ВЕЛЕСОВА СЛОБОДА

 

Другая Индия

(Обзор националистических течений)

А. А. Игнатьев



В сознании большинства слово “Индия” до сих пор ассоциируется с вялостью и созерцательностью, с ненасилием Махатмы Ганди и риторикой горбачевского типа насчёт общечеловеческих ценностей” и “борьбы за мир во всём мире”. Но всё это относится к прошлому Индии. Есть и другая Индия - современная, деятельная, имперская и воинственная. Об этой Индии мы и хотим рассказать.

Долгое время тех, кто сейчас определяет политический курс страны, а именно - индусских националистов - называли “ретроградами”, “фашистами”, “мракобесами” и другими словами, которыми либералы во всём мире называют людей, выступающих за сохранение традиционных религиозных и национальных ценностей. Так было до 1998 года, когда ведущая индусская партия Бхарата Джаната Парти (БДП), потеснив Индийский Национальный Конгресс и другие центристские и левые партии, пришла к власти, а её представитель Атал Бихари Ваджпаи стал премьер-министром. И сразу же вслед за этим гром ядерных испытаний возвестил миру о появлении новой сверхдержавы. А затем, победив с огромным перевесом на выборах осенью 1999 года, БДП ещё больше упрочила свою власть.

А начиналось всё так, В 1925 году в доме видного деятеля национально-освободительного движения Индии К.Б.Хедгевара на собрании его единомышленников был создан Раштрия Сваямсевак Сангх (РСС), что в переводе означает “Союз добровольных слуг родины”, В отличие от Махатмы Ганди, члены этой организации взяли курс на ведение вооруженной борьбы.

Возникновение и деятельность РСС может быть понята в контексте правого подъема в 20-30 годы ХХ века. Члены этой организации симпатизировали немецким национал-социалистам и итальянским фашистам и надеялись на их помощь в борьбе за освобождение Индии от британского ига. Культ вождя, иерархическое военизированное устройство, идейная ориентация на славное прошлое, обрядовая роль знамен и другой символики (свастики, например) роднило РСС с тогдашними праворадикальными движениями Европы. Также РСС можно назвать более успешным аналогом нашего РНЕ, поставившего своей целью в начале воспитание молодых национальных лидеров. Именно эта организация стала кузницей кадров индийского национализма. Из неё вышел и нынешний премьер-министр Индии А. Б. Ваджпаи.

Понятно, что такая организация привлекала прежде всего молодежь, которая и составила её костяк. Хедгевар, несомненно, был хорошим организатором, и к моменту его смерти численность РСС возросла с 5 до 100 тысяч человек. После смерти Хедгевара организацию возглавил его преемник, 34-летний М.С.Голвалкар. На политической сцене РСС выступал совместно с Хинду Маха Сабхой (“Великим собранием индусов”), религиозной индуистской партией, созданной еще в 1915 году и возглавлявшейся крупным идеологом индусского национализма В.Д.Саваркором, бывшим, кстати, поклонником русских народовольцев и изучавшим опыт их борьбы. Эти организации внесли свой вклад в освобождение Индии, что стараются замолчать западные индологи, выдвигая на первый более удобного для Запада М. Ганди.

После того как в 1948 член Хинду Маха Сабхи Натхурам Годсе убил Махатму Ганди, обвинявшегося в уступках мусульманам, РСС была запрещена, а ХМС вынуждена была отойти от политической деятельности, но потом и та, и другая организации вернулись к участию в политической жизни. В 1951 году членам ХМС под эгидой РСС была создана Бхаратия Джан Сангх (“Союз Индийского Народа”), которая фактически была парламентским приложением РСС. Эта партия находилась неизменно в оппозиции курсу Дж. Неру и И. Ганди на построение в Индии светского общества европейско-американского образца (хотя И. Ганди и сделала крен в сторону индуистских традиций после войны с Пакистаном в 1971 году). Однако ввиду монополии Конгресса на власть, продолжавшейся в течение нескольких десятилетий, успехи индусских националистов на выборах были небольшими, если не считать краткого периода в 1977-79 годах, когда БДС в составе коалиции нескольких оппозиционных правых и левых партий удалось оттеснить конгрессистов от власти.

Однако в 8О-х годах кризис старой, практически однопартийной системы в Индии обострился. Связан он был с тем, что правительства конгрессистов не смогли решить социально-экономические проблемы, стоящие перед страной, напротив, экономическое неравенство усилилось, а концентрация богатства приобрела новые масштабы. Не менее важное значение имел и крах политики секуляризма, проводившейся ИНК. Конфликты между представителями различных религиозных групп и каст (индусами и мусульманами, прежде всего) разгорелись с новой силой, а сепаратистские настроения в ряде районов страны заметно усилились (в Пенджабе, Джамму и Кашмире, Тамилнаде, восточных пригиммалайских районах). Также назрел конфликт между европеизированным, буржуазно-мещанским меньшинством и большинством, придерживающимся традиционных ценностей. По сути дела, в индийских городах, как и в российских, выросло свое “поколение пепси”, которое отравлено американской массовой культурой и которое нигилистически относится к собственной культуре и истории. В этих условиях на сцену стремительно вышли индусские националисты, представляющие интересы 80 процентов населения страны. И прежде всего БДП, созданная в 1980 году после роспуска БДС в 1977 году.

Как и Джан Сангх, БДП стала легальным продолжением РСС, который был вновь запрещен после событий в 1993 г., в Айодхье, когда радикально настроенные индусы разрушили мечеть, построенную на месте индуистского храма. Но этот запрет оказался лишь формальностью. РСС успешно продолжил свою деятельность, и ныне в его рядах состоит более 1 млн. человек. «Раштрия Сваямсевак Сангх располагает сетью лагерей, где молодые индусы проходят идейную и физическую подготовку для борьбы Великую Индию. Наряду с РСС имеются и другие, менее многочисленные, но более радикальные организации, например, организация индусских боевиков Акхил Бхаратья Шив Шакти Дал, затем Хинду Манч и Хинду Шив Сена, базирующаяся, в основном, в штате Махараштра. В каждой из них состоит по несколько десятков тысяч человек. Особняком стоит воинственная секта Ананда Марг (“Путь радости”), основанная в 1955 году и вербующая в свои ряды не только индусов по рождению, но и жителей Европы и Америки (кстати, её отделение есть и в России). Её идеология - соединение йоги, тантризма и радикальных антибуржуазных требований. Эту секту несклько раз обвиняли в совершении террористических актов и даже подготовке государственного переворота. Ходят также слухи, что члены секты похищают маленьких детей и убивают их с целью добыть черепа, которые используются для изготовления чаш для сбора подаяний. И именно по обвинению в доставке оружия Ананда марг четыре российских лётчика провели несколько лет в индийской тюрьме и были освобождены по личной просьбе В. В. Путина.

Теперь об идеологии индусского национализма. Отправной пункт этой идеологии - тезис о том, что все индусы являются единой Нацией. Известный индусский праворадикальный теоретик г. М. Джагтиани пишет: “Индусы являются большинством в этой стране, и благодаря этому они составляют Нацию”. Подчеркивается идея превосходства Нации над отдельным индивидуумом и подчинения его интересам Нации. Лидер РСС Голвалкар писал: “Люди приходят и уходят. Бесчисленные поколения приходили и уходили. Но Нация остается”. Активно используются также термины hindutva (“индуискость”) и hindudom (“индуистский мир”).

Вопреки распространённому мнению, индусские националисты не выступают против Ислама и других религий, но только за то, чтобы интересы индусов не ущемлялись в пользу меньшинств, ведь либералы, в том числе и индийские, возвели защиту различных меньшинств - национальных, религиозных и даже пресловутых “сексуальных” - на уровень культа, по принципу “меньшинство всегда право”. Джагтиани пишет: “Мы переоценили и раздули проблему меньшинства до такой степени, что эти меньшинства стали отравлены и опьянены своим агрессивным поведением”. Они признают, что каждый народ и каждая религиозная община должны жить в соответствии со своими традициями и установлениями.

Однако индусские националисты всегда осуждали секуляристский курс конгрессистских правительств и отрицательно относились к влиянию западной массовой культуры. Они не боялись критиковать Дж. Неру и его соратников и последователей, которых за границей считали символами современной Индии.

В отношении проблемы каст индийские правые делятся на два лагеря. Одни из них считают, что касты - это позднее, наносное явление в индуистском обществе, и оно препятствует единению индусов и должно быть устранено. Вот слова Джагтиани:

«Ложный кастовый строй, базирующийся на факте рождения, а не успехах, является искажением первоначальной идеи». И далее: «Индус разрубит зловещие узы кастового строя, которыми хитрые брахманы опутали его». Члены РСС придерживаются именно этой точки зрения, и поэтому любой индус, вступающий в эту организацию, пишет заявление о выходе из своей касты. Но есть и другое мнение на этот счет, которое выражает, к примеру, современный индуистский гуру Садгуру Шивайя Субрамуниясвами. Вышеупомянутый гуру считает, что кастовая система обеспечивает “высокий стандарт профессионального мастерства, чувство принадлежности каждого к сообществу, целостность семьи и религиозно-культурную преемственность. Касты - не уникальная примета индуизма и Индии. Под другими названиями они существуют в каждом социуме”. И действительно, кастовый строй противоположен либеральной атомизации индивида в современном обществе, где так часто можно слышать фразу: “Это ваши проблемы!”

Как и крайне правые в других странах, индусские радикалы делают упор на почитании исторической традиции, тем более, что достижения традиционной древнеиндийской цивилизации всем известны, и индусам не надо, подобно румынским националистам, придумывать себе славное прошлое. Однако и им не чужды перегибы. Так, в популярных брошюрах можно встретить утверждения, что парижский Нотр-Дам был когда-то храмом богини Дурги, река Сена называлась Синдху, а сам Париж был индусским городом Парамешвариумом. Лично мне это очень напомнило один отрывок из трудов покойного русского идеолога язычества и расизма В. Безверхого, согласно которому, якобы город Иерусалим до завоевания Палестины евреями назывался Русска оселя, а храм Яхве на горе Сион был храмом Яви на горе Сиян (хотя этот Храм был построен намного позже, при царе Соломоне в Х в. до н. э., а во время вторжения в Палестину у евреев в ХIII в. до н. э. был лишь ковчег завета). Но при этом индусские правые вовсе не являются фанатичными поклонниками замшелой архаики, мистицизма и суеверий и осуждают всяких “чудотворцев” - шарлатанов, вроде Сатья Саи Бабы, ловко выкачивающих деньги из карманов невежественных индусов и легковерных западных туристов, а также проповедующих всякий бред вроде синтеза религий”.

Подобно итальянским фашистам и советским коммунистам индусские радикалы считают одой из своих главных целей воспитание “нового человека”. Они критикуют ходульное представление о том, что типичный — индус ленив, труслив и пассивен “Так называемые индологи западного мира всегда обвиняли индусов и порицали за то, что они мягки и покорны, трусливы и склонны к подхалимству, и более интересуются молитвами на чётках, чем мечом”. В противовес этому они рисуют образ “индуса нового типа”: “Индус должен жить, как лен, а не как червь, сражаться, как пантера, а не сдаваться, как овца, быть бдительным, подобно орлу, а не становиться подобием голубя”. Составной частью воспитания современного молодого индуса должна стать физическая подготовка и изучение военного дела.

Другой главной целью индусских националистов является построение в Индии не светского, безликого государства либерально-демократического типа, а традиционной индуистской империи, наподобие монархии Гуптов (III-V вв. н. э.): “Индуистское государство является абсолютной необходимостью для процветания сада Бхаратбхуми (“индийской земли” - на хинди). Фундаментом такого государства будут не некие “общечеловеческие ценности”, а установления, подобные “Законам Ману”, которыми так восхищался Фридрих Ницше. Но вовсе не следует думать, что индийские правые являются, подобно радикальным экологистам, сторонниками возвращения к чисто аграрному обществу. Напротив, они не только ставят под вопрос необходимость развития промышленности и внедрения современных технологий (а в освоении космоса и овладении атомной энергией современная Индия добилась больших успехов, являясь также одним из мировых лидеров по выпуску компьютеров), но и выступают за ускоренную индустриализацию, подобную той, которую (СССР проводил в З0-е годы, и достижение страной автаркии (самодостаточности). Как пишет Джагтиани: “...только сильный, динамичный, воинствующий и технологически развитый Индуизм может спасти Индию”.

Мы часто задаемся вопросом: кто может быть союзником Великой России. Думаю, что у русского патриота, прочитавшего наши статьи и внимательно следящего за развитием международных отношений, не останется сомнений. И раньше Индия поддерживала с СССР хорошие отношения, но препятствиями для сближения были, с одной стороны, атеизм и материализм официальной советской идеологии, вызывающие отвращение у традиционных индусов, а с другой - некоторая вялость внешнеполитического курса, обусловленная гандистской идеологией ИНК. Сейчас же, когда Россия отказалась от марксизма, а Индия - от гандизма (пусть и словесного), преград для сближения нет никаких.


Связаться с Андреем Игнатьевым можно по адресу: ivi@gazinter.net. По этому адресу также можно заказать опубликованные переводы сакральных текстов шактизма.


Международный Русский Журнал АТЕНЕЙ

Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


Читайте по теме: "Нетаджи" значит вождь. А. Игнатьев, Е. Никитская
Лит.: Русский Международный Журнал АТЕНЕЙ.
Регистрационный номер ПИ № 77-5491 от 29.08.2000г.
Министерства РФ по делам печати.

Наверх

 


Поиск на сайте:





Новости сайта "Велесова Слобода"
Подписаться письмом


Поделиться:

Индекс цитирования - Велесова Слобода Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Рейтинг Славянских Сайтов