенную.

Второй закон термодинамики гласит: более нагретое тело обязательно передает своё тепло менее нагретому, а оно в свою очередь – еще менее нагретому и так далее. Это называется энтропией. Теоретические выводы из этого физического закона были произвольно распространены на всё Мироздание. И получилось, что вследствие энтропии тепло должно равномерно распределиться между всеми телами Вселенной, и тогда замрут любые движения и превращения: холодный и безжизненный мир оцепенеет в гробовой тишине.

Такое умозрительное истолкование привело к так называемому термодинамическому парадоксу: если Вселенная вечна, то давным-давно должна была бы наступить ее "тепловая смерть". Вывод, предвещающий конец движения во Вселенной, противоречил основному положению независимой от богословия философии: движение несотворимо и неуничтожимо, как и САМА ПРИРОДА. И наши лучшие отечественные мыслители – Чернышевский и Столетов, Тимирязев и Циолковский – не принимали идею "энергетической смерти" Мира.

Хотя в данном случае речь шла лишь о "КОНЦЕ" физической Вселенной, в центре внимания естественно оказалось и ее "НАЧАЛО" – вопрос вопросов науки, религии и философии. Ведь понятие Мира с началом, но без конца логически тождественно понятию Мира без начала, но с концом.

Иудеи давно уже приписали "сотворение" Мира своему божку-упырю Иегове, а убогие христиане признали его своим "богом-отцом" (почему они и называются христианами). Не случайно теорию Большого Взрыва, согласно которой Вселенная родилась вдруг в одно мгновение, будто по мановению волшебной палочки, выдвинул католический ученый аббат Леметр. Ведь представление о Большом Взрыве как "начале" Вселенной вполне соответствовало библейскому сотворению Мира "из ничего". Вообще же теория Большого Взрыва тесно связана с модными, но ущербными формулами Эйнштейна, заявлявшего об ограниченности скорости света и замкнутости, то есть конечности искривленного пространства.

* * *

Мыслители седой старины, ссылаясь на еще более древних пращуров-ясновидцев, хранивших сокровенное ВЕЩЕЕ ЗНАНИЕ-ВДОХНОВЕНИЕ, полученное некогда непосредственно от СВЕТЛЫХ ДУХОВНЫХ СУЩНОСТЕЙ, признавали Мир бесконечным во времени и в пространстве. Для них вопросы о начале и конце Мира были бессмыслицей, подобной попытке отыскать начало и конец кольца.

Волхвы поучали, что вся видимая и невидимая ПРИРОДА есть воплощение ВЕЛИКОГО ДУХА-РОДА. ПРИРОДА (в самом широком смысле этого понятия) вечна, не сотворена и неуничтожима. При этом вечность надо понимать не в смысле вечного пребывания в одном и том же состоянии. Всё в Мире непрерывно рождается и возрождается, всё пребывает в вечном движении-коловращении и непрестанно перевоплощается – оборачивается.

На языке науки древнюю мудрость возвещает "еретик" Ф. Хойл – ведущий космолог и астрофизик современности. Хойл говорит о Вселенной без начала и конца, постоянно живущей и расширяющейся, рождающей всё новую и новую Энергию.

Ведуны наставляли: ЖИЗНЬ так же совечна ВСЕЛЕННОЙ, как ПРИРОДА совечна РОДУ. Безжизненная Вселенная была бы бессмыслицей. Жизнь, в том или ином обличье присутствующая всюду, – такая же основа бытия, как движение-коловращение: и одно присуще другому.

Во Вселенной нет мертвой материи. Любая "мертвая" материя, приобретшая самую простую организацию-устройство, уже имеет частицу животворящего Духа-Рода, пронизывающего всю Природу. Вообще в мире не существует явления смерти. То, что называют смертью, всего лишь смена форм воплощения ВЕЧНО ТОРЖЕСТВУЮЩЕЙ ЖИЗНИ. И именно ЖИЗНЬ противоборствует "тепловой смерти" Вселенной!

Жизнь – ВЕЧНЫЙ ДВИГАТЕЛЬ Вселенной.

Новые достижения биофизики свидетельствуют об антиэнтропийности живых организмов, о противоречиях между биологией и термодинамикой. Именно особые свойства Жизни и являются антиэнтропийной силой, призванной уменьшать мировую энтропию. Если замкнутая физическая система стремится к равновесному состоянию наименьшей упорядоченности (то есть к наибольшей энтропии), то напротив, любая ЖИЗНЬ развивается от простого к сложному (от низкоупорядоченного, к высокоупорядоченному). И при этом энтропия не возрастает, а убывает. Под антиэнтропийностью следует понимать наличие особо высокого порядка в живых организмах, далеких от мертвящего равновесия. Выдающиеся достижения советских биофизиков, и в первую очередь, проф. В. М. Инюшина, доказали, что все живые существа пронизаны потоками некоего "холодного пламени" – биоплазмы – оживляющего и одушевляющего начала, "построенного" на более глубинном уровне, чем атомно-молекулярный. Биоплазма – термодинамически неравновесная система, и ее неотъемлемое свойство – антиэнтропийность.

Крупнейший биоэнергетик современности А. Сент-Дьерди пишет в своей книге "Биоэлектроника": "Организм пронизан невидимым потоком, частицы которого – электроны – несут в себе энергию, заряд и информацию, служат как бы горючим для всех жизненных процессов". Это очень близко учению Упанишад о "нади" – особой, отличной от нервной, системе живого организма, несущей жизненные токи – прану.

Оккультисты называли этот внутренний организм – двойник, сотканный из тончайших биоэнергетических нитей и способный пережить смерть своей плотной оболочки, – эфирным, либо астральным телом.

Именно существование "тонкой плоти", а по-русски – ДУШИ, является ключом к прояснению загадочных явлений раздвоения, оборотничества, привидений и многого такого, "что и не снилось нашим мудрецам"...

* * *

Он один только муж, все другие –
скользящие тени.
Гомер

Быть может, главной причиной искания человеком смысла своего бытия является неприятие смерти.

Древнему славянину был неведом страх смерти, который есть НЕДОВЕРИЕ К ВЕЛИКОМУ МОГУЩЕСТВУ ЖИЗНИ. Славянин и в смерти слышал голос всё той же ЖИЗНЕУТВЕРЖДАЮЩЕЙ ПРИРОДЫ.

Жизнь не заканчивается смертью, а лишь обретает временно иное обличье. Обе кажущиеся противоположности – ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ извечно образуют единое кольцо, ведь в каждой из них заключена другая. Что в мире Предков называется смертью, то в мире людей называется рождением, и наоборот.

Нельзя возродиться, не умерев. Плоть, служившая оплотом для воплотившейся Жизни, изнашивается, и одушевляющему Началу требуется новое вместилище. В таком просветленном отношении к смерти язычника убеждала сама Мать-Природа: растение предвидит необходимость пройти через состояние семени, чтобы не погибнуть бесследно зимой и вновь расцвести весной.

В отличие от позднейших, искусственных, книжных религий, в основе праславянского мировосприятия лежали не богословские догмы, а живой сердечный опыт Свещенных Обрядов. Не было и особого слова, соответствующего современному понятию религии. ВЕРА понималась как ВЕРНОСТЬ заповедным прадедовским обычаям – дедовщине и заключалась в почитании Ярилы-Солнца, волшебных сил Природы и Духов Предков-Хранителей Рода-Племени.

Христианский смысл в славянское понятие ВЕРЫ вложили церковники, пытавшиеся облечь жизнелюбивое мироощущение наших пращуров в мертвящий саван религии.

Не было у славян и "богов" в убогом надприродном смысле этого слова. Позднейшие "боги" (название, заимствованное у иранских племен) – это обожествленные Предки-Родоначальники, Великие Старшие Родичи, сливавшиеся порой с сочувственными стихиями.

Славяне воспринимали смерть не в качестве конца бытия, но как условие воссоединения с Предками-Сородичами и продолжение существования в их светлой обители – НА ТОМ СВЕТЕ.

С миром Предков (который также заключен в Природе) связывались представления о возрождении земного человека: Предки воплощались в мире людей в лице новорожденных, снова потом уходящих в Страну Предков, откуда опять неизбежно возвращение на Родную Землю. Не было того страха исчезновения из мира, что терзает христиан и материалистов; для язычника Природа – единое всеобъемлющее бытие.

Отлетевшая от тела ЖИВАЯ ДУША не покидала "бренного" мира, не возносилась на "небо" (славянское "небо" скорее схоже с китайским "дао", чем с христианским "раем"). МИР ЕДИН. Смерть, то есть развоплощение души, есть СОСТОЯНИЕ, а НЕ МЕСТО. Кстати, наиболее проницательные физики говорят, что в бесконечном и едином Мироздании существует не один, а несколько взаимосвязанных и взаимопроникающих планов бытия с иными, чем наш, пространственно-временными измерениями и иными уровнями материальности (вернее сказать, иными энергетическими уровнями).

* * *

О том, что миры эти разделяются только человеческим неведением, о возможности заглянуть по ту сторону очевидности издавна свидетельствуют чудесные способности лунатиков и ясновидцев, ведуний-чародеек и вдохновенных прорицателей.

Было подмечено, что в некоторых исключительных состояниях лунатизма, самозабвения, восторженности, одержимости, наития – человек вступает в совершенно необычные, качественно иные отношения с Природой.

Если в обыденном, бодрственном состоянии человек познает Природу только с внешней стороны, то в лунатическом забытье и подобных же состояниях, связанных с погашением головного сознания, душа как бы погружаясь в Природу и сливаясь с одушевляющим ее Началом, прозревает непосредственно сокровенную суть явлений, – обретает всеведение.

Это подтверждают сбывающиеся предсказания, ясновидение во времени и в пространстве, знахарство, врачевание и ворожба на расстоянии, вещие сны, экстатическое вдохновение и многие другие силы и способности души, действующей вне известных науке законов, вне известных пяти органов чувств – вне тесных пределов плоти.

Здесь кроется смысл выражений: "вне себя", "вышел из себя", "пришел в себя", и т. п. Мы употребляем их, не задумываясь о том, какой глубокий и прямой смысл вкладывали в них древние. Пребывать в экстазе – значит пребывать вне себя (приставка "эк" означает "вне"). Порой одно лишь остро переживаемое восхищение дивной, благоуханной красотой Природы может у особо чувствительных (сентиментальных, как говорят нигилисты) натур возвыситься до восторженной экзальтации – ИССТУПЛЕНИЯ.

Издревле известно о предсмертных видениях, являющихся умирающим и близким к смерти людям. Уже отошедшие Родичи-Предки встречают их на пороге ТОГО СВЕТА, облегчая переход в посмертное состояние. Об этом же свидетельствует и личный посмертный опыт – воспоминания возвращенных к жизни (реанимированных) больных.

Араб Ибн-Фадлан так описывает погребальный костер знатного Руса X века: "И вот, когда умер тот муж, то спросили его девушек: "Кто умрет вместе с ним?" И сказала одна из них: "Я". ...И девушка каждый день пила и пела, веселясь, радуясь будущему". Затем Ибн-Фадлан пишет, что девушку, произносившую какие-то заклинания, трижды поднимали над оградой вокруг места, где лежал готовый к сожжению покойник, и она заглядывала вниз.

"И в первый раз сказала: "Вот вижу я отца моего, И мать мою". И во второй раз сказала: "Вот вижу всех отошедших родных моих сидящими". И сказала в третий раз: "Вот вижу господина моего сидящим в саду, а сад красив, зелен, и вот он зовет меня, так ведите же меня к нему". После прочтения записок Ибн-Фадлана наш великий поэт-язычник Константин Бальмонт воскликнул: "И там, за пределами этого огня, который догорел и потух, разве не вспыхнули им костры негаснущие, и мало ли расцвело им медовых цветов?"

Славяне мыслили посмертную судьбу человека либо как встречу – воссоединение с Родичами-Предками, либо как собственно смерть, то есть провал в бездну небытия. Светлые, достойные души возвращаются в Страну Предков и до нового воплощения становятся Духами-Покровителями своих сородичей, а души дурные, нечистые исчезают навечно в царстве смерти. Обитель Предков – TОT СВЕТ, а во владениях смерти – тьма кромешная (ср. с Упанишадами, где говорится, что нечестивец попадает после смерти в область, называемую Асурья, то есть лишенную Солнца, погруженную в глубокий мрак).

В русском народном творчестве порог – водораздел между здешней Землей людей и Страной Предков образно обозначен вещей рекой Смородиной (праславянский корень "мор" – "мар" – "мер" связан со смертью). И река эта смертельно опасна, непреодолима для злобных колдунов, для трусов-предателей Рода и для выродков-мужеложцев.

* * *

Выдающийся германский ученый и мыслитель Карл Дю-Прель (1839-1900), исследовавший загадочные способности лунатиков и сомнамбул (сомнамбула – человек, искусственным гипнотическим способом погруженный в лунатическое состояние), ввел в науку понятие психофизического порога сознания (впервые употребленное другим великим германским мыслителем – основателем психофизики Теодором Фехнером), отделяющего сознание человека от всей необъятной области сверхсознательной жизни души.

Пробуждение дремлющих сил и способностей зависит от ослабления, понижения обычного чувственного сознания, иначе говоря, от понижения порога сознания. Чем ниже этот порог, тем выше чувствительность к восприятию дотоле не воспринимаемого.

Сверхчувственное сознание в повседневной жизни заглушается чувственным, то есть головным мозгом – порогом нашего сознания. И потому сверхчувственные способности могут проявляться обычно лишь во время нахождения человека в некоторых бессознательных (с точки зрения рассудочного сознания) состояниях, связанных с помрачением сознательного восприятия. Точно так же темнота ночи не является причиной появления на небе звезд, а лишь необходимым условием их видимости.

Ясновидение лунатиков и сомнамбул указывает, что душа наша отнюдь не тождественна нашему бодрствующему "дневному" самосознанию с его пятью органами чувств. Душа не исчерпывается нашим мыслящим Я, но коренится в подспудной области так называемого бессознательного.

Неопровержимость явлений, противоречащих тому "здравому смыслу", ссылаясь на который судили Галилея, дает наилучшее доказательство существования независимого от внешних чувств высшего сознания. А явления раздвоения, призраков живых и мёртвых, а также все явления, не совсем удачно обобщённые под названием спиритических, подтверждают, что это сверхчувственное сознание имеет своего носителя, каковым является астральное (тонкое) тело-оболочка ДУШИ.

Именно проявляющиеся порой у человека сверхчувственные способности представляют собой задатки возможного посмертного существования носителя этих независимых от тела способностей – его ДУШИ, деятельность которой и должна состоять в пользовании таковыми способностями.

Сверхчувственное откровение – экстаз предвосхищает наше посмертное состояние в том смысле, что пробуждающиеся в нем "сверхъестественные" возможности могут стать нашим обычным ЕСТЕСТВЕННЫМ достоянием после развоплощения. Образно говоря, посмертным состоянием СОЧУВСТВЕННОГО ПОДВИЖНИКА ПРИРОДЫ будет (до нового воплощения) непрерывный ясновидческий ВОСТОРГ.

Исчезающее в момент смерти сознание есть только низший вид сознания, зависимый от головного мозга. Во внутреннем же нашем существе смерть не производит никаких изменений; она только лишает человека органов чувственного познания, ставших ему теперь ненужными, наделяя взамен совершенно иным, проникновенным видением мира.

Внутреннее пробуждение души напрямую зависит от глубины забытья – "чем ночь темней, тем ярче звезды". Чем более усыпляется, ослабевает внешнее чувственное восприятие, являющееся лишь препятствием для общения нашего внутреннего существа с иными духовными сущностями, тем более независимым и действенным становится тонкое тело, тем легче ему проявлять себя, выделяясь временно из плотной оболочки.

Полное же исчезновение поверхностного "дневного" сознания – физическая смерть – будет лишь полным устранением этого препятствия, полным раскрепощением души, над которой смерть не властна.

* * *

Видения, сопровождающие сомнамбулический транс, возможны вследствие понижения порога сознания, отделяющего нас от действительности, лежащей ПО ТУ СТОРОНУ этого порога, от "Зазеркалья" (латинское "транс" означает "за").

Смерть не переносит нас в пространственно другой мир, а только открывает мир, восприятие нами которого остается до поры до времени за порогом нашего сознания. И смерть в этом смысле есть изменение уровня сознания. Другой мир не есть другое место, он есть другое восприятие. И переход наш в потусторонний мир равнозначен переходу от посюстороннего способа восприятия к потустороннему.

Если мир Предков отделен от нас только порогом нашего сознания, если ПОТУСТОРОННИЙ МИР ЕСТЬ МИР, ЛЕЖАЩИЙ ПО ТУ СТОРОНУ нашего сознания, то не значит ли это, что мы вступаем в потусторонний мир не впервые после смерти нашей, а находимся в нем БЕССОЗНАТЕЛЬНО уже в этой жизни???

Область бессознательной (для обычного сознания) душевной жизни и есть та дверь, через которую только и возможно общение наше С ИНЫМИ ДУХОВНЫМИ СУЩНОСТЯМИ...

* * *

Почитание Предков лежало в основании всего уклада жизни родовой общины. Само понятие культуры восходит к культу Предков, оказавшему огромное, определяющее влияние на нравственность и мышление народов. ОТЕЧЕСТВО – ЗАПОВЕДНАЯ ЗЕМЛЯ ПРАОТЦОВ.

Язычник не мог помыслить оторванного от собственной жизни пребывания Предков в ином мире, он всегда был окружен близкими людьми, лишь перешедшими в иную действительность. Души Предков, возведенные смертью в благодетельных Духов-Хранителей и Берегинь, оберегали потомков и опекали их так же, как делали это в своей земной жизни. К ним – Пращурам-Чурам язычник доверчиво обращался за помощью: "Чур меня!" И сам он невольно готовился присоединиться к Предкам и помогать "оттуда" своим потомкам. И это вносило покой и умиротворение в его душу...

Мир Предков был величавым и в то же время естественно слитым с бытием потомков. Не было резкой границы между этими мирами: Родичи могли явиться в минуты необыкновенного, просветленного состояния человека, а главное – во время свещенных родоплеменных действ-обрядов, призванных поддерживать постоянную связь между сородичами земными и отошедшими. Несомненно, что древние не просто слепо веровали в такую возможность: для них это был безусловно-очевидный опыт. Поминальные празднества единения душ потомков с Духами Предков-Хранителей были не маскарадом ряженых, не символическим, но ЖИВЫМ ЗАДУШЕВНЫМ ОБЩЕНИЕМ С ПРЕДКАМИ.

Дважды в году, 1 травня (мая) и 1 грудня (ноября) славяне справляли РОДОНИЦУ – родовые поминки, посвещенные ВСЕМ ПРЕДКАМ. Родоница весенняя – древнейшее общеиндоевропейское торжество у славян называлось еще Красной Горкой, поскольку с Предками общались и дома – в Красном Углу, и возле родовых могильников-курганов (отсюда – "пир горой").

Христиане, искоренявшие язычество, ночь накануне этого празднества объявили ночью "св. Вальпургии", а свещенные ночные костры приписали разгулу "ведьм" на Лысой Горе.

К осенней же Родонице церковники приурочили сначала свой "день всех святых", а затем поминальную "Дмитриевскую субботу" (суббота перед 26.10.), хотя изначально у славян даже дня с таким названием не было: суббота происходит от иудейского "шаббат" – шабаш – еженедельный праздник ранних христиан.

Вешняя Родоница – главный день поминовения родичей, день "встречи" с ними. Дорогих гостей окликали по именам; язычники были убеждены в существовании таинственной неразрывной связи между человеком и его именем, имя считалось важнейшей составной частью человека как земного, так и отошедшего к Предкам. "Дедов" просили отведать бескровного угощения – клецек и хмельного медового питья. Клецки от глагола "клечать" – "кликать", то есть возвещать волю Предков устами вдохновенной ведуньи.

Свещенный напиток арийцев – хома – от праславянского хмеля. Древнейший языческий обычай дожил до наших дней в виде обязательной поминальной стопки для покойника.

Посредством жертвоприношений устанавливалась связь с Предками: питье и пища становились целебными, насыщенными исходящей от Предков живительной силой.

Свещеннодейство оборачивалось безудержным весельем – "беснованием", так осуждаемым Стоглавом (записки церк. собора 1551 г.). В первобытном исступлении стирались зыбкие грани между песней, пляской и кличем, между явью и наваждением, между людьми, призраками и стихиями. Зрителей не было: в волшебный хоровод вовлекалась ВСЯ ПРИРОДА. Ощущение присутствия Предков возрастало у некоторых, особо предрасположенных к тому участников до прямого ясновидения...

Радостное ВЕСЕЛЬЕ поминальных обрядов-игрищ было естественным проявлением славянских воззрений на ПРИРОДУ. Поминки были обрядом ЖИЗНЕННОГО коловращения, поскольку жизнь не завершается смертью: в вещем русском языке – "душа" – именование отошедших и душа – причина жизни.

ПОМИНАЛЬНЫЕ ОБРЯДЫ БЫЛИ ПОРАЖЕНИЕМ СМЕРТИ!

* * *

Подобное мировоззрение определяло бесстрашное отношение воинов к смерти: греческие, латинские и арабские историки в один голос утверждают, что в открытом бою славяне были непобедимы. Для воина подлинной смертью было не бегство с поля брани, а гибель за правое дело, ибо душа труса не возвращалась к Предкам, а навеки умирала вместе с телом.

Смерть в сражении – не только условие увековечения славы витязя в поколениях, но и превращения его из воина на Земле в воина-защитника родичей в дружине Пращура-Родоначальника. Высшее благо воина – самопожертвование во имя Отчизны, и потому на тризне сложивших буйну голову в кровавой сече не оплакивали, а высоко о них радовались.

Воину страшна не смерть, но бесславная жизнь в рабстве. Именно качество восприятия смерти превращает человека либо в раба, либо во властелина своего бытия. Раб становится рабом, потому что страшится смерти. Но он-то и попадает в ее объятия.

Славяне не сдавались врагу живыми: "Мертвые сраму не имут!" – возвестил Светослав – ВЕЛИКИЙ ВОИН, сплотивший славянскую Державу от Дуная до Волги, от Варяжского моря до Чермного. Свещенна любовь к Отечеству и свещенна ярость к его недругам! И светлая слава Светослава гремела по всей Европе, и честь Русского Воина была образцом для народов.

Такие же понятия о воинской отваге были и у двоюродных братьев славян: у германцев, кельтов, фракийцев...

Смерть вообще считалась последним и величайшим испытанием, когда полнее всего раскрывается глубочайшая сущность человека и обнаруживается подлинная его ценность. Только в поведении воина перед лицом смерти завершается его становление. Недаром сохранение присутствия духа в свой смертный час считалось высшей доблестью. Язычник должен был всегда жить достойно, чтобы в любое время встретить смерть без страха.

Саги древних германцев-скандинавов поражают современное воображение торжественным спокойствием героев перед смертью. В песнях «Эдды» Валькирии провожают бесстрашных воинов в Светлую Валгаллу, в то время как подлые и раболепствующие исчезают во тьме Хеллы – владычицы смерти.

О воинственных кельтах и об их волхвах-друидах так писал Цезарь: "Они особенно хотели бы убедить нас, что души не умирают, но после смерти возвращаются в других телах. Они считают, что подобный взгляд очень полезен, чтобы поднять в человеке мужество и даже внушить ему презрение к смерти". Именно друиды внушали воинам то презрение к смерти, которым так восхищались римляне.

Геродот рассказывает, что наиболее ожесточённое сопротивление Дарию оказали геты-фракийцы, чье мужество объяснялось их непоколебимой убеждённостью в бессмертии души и перевоплощении. Воины-фракийцы состязались за право удостоиться величайшей чести – принять добровольную смерть на остриях копий, чтобы таким образом отправиться гонцом к фракийскому верховному божеству.

Японские лётчики-Камикадзе так же оспаривали друг у друга право первым отправиться в свой смертельный полёт на американские авианосцы. Жителям Страны Восходящего Солнца удалось сохранить своё исконное национальное мировоззрение, остаться такими же язычниками-солнцепоклонниками, какими были и наши далёкие предки.

В японском храме Ясукуни до конца войны совершались особые ночные обряды поминовения – вызова и встречи душ погибших воинов, называвшиеся сёконсай (дословно "торжественный обряд вызова душ умерших"). Здесь вдохновлялись на подвиг самопожертвования пилоты-смертники.

Один из них, прежде чем совершить свой последний полёт, написал четырёхмесячной дочери: "Когда ты вырастешь и захочешь встретиться со мной, ты пойдёшь в светилище Ясукуни, и твоё сердце поможет тебе увидеть меня"...

* * *

Прости, Мать-Сыра-Земля, в чём я тебе досадил!
Из русского народного заговора

О, мати наша, мати, змея Матрона!
Из древнего языческого заговора

ЗЕМЛЯ, соединяющая в себе все стихии, с незапамятных времён была одновременно ЕСТЕСТВОМ и БОЖЕСТВОМ. И для всех племён земных Она была ПРАМАТЕРЬЮ, порождающей всё сущее (что отметил и Юнг в своем учении об архетипах).

Столь живое, непосредственное ощущение наших отдалённейших предков запечатлено в наследственной, родовой памяти: недаром и в русском языке слово ЗЕМЛЯ – женского, материнского рода, а сама земная твердь называлась материком.

Свещенное слово МА (МАТЬ) имеет глубочайшую праиндоевропейскую древность. В крито-микенских надписях во главе божеств – великая МА; иногда Она именуется Ма-Дивия, то есть Верховная Богиня – Матерь всех богов. В нашей речи макушка и верхушка – понятия однозначные. На Руси почитали Макошь – Прародительницу Мира и одновременно олицетворение Матери-Земли, замещённую после христианизации Параскевой-Пятницей.

Латинское слово "материя" (природное вещество, то есть природная действительность) восходит к однокоренному МАТРОНА – МАТЕРЬ. В английском и в некоторых других индоевропейских языках "matter" – материя, материнское вещество. Древние оккультисты говорили о "materia matrix" – материнской изначальной материи. И только в этом смысле наших пращуров можно назвать материалистами, поскольку их мировоззрение не имеет ничего общего с плоским "научным" материализмом, отказывающим Природе во всеобщей одушевленности.

В цельном языческом мировидении Дух и Природа не противостояли друг другу. Для язычника сама материя, то есть природная плоть, была лишь воплощением какой-либо силы или стихии. Всё земное одухотворялось, а всё духовное имело природную оболочку.

Великий Пан – животворящий Дух самой Земли – почитался самым важным из Духов-Хозяев. Греческий Пан – это наш Леший – Покровитель всего живого: он вездесущ в обличье деревьев, гор, трав...

Земная плоть могла родить, то есть стать Матерью, только будучи орошенная влагой в виде дождя или тумана. Отсюда: МАТЬ-СЫРА-ЗЕМЛ-Я. В исконных, дохристианских воззрениях славян живородные силы Земли именовались Рожаницами. Рожаницы почитались во множественном числе, поскольку Земля порождает различные – растительные, животные и иные виды жизни.

САМЫЙ ДРЕВНИЙ, САМЫЙ ЗАГАДОЧНЫЙ И САМЫЙ МОГУЧИЙ ОБРАЗ НАШИХ БЫЛИН – ТИТАН Светогор – сын Земли, обремененный неимоверной стихийной силой.

Земля как планета – величайшая загадка для науки. Но самые проницательные ученые современности, отбросив библейскую догму о бесчувственной "твари-земле" (сотворенной, якобы, иудейским божком Иеговой), всё более подтверждают древнейшие языческие представления о том, что ЗЕМЛЯ – ЖИВАЯ, СОЗНАТЕЛЬНАЯ, ОДУШЕВЛЁННАЯ СУЩНОСТЬ, ИМЕЮЩАЯ ВОЛЮ И СОВЕРШЕННОЕ САМОЦЕННОЕ БЫТИЕ.

Подобно всякому живому существу, Земля (как цельный организм) имеет свои жизненно важные точки (ученые называют это акупунктурой Земли). Там, где животворящие силовые потоки ближе к поверхности – там явственнее ощущается их благотворное воздействие. Такие места издревле почитались свещенными: там возникали языческие капища, там совершались родовые празднества, там насыпались Красные Горки – курганы над прахом сожженных сородичей. Целебная сила бьющих там родников зависела именно от того, что проистекали они прямо из благодатных недр Матери Земли.

Особое почитание славянами Матери-Сырой-Земли выражалось и в так называемых земных поклонах. В клятвах и заговорах имя Земли считалось самым свещенным, и в подтверждение клятвы глотали горсть земли.

День чествования Земли-Именинницы, когда Её нельзя ранить ни лопатой, ни плугом, дожил в глубинке до наших дней. Во всех древних обществах вообще строжайше запрещалось колоть землю ножом или копьем.

Древнеиталийская Теллура – Мать Земля (отождествленная позднее с Геей и Церерой) покровительствовала бракам. Древнейшие тайнодейства в Её честь совершались в подземных гротах – во чреве Земли.

Ещё в начале этого века творилось на Руси языческое свещеннодейство – ОБРЯД ОПАХИВАНИЯ – окружения деревни поясом – оберегом от мора и болезней. Глубокой ночью, в сопровождении толпы обнаженных селянок, в соху впрягалась непременно БЕРЕМЕННАЯ женщина, олицетворяющая тягу Природы к Жизни. И тогда из борозды – "продуха" подымалась и исходила могущественнейшая первобытная ЗЕМЛЯНАЯ СИЛА, устрашавшая саму смерть.

Всё произрастает снизу, из Земли, из СВЕЩЕННОЙ ПРЕИСПОДНЕЙ – детородного лона Матери-Земли. И именно там нечестивые христиане поместили своё самоё проклятое вместилище – ад, где должны терпеть вечную казнь "идолопоклонники", не признавшие "спасителя".

Столь безнравственное отношение к Праматери-Земле объясняется ещё и тем, что иудеи никогда не имели своей земли. Так называемая "обетованная земля" Палестины была захвачена ими путём ПОГОЛОВНОГО (в буквальном смысле) истребления коренных племён-солнцепоклонников.

* * *

Слово ЗЕМЛЯ – одно из главнейших, одно из древнейших слов родной речи. В вещем языке славян слова ЗЕМЛЯ и ЗМЕЯ звучат почти одинаково. Они родственны. Для наших пращуров ИМЯ свешенного пресмыкающегося было запретным, непроизносимым. Люди не знают первоначального славянского ИМЕНИ этого животного. Название "змея" – лишь иносказание, производное от "земля". Это подтверждается древнейшими текстами, например из "Златоструя" XII в.: "И переть и скачеть, и по земли плезеть аки змлия". "Доисторические" Змиевы валы – исполинские земляные насыпи южной Руси хранят тайну своего названия к назначения.

Родство ЗЕМЛИ и ЗМЕИ коренится в глубине тысячелетий. Змея означала земное, женское начало. Змеи мудры и свещенны, потому что они ближе к земле, из которой всё произрастает и всё возрождается. Змея – воплощение могущественных земных сил, змея сопряжена с животворящей мощью земли.

Почти во всех мифологиях подземный мир – место мудрости и вещих знаний, куда за ними отправляется герой или шаман. С этим можно сравнить описание "того света" (СВЕТА, а не тьмы!) в некоторых русских сказках.

У греков Земля-Гея почиталась родоначальницей богов, людей и титанов. Порожденное Землей змеехвостое дитя звалось Эрихтонием. Гиганты – змееногие сыны Геи – наидревнейшие, доолимпийские хозяева земных стихий. Образ змееногой Богини-Покровительницы был распространен у скифов. В кельтских преданиях выступает фея Мелузина – женщина-змея. Постоянным спутником древнеиталийского Лешего-Сильвана была змея. Росписи на вазах свидетельствуют, что культ Богини-Змеи процветал у создателей великолепной и загадочной Трипольской культуры (в которых ряд ученых видит праславян и даже праиндоевропейцев). Вообще змея – свещенное животное у всех древнейших народов. Змея, омолаживающаяся со сменой кожи, являлась символом возрождения в новую жизнь, почиталась существом, познавшим тайны жизни и смерти, – воплощением всеведения. В Египте посвещенные в сокровенные таинства именовались "змиями". У кельтов именование волхвов-друидов "змиями" считалось почетным. В Чёрной Африке и поныне существуют тайные общества "людей-змей", – оборотней-побратимов. Древние римляне своих Гениев-Хранителей иногда представляли в виде змей.

Змея, завораживающая одним своим взглядом, считалась хранительницей подземных сокровищ, камней-самоцветов и "зачарованных кладов". В Уральских сказах – это оборотень – Хозяйка Медной Горы.

Существует очень древнее убеждение в том, что Природа – Учительница, Вдохновительница и Целительница людей, может наделить достойнейшего из них особыми дарами с помощью змеи. Таково предание о Мелампе – знаменитом ясновидце и врачевателе. Некогда Меламп спас (!) и выкормил молодых змей. Когда они выросли, то однажды вползли к Мелампу на плечи и вылизали ему уши. После этого он стал понимать звериный язык, познавать целебные свойства трав и прорицать будущее.

Греки считали змею существом благостным. Посох обожествленного ими фракийского целителя Асклепия (Эскулапа) был обвит змеей.

В русском народном творчестве живая вода, дававшая людям здоровье, молодость и красоту, называлась змеиною.

В древности медицина обитала в светилищах. Ведуны-травознаи были одновременно певцами-сказителями и чародеями-заклинателями. Всё это почиталось волшебством. И с тех пор змея вокруг чаши-чары с волшебным зельем стала эмблемой медицины.

Дочь Асклепия Гигиея (отсюда – "гигиена") изображалась женщиной со змеей в руках. Богиня мудрости Афина также нередко изображалась со змеей, равно как Артемида, Геката и Персефона. Некоторые иные божества изображались со змеями вместо волос.

В Индии кобра – свещенное животное, охраняющее древние храмы и свещенные деревья. В некоторых деревнях ежегодно отмечается праздник змей. В этот день люди приносят из леса кобр: дети и взрослые украшают их цветами, поят молоком, обвёртывают вокруг рук, обвивают вокруг шеи... Вечером кобр относят обратно в лес. И не было ещё случая, чтобы в этот день змея укусила человека.

Всем известен знаменитый танец с королевской коброй, когда жрица целует четырехметрового змея прямо в раскрытую пасть. Но мало кто знает, что у нас на Руси были и есть еще люди – "хозяева змей", имеющие над ними необъяснимую власть. Известно, что славяне смотрели на знахарей (не путать с колдунами!) как на людей вещих, связанных не с "нечистой силой", а с ЛЕСНЫМИ ДУХАМИ.

Хозяин змей повелевает ими без всякой свирели. Он не только уводит ядовитых гадюк с покоса, из деревни, не только приказывает им охранять детей, не только заставляет сползаться и накручиваться на воткнутый в землю кол, но и завязывает их узлом, наматывает вокруг шеи и т. п. НО ГЛАВНОЕ – ОН НЕ ДОПУСКАЕТ ИХ УБИЙСТВА.

За змеёй скрывается некий промысл Природы, незримыми нитями связывающий человеческую жизнь с жизнью других живых существ. И если бы человек знал, какой удар навлекает он на себя, убивая змею, он никогда бы этого не делал.

* * *

Уверенность в защитной силе змеи – покровительницы дома и семейного очага, издревле бытовала у славян. Согласно их представлениям, домашняя змея приносит счастье и оберегает как от злых людей, так и от упырей. Жизнь и смерть пары домашних змей имели волшебную связь с судьбой хозяина и хозяйки жилища.

Эти поверья у западных славян дожили до наших дней в виде уважения к "запечному змею" – разновидности домового. Под понятием "беспечный человек" в старину подразумевался человек, не имеющий ни своего очага, ни домашнего духа-хранителя.

Змея способствует процветанию рода в здоровом, сильном духом, мужском потомстве. Она же может наделять людей любовным обаянием и ярой силой. Змея, олицетворяющая собой животворящую мощь плодородной Земли, покровительствует беременным. Женщины испрашивали чадородия у змеи, и если змея захочет, то каждая женщина, даже бесплодная, сможет родить. Змея, свернувшаяся в круг, как знак плодовитости изображалась на свещенной обрядовой одежде балканских славянок, которую беременные носили перед родами.

В руках волхва свещенная змея служила оградой общины от злого колдовства; по признакам и оттенкам ее поведения судили о предстоящей судьбе Рода-племени.

Особым обожанием окружали змею балгы и пруссы – западные славяне. Их ведуны – вайделоты держали змей в храмах-светилищах. Иметь даже изображение змеи в доме значило располагать неисчерпаемой защитной силой.

У южных, балканских славян самым сильным оберегом считался змеиный. Древнерусские амулеты-обереги назывались змеевиками. Образ Змея был особо почитаем у новгородцев, хранивших предания о могучем волхве-оборотне Словене (на камнях Словенска вырос позднее Новгород).

Былинный чародей Волх Всеславьевич – волшебник, зачатый Великим Змеем (что, по древним представлениям, являлось признаком мудрости).

Корни новгородского образа Змея-Дракона-Ящура уходят в праисторическую старину. Лишь слабые круги по воде от вихревого пляса Водяного Хозяина дошли до нас в былине о Садко.

Змеевидные существа запечатлены новгородцами в резьбе, росписях, вышивке. Ими украшались корабли, весла, гусли, чаши для воды, браги и меда. Значение Змея-Дракона было, несомненно, положительным, связанным с добрыми силами, иначе не стали бы люди держать его изображения в своих домах и уж тем более делать рукояти ковшей-братин, то есть свещенных обрядовых сосудов, в виде змеиных голов. Одно из излюбленных украшений – Змей – служило одновременно и оберегом.

* * *

Змеиная спираль как знак-оберег уходит в глубь "доисторических" пластов. Наша великая соотечественница – ведунья Елена Петровна Блаватская учит, что в древнейших индоевропейских мистериях (фракийских), Змей, свернувшийся кольцами, означал для посвещённых астральный свет, окружающий Земной шар змееобразными потоками и оберегающий его от губительных излучений.

Говоря современным языком, ИМЕННО ИМ – "ЗМЕЕМ" – создается и возобновляется озоновая прослойка в атмосфере, защищающая Землю от чрезмерного солнечного ультрафиолета.

В еще более глубоком смысле Змей, свивающийся кольцами, означал волшебную первосилу Вселенной – КОЛОВРАЩЕНИЕ, порождающее и поддерживающее в мире ЖИЗНЬ (современные космологи и астрофизики не знают, откуда поступает во Вселенную загадочная неисчерпаемая Энергия, вращающая галактические спирали).

* * *

Подобно тому, как изначально чистый родник естественного откровения Природы постепенно замутился искусственными наслоениями, так и первобытный образ Змея – могущественного покровителя, за многие тысячелетия претерпел ряд разновременных преображений и переистолкований, подобно Бабе-Яге, Вию и Соловью-Разбойнику.

Благодетельное некогда существо переосмысливается в свою полную противоположность – во враждебное сказочное чудище – крылатого Змея Горыныча, которого надо убить. Так возникает образ змееборца, отсутствовавший в родоплеменном обществе.

Затем "змей" ещё более мельчает до заурядного женского обольстителя – огненного "летуна", от пламенных объятий которого сходят с ума монашенки.

И, наконец, "змей" дотягивает до наших дней в качестве НЛО ("летающий объект" этот действительно трудно опознать, ведь "летучий змей" в русских сказках и бывалыщинах никогда ясно не описывается).

В библии Змей – существо, враждебно относящееся к богу, и доброжелательно – к человеку. И его христиане называют дьяволом и сатаной. Дьявол в библии не случайно изображен в виде проклятого богом Змея: иудеи, в отличие от других народов, считали змею воплощением всяческого зла.

Церковники использовали змееборчество в своих целях. Появляется в иконах Георгий на коне, поражающий язычество в образе Змея. Былина "Добрыня и Змей" отражает такую победу над язычеством, ввергнувшую Русь в тысячелетние оковы христианского ига.

* * *

Век живи век учись, и ты, наконец достигнешь
Того, что подобно мудрецу, будешь иметь право сказать, что ничего не знаешь.
Козьма Прутков

Гармония (по-русски – лад, созвучный строй) была у греков основным понятием учения о мире и красоте. Само слово "космос" (мироздание) означало красоту и порядок; наука о красоте и поныне называется косметикой. Снежинка и листок заячьей капустки, раковина улитки и змеиная чешуйка в безупречной правильности, соразмерности своих построений – только подробности, отражающие гармонию Целого.

Переливающееся радугой птичье перо, обаяние душистого цветка, дивный узор на крыльях бабочки – в каждом творении чародейки-Природы воплощена красота, неотделимая от совершенства.

Все виды человеческого искусства родились из сознательного или бессознательного подражания Природе. Зодчие не знали более изящных и величественных образов для своих украшений, чем очертания цветов и деревьев.

Древние мудрецы создали учение о мимезисе, утверждая, что животные были первыми учителями человека во множестве ремесел. Ныне специалисты по бионике также призывают инженеров учиться у растений и животных. Настоящие ученые всегда обращались за подсказкой и вдохновением к Природе, ведь созданные человеком хитроумные приборы во многом уступают Её идеальным творениям, в которых непостижимым образом сочетаются красота, совершенство и целесообразность.

Непревзойденные достижения живых существ озадачивают знатоков: майский жук, согласно законам аэродинамики летать не может – он слишком тяжел.

Однако жук этих законов не знает и летает. Меч-рыба развивает скорость до 150 км/час, нарушая все известные законы гидродинамики и посрамляя все человеческие расчеты...

Созерцание изумительного совершенства и целесообразности, царящих в храме Природы, приводило мыслителей к признанию существования неких высших созидательных начал, лежащих в основе всего.

Что вызвало появление и расцвет Жизни на Земле: случай, бог или саморазвитие Природы?

Живое может произойти только из живого. Невероятность чисто случайного, "счастливого" зарождения Жизни давно уже не вызывает в научных кругах никакого сомнения. Остается либо допустить искусственное, внеземное происхождение Жизни, либо признать ее ВЕЧНОЕ СУЩЕСТВОВАНИЕ. Другими словами: можно, конечно, веровать во вмешательство сверхъестественного, надприродного бога или в "посев" пришельцев-инопланетян, но не лучше ли принять САМОЕ ПРОСТОЕ, САМОЕ ЕСТЕСТВЕННОЕ: ЖИЗНЬ СОВЕЧНА, ВНУТРЕННЕ ПРИСУЩА ЗЕМНОМУ БЫТИЮ?

Жизнь на Земле появилась одновременно с образованием Земли как небесного тела. Изучение Жизни, как явления, необходимо приводит к признанию ее многомерной, неоднозначной сущности: стирает грани между "мертвой" и живой Природой. Расширяется и наше представление о качественно иных, помимо белка и нуклеиновых кислот, НОСИТЕЛЯХ ЖИЗНИ.

Жизнь, распространяющаяся в обе стороны бесконечности, это – "ВЕЩЬ В СЕБЕ". Всякие попытки определить Жизнь есть попытки ее ограничить, то есть сделать бесконечное конечным. Сущность же той Силы, что мы называем Жизнью – НЕПОЗНАВАЕМА, ибо лежит за пределами познавательной способности человеческого рассудка.

* * *

Поражает неукротимое упорство, "живучесть" самоподдерживающейся, самовозрождающейся Жизни. Ведь Жизнь на Земле никогда НЕ ИСЧЕЗАЛА – В ЦЕЛОМ, какие бы потрясения не изменяли лик планеты.

В самом широком смысле слова ЖИЗНЬ можно понимать как ДВИЖЕНИЕ. Неудержимо раскручивающиеся витки с удивительной настойчивостью всё усложняли и усложняли Жизнь. Движение, направленное по восходящей, есть РАЗВИТИЕ. Но если развитие с всё нарастающим размахом имеет устремленную в сторону усовершенствования направленность, то чем или кем задана такая целеустремленность?

СОЗИДАТЕЛЬНОЕ ТВОРЧЕСКОЕ НАЧАЛО САМОБЫТНО, ОНО ЗАЛОЖЕНО В САМОЙ ЖИЗНИ! Развитие, обусловленное ВНУТРЕННЕЙ ДВИЖУЩЕЙ СИЛОЙ, "питало" само себя и было НЕИЗБЕЖНЫМ.

Славяне называли эту исходную жизненную СИЛУ, побуждающую ПРИРОДУ к саморазвертыванию "изнутри" – РОДОМ. ВСЯ ПРИРОДА – САМОПРОЯВЛЕНИЕ РОДА. Любое живое существо есть внешнее, видимое воплощение ВОЛИ РОДА. А ВОЛЯ ЭТА ТАКОВА: ПУСТЬ ВСЮДУ РАСЦВЕТАЕТ ЖИЗНЬ!

Как дарвинисты, так и их противники пытаются объяснить развитие Жизни механистически, с помощью изменений наследственности и внешних условий. Например, образование столь сложнейшего органа как глаз, представляется им не более чем СЛУЧАЙНЫМИ изменениями – постепенными или внезапными (кстати, одно из величайших таинств – превращение СВЕТА в зрительные образы остается неразгаданным до сих пор).

Как объяснить постепенное развитие органа, дающего преимущества в борьбе за выживание только после того, как он вполне развился, но не на первых порах?

Ведь новые признаки при зачаточном возникновении их слишком слабы, чтобы быть полезными, и потому непонятно медленное развитие новых органов под влиянием естественного отбора.

Если невозможно постепенное образование глаза, то остается предположить, что он появился в готовом виде, что живое существо получило его сразу, за одно поколение вследствие резкой мутации (мутация по-латыни – изменение). НО КАКИЕ СИЛЫ НАПРАВЛЯЛИ ЭТУ МУТАЦИЮ? Главной догмой генетики является утверждение, будто мутации происходят либо совершенно произвольно, либо под влиянием внешней среды, и в целом развитие Жизни не подчиняется никаким закономерностям. Но неужто Природа творит свои совершеннейшие изделия неосмысленно, бесцельно и наугад?

Для стихийного развития и для случайностей в мире слишком много необходимости. Ведь даже хаотичное Броуново движение поддается статистической обработке. Но ДВИЖЕНИЕ ВО ВСЕЛЕННОЙ – отнюдь не Броуново движение.

Мыслить эту закономерность следствием игры слепых, косных сил просто невозможно. Разве может хаос сам по себе породить стройный порядок?

Научная вера, будто беспорядочное нагромождение совпадений могло привести к развитию "простой" клетки в сложнейшее человеческое существо столь же ребячески наивна, как и вера в единоличного, внеприродного бога-творца.

Вопрос о так называемой "прогрессивной эволюции", о ее причинах и движущей силе – больное место биологии. До сих пор нет не только строгого и точного, но даже мало-мальски удовлетворительного определения этих понятий. Если наука не в состоянии объяснить большие целенаправленные мутации, то богословы приписывают их сверхъестественным причинам.

Религия взяла на вооружение телеологию – древнее учение о природной целесообразности. Учение это было достоянием мыслителей, восхищавшихся бесконечной сложностью и в то же время величайшей слаженностью мироустройства.

Именно телеологию – целенаправленную закономерность всех явлений Природы, Аристотель считал самым сильным опровержением материализма.

Прекрасно понимая всю неотразимую мощь этого довода, церковники присвоили его себе. Со времен Фомы Аквинского и его "Суммы против язычников" так называемое "телеологическое доказательство бытия божия", по которому существование бога доказывается царящей в Природе целесообразностью, считается церковью наиболее убедительным.

Указывая на зияющие провалы дарвинизма, на бессилие науки объяснить возникновение и развитие Жизни, христиане вновь поднимают на щит библейскую небылицу о сотворении мира Иеговой – "Богом Авраама, Исаака, Иакова"...

* * *

Основу всякого развития составляет творчество. Всеобщая взаимосвязь, взаимообусловленность и соразмеренность природных явлений ясно указывает на действие некоей ТВОРЧЕСКОЙ ВОЛИ, на воплощение некоего ЗАМЫСЛА, а это, в свою очередь, подразумевает бытие породившего этот ЗАМЫСЛ ИСТОЧНИКА. Но зачем искать РОДНИК ВНЕ ПРИРОДЫ?

Если есть развитие, то должна быть и цель развития, но зачем делать целесообразность орудием чьей-то посторонней воли? Всякий замысел имеет цель, но почему целеполагающим началом должен быть вынесенный за природные скобки бог?

Почему не признать наиболее очевидное и естественное, в рамки которого укладывается всё: ЗАМЫСЛ ВНУТРЕННЕ ПРИСУЩ – ВРОЖДЁН САМОЙ ПРИРОДЕ?

И христиане и материалисты одинаково враждебны Природе, отказывая ей в одушевлённости, самоценности и самосознании. Из созерцания Природы, безусловно, явствует одно: ВЫСШАЯ СУЩНОСТЬ, ВЫСШАЯ ЦЕЛЬ, ВЫСШИЙ СМЫСЛ ПРИРОДЫ ЕСТЬ ЖИЗНЬ И ТОРЖЕСТВО ЖИЗНИ. А что может быть выше этого?

* * *

ЖИЗНЬ СОВЕЧНА ПРИРОДЕ. Каждое же отдельное воплощение преходяще: для Природы оно служит лишь временным проводником ЖИЗНИ. Основное – ЖИЗНЬ, заключенная в этом воплощении. Когда плотная оболочка изнашивается, Природа отбрасывает ее, чтобы дать ЖИЗНИ новую силу движения: человек зовет это явление смертью. Смерть разрушает ставшую оковами старую, увядшую плоть, чтобы одушевлявшая ее ЖИЗНЬ могла обрести новое, цветущее воплощение.

Единый Бесконечный Животворящий РОД проявляется в ПРИРОДЕ в обличье множества конечных существований. Ответ же на вопрос "почему" происходят проявления БЕСКОНЕЧНОГО, должен, по-видимому, быть известен лишь САМОМУ БЕСКОНЕЧНОМУ. Конечный человеческий рассудок просто не в состоянии вместить безбрежный ВЫСШИЙ РАЗУМ, разлитый в Природе, подобно тому, как кувшин не может вместить в себя океан.

Не бесплодное суемудрие книжников, а ВЕЩЕЕ ПОЗНАНИЕ СЕРДЦЕМ – СОПЕРЕЖИВАНИЕ И СОЧУВСТВИЕ – вот единственное, что не дает человеку отчаиваться.

Для всеобщей МАТЕРИ-ПРИРОДЫ нет детей-любимчиков. Тешить себя мечтами, будто Природа любит человека больше, чем лягушку, могут только слабоумные либо бессердечные. Добро и милосердие ко всякой беззащитной твари не только волшебным образом оберегают человека от напастей и невзгод, не только дарят ему отраду, но, ГЛАВНОЕ, отзываются в его душе убеждением в благожелательности Природы и ВНУШАЮТ ПОЛНОЕ ДОВЕРИЕ К НЕЙ.

Зло же неизбежно оборачивается в конечном итоге болезнями, горем и НЕБЫТИЕМ...

* * *

Я слушал голос древних Посвященных,
Что пили Солнце, как мы пьем вино,
С Луной горели тайной заодно
И знали поступь Духов в травах сонных.
Константин Бальмонт

Кажущаяся противоположность Духа и Естества существовала всегда только в непросветленном сознании. Слово ПРИРОДА употребляется ныне как нечто отвлеченное. Можно долго и умно говорить о Природе, но познавать Её возможно, только сочувственно сливаясь с Ней. Наши пращуры ощущали все части Природы особо одушевленными, населяя все Её царства и каждую стихию таинственными духовными сущностями. Мир был живым телом Единого Неизъяснимого Могущества, пронизанным созидающими Силам и – Духами, исходящими из своего Первоисточника.

Понятие о всеобщей одушевленности Природы не было приобретено учением, а присуще человеку отроду. Для него, видевшего мир в свете своих неискаженных первобытных впечатлений, существование независимых от человеческого разума и чувств духов было очевидным. Человек жил тогда в естественной, задушевной связи с этими силами.

Убеждение в бытии духов, населяющих Природу, предшествовало вере в то, что Ею управляют над мировые силы, то есть боги. Славяне исповедовали непосредственное одухотворение Природы в самом чистом, безыскусственном его значении, когда Естество и Дух слиты воедино.

Понятия "бог", сопоставимого со средиземноморским понятием личностного, надприродного божества, у наших предков не было. Ярославна, чей плач не что иное, как отзвук изначального славянского мироощущения, не вспоминает ни одного "языческого бога", а призывает силы древние, родные – Солнце, Ветер, Воду...

Ведическая религия, хотя и сохранила многие первобытные черты, всё же под влиянием местных темнокожих племен стала, в общем, гораздо более чувственной и больше приблизилась к представлениям о личностных человекоподобных божествах. Истоки Вед, как и Авесты, – на Севере, но записаны они скотоводческими народами, чьи религии жертв и заклинаний были поздним, жреческим уклонением от более чистых ранних воззрений. Исследователи не обнаружили общеиндоевропейских названий для обозначения жрецов и жертвоприношений.

Славянам, как и другим северным народам, не свойственно было олицетворение Природы в виде божеств, наделенных человеческими качествами. В исконно славянском мировидении отсутствовали боги как таковые. Вместо них выступали особые волшебные Силы Природы. Эти Силы и есть Духи.

Дух – слово родное, славянское, настолько древнее, что невозможно проследить его истоки; первоначально подразумевало сущность особого порядка – светлую, чистую, тонкую... Мировоззрение славян ставило духов и людей в равное положение по отношению к единой Праматери-Природе, родоначальнице всего живого.

О древности одушевления различных явлений Природы свидетельствует то, что духи не имеют человеческого обличья. В народных сказаниях они могут иметь облик птицы, дерева, метелицы... Даже если они и наделены в этих сказаниях человекоподобием, в их чертах явно видна родственная связь с лесом, рекой, то есть с миром Природы. Таковы наши лешие, русалки, снегурочки...

Образы этих существ не завершены, неуловимо меняются-преображаются, легко перевоплощаются-оборачиваются. Подобно тому, как душа человека в обмороке или восторженности выходит из тела и может принимать любое, хоть звериное обличье, так и душа березы, например, может объявиться в облике либо человеческом, либо смешанном, либо перемежающемся.

Первоначально люди относились к Природе как к чему-то цельному, не разделенному на духов и не духов. Обычно духи невидимы, но их невидимость особого рода. Это не скрытый от наших глаз облик человекоподобных духов, а скорее растворенность духов в Природе, невыделенность их из всеобщей одушевленности.

Леший – совокупный дух Леса, не имеющий сейчас определённого облика, может в следующий миг заявить о себе обуявшим человека страхом, криком ворона, внезапно покатившимся камнем, или обернуться налетевшим вихрем.

Русалки не имеют постоянного тела, обычно их облик сливается с волнами, но, порой волнуясь, они вступают в другую стихию, воздушную; обосабливаются и чувственно обнаруживаются. И тогда средь росистых лугов видятся вещие девы-берегини, сотканные из сгустившихся туманов и благоухания душистых трав.

Там, где водят они свои дивные хороводы, приметны на земле круги и гуще растут купавы; там знахари ищут целебное зелье.

А после Купалы и зеленых святок русалки опять растворяются в порождающей их стихии.

К слову сказать, окончательного описания загадочного явления под названием "вода" в науке до сих, пор нет.


ВОЛК – СОБАКА ЛЕШЕГО

О, привет тебе, зверь мой любимый!
Ты не даром даешься ножу...
Сергей Есенин

Во всей так называемой западной цивилизации, порожденной христианством и нацеленной на "победу" над Природой, господствовало убеждение, что крупные хищники по своей сущности свирепы и беспощадны, что они извечно враждебны человеку, и их следует уничтожать при любой возможности.

Однако первобытный человек и крупные плотоядные животные никогда не были заклятыми врагами потому, что человек не являлся их постоянной добычей. Есть основания полагать, что самые "страшные" царственные хищники – пещерный лев и медведь менее всего угрожали ему.

Обычными отношениями человека и этих зверей было взаимное уважение; они считались друг с другом, предпочитали избегать встреч и без крайней нужды не вмешивались в жизнь друг друга. Действительной опасностью человеку грозило нападение травоядных: злобных диких быков, носорога, вепря.

Странной таинственностью были окружены отношения охотника каменного века с самым совершенным хищником – волком. В глубине его загадочных зеленоватых зрачков горят завораживающие огоньки, а от жуткого ночного воя леденеет кровь. Его необычайная, пугающая сообразительность, сверхчувственная способность улавливать тайные мысли человека, прозревать его истинные намерения и предвосхищать их – всё это изумляло человека.

Волк всегда следил за человеком, а человек – за волком, но, соблюдая неписаный закон, они не охотились друг на друга. Они, безусловно, испытывали взаимное подсознательное влечение. И именно зверь по имени Волк был свещенным животным у всех северных народов: даже у тех, для кого он не являлся тотемным Праотцом-Покровителем.

Тотем – значит опекающий и оберегающий Прародитель-Первопредок (разумеется, не в грубо-материалистическом смысле). Тотемизм – это уверенность в сокровенной связи племени с его верным природным сородичем в зверином обличье.

Тотемизм коренится в мироощущении неотчужденного от Природы человека, совершенно отличном от нашего. Он видел вокруг живые существа, столь же одаренные разумом, душой и волей, как и он сам. Об этом можно судить по обычаям коренных жителей Сибири, Северной Америки и других осколков первобытных охотничьих народов. "В тайге много разных люди есть", говорил Дерсу Узала. Для чукчей моржи – морской народ.

Бушмены называют животных не зверями, птицами или насекомыми, а "людьми древней расы". Они не "братья наши меньшие", а просто другие существа, сопричастные жизни: существа более древние, а, следовательно, более совершенные. Они ближе Матери-Природе, и оттого им доступно многое такое, чего не знает, не понимает и не чувствует человек. И наш далекий пращур воспитывал в себе их достоинства, равнялся на их опыт, силу, выдержку, отвагу, самоотверженность – все необходимые охотнику качества.

Именно охотник, знающий жизнь диких зверей, наиболее почитал ВОЛКА. Если по отношению к медведю он испытывал смешанное чувство уважения и страха, то волк внушал ему нечто похожее на товарищеское сочувствие: он ведь тоже рисковый добытчик, тоже охотник! А охота – это не забава, а чья-то смерть. И все охотники зависят от расположения некоего общего Духа – Хозяина зверей.

Это заставляло человека осмысливать волка как родственную душу, как самого близкого ему по подобию существа. Многие племена называли его Серым Братом и хоронили с почетом.

Предания разных народов повествуют о человеческих детенышах, вскормленных волками. Волчица воспитала Ромула и Рема, персидского царя Кира, германского героя Вольф-Дитриха, славянских близнецов-великанов Горыню (или Горыныча) и Дубыню. По поверьям, волчье молоко обладает волшебными свойствами: оно дает силу, красоту, молодость и неуязвимость. Дети, выращенные волками – или будущие родоначальники, или племенные вожди и богатыри.

* * *

В те далекие времена, когда источником пропитания для человека служила охота и дары Природы, его с хищным волком пути почти не пересекались. Люди жили бок о бок с волками, деля с ними одни и те же источники пищи и суровое бытие, и никакой кровной вражды между ними не было. Их мирное сосуществование продолжалось до тех пор, пока люди не занялись землепашеством и скотоводством, пока они не повели БОРЬБУ С ЛЕСОМ. Но даже ранним земледельцам волки были помощниками: охотясь на кабанов, косуль и диких коз, причинявших огромный ущерб засеянным нивам, они тем самым невольно оберегали поля от потравы.

Только с возникновением скотоводства (то есть выращивания животных на убой) человек стал действительно противостоять Природе, разрушая ее огнем, железом и полчищами своих одомашненных животных. В местах былого обитания копытных появился скот, и волки начали охотиться на него.

И тогда человек оклеветал волка, назвав его хищником. Хищник – значит похищающий, крадущий. Но у Природы волки ничего не похищают, напротив, их присутствие необходимо для сохранения зеленой растительности, которая иначе была бы уничтожена чрезмерно расплодившимися травоядными. Хищником назвал волка владелец скота: ведь волк поедает тех овец, которых человек намерен съесть сам.

Скоро скот становится средством обогащения, появляются рабовладельческие государства, основанные на имущественном неравенстве. Потребности животноводства изменяют отношение человека к ДИКОЙ ПРИРОДЕ. Оскудевает чутье своих корней, начинают порываться узы природного родства. Язычество утрачивает изначальную чистоту.

Для скотовода Лес – убежище волка – враг, Лесные Духи – враждебная стихия. Волк становится олицетворением человеческого страха перед дикой Природой.

Но окончательно вне закона волк был поставлен с утверждением христианства, связавшего его с "нечистой" силой. Волк был объявлен воплощением языческих жрецов-оборотней, то есть воплощением "зла", и тем самым ему был вынесен смертный приговор.

Афанасьев в "Поэтических воззрениях славян на Природу" приводит обличение болгарского епископа Иоанна: "тело свое хранит мертво... ...и рыщет волком". Именно жуткие церковные россказни о блуждающих в ночном мраке волках-людоедах, бесах-оборотнях, а не только та действительная опасность, которая исходила от волка как от лесного зверя, сделали его столь отверженным и ненавистным.

* * *

Среди народов всего земного шара было распространено убеждение, что некоторые люди владеют волшебным искусством превращаться на время в зверя.

В древности оборотничество не считалось чем-то заведомо зловещим. Даже боги могли принимать облик животных: так, Зевс оборачивался быком, орлом, лебедем... Однако чаще всего это явление было связано именно с волком. Ведь само оборотничество по-гречески – ликантропия (от "ликос" – волк). Солнечный Аполлон Ликейский (Волчий) в мифе превращается в волка. Вервольф буквально означает "оборачивающийся волком". У литовцев жрецы-оборотни назывались "вилкатсы". Мудрейший муж наших былин – Вольга-Волх Всеславьевич, чье имя само указывает на его волшебное значение: он – Великий Волхв, Великий Охотник и Великий Воин. Образ Вольги – древнейший: он восходит к тем изначальным временам, когда племенной вождь-военачальник был одновременно и вдохновенным волхвом-чародеем, чья верховная власть вытекала из власти волшебной.

Вольга-Волх совершает славный поход на врагов Рода-Племени, и именно его оборотничество приводит дружину к победе: обернувшись волком, он перервал глотки у вражеских коней, а затем, приняв облик горностая, перегрыз тетиву у вражеских луков.

В волшебных (не бытовых) русских сказках Серый Волк – оборотень. Он – вещун, могущественный помощник-покровитель, советчик и наставник. В сказках о Жар-Птице Волк – дар, посылаемый Ивану Царевичу (то есть племенному вождю) лесными хозяевами: или Бабой Ягой, или Лешим.

Егой или ягой до сих пор в некоторых областях называется волчий полушубок, бывший некогда обязательной принадлежностью знахаря, слывущего оборотнем (егозить – значит вертеться – оборачиваться, от того же корня – егерь, юла не зря называется волчком). И не случайно после христианизации "волчьим пастырем" стал в народе Егорий (в Беларуси – Ягор) Хоробрый – хозяин лесных зверей, – всадник в сопровождении волков, чей день отмечался 23/IV.

Но почему же всё-таки повсеместно поверья связывают оборотничество в первую очередь с волком? Потому, что волк был главным свещенным-тотемным животным праиндоевропейцев. А В ОСНОВЕ ТОТЕМИЗМА ЛЕЖИТ СПОСОБНОСТЬ ШАМАНОВ-ВОЛХВОВ ПЕРЕВОПЛОЩАТЬСЯ ВРЕМЕННО В СВЕЩЕННОЕ ЖИВОТНОЕ СВОЕГО ПЛЕМЕНИ.

Шаманы инков могли принимать обличье пумы, шаманы Явы оборачивались тигром, а некоторые шаманы юкагиров (юкагиры – один из самых древних и загадочных сибирских народов) даже умели явить своим сородичам "холбут айби" – призрак мамонта.

Шаманство в том или ином виде было когда-то присуще всем народам. Слово "шаман" пришло к нам через тунгусов с Тибета, где оно означало: "исступленный подвижник".

Душа оборотня может менять свои телесные одежды. Впадающей обычно в обморок шаман "выходит из себя" посредством выделения своего тонкого двойника, материализующегося затем в образе зверя. Иные же шаманы могли вселяться в настоящего волка, как бы "сливаясь" с ним.

В обычном состоянии человек познает Природу только с внешней стороны. В лунатическом же забытье и в некоторых подобных исключительных состояниях человек вступает в совершенно особые, задушевные отношения с другими живыми существами. Не зря латинские слова "анима" – душа и "анимал" – животное, родственны.

* * *

Первым домашним животным человека была собака. Все породы собак имеют одного предка-родоначальника: огромного полярного волка. Приручение этого хищника – достижение столь же величайшее, сколь и удивительное. Как только историки пытаются описать первое взаимообщение независимого, недоверчивого человека с еще более независимым, недоверчивым волком, в их умозрительных рассуждениях все чаще начинает мелькать слово "загадка".

Известно, что волки почти не поддаются дрессировке. Они боятся унижения больше, чем боли! Они и умирают молча. В цирке на задних лапках подобострастно ждут подкормку львы, тигры и медведи. Но не волки! Волк – всегда личность! Всегда бунтарь!

Кстати, о цирке: досадно, что ныне, когда вновь зазеленело языческое Древо Жизни, на него карабкаются всевозможные "жрецы", "волхвы" и прочие, в основном душевно нездоровые люди, позорящие Веру Праотцов. Москвич Александр Белов, сам себя почитающий синим (?) волком, наряжается в волчью шкуру и на арене цирка (за приличную подкормку!) потешает публику глумливым лицедейством под названием "обряд изгнания нечистой силы". Как говорится, лезет в волки, а хвост собачий...

Канадский биолог Фарли Моуэт, наблюдавший за жизнью волков в естественных условиях, в своей прекрасной книге "Не кричи: "Волки!" неоднократно подчеркивает, что часто испытывал чувство стыда перед ними за человечество.

Известны случаи, когда волки выкармливали собак. Собаки так не могут.

Волк умеет быть благодарным, и если он полюбит человека, то будет любить беззаветно, самозабвенно и жертвенно.

Любопытно, что в латышских народных песнях волк нередко именуется "дива санс", что значит "божий сын".

Невероятно, но это так: волк сам себе перегрызает попавшую в капкан лапу и уходит искалеченный, но свободный; столь безумно велика жажда свободы! Посмотрите на волка за решеткой: молчаливо и безостановочно меряет он шагами свою камеру, не удостаивая даже презрением глазеющее на него стадо двуногих. Вспоминаются строки многолетнего узника Валентина Соколова, которые он читал нам в мордовских лагерях:

Пахнет смертью и кровью в бредовом зверинце,
Я хожу полуволком, в карман кулаки.
И хочу, чтобы людям в божественной Ницце
Этой ночью приснились на горле клыки...

Пока такие вольнолюбивые звери, как волк, будут содержаться в тюрьмах – зоопарках, все людские разглагольствования о свободе – словоблудие.

Очевидно, что приручить столь неукротимого хищника мог только своеобразный посредник, шаман-оборотень, обладавший огромной силой внушения. Способность принимать волчье обличье позволяла ему вступить в непосредственное общение со зверем, как бы заворожить его, ослабить природную волю к сопротивлению и заручиться некоторым доверием. Понятно, что воплощение зверя привлекало других зверей-сородичей.

Сыграли свою роль и сходные приемы охоты. Естественно, что два рода высокоразвитых охотников рано или поздно должны были встретиться как сотоварищи. И волки и люди научились понимать, что для более успешной охоты на крупную дичь (а стало быть, для выживания и для продления Рода) необходим союз, объединение с выделением предводителя в виде самого искусного, самого смелого, самого властного и уверенного в себе охотника. Звери не избирают вожака "тайным или открытым" голосованием, а просто своим внутренним, не обманывающим чутьем признают его превосходство – право первенства, и подчиняются.

Ярко выраженное обрядовое захоронение волкообразной собаки обнаружено археологами в Северо-восточной Азии В ЖИЛИЩЕ ШАМАНА (возраст погребения – 11 тысяч лет).

* * *

Пословицы охотничьих племен поминают потомка волка – собаку добрым словом. У многих ранее кочевых народов слова "вождь", "провидец", "глава" и "собака" – одного корня.

Древние греки, подобно Сократу, клялись собакою, имея в виду собачью верность. У арийцев Индостана и у зороастрийцев собака являлась свещенным животным: она – образец неподкупности и чести, исконно-воинских доблестей. Считалось, что одно лишь присутствие собаки отгоняет зловредных упырей. Парсы-огнепоклонники и поныне к умирающему подводят собаку и заставляют ее смотреть в его лицо. Этот обряд называется сас-дид (собачий взгляд), т. к. собака – единственное живое существо, взгляда которого боится злой демон, сторожащий умирающего, чтобы завладеть его телом.

Отношение к собаке становится прямо противоположным с утверждением христианства и мусульманства, унаследовавшими иудейскую ненависть к собаке.

В библии собака считается изначально нечистым животным и упоминается только в бранных выражениях. "Богоизбранные", будучи сами прирожденными мошенниками и клятвопреступниками, возведшими в добродетель собственную лживость и вероломство, естественно питали отвращение к собаке, как к существу, способному на недоступную, непонятную им бескорыстную любовь и преданность.

Иудейское презрение к собаке, маскируясь под христианскую религию, проникло и в душу индоевропейцев. Иисус вообще всех иноплеменников-иноверцев сравнивал с "псами" (Матф., гл. 15). "Берегитесь псов, берегитесь злых делателей" – вторит "спасителю" ап. Павел (Посл, к Филип., гл. З.).

Под влиянием христианских суеверий на собаку стали смотреть как на тварь без души, воплощение "скверны и непотребства". "Свещеннослужителям" запрещалось держать собаку в доме. "Пес" и "сукин сын" делаются худшими из ругательств. Чтобы заклеймить мерзавца, его называют "канальей" (от лат. Канис – собака). Этим и объясняется, что для мучительных (и бесполезных, бессмысленных!) опытов-пыток вивисекторы чаще всего используют собак.

Церковь не скрывала своего отрицательного отношения к собаке, образ которой отождествлялся со всякого рода "греховностью" и даже с "нечистой" силой. Апостол Андрей, прошедший, по церковному преданию, водным путем из греков в варяги, проповедовал христианство "язычникам" – людям с песьими головами – так любили изображать "идолопоклонников" на своих иконах богомазы ближневосточных монастырей.

Вдумались бы хоть юродствующие "памятники", "соборяне", "наши современники" и прочие "патриоты" в то, что их славянских Чуров-Пращуров "просвещенные" христиане называли не иначе, как мужепёсами...

* * *

Волчий тотем был некогда широко распространен в Европе. У германцев он запечатлен в именах: Адольф, то есть благородный волк, Рудольф – красный волк и других. У сербов и поныне волчьим именем Вук называют ребенка, чтобы ему привилось волчье здоровье и мужество.

Саги викингов говорят об избранных героях Одина – о берсерках, воинах-оборотнях, "изменяющих свой вид", нечувствительных к боли и сражающихся в буйственном исступлении.

Среди славян тотем Волка был самым именитым и влиятельным. Еще Геродот писал, что скифы клятвенно удостоверяли свои свидетельства о неврах – оборотнях, умевших превращаться в волков. Невры – лесное праславянское племя, обитавшее на земле нынешней Белой Руси.

Известие Геродота согласуется с тем, что именно в этих местах уверенность в существовании ВОЛКОЛАКОВ, то есть людей, способных оборачиваться волком, была особенно устойчивой.

У восточных славян дольше всех сохранились осколки былого почитания Волка. Удивительно живучи они в новогодних, свадебных и других народных обрядах и обычаях Белой Руси – в песнях, преданиях, приметах, бывальщинах, заговорах и играх.

Все славянские народы справляли зимой "Волчьи праздники". В Полесье на Коляду и Комоедицы чуть ли не до наших дней устраивались пляски ряженых в волчьи шкуры и личины. Пережившие и "русское" православие, и "научный" материализм обрядовые пляски эти – глухие отголоски стародавних тайнодейств.

Славился, как оборотень, полоцкий князь Всеслав-Чародей, рожденный княгиней от безвестного волколака. В "Слове о полку Игореве" Всеслав, у которого "вещая душа была в теле", рыскал ночью волком.

Волк был свещенным животным и у балтийских славян-поморян: вильцев-лютичей, руян и других. Самый храбрый и воинственный племенной союз имел волчье, тотемного происхождения родовое имя – вильцы, то есть волки.

Среди вильцев около тысячи лет назад для борьбы с кровавой христианизацией образовался тайный союз ВОИНОВ ВОЗМЕЗДИЯ – оборотней волколаков (или волкодлаков). Их летучие отряды совершали набеги подобно дружной волчьей стае. Жесткий внутренний устав также был заимствован у волков: чтобы затравить лося, стая должна поддерживать большую сплочённость, чёткий порядок, безоговорочное повиновение вожаку и полнейшую взаимовыручку.

Волхвы вильцев были оборотнями-волколаками: на поле брани рядом со славянскими воинами вдруг появлялись матерые волчища, терзавшие крестоносцев С ЛЮТОЙ, БЕШЕНОЙ ЯРОСТЬЮ. И с X века вильцы-волки стали называться лютичами.

Отрицательный смысл в понятие "бешеный" вложен христианами. Первоначально бес – это волк-оборотень. Беситься – значит оборачиваться. Бесноватым называли впадавшего в исступление перед тем, как воплотиться в волка. Лишь потом бесноватыми стали называть просто душевнобольных.

В "Слове..." волшебник Всеслав "обесися сине мгле" – поистине ведовское заклятье. Тотемным зверем тюрков-половцев был волк, поэтому половцы в "Слове..." – "бесовы дети". Князь Игорь спасается, оборачиваясь не простым, серым, а "босым волком". Здесь – отзвук преданий о древних оборотнях-покровителях Рода:

На путь ему выбежав из лесу, волк,
Крутясь и подъемля щетину,
Победу пророчил, и смело свой полк
Бросал он на вражью дружину
Е. Баратынский

Имя Боса, вождя-оборотня славян-антов, распятого готским христианским королем Винитарием, отразилось и в "Слове...": ночные "бусовы (босуви) врани" – одно из самых темных, загадочных мест в "Слове...".

Босой – общеславянское слово индоевропейского звучания и даже шире, так как восходит к отдаленнейшим временам. Тюркское "бос" означает "серый", но ранее в это слово вкладывался сокровенный свещенный смысл. Зверь по-латыни – бестия.

Древнегерманское "босо" означает "злой". Ведь оборотнем мог быть и злой колдун. Считалось, что волк, беспричинно напавший на человека, не настоящий волк, а черный шаман, принявший звериный лик. Об этом свидетельствовало то, что колдун, превратившийся ночью в зверя и получивший рану от человека, наутро, приняв вновь человеческое обличье, оказывался израненным именно в тех местах, куда был ранен зверь. Гоголь коснулся этого повсеместно распространенного поверья в "Майской ночи, или Утопленнице".

Можно вспомнить и Басаврюка – гоголевского "бесовского человека". В глуши Псковской области босый волк и сейчас – детское пугало: "Не плачь, босый волк придет, тебя съест!".

У славян Закарпатья, где волк до сих пор свещенное животное, оборотни называются босоркунами. Боснией называется страна, где ужас на турок-завоевателей наводили волкодлаки (вурдалаки).

* * *

Волкодлака – означает буквально "волчья шкура". Волкодлак – волшебник, принявший волчье обличье. Свещенный зверь назывался: ВОЛК. Свещеннодейство называлось: ВОЛШЕБСТВО. Свещеннослужитель (способный оборачиваться волком) именовался: ВОЛХ или ВОЛХВ. В слове этом отразилась и волчья волосатость – волохатость.

Непосредственное отношение к волхвам имели и ряженые в звериные шкуры гусляры – скоморохи. "Скоморох" – есть умышленно перевёрнутое (согласно волшебству оборотничества) слово "скоромох". Скора – мохнатая, меховая шкура (отсюда – скорняк).

Древних волхвов можно условно назвать славянскими шаманами. Для своих соплеменников они были теми, кто в состоянии воодушевления общался С РОДНЫМИ БЕРЕГИНЯМИ, ДУХАМИ-ПОКРОВИТЕЛЯМИ. Они были вещунами – глашатаями – истолкователями воли Предков.

Иные могущественные волхвы укрощали непогоду: душою сливаясь с природными Духами-Ветрами, они отворачивали бурю, разгоняли градоносные тучи и сами могли обернуться вихрем. В летописях они именуются облакопрогонниками.

В Кормчей книге сказано, что селяне называли их волкодлаками, т. е. волхвами-оборотнями. Они не были колдунами, а напротив, оберегали сородичей от злых упырей, от порчи видимой и невидимой.

Волхвом-оборотнем был и ясновидящий гусляр Боян Вещий, о чем свидетельствует уже его имя. Способность к перевоплощению издревле признавалась за песнетворцем-сказителем, чье вещее искусство считалось волшебным даром – одухотворением. У болгар были широко распространены предания о певце-оборотне Баяне. Одна старинная сербская песня прямо посвещена воинственной деве Бояне, оборачивающейся волчицей.

В финской Калевале певцом-кудесником выступает шаман-оборотень Вейнемейнен.

Боян (Баян) в "Слове..." "растекался мысию (то есть белкой-мышью) по дереву, серым волком по земле, сизым орлом под облаками". Мысь – псковское произношение слова "мышь", мысью называется и сейчас еще кое-где белка.

Боян еще и "Велесов внук", а почитание ВЕЛЕСА – ВОЛЕСА (володеющего лесом) – ВЛАДЫКИ ЛЕСА первоначально было связано с оборотничеством. Праздничными днями Волеса были зимние "Волчьи праздники", впоследствии – "страшные" святочные вечера.

Боян – от глагола "баять", то есть заговаривать (в том числе боль и кровь), чаровать словами. Отсюда: баюкать – погружать в забытье (состояние наибольшей внушаемости) пением заклинаний, обладающих завораживающей, ОБАЯТЕЛЬНОЙ силой.

Баянами именовались волхвы, поющие заговоры, "славы" и свещенные родоплеменные предания-кощуны. Христиане придали понятию "кощуны" совершенно обратный смысл: ведь лучший способ спрятать – это извратить до неузнаваемости.

Так и праславянский Волес ничего общего не имеет с "богом богатства и скота", с так называемой "Влескнигой", "Русскими Ведами" и прочими хитрыми христианскими подделками, проводящими зловредную мысль, будто христианство так "мирно" прижилось на Руси, потому что было созвучно, якобы, "православному" славянскому язычеству. Сын попа, сочинитель "Влескниги" Ю. Миролюбов (Лядский) писал, не стесняясь: "Всё, на что были способны славяне, они создали позже, приняв Христианство" (Ю. М. Собр. соч. том 4, Мюнхен 1981).

Мы же возрождаем не "богов", а СОЛНЕЧНЫЙ ДУХ РОДНОГО ЯЗЫЧЕСТВА, по которому бессознательно тоскуют люди. Христианский материализм подвёл мир к роковой черте, и человечество стихийно возвращается к обожествлению Природы.

Наши исконные верования возрождаются в тесной, кровно-духовной связи с пробуждением русского национализма – и в этом залог нашей скорой и неизбежной Победы.

Одно из заклятий кровных побратимов вильцев-мстителей (переложенное на русский) начинается так:

На море – на Океане, на острове на Руяне
Светит месяц на осинов пень.
Около пня-колоды ходит волк голодный,
Ходит волк мохнатый, а в зубах его – поп треклятый...

* * *

Невозмутимый строй во всем,
Созвучье полное в Природе...

Эти стихи нашего дивного поэта, стихийного язычника Тютчева. Да, в девственной, заповедной Природе все безупречно, совершенно и непорочно. Поразительная согласованность, предусмотрительность и целесообразность природного бытия вызывает чувство несказанного изумления и у мудреца, и у невежды.

Лишь испорченному поверхностным книжным знанием умнику мир кажется схваткой враждующих сил. Неразрешимые противоречия существуют только для человека, воспитанного на христианских представлениях об извечной борьбе Добра и Зла.

Хотя христиане веруют в единого иудейского бога-творца Иегову, их монотеизм есть на самом деле дуализм, где миром правит непримиримое противоборство двух: доброго бога и злого дьявола. Отсюда, из этого раздвоения все вторичные противоречия, такие как противопоставления тела и души, материи и духа, бытия и сознания, живого и неживого, ЧЕЛОВЕКА И ПРИРОДЫ.

Ведь, согласно библейским небылицам, Земля как низшее, неодушевленное изделие божественного творения, как бесчувственная тварь была отдана на откуп дьяволу. "Мир во зле лежит" – твердят мракобесы.

Нет, мир радостен! Безусловного зла, как такового, В ПРИРОДЕ ВНЕ ЧЕЛОВЕКА НЕТ. Вне человека существует только ЛАД, ЧИСТОТА И КРАСОТА. Лишь "венец творения" вносит в этот мир скверну, безобразие и извращение.

Признавая, согласно библии, цель мира исключительно во благе человека, не представляя даже, что цель эта объемлет ВСЁ МИРОУСТРОЙСТВО, люди присвоили себе право убивать, мучить и калечить другие живые существа.

Терзаемые бесчисленными болезнями и страхом смерти вследствие противоестественного образа жизни, они измыслили басню о зле, господствующем, якобы, на Земле. Провозглашенная, но до сих пор так и не достигнутая "окончательная победа добра" обернулась для христиан страшным поражением. Они не воскресают после смерти, как им было обещано, а живут в страдании.

Страдания – роковой камень преткновения для церковников, неуклюже пытающихся оправдать бога за всё творящееся зло, примирить появление и существование зла в мире со всеблагим и всемогущим творцом-промыслителем. Над этой "проклятой" задачей богословы бьются скоро уже две тысячи лет, но они не нашли даже видимого ее разрешения.

Ведь одно из двух: если бог не мог и не может помешать злу, то он не всемогущ; если же может, но не хочет, то он не всеблаг. Третьего не дано.

И более того: если премудрый, якобы, бог сотворил мир, предвидя неизбежность в нем физического и нравственного зла, если он предал свои создания страданиям и смерти, ТО ИМЕННО ОН САМ И ЕСТЬ ПОДЛИННЫЙ ВИНОВНИК ЗЛА, а не какой-то дьявол, сотворенный человеком по образу и подобию божьему.

Ибо разве нужен еще другой дьявол кроме ЗЛОНАМЕРЕННОГО И КРОВОЖАДНОГО бога???

И если бы такой библейский бог действительно существовал, то долгом чести и смыслом жизни каждого благородного человека должна была бы быть борьба с ним.

* * *

Люди настолько заморочены внушениями о предопределенной борьбе добра и зла, духа и естества, человека и зверя, бога и дьявола, что они не воспринимают более МИРА ПРИРОДЫ, где нет добра и зла в их человеческом, своекорыстном толковании, а есть только ВСЕПОБЕЖДАЮЩАЯ ЖИВОТВОРЯЩАЯ СИЛА.

Сила эта ЕДИНАЯ, сама по себе ни "хорошая", ни "дурная", и только в человеческом сердце она может стать доброй или злой. Выбор совершается нашей совестью. Из всех существ лишь человек обладает свободой воли. И лишь он один способен как к сознательному злу, так и к нравственному совершенствованию.

Каждое наше побуждение, каждая мысль, каждое верное слово приводит в действие могущественные незримые силы. Задушевное общение с дикой Природой, даже одно лишь сочувственное созерцание ее цветущего, ликующего, самоценного бытия напрочь изгоняет из сознания всякую мысль о каком-то надмирном боге или дьяволе.

Наши пращуры не ломали себе голову над неразрешимыми для последователей убогого единобожия вопросом о происхождении зла в мире. Для цельного мировидения язычников, живших В ПРИРОДЕ, такого вопроса просто не существовало. Взаимоисключительность, противоположность "добра" и "зла" присущи лишь искусственным религиям, пытающимся обсуждать ПРОМЫСЛ ПРИРОДЫ с точки зрения сугубо человеческих понятий о Её благости, мудрости и справедливости.

НО ПРИРОДА НЕПОЗНАВАЕМА. НЕРУКОТВОРНАЯ ПРИРОДА, не сотворенная ни богом, ни человеком, не подлежит ничьему суду.

Согласно исконно славянскому мирочувствованию, вся видимая и невидимая ПРИРОДА ЕСТЬ ВОПЛОЩЕНИЕ ВЕЛИКОГО ДУХА-РОДА.

ЖИЗНЕУТВЕРЖДАЮЩИЙ РОД ПОРОДИЛ ПРИРОДУ ИЗ СОБСТВЕННОЙ СУЩНОСТИ. ОН ЕЙ СОВЕЧЕН И ТОЖДЕСТВЕН. Отсюда: ОДУХОТВОРЕННАЯ ПРИРОДА СВЕЩЕННА, И ПОТОМУ ЗЛО, КАК ТАКОВОЕ, ЕЙ НЕ ПРИСУЩЕ.

* * *

Так называемое зло есть всегда относительная естественная необходимость, восходящая, в конечном итоге, к совершенству ЖИВОГО ЦЕЛОГО.

То, что на человеческом языке называемся злом, на самом деле не только не угрожает ЖИЗНИ НА ЗЕМЛЕ, но по большому счету – поддерживает ее. Так, биологи пришли к убеждению, что самопроизвольные лесные пожары, вызванные естественными причинами, являются составляющей частью общеприродного круговорота жизни, так как дают новую жизнь старым лесам. Долгосрочные выгоды для леса огромны – огонь подчищает буреломы, хвойные завалы и отмирающую древесину, вследствие чего всё зеленое царство обновляется, и для ЛЕСА открываются цветущие жизненные возможности. Наблюдается тридцатикратный прирост светолюбивых пород, погибавших в сумраке перестойного леса. Жизнь возрождается из пепла, подобно Фениксу.

И это лишь один из бесчисленных примеров того, как кажущееся противоречие Добра и Зла снимается, преодолевается на более глубинном уровне, где раскрывается вся полнота жизнеутверждающего замысла Природы. Как тень немыслима без света, так и "зло" в Природе не есть что-то самостоятельное, целенаправленно противостоящее Добру, а лишь частный случай всеобщей слаженности. Всякий же так называемый разлад – человеческое заблуждение, плоская, сиюминутная оценка многомерных явлений. Под видимой рознью "слепых" стихий скрыта строгая соразмеренность и высший смысл.

Ученым порой кажется, что Природа ошибается. Но в летописи Природы ошибок нет. Вникнув в суть происходящего, те же ученые с удивлением обнаруживают, что действия, названные ими ошибкой, являются на самом деле следствием такой подспудной целесообразности, которая недоступна поверхностному наблюдению.

Простой пример. Не перестающие озадачивать биологов термиты загадочным способом воздвигают пятиметровые по высоте и безупречно правильные постройки-жилища. В "царских" покоях готовится к продолжению рода матка – "царица". До появления первых яиц она ниоткуда не получает никакого корма, а живет за счет запасов своего жирового тела. При откладывании яиц она начинает поедать то или иное снесенное ею яйцо. Что такое? Тщательные исследования показали, что эти яйца лишены зародышей; это так называемые кормовые яйца, то есть пища в виде яйца.

Некоторые хищники так же иногда пожирают свой приплод. Однако это не кровожадность, на которую так любят ссылаться невежественные, оторванные от Живой Природы церковники. Установлено, что детеныши эти с врожденными, неизлечимыми пороками. Здесь опять заявляет о себе такая предусмотрительность Природы, которую люди из-за ограниченности своего кругозора считают случайным извращением, иначе злом.

Но в Природе нет извращений, как нет и случайностей. Что для человека случай, то для Природы – преднамеренность и закономерность. Даже материалисты невольно чтут Законы Природы, косвенно признавая этим Её творческую мощь, хотя они и не желают признать ВОЛЮ ПРИРОДЫ, стоящую за этими Законами и заставляющую их действовать.

* * *

Язычники относились к своей Матери-Природе с величайшим доверием и убежденностью в том, что Мать всё делает к лучшему.

ПРИРОДА НЕ ТОЛЬКО ВСЕМОГУЩА, НО И ВСЕБЛАГА. Даже если Её сверхчеловеческая мудрость не всегда соответствует обыденному представлению о добре и зле.

В земной действительности есть всё, в том числе и то, что для нас, людей, выступает в качестве неблагоприятных явлений, то есть в обличье зла. Человек нового времени, познав лишь малую толику природного порядка, под влиянием противоестественных, враждебных Природе (а, следовательно, и самому человеку) религий наделил всё непознанное отрицательным смыслом.

Все неведомые, скрытые, "ночные" силы стали считаться богопротивными и отождествляться со злом. Так и сама НОЧЬ была объявлена прибежищем зла и смерти.

Даже волшебную Купальскую Ночь накануне Солнцеворота, когда свершались славянами очистительные обряды, даже это СВЕЩЕННОЕ ЧИСТИЛИЩЕ церковники населили "нечистой" силой, а наших родных вещих РУСАЛОК-БЕРЕГИНЬ прозвали зловещими ведьмами.

Ночная тьма – это всего лишь еще не рожденный рассвет. Ученые не знают, что такое СВЕТ. Что же они могут знать о ТЬМЕ?

Заимствуя понятие великого Канта, можно сказать, что "тьма в себе" ни "добрая" – ни "злая". Она просто существует, как существует свет. Для Природы нет разницы в значении левого и правого, мужского и женского, лета и зимы, дня и ночи. Оба начала равнозначимы и одинаково служат ЖИЗНИ.

Ночь не только покровительствует возлюбленным. Ночь, несущая прохладу, целительное отдохновение и радость нового пробуждения, так же нужна Природе, как и день. Жизнь была бы немыслима без смены дня и ночи, без коловращения Света и Тьмы.

Без вращения Земли вокруг собственной оси, то есть без чередования дня и ночи, Жизнь на ней была бы невозможна. Ведь на светлой стороне Ярило-Солнце своей жгучей любовью иссушил бы всё живое, а на противоположной, темной стороне жизнь оцепенела бы в оковах вечной мерзлоты (причина, побуждающая Землю к устойчивому, неизбывному вращению, так и остается загадкой для кичащейся своими достижениями науки).

Наши далекие пращуры-солнцепоклонники, славя Свет, чтили одновременно и Духов Ночи. Загадочные ночные лики и созерцание звездной бездны заставляют душу замирать, но и дарят ей возвышенные, проникновенные мгновения. Недаром свещенной птицей богини мудрости Афины была сова (один из самых замечательных рассказов язычника Джека Лондона называется "Рождённая в Ночи").

Именно равновесие Света и Тьмы поддерживает в мире ЖИЗНЬ – это величайшее таинство и смысл Мироздания. ЖИЗНЬ ЕСТЬ ДОБРО. А всякое нарушение прочного и правильного взаимодействия Света и Тьмы, грозящее ЖИЗНИ, есть ЗЛО.

ЖИЗНЬ – изначальная сила Природы, Её творческая воля, совпадающая с глубинной сущностью Природы как единого и неделимого целого.

Человеческая жизнь – всего лишь особое проявление всеобщей жизни Природы. Человек – воплощённый мыслящий Дух, порождённый не по "образу божьему", а по образу одухотворённой Природы.

Всё в Природе соразмерено, согласовано и подчинено одной цели – ТОРЖЕСТВУ ЖИЗНИ во всём её живописном многоцветии. Даже Смерть не нарушает это торжество. Ведь Жизнь и Смерть – две дочери – двойняшки одной прозорливой Матери-Природы.

К Природе неприменимы не только человеческие понятия о Добре и Зле, но и расхожие понятия о Жизни и Смерти. В Мироздании вообще нет отдельно Жизни и Смерти, как нет, безусловно, отдельно духа и естества (всякая плоть одушевлена, а всякая душа имеет свое обличье).

Жизнь и смерть взаимосвязаны и просто не могут существовать друг без друга. Таково единство, сопряженность и взаимообусловленность всего сущего в лоне Природы, где продолжение жизни, то есть новое жизненное воплощение немыслимо без разрушения старой оболочки, то есть без смерти.

Рождение и смерть не могут быть осмыслены в отрыве друг от друга, как не может быть осмыслен верх без низа, прилив без отлива, мороз без жары.

Вещее языческое мировидение прозревало относительность жизни и смерти. Волхвы понимали рождение и смерть как взаимосвязанные проявления одного и того же состояния – ЖИЗНИ. Общее понятие "ЖИЗНЬ" включало в себя два этих разных, но равноправных явления.

Осенью дерево, олицетворяющее Жизнь, сбрасывает листву и обмирает, чтобы вновь расцвести весной. Древнейшие общеиндоевропейские представления об умирающем и воскресающем божестве плодородия основаны на временной "смерти" зеленой растительности зимой.

Богиня плодородия бессмертна, как и сама Природа; но бессмертна она именно потому, что каждый год ОБНОВЛЯЕТСЯ, то есть рождается и умирает. Из непрерывной череды рождений и смертей и состоит ЖИЗНЬ.

* * *

Хищники обычно охотятся ночью. Но в этой "теневой", "мрачной" стороне Природы нет отрицательного смысла. Есть вынужденная борьба за выживание, когда убивают не ради удовольствия убить, а чтобы выжить и продолжить СВОЙ РОД. Причем каждое животное довольствуется лишь тем, что необходимо ему для поддержания собственной жизни и жизни детёнышей.

Смерть жертвы почти всегда наступает так быстро, что она не успевает ощутить страха и мучений. Природа не знает жестокости, свойственной человеку как существу лицемерному и коварному. Не знает изощренных пыток и костров инквизиции.

"Называя человека хищным зверем, кого я обижаю: человека или зверя?" – писал один из величайших мыслителей XX века Освальд Шпенглер. "Благородный разбойник" – волк не питает личной злости к своей жертве. УМЫШЛЕННОГО НРАВСТВЕННОГО ЗЛА В ПРИРОДЕ НЕТ. Пролитие крови, наблюдаемое в Живой Природе, не является злом в абсолютном, то есть безусловном смысле слова, а только частной составляющей ВЫСШЕЙ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ.

Предание народа саами повествует, как Каврай – верховное божество и повелитель шаманов навел порядок в делах своей невестки – Хозяйки оленей. Она так усердно вела свое хозяйство, что на земле стало тесно от бесчисленных оленей. Они выгрызли всю растительность вплоть до голого песка и камня. Среди оленей начался повальный мор. И тогда лесные Духи-Хозяева воззвали к Кавраю. Тот спохватился и создал волка. Волки сразу очистили землю от падали. И больше не давали оленям размножаться без меры. Жили волки – жила тундра. Жила тундра – жили олени. Жили олени – жил человек.

Потому саамы никогда волков не убивают, ведь волка послал сам Каврай и послал он его не зря.

* * *

Богословы и "научные" материалисты одинаково отказывают Природе в Её самоосознанности и всеобщей одушевленности. И одинаково оправдывают вседозволенность человека по отношению к Ней.

Материалистический нигилизм есть оборотная сторона христианского единобожия. Христианство выросло на почве ветхозаветного иудейства и впитало в себя его отчужденность от Живой Природы. Иудейские басни о сотворении Мира включены в христианское вероучение как "боговдохновенные".

Безнравственное, нечестивое отношение христианства к Природе проистекает из библии, узаконившей господство человека над бесправной "рабой" – Природой. Языковеды утверждают, что на иврите слова "добро" и "зло" означают, прежде всего, "полезное" и "вредное". Согласно этому, право на жизнь имеет лишь то, что полезно, выгодно "богоизбранному" народу, а всё вредное и бесполезное надо истреблять.

Экологическая катастрофа была предопределена победой христианства в Европе, когда природные духи-покровители лесов, озер и рек были объявлены бесами, а сама Мать-Природа стала олицетворением враждебной, противостоящей человеку силы, воплощением всяческого зла.

Развитие науки и техники поощрялось церковью как средство закабаления Природы, беспощадной "победы" над Ней. Западная христианская механистическая цивилизация пожирала, как саранча, всё на своем пути. И вполне закономерно машинный "прогресс", основанный на борьбе с Природой, завёл человечество на край пропасти.

Забившие тревогу экологи установили, что одной из важнейших особенностей ДИКОЙ ПРИРОДЫ является биологическое равновесие в ее среде. Это научное понятие – не что иное, как запоздалое подтверждение языческого положения о том, что в Природе всё согласовано – всего там достаточно и нет ничего лишнего, "вредного". МОЖЕТ ЛИ ПРИРОДА ВРЕДИТЬ САМА СЕБЕ???

Истребление "вредной" мухи цеце в Африке привело к чрезмерному размножению скота, превратившего цветущую саванну в бесплодную пустыню. С уничтожением кайманов необычайно расплодились хищные рыбы пираньи, ставшие настоящим бичом кое-где в Южной Америке.

Дикая Природа сама во время сильной засухи сокращает поголовье травоядных до разумных пределов. "Тёмные идолопоклонники" прозревали таинственное сцепление всех существ и явлений. Они понимали, что всё живое сосуществует во взаимосвязи и взаимодействии. Всё само по себе и всё – частицы совокупного целого. И в этом совершенном порядке не бывает внутренних необратимых бедствий. Бесчисленные стада бизонов кочевали по прерии; бизоны, волки и индейцы жили бок о бок. Прерия кормила их всех и при этом зеленела.

Природа сама поддерживает равновесие между хищниками и их добычей, причем в роли блюстителей этого равновесия выступают сами хищники. Росомахи в Восточной Сибири отбивают часть оленьего стада, отгоняют его в горную долину и поочередно пасут, "ломая" лишь необходимое число оленей. Волки уничтожают в первую очередь старых, ослабленных копытных, неспособных дать полноценное потомство, а также убивают некоторое количество молодняка, чтобы предотвратить биологический взрыв. ОЧЕНЬ ПРИМЕЧАТЕЛЬНО, что старые дельфины в стае плывут внизу, откуда нападают акулы, а старые зебры пасутся по внешнему кругу, откуда нападает лев.

Заботливая Мать-Природа СВОИМ ПРОВИДЕНИЕМ "страхует" вид, увеличение численности которого становится угрожающим. Чтобы предотвратить полное вымирание вида от голода, она обрекает на быструю смерть часть его. Для этого предусмотрены весьма сложные и хитроумные меры, пресекающие рост численности сверх определенного уровня. Известно, например, что некоторые насекомые, оказавшиеся в стесненных условиях, начинают вырабатывать особый газ, умерщвляющий их собственные личинки и подавляющий половое влечение. Это и понятно, и в то же время непостижимо...

ПРИРОДА САМОБЫТНА, САМОСОВЕРШЕННА, САМОДОСТАТОЧНА И НЕ НУЖДАЕТСЯ В БОГЕ. Мир Природы един. В заповедной, привольной Природе нет вредителей, нет сорняков. Так называемые сорняки и вредители – ответ Природы на человеческое вмешательство.

Дикие благоуханные травы-медоносы человек назвал сорняками. Тщательно их искореняя, он создает наилучшие условия для размножения тех видов насекомых, которые нацелены на уничтожение определенных сельскохозяйственных растений. С каждым годом борьба с вредителями отнимает всё больше сил и средств, а ущерб от них не уменьшается.

Так ли уж опасны насекомые-вредители? Исследования показали, что некоторое количество вредителей лишь усиливает фотосинтез, жизнедеятельность и жизнестойкость растений. Личинки одного вида жесткокрылых насекомых могут выжить только в мертвой древесине: мать выгрызает щель вдоль кончика ветки мимозы (и никакого другого растения) и откладывает туда яйца. А затем, отступив на 30 см, выгрызает вокруг ветки бороздку – и конец ветки погибает. Сама по себе мимоза растет не более 20-30 лет. Но срок ее жизни может увеличиться и до 100 лет, если дерево ежегодно подрезать, что и делает насекомое.

Так называемые насекомые-вредители чересчур размножаются только в искусственных, однородных, а, следовательно, нежизнеспособных лесонасаждениях. Численность насекомых также упорядочена самой Природой, а не человеком, чьи химические и другие средства оказывают лишь незначительное влияние на их размножение.

В одном из писем Дарвин писал: "Я не могу убедить себя в том, что благодетельный и всемогущий бог преднамеренно создал ихневмонид с той определенной целью, чтобы они питались живыми телами гусениц". Оставим бога на совести Дарвина (а Дарвина на совести бога). Если ихневмониды, как определенный вид насекомых, существуют, значит, ОНИ НУЖНЫ ПРИРОДЕ. Они являются защитниками растений; не будь такой управы на прожорливых червяков, те обгрызли бы всю листву.

То, что рассматриваемое в отдельности, само по себе, представляется на первый взгляд несправедливым, оказывается справедливым, будучи рассмотрено в отношении целокупного бытия Природы. Природа совершенно беспристрастна и потому не может быть несправедливой. Природа в своем разумно-нравственном достоинстве – "по ту сторону Добра и Зла" в их "человеческом, слишком человеческом" понимании. Именно признание РАЗУМНОСТИ ПРИРОДНОГО СООБЩЕСТВА (по-научному биоценоза) В ЦЕЛОМ является наиболее противоречащим дарвинизму заключением современных экологов.

* * *

Дарвин создал учение, рисующее живой мир как войну всех против всех и наделяющее Природу наихудшими человеческими страстями.

Блестящий русский мыслитель, историк и биолог Н. Я. Данилевский в своем труде "Дарвинизм" вскрыл внутренние причины ошибок Дарвина и необычайного успеха дарвинизма: "Теория его есть учение чисто английское, включающее в себя не только все особенности направления английского ума, но и все свойства английского духа. Практическая польза и состязательная борьба, вот две черты, не только, в значительной мере, дающие направление английской жизни, но и английской науке".

Действительно, Дарвин вырос и воспитался в стране, где «инопланетяне» покупали звание лорда просто за деньги, как сегодня новые "русские" – звание "вора в законе".

Именно в Англии, где порожденный христианством капитализм достиг своего омерзительного предела, власть «инопланетян»-барышников и банкиров-ростовщиков осуществлялась в наиболее чистом виде, а грабительские колониальные завоевания сопровождались необычайной жестокостью, напоминающей ветхозаветное "богоугодное" истребление солнцепоклонников.

Библейскую кровожадность, столь чтимую пуританской Англией, Дарвин произвольно распространил на всю Природу. О войне всех против всех в приложении к политике писал до Дарвина Гоббс – тоже англичанин.

Именно в том и заключалась наиболее значимая причина успеха дарвинизма, что в нем отразилась английская история XVII-XIX веков. Дарвинизм, с его взглядом на жизнь как на борьбу за существование, явился отрыжкой капиталистической действительности, своею рода оправданием людоедской морали "свободного" мира, основанного на пожирании слабых и беззащитных.

Англичане, вынужденные жить по закону: "ты умри сегодня, а я завтра", узнали в дарвиновском учении себя. Учение это было близко и понятно обществу, построенному на беспощадной войне каждого против всех, и всех – против Природы.

* * *

Дарвин положил в основу своей гипотезы идею ВРАЖДЫ, назвав ее борьбой за существование. Идею же ЛЮБВИ, проявляющуюся во взаимопомощи, – эту существеннейшую причину развития Жизни, не счел.

В одном из писем он признался, что если бы в Природе нашелся хотя бы один пример того, когда растение или животное обзаводится приспособлением НА ПОЛЬЗУ другому виду, то это означало бы крушение всей его теории. А разве не является таким примером любое природное сожительство-симбиоз???

Дарвин почти не коснулся этого, достойного изумления, явления. Оно было просто излишним в его сухом, рассудочном построении, а главное – ему противоречило.

Однако, ещё древние мудрецы полагали, что именно ЛЮБОВЬ и есть та могущественнейшая сила притяжения, что связывает мир в единое СОЧУВСТВЕННОЕ ЦЕЛОЕ.

ПРИРОДА раскрывается как почка, оплодотворённая ЛЮБОВЬЮ РОДА. Люди, животные, растения – вся ПРИРОДА – только различные проявления одного живого бытия – РОДА, стало быть – родственны. Все живые существа – клеточки одной, в едином согласии дышащей плоти Земли, подобно тому, как мы сами состоим из клеток, ведущих самостоятельную жизнь, но сотрудничающих во благо всеобщего целого, каковым является человеческий организм.

Межвидовая взаимопомощь – основной закон Природы, и для развития Жизни закон этот имеет гораздо более важное, главенствующее значение, чем побочный закон взаимной вражды. Об этом писал и выдающийся русский мыслитель, идеолог анархо-коммунизма П. А. Кропоткин в своем труде "Взаимная помощь как фактор эволюции". А крупнейший русский ботаник-фитопсихолог А. С. Фаминцын развивал мысль о том, что Жизнь не столько борьба видов, сколько, в первую очередь, их сосуществование и сотрудничество. Это подметил также и Гете, наблюдавший взаимополезное сожительство разных видов растений и животных.

САМА ЗЕМНАЯ ЖИЗНЬ зиждется на обоюдно выгодном и идеально слаженном содружестве растений и насекомых-опылителей.

Существование животного мира (включая человека, как биологический вид) было бы невозможно без зеленых растений, создавших пригодную для дыхания кислородную атмосферу. Если бы в атмосфере Земли было 25% кислорода, то лес мог бы гореть под дождем. А если кислорода было бы 10%, то не горел бы даже сухой валежник. Известно, что 21% этого газа в воздухе есть следствие жизнедеятельности растений. Более того: поразительно, что растения сами и поддерживают этот необходимый для других живых существ устойчивый уровень содержания кислорода в течение многих миллионов лет. Выходит, что вся Живая Природа находится под присмотром растений.

Основное различие между растениями и животными заключается в способе питания. Только растениям присуща чудесная способность питаться непосредственно СОЛНЕЧНЫМ СВЕТОМ. Поэтому и предназначение их на Земле совершенно исключительное, СВЕЩЕННОЕ: они – посредники между другими живыми существами и источником Жизни – Солнцем.

Улавливая, накапливая и преобразуя в себе солнечные лучи (осуществляя фотосинтез), растения дарят всем зависимым от них существам-потребителям воздух, пищу и лекарства, дарят им ЖИЗНЬ, жертвуя собой (к слову сказать, сокровенная суть фотосинтеза остается для ученых тайной за семью печатями).

Говоря суконным языком науки, фитомасса, то есть масса зеленых растений составляет 99% биомассы, то есть общей массы всех живых существ Земли. На долю же зоомассы приходится всего лишь один процент, а в нем масса насекомых превышает в три раза массу всех млекопитающих, рыб и птиц, вместе взятых.

Около 80% видов растений являются цветковыми и опыляются насекомыми: бабочками, шмелями, пчелами, осами, жуками и др. Сожительство дивных творений Природы – благоуханных цветов и связавших с ними свою судьбу насекомых – самое полюбовное: мотылек пьет приготовленный для него нектар, а сам помогает растению продолжить свой род.

Поистине прекрасен их союз, предопределивший расцвет Жизни на Земле и наглядно показывающий, что Природе несравненно в большей степени присущи отношения, основанные не на противоборстве, а на добрососедстве, взаимной помощи и взаимном доверии.

* * *

Некоторые, очень ядовитые растения и животные имеют предостерегающе яркую расцветку, и здесь не один только голос самосохранения: такая окраска дает всем окружающим возможность сохранить себе жизнь.

Люди, ищущие во всем потребительскую выгоду, удивляются, почему актиния не жалит анемонову рыбку (какой ей прок от этой рыбки?), почему тли безвозмездно отдают муравьям свои сладкие выделения?

В дикой Природе гуси гнездятся рядом с полярной совой, мирно живут в одной, общей норе не только огромная ящерица гаттерия и буревестник, но и ласка с крысой, и даже, как в волшебной сказке, утка с лисой! Так утверждают бывалые охотники, и об этом писал сам Альфред Брэм.

Натуралисты, наблюдающие животных, сплошь и рядом сталкиваются с такими поразительными примерами любви, сострадания, беззаветной преданности и героизма, для которых у человека не хватает почетных слов, чтобы по достоинству оценить их. 3абота о благе других, самопожертвование родителей ради детей, совместное воспитание потомства, причем попечение простирается даже на чужих детенышей, кормление сирот и взрослых покалеченных сородичей – эти прекраснейшие качества присущи многим животным "от пчелы до гориллы". Причем поступают они так БЕСКОРЫСТНО исключительно в силу СОПЕРЕЖИВАНИЯ – СОЧУВСТВИЯ себе подобным, ничего не ожидая взамен.

Нравственные установки первобытного охотника имели свой прообраз в мире животных, где можно найти гораздо больше подлинных добродетелей и возвышенных чувств, чем в современном христианском обществе, где царит капиталистический "закон джунглей" в худшем смысле этого слова.

Настоящему же закону джунглей присуща своя, звериная справедливость и свои, природные нравственные заповеди. Нравственно то, что служит процветанию Рода; безнравственно то, что губительно для него. Животное всегда стремится сохранить свою жизнь, но в то же время всегда готово ею пожертвовать во имя продолжения Рода.

* * *

Приписав себе исключительное право на любовь, ее таинство и красоту, человек оставил на долю всех остальных лишь "животные" страсти да скотские инстинкты.

Однако, до скотоложства, мужеложства и прочей содомии (Содом – библейский город) додумался только "венец творения".

Созерцание торжественных, радостных и красочных брачных танцев в мире живой Природы способствовало возникновению древнейших обрядовых плясок у многих народов.

Так, наши живописные Купальские хороводы как бы подражали журавлям, которые во время любовных игр, подпрыгивая, наклоняясь и приседая, движутся по кругу, хлопая крыльями в такт своим трубным кликам. Подобны этим играм были свещенные пляски русальских дев, плещущих распущенными рукавами, как птица крыльями.

Ещё Плутарх заметил, что "воздержанность Пенелопы обкаркают с презрением и смехом сотни вороних, из которых каждая, если умирает ее ворон, вдовствует не малое время, а в течение целых девяти человеческих поколений".

Есть птицы-однолюбы и звери-однолюбы, поддерживающие строгий брачный союз на протяжении всей своей жизни и уделяющие свою любовь только одной – единственной суженой. И смерть одного из супругов подчас влечет за собой смерть от тоски и другого.

Волк выбирает себе подругу на всю жизнь. И волчица, потеряв супруга-волка, до конца дней своих сохраняет вдовство. Вдова орла также остается вдовой на всю жизнь. Пожизненные брачные узы объединяют усатых китов, лис, бобров и других животных.

Кроме воронов, верны друг другу до смерти дикие гуси, лебеди, соловьи, попугаи, многие хищные птицы. У диких гусей, галок и некоторых других птиц, соединяющихся на всю жизнь, задолго до вступления в брак (то есть до половой зрелости) заключается полюбовное соглашение-помолвка, причем обряд этот отделен от супружеской близости весьма длительным временем. У галок, например, время помолвки обычно равняется одному году. А обрученные дикие гуси целых 16 месяцев живут вдвоем как брат с сестрой, прежде чем вступят в брачный союз.

Человек – единственное живое существо, удовлетворяющее половое вожделение не для продолжения своего Рода, а исключительно ради похоти. Только человек превратил таинство слияния полов и зарождения жизни из свещеннодейства в секс.

В мире животных забеременевшая мать не подпускает брачного супруга (да и тот не делает попыток к сближению). Многочисленные женские болезни, о которых и понятия не имеют животные, – следствие беспорядочной половой жизни и искусственных выкидышей. Родовые муки также присущи только человеку.

Ещё одно естественное возмездие за все извращения – это венерические болезни. Они составляют исключительное достояние "человека разумного", и ни одна из них не прививается животным. Все попытки изуверов в белых халатах искусственно заразить крыс, собак или обезьян сифилисом были неудачны.

Дикие звери, как правило, вообще ничем не болеют и умирают в глубокой старости, не страдая, если только не подвергнутся внешнему насилию. Всё больше болезней человек обнаруживает только у себя и у своего домашнего скота – бывших вольных зверей, которых он поработил и изуродовал в своих потребительских целях. Ветеринары озабочены все новыми "благородными", чисто человеческими болезнями своих подопечных, как-то: рак матки, рак желудка, инфаркты и т. п., что объясняется влиянием на животных искусственного отбора в обход закона Природы о выживании наиболее сильных и приспособленных особей.

Вырванные из естественного бытия, они стали беспомощными уродами с точки зрения Природы: ведь свинья – это безобразно ожиревший, больной кабан, у коровы – слишком большое, неестественное вымя и т. д.

* * *

Выдумки дарвинистов о том, будто люди унаследовали всё дурное, в том числе жестокость, от животных, – несостоятельны. Напротив, животным обязан был человек своими нравственными понятиями долга, чести, чувств собственного достоинства и великодушия.

"Человек человеку волк" – это придумал человек. Волк не перегрызет горло своему сородичу. Кроме определенных правил поединка соперников-самцов, ограничивающих увечья, у всех животных существуют особые позы подчинения и умиротворения, позволяющие слабейшему избежать продолжения схватки. Волки также соблюдают эти правила чести, и они гораздо более строги, чем наши человеческие.

Потерпевший поражение боец намеренно подставляет клыкам противника самое уязвимое место – шею с проходящей по ней яремной веной. Волк – символ жестокости и вероломства, заклейменный человеком как убийца. Однако волк-победитель никогда не нарушит закона волчьей чести, никогда не нанесет смертельный удар, а сразу прекращает бой.

Некоторые травоядные, прося пощады, падают на колени: потому-то бык на арене замирает и не бросается на матадора, когда тот, стоя на коленях перед быком, изображает "смертельный" трюк. Зверь подчиняется природной нравственности, человек же, коварно воспользовавшись этим, вонзает в него шпагу.

Таким видом убоя очень восхищался Хемингуэй. Не случайно его любимыми собутыльниками (помимо педерастов) были матадоры. Матадор дословно по-испански – убийца. Американский тартарен, похвалявшийся своими кровавыми похождениями в Африке, и сына своего обучал стрельбе по живым мишеням – голубям, очень мило называя такое убийство "любительской спортивной охотой". Неудивительно, что после Второй Мировой войны, в <…> мире (когда и спорт из состязания в силе и быстроте выродился в погоню за золотом), модным властителем умов становится янки Хемингуэй – "пацифист и борец с фашизмом", получавший наивысшее наслаждение от жизни, отнимая её, у других.

Уместно вспомнить, что самой желанной наградой победителям древних Олимпийских Игр было свещенное преимущество сражаться в первом ряду, рядом с Вождём-Военачальником.

Поборники "прав человека" говорят, что всё же охота – страсть, голос крови Предков; нельзя лишать человека того, что заложено в его наследственности. Но тогда причем здесь винтовка с оптическим прицелом и разрывными пулями? И выходи на богатырское единоборство с матерым вепрем, как твой былинный пращур: с рогатиной, топором и ножом... Ведь выходит и сейчас отважный чукча (осмеянный прибаутками) с ручным гарпуном на моржа, а уважающий себя масаи – с копьем на льва.

Когда-то охота была честным поединком, достойным мужчины-воина: добыть грозного зверя мог только самый смелый зверобой. И они сходились, как сходились встарь на равное состязание одиночные бойцы перед полками.

Презренные шкурники, стреляющие в медведя с вертолета, уподобляются "кроткому" Давиду, подло, исподтишка поразившему камнем из пращи простодушного солнцепоклонника Голиафа.

Человек, предоставив самому себе право жить убийством, лицемерно обзывает "жестокими" и "кровожадными" тех животных, которым самой Природой предназначено быть хищниками, и которые поэтому чисты в своем первозданном естестве. Им неведом порок, и убивают они не из любви к насилию.

Касатку (превосходящую разумом прочих дельфинов), айны, гиляки, камчадалы и другие народы почитали как Хозяйку Моря; достоверных случаев нападения касатки на человека не существует. Но англичане назвали ее "китом-убийцей".

В знаменитом американском романе "Моби Дик" олицетворением зла, подлежащего уничтожению, является Белый Кит – "исчадие ада". Символично, что одержимый убийством китобой носит имя израильского царька Ахава.

Только у "просвещенных" народов слово "зверь" стало ругательным. И дабы не замараться звериной "кровожадностью", христиане порешили свои жертвы умерщвлять "без пролития крови", – гуманно сжигать заживо. Гуманно без кавычек, ведь гуманизм по-латыни означает человечность. А из всех живых существ только человек любит смотреть, как мучается ему подобный и находит упоение в самом акте причинения боли. Другого, столь извращенного существа в Природе нет. Садизм, присущий "цивилизованному" гуманоиду, разительнее всего отличает его от зверя.

Люди без колебаний выносят свой приговор крысе, называя ее "злобной", "мерзкой", "дьявольской тварью", и это помогает им отмахнуться от всяких размышлений. Однако непредвзятые исследования доказали, что крысы способны испытывать такие чувства сопереживания, сочувствия и сострадания, которым может позавидовать человек.

Были поставлены неоднократные опыты: крыса нажимала на рычажок, иначе она не могла бы получить корм, и вызывала тем самым у другой крысы острую боль от удара тока, видела, как та корчится в муках. И вот гуманные, то есть чисто человеческие, опыты-пытки установили: можно крыс разделить на три группы. Первая, самая большая, видя страдания своего сородича, сразу отказывается от еды, не желая получать ее такой ценой. Вторая – делает то же после "перемены ролей", то есть после того, как сама испытает подобную боль.

И, наконец, третья, ничтожная часть даже после "перемены ролей" не отказывается от кормёжки. Ученые рассматривают такую безжалостность как резкое отклонение от нормы – патологию. Известно, что бесчувственность, бессердечность – один из ранних признаков душевного заболевания. В стране героев – Спарте каждый ребёнок, находивший удовольствие в мучительстве животных, подлежал смерти, как существо совершенно испорченное, духовно ущербное и само недостойное жизни.

Остается добавить, что столь чувствительные существа как крысы, в неимоверных количествах приносятся на жертвенный алтарь "биологии" (биология – учение о ЖИЗНИ!), где называются просто "экспериментальным материалом".

* * *

Нравственный уровень определяется не столько отношением человека к человеку, как то утверждают христиане, сколько его отношением к животному: ведь человек относится к ближнему часто (сознательно или бессознательно) так, как ему выгодно, а к животному всегда так, КАКОВ ОН ЕСТЬ В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ.

Отношение человека к беззащитному существу – животному или растению – зеркало его души. Поражает беспримерная, бессмысленная, немотивированная (а следовательно – прирождённая, иудейская) ожесточённость Иисуса, умертвившего невинную смоковницу.

Жестокость всегда одна, двух жестокостей не бывает. К проявлениям жестокости по отношению к другим людям человека сдерживают правовые законы; подлинное духовное благородство испытывается в соблюдении человеком своего нравственного долга перед слабейшими и БЕСПРАВНЫМИ. Украшение Воина – мужество. Украшение мужества – милосердие.

Можно только диву даваться, как человек, во всех отношениях вроде бы добродетельный (мухи не обидит), высокопарно рассуждает о боге, о смысле жизни, и одновременно спокойно, обыденно, будто продевая нитку в иголку, протыкает пойманную ЖИВУЮ рыбёшку под жабры и забрасывает в воду, где она продолжает биться.

Согласно какой чудовищной логике убийство человека считается самым страшным грехом и преступлением, а умерщвление живых существ для удовольствия (!), а вовсе не от голода, называется "отдыхом", "хобби" и даже "общением" с Природой?

Пусть жертва не кричит, не стонет, но неужто судорожно открывающийся окровавленный рот и трепещущее тельце не являют убедительных признаков смертельной муки? И не видеть этого – значит быть нравственным уродом.

САМАЯ ВОЗВЫШЕННАЯ РЕЛИГИЯ ЕСТЬ ЛИШЬ ПРОЯВЛЕНИЕ СОСТРАДАНИЯ К БЕЗЗАЩИТНЫМ СОЗДАНИЯМ ПРИРОДЫ.

И порождается она не рассудком, а проистекает из гораздо более глубинных и древних, подсознательно-чувственных, а значит – наследственно врожденных слоев. Природа постигается не сознанием, а задушевным сопереживанием: не мозгом, а сердцем, не научным опытом, а нравственным чутьем.

Единая душа Природы, разлитая повсеместно, вздыхает порывами ветра, жалобно стонет под пилой лесоруба, плачет шелестом скошенных трав...

Мистическое чувство сострадания Шопенгауэр называл "великим таинством этики".

* * *

Небольшой островок близ Цейлона называется "Змеиным". Буддисты избегают убивать всё живущее. Если в саду поселилась кобра, её ловят и отвозят на этот остров.

Первейшая заповедь буддизма и джайнизма (джайнизм – вероучение, много древнее буддизма) – ахимса, то есть воздержание от причинения вреда всему живому. И это благоговение перед свещенным таинством Жизни вовсе не есть восточное изобретение, а коренится (так же, как и учение о перерождении-перевоплощении) в едином некогда для всех первобытных охотничьих племён мирочувствовании.

Лишь одно, отчужденное от Природы, обрезанное племя возвело служение ЗЛУ – свой кровожадный, людоедский расизм – в "боговдохновенную" религию, требующую постоянных кровавых жертв для ублажения упыря Иеговы-Саваофа, узаконенного в христианстве под именем бога-отца. Потому и утверждал Иисус, что пришел он "не нарушать закон, но исполнить". "Не мир пришел я принести, но меч"...

Иерусалимский храм был настоящей бойней, но Иисус, будучи плоть от плоти своего племени, никогда в своих проповедях не призывал к воздержанию от кровавых жертвоприношений. Поэтому несостоятельны все выкладки рериховцев об арийском, якобы, происхождении Иисуса и о его хождении за сокровенной мудростью в Шамбаллу. Великий обет ахимсы был и есть основополагающий в мистических братствах Востока. Да и не только Востока: достаточно вспомнить орфиков, Аполлония Тианского. Пифагор, которого Геродот почитал "мудрейшим из эллинов", увидев, однажды рыбаков, тянущих невод, заплатил им стоимость улова и освободил пойманных рыб. Иисус, напротив, выбрал себе "нищих духом" учеников из рыбаков – людей чёрствых по роду своих занятий.

Достойно сожаления, что кое-кто из нынешних язычествующих националистов, пытающихся совместить солнечный Коловрат с "вифлеемской звездой", травит опиумом свою доверчивую паству, внушая ей, будто поклониться "спасителю" – "арийцу" (Мария = мать ария!?) пришли ВОЛХВЫ. Неужто не понятно, что лукавые попы-переводчики, чтобы подделаться под славянство, совершили подтасовку? В греческом тексте написано, что пришли маги, а магами тогда назывались халдеи (ветвь семитов) – звездочеты и чернокнижники-каббалисты, то есть по-русски – колдуны (магия, особо процветавшая у ближневосточных семитов, возникла как попытка насильственного воздействия на природных духов, когда естественные узы человека и Природы были разорваны).

В церковном переводе библии можно прочитать, что и царь Давид "на гуслях играл"; "свой", значит, подлюга был!

* * *

Непричинение вреда мыслилось нашими далёкими предками не как отказ от охоты вообще (мог ли человек суровых ледниковых времён питаться плодами?), а как запрет на причинение излишних страданий. Запрет, поощрявший возможное милосердие. В таком же смысле надо понимать и проповедь даосов о воздержании (по возможности!) от деяний, противоречащих Природе.

Да, охотники, убивая зверя, совершают насилие. Но живое существо не может обойтись без пищи, так устроен мир; чтобы питаться солнечными лучами, надо быть цветком. И вопрос не в том, как избежать насилия вообще. Такое предположение заведомо невыполнимо. Ведь даже жрецы-подвижники джайнов, щадящие кровососущих насекомых, непоследовательны до конца. Они употребляют в пищу зерна, а зерно – это зародыш, это – жизнь. Разве посягательство на жизнь растения менее предосудительно? Они топчут траву, а ведь она тоже живая.

Мы никогда не обретем полного лада с Землей, хотя бы потому, что не можем обойтись без уничтожения растений. И вопрос в том как, причинить возможно меньше боли другим существам, удовлетворяя при этом насущные потребности тела в пище, тепле и одежде.

Потребности эти не являются чем-то "дурным" и "греховным". Они есть прирожденные, то есть заложенные самой Природой. Всё дело в том, к чему они влекут человека. Пища – необходимое условие жизни, но, как сказал мудрец: одни люди едят для того, чтобы жить, а другие живут для того, чтобы есть. Поэтому обжорство, как потворство чрезмерной прихоти, всегда отвратительно.

Вся промысловая охотничья нравственность покоилась на незыблемом законе: не преступай границ необходимого, не бери лишнего у Природы. Индейцы никогда не убивали бизонов почём зря, больше того, что им было нужно на ближайшее время.

Когда причина вымирания мамонтов и других крупных зверей приписывается истребительным охотам кроманьонцев, то это просто дань нашей природопожирающей эпохе. Бессмысленные бойни – загон на обрывы, когда гибли сразу сотни животных, есть плод воображения кабинетных "знатоков", сводящих всю палеонтологию к сортировке зубов и позвонков. "Кладбища" мамонтов известны во многих местах, но далеко не всегда близ них имелись обрывы. Полевые исследования показали, что массовые "захоронения" останков мамонтов и других крупных зверей образовались вследствие внезапных наводнений, оползней, провалов почвы, снежных и каменных лавин.

Охота была не досугом, а вынужденной необходимостью лишить зверя жизни, но только ради того, чтобы жить самому и накормить сородичей. И человек убивал лишь тогда, когда этого нельзя было избежать.

Но и такое, вынужденное убийство рождало в душе сожаление и тревогу. Нравственный закон в груди подсказывал охотнику, что он посягает на чью-то жизнь. А ЖИЗНЬ БЫЛА СВЕЩЕННА не в силу религиозных или каких-либо иных запретов, а САМА ПО СЕБЕ, и право на жизнь признавалось за всеми.

Вымирающие ныне юкагиры стыдились смотреть "на лицо" убитого лося.

В Гималаях жив обычай: шкуры медведей или барсов, убитых "в состоянии самозащиты" или при охране стада, жертвуются буддийским обителям. Считается, что этот дар в какой-то мере снимает с человека вину за взятие чужой жизни.

Солнцепоклонники-японцы остались верны древним заветам язычества. На маленьком островке Сэйкай-то стоит храм Когандзи, где ежегодно совершается заупокойная служба по душам китов, погибших от рук китобоев. В подземелье светилища находится усыпальница, куда сносят зародышей китов, извлеченных из тел убитых беременных китих при свежевании, и здесь хоронят, обернув в соломенные циновки.

Сколько волос на шкуре убитого животного, столько раз убивающий животных ИЗ ПРИХОТИ принимает насильственную смерть в будущих рождениях, – так сказано в Законах Ману.

Древние земледельцы сознавали, что, вспахивая землю или срывая-убивая растения, они нарушают первозданную девственность Природы. И потому они вымаливали прощение у загубленных трав, у природных Духов-Покровителей, убеждая их в необходимости своего поступка.

Здесь истоки многих народных, языческих празднеств, доживших до наших дней. В глухомани Брянской области сохранился русальский обряд "Брянская Кострома", в котором отражены древнейшие свещеннодейства, связанные с почитанием льна: "Похороны костры" – останков (отходов) убитого льна сопровождаются скорбными причитаниями, плачами и заклинаниями. Гайавата обращался к Березе, ПРОСЯ ЕЕ поделиться своей корой. Предания многих народов повествуют о возмущении оскорбленных душ Природы: дриада наказывает нечестивца, срубившего ее дерево.

Пигмеи перед выходом на охоту разводят особый костер – по его дыму Дух Леса узнает, что они отправляются на охоту и просят у него прощения за вынужденное лишение жизни его обитателей.

Первобытный охотник понимал, что в лесу он – в гостях, и преступление правил гостеприимства – определенных свещенных запретов – чревато недовольством природных Духов-Хозяев, обращавших свой гнев на непосредственного виновника или на людей вообще.

Порой, приняв свой самый ужасный облик, навстречу преступнику выходит сам Хозяин Леса...

* * *

С прошлого столетия археологи спорят о назначении великолепной "доисторической" живописи и скульптуры, скрытой в чреве глубоких пещер. Наскальные росписи подземных светилищ – самое ошеломляющее свидетельство гениальной одаренности, присущей человеку древнекаменного века.

Возраст наиболее древних – 30 тысяч лет, и именно они самые совершенные, самые "живые". Какой цели служили непревзойденные доселе художественные творения, требовавшие огромных затрат времени и сил? Искусство ради искусства? Или ради охотничьей удачи? Быть может, это попытка околдовать зверя, на которого предстоит охота? Охотники предварительно "убивают" изображение зверя, что сулит овладение самим зверем. Подобные черно-магические приемы издавна используют каббалисты, наводящие порчу на свою жертву с помощью восковой фигурки или её портрета.

Однако, пещерная живопись несводима к прикладной охотничьей магии: исследования показали, что изображения зверей со знаками символического убийства, то есть пораженных копьями, составляют всего лишь 2% всех изображений, а на остальных нет никаких следов колдовских действий.

В наидревнейшей живописи Западной Европы и Каповой пещеры на Урале вообще нет изображений людей или сцен охоты; лишь рисунки животных и странных, загадочных существ со смешанными звериными и человеческими чертами. Сцены охоты появляются значительно позже – в мезолите. Налицо также почти полное отсутствие образов самого человека в знаменитом "зверином стиле" скифско-сибирского искусства, уходящего корнями в первобытные шаманские обряды Бон.

Перед нами кажущееся противоречие: палеолитическое искусство было связано с охотой, но саму охоту никак не отразило. Значит, оно не имело прямого промыслового значения. Бизон изображался не для того, чтобы легче было убить и съесть. Убить, в конце концов, можно было и без колдовства, в чем убеждал повседневный опыт.

Действительный смысл петроглифов – заклинательный призыв звериной души, просьба прощения перед необходимостью убийства, попытка избавиться от преследования со стороны души убитого зверя, могущей наслать болезни и даже смерть. А картины-изображения – олицетворённое воплощение этой души. Красный цвет означал, что нарисованный олень или бизон – "живой".

Зверь был не только возможной добычей, но одновременно и предметом обожания. Отношение к нему было непростое, для нас непривычное: это, прежде всего любовь, чувство глубокой привязанности, даже если на этого зверя и охотились. Зверь – кормилец: без его мяса, шкуры, жира невозможно выжить в суровые зимние времена. Бизон, ниспосланный Духами-Покровителями, почитался дорогим старшим братом. Убиению бизона и поеданию его мяса предшествовали свещенные искупительные обряды умилостивления. Считалось, что душа зверя осталась жива и невредима, что она опять вернется на Землю в своем настоящем обличье, возродится после смерти, КАК И ВСЁ ЖИВОЕ.

От мести умерщвленного зверя мог уберечь только шаман, способный в исступлении покидать свою телесную оболочку и одному ему ведомым путем проникать в невидимый, сопредельный мир, чтобы найти там душу убитого зверя и умиротворить ее.

Ключ к осмыслению древней живописи – в одном из первых изображений человека в пещере Ласко. Здесь, недалеко от смертельно раненного бизона, распростерт на земле человек с птичьей головой и неестественно вытянутыми ногами. Изображение упрощенное, как на детском рисунке. Это – шаман, пребывающий в обмороке. Шаман не "играл" в зверя. После вращательной пляски он замертво падал навзничь и, уподобляясь птице (или в обличье птицы), витал в иных измерениях.

Обряд умиротворения порой был обращен не к самому зверю, а к его "Хозяину". Промысловые животные занимают в древней живописи далеко не исключительное место; не менее часто встречаются солнечные и другие загадочные знаки-обереги, а также сказочные человекоподобные существа со звериными признаками. Современные археологи отвергли истолкование этих изображений как замаскированных охотников (или участников их обрядов) и высказали предположение, что это, скорее свещенные тотемы-прародители.

Кто те полулюди-полузвери, подобные рогатому, хвостатому, бородатому, с завораживающими глазами совы и медвежьими лапами "колдуну" из грота Трех Братьев во Франции или лярвам-страшилам на курьих ножках и с оскаленной пастью на камнях Енисея?

Пляшущие звероликие люди – это либо камлающие шаманы-оборотни, либо сами природные Духи-Хозяева.

Отношение к могущественным Лесным Духам было сложное, двойственное: их не на шутку боялись, но от них же ждали поддержки и оберега. Такое отношение вполне естественно: Духи олицетворяли волшебные силы окружающей человека Природы – полной опасностей и вместе с тем дававшей все, в чем он нуждался.

Шаман-посредник, вступая в общение с повелевающим зверями Хозяином Леса, должен был увещевать его, "договариваться" о приемлемом соотношении предназначенных для необходимого пропитания племени животных. Этим он как бы заручался благосклонностью Лешего, могущего обеспечить удачную охоту и сохранить жизнь охотнику.

Отголосками обрядов задабривания являются Медвежьи праздники у индейцев, коренных сибиряков, а также белорусские полесские игрища – "комоедицы". Некоторые племена (например, селькупы) медведя вообще не трогали. У других убиение медведя и вкушение его мяса, когда-то строго запрещенное, впоследствии стало сопровождаться особыми искупительными обрядами, направленными на умиротворение души убитого зверя. Считалось, что охотники не убивали медведя совсем, а только снимали с него шкуру и брали мясо. А душа зверя уходила назад, в лес. Там она наращивала новое мясо, надевала новую шубу и опять становилась медведем. А чтобы душа убитого зверя не таила мести, охотники должны были всячески восславлять и ублажать убитого медведя как пожаловавшего к ним властелина леса: иначе смертоносные когти рано или поздно найдут обидчика. Умерщвленного медведя украшали, угощали его голову табаком и хмельным питием, пели ему и плясали. Так родился Медвежий праздник-торжество в честь добытого зверя.

Пышные обряды эти положили начало целому направлению художественного творчества: греческое наименование медведя – "комос" – дало название весеннему Медвежьему празднику – "комедии". Смысловое и сходноязычное единство понятий "комедия" и "комоедицы" указывает на отдаленную индоевропейскую всеобщность таких игрищ.

Когда на свещенного некогда зверя – "Старика", "Деда" – стали поднимать руку, тогда и началось лицедейство, дошедшее до нас в выражении "разыгрывать комедию".

* * *

Современные социологи и психологи – последователи австрийского «инопланетянина» Фрейда, встревоженные всё возрастающими проявлениями беспредельной, изощренной жестокости в "свободном" капиталистическом обществе, утверждают, что человек злобен и жесток по своей натуре, что стремление к убийству присуще ему изначально.

Но еще на заре человеческой истории, в душе сурового и благородного охотника уже обреталось несколько врожденных, сердцем постигаемых истин, главная из которых заявляла ему, что убивать – значит поступать ПРОТИВ своей натуры. Подобное чувство вины испытывали все народы, исповедующие естественное, языческое миропочитание.

Так было до той поры, пока голос совести не стал заглушаться подброшенной христианами психологической увёрткой, состоящей в том, будто убиение животных – не преступление, не грех, а напротив, дело якобы богоугодное, поскольку эти бездушные и нечистые твари заведомо для того и были сотворены всевышним. Ведь сказал же Иегова Ною и сыновьям его: "Да страшатся и да трепещут вас все звери земные и все птицы небесные... в ваши руки отданы они" (кн. бытия, гл. 9).

И держатель ключей от рая сказал, что "бессловесные животные рождены на уловление и истребление" (II посл. ап. Петра, гл. 2).

Упырю Иегове нужна жертвенная кровь, и вот впервые в истории умерщвление зверей и иноплеменников-иноверцев возводится библией в добродетель. Первый убийца – пастух Авель благословен "господом", а протестующий земледелец Каин – проклят и даже имя его делается нарицательным (наш князь-язычник Светополк, затравленный поповщиной, прозван Окаянным).

Так развращенный ненасытной библейской кровожадностью человек нарушает все заповеди Природы и становится единственной действительно нечистой, нечестной и нечестивой тварью на Земле.

В лицемерных попытках самооправдания он больше не допускает существования у животных ни разума, ни самосознания, ни души под тем предлогом, что всё это является исключительно человеческим достоянием.

Церковные мракобесы и материалисты-нигилисты в один голос твердят об основном, якобы, различии между повадками животных – руководимых "слепыми инстинктами" и поведением хомо сапиенса, основывающемся на велениях разума.

Но как определить, что есть инстинкт и что есть разум? Нет ли в поведении животных разума, и не являются ли некоторые повадки человека инстинктивными?

Где в Природе четкая грань между явью и сном, настоящим и прошедшим, инстинктом и разумом? Одно переходит в другое так же неуловимо, как сумерки охватывают Землю.

Лемуры-сифаки издревле почитались на Мадагаскаре существами свещенными: коренные жители уверены, что они поклоняются Солнцу. На утренней заре зверьки забираются на самое высокое дерево и сидят там, подняв передние лапки, лицом к востоку в ожидании первых солнечных лучей.

Это что? Инстинкт или разум? А может, это нечто еще более сокровенное? Дж. Шаллер, проживший в девственных джунглях целый год бок о бок с гориллами, в своей книге "Год под знаком Гориллы" пишет: "Если бы у этих обезьян была религия, не сомневаюсь, что они были бы солнцепоклонниками".

Если на пути слона, кормящегося ветвями, встречается маленькое и беззащитное животное, он бережно поднимает его хоботом и переносит в другое место. Очевидцы утверждают, что дикие олени избегают наступать на цветы...

"Разумность" – определение очень нечеткое и расплывчатое. Где то мерило разумности и кем оно установлено, руководствуясь которым можно причислять животных к существам неразумным? Психологи до сих пор не пришли к единому мнению относительно того, как оценивать разум у человека, и даже относительно того, что собой вообще представляет разум.

А что такое "инстинкт"? Биологи только дали тайне название, ровным счетом ничего не объясняющее. Лучше всех сказал Ж. Фабр: "Инстинкт есть гений животного" (Гением римляне первоначально именовали божественного Прародителя-Покровителя Рода; поэтому родовую, наследственную память по-научному называют генной).

Животные обладают многими чудесными и загадочными чувствами, у людей почти напрочь отсутствующими. Они коренятся в наследственной памяти, которая у животных гораздо глубже и ярче.

Так называемый инстинкт – это запечатленный в душе (то есть на подсознательном уровне) опыт длинной череды предыдущих воплощений и поэтому он, в отличие от разума, никогда не обманывает. Свою родовую намять человек называет вещим шопотом души – интуицией...

Так какая же, якобы непроходимая пропасть разделяет человека и зверя? Разве не испытывают животные печали, тоски или отчаяния? Разве не ведомы им чувства благодарности, сострадания и угрызения совести?

И разве не теряют они временами, так же как люди, рассудок?

* * *

Воспитанию нравственного отношения человека к живой Природе препятствует то, что в обосновании любых мероприятий, направленных в защиту животных, соображения чисто духовные, такие как чувство жалости, почти не упоминаются в явном виде; о них словно бы стесняются говорить.

Многое, написанное об охране животных – нравственно ущербно; стыдливо выхолащивается самая суть – ВОПРОС О ПРАВЕ ЖИВОТНЫХ НА ЖИЗНЬ БЕЗОТНОСИТЕЛЬНО ОТ ИХ ПОЛЬЗЫ ДЛЯ ЧЕЛОВЕКА.

Такое замалчивание обусловлено пагубным влиянием христианского материализма, где единственным мерилом отношения человека к Природе является "полезность", то есть потребительская нажива, а добро и зло объясняются базарно-рыночным гешефтом: "добро – когда я обману, а зло – когда меня обманут".

Основанием законов об охране животных почти всегда служит сугубо материальная ценность данного вида для человека, и все запреты и ограничения так или иначе направлены на извлечение непосредственной выгоды – уже получаемой или только ожидаемой. Если защищают волка, то потому, что он полезен как "санитар", отбраковывающий больных копытных и этим способствующий возрастанию их поголовья, представляющего промысловую ценность для человека.

Оказывается, что птичьи гнезда непозволительно разорять лишь потому, что птицы приносят пользу – уничтожают вредных насекомых.

Известно, что добыть детеныша орангутанга (буквально "лесного человека") можно только убив его мать. Охотники, увидев прячущуюся в ветвях мать с малышом, стреляют в нее и стараются поймать падающего вниз детеныша. При этом многие детеныши разбиваются. И вот модный эколог и писатель проф. Гржимек вздыхает и сетует: "Подумать только, какие возможности для изучения эволюции человека могут исчезнуть, если немногие оставшиеся в живых орангутанги будут уничтожены!"

И так говорят люди, почитающие себя искренними друзьями животных, сами некогда бывшие беспомощными сосунками, знавшими материнскую грудь и материнские ласки. Вот он – делячески трезвый, "без сантиментов" подход к охране живой Природы.

С противоестественными доводами просвещенного профессора любопытно сопоставить охотничьи нравы "невежественных" язычников: русские перекупщики мехов говорили, что тунгусы и удэгейцы считали убийство пушного зверя для продажи нехорошим, "худым" делом, и этого зверь не простит.

"Цивилизованное" запрещение такой гнусности, как повальное избиение бельков – тюленьих детенышей вызвано вовсе не желанием защитить их от людской жестокости, а лишь потому, что это может привести к полному истреблению НУЖНОГО ЧЕЛОВЕКУ вида. Именно по этой же причине, а не по какой иной, была ограничена охота на китов и дельфинов.

Даже касаясь НРАВСТВЕННОЙ стороны вопроса о недопустимости мучительства животных, упор делается на побочные вредные последствия этого для человеческой психики, а не на прямую внутреннюю безнравственность и преступность САМОГО ЗЛОДЕЯНИЯ – отнятия жизни – КАК ТАКОВОГО.

Это соображение почти не затрагивается, а если и затрагивается, то преследует, в конечном счете, всё ту же вполне определенную цель – заботу о ЧЕЛОВЕКЕ. Огромное большинство пишущих в защиту животных ограничивается воспитательно-нравоучительными предостережениями о том, как уродует душу самого подростка-убийцы подобная безнаказанность, как безжалостное обращение с животными порождает бессердечие и жестокость по отношению к людям.

Самая существенная и непреходящая заповедь нравственного уложения Природы гласит, что несправедливо и подло причинять боль любому чувствующему существу. И без соблюдения этого основного правила всё остальное не имеет никакой цены. Но человек подчас не знает ни жалости, ни чувства умиления.

Срубаемая новогодняя елочка не может выразить свое страдание привычным для человека образом. Ни стон, ни взгляд жертвы не молит о пощаде... Но боль-то она чувствует!!!

Никто не хочет умирать. В раковой больнице, где человек расплачивается по счетам Природы, в изголовьях – охапки цветов. Но почему наше стремление к прекрасному должно нести ему гибель? Умирающие цветы не помогут больному, а напротив, усугубят его муки. Исцелять могут только живые цветы – дети Ярилы-Солнца и Матери-Сырой-Земли: ВОЛШЕБНЫЙ ДАР ПРИРОДЫ, куда Она вложила всю свою чудодейственную живительную любовь.

Любое проявление жизни – самоценно. Нет жизни ничтожной, невзрачной, загубить которую непредосудительно. Ведь это только кажется, что лишить жизни огромного лося – куда более чудовищный поступок, чем щуплую, подвернувшуюся под выстрел, пичужку.

Пусть лягушка – "безмозглая тварь", пусть жизнь маленькой птички может показаться незначительной по сравнению с жизнью Альберта Швейцера, но для каждой животрепещущей птички её жизнь – это ВСЁ!

Это мало понять разумом, это надо прочувствовать сердцем: – "Падая, птица издает протяжно-печальный крик. Даже не крик – стон. Безжизненное тело глухо ударяется о землю... Слышали ли вы крик птицы, потерявшей своего избранника (или избранницу) именно в ту пору, которую так любят воспевать поэты, которую люди называют порой любви?!

В этом крике боль отчаяния, безысходность одиночества, невозвратность потери... С тех по