ВЕЛЕСОВА СЛОБОДА

 

Тайна вечной жизни


Сергей Морозов




СОДЕРЖАНИЕ


Мир противоречий

Источники
Цикличность
Теория катастроф
Мировоззрение
К истокам лжи

История начинается

Обезьяны
Разум приходит и уходит
«Примитивные» народы
От первой деревни – к Австралии

Человек с точки зрения биологии

Биологическая полноценность
Принципы вида.
Свободный выбор – принцип вида
Нация – популяция человека
Территориальная адаптация
Гены и мутации
Гетерозис и аутбридинг
Балансировка человеческой популяции
Механика вырождения

Раздел 1-4 Працивилизация

Працивилизация – свидетельства
Эра лучников
Працивилизация
Металл – свидетель истории

Разгадка Сфинкса

Сфинкс
Пирамиды
Львы, ягуары и мегалиты
Первое вырождение
Вечная жизнь
Потоп и ковчег
Рай на Земле и религия

От инстинкта к культуре

Культура
Субкультуры
Традиции и ритуалы
Святая Русь и Российская империя

Первая глобализация

Игроки
Корабли
Битва за Англию. Стоунхендж
Атлантида и Платон
Загадки Америки
Жертвоприношения
Мифы первой глобализации
Вырождение как стандарт

Римская цивилизация

От племени – к нации (до 200 г. до н.э.)
Колебания в группах (200 г до н.э. – 100 г. н.э.)
Империя и гетерозис (100 г. – 300 г.)
Римская шкала

Великий откат

Дегенекратия

Кризис верхнего полиметалла

Персонификация
Информационное поле подражания
Законы на страже вырождения
Маркеры деградации.
Ковчег

Хронологическая таблица (гг. до н.э)


Мир противоречий

Часто приходится слышать, что человеческое развитие идет по прямой – ведь прогресс очевиден. Столь же часто появляется информация, что процесс его развития идет по кругу – и в этом тоже есть правда, это тоже заметно – ведь все в той или иной степени повторяется. Весь мир, всю сумму глобальных человеческих вопросов можно представить как систему взаимодействия взаимоисключающих элементов. Есть даже специальная наука, подобными элементами занимающаяся; она называется диалектикой. Диалектика нужна, чтобы заметить действительный путь развития человеческого сообщества – путь, состоящий из множества противоположных тенденций, находящихся в состоянии единства и борьбы противоположностей.

Современный мир – это собрание противоположностей всех возможных уровней, на первый взгляд неразрешимых. И потому он не представляется единым целым. Чтобы хоть как-то в нем ориентироваться, была создана концепция множественного стандарта, за знамя которой можно взять лоскутное одеяло. Есть детали, и ими можно оперировать – и больше ничего нет, нет единого целого, в котором эти детали разложены по полочкам. Далеко не все задачи можно таким образом решить. Например, в развитых странах промышленный потенциал и накопленное богатство растут, а биологические параметры – и количественные, и качественные – падают. Или: чем выше уровень развития медицины, тем больше становится больных. Эти задачи с помощью «лоскутного» подхода не решаются.

Мало того что мир неупорядочен, помимо прочего, он становится все сложнее. Его элементы переплетаются тысячами нитей, и если дернуть за одну из них, изменится множество мировых параметров. Вплоть до того, что на уровне массовой терминологии объяснить не только сложные, но даже элементарные явления становится невозможно. Потому появилась тенденция к упрощению – политики рассказывают о своих планах, упрощая. Но поскольку говорят они о вопросах глобальных, о вопросах взаимосвязанных, так получается, что при упрощении меняется суть дела. Если бы все эти дела касались только массы средних людей, это была бы только половина проблемы; непонимание сложности мира касается не только «рядовых избирателей». Люди, стоящие у власти, в важных вопросах не разбираются точно так же. Или идут на сознательную дезинформацию. Истинная картина мира и ее зеркало в массовом сознании расходятся все дальше и дальше.

Главная, или генеральная линия данного исследования состоит в том, чтобы с помощью диалектики и системного подхода найти методику решения глобальных задач. В свою очередь поиск решения главной задачи расходится на линии подтем, на линии конкретных, самых популярных загадок. Иначе говоря, найти общее, и через него вывести частное, найти глобальное, и через него вывести индивидуальное. В конце концов, найти тот «стержень», вокруг которого вращается мир.

Концепция построения этой книги предполагает поиск принципов взаимодействия между человеком, природой и обществом в решении задачи гармонии между этими компонентами; а гармония присутствует, иначе одного из компонентов в наличии бы не было. В романтизированном виде  это можно назвать закладкой краеугольных камней в моделировании единого космоса со всеми возможными и с максимумом участвующих элементов.

Описаний уже сделано достаточно; потому это исследование представляет собой не описание ряда необъяснимых явлений и артефактов, а именно попытку создания системы – не на основе артефактов, а с их участием. Не система должна строиться на базе артефактов, а артефакты должны подтверждать наличие независимой от них системы. Система должна работать даже в том случае, если конкретного артефакта не существует, если вдруг на месте Сфинкса, положенного в основу некоторых концепций, вдруг окажется ровное пустое место.

Первый и главный вопрос – создание целостной историко-биологической картины мира. Работ по биологии истории на первый взгляд не существует, но это только на первый взгляд, и эти работы есть у любого интересующегося данным вопросом российского человека. Их не нужно искать, их нужно немного расшифровать. Поскольку цикличность в развитии большинством заинтересованных в поиске истины сторон принимается как аксиома, поскольку цикличность в природе является элементом биологическим, то процесс цивилизационный может быть связан с процессом биологическим. Установив эту связь, можно будет создать не только целостную картину прошлого, но и картину будущего.

В основании всех больших тайн должна лежать одна тайна – это следует из целостности мира. И потому второй вопрос – попытка расшифровки наследия древних цивилизаций. Последние пять тысяч лет цивилизации живут по одним и тем же принципам, и меняются только формы и внешние атрибуты культуры. Исходя из простой аналогии, туда, куда ушли они, может и должна идти и цивилизация современная; и как они ушли, также пойдет и наша цивилизация. А почему они ушли – это и есть та же самая тайна.

В процессе решения этой глобальной задачи можно будет разобраться с древними артефактами, от Сфинкса и Стоунхенджа до Баальбека и мегалитов. Эти аргументы, при всей своей тяжести, не учитываются в современной исторической картине. Причем вопрос стоит не в том, когда они были построены, хотя и по этому вопросу идут непрекращающиеся споры, а в том, зачем они были построены. И между всем прочим, если уже 2000 лет не могут найти Атлантиду в точке ее затопления при указанной дате – это уже не история, это вообще не дело, это злостный, умышленный саботаж.

Существуют тайны научные – это тайна кризиса верхнего палеолита, когда погибло 9/10 населения Земли, это тайна взлета и упадка древнего Египта, это тайна возникновения американских цивилизаций. Есть тайны «альтернативные» – это загадка Атлантиды, это загадка строителей Сфинкса, это загадки мегалитов. Тайн слишком много, и потому возникает подозрение, что все они связаны одной тайной. И, как будет показано далее, открываются все тайны одним и тем же ключом.

Последняя задача из главных – дать оценку цивилизации современной, особенно в том, какие ошибки цивилизаций ушедших она повторяет и каковы ее перспективы, кроме неизбежного исчезновения. Вопрос когда, конечно, самый интересный. Ницше в конце 19 века назвал 2000 год. Немецкий ученый Шпенглер в 1918 году и Гумилев в 50-х ответили – между 2050 и 2100 годами. Реально уход уже начался, просто из-за близости событий он не виден – это даже имеет научное название – аппроксимация близости. А как она уходит – она уходит так, как сейчас живет. На самом деле это уход.

Современное общество обладает достаточным знанием и опытом, чтобы сделать выводы из неудач всех обществ предшествующих. Уходит цивилизация, уходит большинство людей, прерывается большинство родовых линий. Но из тех, кто этим знанием воспользуется, кому-то действительно повезет, кто-то ведь должен остаться. Конечно, точных рецептов не существует. Но есть шансы, которые можно поднимать или опускать. Знания и шансы – против неизбежных циклов за конкретного человека. Ну, и если говорить о жизни, то если кто-то скажет "за", кто-то должен сказать и "против".


Источники

Говоря о строительстве концепции, нужно сказать о материалах, положенных в ее основу. В первую очередь это данные так называемой официальной науки – особенно в тех областях, где она может быть беспристрастна. Таких областей большинство, а «черными дырами» закрыты только отдельные факты и явления. Официальная наука обладает очень широким подходом, очень развитой систематизацией – и черные дыры она больше демонстрирует на таком фоне, чем прикрывает. Анализироваться будут только бесспорные выводы, и только чистые факты – например, появление человека современного типа в Китае датируется 43 тыс. до н.э. Этот факт не оспаривается, то, что осталось от этого человека, можно увидеть. Но факт не говорит о том, что человек не появился в Китае раньше; факт, что после этой даты человек на территории уже был. Австралия заселена уже 40 тысяч лет – и заселена именно современным типом человека. Здесь можно сделать единственный вывод – только человек кроманьонского типа смог Австралию заселить, и только потому, что он был первым типом человека, способным преодолевать моря.

Второй комплект информации – это мегалитические сооружения. Часть из них датирована, как Стоунхендж, у некоторых датировка оспаривается, как у Сфинкса, а про некоторые вообще ничего не известно, как про Баальбекскую террасу. Исходя из стандартного мышления подобные вещи не строятся, самим фактом своего существования они должны о чем-то говорить. Сюда же можно отнести затонувшие города, найденные во всех океанах, кроме Ледовитого.

Третий комплект информации – это книги сторонников альтернативной истории, таких как Хэнкок, Бьювел или афроцентристы. Из множества их выводов могут быть приняты только единицы, но эти единицы могут быть действительно очень дороги. Можно сразу отвергнуть все идеи, связанные с древними картами Антарктиды и с откровениями медиумов, но с датировкой Сфинкса ситуация требует внимательного рассмотрения. Их книги содержат множество фактов и полезных личных наблюдений. Но одновременно эти находки никак не подтверждают ни факта существования в доисторическом прошлом цивилизации, ни тем более «высокоразвитости» этой цивилизации в техническом плане и собственно концепций авторов.

Нет разницы, кем сделаны фотография или описание реального объекта – специалистом, альтернативщиком или кем-то еще – это просто фотография, это просто описание. Точно так же не имеет значения, кем приведен факт. Все равно, кто рассчитывал положение состояние небосвода 13 тысяч лет назад – фантаст или профессор; оно от этого не изменяется. Основной смысл этих работ – они содержат систематизацию необъяснимого. Систематизацией, поскольку все необъяснимое ими и историками действительно собрано, можно пользоваться. А выводы можно всерьез не принимать.

Еще комплект источников – это книги историков, являющихся сторонниками цикличности. Из их авторов самые известные, в общем вобравшие весь ранее накопленный материал – Шпенглер и Гумилев. У них много интересных фактов, но истинную причину цикличности ни они, ни их последователи по разным причинам не раскрывают. Здесь нужны анализ и расшифровка.

Расшифровка нужна и древним текстам; правда, больше им нужен критический подход. Ориентироваться на эти тексты не стоит, поскольку они настолько изменены во времени, что в них можно найти зацепки и намеки, но никак не описания событий.

Для большинства «древних текстов» нет доказательств. В альтернативной среде есть многочисленные ссылки, и считается, что определенные мифы существуют. Но обнаружить их первоисточники, не говоря уже об оригиналах, обычно не удается, некоторые ссылки замыкаются сами на себя. Так что мифам доверять можно в общем, не придавая значению детализации, к тому же созданной переводчиками, и служат они в основном для украшения повествования.

К документам нужно относиться критически, и, например, знаменитый, приводимый всеми альтернативщиками ватиканско-латинский кодекс индейцев, в котором перечислены даты концов света, не выдерживает никакой критики, поскольку «концов света», совпадающими с этими датами, не существует. А потоп по этому кодексу не совпадает с реальной датой потопа, несмотря на все компьютерные ухищрения. Официальная дисциплина "критика источника" появилась совсем недавно, и именно теперь она может убрать две трети «фактов» изо всех альтернативных книг.

Нужно сказать и о распространенном в последнее время поиске одинаковых сочетаний звуков в разных языках. Таких сочетаний много, и вызвано это математически ограниченным количеством согласных и несогласных букв. Чего стоит только «прецессионная» «Мельница Гамлета». Самая познавательная в данном вопросе история – это встреча русского путешественника с закусочной "Гамбургский Гамлет". Это при том, что принцем Гамлет был датским, а описал его историю англичанин. После всестороннего исследования выяснилось, что это не "гамбургский Гамлет", а "гамбургский омлет". В поисках родственных звукосочетаний действительно что-то есть, но эту информацию стоит воспринимать исключительно как дополнительную и вспомогательную, как перышко на чашках весов реальных аргументов.


Цикличность

Любое знание должно иметь практический смысл. История сегодня представляется наукой о прошлом. Но смысл истории – это извлечение опыта из ошибок. Смысл в изучении истории есть тогда, когда она представляется циклической. Только в этом случае в прошлом можно видеть будущее, а не набор анекдотов. Только в этом случае история становится наукой о будущем, достойной изучения.

Доказывать существование цикличности и просто, и тяжело: все прежние цивилизационные циклы закончились. Если закончились десятки циклов, то один, наш, не первый и не последний, не может быть аргументом против. Но существует множество людей, которые даже поняв, что неправы, все равно будут так или иначе отстаивать точку зрения, что циклов нет. И у некоторых людей, конкретных людей, циклов действительно нет, потому что с окончанием цивилизации от них не останется ничего. И никого. Здесь даже не дискомфорт – здесь присутствует космический холод небытия. И спорить с этими людьми бесполезно, ибо в своей системе координат они правы.

Земля круглая, но кажется она плоской. Происходит это потому, что радиус скругления настолько велик в каждой точке, что собственно скругления незаметно. Но оно присутствует, хотя в большинстве человеческих задач не учитывается. Например, совсем не обязательно знать о круглой земле при строительстве самолетов, – какой бы она ни была, самолеты строились и летали бы одинаково. Точно так же нет смысла учитывать исторические циклы в решении повседневных задач. Но решение повседневных задач было бы не точным, если бы не учитывалась постоянная, взятая из текущего цикла; эта постоянная незаметна и обычно сливается со средой; она может не измениться в течение века, но изменяется в течение веков, что приводит к непониманию идей вековой давности.

На примере некоторых стран можно заметить историческую линейность; циклов вроде бы и нет. Эти страны, например, Америка или Австралия, образовались в относительно недавние сроки – и потому в их истории цикличности не наблюдается. Здесь срабатывает вышеприведенная ситуация с самолетом и круглой землей; циклы присутствуют в любом случае, просто они пока еще не заметны.

Линейные проявления истории существуют – например, линией представляется накопление научного опыта. Разница видится в том, что связанные с биологической природой человека проявления деятельности цикличны, а небиологические – обычно нет. Эволюция линейна; преемственность поколений линейна. Но опять, исходя из задачи – человечество никогда не решит линейных эволюционных задач. Этот срок слишком велик. Но в каждой временной точке можно найти и доказанный цикл, и доказанную прямолинейность. Цикл обычно ярче и в решении практических задач важнее.

История во взлетах и падениях народов циклична. «Все-таки она вертится», и поскольку это так, то снова, рано или поздно, все приходит к своему завершению, одновременно тяготеющему к началу. Подобных начал и концов в человеческой памяти собраны десятки, если не сотни. С подобным нельзя не согласиться, но так или иначе массовое сознание не принимает этот факт. Это знают специалисты, это знает любой человек, мало-мальски знакомый с историей, но возникает чувство, что истина, известная каждому индивидуально, в массе становится тайным знанием. Собравшись вместе, люди представляют историю прямой линией. Или упускают из виду цикличность.

Подобное состояние дел не могло не потребовать логичного объяснения. Так или иначе приходится подходить к тому, что в осмыслении цикличности истории роль большую, чем научные данные, играет психологический фактор. Психологически человек противится цикличности. И поскольку это присутствует у самых разных людей, это нельзя приписать влиянию образования. Существуют причины более глубокие, и чем они глубже, тем ближе они к психологии и биологии.

Имеет место подсознательное неприятие цикличности. Вплоть до того, что человек стремится защитить свой иллюзорный мир, сиюминутный мир, от всяких подобных информационных вторжений. Жить на круглой земле не только опасно, поскольку с нее можно упасть, но и психологически дискомфортно. Жить на одном из участков истории, обреченных на завершение, скорее всего, столь же неприятно. А жить в системе циклов, вложенных друг в друга, как матрешки, еще хуже.

Неприятие цикличности и неприятие истины смыкаются. Четыре сотни лет люди ищут «потерянные колена Израилевы». Сто лет как известно, что стены ассирийской Ниневии были полностью обиты человеческой кожей. Но только совсем недавно было высказано предположение, что «колена» пошли не куда-то, а на что-то... Но все равно кто-то будет эти колена искать, не удовлетворившись «дискомфортностью» этого элементарного объяснения, искать из подсознательного чувства восстановления комфорта, а не из-за стремления к истине.

Цикличность истории, бывшая постулатом для древних людей, впервые была описана в Древнем Египте. Ее боялись, ей приносили жертвоприношения все древнеиндейские цивилизации. Знали о ней и в древней Иудее, но как и в современном обществе, не принимали всерьез. Для современной цивилизации ее открыл Джамбаттиста Вико во времена итальянского возрождения. Далее к этой теме вернулся Шпенглер, далее – Тойнби, экономически ее развил Кондратьев, а последним о ней написал Гумилев. Тенденция прослеживается в убывании «размера» цивилизации: если древние говорили о целом мире, то современные мыслители ограничивались цивилизациями локальными или просто нациями. И в общем это верно: если абстрагироваться от человеческого шовинизма, эволюционируют исключительно популяции-нации, и других групп эволюции не известно.

Цикличность и прогнозирование с помощью прошлых циклов будущих состояний – весьма древнее знание. Как говорилось ранее, большинство народов древности рассматривали свою историю как цикл, имеющий начало и завершение. Соответственно и первая работа появилась в эпоху возрождения – это циклическая схема национального развития Джамбаттисты Вико. Вторая, уже общеизвестная работа – "Закат Европы" Шпенглера. Но эти работы комментировали циклы, не раскрывая их причин. Так что за 400 лет от Вико до Шпенглера в этом направлении не продвинулись ни на миллиметр. (Таблица 1)

Первым сделал попытку Тойнби. Теория вызова построена как модель изменения активности нации под влиянием изменения природных или социальных условий. Задается изначальный толчок, нация, реагируя на него, отвечая на этот вызов, усложняет свою структуру, а усложненная структура автоматически тяготеет к дальнейшему усложнению. Усложнение структуры одной нации, в свою очередь, является вызовом для других наций, и их развитие – результат конкуренции. Отчасти это верно, как может быть верным совпадение. Вызовов может быть слишком много, и не на каждый вызов нации рождаются, и не каждый вызов нации переживают. Не объяснено, почему одни нации на вызов могут ответить, а другие не могут и погибают; но ведь причины ответа – это главное в силу собственно причинности.

Вторую концепцию создал Гумилев. Хотя ей уже полсотни лет, она до сих пор считается в России альтернативной, у историков – «сказочной», а на Западе – иностранной и потому не существующей. По его концепции, под влиянием неизвестных космических излучений на земле у живущих в пределах зоны поражения народов происходит микромутация, приводящая к появлению людей с параметром «пассионарности» – противоположности инстинкту. Активность этих людей приводит к первичному «толчку», первым следствием которого является появление наций. Т.е. по сути Гумилев заменил «вызов» Тойнби на космический фактор; все остальное – то же самое.

Если бы Гумилев написал о колебаниях национального качества, он бы не вышел из тюрьмы, и о нем бы даже не вспомнили. Пассионарность – это неизвестный фактор, которого нет и не может быть. Так что неизвестно – то ли Гумилев оперировал неизвестной переменной, то ли он так зашифровал свою работу. Уже никто не узнает, было это первое или второе. Но у самого Гумилева есть намеки, что он пользовался "алгебраическими решениями для арифметических задач". Скорее всего, он подозревал и о "тригонометрических решениях" – с помощью концепции колебания биологического качества. Пассионарность заменяется биологическим качеством без изменения концепции. А в основе циклов лежат не арифметика, не алгебра, а именно тригонометрические функции колебаний. Можно попытаться решить «задачу Гумилева» в два действия. Первым делом слово «пассионарность» по всему тексту заменяется на «компонент Х». После чего подбирается другое слово, которое не нарушало бы канву текста. Решение: биологическое качество.

Биологический цикл смены поколений лежит в основе всей жизни на земле. И от этого цикла можно вывести тот же глобальный закон цикличности – только на этот раз снизу, а не сверху, как в случае с цивилизациями и прочими большими и потому заметными системами. В качестве основного подхода еще не предлагались биологические принципы в решении вопросов цикличности истории.

В результате – не просто циклы, а фрактальные циклы – т.е. в больших циклах существуют циклы маленькие, маленькие в общем повторяют большие, и число маленьких неизвестно. Дат для циклов установить невозможно, прогнозировать длину циклов тоже невозможно. Можно знать только большой цикл и малый цикл, в которых нация находится в настоящее время и в каких она находилась в прошлом. Дат установить нельзя, но создавать прогнозы без дат или с приблизительными датами вполне реально.

Сейчас можно сказать: цикличны все проявления человеческой деятельности. Циклы есть у цивилизаций глобальных, претендующих на название «общечеловеческих», у цивилизаций локальных, у наций и у внутринациональных групп. Особенно они заметны у империй, создающих цивилизации.

Не только в истории это было замечено, но во всех областях человеческой и природной деятельности – чем больше и сложнее система, тем более она предсказуема. Работы Шпенглера и Гумилева оперируют сверхнациональными системами циклов – но так случилось в силу недостаточного развития биологии в их время.

В основе цикличности лежат социально-биологические процессы. Точнее, биологическо-социальные, но это слишком сложно выговаривать. Человек не прогрессировал биологически десятки тысяч, если не миллион лет. Отсутствие прогресса неизбежно приводит к цикличности по кругу. И только передача знаний по наследству приводит к цикличности по спирали – каждый раз на несколько более высоком уровне.

Состояние национальных систем по большинству параметров является усредненным результатом суммарного качества членов наций. А сами системы взаимодействуют по принципу маятников – качественные параметры идут то вверх, то вниз, и если говорится, что достигнут недостижимый ранее максимум развития, то скорее всего маятник находится в верхней точке, из которой возможно только падение. Во взаимодействиях между народами получается так, что качественные наступают, менее качественные – отступают.

Цикличность, в свою очередь, тоже должна быть чем-то обусловлена. Должна существовать первофункция, на гребне которой цивилизации поднимаются и падают. Эта цикличность не может быть политической – ибо существовала она до возникновения политики. Столь же не может быть она экономической – так как даже примитивные сообщества ей подвержены. Она может быть только биологической – поскольку только из биологии можно вывести настолько глобальные колебания, что им подвержены все аспекты человеческого существования.

Теория цикличности не будет опровергнута, но она никогда не встретит массового понимания. Во всяком случае, понимания западной или российской цивилизаций. Не только потому, что цивилизация в своих пределах представляет себя линией, направленной в бесконечность. Скорее всего просто в силу своего дискомфорта.

Нормальное человеческое массовое восприятие ситуации на самом деле оказывается восприятием производной этой ситуации. Современный человек не чувствует цикличности истории. Он, возможно, даже имеет о ней представление, но не ощущает ее психологически. В результате любое глобальное явление воспринимается как идущее к абсолюту, как развивающееся по прямой. Например, начиная с момента появления  американская нация развивается по прямой. Это как раз и создает иллюзию прямолинейности истории.

Есть циклы, и, значит, начала и концы. Апокалиптика фактически точно установила, что конец света – это не очень больно; а если и больно, то не очень долго. К тому же концов света может быть много. Реально конец цивилизации – это целая эпоха. Шпенглер и Гумилев определили ее длину в 200 лет кошмара – солдатских императоров, бесполезных войн, варваров и вырождения нравственного и интеллектуального. Но в биологии нет такого цикла – 200 лет. Есть период вырождения – но он может составлять и 5, и 20 поколений. Его можно с достаточной степенью точности прогнозировать для разных народов. Но его нельзя остановить и в нем приходится жить. Чтобы жить нормально, нужно знать правила конкретной жизни.

Эта информация – о правилах – запрашивается, она нужна, и не всегда только из любопытства. Люди очень разные существа, и если в ком-то просто существует достаточная любознательность, то для кого-то эта информация может стать практической. Цивилизация обречена с момента создания. Но есть отдельные экземпляры, желающие эту цивилизацию сознательно пережить. Ведь почти каждую цивилизацию переживали определенные избранные, наследниками которых являются в том числе и ныне живущие. Волюнтаризм против гибели цивилизации – почему бы и нет? Тем более что материальное наследие погибшей цивилизации обычно оказывается очень даже привлекательным.


Теория катастроф

Можно сказать, что ХХ век – время собирания информации. Век закончился – информация собрана. Ничего значительного найдено уже не будет. Собраны описания строений, исторические факты, мифы – все уже есть. Осталось только свести все собранное в систему.

Большинство книг по нераспознанным явлениям представляют собой книги загадок. Загадка ставится, загадка обсуждается, но не остается ничего, кроме фактов подтверждения существования самой загадки. Пока что торжествует один и тот же принцип организации материала: нашли артефакт и устроили вокруг него ритуальную пляску. Получается весело, легко и непонятно – можно и новую книжку писать. Артефакты существуют, но выглядят неубедительно, поскольку под них не подведена целостная концепция. Сооружение с самыми большими плитами в мире, в современном мире в том числе – Баальбекская терраса – вообще не имеет отношения к истории; ни к официальной, ни к альтернативной. Его в исторических концепциях просто не существует. Так получается только потому, что это сооружение не имеет концепции окружающего мира, в котором оно было создано.

Книги строятся по принципу: «компиляция плюс идея». Артефактов мало, а идей много. Так что эта книга будет построена по принципу «идея плюс компиляция». Идея – это принцип существования человека по биологическим правилам. Компиляция – рассмотрение ситуаций, когда эти правила нарушались. А из артефактов будут взяты те, которые можно потрогать руками. И тогда, когда будет создана целая концепция мирового развития, задача расшифровки загадок и артефактов решится сама собой. Добавив к разного рода исследованиям на базе истории, археологии и астрономии биологию, можно получить книгу разгадок и прогнозов.

Часто говорится о том, что делами должны заниматься соответствующие специалисты. Можно рассмотреть это на примере археологии – но рассмотреть последовательно: да, должна быть специализация. Кто-то умеет хорошо копать. Кто-то умеет хорошо думать и вообще делать выводы. Не кажется странным, что старые снаряды из земли выкапывают одни – экскаваторщики, а обезвреживают их другие – саперы; если бы экскаваторщики обезвреживали снаряды, копать траншеи стало бы некому. Но почему-то в научных кругах принято, что кто раскопал артефакт, тот и должен делать по нему выводы.

Иногда говорится о конфликте между «любителями» и «учеными». На самом деле никакого реального конфликта нет. И не будет, пока одни не знают правду, а другие боятся ее провозгласить. Пока что есть взаимосуществование. И когда процесс закончится, любителей как таковых уже не будет.

О «противостоянии» ученых и любителей написана не одна книга, и есть даже своя классика – Роберт Ваухоп «Потерянные племена и утонувшие континенты». Разоблачать существование Атлантиды – беспроигрышное дело. Но при подробном рассмотрении ситуация оказывается гораздо серьезнее, и «дело Атлантиды» оказывается с Атлантидой никак не связанным. И, касаясь противостояния, нужно заметить, что именно Лео Вайнеру, главному подвижнику теории афроцентризма, официальному и признанному ученому-лингвисту, принадлежат самые резкие нападки на «любителей». Возможно, так получается потому, что его самого часто принимают за «любителя».

Официальной науке стоит доверять не больше, чем альтернативщикам, а иначе, чем альтернативщикам. Альтернативщики в поисках своей правды часто притягивают факты за уши, но их происки видны невооруженным взглядом. Официальная же наука искажает факты изощренно, добавляя ложку лжи в бочку правды. Кроме того, у официальной науки есть серьезные поводы специально генерировать ложь, чего у альтернативщиков просто нет.

Сама ситуация, когда официальные исследователи после двух сотен лет исследований Древнего Египта не могут ничего сказать о его возникновении, вызывает подозрения. 99% критических замечаний в адрес Хэнкока посвящено его концепции Атлантиды в Антарктиде и древним картам; датировке Сфинкса посвящен от силы 1%, но именно критика последнего малосостоятельна, и именно последнее – главное.

ХХ век ознаменовался победой теории катастроф. Существование працивилизации у альтернативщиков перестало ставиться под вопрос, но о причине ее гибели так и не удалось договориться. Здесь и потоп, и падение метеоритов, и астероиды, и все 33 несчастья. Нужно заметить, что катастрофические теории были широко распространены в конце 19-го и начале 20-го века. Далее они были полностью опровергнуты и забыты. Но с развитием массового общества они почему-то вновь всплыли на поверхность, хотя ничего нового, кроме выводов из старых фактов, придумано не было. Сам этот возврат, сам его факт должен вызвать если не подозрения, то в крайнем случае должен насторожить: что-то не так.

Нужно сразу сказать, что в последние 22 тысячелетия никаких катастроф на Земле не происходило. В течение последнего миллиона лет не происходило сколь бы то ни было серьезных катастроф. Нет ни метеоритных кратеров, ни следов потопа, ни затонувших материков. А если территории и тонули, то со скоростью не больше 40 сантиметров в год – убежать от потопа возможность была. Точно так же была возможность уйти от ледника, благо двигался он чуть быстрее потопа.

Неизвестное событие, катастрофичное по природе, произошло 22 тысячи лет назад, после чего возникло задымление атмосферы, продержавшееся несколько тысячелетий. Но это задымление не сопровождалось ни серьезными землетрясениями, ни всемирным потопом. На численность человечества и на образ его жизни это событие не повлияло.

Цивилизации должны быть чем-то похожи – не зря же они называются одинаково – цивилизациями. Два самых грандиозных падения – это падения Римской и Российской империй. Но никаких катаклизмов, совпадающих с падением, не было. И только через пару тысячелетий появились специалисты, связавшие падение Рима с наступлением сахарских песков во 2 веке,  и через такой же период времени появится концепция падения России в связи с загазованностью атмосферы в конце 20-го.

Концепция природного катастрофизма ложна от первого пункта до последнего. Но точно так же не вызывает доверия и официальная концепция. По первой працивилизация погибла от катастрофы, по второй ни працивилизации не было, ни катастрофы. Но ведь стены Иерихона стоят, Баальбек стоит, а катастрофы действительно не было. И працивилизация исчезла. Истина где-то между слов; может, это была невидимая невооруженным взглядом катастрофа?..

Уэст, Хэнкок, Бьювел – энтузиасты, и потому люди увлекающиеся. Им не достаточно совершить по одному открытию. И потому Уэст начинает искать всемирный потоп, Хэнкок указывает на працивилизацию в Антарктиде, а Бьювел выстраивает все пирамиды по карте звездного неба. И сразу получается что-то не так, сразу появляются сомнения в истинности гипотез. На самом деле достаточно одной эрозии Сфинкса до 7000 гг. до н.э., одного совпадения трех пирамид со звездами пояса Ориона в 10500 г. до н.э., одной ориентации Сфинкса на созвездие Льва в 10500 г. до н.э. В подобных исследованиях главное – уметь сказать "Стоп"; но в исследованиях индивидуальных, в противовес исследованиям групповым, сказать это слово некому. "Отпечатки богов" – это великолепно. "Зеркало Небес" – это уже некоторое излишество. Похожа ли схема камбоджийских храмов на созвездие дракона?.. Похожа, если с неба убрать другие созвездия; а если не убирать – то вряд ли. К тому же если выстраивать храмы по карте звездного неба, то нужно выстраивать их точно, что несложно сделать; а если выстраивать не точно, то лучше не выстраивать их совсем.

В литературе идти слишком далеко – это лучше, чем ходить кругами вокруг да около. Бьювел очень конкретен, но весьма скучен. Да, пирамиды являются земным отражением трех звезд пояса Ориона. Да, действительно, они ориентированы по звездам. Так что при всей конкретике вопрос не исчезает, а ставится – зачем они ориентированы по звездам. Но, с другой стороны, если бы Бьювел не выполнил своей скучной и тяжелой работы, не было бы фактического материала для дальнейших исследований.

В свое время Дейникен обратил внимание, что "что-то не так". Он предложил свою концепцию в книге «Колесницы богов», через десятилетия выглядящую несерьезно. Но это был прорыв, равный прорыву от земли плоской к земле круглой; прорыв касался не Атлантиды, не пришельцев, он относился к вопросу, что «что-то не так». Хэнкок тоже сказал, что "что-то было" – это можно сравнить с переходом от геоцентрической системы к гелиоцентрической в поисках необъяснимых сегодня явлений.

При сравнении с Бьювэлом Хэнкок – это просто разгул фантазии. Это интересно читать, но это только популяризация. Если иметь желание в чем-то разобраться, читать Хэнкока нужно одновременно с его оппонентами, представителями официоза, а именно с Питером Джеймсом и Ником Торпом. Нужно сказать, что самые принципиальные, самые главные находки Хэнкока эти оппоненты оспорить не смогли. Да и сами, похоже, наступили на «грабли Фоменко» с Героном Александрийским, т.е. приняли средневековые подделки за античные артефакты.

Книги Хэнкока приводят множество фактов, но не дают ответа на вопрос, каков смысл этих самых фактов. Как типичный пример можно предположить ситуацию с передатировкой Сфинкса и пирамид: действительно, временная привязка Сфинкса и горизонтов (так назывались пирамиды) являются отражением состояния неба, но привязка означает... только наличие совпадения. Да, "отпечатки богов" существуют. Но не понятен смысл их функционирования; ведь если они хотели создать цивилизацию, им нужно было ее зачем-то создавать, и если уж «боги» были такими мудрыми, они должны были догадаться, каким кошмаром современной цивилизации их деятельность завершится. Вообще есть тенденция – чем более антинаучна концепция, тем на большее число вопросов она может ответить. Что нужно особенно отметить – Хэнкок спокойно относится к оппонентам, и обладает чувством здорового скептицизма по отношению к своим же идеям. Иначе было бы невозможно написать 400-страничную книгу о поисках Ковчега Завета, увенчавшихся тремя средневековыми деревяшками.

Большинство книг о поисках цивилизации в прошлом – это попытки систематизации накопленной информации. Но если бы информация была систематизирована правильно, то или працивилизация, или, в крайнем случае «Атлантида» была бы найдена. Но результатом на данный момент можно назвать только полное отсутствие результата. Ранее говорилось о том, что нет разницы, кем именно сделана фотография... но у некоторых авторов даже фотографии оказываются весьма сомнительными – в силу «исчезновения» изображенных на них сооружений.

Существуют книги, посвященные поиску расшифровок и закономерностей. О поиске «священных чисел» в сооружениях и «пророчеств» в мифах можно сразу говорить, как о весьма популярной форме шизофрении. Но с другой стороны, именно в подобных книгах оказалось множество косвенных доказательств "конца света" в 3100 году до н.э. Опять-таки известно, что никаких катаклизмов в это время не наблюдалось. Но от множества доказательств этого "конца" просто так отмахнуться невозможно. И потому стоит разобраться, что именно дало авторам концепций смелость предположить "конец света" в это время.

Катастрофа была, потому что погибли цивилизации, и катастрофы не было, поскольку нет следов катастрофы. Под катастрофой обычно понимается глобальный природный катаклизм. Такое событие действительно должно было оставить после себя физические следы, которых нет. Выходит, что працивилизацию должно было уничтожить событие, катастрофичное по содержанию и незаметное по форме.


Мировоззрение

Чем менее значителен вопрос, тем более полно может ответить на него современная цивилизация. По вопросам средней значимости она любит дискутировать. Но как только речь заходит о вопросах глобальных, эта же самая цивилизация не может связать и пары слов. К примеру, эта цивилизация толком не знает не только зачем она существует, но и не может выразить, по каким принципам она это делает.

Как вспоминал один из создателей «Большой советской энциклопедии», что такое человечество – сформулировать не смогли, что такое любовь – тем более не смогли, зато на две страницы расписали половые органы.

Если внимательно присмотреться к жизни современного общества, можно заметить, что современное мировосприятие несколько неадекватно реальному миру. И даже больше того, оно не адекватно само себе. Ответ вопросом на вопрос считается нормой, ответ не по теме вроде бы всех устраивает, правда считается неэтичной, слова имеют несколько смыслов. С одной стороны это норма, мир так уже давно живет, но с другой – в этой норме есть что-то ненормальное.

Норма мышления и норма общения не всегда были такими. Некоторые народы, обычно имеющие весьма косвенное отношение к тому, что называется "цивилизацией", сохранили иное восприятие жизни, в «цивилизации» именуемое «примитивным». А очень давно все люди были примитивными. Примитивными – значит природными. И мыслили они природными категориями. Мышление изменилось когда-то. Мышление изменилось, и то, что казалось элементарным человеку древнему и что кажется не требующим объяснения человеку примитивному, для человека цивилизованного – тайна за семью печатями. Возможно, поэтому современное общество и не может разгадать "тайн" древних цивилизаций, не просто лежащих на поверхности, а созданных с тем, чтобы их раскрыли.

Есть задача – обвести девять точек четырьмя линиями, не отрывая руки. Чтобы ее выполнить, нужно выйти за условные пределы мышления. Столь же сложно представить лист бумаги с одной стороной – эта фигура называется лист Мебиуса. Мыслить иначе, вне рамок, в конкретном случае «примитивно» – это нужно, чтобы древние загадки раскрылись; при совпадении типов мышления никаких "зашифрованных знаний" не останется, будет только чистая информация. Примитивно в данном случае – это природнее. Примитивно – значит биологично, исходя из биологической целесообразности. И далее, исходя из биологической целесообразности, у этих людей не могло даже возникнуть мысли что-то зашифровать.

Конечно, цивилизаций много, и у каждой есть свои индивидуальные представления. Опять по мелочам. На вопрос о глобальных принципах существования не смогут ответить ни в Китае, ни в Индии, ни в Америке. Суть ответов сводится к тому, что что-то человек должен делать. Или что-то не делать. А зачем он должен так или иначе поступать – не очень понятно. "Делай что должен, стремясь к лучшему, и будь что будет". Можно сказать, мир пришел к полной и окончательной победе конфуцианства. Здесь лозунг совсем простой: на вопрос, как устроен мир и природа, дается ответ: "Это не важно, важно знать, как вести себя в этой жизни". А в Индии дается ответ "Это не важно, важно знать, как освободиться от этой жизни". Действительно, «не важно»; а важно устроить невиданную в истории резню, экономически отстать от всех «варваров» и взять курс на окончательное вырождение.

Создается впечатление, что целостного мировоззрения, объединяющего человека, природу и космос, не существует ни у одного "цивилизованного" народа. Установка связей между человеком и точными науками может оказать помощь в его создании. А пока существуют только конкретные представления на случай конкретных ситуаций, не допускающие ни развития, ни творчества. Современная цивилизация дошла до вершины своего развития. Но если вершина достигнута, то единственный путь ведет вниз. Мировоззрение – это продукт цивилизации, и оно повторяет ее взлеты и падения. Кризисное состояние современной цивилизации – это просто одно из следствий цельного мировоззрения. А неопровержимый аргумент – это чистый, отдельно взятый факт депопуляции европейского населения. Между делом, когда впервые было сказано о закате Европы, никакой депопуляции еще не было.

Систему целостного мировоззрения можно создать, можно придумать заново, можно позаимствовать у папуасов. Возможно, в виде неафишированном она даже существует. Но существуют и определенные принципы, из-за приверженности которым цивилизация не сможет эту систему принять и не сможет с нею смириться. Т.е. опять получается парадокс – даже если такая система существует, ей нельзя воспользоваться...

Гумилев пишет о системах и антисистемах. И то, и другое – это системы организации общества, основанные на мировоззрениях, причем в первом случае мировоззрение утверждает, что мир хорош (позитивистское), а во втором – что он плох (негативное). Позитивистские концепции утверждают, что мир хорош и его нужно совершенствовать. Негативистские – что мир плох, и потому его нужно или переделать, или каким-либо образом из него уйти: уничтожить мир вообще, уничтожить себя как элемент мира, создать новый мир.

Но если поглубже рассмотреть этот вопрос, то выяснится, что во-первых, мировоззрение – это отражение биологических параметров человека, и только во-вторых – результат воспитания.

Если человек родится без ручек или без ножек, он никак не сможет понять, что этот мир хорош и его нужно совершенствовать. В основе мировоззрений – биология, конкретнее – индивидуальная биология человека. И если человек даже родится внешне (фенотипически) нормальным, но с неявными нарушениями, он будет балансировать на грани восприятия – от позитивного до негативного. И в зависимости от качества окружающего большинства он это мировоззрение выберет – если он не живет в отрицающей мир секте и ему есть из чего выбирать.

Люди с мировоззрением позитивным и негативным могут договориться не убивать друг друга без повода. Но больше ни о чем они договориться не смогут.

На базах двух взаимоисключающих мировоззрений строятся две взаимоисключающие системы ценностей: это комплект социальный, основанный на абстракциях, и комплект биологический, основанный на объектах и их свойствах.

У современной цивилизации отсутствует связанное мировоззрение. Ее ценности – это абстракции, летающие в космосе вокруг пустоты. Это реально на бумаге – установить необходимые связи и тем самым это мировоззрение создать. Это реально для конкретного человека – объяснить смысл жизни и понять смысл жизни. Но это не реально для цивилизации в целом.

Социальность выступает противоположностью биологичности. Две системы ценностей, две психологии, два образа мышления. На то она и цивилизация, социальностью-оружием противопоставившая себя природе. И в качестве идейного оружия был избран принцип, что природа жестока, человечество – не таково, и потому человек не согласен с природным принципом войны всех против всех и отменяет принцип всеобщего пожирательства. Современная цивилизация была создана вопреки всем природным принципам существования под лозунгом отрицания жестокости. Поскольку именно природная преемственность обеспечивает путь в будущее, современная цивилизация этого пути старается избежать. В силу своего традиционного мышления. В силу опасности перестать быть цивилизацией.

Идеальным путем для цивилизации было бы движение по пути развития изначально данных человеку биологических качеств. Реально цивилизация вступала на путь борьбы с этими качествами. В результате биологически человек не прогрессировал всю свою сознательную историю.

Пример деятельности человека – исчезнувшие цивилизации. По большому счету весь мир, все континенты завалены их обломками. И все эти цивилизации не имеют линий преемственности. Все эти люди большей частью сгинули без следа, а оставшиеся одичали, чем и спаслись. Здесь можно назвать и многочисленные цивилизации 2-3 тысячелетий до н.э., и так называемую працивилизацию, существовавшую гораздо раньше. И все они думали, что правы в своем развитии – до тех пор, пока не приходилось строить свой прощальный монумент. Впрочем, большинство из них так ничего и не поняло, и никаких следов своей деятельности не оставило.

В природе нет сострадания, нет милосердия, но в ней нет и умышленной жестокости. У природы есть основной закон, конституция – естественный отбор. Тот, кто нарушает правила естественного отбора, нарушает законы природы и вступает с нею в конфликт. В том числе и с той природой, которая находится внутри него самого.

Человек, конечно, царь природы. Пока природа еще существует. В том числе пока природа существует внутри самого человека.


К истокам лжи

Когда официальные ученые говорят, что мир был создан в 4004 г. до н.э. или что Баальбек построен римлянами, к ним нужно относиться с пониманием. Они сами все понимают; они знают, что глупо выглядят, и глубине души надеются, что кто-нибудь спасет их от этого позора.

На любом серьезном объекте есть несколько рядов колючей проволоки ограждения. Но если вдуматься, то за первым рядом ничего секретного нет, и первый ряд проволоки не охраняет ничего, кроме второго ряда такой же проволоки.

Концепция природного катастрофизма шествует по планете миллионными тиражами. Какая-то тайна здесь действительно ощущается. Иногда официальная наука отрицает события и явления, действительно существовавшие, и признает их рано или поздно только под грузом неопровержимых доказательств. Эти события входят в так называемую зону отчуждения – эти события слишком близко подходят к тайнам, и потому наука не допускает любителей и на эту зону тоже.

На Сфинксе следы тысячелетней ливневой эрозии – все равно при ливнях в Сахаре его не стояло. Правду все видят, но никто не признает. Так или иначе нужно поставить вопрос – кто именно скрывает правду. Притом, что и археологам, и простым людям по большому счету все равно, каков возраст Сфинкса. Но зачем-то эта пустая территория все равно охраняется.

Исчезнувшая працивилизация и ее Сфинкс как раз в зоне отчуждения и находятся. И если представить, что наука признала ее факт существования, то придется даже не просто признать, а открыть причину ее гибели. Любая правда тянет за собой другую правду и является ключом не к одному, а ко всем мировым вопросам.

Действительно, материки никогда не тонули. Но можно представить, что когда-то существовал материк Атлантида, на котором существовала достаточно высокоразвитая цивилизация. И этот материк или утонул, или погиб в результате другой катастрофы. Но если ученые найдут этот материк, в мире ничего принципиально не изменится. Просто древнейшей цивилизацией земли будет объявлена Атлантида, а не Египет. Никакой критической информации наличие Атлантиды не несет.

Но если выяснится, что цивилизация погибла в результате собственно существования цивилизации, это наложит определенный отпечаток на психологию миллионов людей и заставит их пересмотреть свое отношение к жизни и особенно к существующим ценностям. Это создаст серьезную опасность для владельцев существующей цивилизации.

На катастрофизм есть серьезный политический заказ. Но не стоит искать здесь какой-то заговор. Все концепции придуманы людьми абсолютно честными. Существует множество людей, которым просто хочется верить во что-то интересное. И все это можно свести к вере – даже не к вере, а к играм – в тайное знание. Политический заказ состоит в сокрытии правды об истинных ценностях. А исторические тайны входят в охраняемую зону. И если исторические концепции годятся для маскировки скрытых объектов, то все равно, кто эти концепции создал – их не то что можно, их нужно использовать для маскировки.

Первым делом нужно поставить вопрос – кому концепция катастроф выгодна. Выгодна она тем, кто получает максимум от современной жизни, тем, кто извлекает больше дивидендов от существования современной цивилизации в нынешнем виде. А вид этот – состояние биологической катастрофы.

Прежде всего эти люди заинтересованы в стабильности, в первую очередь в стабильности системы ценностей, основанной на потреблении. Но, значит, в другой системе ценностей эти люди ничего из себя не представляют. Загадка древних «атлантид» сводится к современным «кто скрывает» и «почему скрывают».

"Кто" – это владельцы цивилизации, т.е. те люди, кто пользуется всеми ее благами, и особенно потреблением человека.

"Почему" – чтобы эти самые потребляемые люди не узнали правду.

Часто возникает вопрос: современное общество не может или не хочет увидеть свои негативные тенденции. Скорее, и то, и другое. Большинство людей, конечно, не может этого заметить – узкая специализация приводит к тому, что человек настолько сосредотачивается на текущих проблемах, что до вечности ему нет никакого дела.

Человек создает свой космос – отражение внешнего мира в своем сознании. Если внешний мир его не устраивает, он психологически акцентируется на своем внутреннем мире – не на том мире, который есть, а на том, каким его хотелось бы видеть.

Реальный конец света заменяется мифологическим из страха реального. Страх будущего в форме нежелания его восприятия становится барьером, через который могут перешагнуть одиночки, но никогда не перешагнет общество в целом. А из этого следует, что противоречий между наукой любительской и наукой официальной нет, что «альтернативная» наука всегда будет существовать в своем настоящем виде, оставаясь одновременно бредом для миллионов и истиной для единиц.

Мир существует в состоянии подсознательного страха. Мир, живущий на грани страха, придумывает «ужасы» не столь страшные. Например, столкновение с кометой или астероидом. Нужно заметить, что планируемая космическая катастрофа была бы очень выгодна ведущим мировым корпорациям. Человеческого военного потенциала вполне достаточно, чтобы разнести в пыль любой астероид, не говоря уже о какой-то комете. Под это дело вполне можно выписать сумму с 12 нулями и половину растащить по карманам. Но катастрофа действительно не планируется, и потому не построить им ни сверхпушки, ни корабля-перехватчика, ни сверхприбыльного предприятия.

Возможность глобальной катастрофы на земле как была ничтожной, так ничтожной и остается. И если опасность гибели цивилизации действительно существует, то сведя ее только к катастрофе внешнего плана, можно продолжать существование в нынешнем режиме.

Знание рождает страх. Человек может нормально жить, а потом пойти и к врачу и узнать, что он смертельно болен. Современный мир подобен этому человеку. Если цивилизация узнает, что обречена, она скончается раньше предполагаемого срока смерти от ипохондрии. Но информация нужна желающим бороться; возможно, им удастся построить какой-то новый, свой мир. По сравнению с перспективой создания, даже с вероятностью создания нового мира перенос сроков гибели цивилизации ничего не значит. Все сравнения хромают. Человек может нормально жить, а потом пойти к врачу и узнать, что он пришел во время и жизнь ему спасет грошовая таблетка. Иначе говоря, вопрос не том, идти ли к врачу, а в том, кому именно и зачем идти к врачу.

Тяга к знанию и природное любопытство с одной стороны встречается с подсознательным страхом с другой. Первобытный, неосознаваемый страх в каждом конкретном человеке – и столь же непобедимое инстинктивное любопытство. Человеку интересно знать правду – но только ту, которая ему ничем не угрожает. И эта безопасная "правда" как раз и содержится в концепции природного катастрофизма, перед которым все равны и с которым в принципе можно справиться. А реальная правда относится к биологическому катастрофизму, которому современная цивилизация противостоять не сможет.

Все космические, религиозные и водно-огненные концепции катастрофизма – это бегство вовне. Катастрофа находится внутри человечества. И одновременно на пересечении с курсом цивилизации.

Реальная загадка предопределенности судьбы цивилизации разделяется на два варианта. Но любое решение сводится к тому, что стороны должны остаться и останутся при своем.

Вариант один. Если гибель цивилизации предопределена, какова цена всем ее игрушкам – накоплениям, собственности, власти, и что вообще станет с биржевыми индексами. Хотя, впрочем, если бы был спрогнозирован неизбежный конец света, акции бы, конечно, сначала упали. Но потом бы они все рано немного поднялись. А сами репортажи об апокалипсисе постоянно прерывались бы рекламой.

Вариант два. Если спасение цивилизации возможно, то это дорого стоит. Вопрос в том, кто за это спасение заплатит. Причем дело здесь не в деньгах, а в разделении общества на имеющих билет в будущее и не имеющих такового. Лотерея, конечно, имеет место, но лотерея начинается после предопределенности. И самое трагичное, что билеты уже выданы, касса закрыта, и скандалить бесполезно.

Самое последнее дело – уговаривать цивилизацию остановиться. Для спасителей подобное кончалось гораздо хуже, чем для самой цивилизации, и как раз спасителей она переживала. Законы истории непреодолимы на уровне массы, но они обходимы на уровне личности. Она не остановится и будет продолжать идти своим курсом. Знание нужно не цивилизации, не всем людям, оно нужно избранным. Тем, кто изберет сам себя.


История начинается

Единственный смысл описания возникновения человека и его эволюции – выяснить, что ему как виду присуще и что нет. В то время, когда все держалось на инстинктах, такой вопрос не мог бы быть поставлен. Но в ситуации, когда масса людей с нарушенными инстинктами создает социумы, люди с инстинктами нормальными могут неосознанно повторять их поведение. Если первые могут себе это позволить, поскольку к виду больше не относятся – ведь они вымирающие в силу тех же нарушений инстинктивного механизма, то вторым нужно дать шанс, предоставив свод правил, что можно делать, а что нельзя. Судя по тому, что сводам подобных правил множество тысячелетий – этот вопрос далеко не нов.

Человечество – вид, появившийся в результате эволюции. В свое время, эволюционируя, человек следовал инстинктам. С усложнением общества человек здоровый инстинктам в равной мере привержен, но не всегда может на их базе принять решение. И потому, чтобы создать систему правил вида, нужно выяснить, что человек делал и как себя вел, когда вид развивался, когда эволюция еще не была закончена. Нужно также выяснить запретные правила, т.е. что сделали люди, не прошедшие через очередное "горлышко эволюционной бутылки" – через период жесткого отбора на соответствие.

Человечество прошло через целый ряд "бутылочных горлышек". Когда не было удачной охоты, вымирали чистые охотники. Когда не было урожая, вымирали чистые собиратели. Так люди и стали охотниками-собирателями. Вот и правило: рацион питания должен быть разнообразным. Хотя и ученые, и целые культуры – например, индийская – ставят этот вопрос под сомнение. Что ж, достаточно сравнить уровни развития цивилизаций индийской и европейской, и выяснится, кто именно прав.

Человеческая группа не рассчитана на существование в некоторых условиях, попав в них, она погибает. То, что оказавшись на холоде без огня, любая группа погибнет – это явно. Но существуют и неявные ситуации, попав в которые, человеческая группа гибнет не сразу, а постепенно, теряя биологическое качество в каждом поколении. Как пример подобной ситуации можно рассмотреть случайный отбор в человеческом обществе, который будет рассмотрен далее.

Кроме того, между человеческими группами существует внутривидовая конкуренция. Все люди на земле – это потомки одного рода победителей, когда-то уничтоживших конкурентов. А потом из разросшегося рода победителей снова вышли победители, и снова все люди – это их потомки. Промежуточных видов человека нет – нет ни синантропов, ни неандертальцев. Это не правило человека, это закон природы, почему-то удивляющий некоторых ученых. Но ведь первым делом всегда и везде уничтожаются ближайшие конкуренты, и только потом – остальные. Промежуточных видов не существует потому, что они были уничтожены основными видами в ходе борьбы за жизненное пространство. Так человек уничтожил неандертальцев, и, возможно, синантропов. А сейчас он добирается до горилл и бабуинов.

Видовые правила существуют; их можно в равной степени назвать правилами игры на выживание в человеческом сообществе. Группы, лучше соблюдающие правила, выигрывают в конкурентной борьбе. Группы, проигрывающие в ней, раньше были обречены на уничтожение, ну а в наше милосердное время – на вырождение.

Человечеству в современном представлении свыше 100 тысяч лет. За это время ни внешних, ни интеллектуальных изменений замечено не было. Современная цивилизация только потому достигла удивительных успехов, что обобщила технический опыт человечества предшествующего. И еще раз – чисто интеллектуально, на уровне мыслительных способностей, человек современный не превосходит человека первоначального.

Среда, в которой в том числе живет и человек, обобщенно говоря – мир – величина изменяемая. Климат, уровень моря, зоны ледников – ничто не стоит на месте. Любой вид в соответствии со средой возникал как динамически развивающаяся единица. Если единица останавливается в развитии, то динамически изменяющийся мир ввергает ее в круговорот циклов. Человек развился когда-то, с тех пор он не развивался. И соответственно, с тех пор он должен пребывать в состоянии цикличности. Так и происходит по сию пору – начиная с циклов цивилизационных и кончая циклами национальными.

Начиная с публикации работы Дарвина делались попытки перенести принципы естественного отбора на человеческий вид. Все эти попытки оказались обречены на неудачу – в человеческом обществе не было выявлено механизмов естественного отбора. Так эти начинания и заглохли. Но ведь каким-то образом человек пришел к интеллекту, а кроме естественного отбора вариантов у «прихождения», у эволюции просто нет... Напрашивается вывод – в доисторические времена естественный отбор в человеческом обществе существовал. Причем это был не просто отбор – в нем присутствовал интеллект как один из элементов. А в современном обществе такого отбора действительно нет.

Для того, чтобы разобраться в сложившейся ситуации, следует прокрутить хронометр к началу человеческого общества; и не обязательно к самому началу, о котором толком ничего не известно – достаточно любого доисторического сообщества, живущего в гармонии со средой и имеющего тенденции к развитию.


Обезьяны

Человек от обезьяны произошел, и человек в обезьяну периодически превращается – о последнем сообщают хроники индейских народов, но даже без хроник на отдельных представителях человеческого вида это заметно. Как только группа людей оказывается в изолированных условиях, сразу появляется вожак, сразу появляются аутсайдеры, сразу возникает психология жизненного пространства и иерархии. Иногда, впрочем, это не зависит от условий, и хвосты отрастают.

Нужно сказать, что обезьянье общество не принципиально отличается от человеческого. В некоторых областях Африки аборигены называют гориллу не обезьяной, а лесным человеком. Существуют области деятельности, в которых обезьяны находятся несколько выше человека. Но для начала – сравнение с человеческих, или шовинистических позиций. Обезьяны владеют множеством технологий, по непонятным причинам приписываемым исключительно человеку.

Первое – это институт власти. Власть как институт сформировалась задолго до людей. Мыши, львы, обезьяны, люди – все эти виды осознают власть. Все виды осознают иерархию, ей подчиняются и периодически устраивают революции. У людей власть только была и есть, как у большинства млекопитающих. И если верить историкам, относящим возникновение власти к концу первобытного строя, то обезьяны давно живут при феодализме. Самое главное, в чем обезьяны человека превосходят – у них нет наследования власти и собственности, нет параметров небиологических, все наследование у них ограничивается задатками, предоставляющими успех в среде равных возможностей.

Институт власти есть у абсолютного большинства высокоразвитых животных. Представители власти организуют и внешнюю политику – войны за территорию с соседями, и внутреннюю – поддержание порядка в собственной группе. За это представители власти перераспределяют в свою пользу потенциал племени – в первую очередь самок. Власть не является священной, и свободный народ обезьян имеет право на революцию, которым периодически пользуется. Старая власть, не способная поддержать порядок – а если происходит революция, это и есть нарушение порядка – свергается, а имущество в виде самок даже не национализируется, а самоопределяется.

Второе – война. Обезьяны ведут периодические межплеменные войны. Победитель получает территорию. Власть должна войну организовать и выиграть в интересах всего рода. При ведении войны роды отличают своих от врагов, а в случае победы делят имущество.

Третье – политика. Не только для высших обезьян вроде шимпанзе, но даже для бабуинов существует искусство политической интриги. Как и у людей, оно применяется в борьбе за власть, а власть, в свою очередь, как и у людей, предоставляет все остальные жизненные блага. В основном политика сводится к созданию коалиций с целью захвата и перераспределения жизненного пространства, а также в формировании общественного мнения самок, которое является неотъемлемым элементом в процессах захвата и удержания власти. Например, у бабуинов гарем не может быть отнят, если самки поддерживают его хозяина; и потому претенденты должны показать этим самкам себя с лучшей стороны, а хозяина – с худшей.

Как пример высокоорганизованной обезьяньей политической интриги приводится случай,  когда на место старого вожака начали претендовать два сильных молодых самца. Первоначально вожак начал делиться самками то с первым, то со вторым. Этим он фактически объявлял каждого своим преемником. Но один из самцов раскрыл смысл обмана и, не пожелав далее мириться с подобной подвешенной ситуацией, организовал революцию. Тогда бывший вожак, отстраненный от власти, начал провоцировать второго молодого на очередной переворот. Второй при поддержке свергнутого вожака – двое сильнее одного – отобрал власть у первого революционера. После этого второй стал вожаком, но придя к власти, он не обращал никакого внимания на то, что старый вожак, не имея на то конституционного права, пользовался самками его гарема.

Четвертое – ритуалы. В стае шимпанзе незаслуженно обидели самца. Недовольный ушел на свалку и через некоторое время вернулся с пустой железной канистрой. Далее он забрался на горку и с помощью этой канистры устроил дикий шум, выражавший недовольство порядком. Стая разбежалась во все стороны. Но выждав некоторое время, власть имущие поняли, что шум исходит не от диссидента, а от его канистры. Недовольного скрутили, наказали, канистру отобрали. После этого канистра стала передаваться от вождя к вождю, и последние использовали ее шумовой эффект для поддержания порядка. Канистра превратилась в предмет культа и атрибут власти.

Пятое – собственность. Палочки для ловли термитов и камни для раскалывания орехов являются частной собственностью. Попытка украсть должна приводить к скандалу, но таких попыток зафиксировано не было. С шимпанзе был поставлен опыт на восприятие денег. Были сделаны автоматы, так называемые "шимпоматы", на одном нужно было работать за дензнаки, в другом покупать на них продукты. Шимпанзе быстро усвоили систему, причем начали не только копить, но воровать деньги друг у друга.

Вышеприведенные способности были присущи человеку в момент его эволюции. Не все из этого стоит копировать – ведь в некоторых областях прогресса обезьяны отстали абсолютно. Потому критический подход заключается в сравнении обезьяньих принципов с человеческими и в выделении положительных элементов. Нижеприведенные способности не присущи обезьянам в природе, и говорят об их потенциальных возможностях, раскрыть которые смог человек.

Гориллы обучаются водить автомобиль, но как большинство людей, не могут его ни сделать, ни даже починить. Макаки – даже не человекообразные – обучались управлять трактором, павианы работали в качестве помощников стрелочников, капуцины ухаживали за больными – включали свет и телевизор и выполняли подобные задания. Шимпанзе обучаются разжигать и тушить костры, а также готовить пищу на плите; если бы огонь был им нужен в природе, они бы им вполне могли овладеть.

Обезьяны понимают чувства и эмоции: две самки украли у третьей ребенка и съели; после чего подошли к потерпевшей и стали ее успокаивать. Да, они понимают, что красть детей и тем более есть их нехорошо. Да, они понимают, что вызовут своим поступком множество негативных эмоций. Но они делают то, что нехорошо, и понимают, что это нехорошо – отсюда недалеко уже до осознания принципа грехопадения. Каннибализм присутствует, но осуждается и наказывается. Взаимопомощь присутствует даже у слонов, но ограничивается высшими интересами: и слоны, и обезьяны на марше стараются помочь своему попавшему в беду сородичу, но если задача не решается, бросают его и продолжают свой путь.

Обезьяны по-разному ведут себя в неволе и на свободе – так же, как и у людей, в замкнутом пространстве, где нет внешней конкуренции, строится жесткая, тюремная иерархия, направленная исключительно на перераспределение внутренней власти. Это результат исчезновения внешней конкуренции при сохранении внутренней. Потому и обезьяны, и люди в особо стесненных, в особо жестких условиях не размножаются. Если у обезьян в неволе достаточно большой вольер, чтобы в нем прятаться и изменять, размножение восстанавливается. Т.е. для поддержания внутреннего баланса и обезьянам, и людям нужна внешняя конкуренция.

В гареме самки подняли мятеж против постаревшего вожака; причем ни угрозы, ни заискивания вожаку не помогли. Исчерпав все средства, вожак пошел к равному по иерархии соседу с просьбой поделиться его гаремом. Сосед подозвал одну из своих самок и предложил ей гостя; но самка отказалась, то же произошло и со следующей. Тогда сосед дал понять, что все, время вышло и как мог выразил сочувствие. Когда несчастный вожак вернулся в свой гарем, там уже вовсю кипела революция, спровоцированная его самками. Вывод: самки собираются в гарем к вожаку не потому, что они обязаны, а потому, что считают его лучшим. И более того – какие-то самки считают его действительно лучшим, а остальные обезьянничают подобно людям.

У обезьян есть право на развод, выражающееся в переходе самок из группы в другую группу не один раз. Именно право, которым можно и не пользоваться, если все сразу получается нормально. Т.е., если вожак самку устраивает, она от него не уходит. Получается, что технологии борьбы у обезьян включают как индивидуальные в виде ухода, так и массовые в виде революций. Есть у них и осознание родства: отсутствие половых контактов между родственниками.

Потенциальные возможности говорить у обезьян есть. Нет только природного механизма, дающего говорящим биологических преимуществ. Обезьяны обучаются говорить языком жестов – сотни слов, причем могут создавать языковые конструкции. Когда у гориллы умерла ее любимая кошка, горилла сказала: "Она ушла туда, откуда не возвращаются". На этом же языке обезьяны даже разных видов могут разговаривать друг с другом. Умеющие «говорить» обезьяны обучают языку детей. Шимпанзе, с первых месяцев жизни воспитанные в человеческом сообществе, к пяти годам понимают большинство практических слов и выражений, и никогда не путали фразы типа «унеси картошку за дверь» или «принеси картошку из-за двери».

Если люди (или носороги) будут уничтожать всех обезьян, не способных общаться, через три поколения все обезьяны будут говорить. С людьми природа, скорее всего, поставила именно такой эксперимент – ведь у многих людей при рождении нет голосового механизма. Люди могут достаточно быстро создать популяцию говорящих обезьян; при опытах обезьяны даже разных видов "разговаривали" друг с другом. Успех был настолько явным, что эксперимент прикрыли – скорее, чтобы не создавать конкурентов человеческому роду и не давать говорящим обезьянам гражданских прав. Нужно отметить, что генетическая немота у людей очень широко распространена; если бы не произошло мутации, дающей людям общаться посредством звуковой речи, они все равно добились бы тех же результатов в развитии, пользуясь языком жестов.

Столь пространное изложение обезьяньих возможностей приводится с тем, чтобы показать роль интеллекта в развитии человеческого общества. У обезьян в борьбе за жизненное пространство все время побеждали более интеллектуальные – и потому они оставляли больше потомков. А низкоинтеллектуальные все время проигрывали, или прямо в своей стае, или в борьбе с другими стаями, и потому потомков у них становилось все меньше и меньше. Это и есть основная эволюционная линия появления и развития человека; причем «появление» – термин весьма условный. Человек сам по себе ничего принципиального не «придумал». Человечество только развило полученные от предков возможности. Но из множества обезьяньих возможностей были взяты только способствующие развитию вида; и главное здесь – интеллектуальная эволюция. От обезьяны к человеку – прямая эволюционная магистраль. Но очень часто получалось, что люди, став людьми, сбивались с этого еще никем не отмененного маршрута все чаще и чаще.

Человека и обезьяну можно сравнивать бесконечно. Но истинный смысл, ценностный смысл этих сравнений проявляется в ситуациях, описанных в мифах, когда «люди превратились в обезьян».

Понимание института власти у большинства людей скорее инстинктивное, чем осознанное – точно так, как и у обезьян. Есть очень мало обезьян, способных планировать и проводить политические операции; большинство особей в политике ничего не понимает. Процентное число людей, способных разбираться в политике, меньше процентного числа обезьян, способных разбираться в обезьяньей политике. Абсолютное большинство и обезьян, и людей способно выражать поддержку или осуждение, т.е. склонно к вождизму, но не способно к конструктивному анализу.

Люди превосходят обезьян в сложности организации сообщества. Если у обезьян вся иерархия сводится к системе власти, то у людей необходимость поддержания конкурентоспособности сообщества требует специализации; общества, в которых весь интеллектуальный потенциал реализуется в борьбе за внутреннюю власть, обречены. Есть очень малое число людей, способных к абстрактному мышлению, мышлению отвлеченными категориями – не свойственному обезьянам. Именно этот тип мышления позволяет создавать принципиально новые вещи и решения. Большинству людей присуще исключительно логическое мышление по схеме «если… – то… – иначе…», свойственное тем же обезьянам. Конкуренция между обезьяньими группами происходит по принципу «победитель просчитал больше логических цепочек». Конкуренция между человеческими сообществами происходит по принципу «кто больше придумал нового»; это так, потому что логические цепочки все люди просчитывают в общем одинаково во-первых, и новшества разрушают логические цепочки противника во-вторых.

Отказ от услуг абстрактного мышления и есть «обезьяний уровень» человеческой группы. Для человеческих сообществ «обезьяний уровень» не есть уровень стабилизации и дальнейшего роста; для них он скорее предсмертная стадия, за которой следуют вырождение и депопуляция.


Разум приходит и уходит

Что человек, что человеческое сообщество могут быть охарактеризованы двумя параметрами: биологической полноценностью и конкурентоспособностью. Оба параметра действенны относительно среды и окружающего сообщества.

Биополноценный низкоинтеллектуальный несет полезный генетический материал, необходимый нации, бионеполноценный такого материала не несет. Обычно биополноценные низкоинтеллектуальные содержат генетические комплекты, направленные на поддержание высокоинтеллектуальных. Высокоинтеллектуальные необходимы для поддержания конкурентоспособности нации; но их мало, а интеллект наследуется не так часто, как бы того хотелось. Потому высокоинтеллектуальные могут специализироваться на своем интеллекте, не обращая внимания на некоторые свои отрицательные качества. Положительные качества, которых им может не хватать, они как раз и получают от смешивания с биополноценными низкоинтеллектуальными. И кажется природно-логичным, что низкоинтеллектуальных гораздо больше, чтобы у высокоинтеллектуальных была свобода выбора.

Биополноценность определяет нижнюю планку интеллекта; человеческое сообщество устроено сложно, и потому низкоинтеллектуальные ему тоже нужны. Но есть предел, переменный во времени, отделяющий низкоинтеллектуального от бионеполноценного. Биополноценный низкоинтеллектуальный может освоить какие-либо общественно полезные операции, бионеполноценный – не может. Поскольку жизнь все время меняется, таких операций становится то больше, то меньше. Например, у примитивных кочующих охотников их просто нет. В городском индустриальном обществе таких операций больше чем достаточно. В современной армии, действующей малыми группами, таких операций уже нет. Планка все время плавает.

Интеллект – способность делать выводы из ситуаций и на их базе принимать решения. Чем больше субъект просчитает шагов «причина-следствие-причина-следствие», чем больше делается выводов, тем выше степень его интеллекта. Потому интеллект есть и у животных, и у механизмов, и не только самых современных. Любое устройство, допускающее разные решения в зависимости от условий, является интеллектуальным. К примеру – даже сливной бочок. И только для человеческого интеллекта можно предложить еще одно определение – это способность моделировать абстрактные ситуации и на базе этого моделирования применять практические решения.

Потому главное в работе с интеллектом – не определение интеллекта как такового, а сравнение количественных параметров с точки зрения конкурентоспособности индивидуумов и групп. Человечество обязано интеллекту фактом своего существования. Интеллект является элементом человеческого естественного отбора. Но интеллект, в силу той же вариабельности, в массовом плане может не только расти, но и падать. Разумеется, второй вариант неприемлем; но человеческие группы с удивительной регулярностью наступают на грабли интеллектуального вырождения.

Обезьяны бывают более умными или менее умными, иначе говоря, более интеллектуальными и менее интеллектуальными. Особая роль интеллекту у обезьян отводится борьбе за самок. Чем интеллектуальнее самец, тем больше у него шансов стать вожаком. Поскольку вожак распоряжается всеми самками, он оставляет максимальное потомство; потомство интеллектуального вожака наследует его интеллектуальные способности (хотя бы на 50%). Эти способности необходимы для внутривидовой конкуренции. В природе все сложено так, что максимально интеллектуальный оказывается и максимально успешным.

Гена интеллекта, как и гена преступности, не существует; интеллект обусловлен как сочетание множества различных генов. Интеллект не связан с биологической полноценностью, в частности, с физическим здоровьем; это удивительно, но факт. Оба параметра являются неотъемлемым элементом биологической полноценности человека, возможно, что и некоторых животных. Традиционный вариант зари человечества – одновременно здоровые и интеллектуальные выбирают таких же партнеров, остальным – что останется. Если отойти от такой традиции и отбирать партнера по отвлеченным признакам, например, по месту жительства или цвету хвоста – число интеллектуальных будет постоянно падать, пока не снизится до уровня, угрожающего сообществу гибелью. В этом случает подобное сообщество чаще распадается, чем гибнет, и во враждующих группах снова восстанавливаются биологические принципы – потому что кто быстрее эти принципы восстановит и создаст приверженную им группу, тот и выиграет в конкурентной борьбе за жизненное пространство.

Даже собакообразные обезьяны – самые дальние родственники человека, например, павианы – умеют кидаться камнями и палками. Но для этого нужно еще и выбрать оптимальный метательный снаряд, и прицелиться. Шимпанзе умеют палками не только бить, но и угрожать. Человек использовал палку как компонент биологического совершенствования. Достаточно интеллектуальные могли ее использовать, недостаточно – нет, потому и были оттеснены от продолжения рода. Следующий шаг в развитии интеллекта, когда уже все научились орудовать палками – некоторые начали понимать, против кого палку стоит использовать, а против кого – не стоит. Недостаточно интеллектуальные под палками и полегли – и отдельные представители, и племена. Потом интеллектуальные стали делить палки на тупые и острые – и появилось копье. А далее процесс развития принял обвальный характер.

Понятие успеха у животных заключается в максимальном количестве потомства. Животное, не обладающее средними или высокими в своей среде параметрами, не даст большого числа потомков. Точно так и популяция, не обладающая достаточными параметрами, будет постепенно вытесняться более интеллектуальными соседями. При равных прочих параметрах у интеллектуальных потомков больше, и даже в тех случаях, где интеллект не работает «напрямую», он обеспечивает количественное превосходство.

В человеческом обществе понятие успеха несколько трансформировалось. Хотя в патриархальных сообществах он вроде бы до сих пор определяется количеством потомков, реально он делится на мужской и женский – чего у животных нет. Потомки не появляются на свет просто так – чтобы они появились у мужчин, нужны женщины. Женщины выбирают успешных партнеров – успешных с точки зрения общества. Успех основной – в воспроизводстве оказывается предопределенным своими составляющими, число которых у животных (и у биополноценных людей тоже) определяется соотношением силы и интеллекта. А у человека появились новые, не природные факторы, и забегая вперед, эти факторы человеческого «успеха» и ставят нации на грань вырождения. Главный из них – успех в наследовании, в равной степени делающий человека «успешным» членом сообщества.

Признаки, по которым человеческие сообщества эволюционируют, рано или поздно достигают максимума. Первый период – мужчины больше размером, чем женщины. Этот период эволюции закончился. Второй период – мужчины интеллектуальней, чем женщины. Выбор по размеру закончился, завершившись нахождением гармонии – женщина в идеале на полголовы ниже мужчины, и ситуации этой уже тысячелетия, прогресса больше нет. А вот выбор по интеллекту остался – и, скорее всего, раз возникнув, он будет всегда определять полноценность человеческого рода.

Чем сложнее какое-либо свойство человека, тем выше разброс его параметра – вариабельность, и тем сложнее механизм наследования. С 19 века идет поиск так называемых преступных задатков, передающихся по наследству. Результат – нулевой; потому что и параметров очень много, и наследственность не явная, и само общество может быть преступным или вырожденным. Интеллектуальные способности по сложности представляют подобный случай. Это притом, что ученые толком не могут договориться, что же вообще представляет собой интеллект, и только дилетанты имеют вполне конкретное о нем представление. Происходит так потому, что во-первых типов интеллекта несколько и различаются эти типы не количественно, а качественно; во-вторых, создание методики определения типа интеллекта и количества в этом типе может создать проблемы для представителей власти. Можно догадаться, что будет, если после имени политика будет стоять интеллектуальный коэффициент, и каждый не-политик сможет этот коэффициент проверить.

Человек – биологическая единица, человечество – биологический вид. Интеллект только количественно выводит человека из мира животных, поскольку интеллект, во-первых, не является только человеческим проявлением, а во-вторых, интеллект есть почти у всех, и вопрос стоит только о его количестве.

Миллион лет назад археологами зафиксировано использование огня, тогда же прекратился физический рост, скорее всего, достигнув естественного оптимума. Человек перестал изменяться физически, но только визуально физически. Отбор физический сменился отбором по наблюдательности и способности замечать последовательности событий, отбором по восприимчивости алгоритма «если – то», – присутствующего не только у крыс, но даже у тараканов. Выигрывал тот, кто мог найти больше «если» и вывести из них больше «то». Когда первый алгоритм стал всеобщим, появился алгоритм «если – то – иначе», и т.д., без какого-либо революционного перехода. Когда все стали достаточно сильными и в силе почти равными, пошел отбор по интеллекту.

Человеческий интеллектуальный прогресс от животного по сути не отличается. В городе живут три типа кошек – одни убегают от собак, другие – шипят и выгибаются, третьи – анализируют собаку и делают то или другое. Третьи – интеллектуальней. Первые в силу трусости будут подавляться своими, вторых съедят бультерьеры, третьи останутся – шаг эволюции будет сделан. И от третьих пойдет более интеллектуальное потомство.

Один питекантроп выломает себе слишком большую дубину, и не сможет ею толково управляться – проиграет. Другой, дабы не таскать с собой слишком тяжелую вещь – легкую; но легкая бьет не сильно – проиграет. Третий – среднюю – чтобы и бить можно было, и носить с собой было легко. Задача выбора оптимальной дубины делает ее решивших более успешными. Современные обезьяны частично научились пользоваться палками, но когда потомство научившихся отгонит остальных от самок, останутся только потомки умеющих оружием пользоваться, т.е. более интеллектуальные. Тогда следующей стадией будет выбор палок. У человека подобный отбор по интеллекту с указанной стадии идет уже 4 миллиона лет. Но интеллект развивается не по прямой, а экспоненциально.

Примеров эволюции можно привести массу. Оружием австралопитеков были длинные кости антилоп – ими они проламывали черепа своих главных пищевых конкурентов бабуинов и периодически себе подобных. Можно представить кость с жилами, которую за жилы можно кидать. Кидая, можно раскручивать. Намотав на руку, можно придумать петлю. Намотав, можно бить. Ударив, можно заметить, что тяжелая кость закручивается вокруг цели. Заметив это, можно создать оружие из отдельных костей и жил. Разбираясь с жилами можно придумать узел. А дальше остается примотать к палке камень, и получится каменный топор. На каждое действие, начиная с австралопитека – по сто тысяч лет или по пять тысяч поколений – не так и мало. Все действия должны давать применившему их какие-либо преимущества, особенно в размножении. В результате растет интеллектуальность популяции.

Мелочи могут решать очень много. Например, интеллектуальный потенциал европейцев вроде бы точно такой, как и американцев. Вроде бы. Европейского потенциала не хватило на компьютерные технологии. В результате европейские страны несут громадные материальные убытки и одновременно отстают в технологическом прогрессе. Значит, интеллектуальная разница есть. Она слишком мала, чтобы ее заметить, но она достаточна, чтобы перераспределить соотношение мировых сил.

Смысл вышесказанного – показать, что эволюция человека шла по интеллектуальному принципу в сочетании с жестким естественным отбором, включающим в себя как оттеснение от воспроизводства менее интеллектуальных сородичей, так и истребление менее интеллектуальных соседей.

Биологическая единица качественно определяется степенью биологической полноценности, исходя из адаптации к природной среде. В свою очередь эта адаптация – результат естественного отбора, имеющего генетическую природу. Человечество как таковое к природной среде не адаптировано, поскольку условия его существования в разных точках прямо противоположные. И потому интеллект – обязательный элемент адаптации.

Эволюция во многом обусловлена климатическими колебаниями. Периодическое ужесточение условий, связанное с ледниковыми периодами, оставляло в живых самых интеллектуальных – поскольку морозоустойчивым человек так и не стал, оставшись существом тропическим. При положительных климатических условиях люди территорию заселяют и живут, не прогрессируя. При похолодании на этой территории выживают не самые морозоустойчивые – таких признаков по сути у человека нет – а опять самые интеллектуальные. Любой вызов природы после возникновения интеллекта вызывал выживание самых интеллектуальных с развитием этого самого интеллекта.

Интеллектуальные получают более здоровых партнеров и воспроизводят больше здоровых, а одновременно и интеллектуальных, детей. В литературе интеллект и физическая сила часто противопоставляются – но это в принципе неверный подход. Человек совершенный – это не интеллект и не сила, это гармоничное сочетание первого и второго. Естественно, только интеллекта недостаточно для успеха. Но, похоже, в остальном люди были примерно равны, и интеллект был фактором, изменявшим соотношение сил.

Человек растет только под нагрузкой. Интеллект может биологически совершенствоваться только в том случае, если является фактором биологического отбора, под давлением которого выживают более интеллектуальные. Общий процесс интеллектуального совершенствования фактически завершился с появлением кроманьонца. Но в некоторой степени продолжался до существования неандертальцев – проигравших человеческому интеллекту.

Дальше началась стабильность и цикличность. Общество, построенное на социальных принципах, периодически может обходиться без интеллектуалов. Когда интеллект перестает давать своим владельцам какие-либо преимущества, число случаев его наследования снижается. Без интеллекта человеческое сообщество снова превращается в стадо обезьян. А в стаде обезьян снова начинается внутренний отбор по интеллекту – снова менее интеллектуальные будут проигрывать. Стабильное общество, не нуждающееся в биологическом развитии, неизбежно попадает в ловушку циклов. Нет стимула интеллектуального развития – начинается интеллектуально вырождение. После чего рано или поздно ситуация ухудшается до такой степени, что встает вопрос: или интеллект снова будет иметь преимущества, или сообщество погибнет (чаще случалось второе). Интеллект в пределах «осколков» сообщества за какой-то период восстанавливается – и снова социальность (в виде наследования успеха) нивелирует необходимость в развитии.

С тех пор интеллект появился и стал основным фактором отбора, человечество постоянно балансирует на грани превращения обратно в обезьян – как только отбор отклоняется от средней величины, достаточной для поддержания этого самого интеллекта. Более того, как только отбор переходил на социальный уровень – а это неизбежно случалось с ростом социальности и всегда с возникновением цивилизации, возникала угроза популяционно-видового исчезновения. Но становилось это очевидными только тогда, когда поздно было предпринимать какие-либо действия, кроме жертвоприношений и прорицательства.

Адаптационная, а равно популяционная единица естественного отбора – этнос или нация. Нация, как и человек, обладает интеллектом, но только суммарным. Интеллектуальные способности наследуются, но в явной форме степень наследования не определена. Исходя из самых различных и противоречивых тестов, где разброс в наследовании измеряется от 12 до 80%, можно придти к компромиссному результату порядка чуть выше 50%. Неизвестно, как в природе появилась такая величина; но если бы она было меньше 50%, для интеллектуального прогресса понадобилось бы не четверо детей при смертности 50%, а несколько больше, или большей должна была бы стать смертность.

Для того, чтобы интеллект поддерживался, чтобы интеллектуальные выбирали интеллектуальных, необходим еще один механизм, присутствующий у высокоорганизованных животных – свободный выбор партнера. Этот механизм настолько важен, что ему посвящена одноименная глава.

В качестве вывода из этой главы можно придти к тому, что человеческий интеллект балансирует на острие иглы. При любых нарушениях балансировки человеческие группы интеллектуально деградируют и становятся жертвами природных сил или более интеллектуальных соседей.


«Примитивные» народы

Если у какого-либо явления существует несколько равносильных объяснений, то самое простое и будет самым верным. Само это правило сформулировал средневековый английский философ Оккама. Потому, чтобы разобраться с древними артефактами, а именно с вопросом «зачем они построены», мыслить нужно так, как мыслили строители. У современной цивилизации есть термин «примитивный»; потому можно сказать «примитивное мышление». С этим мышлением и нужно разобраться.

Само понятие «примитивности» достаточно условно. В 18 веке, еще не додумавшись до «формаций», историки предложили универсальную систему трех фаз развития «народа»: дикость, варварство и цивилизацию. Отголоски этой совершенно дикой концепции постоянно встречаются даже в современной литературе. Опровергать ее не имеет смысла, поскольку это уже было сделано в конце 18 века; и потому слово «примитивный» здесь и далее будет ассоциироваться с народами, гармонично существующими в природной среде и не наносящими вреда этой среде, безо всякого негативного оттенка.

Воспитание людей из примитивных народов с рождения в «цивилизованной среде» приводит к тому, что интеллектуально эти люди не отличаются от воспитателей. Получается, что потенциал интеллекта одинаков, просто он уходит на что-то другое, он используется по какому-то иному назначению. Так что слово примитивный в данном контексте значит не «отсталый», а «иной».

«Примитивный» человек более конкретен. Он не мыслит абстрактными понятиями, поскольку они ему не нужны. В его языке нет абстрактных терминов – «примитивные» языки исключительно конкретны и информативны. Все абстракции у подобных народов заимствованные – или от собственной працивилизации, либо от цивилизации чужой. К тому же этот человек очень наблюдателен. Из этого можно сделать вывод, что «пропавшая» часть интеллекта тратится на наблюдательность – т.е. на выявление связей между объектами и субъектами окружающего мира.

Итак, примитивно не значит «проще», а значит «иначе». Тогда будут два объяснения – одно по логике древнего строителя, а остальное – по логике современного человека. Что тогда будет проще – то и будет вернее. «Стоунхендж-обсерватория» – это слишком сложно; но если это сложно, то это должно быть и точно в деталях – но ведь это не так.  Все мегалитические загадки должны быть предельно просты, а их решения – общедоступны и жителю Египта, и папуасу британских островов.

Народы цивилизованные и народы примитивные – это деление в принципе надуманно. Оно условно и относительно, потому что не биологично. Хотя бы потому, что интеллектуальный прогресс закончился 100 тысяч лет назад, когда такого деления еще не было. Интеллектуальные способности "примитивных" людей фактически такие же точно, как у цивилизованных. Но необремененность интеллекта условностями цивилизации позволяет делать гораздо лучшие жизненные наблюдения. Биокачество выше. Жесткость условий тренирует наблюдательность. От наблюдательности один шаг до извлечения выводов. А от способности делать выводы один шаг до интеллекта, до интеллекта на основе наблюдательности, а не на основе унаследованного знания.

Так называемые примитивные народы имеют весьма хорошее представление о практической биологии – в силу той же наблюдательности. Когда говорят о примитивных народах, часто утверждается, что они «ближе к природе». Эти народы действительно живут по принципам, более биологичным, чем народы цивилизованные. Или, конкретизируя: эти люди лучше чувствуют среду обитания, поскольку лучше ее наблюдают. Поскольку они наблюдают среду, они так или иначе воспроизводят ее в своей жизни, даже не желая и не понимая того. Встречаясь с естественным отбором, они так или иначе повторяют естественный отбор в собственной жизни хотя бы по принципу: «лучшая женщина – самому сильному и умному». Примитивные люди более практичны, чем современные, и более наблюдательны.

Первый опыт социальности можно назвать «доцивилизацией». В результате мышления, основанного на природных принципах, еще не утраченного мышления, доцивилизация должна была иметь очень хорошее представление о принципах популяционной биологии человека. Причем любая доцивилизация, где бы она не возникла. Но тогда, в тот золотой век никто не знал, что эти принципы нельзя нарушать. Потому первоначально працивилизация об этих принципах знала, но им не следовала. Когда вырождение приняло катастрофический характер, тогда только ученые эти принципы сформулировали. Но працивилизации уже не стало.

Астрономия – это сугубо практичная наука. Ориентирование по солнцу и полярной звезде является чуть ли не обязательным образовательным минимумом при многодневной охоте. Созвездия видели и описывали жители приэкваториальных территорий – именно эти люди могли видеть созвездия настолько хорошо, что запоминали их детали. Жители северных регионов различали только основные созвездия, напр., большую медведицу. При том, что внимание было поставлено лучше современного, равный современному интеллект было просто некуда девать, и запоминание созвездий становилось общим элементарным знанием.

Трудно представить, что биологически ориентированное мышление было утрачено сразу и вдруг. Скорее, оно на протяжении тысячелетий вытеснялось мышлением социальным и религиозным. Когда уровень интеллекта повышался, создавались абстрактные конструкции, объясняющие окружающий мир. Помимо сельскохозяйственной и охотничьей практики это были биологические концепции и астрономические знания. С тем, как уровень интеллекта падал, эти знания превращались в ритуальные и религиозные. В основном методом превращения был повтор действий без осознания их цели.

Древние люди мыслили конкретно, абстракции им были в общем чужды. Знания примитивных народов строго практичны. Дикий человек не будет лишний раз слушать несработавшее заклинание – у него и без того дел предостаточно. Все заклинания есть дело рук цивилизаций. И все заклинания – ранее имевшие практический смысл тексты. Так что любые абстрактные религиозные знания – это следы ушедшей цивилизации, появившейся и исчезнувшей.

Нации древности не были примитивными, они были психологически другими. Гибель наступала, когда нации становились такими, как сейчас. Не только прогресс человечества, но и поддержание его на достигнутом когда-то уровне построены на элементе биологического прогресса, возникшего десятки тысячелетий назад, и с тех пор человечество не прогрессировало. Оно только накапливало опыт, двигаясь в водовороте циклов падение качества – рост качества.


От первой деревни – к Австралии

Человеческая стая имела ареал, но все время находилась в движении, в поиске. Кочевники так существуют до сих пор. Но кому-то везло – кому-то досталось место, с которого не было необходимости уходить. Это могла быть и река с рыбой, и звериная тропа. Получившие долю такого успеха быстро увеличивали количество. Только охотники на крупного зверя жили, перебираясь от стоянки к стоянке – но уже в палеолите они составляли меньшинство населения. Кроме того, они мигрировали с севера на юг, подобно как сейчас это делают птицы. Они шли на север за теплом и за теплом возвращались на юг. Нужно заметить, что серьезно мигрирующие охотники во-первых никогда не составляли человеческого большинства, а во-вторых, к 15 тыс. до н.э. уже стали исключением из общего правила оседлого населения. Примитивные укрытия умеют делать и обезьяны, и даже птицы. Люди создали подобные укрытия, и, поскольку никуда от них не уходили, постоянно занимались их совершенствованием.

Одно из самый распространенных заблуждений – мнение, что деревня появилась у земледельцев. Даже в современном мире существует множество охотничьих племен, и все они живут в деревнях, контролируя свой ареал. Уже после того, как деревни появились, можно было заметить, что принесенные и рассыпанные зерна прорастают – и это было началом земледелия. Именно в деревни сгоняли "военнопленных" диких баранов и коз – так появилось скотоводство.

Первоначально в деревне всегда жил один род, одна большая семья. Но с увеличением численности и с необходимостью объединения перед лицом возможных конкурентов деревня стала объединением нескольких родов. Поскольку даже в разделенном состоянии роды были родственными, женщинам все равно приходилось из деревень уходить. Система "много родов в деревне, но женщины все равно уходят" практиковалась в России до конца 19 века. Только некоторые народы дошли до родословных, что дало возможность заключать браки между родственниками из максимально отдаленных родов – но эта практика не стала всеобщей.

Первый шаг к цивилизации – возникновение взаимодействия между родовыми деревнями. Женщинам нужно было перемещаться, что требовало создания системы безопасности. И с тем, как перемещения становились дальше, система безопасности распространялась до возникновения системы власти, т.е. до появления людей, специально выделенных для сопровождения и охраны этих путей. Зоны перемещения женщин определили территории первых племен.

С развитием общества появилась идея: поскольку кровь одна и близлежащие роды являются родственниками, им не стоит воевать друг с другом. Потому нужно устанавливать правила и решать конфликты без крови, тем более что кровавых конфликтов было больше чем достаточно с неродственными соседями. Это еще один шаг к племенной организации.

Развитие родственных и военных связей между деревнями привело к появлению племен. Но на границах природных зон люди значительно отличались друг от друга, и женщинами не обменивались. Получалась ситуация – несколько разных племен с одинаковыми людьми против племен с другими людьми. Так появились предпосылки для возникновения наций. И даже в наше время можно заметить, что у людей, живущих в глубинах ареалов с нечеткими границами, национальное сознание выражено гораздо слабее, чем у жителей ландшафтных переходов.

Доцивилизация – это система деревень и племенных союзов. Працивилизация – это система взаимодействующих городов. Анализируя социальные предпосылки возникновения племен, можно придти к выводу, что они существовали еще десятки тысячелетий назад, и в то же время были возможности для возникновения не только племен, но и племенных союзов. В качестве подтверждения можно предложить ситуацию, в которой находились североамериканские индейцы до захвата их территории: то, что в литературе называется индейскими племенами, реально было племенными союзами, с некоторой натяжкой – нациями.

Працивилизацию относят к 10 тысячелетию до н.э. Она сама в высшей степени легендарна, но данные раскопок свидетельствуют об еще более ранней системе человеческой организации. Назвать эту систему цивилизацией можно с очень большой натяжкой. Но какая-то система организации общества существовала. Об этом говорят данные расселения человека.

Даты столь далекого времени не могут быть точными. Как основной факт существования цивилизации в то время можно представить заселение Австралии. Это заселение – факт; человеческих погребений до этой даты на удаленном материке не обнаружено. Споры вокруг даты, конечно, ведутся, но только официальными специалистами – некоторые предлагают перенести эту дату еще дальше в прошлое. Но учитывая, что в Китае человек появился немного раньше этой даты, а в Европе – немного позже, все-таки 40 тысячелетий до н.э. – скорее всего ближе к истине.

К дате 40 000 лет до н.э. можно отнести и заселение Америки; но нужно признать, что если с Австралией дата достаточно точная, то с Америкой такого нет. Генетические исследования дают дату разделения американцев и евразийцев в 20 – 40 тыс. лет. Лингвистический анализ дает дату разделения 30 тыс. лет, но эти данные имеют характер дополнительных.

Поскольку существует явный факт расселения в 40000 году до н.э., заселение Америки стоит отнести к этой же дате. Официальные историки ориентируются на дату порядка 20 тыс. до н.э., альтернативные считают верной дату 45 тыс. до н.э. по находкам из района Педро Фурада.

К 40-му тысячелетию до н.э. у человечества были копья с каменными и костяными наконечниками, сшитая одежда, церемониальное погребение, краска. Захват человеком мирового господства за столь короткий срок говорит о вспышке прогресса. Вспышка прогресса технического обычно неотделима от прогресса социального, который в то время мог выразиться единственно возможным способом в возникновении племенных союзов – наций. А факты заселения говорят о том, что было на чем плавать.

Австралия и Новая Гвинея в то время представляли один континент. Острова Суматра и Ява являлись частью Евразии. Между ближайшими точками континентов было порядка 700 км воды по прямой. Были, конечно, и острова, мало изменившиеся с тех пор, но до островов тоже нужно доплыть. Охотники и собиратели не умеют плавать через проливы, не говоря уже про моря.

Охотники и собиратели действительно умеют преодолевать водные препятствия. Их средства передвижения – челны-долбленки и каноэ – каркасы, обтянутые шкурами. Ни на первом, ни на втором 700 км моря не преодолеть. Были еще и плоты. Несколько человек могут переплыть на плотах Тиморское море в 400 км. Но эти несколько человек не смогли бы основать население, занявшее целый континент.

Но как иначе? С точки зрения современных историков было так: выбежал охотник из леса, срубил дерево и поплыл на нем в Австралию; возможно, преследуя кабана. При том, что простые охотники и собиратели не организуют морских экспедиций; их и европейские короли с трудом организовывали.

На плотах нет смысла выходить в море. Скорость плота составляла порядка 60 км в день. Плыть было 10 дней, если точно знать, куда плыть. Но паруса не было. А плот на веслах – это абсурд. С плотов нельзя даже ловить рыбу. Должны были быть лодки, причем хорошо управляемые и достаточно быстрые. Лодки должны были везти тех же самых охотников-воинов – соответственно, у лодок был транспортный ресурс, чего нет у даже у самых совершенных лодок рыболовных.

Для переселения нужна не просто лодка, нужна транспортная лодка, способная взять переселенцев со всем первоначальным имуществом. Картина смотрится так, что десятки специальных лодок перевозили сотни людей. Но это никак не вяжется с охотниками и собирателями.

Эта лодка не может быть плотом, и эта лодка должна быть достаточно вместительной и грузоподъемной. Плот системы Кон-Тики для этой цели не годится, поскольку парусов в то время не было, а весла на него поставить проблематично. Охотники и собиратели не строят грузовые лодки без приказа свыше, поскольку в повседневной жизни они им не нужны; большинство таких народов и не представляет, что такая лодка вообще может быть. Так что чтобы построить такую лодку, нужны были специалисты по этим лодкам.

Расселение возможно при самых разных условиях. Но расселение с переправой через море требует специализации на охотников и моряков под одной властью. Для расселения нужна повышенная плотность населения на самой территории расселения – а где плотность населения, там и концентрация власти.

Прежде чем переселяться, нужно знать, куда переселяться. Разведчики должны были исследовать всю акваторию, чтобы найти новый материк. Сначала кто-то должен был сплавать в Австралию и вернуться, кому-то об этом доложить, а потом уже по чьей-то воле переселение было бы возможным. Переселение должно было быть массовым и организованным – с властью, с организацией флота, с разведкой и прочими атрибутами. Кто-то исследовал моря, кто-то анализировал данные докладов, кто-то принял решение переселиться и отдал приказ построить транспортные средства.

Многие острова Океании были заселены только после 1000 года нашей эры. Если бы в 40000 г. до н.э. люди плавали хаотично, они бы отметили присутствием эти острова намного раньше указанной даты заселения. Так или иначе, сам факт переправы свидетельствует в пользу существования протогосударства, объединяющего как охотников, так и рыбаков через контроль над территорией, к тому же располагающего транспортными судами и достаточной властью, чтобы выполнить весьма нелегкую задачу – заставить народ двинуться с места.

Чтобы пройти в Америку по Берингову перешейку, нужно преодолеть 3000 км. Но это только в том случае, если знать, куда идти и зачем. Если продвигаться по этому маршруту, устраивая стоянки, зима застигнет на полпути, и ни в Америку, ни обратно в Азию никто бы не добрался. С другой стороны, если бы шел один род или одно племя, добравшись, эти люди все равно бы выродились из-за близкородственного скрещивания.

Два вывода: поход был организован, и шла многоплеменная группа людей, по сути нация. Люди уходили, и должен был быть повод уходить – скорее всего, перенаселение. Люди знали, куда они шли – и потому нужно предположить, что существовала разведка. Люди шли быстро, порядка 30 км. в день – значит, у них был маршрут и управление.

И заселение Австралии, и заселение Америки невозможно отнести к стихийным явлениям. Люди шли цивилизованно. Конечно, можно предложить дату заселения, отличную по времени от австралийской. Но тогда получается слишком много неизвестных «цивилизаций» в совершенно невообразимом прошлом.

Неандертальцев начали вытеснять примерно в это же время. На полное уничтожение этого вида ушло порядка 15 тысячелетий – с 40 по 25-е. При таком сильно растянутом процессе никакая организация невозможна. Заселение Европы – это несомненно стихийный процесс. Потому можно предположить, что ничего подобного Тихоокеанской человеческой организации в Европе не было.

Эта цивилизация, скорее всего, была первым опытом расслоения и социальности. Результатом последней было вырождение. После чего произошел откат от организации к прежнему родовому строю охотников и собирателей. Как трагедию этот откат человечество вряд ли восприняло, да и сомнительно, могло ли тогда оно оценивать столь глобальные тенденции. Человек, как следует из переселений, мог оценивать расстояния и располагал системой власти. Кроме того, он мог в пространстве свободно ориентироваться – по солнцу и звездам.

После растворения цивилизационной структуры в первоначальной среде утрачены оказались специализация и власть. Утраченным оказалось и искусство создания племенных союзов – поскольку не фиксируется их развития. А в плане техническом утраченными оказались большие лодки, поскольку их стало делать некому и незачем.

Для тихоокеанских народов неолит еще не кончился, однако это не помешало Тойнби найти у них все признаки отдельной цивилизации. Можно даже предположить, что эта цивилизация и есть продолжение самой первой працивилизации. Итак, 40000 г. до н.э. – цивилизация охотников по принципам современных народов Океании, построивших в том числе статуи острова Пасхи.

К 40000 году до н.э. существовали племена и племенные союзы. Наличие невыродившихся народов Америки и Австралии свидетельствует о переселении нескольких племен, поскольку одно племя не смогло бы обеспечить достаточного для нормального воспроизводства генного разброса. Т.е. в плане социальном люди 40000 г. до н.э. совершенно не уступали североамериканским индейцам образца 18 века.

В последнее время появились публикации, в которых утверждается, что в Центральной Америке найдены захоронения людей, принадлежащих к белой расе. При более пристальном рассмотрении источников выясняется, что найдены скелеты с признаками белой расы, что не совсем то же самое. Это вроде бы подтверждает факт древнего трансатлантического контакта. На самом деле белым людям было не обязательно приплывать в Америку. Переселенцы, изначально пришедшие на этот материк, несли генный комплект еще не разделившихся белой и желтой рас. И на каких-либо американских территориях процесс отбора мог пойти таким образом, что белые получили какие-то преимущества. Это могло быть только через несколько тысячелетий после заселения. Это могло быть, но это весьма невероятно.

Все выводы говорят о том, что картина стабильного и постоянного прогресса даже в столь далеком прошлом не проходит. Был прорыв – но его энергия достаточно быстро иссякла. Был цикл – возможно, цикл первой цивилизации, растворившейся в первобытном мире. Но все следующие циклы после него пошли гораздо быстрее.


Человек с точки зрения биологии

Человек стал существом социальным. Но раньше он был существом природным, существом, руководствующимся биологическими принципами. В современном обществе не прослеживается эволюция, а если и прослеживается – то социальная. Но чтобы человеком стать, человек должен был эволюционировать по природным принципам. Он должен был накапливать определенные признаки, чтобы быть совершеннее.

Для развития нужно было иметь биологическое мышление. На уровне психологическом, да и на уровне этнографическом восстановить его фактически невозможно. Психологически человек изменился. А этнографически чистых групп людей, живущий в природной обстановке, почти не осталось – все вроде бы изолированные примитивные народы испытали на себе контакт с цивилизациями, отчего их психология сдвинулась с изначальных принципов. Единственный вывод: чтобы природные закономерности эволюции человека раскрыть, нужно обратиться к современным популяционно-биологическим исследованиям.


Биологическая полноценность

Люди рождаются неравными. Успех человека в первоначальных природных условиях зависит от его природных качеств. Природные качества человека можно измерить степенью биологической полноценности. Причем полноценность эта должна определяться по двум направлениям – общечеловеческая полноценность и адаптационная (национальная) полноценность.

Люди с древнейших времен пытались разложить человека на компоненты. Например, по индийской методике, вся материальная природа, в том числе и человек, состоит из компонентов добродетели, страсти и невежества. Реально человечество делится на национальных и не-национальных, в число которых входят лица смешанной национальности и лица с генетическими нарушениями. Это – основа. Все остальное производно, все остальное должно рассматриваться исходя из первичного деления. Итак, четыре типа: биополноценные адаптированные, биополноценные неадаптированные, бионеполноценные адаптированные, бионеполноценные неадаптированные.

Дефектные гены есть у каждого здорового человека. Никогда нельзя утверждать, что конкретный ребенок родится здоровым. Но можно предопределять с точностью медицинских методик, сколько детей в семье родится здоровыми, если некоторое число детей уже родилось. И потому полноценность – это только степень. Но биополноценного человека можно попытаться определить.

К биополноценным относятся особи, у которых дефектные гены не мешают функционировать им как элементам природной среды. Подходит даже для животных. К особям биополноценным национальным относятся особи с вышеуказанным пунктом плюс с наличием комплекта генов адаптации под ландшафт. Если попытаться определить иным, аналоговым путем, то человек биополноценный должен обладать природными свойствами, позволяющими воспроизвести потомство в условиях  родного ландшафта. Нужно отметить, что наблюдательность и интеллект обязательны в обоих случаях. Существует и возрастной критерий биополноценности, но в данном случае им можно пренебречь, поскольку он не влияет на качество потомства.

Термину «полноценность» не одна сотня лет. Основополагающий тезис концепции Адлера, пришедшей на смену концепции Фрейда, звучит как «потребность в самоутверждении – а по Адлеру это направляющий фрейдовскую энергию императив большинства людей – основана на осознании собственной неполноценности». Неполноценность имеет множество имен, в том числе «первородный грех» христианства – это тоже биологическая неполноценность. Фрейдовская концепция примитивна и потому безопасна; если все одинаковые «скотики» – это не повредит никому. В России Фрейд издавался массовыми тиражами, но крошечный и на самом деле логический шажок от Фрейда к Адлеру сделать никто не посмел – на Адлере начинается «зона отчуждения» в психологии.

У бионеполноценных дефектные гены мешают человеку функционировать или внешне проявляются. У бионеполноценных дефектные гены способствуют подавлению своего носителя коллективом. Такой человек или бы оказался неконкурентоспособен сам по себе, или был бы оттеснен от воспроизводства более успешными сородичами.

Биополноценные всегда имеют высокие шансы на здоровое потомство. Бывает, что у двух биополноценных с потомством не получается, но это решается сменой партнеров. У бионеполноценных шанс биополноценного потомства тоже присутствует, бывает даже, что он не так уж и мал, но конкуренция в человеческом сообществе обычно не дает этот даже не малый шанс реализовать.

Дефектные гены есть у каждого человека, и именно они задают уровень биологической неполноценности. Не всегда, даже далеко не всегда они выражены явно. Как пример, заложенные в людей на инстинктивном уровне механизмы выбора необходимы для поиска такого партнера, который бы нейтрализовал эти гены в следующем поколении. Отсутствие возможности выбора вследствие отсутствия механизма выбора – это тоже форма бионеполноценности. Исходя из определяющего значения выбора партнера само понятие биополноценности невозможно рассматривать без учета степени состояния механизма выбора. А увидеть действие такого механизма возможно только в случае биологической аварии потомства.

Существует много людей, биополноценность которых по внешним критериям точно определить нельзя. Это зона неопределенности – ей нельзя пренебречь при подходе к человеку как личности, но можно при анализе человеческих сообществ. В отличие от первых двух, регулярно меняющихся, можно создавать относительные методики определения процентной границы исходя из решаемой утилитарной задачи.

Биологическая полноценность – понятие национальное, поскольку для нации оно измеряется процентом здоровых и одновременно адаптированных. Биополноценность – понятие индивидуальное, поскольку для человека оно измеряется наличием. Но биополноценность – понятие не семейное, поскольку в семье могут быть представлены различные уровни биополноценности вплоть до взаимоисключающих. Вывод: для самого понятия биополноценности существуют личность, нация, но никакой семьи не существует. Потому по всей истории идет красная нить конфликтов между интересами национальными и семейными как отражение перманентного конфликта в желании нации повысить свое качество и в желании семьи увеличить сувое пространство. Интересы национальные конкретизируются в интересы групп, а интересы семейные объединяются в интересы клановые.


Принципы вида

Принципы вида представляют собой комплект правил, писаных или нет, определяющих поведение лиц, соответствующих биологическому стандарту всех наций. Лица, не соблюдающие эти правила, не рассматриваются биополноценными нациями как биополноценные экземпляры.

Принципы вида должны противодействовать механизмам вырождения, точно так как техника безопасности противодействует техническим механизмам «в стремлении» нанести вред человеку. И, как и техника безопасности, принципы вида не всегда спасают от вырождения; следование этим принципам только снижает степень риска.

Принципы вида можно разделить на два уровня – сначала идут принципы, следственные от инстинктов, а после – повадки, возникшие в результате действия инстинкта подражания, а именно подражания неосознанного. Уровень повадок делится еще на два – на общечеловеческие, рассмотренные ниже, и национальные, не относящиеся к принципам вида.

Человеческий вид сформировался под действием естественного отбора. Для него скотство начинается, когда нарушаются принципы естественного отбора, создавшие вид.

Эти принципы включают в себя традиционный секс и создание семей (не обязательно вечных). У обезьян существуют различные варианты, в большинстве случаев все ограничивается традиционной ориентацией. Гомосексуализм и групповуха существуют только у карликовых шимпанзе (бонобо); но у последних очень высокая плодовитость и соответственно очень высокая степень отбраковки. Человек себе такие плодовитость и степень отбраковки позволить не может. Люди нарушают эти правила только при массовом вырождении.

Эти принципы включают секс по взаимной симпатии (Свободный выбор партнера). Присущ всем видам обезьян; иное дело, что не все обезьяны индивидуально им пользуются, предпочитая подражать успешным сородичам. Замечено, что у животных видов, где взаимная симпатия не используется, отбраковка очень высокая. Иначе, свободный выбор повышает качество потомства. Сама механика обезьяньего и человеческого восприятия, или "формула любви" неизвестна. Некоторые человеческие сообщества не предоставляют своим членам возможности выбора. Это приводит к биологической деградации этих сообществ. Несвободный выбор – признак экономически отсталой страны. Социальный секс по принципу "вожаку надо дать" имеет в корне биологические, а не социальные причины; к тому же вожаку при достаточном желании можно изменить. Или вожака можно сместить – причем сместить вожака могут не только конкуренты, но и его собственный гарем. Основной или биологический смысл свободы вообще – это свобода выбора партнера. Все остальные свободы производны и существуют для реализации свободы первоначальной.

Свободный выбор партнера как обязательный элемент включает наличие разводов. Обезьяны имеют право на переход между группами. Принципы нарушаются человеком повсеместно – от заперта разводов у католиков до ограничения в выборе социальной группы в Индии и от смертной казни за измену у некоторых мусульман до экономических ограничений свободы перемещения. Основной смысл социальности – это обеспечение вышеприведенных свобод.

В селекционной биологии (а селекция означает выбор) существуют всего три ключевых направления: естественный отбор, искусственный отбор и случайный отбор. Опытом тысячелетий доказано, что естественный отбор ведет к повышению качества нации, искусственный отбор – к приобретению всей нацией какого-либо одного комплекта, первоначально, может быть, и положительного, но в результате ведущего к снижению общего качества с перспективой вымирания линий. Снижение качества может продолжаться до нуля, т.е. до полной утраты адаптационных способностей и гибели популяции. Случайный отбор ведет к замораживанию качества. У людей он может работать только при наличии более 8 детей на женщину (цифра, конечно, очень условная) в изначально здоровом обществе.

Популяционная иерархическая взаимопомощь и внутрипопуляционная борьба за жизненное пространство, причем вторая не должна ставиться выше первой – с виду один из самых сложных принципов, но только для людей – животные его без проблем реализуют. Сколько раз одержимые внутренними войнами народы попадали под власть завоевателей... Но стоит прекратить внутреннюю борьбу, и наступают застой и загнивание. Социальная организация должна быть построена на принципе компромисса между властью и обществом. У обезьян самки могут изменять вожаку; это приводит к выяснению отношений и наказанию виновных, но важна сама возможность свободы действия.

Каждый вид имеет собственные правила гигиены. Знание о грязном не наследуется. Оно относится к повадкам человека. Причем представляя его природу, все повадки можно разделить на две части – повадки общие и повадки национальные.

Существует два варианта отношения к грязи. Первый тип – полное ее игнорирование и даже использование. Имеет место у некоторых пресмыкающихся, разводящих в пасти ядовитую помойку и пользующихся получающимся ядом. Второй тип отношения заключается во избежание грязи. Не избегающие грязи представители этих видов, обезьян и человека, например, гибнут. Обезьяны склонны к чистоте, и человек в равной степени – только сам критерий грязи различается. Люди, живущие в грязи, чаще болеют и умирают. Кроме того, у человека именуется грязным то, что не вписывается в его поведенческий стереотип. Например, свинья у мусульман.

Можно заметить, что люди именуют грязными именно действия, противоречащие принципам существования собственного вида. Так, для ситуации нарушения видового правила традиционного секса существует словосочетание "грязный разврат", для видового правила свободного выбора – "грязное домогательство", для видового правила баланса взаимоотношений – "грязная власть" и для нарушения любого из указанных правил – "грязное поведение". Но у каждой нации в соответствии с ландшафтом есть свое индивидуальное «грязное» животное.

Из всех животных принципов был выбран определенный комплект, человечество и сформировавший. Сумма животных признаков и создала человеческие принципы. Все, родившиеся людьми, но не следовавшие этим правилам, в массе были отсеяны в результате человеческой эволюции. Как в индивидуальном порядке, так и целыми нациями. Тяготение к нарушению этих правил – небиологично, говоря медицинским языком – синдроматично. Потому здоровые нации не желают видеть нарушителей в качестве своих членов.


Свободный выбор – принцип вида

Естественный отбор существует для всех природных популяций. Но свободный выбор присутствует только у высокоорганизованных животных и человека. Ни один вид не располагает такой степенью свободы выбора, как человеческий, и ни один вид в такой высокой степени от нее не зависит. Можно заметить еще одну закономерность: чем выше степень организации вида, тем более развит свободный выбор. Человек не только пользуется свободным выбором; человек – результат свободного выбора, в силу когда-то сложившихся обстоятельств ставшего возможным.

В современной цивилизации свобода является безусловной, основополагающей ценностью, включающей в себя множество подсвобод. Почему свобода – это ценность? Потому что свобода как ценность фундаментальная в чем-то обычно служит свободе выбора – биологической, необходимой, вынужденной свободе. Все свободы – это далекое отражение первоначальной биологической свободы выбора партнера. Если свобода ничего не делает для свободы выбора, то к ней нужно относиться с подозрением, потому что это не свобода – это абстракция, созданная в лучшем случае из благих пожеланий, а обычно – для ограничения основной свободы выбора в нации в интересах отдельных не способных ею воспользоваться лиц и групп.

Качество людей почти постоянно и не меняется на малых временных промежутках. Но люди не могут наследовать качество относительно родителей с абсолютной точностью. Вот и получается правило 50%: половина имеет качество выше родительского, половина имеет качество ниже. Но только тогда, когда свободный выбор работает.

Панмиксические популяции (т.е. популяции, практикующие случайный выбор) требуют огромной смертности. Гораздо большей, чем человеческие 50%. Любой выбор по небиологическим принципам можно приравнять к случайному с точки зрения отбора по биологическим параметрам. Несвободный выбор, до сих пор практикующийся в экономически отсталых человеческих сообществах, люди подсмотрели у животных, причем не у каких-то, а у копытных.

В обществах, где партнеры не пользуются свободным выбором, отбраковка должна быть многократно большей, до 75% только для того, чтобы поддержать качество. Многодетная семья – единственное решение этой проблемы. Но если сократить смертность или рождаемость, эти нации выродятся за пару поколений.

Степень свободы выбора определяется множеством факторов, связи между которыми бывает сложно проследить. Например, чем больше войн, тем выше роль мужчины. Чем выше роль мужчины, тем меньше прав у женщины. Чем меньше прав у женщины, тем меньше у нее возможностей выбирать партнера. Чем меньше у женщины таких возможностей, тем ниже биологической качество нации. Вроде бы свободу выбора никто не ограничивал – она ограничилась «сама».

Если мужчин мало, а женщин много, женщины не выбирают, а хватают что попало – это не свободный выбор. Если женщины ориентируются на успешных социально – они хватают первых попавшихся представителей богатого класса. Выбор по обману – это не свободный выбор. Причем так успешно их обманывают, что богатые вырождаются быстрее всех других.

Можно сказать так, что популяции человека – нации, практикующие свободный выбор, и знающие, как реализовывать его механизмы, выигрывают в естественном отборе через более высокое качество потомства. На современной Европе это не прослеживается, поскольку свободный выбор – не единственное правило вообще; но на Европе колониалистской, захватившей в свое время почти весь мир, это работает. Степень свободы в Европе времен великих географических открытий была многократно выше, чем в мусульманских странах; в некоторой степени это сохранилось до сегодняшнего времени. Если в местности А свободно выбираются партнеры в 30% браков, а в местности В – в 10% браков, то степень свободы выбора в местности А выше, чем в В на 20%. Вслед за свободой выше биологическое качество и уровень интеллекта. Сменится два-три поколения в таком состоянии – и нация А начнет экспансию против нации В.

Степень ограничения свободы выбора обратно пропорциональна биологическому качеству популяции. Иначе, чем больше ограничений в выборе партнера, тем ниже качество потомства. Отсутствие свободного выбора можно компенсировать количественным повышением воспроизводства и детской смертности, но обычно это не спасает популяцию от отставания (опять пример почти всего неевропейского мира), а только компенсирует воспроизводство.

Если примерно обобщить цифры по степени свободы выбора, тогда дети по качеству на уровне или выше родительского родятся:

При свободном выборе – 1/2 (исходя из общих видовых принципов)

При полусвободном (например, при избирательной покупке жены) –1/4

При случайном – 1/8. (здесь можно только предполагать, верна только тенденция, но не цифра)

Оценка степени свободы выбора может помочь в ответе даже на вечные вопросы, которым посвящаются многочисленные книги и публикации. Например, «как Запад стал богатым?» – по счастливому стечению обстоятельств на Западе в Средние века была обеспечена свобода выбора партнера – не абсолютная, но большая, чем в иных странах. В результате качество населения выросло, что сделало возможным ускорение экономического роста, в свою очередь спровоцировавшее видимую внешнюю экспансию.

В то время, когда человеческий интеллект зарождался и развивался, женщины уходили в другой род, и делать это они могли не один, а несколько раз. Такая же система сейчас существует у шимпанзе. У животных есть развод, который повышает степень свободы выбора. А у большинства животных семья существует только один сезон – еще большие возможности расширения. До сих пор у некоторых примитивных человеческих племен брак заключается сроком на один год, и потом по взаимному желанию пролонгируется. Это не значит, что развод обязателен в жизни каждого человека. Если кому-то повезет с первого раза, никакого развода не нужно.

В неволе обезьяньи сообщества вырождаются и не прогрессируют. Это связано с тем, что гаремные самки из-за ограниченности пространства не могут изменять вожаку – вожак все видит. Ограниченность пространства может быть не только территориальной. Но и территориальность, и остальные факторы имеют социальную природу. Для людей «обезьянья клетка» может принимать самые разные формы – от полностью извращенных до почти невидимых.

Самое первое нарушение свободного выбора произошло в результате появления ценностей. Этими ценностями стали металлические изделия, которые играли роль денег и которые можно передавать по наследству. Передача по наследству означает неравный старт для членов сообщества. С тем, как появился товар, его владельцы захотели обменивать один успех – в количестве товара – на другой успех – в количестве женщин. Поскольку роль мужчины в воюющем обществе выше, а количество успешных мужчин меньше, такой обмен стал возможен.

Известно, что 90% детей в современном «цивилизованном» обществе рождается с патологиями. Этих родившихся детей можно поделить на две группы – родившихся по любви, или по свободному выбору, и родившихся по расчету и по случайному биологическому выбору. Представим ситуацию, что общество поделено поровну – 50 на 50. Тогда у социально выбирающих будет 50 родившихся с патологиями, или 100%, а у свободно выбирающих – 40 с патологиями, или 80% с патологиями. На самом деле и при случайном отборе могут рождаться нормальные дети, но их количество в общем отношении должно быть очень невелико.

Естественный отбор у любого вида имеет индивидуальную систему реализации. Самое главное – это гибель территориально не адаптированных. Здесь все как у животных. Здоровье не под климат – погиб, зрение хуже – погиб, и т.д. Но, возможно, у человека помимо естественного отбора за тысячелетия эволюции сложился и инстинктивный механизм выбора партнера. В данном случае нельзя считать что-то доказанным, можно только предположить, что у человека существует три уровня реализации:

Резерв эмоционального восприятия – существует у женщин обычно, у мужчин редко. Женщина может воспринимать некоторое количество мужчин как идеальных партнеров с первого взгляда; ошибки при данном способе исключительно редки. Женщина может таким образом воспринять от 3 до 8 мужчин, при исчерпании резервного количества половых партнеров, вне зависимости от того, использовалось эмоциональное восприятие или нет, эта способность утрачивается. "Любовь с первого взгляда" в данном случае представляется чисто биологическим механизмом.

Фенотипическое восприятие – способность по отвлеченным признакам оценивать степень биологической полноценности и национального соответствия. Существует у биологически полноценных. Интеллект в процессе не участвует, более того, должна присутствовать способность «выключить» его при решении задачи. Сначала – симпатия, потом – любовь. Возможно, единственный вариант животных.

Оценочное восприятие – Способность определить усредненную степень биологической полноценности по прямым признакам; здоровый внешне – значит полноценный. Разумеется, это не всегда так. Существует у всех людей, но у людей с нарушениями приводит к ошибкам выбора. На вариант оказывает влияние сознание, и потому сильно влияние внешних факторов, например, "моды". Оценочное восприятие работало в первобытном обществе по принципу «завалил медведя – значит жизнеспособный». А в современном обществе возникает иллюзия, что богатый – значит жизнеспособный, значит проявивший себя. Еще один фактор относительно быстрого вырождения верхних общественных групп – на охоту за их представителями чаще выходят женщины, имеющие проблемы с восприятием, потому и имеющие возможность в качестве индивидуального успеха поставить социальные задачи. А женщины, способные влюбляться, делают это не глядя на социальный статус, а иногда и вопреки ему.

Относительно высокая степень свободного выбора – преимущество в межпопуляционной борьбе. Отсутствие свободного выбора – всегда шаг в сторону вырождения. Лучший аргумент в пользу свободного выбора – это карта мира; достаточно сравнить степени общего успеха наций и степени их свободы в выборе, чтобы ситуация стала предельно понятной.


Нация – популяция человека

Популяция – это минимальная самовоспроизводящаяся группа особей, на протяжении эволюционно длительного времени населяющая определенное пространство, образующая самостоятельную генетическую систему и формирующая собственное экологическое гиперпространство (А. Яблоков). При том, это «эволюционно длительное время» определено в генетических исследованиях как «свыше 3-х поколений», популяцию людей можно идентифицировать с нацией.

Эволюционируют не отдельные особи, а их сообщества – популяции (Дарвин). Дарвинизмом ХХ века принято называть синтетическую теорию эволюции, провозглашенную в книге Дж. Хаксли «Эволюция: современный синтез». В основу ее методологии было положено два исходных постулата:

1. Элементарной эволюционирующей единицей является не особь, а популяция – группа особей одного вида. Вид есть целостная замкнутая система, включающая соподчиненные подвиды и популяции.

2. Раскрытие закономерностей эволюции возможно лишь на основе синтеза знаний самых разных областей.

Обращаясь к истории человечества, можно добавить к вышеприведенному:

1. Поскольку никакой подход, кроме синтетического, к многокомпонентным системам не применим, в качестве основы нужно брать нижний уровень – биологию.

2. Раскрытие закономерностей социальной эволюции возможно только на основе изучения биологической эволюции (Что пытались реализовать многократно, но до сих пор не добились успеха).

3. Эволюция происходит в популяциях, и только после победы какого-либо эволюционного изменения в одной популяции оно распространяется на соседние популяции.

4. Раскрытие закономерностей в развитии неизвестных человеческих сообществ (например, працивилизации) возможно на основе эволюции как глобальной тенденции, и следовательно, эволюция «черных ящиков» должна в общих чертах повторять эволюцию наций.

Инструментарий работы с нацией включает несколько отдельных понятий, с помощью которых ее можно описать как систему: это генотип, фенотип и биологическая полноценность.

Генотип – совокупность всех генов у отдельной особи или совокупность разброса генов популяции или вида

ФЕНОТИП (от греческого phaino – являю и тип), совокупность всех признаков и свойств организма, сформировавшихся в процессе его индивидуального развития. Складывается в результате взаимодействия наследственных свойств организма – генотипа и условий среды обитания.

Биологическая полноценность – степень наличия генных комплектов, предопределяющих адаптацию к конкретной природной среде. Вне территориального рассмотрения биологическая полноценность человека не имеет смысла как понятие. Производным понятием по той же схеме является популяционная полноценность. Расовой полноценности не существует. Исходя из обязательности территориального рассмотрения сравнение биополноценности представителей разных рас не имеет смысла. Биологическая неполноценность существует как в абсолютном варианте неполноценности, так и в относительных национальных вариантах.

Следуя принципу упрощения, народ, нация, этнос, популяция – это один и тот же объект, по-разному именуемый в этнографии, истории, биологии. За исключением случаев, когда первые два термина определяют сумму жителей территории, это одно и то же, это один предмет. Именно нация-популяция, а не раса и не подраса является эволюционирующим элементом. Нет нации – нет и эволюции, нет эволюции – есть только деградация до победного конца.

Нация – совокупность людей, обладающих генетическим кодом в пределах определенного диапазона, иначе – индивидуальное название популяции у вида хомо сапиенс. Нация – величина как правило переменная, срок существования обычно ограничивается изменением природных условий, но при их консервации может быть любым. Нация может быть в активном состоянии и в нейтральном – в состоянии равновесия с природной средой.

Нация отличается от собрания людей на одной территории наличием устоявшегося комплекта генных частот. Комплект этот складывается в результате особенностей естественного отбора на конкретной территории. Помимо того, ландшафт и условия отбора действуют не только напрямую, но и через врожденные задатки, оказавшиеся максимально успешными на данной территории. Поэтому возникновение нации требует повышенной отбраковки – как прямой, так и отбраковки «неудачников». Сто лет англичане прибывали в Америку и сто лет жили как англичане. Но за этот срок генные частоты стабилизировались, понятие успешного экземпляра сформировалось, и как результат возникла нация, сразу же начавшая войну за независимость.

Нация существует до первого серьезного изменения условий существования. Если условия не меняются, нация может существовать сколь угодно долго. При изменении условий так или иначе начинается генетический обмен с другими нациями. Если же обмена не происходит, нации приходится переживать долгий период адаптации на основе вымывания генов, не адаптированных под новые условия. Редко какая нация этот период переживает, обычно начинается распад на первоэлементы и новая сборка с нуля.

Гены национальности неизвестны. Морфологические гены (отвечающие за видимые, или фенотипические признаки человека) хорошо изучены. Поскольку первые и вторые неразделимы, национальность можно определять по морфологическим признакам, к которым относятся почти все внешние данные.

Все люди различны. Но люди одной национальности похожи. Двойники – явление редкое, но встречаются они с достаточной частотой, чтобы говорить о почти одинаковых генотипах; а еще больше двойников никогда не узнают, что таковыми являются. Похожие внешне люди обладают и похожими характерами. Это обусловлено ограниченным количеством разных хромосом, которых всего 24 (22 + Х + Y). Все хромосомы «внутри» каждого из 24 «комплектов» имеют по несколько вариантов в результате некритических мутаций. Например, первый комплект у популяции имеет 5 вариантов, второй – 3 варианта, и т.д. до 24-го комплекта. Признаки не могут передаваться вне хромосом, что обусловливает достаточно резкую стандартизацию национальных комплектов.

Генный комплект популяции является следствием естественного отбора на соответствие данному ландшафту в изначальном генном комплекте. Естественный отбор является системой формирования генного комплекта популяции через гибель всех не соответствующих ландшафту. Поскольку в период перестройки под ландшафт несоответствующих ландшафту обычно оказывается больше, чем соответствующих, генный разброс нации ограничен настолько, что может быть определен. Например, генетики при описании патологии пользуются термином «эффект пробанда, или основателя». Точно так можно составить портрет нации – т.е. нация не есть что-то неопределенное, нация при желании вполне может быть описана на уровне хромосом и содержащихся в них генов.

Вопрос принадлежности личности к нации еще не решен на математическом уровне, и потому для него можно предложить только гипотезу.

Нация представляет собой собрание людей, располагающих определенными частотами одного гена. Например, один и тот же ген, только с разными модификациями, отвечает за цвет волос. Но в нации могут быть люди с разным цветом волос, и число каждого типа измеряется процентом, а не наличием или отсутствием. Так же точно со всеми национальными признаками – для того, чтобы нация имела максимальные адаптационные способности, она должна иметь признаки в соотношении. Например, какой-то нации нужно иметь 10% высокорослых, 80% среднерослых и 10% низкорослых. Другой нации может понадобиться 70% высокорослых и 30% среднерослых. Всем нациям нужен незначительный процент людей с высоким уровнем абстрактного мышления – но и этот процент различен. Но есть и определяющие не-национальные гены, например, цвет кожи: русский не может быть черным, т.е. частота генов белой кожи в русской нации составляет 100%. Например, для нации 70% высоких и 30% средних ненациональным будет низкий рост. Разумеется, здесь и далее речь идет об определяющих морфологических генах адаптации к среде, число которых от общего составляет от 0,1 до 0,01%.

В момент возникновения нации генные частоты стабилизируются, и проценты не подвержены сильным изменениям вплоть до изменения условий среды. Получается, что один человек не может нести генного комплекта всей нации. Любое сообщество людей одного (узкого) генетического типа оказывается неадаптированным не к текущей среде, а к первому, даже незначительному изменению среды.

Человек относится к нации, если он не имеет определяющих ненациональных генов и располагает определенным высоким процентом (для каждой нации своим) национальных высокочастотных генов. Например, 80% генов человека должны входить в число 80% самых популярных национальных генов. Разумеется, о биополноценности тоже забывать нельзя.


Территориальная адаптация

Нация – популяция человечества, биологически адаптированная, специализированная для жизни на определенной территории. Территориальная адаптация – это следствие отбора под конкретную территорию. Специализация приводит к адаптационным преимуществам и доминированию нации на этой территории. Нация, существуя в ограниченном территориальном диапазоне, находится под постоянным давлением естественного отбора, и выживают те, кто к территории адаптируется лучше всего. Поэтому у каждой национальной группы существует свой определенный генотип, сформировавшийся под влиянием конкретной природной среды. Здесь присутствуют и генетические преимущества, и генетические болезни, которые нация несет как свой крест, так или иначе их преодолевая.

Нация специализирована под территориальные условия. Но мир существует благодаря системе противоположностей, положенных в его основу. Специализация важна, но, следовательно, должна присутствовать и непрофильность, должны присутствовать разнонаправленные параметры. Разброс таких параметров называется вариабельностью. Если нация не обладает достаточной полосой разброса признаков, она не сможет приспособиться к новым условиям, которые рано или поздно сменят условия прежние.

Например, биологическая структура муравейника организована сложно: в нем есть королева, солдаты, рабочие. На первый взгляд биологическая структура человеческой популяции устроена гораздо проще – вроде бы все однотипные. Люди проще муравьев! На самом деле по генетическим параметрам, а конкретно по частотам генетических параметров в человеческой популяции присутствуют и высоко-, и низкоинтеллектуальные, с развитой рефлексией и развитым абстрактным мышлением, обладающие высокой наблюдательностью и обладающие способностью делать выводы из чужих наблюдений. Это и есть вариабельные типы, в сумме представляющие одну нацию. А уже сочетание этих параметров делит людей изначально, по задаткам на воинов, ученых и рабочих. Причем необходимо, чтобы образование пар проходило не по специализации, а вопреки ей – что, оказывается, совпадает с общими принципами свободного выбора партнера.

В истории человеческого общества неоднократно возникала кастовая система, причем возникала независимо на разных континентах. Конечно, любая попытка социализации биологических задатков действует на биологическое качество сообщества отрицательно, тем более передача статуса по наследству. Но у некоторых индейских народов были запрещены браки внутри каст – что биологически правильно, а у современных индийцев практикуется браки внутри каст, причем без свободного выбора – что биологически губительно. Возможно, изначально в человеческой истории касты возникли как системы определения задатков человека по внешним (морфологическим) признакам строения, по внешности, и для нации было  достаточно эффективно знать, какого ребенка готовить в воины, какого – в ученые, какого – в рабочие. Тем более что сейчас такие системы предопределения способностей открыты заново, и ничего недоступного древним людям в них не оказалось. А потом касты превратились в институты социальные, и нации именно с социальными кастовыми институтами стали проигрывать в борьбе за жизненное пространство.

Неандертальцев погубила узкая специализация – охота на крупного зверя и отбор по принципу успешных охотников. Люди, в отличие от них, были не только охотниками, но еще и собирателями. До поры до времени – менее успешными, чем неандертальцы. Все подытоживая, можно сделать вывод, что «излишняя» в значении подавляющая специализация столь же опасна для популяции, как и ее отсутствие. Специализация, приведшая к успешности очень малого числа признаков, в генетике имеет даже свой термин и называется моногеничностью.

Можно представить, что на озере живут две человеческих популяции. Первая довела процесс рыбной ловли до совершенства, при этом отказавшись от других источников дохода. Вторая занималась не только рыбной ловлей, но и собирательством. Разумеется, вторая популяция, не специализируясь, оказывается менее успешной до того времени, как озеро пересыхает. Первая популяция погибает, а вторая – живет. Для того, чтобы спроецировать это на современность, достаточно вспомнить кризисы аграрных монокультурных или ресурсопаразитарных стран.

Всем нациям нужны и умные, и глупые, и высокие, и низкорослые. Но никаким нациям не нужны слабые и больные. Это универсальные правила. Но есть и правила индивидуальные: эфиопам не нужны белые, индейцам не нужны узкогрудые, эскимосам не нужны большеглазые. Для указанных народов подобные признаки являются комплектом генов, не адаптированным к их среде обитания – и люди с такими признаками будут не только рассматриваться как неполноценные, они при всем желании своем и окружающих не смогут выполнять национальные обязанности как аборигены, и окажутся действительно неполноценными среди этих народов. Но если эскимосов переселить в Африку, они там погибнут, потому что узкий, жестко специализированный разброс их признаков не содержит генов, носители которых могли бы выжить в африканском климате.

Известно, что генная вариабельность человека очень мала, она меньше, чем у двух соседних популяций горилл. Но в отличие от горилл, человеческая вариабельность обусловлена принципиальными отличиями, связанными с адаптацией к природной среде. Если скрестить двух даже очень разных горилл, адаптационные способности останутся, поскольку обе гориллы адаптированы к африканскому тропическому лесу. Но при скрещивании людей разных наций адаптационные способности в большинстве случаев не сохраняются.

На базе генетического набора существует набор фенотипов. Фенотип представляет собой визуальное отражение генной структуры, не совсем точное, но дающее достаточное представление о биологической полноценности. Проще говоря, внешний вид отражает генную структуру, за исключением так называемых рецессивных генов, которые на внешности не отражаются.

Самый яркий, хрестоматийный пример территориальной адаптации – ген серповидно-клеточной анемии (СКА). Он должен присутствовать у народов, живущих в малярийный регионах. Для народов, с малярией не сталкивающихся, этот ген является ненормальным, является признаком болезни и общего снижения качества. Генов в комплекте два. Один может быть нормальным, другой может нести СКА. Если нет ни одного гена СКА, человек заболевает малярией. Если есть один ген СКА, человек не заболевает малярией. Если оба гена СКА, человек является генетически больным безо всякой малярии. Т.е., для некоторых африканских народов присутствие одного гена в комплекте – это признак здоровья. Ген, являющийся хорошим для одних наций, является плохим для других наций. Но следствие такой адаптации – только два ребенка из четырех являются максимально адаптированными к территории. Один оказывается не адаптированным и обычно заболевает, второй обычно не выживает.

Естественный отбор – основа формирования и существования наций. Естественным отбор называется только потому, что кроме природных условий его никто не определял. Пример: Существуют два генных комплекта: расщепление молока и нерасщепление. У кочевников, питающихся молоком, рождаются дети и с первым комплектом, и со вторым. Первые выживают, вторые гибнут, не дав потомства. В следующем поколении родившихся с нерасщеплением молока уже будет меньше, далее – еще меньше, и т.д. В результате гибели носителей генный комплект нерасщепления «вымоется» из нации, и у всей нации будет только комплект расщепления. Но генный комплект находится в хромосоме. Например, в «изначальные» времена первой адаптации, когда было два генных комплекта, расщепление молока могло быть связано с коротким носом, а нерасщепление – с длинным. В результате получатся длинноносые кочевники, и длинный нос станет их национальным признаком. А короткий нос будет считаться неправильным и некрасивым.

Каждая нация формировалась под действием естественного отбора. И у каждой нации возникли на базе сцепленных в одной хромосоме практических (расщепление молока) и непрактических (длина носа) генов свои представления о красоте и национальной приверженности.

Широкие ноздри у русских – это не национальный признак, поскольку они не согревают зимний воздух, человек простужается и его полноценность падает. Возможно, когда-то жили предки русских и с узкими ноздрями, и с широкими. Но с каждым поколением число людей с широкими сокращалось, пока этот ген совсем не вымылся из популяции. Это пример прямого практического гена: ген не соответствует территории, его носители погибают.

Но монголоидный разрез глаз не помешал бы русским жить на своей территории. Но монголоидов среди русских нет. Соответственно, люди с таким разрезом исчезли при формировании популяции постольку, поскольку монголоидный разрез был спарен в хромосоме с каким-то другим, практически неприемлемым для данной территории признаком. К примеру, он мог быть спарен в одной хромосоме с широким носом.

Всех людей можно разделить на две большие группы – люди национальные и люди ненациональные. Национальность является популяционной принадлежностью, и потому имеет определенный генный код. Поскольку гены передаются не по одной штуке, а комплектами, содержащимися в хромосомах, нужно говорить о сцепленных генах. Хромосомы неделимы. Человек получает от каждого родителя по хромосомному комплекту, в котором гены, отвечающие за национальную адаптацию, находятся вместе с генами, отвечающими за морфологию.

Признаки делятся на национальные и ненациональные; у каждой нации эти признаки свои, и что для одних – признак национальный, для других – нет. К примеру, есть нации с одним цветом волос, есть с разными. У высокогорных индейцев у всех широкая грудная клетка – родившиеся с узкой не выживали из-за разреженного воздуха. У жителей равнин грудная клетка может быть любой – на равнине это не критический фактор. Но за эту самую грудную клетку отвечает не одна хромосома, а несколько, причем почти все признаки человека столь же сложны. Получается еще одно ограничение вариабельности по признаку сцепления – негодными может оказаться три или четыре хромосомы, т.е. все, отвечающие за признак.

У жителей высокогорий в крови число эритроцитов на 30% больше, чем у жителей равнин. Даже если они с гор спускаются. Жители высокогорий могут жить в низменном климате, но жителям низин будет крайне тяжело в горах. Но те же жители высокогорий плохо воспринимают высокую влажность.

В нации гуляют одни и те же генные комплекты, объединенные в хромосомах. Комплекты сцеплены – находятся в одних хромосомах – с внешними признаками. При определении национальной принадлежности вопрос должен ставиться не о чужих генах, а о чужих хромосомах.

Встречаются люди, которых окружающие считают или не совсем нормальными, или странными и т.д. Скорее всего, эти люди несут настолько отличный от массового генный комплект, что относятся к «чужой» нации больше, чем к «своей». Если вернуть этих людей в свою среду, то все проявления «ненормальности» и «неадекватности» исчезнут сразу после "акклиматизации" в другой нации.


Гены и мутации

Фразы типа «генофонд нации», «цвет нации», слова «элита», «вырождение» в современной цивилизации превратились в расхожие общеупотребительные штампы, потому неудивительно, что эти весьма важные термины при применении стали обладать эффективностью шаманских заклинаний. Далее отдельные положения генетики приводится для понимания общих принципов функционирования человека.

Человек имеет комплект из 46 хромосом. Эти элементы предопределяют его биологические параметры – они отвечают за все наследственные признаки. От каждого родителя получается по 23 хромосомы. Сам комплект именуется диплоидным, но проще назвать его двойным. Потому его можно записать так: (22 + Х) + (22 + У) для мужчины и (22 + Х) + (22 + Х) для женщины. В скобках собраны хромосомы, полученные от одного из родителей. Все хромосомы имеют номера; хромосома 1 матери должна встретиться с хромосомой 1 отца, вторая – со второй, и т.д. А всего разных хромосом, как говорилось выше, (22 + Х +У).

В хромосомах находятся еще более мелкие элементы, отвечающие за конкретные признаки человека – гены. Гены передаются не по отдельности, не по «штукам», которых насчитывают от 40 до 100 тысяч, а по комплектам. Хромосома – это неделимый комплект генов. Ген из одного комплекта не попадет в другой комплект, один ген не может наследоваться. Гены в одном комплекте называются сцепленными. Если 40 тысяч разделить на 23, получится, что наследование признаков происходит примерно комплектами по 1500.

Всего в человеческом организме 46 хромосом, существующих в виде 23 пар. Выходит, и каждого гена по две штуки – опять по системе ген от мамы – ген от папы. Гены даже в одном комплекте имеют модификации («аллельные гены» в специальной литературе). Например, есть ген, предопределяющий цвет волос – черный или белый; оба этих гена нормальны, оба они находятся в хромосоме на одном месте и тем самым взаимоисключают друг друга. В силу сцепления бывает так, что нация располагает хромосомой только с какой-то одной из приведенных модификаций.

Модификации одного гена бывают доминантными и рецессивными. Если в комплекте сходятся одинаковые гены – белые, например – в результате волосы будут белые; если оба черных – в результате будут черные. Это правило действует для всех генов. Но если сойдутся вместе белый и черный, какой-то ген может оказаться сильнее. Сильный есть доминантный. Слабый называется рецессивным. В данном примере для волос сильнее окажется черный. В результате черные волосы – это фенотип, а в генном комплекте их обладателя окажется два разных гена – и потомству может быть передан любой из них – может, белый, может, черный.

Поэтому может случиться ситуация, что у родителей с черными волосами родится белокурый ребенок – в этом случае у каждого родителя должно быть по два разных гена (и белый, и черный). Вероятность такого события составляет 1/4. Но у двух белокурых родителей никогда не может родиться ребенок с черными волосами.

Существуют еще и гены с неполным доминированием. В этом случае, когда сходятся два разных гена, результат получается не от первого и не от второго, а от совместного их действия. Если смешиваются «модификация» черной кожи и «модификация» белой кожи – получается средний цвет.

В некоторых концепциях развития человека, например, в гумилевской теории этногенеза, большое внимание уделяется т.н. мутациям, т.е. появлениям нового признака «вдруг».

Реально структура нации-популяции строится на сборе ранее существовавших генетических признаков, до образования нации присутствовавших или в нации прежней, или в сумме людей, оставшихся  от прежде рассыпавшихся наций, или людей, произвольным образом объединившихся. В основе национальной дифференциации – сбор каких-то определенных генов, существовавших ранее, а не изменения. Положительные генные изменения встречаются настолько редко, что не могут повлиять на популяцию в силу ее слишком короткой жизни. В основном эти изменения имеют результатом генетические заболевания.

Мутации – не унаследованные, спонтанно появившиеся признаки или изменения признаков, делятся на генные, в число которых входят мутации перестановки участков кода (в спецлитературе – «мутации Моргана» или «кроссинговер»), и хромосомные.

Число мутаций увеличивается под воздействием радиации и некоторых химических веществ, в т.ч. алкоголя. В межнациональных браках число настоящих мутаций несколько увеличивается – пока неизвестно, почему.

Хромосомные мутации в основном представляют собой явные синдромы – например, синдромы Дауна или Тернера. При этих мутациях особи если и выживают, то не дают потомства. Но именно в результате хромосомной мутации – при объединении двух хромосом – человек вышел из царства обезьян. Положительных хромосомных мутаций можно ждать миллионы лет – именно такой срок прошел, а их все не происходит. Возможно, в результате их действия когда-нибудь появится новый вид человека.

Спонтанные генные мутации – это внезапные скачкообразные изменения генотипа. Весь разброс признаков современного человека – результат генных мутаций. Некоторые мутации возникают в определенном процентном количестве, например, гемофилия – 20 человек на миллион; уберечься от них невозможно. Большинство мутантов погибает, но именно таким образом возникают новые признаки. Если признак случайно повышает биологическую полноценность, он может начать распространяться в человечестве и для каких-либо наций может стать национальным. Но это несоизмеримый по времени с жизнью нации процесс.

Спонтанные мутации (та же гемофилия, например) вызывают множество нарушений в развитии человеческих организмов. Вероятность этих мутаций в настоящее время подсчитана. Избавиться от них и предсказать их невозможно. Сумма подобных мутаций называется генетическим грузом; для современных народов белой расы генетический груз обычно определяется в 5 – 7% родившихся пораженными. Но, с другой стороны, эти цифры ни о чем не говорят, поскольку полностью зависят от методики счета, а современные методики подсчета грешат занижением числа генетических дефектов.

Мутации перестановки участков кода относятся к спонтанным, они могут приводить как к болезненным нарушениям, так и к безболезненным изменениям генотипа. Национальная и расовая дифференциация после накопления положительных генов имеет второй причиной именно этот тип мутаций.

Какой-то признак может измениться в результате случайной незначительной генной перестройки – физически участки кода меняются местами. Мутации цвета глаз – 0,5%, формы ушей – 2%, цвета волос – 3%, папиллярных линий – 8%, некоторые параметры – формы волос, бровей, носа, губ – вообще не мутируют. Популяции собирают в себе признаки, максимально соответствующие ландшафту, а лица с отсутствием таковых так или иначе отсеиваются как не соответствующие выросшей на базе того же ландшафта национальной традиции красоты. Например, коротконосая популяция может очень плохо, сама не зная почему, относиться к длинноносым. В ней длинноносые личности будут подавляться, в результате получат не очень качественных партнеров. Качество линии пойдет вниз. С другой стороны, рассматривая нации, мутациями Моргана можно пренебречь как очень малой величиной. Но именно они часто становятся причиной семейных конфликтов, когда признак ребенка не унаследован ни от одного из родителей. Мутационная вариабельность, вызывающая ненаследование признаков, происходит относительно «часто» – например, это из-за нее цвет глаз ребенка может быть не унаследованным от родителей – 1 случай на 200 правильных.

Нужно различать мутационную вариабельность, имеющую причиной разрывы и соединения близких участков внутри хромосом, и непосредственные мутации. Непосредственные мутации происходят гораздо реже, к ним может быть отнесена, например, новая, ранее не встречавшаяся форма носа. Случайная мутация не может разделить нацию, и не может ее преобразовать. Мутация не бывает массовой.

В основном человечество оперирует признаками из комплекта – средств вариабельности. По принципу: все гены уже есть, они ходят по свету, нужно выбирать лучшие из имеющихся. Почти все возможные безвредные мутации у человека уже произошли, они и представляют собой диапазон вариабельности признаков. В формировании нации используются мутации готовые, а не вновь приобретенные.

Нация – это большой комплект генов. Гены в него приходят и гены из него уходят, это еще называют "вымыванием". Плохие гены в нации появляются так или иначе, избежать их появления невозможно. Потому действия здоровой нации направлены исключительно на избавление от плохих генов, к которым относятся гены больные и национально не адаптированные. И те, и другие экземпляры "отбраковываются".

Варианты одного и того же гена бывают рецессивными и доминантными, обычно слово «варианты» опускается; дефектные гены полностью укладываются в эту схему – наследственные заболевания по вызывающей их причине называют рецессивными и доминантными; при доминантном нарушении человек болен, если даже один комплект поражен, а другой здоров, и рецессивные, при которых для заболевания должно быть два дефектных комплекта – один от матери, другой от отца.

Рецессивные гены в последнее время рассматриваются как основная опасность для человеческого рода; но если рассмотреть их действие в природной среде, выяснится, что они вносят очень малый вклад в популяционную систему человека. Хотя бы потому, что даже если оба родителя имеют по такому гену, больным родится только один ребенок из четырех, а еще один из четырех родится совершенно здоровым, у него будет пара только здоровых генов. К тому же болезни, вызываемые рецессивными генами, в большинстве оказываются смертельными.

Одно из проявлений рецессивных генов – рецессивное вырождение. Его причина – накопление рецессивных генов до критического количества, когда вся популяция оказывается ими поражена. Оно проявляется только в малых, замкнутых популяциях. Механика связана с переходом от высокой численности потомства к низкой численности. Рецессивное вырождение известно людям с доисторических времен, механизм его избежания заложен на уровне инстинкта. Его стараются избегать даже обезьяны. Возможный вариант реализации этого механизма состоит в том, что особи предпочитают не вступать в брак с теми, кто на них слишком похож.

Дефектные гены бывают фатальными и нефатальными. Первые рассматривать смысла нет; но не фатальные дефекты распространяются в популяции быстрее, чем кажется. Особенно если окажутся сцепленными с властью и собственностью.

Цветовая слепота вызывается рецессивным геном, частота составляет 30 случаев на миллион; но люди с этими дефектными генами спокойно и полноценно живут, ничего не замечая. Если человек унаследовал дефектный ген одного из родителей, внешне он оказывается здоровым.

Проблема может возникнуть только в том случае, если у обоих родителей будут дефектные гены и они встретятся. В данном случае получается, что каждый родитель имеет генотип «здоровый + больной» и следственный фенотип – визуально «здоровый». Для четырех детей, поскольку парные гены встречаются произвольно, получатся сочетания «здоровый + здоровый» генетически, здоровый внешне; двое будут иметь «здоровый + больной» генетически, здоровый внешне; один будет «больной + больной» генетически, больной внешне. Даже при двух родителях с дефектами число проявлений дефектного гена составляет всего 25%. (В специальной литературе такие расчеты производятся по «решетке Беннета»).

Смысл рецессивного действия сводится к тому, что человек оказывается внешне пораженным только в том случае, если он получил дефектные гены от обоих родителей. И в таком же количестве случаев человек от этого дефекта избавляется полностью. В результате получается парадоксальная ситуация, когда смертельные рецессивные гены в отличие от несмертельных повышают качество популяции.

Если ситуацию приложить к обществу, то человек, родившийся с цветовой слепотой, т.е. имеющий оба дефектных гена, вряд ли выживет. А представитель власти с этим дефектом вполне может жить, и в силу собственной биологической неполноценности еще и отравлять жизнь окружающим. И будет передавать эти гены по наследству. До тех пор, пока не придут очередные "варвары" и не восстановят природный порядок.

Очень многие нации страдают от рецессивных генетических заболеваний. Но нужно помнить, что поскольку рецессивные болезни обычно смертельны – т.е. не допускают оставления потомства, при высокой степени отбраковки они в принципе не опасны. И для наций, содержащих в генотипах рецессивные признаки, рецессивная отбраковка может быть относительно высокой и при этом нормальной.

Рецессивные гены не опасны для природных популяций, живущих в естественных условиях и подвергающихся жесткой отбраковке. В самых худших случаях по их линии идет четверть отбраковки, в то время как вся отбраковка составляет больше половины потомства у человека и еще больше – у животных. Но рецессивные гены опасны для популяций неприродных, а особенно для современного человеческого общества. Рецессивные гены появляются постоянно, и особи, получившие полный комплект, гибнут. Причем особи с одним генным элементом, внешне нормальные, также иногда оказываются слабее соперников, у кого дефектных генов нет вообще. Дефектные рецессивные гены добавляются в популяцию постоянно, и если не повышать рождаемость и отбраковку, теоретически все гены станут дефектными. Вероятность случайных мутаций очень низка, но такие мутации есть у большого количества генов. И один шанс из 100 тысяч вполне может умножиться на 1000 генов.

Доминантные генетические заболевания представляют иную, чем рецессивные, опасность. Обычно эти заболевания не смертельны. Если представить ранее рассматривавшуюся ситуацию, где родители имеют генотип «здоровый + больной», то фенотипически сами родители будут больными, один ребенок имеет параметр «больной» во всех генах и внешне, двое будут иметь по одному дефектному гену и будут больными внешне, и только один будет и внешне, и генетически здоровым.

Если выключить естественный отбор и свободный выбор, тогда теоретически число дефектных доминантных генов увеличивается больше чем в два раза с каждым поколением. Для вышеприведенного примера отбраковка потомства должна быть свыше 75%. В принципе доминантное генное заболевание может распространиться на всю нацию; нация не вымрет, но ее качество упадет настолько, что нация станет неконкурентоспособной и будет уничтожена соседями.

Например, генные мутации, вызывающие туберкулезный склероз, возникают с вероятностью около 1 на 1000 родившихся. Дефект доминантен, т.е. проявляется всегда и сразу. Если такое случится с крестьянином, он просто умрет, не оставив потомства. Но если такое случится с представителем власти, он выживет и передаст дефект по наследству, как Ирод, правивший, даже будучи изъеден червями. Это одна из причин быстрого относительно остального населения вырождения власти.

Один человек может нести несколько дефектных доминантных генов. Многие из них обладают очень слабым, фактически не видимым действием. Но собираясь в больших количествах, эти слабые гены приводят к резкому падению качества их носителя. Например, все человечество инфицировано вирусом герпеса. Но только ослабленные по генным параметрам люди от него страдают.

Давно замечено, что беспородные собаки гораздо интеллектуальней и здоровее породистых. При выведении породы выбор партнера очень ограничен, потому и приходится применять близкородственные браки. Это приводит к накоплению рецессивных нарушений. Но при выведении породы это не страшно – даже если будет умирать семь щенков из восьми, популяция выживет. А на малозаметные доминантные нарушения, бывает, не обращают внимания. Одно такое проявление может быть совершенно незаметным; но десяток приводит к ослаблению носителя дефекта. Такое случается всегда и везде, где есть порода. Дворянство, деловые круги – все эти линии, бывшие в свое время, при захвате пространства, лучшими, через столетие имеют качество ниже окружающего их населения.

Малозаметные доминантные нарушения, способные накапливаться – главная опасность для здоровья нации. Люди, уже имеющие такие нарушения, имеют биологическое качество ниже, чем люди без нарушений; но поскольку сами нарушения не видны, их приходится оценивать через степень биологической полноценности, а именно через степень национальной биологической полноценности. Здесь на защиту нации и встает свободный выбор партнера. Хотя возможно, через десятилетия наука научится отслеживать эти гены, что заметно улучшит ситуацию.

В данном случае природа болезней недостаточно изучена, и потому в науке обычно говорят о склонности к тому или иному заболеванию. Такие заболевания еще называются мультифакторными, и они безусловно имеют генную природу, только недостаточно выясненную. Но сюда относятся такие болезни, как шизофрения, сахарный диабет, ревматизм и туберкулез. Первые три болезни еще сто лет назад считались чуть ли не исключительной привилегией правящих групп. К ним же можно добавить степень состояния иммунной системы – сильная или слабая, степень физической силы, параметры прочности костей и внутренних органов.

Сахарный диабет – самая популярная из таких болезней. И число больных постоянно растет – В Дании число лиц, страдающих диабетом, с 1927 по 1946 годы стало в три раза больше. Для белой расы ген сахарного диабета присутствует в одном случае на 200 в обеих парных хромосомах, 1 на 8 – в одной из двух парных хромосом. Это значит, что каждый восьмой человек несет один вредный ген и не должен заболевать, а каждый двухсотый – оба вредных гена и всегда заболевает. Реально болеющих больше, чем каждый двухсотый. Это эффект частичного, или неполного доминирования – человек может заболеть, а может и не заболевать. В свою очередь степень вероятности заболевания зависит от других генов этого человека, и если с ними все в порядке, человек не заболеет, а если нет – он заболевает.

Есть множество дефектных генов, но далеко не все они страшны для человеческого потенциала. Пример – болезнь Альцгеймера. По аналогии с каменным веком человек, ею заболевший, давно бы вырастил детей, научил внуков, сразился в десятке межплеменных войн и был бы трижды съеден соседним медведем. Генетические проблемы после 50 лет не серьезны, поскольку 50 – больше чем норма человеческой жизни при воспроизводстве в 16.

Главный вывод, который можно сделать из рассмотрения генетических вопросов – и рецессивные, и доминантные заболевания не столь опасны, как слабодоминантные. И все эти заболевания несут опасность для наций только при наличии особых социальных механизмов, так или иначе носителей дефектных генов поддерживающих.


Гетерозис и аутбридинг

Эффект гетерозиса во всех учебниках описывается на примере выведения новых сортов кукурузы. Смысл сводится к тому, что если сначала вывести чистые сорта, а потом их скрещивать, качество дочерних растений будет значительно выше родительского. В первом поколении эффект максимален, во втором – слабее и т.д. до полного вырождения. Гетерозисная кукуруза плохо воспроизводится сама. Рано или поздно гетерозисные линии вырождаются окончательно и погибают. Потому для выращивания гетерозисной кукурузы семена должны производить отдельные специализированные на чистых линиях хозяйства. (Рис. 1)

Эффект гетерозиса существует, но до сих пор не описана его биологическая природа. Официальная наука открыто признается, что не знает, как работает этот эффект. Редкий случай академической честности.

Для гетерозиса можно только выдвигать гипотезы, например: взаимодействие двух сильно различающихся генов в одном комплекте может давать третье свойство – положительное. Генный комплект работает в паре. При образовании новых хромосом участок кода взаимодействия делится неправильно, и половина суммы положительного кода – это дефектный код. К примеру, существуют условные генные компоненты 15 и 25. Если они присутствуют у человека, это дает владельцу положительные качества. Но при наследовании получаются соотношения 22 и 18 – что дает качества отрицательные.

Другая версия: при гетерозисе в комплектах оказываются максимально разные хромосомы. Гетерозис гасит рецессивные проявления. Разность между хромосомами обуславливает высокую степень перекрещивания белковых цепочек. Потому в науке и существует мнение о пониженной жизнеспособности смешанных типов. Но у человека дети с разрушительными явлениями перекрещивания обычно не рождаются, как и у всех сложных существ. Поскольку не родившиеся (микровыкидыши) не учитываются, то и создается иллюзия повышенной жизнеспособности.

В науке существует, но не популяризируется мнение, что межнациональные дети имеют более низкое биологическое качество. Это мнение преподносится, но никогда не доказывается. На самом деле это не совсем так – гетерозис приводит к тому, что в первом поколении дети имеют качество выше родителей. Но кто-то сделал намек. Качество падает в последующих поколениях. Но доказывать эти сведения никто не стал – скорее всего, по этическим соображениям не захотел разбираться с подобными проблемами.

В результате смешанных браков первое поколение имеет качество выше родительского, а со второго может наступить резкий спад до полного вырождения. Явление гетерозиса, возможно, преодолимо подбором национальных пар для каждого поколения с возвратом в нацию. Но над этим вопросом никто не работает, и на создание методики могут потребоваться десятилетия. Лица с эффектом гетерозиса не могут быть отнесены к какой-либо нации; но в некоторых случаях  их потомки могут быть отнесены к нациям (биологический эффект расщепления). Действительно, у родителей, произошедших от смешанных браков, и потому не относящихся к национальностям, могут рождаться дети разных национальностей.

При межнациональном скрещивании территориальные генетические преимущества нивелируются, а национальные генетические заболевания вырываются из локальных «ящиков пандоры» во внешний мир, постоянно умножаясь.

Люди чисто национальные живут в среде межнационального смешивания. Нация, как яичный желток, плавает в гетерозисном белке, но в отличие от подобной схемы, четкой цветовой границы у нее не прослеживается. Прослеживаются состояния – или эффект гетерозиса выражен, или он отсутствует. Или человек – представитель чистой национальной линии, или он не является чистым национальным экземпляром.

Существует еще одна особенность: отдаленное скрещивание называется аутбридингом – при этом варианте качество почти незаметно, но возрастает. Разница между гетерозисом и аутбридингом пока что не может быть точно определена. Остается предположить, что при очень близких национальных вариантах, имеющих один ландшафт исходным, получается эффект аутбридинга. При более отдаленных – гетерозиса. А где кончается «более» и начинается «менее» – неизвестно.

Существуют нации родительские и дочерние. Русские – пример давнего смешивания, результат древнего массового гетерозиса славян и угро-финнов. Но сейчас есть еще и несмешанные славяне – белорусы, и несмешанные угро-финны – карелы. Так что в результате смешивания русских с этими двумя нациями получаются русские безо всякого гетерозисного эффекта. А при смешивании белорусов и угро-финнов рост качества в слабой степени присутствует, но он не приводит к вырождению линии. Выходит, что эффекта гетерозиса нет, а есть эффект аутбридинга. Русские и есть результат этого смешивания. Скорее всего, это связано с формированием обеих наций в почти одинаковом ландшафте.

Для родителей гетерозис несет эффект отрицательный, увеличивая отбраковку потомства. Но он увеличивает возможность появления единичных экземпляров, более чем аборигены адаптированных к природной среде – опять-таки с шансом передачи генов по наследству. Положительный признак через десятки поколений становится национальным.

Гетерозис может давать положительный эффект только при очень высокой смертности – свыше 50%, принятых как норма для чистых наций. При смешанном браке для гетерозисных людей степень отбраковки неизвестна, возможно, варьируется в зависимости от степени разброса параметров, но скорее всего должна составлять свыше 75%. При идеальном гетерозисном браке, т.е при первобытном здоровье родителей, большинство детей все равно родятся не адаптированными к природной среде проживания.

При гетерозисе появляются особи, имеющие не узкоспециализированные свойства адаптации, а универсальную адаптацию. Т.е. утрачиваются признаки адаптации к ландшафту, но вместо них могут появиться высокая степень интеллекта, большая физическая сила, очень часто появляются очень хорошие способности к изучению иностранных языков. Универсальность первого гетерозисного поколения дает ему преимущества при жизни в искусственных ландшафтах, например, в городах. Или на вновь заселенных территориях, в условиях стран – искусственных ландшафтов. Возможно, это ненаучно, но люди с эффектом гетерозиса превосходят по средним качествам чистые национальные экземпляры с тем, что чтобы дать большее потомство для обеспечения последующей большей отбраковки.

Люди с эффектом гетерозиса очень часто оказываются действительно талантливыми людьми, которых не понимают окружающие. А из окружающих их чаще всего понимают люди со сходным уровнем гетерозисного эффекта.

Гетерозис является одним из компонентов генетического дрейфа – с тем, как изменяются условия, нация должна изменять свой генетический код. Люди с гетерозисным эффектом являются переносчиками успешных генов из нации в нацию. Но поскольку неизвестно, какие из этих генов нации понадобятся, а какие нет, то интеграция в нацию требует большого числа положительных случайностей.

Не каждый гетерозисный экземпляр может интегрироваться в нацию, и далеко не каждый может привнести в нее положительный момент. Гетерозисные предки были у каждого человека, но у большинства смешанных браков не осталось потомков.

Гетерозис – это необходимый элемент человеческого развития, но он требует соблюдения двух условий – повышенная отбраковка потомства и хотя бы видимое отсутствие генетических проблем у родителей, вступающих в межнациональный брак. Гетерозис должен присутствовать в гомеопатических дозах и только для близких генетически популяций.

Гетерозис только тогда приводит к появлению новых наций, когда имеет место глобальное смешение исходного материала с высокой отбраковкой. А при небольших в процентном отношении вариантах смешивания он дает нации большую вариабельность признаков адаптации.

Варианты межнационального смешивания можно классифицировать следующим образом:

При смешивании близких одноландшафтных наций эффект практически не проявляется, соответственно, и серьезного качества впоследствии не наблюдается. Но нет и серьезного падения. Если нет ни серьезного роста параметров, ни их отката, то это не эффект гетерозиса, а эффект аутбридинга.

При смешивании внутри локальных рас и дальних наций одной расы наблюдается достаточный, чтобы заметить, эффект, особенно в интеллектуальной сфере. Далее – если линия продолжается в доминантной расе, то негативный эффект минимален; если в рецессивной – качество начинает падать из поколения в поколение.

При смешивании основных рас может наблюдаться как небольшой положительный эффект в интеллекте и физическом состоянии, так и отрицательный. Если линия с положительным эффектом продолжается в доминантной расе, эффект фактически отсутствует. Если такая линия продолжается в рецессивной расе, эффект приводит к вырождению линии. Линия с первичным отрицательным эффектом обречена на вырождение.

Вторичный гетерозис – смешивание людей с гетерозисным эффектом – не приводит к повышению биологического качества и обычно всегда ведет линию к вырождению.

По гетерозисному эффекту можно сделать следующие выводы:

В стабильно существующей популяции гетерозис необходим, но в гомеопатических, в очень малых дозах. Природа дальше сама разберется, нужны популяции эти экземпляры или нет.

При смешивании целых наций получаются новые нации. Результат может быть и положительным, и отрицательным.

В зависимости от силы эффекта гетерозиса его можно повторять через несколько поколений.

За все нужно платить, и за гетерозис – в частности.

Великие успехи современной цивилизации, и особенно Америки в технической сфере, имеют одну причину – это эффект гетерозиса в результате межнационального смешивания. Дети от межнациональных браков интеллектуальнее; но внуки резко деградируют. В силу незнания, что гетерозисные линии вырождаются, оказалось очень много людей, принесших свою линию преемственности поколений в жертву интеллектуальному развитию цивилизации. Но потенциал гетерозиса должен подойти к концу, и тогда – сначала количественная катастрофа с гибелью большей части гетерозисных линий, потом снова медленное и постепенное развитие.


Балансировка человеческой популяции

Биологическая балансировка человеческой популяции имеет в основе принципы и правила, сложившиеся в начале становления вида, и просуществовавшие до момента прекращения эволюции. К этим правилам в том числе относится и норма отбраковки, т.е. какой именно процент населения рождается больным вообще и какой рождается неадаптированным к условиям популяционной среды в частности.

В природе численность животных популяций обычно не меняется на малых временных промежутках. Если статистическая пара животных за всю жизнь произвела 40 потомков, из них выживают и дают потомство все равно 2; для разных пар эти числа различны – у некоторых потомков получается больше, у кого-то не остается совсем.

Территория популяции ограничена. Если какая-то группа все же увеличивает свою численность, это приводит к переделам жизненного пространства, обычно происходящим в виде войн. Для некоторых популяций единицей балансировки считается семья, для некоторых – род, для человеческих это иногда племя и обычно нация.

У человека нет серьезных природных врагов. Он занимает вершину пищевой пирамиды, и потому данные его отбраковки заложены в самом человеке. При исключении внешних факторов нужно вернуться к любому моменту человеческой эволюции. Или даже дочеловеческой. У неандертальцев половина родившихся погибала, не достигнув репродуктивного возраста.

По данным французского антрополога А. Валуа и советского антрополога В. П. Алексеева, из 39 неандертальцев, черепа которых дошли до нас и были изучены, 38,5% умерли в возрасте до 11 лет, 10,3% — в возрасте 12 — 20 лет, 15,4% — в возрасте 21 — 30 лет, 25,6% — в возрасте 31 — 40 лет, 7,7% —  в возрасте 41 — 50 лет и только один человек — 2,5% — умер в возрасте 51 — 60 лет.

По данным раскопок захоронений в Англии и Германии для 3 тыс. до н.э. было зафиксировано, что почти половина детей не доживала до трех лет. Во всех странах, не затронутых цивилизацией, во все времена – что 300 тысяч лет назад, что три тысячи – картина повторяется, так что приводить развернутые сведения по всем регионам не имеет смысла. Аналогичные данные получены Г. Рохлиным и другими исследователями. Вообще такая ситуация продержалась до средних веков.

Получается, что на момент завершения эволюции существовала система: детей в среднем свыше четырех, временной прирост очень мал, детская смертность (до наступления репродуктивного возраста) высокая, свыше 50%. Правило подтверждается данными анализа захоронений как людей, так и неандертальцев. Соотношение 50% умерших до периода воспроизводства на 50% оставшихся для воспроизводства подтверждается и данными палеостатистики, и генными математическими расчетами, и современными статистическими наблюдениями, и логикой: поскольку дети похожи на родителей, но не такие же, качество, наследуясь, случайно перераспределяется: кому-то из детей больше качества, кому-то – меньше.

Свободный выбор партнера по биологическим признакам позволяет обходиться «меньшей кровью», поскольку всегда работает на повышение качества потомства. Но если выбирать партнера по социальным признакам, числа «4 детей» и «50% отбраковки» должны быть повышены.

В отбраковку попадают в первую очередь экземпляры с визуальным (фенотипическим) проявлением рецессивных и доминантных генов, во вторую – экземпляры национально не адаптированные, в т.ч. большая часть людей со вторичным гетерозисным эффектом, в третью – недостаточно интеллектуальные, но это особый вопрос.

А если выключить отбраковку, то при наличии любого количества детей биологическое качество населения будет падать на величину 50% минус мертворождения и смертельные мутации с каждым поколением.

Разные расы по-разному подвержены влиянию вредных рецессивных генов. Признаки расовой адаптации являются для белой расы рецессивными, но сведение воедино этих признаков приводит к рецессивным нарушениям. Иначе, поддержание признаков адаптации белой расы требует дани в виде большего числа рецессивных больных, чем у иных рас. Отбраковка в белой расе природно должна быть выше.

Процесс отбраковки не стоит смешивать с биологическим прогрессом – нужно сказать, не заметным на протяжении нескольких тысячелетий. Прогрессируют нации. Прогрессируют расы, растворяя нации в себе и генерируя нации новые. Первым элементом биологического прогресса являются спонтанные мутации, передающиеся по наследству. Но отбраковка ведется из известных величин, а эволюционные мутации – величины еще не известные. Ситуация складывается аналогично положению в генетике: евгеника существует только в негативном варианте, т.е. эта «наука об улучшении человеческой породы» знает только то, что не нужно делать, что плохо. Но она не знает, что хорошо. Так же точно нации не знают, что хорошо, но имеют достаточное представление о признаках, которых бы они хотели избежать.

Нация должна подавлять своих слабых членов, чтобы обеспечить перераспределение средств в пользу повышения численности потенциально здоровых. Это заложено в людях на уровне звериной повадки. Это уровень внутренней отбраковки. Это и является причиной и дедовщины, и других подобных явлений. Но нация должна быть уверена в бесполезности этих членов – а такой уверенности сейчас ни в одной нации, ни в одной группе нет, и потому явление подавления представляется столь уродливым. Древние архетипы вылезают – и не всегда с положительной стороны.

Главный залог развития человеческой популяции – это отбраковка; но не просто отбраковка, а по природным принципам. Второй залог – это свободный выбор партнера. Нации, нарушившие хотя бы одно из этих правил, катастрофически теряют биологическое качество и обычно уничтожаются конкурентами. Регенерация, т.е. возрождение нации, потерявшей качество – о ее возможности писал, например, Л. Гумилев – это не восстановление нации целиком, это изменение количественного соотношения биополноценных и бионеполноценных вследствие постепенного разрастания числа потомков людей, по каким-либо причинам не нарушившим указанных правил.

Нации живут не в вакууме – они живут среди других наций и находятся с ними в состоянии конкурентной борьбы. В такой борьбе проигравшие погибают. Но чтобы выиграть, нация должна обладать не только адаптационными возможностями, но и интеллектуальными. Качество нации жестко предопределено степенью свободы выбора во-первых и степенью отбраковки во-вторых.

Внутривидовая конкуренция – самый жесткий вид конкуренции. У людей, в отличие от кошачьих, борьба ведется на уровне популяций. Внутрипопуляционная борьба в равной степени присутствует, но она направлена только на повышение внутреннего же качества популяции и никогда не превалирует над борьбой межпопуляционной.

Один раз появившись, интеллект стал фактором межнациональной борьбы за жизненное пространство. Нации, не обладавшие достаточным количеством интеллектуальных представителей, сходили с исторической сцены и доживали век на задворках истории, обычно в покоренном состоянии.

Интеллект наследуется, но как элемент многофакторный – гена интеллекта не существует. Есть комплект, предполагающий развитие интеллекта у человека. И можно вывести функцию прямой зависимости количества интеллектуальных людей от общего биологического качества нации. Это происходит потому, что у наций с высоким качеством интеллектуальные затребованы для дальнейшего прогресса, интеллектуальные становятся успешными и оставляют большее потомство.

Если биологическое качество нации падает, то падает и ее интеллектуальный потенциал. Причем как элемент сложный, он разрушается в первую очередь. С этим, скорее всего, и связана неспособность наций давать отпор захватчикам. И этим объясняются исторические парадоксы, когда нации, имеющие сильные государства, традиционно сильные армии, вдруг оказываются неспособны дать отпор даже мелкому агрессору. Просто эти великие нации вошли в стадию деградации, что отразилось в момент нападения только на интеллектуальном потенциале, но ни на чем больше. Для поражения этого больше чем достаточно.

Враг не будет делать скидку человеку со сниженным зрением – он этому только порадуется. Равно и коммерсант только постарается извлечь выгоду от слабоумия партнера. Почему-то при всей цивилизованности эти действия не считаются зазорными. Посредством социальных механизмов целые нации поддерживаются в биологически неконкурентоспособном, а одновременно низкоинтеллектуальном состоянии. А чтобы соблюсти моральный статус, после превращения миллиона здоровых людей в больных принято прилюдно страдать по поводу одного-двух несчастных.

Интеллект состоит не только в том, чтобы победить. Интеллект состоит и в том, чтобы вовремя сдаться. Например, на Кавказе перед российским завоеванием существовало множество народов, и у всех была ярко выраженная традиция независимости. Но воевать с российской армией в то время значило проиграть. Народы, не изменившие своей традиции, погибли полностью. Народы, у которых хватило интеллекта отказаться от традиции и сдаться, живут по сей день. На местах тех самых народов, которые от традиции независимости не отказались.

Если нация не занимается своей качественной балансировкой, ее сбалансируют нации другие. Если нация не желает предоставлять дополнительное жизненное пространство своим «умникам», это пространство поделят «умники» из других наций. Если нация не располагает внутренней системой управления, продвигающей наверх, «в вожаки» лиц с высоким уровнем абстрактного мышления, она почти обречена, а шанс на выживание отдельных ее представителей заключается в ее распаде.


Механика вырождения

По данным статистики, 95 % московских детей страдают хроническими заболеваниями. По данным родителей, каждый конкретный ребенок в общем здоров и к тому же лучше всех прочих. 4 поколения назад хроническими заболеваниями страдали 10% детей. Рост составил порядка 200% в поколение, или удвоение каждое поколение. В малых городах цифры не столь катастрофичные, но в деревнях они близки к московским. Когда качество детей ниже качества родителей – это и есть вырождение.

Вырождается не государство, не цивилизация – поскольку первое – инструмент, а второе – следствие национального развития. Вырождаются семьи, и вырождаются нации, поскольку состоят они из семей.

Вырождение, как форма смерти, всегда стоит за спиной народов. Современные средства науки вполне позволяют засунуть эту даму с косой в пробирку и посмотреть, на какие компоненты она там разложится. Вырождение нации – это степень состояния ее генных комплектов, не соответствующих требованиям территориальной адаптации и конкурентоспособности.

Рецессивное вырождение. Обычно это результат инбридинга – близкородственного скрещивания в деревнях, произошедшего из-за отсутствия родословных и недостатка свободы передвижения. Рецессивное вырождение – явление очень редкое. Возникает оно в замкнутых популяциях, в случаях когда численность сначала увеличивается, а потом стабилизируется. Рецессивное вырождение не опасно для природных популяций.

Доминантное вырождение. Результат накопления доминантных модификаций генов при дальнем скрещивании. Сюда же относятся не до конца изученные генные заболевания и склонности к заболеваниям. Механизм сводится к случайному появлению плохого доминантного гена и его распространению по популяции. Обычно не смертельны, но неприятны. Дефект виден обычно сразу, так что обычно он наследуется вместе с накопленными властью и собственностью. Бедные больные обычно не дают потомства. Доминантное вырождение – быстрое и опасное для популяций. Способ борьбы с ним – свободный выбор партнера.

Гетерозис, или эффект гибридной силы. Это тенденция, имеющая практическое применение в селекции на протяжении тысячелетий, выражается в повышенном качестве потомства при скрещивании различных видов. В следующих поколениях это качество утрачивается с вырождением потомства. Возникает предположение, что своим успехам в прошлом русская нация обязана именно этому эффекту. А теперь началось следственное вырождение. Науке неизвестно, возможен ли гетерозисный эффект между популяциями человека, но все наблюдения подтверждают, что не только возможен, но является определяющим в большинстве национальных процессов.

Науке не известно точно, происходит ли при межнациональном скрещивании гетерозисный эффект, но что-то происходит. Пусть этот эффект и будет гетерозисом – иначе, придумывая новые термины, можно все окончательно запутать. Наука гетерозис признает и использует, но его биологическую природу не описывает. Гетерозисное вырождение возникает при массовом смешивании наций.

Интеллектуальное вырождение – связано со снижением рождаемости и отсутствием свободного выбора. Интеллектуальное вырождение, в отличие от вышеперечисленных, действует не напрямую, а косвенно, через подавление нации конкурентами.

Вырождение личности в массе обусловлено обычно одним из факторов. Оно может быть как физическим, так психическим и интеллектуальным. Но человек полноценный обязан быть гармонично развитым. Нужно сказать, что многие гении, напр., Эйнштейн или Ницше, были вырожденцами. В отличие от вырождения личности, вырождение нации одним фактором никогда не ограничивается.

Видов вырождения несколько. Возможны и сочетания – достаточно часто правящие круги оказались подвергнуты вырождению гетерозисному, а широкие крестьянские массы – доминантному. Такая ситуация складывалась в Риме, и такая ситуация подходит к логическому завершению в современной России.

Первый шаг к вырождению – это выход из состояния равновесия с природой. Выходы подобные неизбежны, они могут провоцироваться или изменением природных условий, или экономических, или влиянием соседей. Собственно «цивилизация» – это тоже выход из состояния природного равновесия. Отсутствие социальных механизмов вообще – это самый совершенный социальный механизм – но в чистом виде от них отказаться не могут даже охотники и собиратели.

Если социальные механизмы работают не так, как планировалось природой, или не подстраиваются под изменение внешних условий, любое нарушение ведет к генетической биологической аварии. Слишком много детей – перекрещивание доминантных линий – вырождение. Слишком мало детей – перекрещивание рецессивных линий – вырождение. Низкая смертность – снижение качества. Вся история человечества укладывается в набор биологических ситуаций.

Без отрицательной социальности никакие гены не смогут нанести вреда популяции. Неверная работа социальных механизмов может привести к ограничению свободного выбора, к ограничению процента отбраковки. И только в последствие возникают вырождения рецессивное, доминантное, слабо-доминантное и гетерозисное.

Человек – существо очень хрупкое. Он все время находится между рецессивным вырождением и доминантным вырождением, между чрезмерными увеличением численности и снижением численности, между недостатком интеллекта и интеллектуальной дифференциацией, ведущей к шизофрении и через нее к недостатку интеллекта. И только жесткость среды его обитания периодически включает механизмы естественного отбора в виде отбраковки и уничтожающей конкуренции.

Как упоминалось ранее, даже такая мелочь, как различное численное соотношение полов, может выбить нацию из колеи: например, большие потери мужчин в войне могут привести женщин к осознанию мужчины не как биологического элемента, а как социального – начинается массовый обман и как следствие – опять падение качества в результате вынужденного отсутствия свободного выбора для женщин. Природе все равно, сознательный это отказ от выбора или вынужденный – результатом однозначно станет падение качества следующего поколения.

Главная единица человечества – это нация-популяция. Правила вырождения можно определять и через конкретного человека, и через условного, но лучше использовать «прямой доступ» – национальный. В этом случае правила звучат следующим образом.

Если нация придерживается изоляционизма, то через определенное время выводится «слишком чистый» национальный тип, не обладающий достаточным генным разбросом, достаточной вариабельностью, чтобы подстраиваться под изменения окружающий среды. В дополнение, если смертность низка, линии начинают перекрещиваться между собой, проводя к накоплению дефектных генов.

Если нация придерживается пути активного смешивания с иными нациями, возникает эффект массового гетерозиса, который сначала приводит к очень высокому качественному скачку, а потом – к гетерозисному откату, к иному варианту вырождения.

Задача-минимум нации – быть. Быть – значит избегать вырождения. Современные люди относятся к факту вырождения, мягко говоря, наплевательски. Обычно просто не хотят его замечать. Но для человека, имеющего хоть какие-то биологические принципы, эта проблема становится наиглавнейшей.

Итак, есть составляющие: численность, качество, социальность, поведение в отношении смешивания. Спровоцировать вырождение может изменение любого фактора. А остальные всегда придут следом.


Раздел 1-4 Працивилизация

Одна из главных идей альтернативной истории – это наличие высокоразвитой цивилизации в седой древности. По большему счету, в признании факта существования и есть альтернативность. Если обобщить все данные, получается, что працивилизация действительно существовала. Но из этих данных не следует, что она была высокоразвитой. Утрата ее знаний говорит о том, что это знание не могло быть воспринято – следовательно, она строилась на принципиально иных принципах, ставших впоследствии непонятными. Она была развита не духовно, не магически – поскольку и первое, и второе можно было бы объяснить людям, не отличающимся от современных. Остается единственный тип знания – непередаваемый представителям другого типа мышления. Працивилизация была первоначально биологичной, и первые ее представители использовали биологичное мышление против современного – социального и «гуманистичного».

Сам термин «цивилизация» имеет два значения: это степень развития культуры Шпенглера и общность культур Тойнби. Для современного общества так или иначе придется оба понятия синтезировать. Т.е. это общность культурных элементов Тойнби, обладающая определенной степенью развития социальных отношений Шпенглера. И уж поскольку само слово «цивилизация» содержит латинское значение «город» – наличие городов является ее обязательным элементом.

Гибель Запада означает не больше и не меньше как проблему цивилизации (западной – авт.). Цивилизация – неизбежная судьба культуры. Цивилизация – это пик, она – завершение, она – конец. (Шпенглер)

Цивилизация у Шпенглера рассматривается как временной отрезок национальной культуры; в период цивилизации существует и национальное самосознание, и развитие культуры. Правда, некоторые народы считают себя противопоставленной «варварам» цивилизацией в любое время, просто в силу привычки.

Нужно признать, что толкового определения даже для «ограниченной» и «синтезированной» таким образом цивилизации не существует. Есть крайние ситуации, когда можно сказать, что цивилизация присутствует или нет. Но гораздо больше ситуаций, когда твердого ответа на этот вопрос дать нельзя. Цивилизации относительны: германцы были варварами для римской цивилизации, но те же самые германцы считали дикарями северные прибалтийские народы. Про период Римской империи можно сказать, что в Риме цивилизация была, у народов Северного моря цивилизации не было. Но была ли цивилизация между этими народами – каждый специалист отвечает по-своему. Четкой границы не существует, но существуют пограничные состояния. Критерии можно только придумывать. Например, «если существует хотя бы один город»; но всегда найдется сообщество, которое определение опровергнет. Невозможно, чтобы до даты цивилизации не существовало, а после даты она появилась. Цивилизация в историческом плане – такое же заблуждение, как и современная цивилизация, исследователи которой никак не могут договориться, одна цивилизация сейчас присутствует на планете или несколько. В большинстве случаев ответ на вопрос "что же такое цивилизация" звучит как "цивилизация – это мы!"

Можно дать следующее, разумеется, не претендующее на роль истины в последней инстанции определение: цивилизованность – способность создавать сложноструктурированные общества с высокой степенью разделения труда и потому с высокой степенью экономической эффективности. Непременные атрибуты цивилизации – это межродовой рынок и наличие специалистов по управлению.

Первый и главный фактор появления специализированного сообщества – это техническая революция. Основные изобретения верхнего палеолита – лук, сверло, микролиты (острые вставки в орудия, заменяющие трудоемкие каменные лезвия), плетеные корзины, растениеводство. Второй элемент специализации – это переход от системы враждующих племен к системе племенных союзов – что привело к появлению специалистов.

Працивлизации постоянно навязывают или технические достижения, или, более того, духовные. Реально за ней можно зафиксировать только следующие заслуги: астрономия, металлургия, строительство. Все знания были строго практичны и слабо развиты. Религии никакой не было. Древние люди были более приземленными, чем их потомки, и потому лишний раз не занимались спекулятивными изысканиями.

Одна из самых серьезных ошибок альтернативных историков состоит в том, что они говорят о працивилизации как о погибшей. Можно предположить более оригинальный подход – погибла часть працивилизации, и потому она никуда не исчезала, по крайней мере сразу или вдруг. Периодически на историческом горизонте появлялись нации, организующие относительно развитое общество, и ставившие под контроль своих соседей. Со временем эти нации опускались к первоначальному уровню. Но их совокупная история как раз и воспринимается как история працивилизации. Працивилизация не погибла – она медленно и постепенно растворялась в окружающем мире.

Линия культурной преемственности працивилизации, по большому счету, не прерывалась. Ее информационные сообщения превратились в легенды и мифы, ныне собранные и сохраненные, и только глобальные изменения языка привели к непониманию ее наследия.


Працивилизация – свидетельства

Основные свидетельства существования працивилизации широко представлены в альернативной исторической литературе.

Сфинкс, Баальбек, некоторые другие сооружения, в т.ч. со следами дождевой эрозии в пустынях.

Археологические данные о неолитической аграрной революции в Египте в 13 – 10 тыс. до н.э.

Наличие эволюционно развивающейся южно-турецкой цивилизации-преемницы 9000 года до н.э. и подозрение на существование южно-сахарской цивилизации-преемницы.

Общность мифов и легенд, когда-то содержавших определенную информацию, но в массе ее утративших

Исчезновение 70 видов животных (как известно, каждая цивилизация что-то уничтожает); рост численности населения и привел к истреблению множества видов, часть которых людьми питалась, а частью которых питались люди. Сам факт не ставится под вопрос, но нужно отметить, что часть видов погибла до начала працивилизации, а часть – вне ее территориальной досягаемости.

Датировка общего праязыка Евразии в промежутке 10 – 20 тыс. до н.э. Поскольку лингвистические аргументы самые сомнительные, а работы в этой области еще ведутся, далее их рассматривать смысла нет. Можно только добавить, что працивилизация не была арийской, поскольку существование арийского (индоевропейского) языкового единства по лингвистическим данным относится к 6000 г. до н.э.

Существование городов начиная с 100 в. до н.э. Самый серьезный аргумент.

Доказанное существование системы обмена товарами между этими городами.

Только двух последних аргументов достаточно, чтобы сказать, что працивилизация существовала. Поскольку это действительно так, можно перейти к деталям и подробностям ее появления, существования, гибели и наследия. Специализация присутствовала и доказана как факт. Специализация приводит к избытку товара; избыток товара – к обмену; обмен – к появлению рынка; рынок к данном контексте есть синоним города.

Подводные города на первый взгляд представляются неоспоримым доказательством существования працивилизации. Города датируются альтернативщиками по факту затопления единственным образом – временем потопа – и должны были быть построены не позднее 95 в. до н.э.

Первый город находится около острова Йоногуни рядом с островом Окинава. То, что это город, в сооружениях которого были использованы каменные плиты, а не природное образование, не подлежит сомнению. Второй затонувший город находится на восточном побережье Индии около города Махабалипурам. Официальной датировки ни у первого, ни у второго города нет, хотя в поисках участвовали официальные английские и индийские организации. Существуют версии, что затопленный город около Махабалипурама датируется 7 в. н.э. или 8 тыс. до н.э.– но это только версии, совершенно равноправные с предположениями альтернативщиков.

Около города Пумпухар, тоже в Индии, Хэнкок нашел непонятные каменные образования в виде буквы U. Представленные фотографии не позволяют судить об искусственности этих образований. И снова в Индии, на этот раз в северо-западной, в заливе Камбай (Хамбхат), ультразвуковые исследования подтвердили наличие прямолинейных, не похожих на природные структуры. Но из-за большой глубины – 40 метров – аквалангисты информацию не проверяли, а драга вытащила на поверхность что-то похожее на веретено. Нужно заметить, что поднятые «артефакты» из залива Камбай (Хамбхат) больше похожи на природные образования, чем на творения рук человеческих.

Кубинские подводные «города» вычислены на основе ультразвуковых исследований дна; найдены не вызывающие сомнений линейные структуры. Но глубина в 700 метров не допускает и мысли, что это был город. Так что вопросы этот «город» задает скорее не археологам, а военным всех стран – что именно они там утопили.

В результате колебаний уровня моря за семь последних тысячелетий затопленными оказывались портовые сооружения – но не города. Подъем уровня океана продолжался до 7-го тыс. до н.э. – но он был совершенно незначительным. Вообще-то поскольку потоп был в 10 тыс. до н.э., то или датировка слишком поздняя, или глубина слишком большая, да и сохранение керамики под водой, по которой «проводили датировку» – это нечто оригинальное. Нужно заметить, что працивилизация строила в основном из необожженного кирпича; постройки из этого материала не выдержат и часа прибоя и не простоят под водой даже двадцати лет.

Археологам всего мира была хорошо известна концепция Хэнкока. Но когда стало известно, что он собирается искать затонувшие города на побережье Индии, индийские археологи тут же «открыли» затонувший город. Единственное, что можно предположить – индийцы знали о городах уже давно, но по определенным причинам не ставили о них в известность мировую общественность. Кто-то не давал им возможности этого сделать. Но как только возникла угроза, что их давно открытые, но ими же скрытые города найдет Хэнкок, тут же последовало сообщение об открытии – на 3 месяца раньше конкурента.

Книга Хэнкока «Нижний мир», посвященная затонувшим городам, встретила довольно серьезную критику. Города могли оказаться на дне не только в результате потопа, но и вследствие иных геологических процессов: опускания суши или подмывания берега. В Японии, вообще нестабильной в тектоническом плане, скорее всего произошло опускание суши; в Индии это могло быть сползание берега.

В общем, подводные города не говорят ни о чем, кроме того, что они существуют. Разбираться с ними будут еще не одно десятилетие. Ни аргументом в пользу працивилизации, ни аргументом против нее они быть не могут. Но концепция працивилизации может прекрасно обойтись и без затонувших городов. (Рис. 2)

Зарзи – так археологи назвали культуру, существовавшую на территории Ирака в 200 – 100 вв. до н.э. 100 век до н.э. – действительно век кризиса, поскольку эта культура, преемственно существовавшая до того в течение 10 тысячелетий, исчезла достаточно быстро. И сразу на ее месте появляется культура городская. Скорее всего, у городов были воины-профессионалы, которых фактически не бывает в охотничьих племенах. Потому городская культура так быстро вытеснила всех соседей.

Первоначально працивилизация была прибрежной и только прибрежной, в таком виде и существовала ее «доцивилизационная» культура, так и не найденная археологами. Города Малой Азии – это результат миграции с побережья. Потому линии культурной преемственности хотя и прослеживаются, но не являются целостными.

Малая Азия пребывает в бедственном климатическом положении почти тысячу лет. Еще при крестовых походах здесь были, хотя и редкие, леса, присутствовал и богатый почвенный слой. Периоды засухи случались в этих местах и раньше – но до современного состояния ситуация не доходила никогда. А 10 тысячелетий назад здесь не было ни пустынь, ни полупустынь – их вообще не существовало на Земле. Воды было больше, чем достаточно, почвы не уступали лучшим современным. Сейчас Южная Турция представляет собой засушливую каменистую полупустыню. Но по библейским данным как раз в этом месте, в верховьях Тигра и Евфрата, находился Эдем – рай на земле.

Джармо и Зави-Чеми – древнейшие известные города мира; неизвестные, построенные в лучших местах, должны были оказаться под водой. Для этого периода заметно продолжение древнего движения культуры працивилизации – от восточного Средиземноморья на запад, причем тенденция эта сохраняется до появления города Гандж-Даре, который нужно признать вершиной локальной эволюции.

Джармо, Ирак, Курдистан 105 – 68 вв. до н.э. земледельческое послеление, в котором найдены микролититические орудия (характеризуются острыми вкладышами, вставляемыми в оправу), традиционно отождествляемые с охотниками и собирателями. Но одновременно присутствуют 25 домов из необожженного кирпича на каменных фундаментах.

Зави-Чеми, Ирак, 100 – 90 вв. до н.э. Сельскохозяйственное поселение. Найдены серпы и зернотерки, но не найдено зерен культивированных растений. Овцеводство одновременно с охотой.

Гандж-Даре, Иран. Город с двухэтажными домами из обожженного кирпича 90 – 80 вв. до н.э. Использование скрепляющего раствора. Домашние козы и овцы. Керамика 8 тыс до н.э. Рядом обнаружено свыше 30 сходных и одновременных поселений – целый район городов. Скорее всего, использование обожженного кирпича – это результат последовательной эволюции в пределах одной системы.

Иерихон 90-го в. до н.э. – неогороженное сельскохозяйственное поселение. Имеется информация, что около города Библос на ливанском побережье найдено несколько поселений, относящихся к 10 тыс. до н.э. – но эти данные будут проверяться еще несколько лет.

Можно заметить, что указанные города существуют в течение нескольких тысячелетий; но скорее всего, поскольку города строятся в «хороших» местах, на месте одних брошенных городов возникали города другие. 80 век до н.э. представляется довольно загадочным; это век основания многих городов и исчезновения некоторых. Североиракский центр теряет свое значение, а города растут на окраинах «цивилизации».

Кроме того, в некоторых местах обожженный, более прогрессивный кирпич уступает место необожженному. Скорее, это не разный уровень развития и не уровнь развития техники, а результат экономической целесообразности. В течение десятков веков наблюдается не планомерный прогресс, а вспышки прогресса. Позаимствовать рецепт кирпича в течение тысячелетия – это не проблема; значит, смысла обжигать кирпич просто не видели.

Иерихон, Палестина, город с 80 в. до н.э. Поселение огорожено стеной толщиной 3 м и высотой более 4 м. Ров шириной 8 и глубиной 2 м, вырубленный в скале. Башни из каменных плит размером до 2 м на 3 м, по стилю сходных с плитами египетских храмов Сфинкса и Долины. Население порядка 3000 человек. Иерихон (еще без стен) был заселен в 100 в. до н.э. и покинут населением в 73 в. до н.э. Скорее всего потому, что козы съели все что только можно и кормить их стало нечем. С Иерихоном есть еще одна проблема – этот город очень велик по сравнению с позже построенными и обладает стенами и башнями; получается, с 80 в. до н.э. шел процесс деградации. Поскольку кроме серы и природного асфальта около Иерихона ничего не обнаружено, выходит, что город специализировался на добыче и продаже этих ресурсов. Вопрос, от кого были построены мощные стены Иерихона 7000 лет  до н.э., если цивилизаций рядом не было, остается открытым. Но если были стены, были и цивилизации, и племенные союзы-протогосударства.

Чатал-Гуюк, Турция, 80 – 55 вв. до н.э. (64 – 57 вв. до н.э. – другая датировка). Кирпичное поселение, центр торговли обсидианом – вулканическим стеклом, из которого делались довольно эффективные для своего времени орудия. Деревянные балки перекрытий. Население превышало несколько тысяч человек, площадь порядка 10 га. До сих пор раскопано порядка 3% площади поселения.

Мергар, Пакистан, 80 в. до н.э. Поселок из необожженного кирпича. Найдены камни, принесенные с Урала. Земледелие, Скотоводство. В нижних слоях присутствуют кости диких животных, в верхних – тех же животных, но уже домашних. (Их можно различить, поскольку среди диких животных присутствуют все возраста, а среди домашних – преимущественно молодые особи). Это говорит о приходе населения со стороны. Это население не одомашнивало животных в конкретном городе. Сначала оно на окрестных животных охотилось, а когда достаточно организовало быт, просто захватило  стада и пригнало их в город.

70 в. до н.э. – очередной этап разрастания «цивилизованного» сообщества. Возможно, произошел природный кризис – некоторые старые города оказываются брошенными.

Чайеню, Турция, 72 – 67 вв. до н.э. Каменные дома с фундаментами и обмазкой. (92 – 87 вв. до н.э. – другая датировка). Древнейшие изделия из меди, если вторая датировка верна – но изделия были найдены при раскопках холма около поселения, причем, что удивительно, керамики найдено не было. В 20 км от города находятся крупные залежи малахита (сырья для меди), используемые до сих пор.

Али-Кош, Иран, 70 – 67 вв. до н.э. Дома из необожженных кирпичей с использованием штукатурки и укрепляющего известкового состава. Прослеживаются связи с территорией Турции и Персидского залива.

Умм-Дабагия, Ирак, 70 в. до н.э. Первое поселение с входом черз дверь (обычно было через потолок). Широкое использование красок.

Магзалия, Ирак, 70 в. до н.э. Поселение-крепость.

Чатал-Гуюк, Турция, вторая фаза. К 67 в. до н.э. появляются прямые спланированные при застройке улицы, дома с фресками.

Геоксюр, Туркмения. 60 в. до н.э. Кирпичные дома с улицами. Мужские статуэтки в боевых шлемах.

Намазга-Тепе – Туркмения, 50 – 20 вв. до н.э. Прямоугольные кирпичные дома, росписи по керамике с изображением животных и птиц.

Дальнейший рост – снова через тысячелетие – приводит цивилизацию на острова. Но только на те, освоение которых целесообразно с точки зрения торговли. Земледелие и скотоводство в расчет не принимаются. Скорее, это поселения-торговые фактории.

Аргисса, Греция, Фессалия, 60 в. до н.э. Земледелие, скотоводство, торговля обсидианом. Дома достаточно примитивны – ямы со стенами, прикрытые ветками. Торговля и примитивные дома никак не стыкуются – скорее, в них жили местные дилеры.

Неа Никомедия – Греция, 62 в. до н.э. Прямоугольные дома, керамика, статуэтки. Похоже на купеческий центр, поскольку присутствуют предметы роскоши.

После 62 в. до н.э. города встречаются по всему Ближнему Востоку, в Средней Азии, на Балканах, в Пакистане и Индии. Процесс «урбанизации» пошел стихийно по всем направлениям.


Эра лучников

Система «-литов», т.е. определения укладов общества по типу орудий, хромает на обе ноги. Палеолит (древний каменный век) вопросов обычно не вызывает, причем интересен поздний палеолит, который археологи, чтобы все запутать, называют «верхним». Далее идут мезолит (Средний каменный век) и неолит (Новый). Но нужно заметить, что сразу после палеолита идут в равной степени халколит (медно-каменный век) и бронзовый век. Допустимы и отклонения – бывает, что халколит идет после мезолита. И в дополнение ко всему этому кошмару читателя «-литы» связаны с хронологией через территорию – т.е. на одной мезолит начинается в одно время, на другой – в другое. Может быть, тем, кто копает, это и удобно; ведь это они придумали слои, лежащие выше, называть верхними. Но поскольку все регионы оказались неповторимыми, проще называть территорию, дату и технологию.

Конец палеолита, или верхний палеолит (Евразия, 20-11 тыс. до н.э.) – это расцвет человечества. Все значительные памятники – и наскальные изображения, и скульптуры – относятся к этому периоду. До этого момента эволюция подчиняется принципам последовательного развития. Но дальше начинается нечто непонятное.

Нижеприведенный текст является собранием цитат, обобщающим представления официальных историков.

Мезолит является переходной эпохой от палеолита к неолиту, главная черта которой – адаптация к природным условиям послеледниковья. В материальной культуре господствует пластинчатая индустрия обработки камня, распространение вкладышевой техники. Появляются лук и стрелы, лыжи, сани, лодки. В Евразии начало эпохи мезолита относится к 9000-8000 годам до н.э., а конец – к 6000-5000 годам до н.э.

Практически везде, где были обнаружены плоскостные или объемные изображения эпохи верхнего палеолита, в художественной деятельности людей последующих эпох как будто наступает пауза. Ее продолжительность разная в разных регионах. В степной и лесостепной Евразии она длится долго, чуть ли не 8-9 тыс. лет. В областях более благоприятных, например, в Средиземноморье и на Переднем Востоке эта пауза короче – 5-6 тыс. лет. Время между окончанием периода верхнего палеолита и началом нового каменного века (неолита) называется "мезолит" (10 – 5 тыс. лет тому назад). Может быть, этот период еще плохо изучен, может быть, изображения, сделанные не в пещерах, а на открытом воздухе, со временем смыло дождями и снегом, может быть, среди петроглифов, которые очень трудно точно датировать, есть относящиеся к этому времени, но мы пока не умеем их распознавать. Показательно, что и предметы мелкой пластики при раскопках мезолитических поселений встречаются крайне редко. К концу мезолита или к началу неолита относятся некоторые памятники со спорными датировками: петроглифы (рисунки на камне) испанского Леванта, Северной Африки, резьба по кости и рогу из Оленеостровского могильника. Из наименее сомнительных изобразительных памятников мезолита можно назвать буквально единицы: Каменная Могила на Украине, Кобыстан в Азербайджане, Зараут-Сай в Узбекистане, Шахты в Таджикистане и Бхимпетка в Индии.

Конец цитаты. Нужно сказать – уже неофициально – что эти приведенные памятники являются примитивами по сравнению с созданными в ранее. Не говоря уже о том, что их датировка, как изложено выше, официально сомнительна.

Напрашиваются еще выводы. Был ледник, было холодно, плохо – все нормально жили, все пещеры разрисовали. А тут – улучшение условий, под которые вдруг понадобилась адаптация... Должно быть совсем наоборот.

Нужно признать, что о «кризисе верхнего палеолита», когда население сократилось «на порядок» (сократилось «на порядок» – это примерно на 90%), точных данных нет, и потому «академически» его факт не обсуждался. Хотя сама идея не нова и встречается регулярно, но только не в истории, а в смежных науках, например, А. Назаретян, один из идеологов синергетики, говорит о гибели во время верхнепалеолитического кризиса до 90% населения Земли. В общем, факт массовой гибели людей не вызывает сомнений, и существует только разброс в конкретных цифрах. Некоторые исследователи на основании подсчета следов человеческой активности приходят к выводу, что численность человеческих популяций упала чуть ли не в сто раз. Можно отчасти согласиться – конечно, не в сто, но в десять раз – это вполне возможно. А тенденция и выводы верные. Но с причинами дело обстоит сложнее – обычно главной называется истребление человеком основных промысловых животных; но нужно заметить, что эти самые животные (мамонты, например) пережили вышеописанный кризис на пару-тройку тысячелетий. Скорее всего, «туман» вокруг кризиса верхнего палеолита – искусственный, а гибель животных – только один из элементов этого «тумана».

Сокращение населения произошло в 11 тыс. до н.э. Максимум вымирания, скорее всего, оказывается размытым по популяциям и расам. У белой расы с 2000 года идет снижение численности – но у других рас такого снижения не наблюдается. Чистые цифры древних народов объясняются доминированием одной расы в не столь тесно связанном, как сейчас, мире. К тому же «кризис верхнего палеолита» обычно ассоциируется с Евразией. По Америке или проходит ссылка на нехватку археологических данных, или признается отсутствие этого кризиса.

Подводя итоги, нужно признать, что человечество ближе к концу мезолита не только сократилось численно, но и совершенно одичало. Но это произошло не везде. Ближний восток, в отличие от иных палеолитических сообществ, продолжал нормальное и последовательное развитие. Там, где была цивилизация до потопа – там она осталась и после потопа, потому, чтобы описать разницу в ситуациях, и появился сам термин халколит – медно-каменный век. Там, где была працивилизация – катастрофического сокращения населения не произошло.

С 100 в до н.э. мир разделился на две части – на Ближнем Востоке развивалась цивилизация, а на остальной территории, заселенной человеком, пошел регресс. Потому пришлось даже подкорректировать схему человеческой периодизации – в цепочке палеолит-мезолит-неолит появился халколит – медно-каменный век. К вновь созданному «периоду» и отнесли города працивилизации, но в нормальную цепочку развития встроить халколит так и не удалось, он всегда оказывался где-то сбоку от пути традиционного, «официального» развития.

В результате у человечества оказался не один путь развития, а два – путь цивилизации на Ближнем востоке и путь тысячелетнего застоя в остальных частях заселенной Земли. Причем путей гибели тоже оказалось два – своя гибель у части цивилизованных народов (которой посвящены отдельные главы) и совершенно другая по причинам гибель охотников и собирателей. Причины первого приближения разные; но сомнительно, чтобы первопричина, одновременно вызвавшая вырождение и цивилизованных народов, и нецивилизованных, не была единственной.

Почему-то человечество на нецивилизованной территории вымерло на 90%. Это не могло быть климатическое вымирание – климат улучшался. Допускается, что вклад в вымирание внесли войны, которые начали прибрежные народы после наступления моря на их земли – но равное сокращение численности произошло и в местах, на которые всемирный потоп не мог оказать никакого влияния. К тому же «кризис верхнего палеолита» произошел ДО потопа.

После расселения по всему миру, совпавшего с громадным скачком в развитии, организованные сообщества исчезают. Человечество возвращается к охоте и собирательству, только на более высоком уровне развития техники. Процесс медленной эволюции шел порядка 25 тысячелетий, до 15 тыс. до н.э. В начале этого периода был истреблен неандерталец, а к концу появилась и успела исчезнуть пещерная живопись. Названия созвездий идут как раз с этого времени – ибо только тогда созвездие «Большой ковш» было похоже на Большую Медведицу.

Отбор людей палеотического периода шел по физической силе и интеллекту, при том что физически примерно все были равны. Человек прогрессировал медленно, но постоянно. Народы, не желавшие по тем или иным причинам прогрессировать, вытеснялись или уничтожались соседями.

Эволюция и ранее не жаловала людей со слабым зрением. Когда появился лук, преимущество получили люди, обладающие не просто хорошим, а лучшим зрением. При изобретении лука отбор по интеллекту временно сменился отбором по зрению, по линии повышения остроты зрения. Именно поэтому древние люди могли видеть и знать планеты, открытые только в последние века с помощью оптических приборов.

Лук стал и оружием; любое новое оружие приводит к увеличению размеров военных союзов. Возможно, в это время появились и профессиональные военные специалисты. История працивилизации пошла по пути, позднее пройденному цивилизацией современной. Лук против копья более эффективен, чем мушкет против лука. О революционной эффективности говорит и тот факт, что лук как боевое оружие применялся отдельными русскими частями в Европе вплоть до 19 века. Цепочка развития, а именно толчка в развитии, выстраивается следующим образом: сначала – лук, потом – специализация, потом – цивилизация.

Применение лука вывело охоту на промышленный уровень. С 15000 года до н.э. начинается массовое вымирание животных. Пик вымирания приходится на период с 11000 по 9000 годы до н.э. Вместе с мамонтами исчезло свыше 100 видов животных, причем во всех случаях или эти животные служили пищей человеку, или человек служил пищей им. Обычная норма исчезновения видов составляла 1 вид за 10 тысяч лет.

Сторонники концепции катастрофизма приводят факт нахождения в Сибири и на Аляске целых кладбищ разорванных, но не съеденных животных. Единственное, что можно предположить для этой ситуации, это метеорит или группа метеоритов типа тунгусского, взорвавшихся в воздухе. И, как и в 1908 году, при громадных локальных разрушениях катастрофа не была всемирной; более, в Канаде и в Западной Сибири ничего подобного не обнаружено. Кроме того, животные вымирали на достаточно широком временном промежутке – некоторые исследователи предполагают, что королевские бизоны вымерли только в 6 тысячелетии до н.э., а мамонты в Америке – только в 4-м. Эстонский мамонт датируется 7850 г. до н.э. Кроме последней, цифры сомнительны, но так или иначе период вымирания был очень долгим. К тому же животные вымирают и сейчас, и это – результат действий человека.

Эра лучников – это время, когда еды стало больше чем достаточно, когда люди с лучшим зрением считались лучшими во всем. Они были и лучшими охотниками, и лучшими воинами. Но если раньше отбор на успешность шел по большому числу факторов, то с изобретением лука он пошел по зрению и по точности движения. Лучники стали главными, они получили все. Старая, сложившаяся тысячелетиями система отбора нарушилась, да и потерь в столкновениях стало гораздо больше.

Лук оказался изобретением, в принципе изменившим весь мир. Он был не только средством для стрельбы, не только оружием. Лук – это и универсальная зажигалка, поскольку только «дикари» в фильмах и современные туристы пытаются получить огонь, вращая палочку руками; люди конца палеолита вращали палочку с помощью тетивы. Лук – это и универсальный сверлильный станок, позволяющий получить более совершенные орудия и оружие. Лук явился и великим социальным фактором, поскольку для охоты достаточно было немногих членов рода, остальным можно было поискать для себя занятие поинтереснее. У народов працивилизации произошло деление на охотников и иных специалистов. А у других народов такого деления не произошло, и тот, кто лучше стрелял, тот больше и получал. Разумеется, кризис произошел не потому, что лучники друг друга перестреляли. Он произошел, поскольку успешной оказалась очень узкая группа людей – эта группа и дала максимально моногеничное потомство по одному признаку. Вариабельность упала, приспособляемость упала следом, возникла социальность – вот и получаются действительные причины кризиса.

Лучники оказались на вершинах появившегося социального общества. Это именно они установили свою власть и распределение национальных богатств в свою пользу. Когда перебили всех не способных к этому ремеслу и оттеснили всех неспособных к этому своих – тогда, на волне сокращения вариабельности популяций, и грянул кризис вырождения. Потому что интеллектуальных тоже должны были оттеснить – интеллект ни точности в стрельбе, ни дальности стреле не добавляет. Так что продолжать традиции пещерной живописи стало некому.

В Америке сокращения населения не наблюдалось. Причиной сокращения стало сначала появление лука, а потом моногеничность общества на основе успеха лучших лучников. Но в Америке лук появился гораздо позднее, чем в Евразии, потому и «эра лучников» здесь не наступила.

Под влиянием войн и при наличии специализации общества стали социализироваться, а принципы социализации нанесли удар по институту свободного выбора партнера. Могло возникнуть что-то вроде института многоженства с захватом жен. Общество, тысячелетиями руководствовавшееся биологическими принципами, мгновенно с антропологической точки зрения пришло к принципам небиологическим. Сразу качество населения упало настолько резко, что произошла биологическая катастрофа.

Только когда почти все стали лучниками, ситуация начала постепенно выправляться. Только народы цивилизации не оказались втянутыми в этот кошмар. Единственное, что могло их спасти – профессиональные армии.

Всех людей можно условно разделить на две группы: на обладающих хорошим абстрактным мышлением и на обладающих хорошим вниманием. Лук изобрели люди с абстрактным мышлением. Но получить от его использования максимум преимуществ могли только люди с хорошим вниманием. В результате доминирования этого типа людей человеческий прогресс, столь быстрый в конце палеолита, сменился культурной и технологической стагнацией. Об этой смене говорит и исчезновение пещерной живописи.

 К власти пришла моногеничная группа. А любая моногеничная группа не располагает всем необходимым для национального развития комплексом биологических возможностей. Моногеничность власти и моногеничность успеха – по сути одно и то же. Моногеничная группа склонна к быстрому вырождению. А если эта группа располагает властью над нацией с невысокими биологическими параметрами, то она становится провокатором национального вырождения, национальной биологической деградации.

Женщины выбирают успешных партнеров. Степень успеха личности в обществе определяется совпадением ее биологических параметров и социальной конъюнктуры: в какой-то момент более успешны люди с абстрактным мышлением, в какой-то – с хорошим вниманием, в одно время более успешны сотрудничающие с нацией (соблюдающие правила), в другой – противопоставляющие себя нации (нарушающие правила). Моногеничность власти – моногеничность успеха – моногеничность женского выбора. Получается, что институт свободного выбора собственно свободного выбора лишается.

Для нормального биологического развития нации нужны не только разные люди (потенциал вариабельности признаков), но и разные люди во власти. Иначе говоря, понятие успеха не должно быть однозначным, степени успеха должны определяться не одним типом биологических параметров, а несколькими типами. Эти типы – аналоги весовых категорий в спорте. В нациях с высоким биологическим качеством этот принцип срабатывает автоматически. В нациях с низким качество он может быть реализован только при обеспечении качественной дифференциации.

Подводя черту, для кризиса верхнего палеолита выводится следующая последовательность событий:

Люди с хорошей реакцией и хорошим зрением, в данном контексте – лучники, стали единственной успешной группой, преимущественно оттеснив в том числе и от воспроизводства группы другие.

Возникла ситуация, когда к реальной власти пришла узкая моногеничная (не обладающая широким разбросом признаков) группа людей. В течение поколений успешными оставались люди только одного биологического типа, что привело к следственной моногеничности целых сообществ.

Моногеничные сообщества не обладают высокими адаптационными параметрами, и перестройка среды делает их не адаптированными к новым условиям. Дефектные гены, присущие моногеничным группам, распространяются в целом моногеничном сообществе и его качество начинает падать.

Накопление ранее ограниченных группами дефектных генов в целом сообществе на фоне изменения климатических условий привело к быстрому падению биологического качества.

Падение качества в условиях отсутствия конкуренции (она отсутствовала, поскольку все конкурирующие сообщества использовали одну и ту же модель поведения и «формулу успеха») провоцирует дальнейшее падение качества. И уже второе, спровоцированное падение стало причиной массового вымирания населения.

Понятие «золотого века» проходит сквозь всю человеческую историю, постоянно встречаясь в мифах и легендах. Поскольку человечество развивается по синусоиде – период прогресса – период застоя, то последний положительный период оставался в памяти. Во времена лучников «золотым веком» могло считаться время до лука. Во времена працивилизации «золотым веком» могла считаться эра лучников. После гибели працивилизации понятие «золотого века» сместилось на более позднее время – на момент ее нормального существования. Времена смешались – и в последующих источниках отделить «золотой век» первобытности от «золотого века» цивилизованности уже не представлялось возможным. Т.е. хотя «золотым веком» очень часто оперируют в альтернативной литературе, делать это не стоит, поскольку «век» этот – величина переменная.


Працивилизация

Начиная с 13 тыс. до н.э. технический прогресс человека резко ускорился. Примерно в 15 тыс. до н.э. был изобретен лук. К 8 тыс. до н.э. у человечества были металлургия, ткацкий станок, растениеводство, животноводство, кирпичное строительство. Лук достаточно понятен, а его изготовление доступно даже ребенку. Лук мог быть изобретен, когда кому-то понадобилось изогнуть палку. Сначала изогнул, держал руками, держал, держал – надоело. Взял веревку и связал два конца. Но ткацкий станок ненамного новее лука. 2/3 современных инженеров не смогут его заново «изобрести».

Налицо «вспышка» прогресса. Ее наиболее вероятной и единственной причиной представляется накопление технических достижений. «Вспышка» эта произошла раньше потопа; и раньше потопа была создана працивилизация. И погибли некоторые народы працивилизации до потопа. Т.е. потоп при всей своей грандиозности не стал ни причиной ускорения развития, ни причиной кризиса человеческого сообщества.

Структура организации сообществ слабо различается по всему миру и не зависит от типа мышления. Два племени сильнее одного. В плане социального развития человечество уже давно могло создавать военно-племенные союзы – но, опять-таки, не было необходимости их создавать. Эра лучников характеризовалась войной всех против всех. Эра лучников стала такой необходимостью. Получается, что працивилизация отбила все атаки извне и обладала достаточным потенциалом, чтобы не допускать их в будущем; на территории укрепленных городов працивилизации следов военных столкновений не найдено. Это означает, что у працивилизации уже была постоянная армия, встречавшая врагов на полпути и даже не подпускавшая их к городам.

Сначала появилось военное командование. Где есть военное командование – там и централизованная власть. Для решения своих задач руководство использовало услуги оружейников (вряд ли разделенное оружие войны и охоты появилось до первых войн працивилизации), медиков, снабженцев. Специализация начала бурно развиваться. Одна из технологий – это создание запасов. Растениеводство менее эффективно, чем охота, и оно оставалось менее эффективным до 5 тыс. до н.э., т.е. еще в течение 5 тысяч лет после событий. Но зерно можно долго хранить. Зерно собирали и раньше, в диком виде; скорее, умели его и выращивать, но не видели в этом смысла. Только потому, что зерна нужно было все больше, его начали культивировать.

Потоп не стал причиной ускорения развития, но он стал причиной расширения працивилизации. Поднялась вода, сократилась территория, пошел передел. Народы побережья Средиземного моря и древней дельты Нила, скрывшихся под водой, двинулись вглубь Ближнего Востока, вытеснили оттуда коренных жителей и построили укрепленные города на случай ответного удара, которого так и не последовало.

Самый первый морской торговый путь находился в Греции. Это был обсидиановый экспорт с острова Милос в 10900 г. до н.э. Примерно в то же время – но на тысячелетие позже – появились континентальные торговые пути на территории Турции. Исследования археолога Эванса относят заселение Крита к 10 тыс. до н.э. Так или иначе выходит, что працивилизации были ведомы и морские путешествия, и перевозки товара по суше, причем практиковались они как до потопа, так и после. До Америки працивилизация не добиралась, да и добраться не могла – корабли у нее появились только на закате, и дальше Крита они не плавали. Но все равно выходит, что цивилизация была приморской, и большинство ее артефактов осталось на затопленном шельфе – иначе бы сухопутные торговые маршруты появились раньше морских.

Города появляются на территории працивилизации до потопа; они были специализированны на производстве орудий из вулканического стекла. Т.е. эти города не являлись центрами працивилизации, они являлись городами-спутниками, городами-заводами. Города Ближнего Востока, не ориентированные на специализированное производство, появляются сразу как города, деревни появляются одновременно. Возникновение городов и сельского хозяйства датируется одним временем. Одно это вызывает подозрения, что что-то не так. Такое может быть только в том случае, если все было организовано колонистами или переселенцами. Это значит, что цивилизованное население откуда-то пришло. А пришло оно с побережья, на которое наступал всемирный потоп 9500 года до н.э. Как раз в это время под воду ушла полоса средиземноморского побережья шириной от 20 до 60 км. – первая территория працивилизации. Именно на побережье находились деревни працивилизации – потому найдены только специализированные города и «новые» города без следов развития, а деревень не найдено.

Сомнительно, что працивилизация знала, что такое государство. Ее смысл заключался в поддержании договоров о разделах территории между племенами и обороне от соседних, «нецивилизованных» племен. Все функции можно свести к обеспечению мира на «цивилизованной» территории. А где есть мир – расцветает торговля, появляется специализация и возникают города. Возможно, на поздних стадиях существовала система государств – но появились они после потопа.

Любому удачному опыту обычно предшествуют несколько неудачных. Ранее говорилось о серьезных организационных структурах, управлявших расселением. Более поздняя попытка – это так называемый «фальстарт» египетской цивилизации. Возникновение «огня» працивилизации, да и цивилизации вообще действительно похоже на зажигание плохих спичек: щелчок – искры, щелчок – искры, щелчок – загорелось! Но неолитическая аграрная революция в Египте в 13 – 10 тыс. до н.э. не была фальстартом. Она была самым настоящим началом.

Официальная наука (Геральд Лару) не отрицает периода растениеводства в Египте, но относит его не к 13 – 10 тысячелетиям, а к периоду с 10-е по 7-е. Называется этот период «тазианским» и характеризуется развитым растениеводством (пшеница, ячмень, даже лен) и наличием кооперативных зернохранилищ в поселениях. Причины исчезновения этой культуры официально не известны, но стихийные бедствия исключаются.

Официально-академически история началась в 3200 г. до н.э. – к безмерной радости живших тогда египтян. В официальной истории, как выясняется, тоже есть своя працивилизация, официально задокументированная и всеми академическими специалистами признанная. Это та же вышеописанная цивилизация восточного Средиземноморья, следы которой прослеживаются с 12 тыс. до н.э. Единственно, она не называется цивилизацией, а города с двухэтажными домами именуются «стоянками», причем только потому, что официально история началась в 3200 г. до н.э. ...

Вызывает сомнение факт, что от родоплеменной деревни до города с прямыми улицами человечество прошло за 500 лет. Но если это так, то подобные города могли возникнуть где угодно и когда угодно на протяжении человеческой истории, которая началась порядка 100 тысяч лет назад. В противном случае эти города должны были иметь предысторию – вот и опять появляется працивилизация. Если доказано 9000 лет цивилизации, то плюс-минус 3 тысячи – это допустимая погрешность.

Все это может показаться мелочью, поскольку у працивилизации и без того очень много аргументов – в крайнем случае, працивилизацией можно назвать тот же Иерихон и малоазийские города 9500 года г. до н.э. Эти города имели каменные дома, а к 7000 г. до н.э. – прямые улицы и стены, покрытые фресками. Это говорит о долгом пути, совершенном до постройки городов. Причем если цивилизации исторического плана широко использовали технические заимствования в развитии, працивилизации заимствовать было неоткуда, она должна была создать все самостоятельно с нуля. Сомнительно, чтобы половина пути современной цивилизации была пройдена быстрее, чем за 4 тыс лет. Тогда начало – действительно 13 тыс. лет до н.э.

В Египте были найдены серпы и зернотерки, относящиеся в среднем к 11 тыс. до н.э. Период земледелия в Египте продолжался порядка 3 тыс. лет. Это было в первую очередь охотничье, и во вторую – растениеводческое сообщество. Современные исследователи, в частности А. Скляров, вычислили, что растениеводство экономически менее выгодно, чем животноводство. В качестве смысла развития растениеводства можно предложить только создание запасов – ведь зерна имеют многократно больший срок хранения, чем мясо. Запасами могли пользоваться войска, рыбаки, да и все население в период охотничьих неудач.

В спокойное время земледелие не могло быть главным поставщиком продовольствия и его товары являлись предметом роскоши. Бедные ели мясо, богатые могли позволить себе хлебные лепешки. Но без этого экспериментального периода земледелие развивалось бы гораздо дольше.

Зерно могло использоваться и в качестве валюты. Нет доказательств, но працивилизация должна была знать и золото. Но что точно известно – працивилизация использовала и торговала инструментом из вулканического стекла – обсидиана. Найденные следы этой торговли, как говорилось ранее, относятся к 10-му тысячелетию до н.э.

История працивилизации, как и цивилизации современной, оказывается поделенной на периоды. Первый период – это плавное развитие до потопа, второй период – территориальное расширение после потопа. Поэтому далее, когда будет принципиально, произошло ли событие до потопа или после, працивилизация должна делиться на допотопную працивилизацию-1 и послепотопную працивилизацию-2. Еще до потопа история делится на две ветви – на путь наций працивилизации, погибших (выродившихся) до потопа, и на путь наций працивилизации, сумевших обмануть вырождение и одновременно благополучно пережить потоп. К тому же чтобы донести информацию о гибели «культуры» в потопе, необходимо сохранение линии культурной преемственности; вывод только один – погибла часть цивилизации и часть ее культурных достижений.

Нужно сделать отступление от темы и вспомнить, что линия преемственности цивилизации современной занимает четыре тысячи лет. Примерно такой период мог понадобиться для создания цивилизации древней. У современной каждый следующий период продолжался по времени меньше предыдущего; но достижения каждого следующего превосходили достижения всех предыдущих. И если начало пра-працивилизации можно отнести к 12 тыс. до н.э, то ее последний, самый эффективный период должен занимать порядка 200 – 300 лет в период 10000 – 9000 годов до н.э. Первые нации працивилизации (нации Сфинкса) выродились в Египте до потопа. Еще нация или нации (нации Баальбека) выродились сразу после потопа. Остальные нации на севере працивилизационной территории продолжили развитие до растворения в прогрессирующем внешнем мире.

Изначального центра у працивилизации скорее всего не было, она состояла из нескольких взаимосвязанных «государств» на территории Египта, Ближнего Востока и Малой Азии. В центрах и существовали науки, а ремесла были разбросаны по всей цивилизованной сфере.

Працивилизация не была мировой, она ограничивалась территорией Египта и Ближнего востока, а основная масса ее жителей жила в примитивных деревнях. Кроме того, Сахара была ее колонией (в значении подконтрольной территории или «зоны жизненных интересов») животноводческой, а южная Турция – сырьевой. Цивилизация не была ни массовой, ни промышленной.

Працивилизация, возможно, имела в своем распоряжении отдельные технические достижения, опережающие время и позже утраченные, но массовыми они не делались. (Нужно сказать, что немассовая супертехника всегда была и есть сейчас; но вряд ли археологи будущего найдут спутник или атомную бомбу в современном городе). Вся техника принадлежала тем, кому принадлежала цивилизация – и, скорее всего, это была одна нация или группа наций. Ее руководители, обладающие определенными техническими знаниями, и, как следствие, более совершенным оружием, могли обращаться с нецивилизованным соседним населением с высоты «богов». И, вполне возможно, слово «человек» працивилизации вошло в языки как последующее «бог», а словом «человек» стало нарицательное наименование нецивилизованного населения.


Металл – свидетель истории

Двойной стандарт – это символ современной цивилизации. Разное отношение к людям предполагает, что разные люди должны знать разную правду. История Египта – это только самый яркий образчик, случайно оказавшийся на поверхности. История развития металлургии содержит не меньше случаев сокрытия истины.

Для обычных, или непосвященных людей, история металлургии выглядит так: (А. Баттс, 1966)

Шаги металлургии

гг. до н.э.

Медь

Олово

Мышьяк

Медь из выветрелых и пиритовых руд

3800 – 3200

99 %

0.02 – 0.87 %

0.1 %

Мышьяковистая бронза

3300 – 2800

95 %

0.3 %

4 %

Легированная оловом медь

3300 – 2800

94 %

5 %

0.2 %

Типичная бронза

3300 – 2800

88 %

10 %

0.6 %

История развития металлургии сводится к совершенствованию сплавов; от использования чистой меди до совершенствования бронзы – сплава меди с оловом. С основной линией прогресса можно согласиться. Но с датами выходит некоторая расстыковка. В официальной истории часто случается, что путь от питекантропа до металлурга проходится за 1000 – 2000 лет. А путь от холодной обработки самородной меди до выплавки железа в Америке – свыше 4000 лет. В вышеприведенной таблице олово присутствует с самого начала металлургии – но это не правда, ее никак не могло быть в меди из выветрелых и пиритовых руд, ее не было в мышьяковистой бронзе. А если бы создатели мышьяковистой бронзы обладали оловом, им бы сама технология подобной бронзы была бы не нужна. И совсем не понятно, если уж таблица показывает прогресс, то как совпали даты в трех последних строчках?

Если взять совершенно не секретную, но малоизвестную книгу с грифом "Академия Наук СССР", не предназначенную для массового читателя и не синхронизированную с западными источниками, ситуация кардинально меняется.

Шаги металлургии

гг. до н.э.

Первые найденные медные изделия:

булавки, четырехгранное шило, сверла, бусы и их ''полуфабрикаты'' из меди. Изделия содержали 0.8  % мышьяка, чего не бывает в самородной меди

9200 – 8700 гг. до н. э. Чайоню-Тепези в Юго-Восточной Анатолии (в верховьях р. Тигр, это не поселение, а холм рядом с поселением)

металлургическая медь, ручные изделия – медные бусины, трубочки, колечки, бусины и привески из свинца

шлак от плавки медной руды

6400-5700 гг. до н. э. Чатал-Гуюк на плоскогорье Конья в Анатолии

5900-5800 гг. до н. э.

Множественные мелкие медные изделия, в т.ч. ножи и наконечники

5000 Ирак, Иран, Турция

Специализированная металлургическая мастерская, промышленное производство меди

4100 г. до н. э. Тали-Иблис на территории Ирана

Мышьяковистая бронза

4500 г. до н. э. Тепс-Яхья, на юго-востоке Ирана

3000 г. до н. э. Весь Ближний Восток, все Средиземноморье, Германия

Бронза

Кинжал легированный 2.5% олова

Бронза до 3% олова

3600 г. до н. э. Бан Чианг, Таиланд

3000 г. до н. э. Весь Ближний восток

Официальная история таким образом подтверждает, что во времена, к которым альтернативщики относят «свою» цивилизацию, уже существовали процессы получения металла из руды, а значит, были и специалисты, и разделение труда, следственно, и торговля, и начатки городов. И от выплавки чистой меди до получения бронзы не 800 «официальных» лет, а почти 8000 реальных, что больше похоже на правду.

К таблице можно добавить следующее: если люди делали украшения и булавки из меди, почему они не делали вещи крупнее, например, те же ножи и другие инструменты? Ведь если знать процесс, то все равно, что делать. А они их и делали, поскольку тот, кто сделал булавку, спокойно сделает и нож. Просто металл был относительно дорог, и к археологам попали мелкие вещи, потерянные хозяевами. А большой и дорогой предмет потерять и жалко, и не очень просто.

Металлические изделия были ценностью, но они не были чем-то необыкновенным – поскольку ради потерянного шила, сверла или бус уже в 9 тыс. до н.э. раскопанный впоследствии археологами холм перекапывать никто не стал. А с 6-го тыс. до н.э. уже появляются медные наконечники стрел, потерять которые не стоит никакого труда. Но это значит – если металл не был столь дорог, его было много.

Олово – самый загадочный металл древности; олово – неотъемлемый компонент производства бронзы, по имени которой назван целый археологический «век». Первая загадка состоит в том, что оловянных изделий не найдено вообще. Вторая загадка состоит в том, что в радиусе свыше 2500 км. от ближневосточного центра производства бронзы олова нет вообще. Третья загадка состоит в том, что бронзовые изделия появляются одновременно на пространстве от Испании до Таиланда порядка 3300 г. до н.э.

В мире существуют следующие доказанные месторождения олова, эксплуатируемые и сейчас: Малайзия, Германия, Англия – острова Касситериды (оловянные) находятся между Англией и французской Бретанью. По сообщениям римских историков, олово также добывалось на северо-востоке Испании, но в этом регионе древних шахт найдено не было. Германию можно исключить, поскольку разработка олова на ее территории технологически настолько сложна, что не была возможна вплоть до конца 1-го тыс. до н.э. 

В последнее время настойчиво высказывается соображение, что древняя бронзовая металлургия на Ближнем и Среднем Востоке, а также на Кавказе снабжалась оловом из месторождений касситерита на Малайском архипелаге и в соседних с ним странах.

Даже Англия – это ужасно далеко от Ближнего Востока; так что идея с малайским архипелагом является следствием полной академической безысходности. Так что если в чем можно поверить официальным историкам – в том, что они не знают, из какого месторождения снабжался оловом Ближний Восток. При том, что кроме атлантического побережья Европы вариантов нет.

Заколдованный круг состоит в том, что чтобы сделать бронзу, нужно сначала разобраться со свойствами олова. Чтобы узнать свойства олова, с ним нужно экспериментировать. Чтобы экспериментировать с оловом, нужно откуда-то его привезти, поскольку на Ближнем Востоке его нет. Чтобы привезти олово на Ближний Восток, о его свойствах нужно знать, хотя бы на уровне того, что такой металл вообще существует.

Оловянных месторождений, которыми мог пользоваться Ближний Восток, всего два – в северо-восточной Испании и на островах Касситеридах около Англии. Плыть за 4 тысячи километров за тем, что неизвестно – это странно по крайней мере. Значит, на Ближнем Востоке знали, что олово существует. И поскольку нет оловянных изделий, знали, что олово имеет смысл только в сплаве с медью в бронзу. Получается, что древний мир 4-го тыс. до н.э. был очень тесным и взаимосвязанным.

К 3500 году до н.э. медь выплавляли и обрабатывали по всей территории Европы и Средиземноморья. Технологические новинки при создании эффективных типов металла обработки внедрялись синхронно на больших территориях, единственным исключением была Англия, где металлургия появилась только в первом тысячелетии до н.э.

Так или иначе, приходится поверить римским историкам в вопросе об испанских оловянных месторождениях. Именно на территории Испании присутствуют месторождения и олова, и меди. Именно здесь бронза и была изобретена неизвестной «Атлантической цивилизацией», или просто «цивилизацией Х». А уж когда бронза появляется – она сразу, синхронно появляется на всей территории от Испании до Таиланда – что опять подтверждает предположение о столь же тесных, как в современное время, международных связях.

Медь и медная промышленность не были результатом случайности; в то время – 5000 лет до н.э. – на Ближнем Востоке было все, что ассоциируется с прогрессом древнего мира. Были и свинец, и серебро (а его очень непросто получить – серебро было дороже золота до 3000 г. до н.э), и стекло. Далее приводится три цитаты из книги «Развитие химии с древнейших времен» АН СССР.

В одном из самых ранних центров предгородской цивилизации Малой Азии – Чатал-Гуюке в слоях рубежа VII и VI тысячелетий до н. э. найдены свинцовые бусы и подвески. В соседнем географическом ареале на островах Эгейского моря, где широко распространены свинцовые руды, в середине III тысячелетия до н. э. встречаются как магические изделия из свинца – человеческие фигурки и модели лодок, так и свинцовые скрепы для укрепления разбитых сосудов. В числе древнейших предметов из свинца, найденных в Египте, статуэтка (3400-3900 гг. до н. э.), а также сифон с фильтром(!) из Тель-эль-Амарпы, где в III тысячелетии до н. э. существовала водопроводная(!) система.

Древнейшие серебряные изделия обнаружены на территории Ирана и Анатолии. В Иране их нашли в Тепе-Сиалк; это пуговицы, датированные 4800-4500 гг. до н. э., а в Анатолии, в Бейджесултане, найдено кольцо, датированное концом V тысячелетия до н. э.

Золото наряду с медью было одним из первых металлов, использованных человеком в быту. В Египте золотые изделия были обнаружены в погребениях бадарийской культуры (5000-3400 лет до н. э.), но они оказались ''моложе'' предметов из меди, найденных там же. (Объяснить это можно тем, что медные изделия были экспортированы в Египет еще до начала промышленного получения золота).

Наравне с металлами на ближнем востоке развивались и прочие производства. Например, Сирия и Палестина специализировались на производстве стекла точно так, как Северный Ирак специализировался на металлургии. Международное разделение труда уже существовало!

В Месопотамии были найдены стеклянные бусы эпохи древнего Ура (IV тысячелетие до н. э.). Очевидно, что к XVII в. до н. э. уже существовало развитое стекольное производство, о чем свидетельствуют таблички из библиотеки Ашшурбанапала. Найденная там рецептура относится к цветному стеклу. При раскопках в Восточной Палестине обнаружены печи для выплавки стекла, относящиеся к III тысячелетию до н. э.

Начало металлургии в Америке – 3000 лет до н.э. На самом деле это не совсем «настоящая» металлургия, она основывалась на обработке самородной меди. Но в центральной Америке в 1 тыс. до н.э. присутствует уже «настоящая», рудная металлургия. Весьма подозрительно, что тысячелетиями цивилизации развивались самостоятельно, и вдруг одновременно пришли к открытию металлургии. И несомненно – это результат трансконтинентального взаимодействия. И по многим параметрам, например, по пирамидостроению, синхронизация развития обществ начинается именно с 3000 года до н.э или немного позже.

Железо не столь загадочно, как олово, но в его истории тоже имеются определенные нестыковки. Официальная история придерживается мнения, что с 2000 года до н.э. когда железо было открыто хеттами, начинается производство ими же железных изделий. Промышленное производство железных изделий – клинков – создается ассирийцами при их же монополии на железо. Повсеместно оно распространяется только с 1200 года до н.э. Получается, что секрет железа упорно скрывался 800 лет; при том, что более сложный секрет бронзы мгновенно стал общеизвестным.

В академическую историю не укладывается факт обнаружения железного долота в поселении Саммара в Ираке, датированного 5000 годом до н.э. В Египте найдены украшения, изготовленные из метеоритного железа. Эта находка насчитывает более 3500 лет до н. э. – это не говорит о том, что железо добывали, но свидетельствует в пользу обработки. В пирамиде Хеопса (Хуфу) найдена железная пластина из земного железа, датированная по пирамиде порядка 2500 г. до н.э. Все аномальные находки можно свести к тому, что железо было получено гораздо раньше официальных дат. И единственное, что можно предположить – это наличие экспериментального производства под строгим контролем какого-то правительства. Скорее всего, поставщики меди боялись, что введение в оборот еще одного металла подорвет их торговую систему – а ведь медь по сути и была мировой валютой. И уже в известный исторический период ассирийские купцы образовывали специальные торговые общества с целью приобретения железа – этот металл мог цениться в 20-40 раз дороже серебра и в 5-8 раз дороже золота. Обыкновенная спекуляция, замешанная на тайне.

Металл – главный свидетель працивилизации, поскольку он найден археологами в ее городах; и металл – свидетель глобальной, возможно, даже мировой, системы международной торговли в 3000 году до н.э. Есть система торговли – значит, есть и цивилизованный мир. Такой же точно по принципам, как и сейчас. Цивилизация 3000 года до н.э. – это психологически «наша» цивилизация, потому ее принципы в общем понятны и хорошо исследованы. И только факт, что она была социально подобна нашей и что она погибла – замалчивается.

*  *  *

Цивилизация – понятие достаточно условное. Точнее сказать, обобщенное. Субъектами человеческой истории являются популяции, иначе называемые этносами или нациями. Субъектами меньшего уровня являются племена.

Краеугольным камнем цивилизации является нация, ее создательница, ее «провокатор». Но нация смертна и как биологическая, и как культурная общность. Цивилизация одной нации может возникнуть, но будет существовать столько времени, сколько существует нация. После завершения национального срока цивилизация переходит в разряд исчезнувших. Поэтому, чтобы цивилизация существовала, нужно, чтобы ее культура переходила от одной нации к другой.

Система цивилизаций исторического плана представляется в виде системы пульсирующих колец. (Рис. 3) Цивилизация появляется в точке и расширяется радиально в виде условного круга. На линии границы возникают другие цивилизации, подобно тому как вторичные круги на воде появляются, если круги первичные встречают препятствие. Первая цивилизация исчезает. Круги расходятся уже от точек цивилизаций второго порядка, пока не исчезают и эти цивилизации. Если уровень окружения достаточен для заимствования культуры, цивилизационный процесс не прекратится.

Получается линия преемственности цивилизаций: Працивилизация Сфинкса-Баальбека – металлургическая цивилизация Малой Азии – цивилизация Иерихона. После этого фактически одновременно на базе развитых неолитических культур возникают цивилизации Египта и Ирака. После чего и первая, и вторая приходят в упадок и захватываются соседями, но не исчезают физически, поскольку уже находятся в кольце цивилизаций. И максимум цивилизационных образований оказывается как раз между ними, где два цивилизационных круга пересеклись.

Вторая линия идет на юг: Працивилизация – "цивилизация афроцентристов" – цивилизация Судана и Южной Сахары. Цивилизация на территории Нигерии во 2-м тыс до н.э. – безусловное и по технологии, и по культуре продолжение этой линии. Сомнительно, но в принципе возможно, что цивилизация Испании в 4-м тыс. до н.э. имела отношение ко второй линии цивилизационной преемственности.

Импульсы, подобные малоазиатскому, могли случаться в любое время. Но цивилизации Индии, Китая и Индокитая были территориально очень далеки друг от друга, что приводило к невозможности передачи цивилизационной эстафеты, и как второе следствие, к относительной отсталости этих цивилизаций. То же самое можно сказать про доисторические цивилизации Европы и западной Африки. А в Америке система передачи цивилизации просуществовала 5000 лет; но из-за того, что число потенциально цивилизуемых наций было мало, процесс развития сильно затормозился.

В основании цивилизации лежит деятельность одной нации. А значит – и биологический цикл одной нации, который, даже затухая, даже «догорев», создает иллюзию «продолжения» и «преемственности» в действиях наций иных. Активность одной нации приводит к ответной реакции других наций, таким образом цивилизации и создаются. Но если изначальная социальность нации-основательницы была направлена против биологического прогресса, то все «цивилизованное сообщество» через некоторое время обрушится в пропасть вырождения.


Разгадка Сфинкса

Противоположности образуют диалектическое единство, которое невозможно разорвать – но которое можно детализировать. Працивилизация исчезла и не исчезала; она погибла и сохранилась; она утонула в потопе и она осталась на месте. В каждом элементе жизни есть элемент смерти; и даже в таком элементе смерти, как Сфинкс, содержится напоминание о жизни.

В альтернативных концепциях главным свидетельством працивилизации считается египетский Сфинкс – самое большое цельное скульптурное сооружение в мире до сих пор. И датировка працивилизации сводится к датировке Сфинкса; но нужно уточнить, что если Сфинкс есть знак гибели працивилизации, что если Сфинкс был памятником працивилизации – значит, он был построен или в «последнее время» працивилизации, или после ее гибели.

Самым главным аргументом является эрозия Сфинкса – по мнению альтернативщиков, степень эрозии не соответствует официальной дате. Второй аргумент – астрономическая датировка Сфинкса по местоположению и смыслу также не соответствует временам раннего Египетского царства.

Современный мир превратился в мир загадок, которые не то что не могут, а не хотят отгадывать. Казалось бы, зачем нужны тайны в египтологии, и ради чего нужно скрывать истину о цивилизации прежней? Главное, «ради чего» – это истина о цивилизации настоящей.

Сфинкс – загадка, потому что ее страшно разгадывать. Почти все иследователи подходят к разгадке на расстояние последнего шага. Но никто не захотел ее обнародовать. Но намекали. Если не бояться, то Сфинкс – не загадка, а ответ на глобальные человеческие вопросы.

Общность России и Сфинкса ранее состояла в загадке: и Россия – «загадка», и Сфинкс – «загадка». Теперь эту общность можно совместить в одно в идее ухода цивилизации: Сфинкс – знак ушедшей цивилизации, Россия – уходящая цивилизация. Но если развить идею, то Сфинкс – предупреждение миру, и Россия – предупреждение миру.

Главная задача, решаемая сокрытием информации о Сфинксе в частности и працивилизации вообще – недопущение создания целостной и реальной картины мира в массовом сознании.

В литературе приводятся имена Сфинкса – это и "царь ужаса", и богиня Семхет, уничтожавшая человечество. Разгадка указывается в том числе в "текстах пирамид", но от нее отмахиваются как от назойливой мухи. Никто не развивает эту тему. Никто не хочет перешагнуть порог страха. Страха и перед самим собой, и перед возможными проблемами с «репутацией».

Не в том дело, что археологи боятся разоблачения профессиональной некомпетентности. Они отлично знают возраст Сфинкса. Но если возраст действительно велик, возникает вопрос не просто исчезновения построившей его цивилизации, а причин исчезновения цивилизации. И здесь логика уступает эмоциям.

Потому что если погибли цивилизации первая, вторая, третья, N-я, то гибель может оказаться закономерностью. И окажется – потому что цивилизация обречена с момента своего возникновения. Те, кто строил Сфинкса, вряд ли знали, что обречена будет каждая последующая цивилизация; но они знали, что их цивилизация уж точно обречена.

Факт непрочности цивилизации может изменить представление о ценностях. Но поскольку современная цивилизация не сможет пережить потери своих ценностей – ведь если переживет, это будет уже не она, а следующая цивилизация – в проигрыше окажутся все те, кто этими ценностями спекулирует и кто имеет с них дивиденды. И именно система ценностей – главный краеугольный камень ложно понятых истин, приводящих к закономерному финалу цивилизации и падению в «дикость» (которая по культуре от цивилизации может и не отличаться).

Итак, ценности, положенные в основу цивилизации – не то что ложные, они антибиологические, приводящие нации к качественному вырождению и численному исчезновению. В цивилизации как она представлена сегодня, выясняется, нет места нации, и поскольку человечество есть система биологически взаимодействующих наций – в ней нет места и человечеству. Потому-то каждое «человечество», достигнув определенного уровня культуры, свою «цивилизацию» «разрушает». На самом деле это действует чисто биологический механизм, но поэтически можно сказать, что действует ради того, чтобы в мире воцарилась гармония между природой и человеком. А по прошествии столетий паразитарно расточая ресурсы восстановленной гармонии можно будет снова повторить «цивилизацию».

Одно время в Европе была традиция публиковать работы по глобальным проблемам в виде так называемых «докладов Римскому Клубу». Римский клуб деградировал и заглох. Все аналогичные «интеллектуальные» организации широкой публике не представлены, и создается впечатление, что работают они в подполье. Никто больше не занимается глобальными проблемами. Все по мелочам. Так что к тому моменту, когда изобретут лекарство от СПИДа, человечество вымрет от насморка. Но почему доклады перестали публиковаться, ведь поставленные ранее вопросы только усугубляются? А потому, что в глобальных исследованиях слишком близко подошли к истине. Потому, что глобальные проблемы опять упираются в вырождение, в Сфинкса, в працивилизацию. И не только в них – потянув за любую ниточку, можно вытащить на свет эту самую хотя и целостную, но весьма безрадостную картину мира.


Сфинкс

Официальная наука датирует Сфинкса 2500 годом до н.э. В это время Лев не был главным божеством Египта, а львиноголовая богиня Семхет была второстепенной богиней. Официальная наука датирует первые скульптуры 27 – 20 тысячелетиями до н.э. А как аргумент в пользу даты постройки Сфинкса приводит вывод, что ранее не существовало цивилизации, способной его постороить. Т.е. за 200 столетий до н.э. скульптуры делать было можно, а за 100 – нельзя.

Слово «мегалитический» встречается в описаниях доисторического общества постоянно. Мегалит – это большой камень; соответственно «мегалитическое сооружение» означает построенное из больших камней. Но мегалиты принадлежат к совершенно разным временам и культурам. Можно выделить четыре группы мегалитов, не имеющих друг к другу никакого отношения. Первые мегалиты принадлежат к восточносредиземноморским культурам, и только они имеют отношение к працивилизации. Это Сфинкс, Баальбек и мегалитические кладки находящихся вокруг них сооружений. Второй тип мегалитов (искусственные пещеры, аллеи, дольмены, менгиры) распространен в Европе и является атрибутом власти вождей европейской цивилизации 4700 – 2500 гг. до н.э.

Третий тип мегалитов ассоциируется с западносредиземноморской культурой (с Атлантической цивилизацией) и присутствует в основном на островах; является типом пограничного знака владений, строились в 3300(?) – 2600 гг. до н.э. Сюда относятся в том числе Стоунхендж и «итальянский стоунхендж». К працивилизации и астрономии ни вторая, ни третья группы никакого отношения они не имеют. Четвертая группа – дольмены Причерноморья, строились в короткий, точно не выясненный период с 3000 по 2000 гг. до н.э. – предназначение неизвестно; скорее, это доведенный до совершенства экспорт европейской мегалитической культуры.

* * *

Возраст Сфинкса – это самый большой камень преткновения между «специалистами» и «любителями», его «мегалит». Существуют концепции Джона Уэста и Роберта Шоха, исходя из которых Сфинкс построен до «периода влажной Сахары» (до 5000 г до н.э.), и концепция Хэнкока, по которой Сфинкс датируется астрономически 10500 годом до н.э. По большому счету здесь достигнуто определенное единодушие, столь редкое для альтернативных исследователей. В общем все сводится к одному факту: эрозия Сфинкса очень глубокая и НЕ ТАКАЯ, как у сооружений 3000 года до н.э. – следовательно, она вызвана шедшими в Сахаре ливневыми дождями.

Официальная концепция эрозии сводится к действию резких перепадов температуры на известняк. Археологи придумали целую концепцию эрозии, происходящей под песком. Но эрозия все равно не такая, как у других сооружений... Действительно, Сфинкс начал быстро разрушаться, поскольку его выкопали из песка. Большую часть времени он провел под песком; более того, в раскопанном состоянии Сфинкс пребывал менее 1000 лет за последние 5 тысячелетий. Под песком известняк, как и любой каменный материал, не разрушается. В результате можно придти к выводу, что Сфинкс должен был сохраниться лучше других, не засыпанных песком сооружений древнего царства. Но это не так.

Очень часто передатировка Сфинкса относится к «внутренним делам» альтернативщиков и примкнувших к ним геологов. Но существуют и работы историков-специалистов, подтверждающие не «працивилизационную датировку» – это было бы слишком смело, а отрицающие официальную. Замечательный пример – это работа Колина Ридера «Хеопс знал о Сфинксе». Название приводит один из фактов, а работа этот факт утверждает. В этом исследовании приводятся точные описания эрозии, детально проработанные по самым разным участкам монумента, и проводится их сравнительный анализ. Выводов не делается, но из самого описания видно, что эрозия «не такая», как на монументах 3-го тысячелетия до н.э. Замечено, что голова не эродирована. И в заключение приводятся факты наличия двух стилей и двух периодов застройки храмов Сфинкса и Долины, причем первый стиль – несомненно мегалитический, не имеющий с древнеегипетским ничего общего.

Сахара стала пустыней к 25 веку до н.э. До того она была саванной. А еще раньше, в 5 и 8 тыс. до н.э., в Сахаре были периоды ливневых дождей. Иначе как дождями объяснить эрозию невозможно. Датировка Шоха, самая острожная, относит Сфинкса именно к 7 тыс. до н.э. Но этот период в общем изучен, собраны археологические данные, и выясняется, что в этот период здесь жили охотники и собиратели. Единственный вывод – монумент старше 8 тыс. до н.э. Працивилизация датируется 11 – 9 тыс. до н.э. Даты сходятся единственно возможным образом, поскольку в период с 3-го по 8-е тыс. до н.э. построить Сфинкса было некому.

Голова Сфинкса не подходит к монументу, поскольку она иначе эродирована, непропорционально мала и к тому же изображает какого-то уродца, не только национальную, даже расовую принадлежность которого понять не представляется возможным. Очень странный угол лица и выдающаяся вперед «неандертальская» челюсть не дают этого сделать. Сфинкс не может быть фараоном Хефреном, строителем второй великой пирамиды, поскольку фараон не потерпел бы такого издевательства над своей персоной; к тому же он тоже знал о существовании Сфинкса.

Как говорилось ранее, голова не несет столь явных признаков эрозии, как тело. Голова Сфинкса выполнена в традиционной египетской манере. Египтяне имели отличное представление о пропорциях льва, но каким-то непостижимым образом нарушили их в оригинале, а потом наделали множество пропорциональных, правильных копий с непропорционального оригинала.

Если предположить, что эрозия всего Сфинкса была одинаковой, морда льва вполне могла эродироваться на метр. В результате Сфинкс остался бы вообще без лица, поскольку на его лице нет ни одного компонента больше метра в размере. Вытянутая вперед морда льва могла упасть. Тогда из того, что осталось от головы, и было сделано лицо Сфинкса. По мнению антропологов, не то что национальная, даже расовая его принадлежность представляется загадкой. Возникла это загадка в результате того, что достроить, удлинить морду или достроить нос египтяне не могли. Потому сделали голову как получилось, а не как им самим хотелось. Вот и получилась выдающаяся вперед нижняя челюсть и вдавленный нос – страшновато даже для древнего мира. Не из чего было сделать эти элементы нормальными и пропорциональными.

* * *

День весеннего равноденствия у большинства народов считается «днем возрождения жизни», или праздником весны. Причем именно в этот день Солнце встает точно на востоке, а не левее и не правее. В альтернативной литературе явлению астрономической прецессии придается очень большое значение; и кроме того, делается вывод, что древним были известны не только факт прецессии, но и ее продолжительность.

Не важно, как прецессия реально происходит; важно, как она видна с Земли. С Земли видно, что Солнце в день весеннего равноденствия встает в разных зодиакальных созвездиях; срок смены созвездия очень велик, он составляет порядка двух – трех тысяч лет. Но можно зафиксировать, что в этот день солнце встает над какой-то конкретной звездой этого созвездия; если в день равноденствия построить визир, то за сто лет наблюдений можно заметить, что прецессия существует. Кроме того, если отмечать высоту звезд в этот самый день, то их высота над горизонтом окажется различной. Высоту звезд можно связать с созвездиями – каждому созвездию соответствует определенная высота звезд. Особенно ярко этот процесс выражается в том, что какие-то звезды могут опуститься за горизонт и стать невидимыми, а какие-то подняться из-за горизонта.

Смысл открытия Бьювела и Хэнкока состоит в том, что в 10500 г. до н.э., в день весеннего равноденствия Сфинкс смотрит на Льва на востоке, три пирамиды максимально соответствуют трем звездам пояса Ориона на Юге, а Нил на горизонте «сливается» с Млечным путем. Ситуация эта может повториться только через 26 тысячелетий. Нужно заметить, что в книгах указывается также положение пояса Ориона для других дат, которое только запутывает ситуацию. Повтор ситуации возможен, но только не для дня весеннего равноденствия, а для других дней.

В альтернативной исторической литературе вслед за Хэнкоком приводится дата строительства Сфинкса в 10500 г. до н.э. Нужно сказать, что эта дата выражает только так называемую нижнюю прецессионную точку (звезды на небосклоне не опустятся ниже своего положения никогда и в течение почти 26 тысяч лет могут быть только выше этого положения). И как определение этой точки ничего не говорит современному человеку, так точно оно ничего не говорило человеку древнему. Нижняя прецессионная точка пояса Ориона – равно и любого другого созвездия – не означает ничего, кроме этой самой нижней точки. И потому это – не ориентир!

Абсолютное большинство современного населения понятия не имеет о прецессии; но это же абсолютное большинство знает, что живет оно в «эру водолея» – и это все его знания. О том, что в наше время солнце в день весеннего равноденствия встает в созвездии водолея, и о том, что сто лет назад оно вставало в созвездии Рыб, большинство не имеет никакого представления. Известно только название созвездия – и ничего больше, но этого достаточно для строительства прецессионного знака.

Шох и Уэст датируют Сфинкса по принципу "не позднее". Астрономическая датировка Хэнкока относительно точна, он называет дату 10500 лет до н.э. Определение возраста сводится к определению эры. Эра определяется по созвездию, в котором встает солнце в день весеннего равноденствия. Кажется логичным, что лев на земле в этот момент должен смотреть на льва в небе. Кроме того, к этой же дате привязывается (через функцию высоты звезд от знака созвездия) положение пирамид в качестве земного отражения трех звезд пояса Ориона, но не сами пирамиды.

Древние люди не могли знать о началах и концах «эр». Они могли знать только о наличии эр – что восход солнца в день, равный ночи, переходит из созвездия в созвездия на протяжении очень долгого срока.

Можно составить таблицу эр; причем эры здесь приведены не математически рассчитанные по цифре 2148 или 2160, как это принято в альтернативной литературе, а реальные, показывающие, когда реально солнце в день весеннего равноденствия в каком созвездии всходило.

реальный год до н.э. от

реальный год до н.э. до

Срок эры

Дополнительно

Рыбы

148

-2000

2148

Рыба – символ христианства

Овен

415 (1000)

150

265

Культ овна на Востоке

Телец

3910

1760

2150

Повсеместный культ тельца, коровы и лося

Орион – не зодиакальный

4440

3900

530

Правление Осириса

Близнец

6055

4980

1075

Боги-близнецы

Рак

7670

7130

540

Лев

10351

8203

2148

Проблема в расчетах заключается в том, что никто не знает, когда считался ноль прецессионного цикла; современная наука может взять за ноль нижнюю прецессионную точку (когда звезды ниже никогда не опустятся) – и это будет правильный подход. Но древним цивилизациям для ее вычисления понадобилось бы несколько тысячелетий наблюдений; да и то в том случае, если бы они знали, что точка такая вообще существует.

Если разбирать по пунктам, то в 10500 г. до н.э. Сфинкс смотрел на свой хвост. Рисунки Хэнкока, изображающие Сфинкса в момент весеннего равноденствия, выполнены верно, но только для 9500 года до н.э. А положение пирамид с точностью до тысячелетия определить нельзя. Более того, в книге «Зеркало небес» на ставшей классикой жанра картинке «Сфинкс смотрит на льва» указывается, что картинка сделана за ЧАС до рассвета... но час до рассвета – это погрешность в 1000 лет по отношению к моменту рассвета. А на другой картинке из этой же книги, где дана одновременная привязка Сфинкса и пирамид в 10500 году до н.э., видно, что Сфинкс не смотрит на созвездие Льва. Можно вслед за авторами альтернативных теорий сказать, что их привязка к звездам пояса Ориона совпадает по времени с привязкой Сфинкса. Возможно, это одновременный результат неверного в значении чисто математического расчета эр и погрешностей компьютерных программ. (Но скорее, тут постарался дух одного знаменитого медиума).

А сама идея верна: Лев земной смотрит на Льва небесного. Но только около 9500 года до н.э. А 9200 год до н.э. – это время начала южнотурецкой металлургической цивилизации.

* * *

В современной академической науке давно победила точка зрения, что древние люди были религиозными. Но реально никаких доказательств этому нет. В альтернативной наука точно так победила точка зрения, что у древних было хорошее знание астрономии; но опять-таки, при доскональном разборе этих знаний выясняется, что если даже астрономические знания у древних были, то они были совершенно не развиты. Аксиома состоит в том, что древние люди были практичными. Так что все астрономические непрактичные знания можно сразу отбросить.

В работах альтернативных исследователей есть множество ссылок на работу Сантильяны и Дехенд «Мельница Гамлета». Основная идея этого исследования состоит в том, что имело место отождествление мифологии и астрономии: боги являются планетами, животные – созвездиями, территории и ландшафтные элементы – положением небесных элементов. Кроме того, уделяется очень большое значение созвездию, в котором в день весеннего равноденствия встает Солнце; это созвездие считается главным. Поскольку самые древние люди были нерелигиозными, то первую часть – с отождествлением – можно отнести к жреческим спекуляциям не ранее 3-го тыс. до н.э. Созвездиям и планетам на небе и без богов хорошо.

Существование «главного созвездия» действительно доказано, доказано также, что древние знали о его смене – т.е. это и есть знание прецессии. Но только на уровне «раньше солнце всходило во Льве, теперь – в Раке». Никаких сроков из факта знания не следует. Не следует из него и сопоставления с небесной мельницей, с тем, что небесная мельница – это прецессионная метафора, а не ежегодное вращение неба, что кажется более естественным. Простой факт смены созвездия со временем оброс совершенно не относящимися к делу подробностями, как корабль ракушками.

Итак, миф все же существует и считается одним из основных. В основном, с массой лишних деталей он был популяризирован Хэнкоком в «Следах богов». После чего ссылки на прецессию в альтернативной литературе стали восприниматься нечто как само собой разумеющиеся. Так что миф о небесной мельнице, хотя он и имеет какие-то древние отголоски, можно отнести к середине ХХ века.

Еще один «миф ХХ века» – это существование высокоточных календарей в древности. И это существование во множестве культур так называемых «прецессионных чисел», в основном кратным 72.

Деление круга на 360 градусов отражает дневной путь солнца; за время движения по небосклону солнце проходит путь, равный 180 своим размерам. Если прибавить еще 180 на ночь, получится 360. Так что "прецессионные" числа вполне могут быть производными от солнечного цикла, и прецессия здесь совершенно не при чем. И поскольку одно из принципиальных счетных чисел 5 – по числу пальцев, то и весь небесный круг можно разделить на 5 – получится "прецессионное" число 72.

Календарь не нужен ни охотникам, ни земледельцам – им достаточно примет. Никто не сеет и не пашет по календарю – это до сих пор делают по погоде. Календарь нужен исключительно для синхронизации действий на больших территориях. Он нужен государствам – например, для объявления даты смотра племен или смены руководства. Для этих же целей он нужен торговцам.

Охотникам не обязательно делить год на периоды. Они могли использовать систему счета по месяцам – созвездиям. Достаточно было посмотреть, в каком созвездии встает солнце; кроме того, в этом календаре могли быть и именованные дни по отдельным звездам. Скорее всего, именно этим календарем пользовалась працивилизация в качестве гражданского. Все месяцы получаются разные, но для охоты это не важно; и сезоны дождей-засух можно предсказывать.

В году 12 циклов луны и 9 дней, или 12 месяцев по 29 и 30 дней. Другой лунный месяц – 27, 32 дня, или 13 месяцев и 8 дней (когда Луна возвращается в звездный дом – в свое созвездие). Дошедшие до наших дней охотничье-земледельческие календари, например, кельтский, все имеют не по 12 месяцев, а по 13. Сосчитать все это можно, если делать совсем нечего, но жить по такому календарю нельзя. Потому и было сделано 12 месяцев по 30 дней и 5 дней дополнительных. Синхронизируя два лунных месяца, можно добавлять один недостающий день в 4 года. Это проще, и потому вернее. Возникнуть такой календарь мог только в централизованном стандартном государстве. Иначе, календари, доставшиеся археологам, не имеют к працивилизации никакого отношения.

Знания древних можно смоделировать; сомнительно, что у древних были знания, которые нельзя восстановить опытным путем. В землю втыкается палка, и по самой длинной в течение дня тени на песке определяются самый длинный день и самый короткий день. Определяются также два дня, когда день равен ночи – точки равноденствия. Поскольку солнце только два раза в году встает точно на востоке, получаются еще две точки восхода – для зимнего и летнего солнцестояния. И еще две такие же точки на западе – для заката аналогично.

Из четырех точек (С-Ю-З-В) получается первый символ – крест. Если использовать произвольную точку, и свизировать самый короткий и самый длинный дни, в сумме с севером и югом получится пятиконечная звезда, а если свизировать и восток, и запад – получится шестиконечная звезда. А семиконечную звезду так не получить, потому в древности она и не была распространена.

Для коррекции «выше придуманного» календаря нужно выяснить, где восток, и по тому дню, когда солнце встает точно на востоке, приводить в порядок календарь. Для этого нужно найти самую правую и самую левую точку восхода, а потом вывести для них середину. И если дни несколько сместились, просто со дня равноденствия считать календарь по новому, вне зависимости от того, сколько дней оказалось в прошлом году. Да и дни эти, скорее, никто и не считал. Ведь главная задача календаря – синхронизация и прогнозирование.

Древние люди не делили время на эры; они просто смотрели, под каким созвездием встает солнце в день пробуждения жизни, равный ночи. И знали, что это созвездие может измениться. Для расчета того же комплекса в Гизе вышеприведенной информации вполне достаточно; исчислять для строительства Сфинкса число прецессионного года совсем необязательно. Для его строительства не нужно было ничего считать – он был сделан по тому небу, которое уподоблено чертежу над головой строителей.


Пирамиды

Официальная датировка пирамид – в среднем 2450 г. до н.э. – в основном признается альтернативными исследователями. Но существует точка зрения, что до строительства пирамид на этом месте что-то должно было находиться. В пользу этого говорит единая планировка архитектурного ансамбля в Гизе, включающего три пирамиды и Сфинкса.

Бьювел доказал, что три пирамиды всегда соответствуют трем звездам пояса Ориона; совпадают и пропорции, и линейное размещение. Поскольку нижняя прецессионная точка, как говорилось ранее, не имеет практического смысла, то пирамиды не могут быть по ней ориентированы.

Нужно безусловно согласиться с авторами альтернативных концепций, что комплекс Гизы строился по единому плану. Сфинкса и пирамиды разделяют семь тысячелетий. Рассматривая ситуацию с культовыми сооружениями, можно утверждать, что во времена раннего египетского царства фактически все сооружения працивилизации были или реконструированы, или перестроены. На месте пирамид что-то было, и это «нечто» тоже соответствовало трем звездам пояса Ориона.

Особенность трех великих пирамид, их отличающий элемент – во всех трех «великих» пирамидах как бы по два входа, один – настоящий и один – застроенный. Такая ситуация нигде больше не повторяется, ни в одной пирамиде. Говорить это может опять и только о нескольких этапах строительства.

Нижняя камера пирамиды Хеопса не достроена. И эта камера не имеет ничего общего с египетской архитектурой. Кроме этой камеры, в раннеегипетской архитектуре больше нет недостроенных сооружений. Единственный вывод – это не древнеегипетское сооружение.

В том, что можно увидеть своими глазами, можно доверять кому угодно. Хэнкок описывает только то, что видит:

Я обратил внимание на восточную грань второй пирамиды... Нижние ряды до высоты примерно девять метров состояли в основном из циклопических известняковых мегалитов, вроде тех, из которых были сложены храмы. Однако выше этого уровня внутренность огромной пирамиды была сложена из намного меньших блоков весом порядка двух-трех тонн каждый.

Далее Хэнкок задается вопросом, не относятся ли два ряда кладки к разным эпохам. Но у Хэнкока "далее" – как знак «внимание», значит "осторожнее". Двух стилей вполне достаточно для того, чтобы предположить наличие мегалитической кладки, именуемой «горизонтом» по древним текстам. Кроме того, внешние камни горизонта могли быть поставлены и при фараонах – но подобраны так, чтобы выдержать стиль нижних рядов. За этот факт говорит поверхность – у нижних блоков нет такой эрозии, как на Сфинксе. Фараоны-строители выдавали пирамиды за свое индивидуальное строение – об этом говорит шахтная датировка; другим пирамидам такая датировка была не нужна, поскольку они действительно, целиком и полностью построены при фараонах – и шахты не нужны. А три великих нужно было передатировать. Возможно, что изначальные внешние мегалиты, чтобы не выдать следов эрозии, были или застроены, или заменены, или перевернуты эродированной стороной вовнутрь.

Пирамиды именуются «горизонтами». Имя Сфинкса – Гор-на-горизонте. Только не «на» , а «над». Ну и самый простой аргумент: горизонты – плоские, а пирамиды – пирамидные. Сначала это и были горизонты. Высотой 9 метров, плоские. Сфинкс оказывается Гором-на-горизонте, если срезать всю вершину пирамиды до такой высоты. Изначальные горизонты в пирамидах не видны, но сочетание двух входов в каждой, передатировочных шахт, двух типов кладки – все это говорит о том, что пирамиды построены на месте более ранних сооружений, вполне возможно, похожих больше на баальбекскую террасу в миниатюре. Но не поддается оспариванию факт, что внешняя часть пирамид, шахты и камеры пирамид построены в исторический период, и хотя неизвестно, Хеопс их строил или нет, пирамиды все равно относятся к 2600 – 2300 гг. до н.э.

Осирион – полуподземное сооружение около города Обидос – еще одно сооружение, не вписывающееся в общий египетский стиль. К тому же он фактически оказался под землей еще в древние времена, и соседний с ним храм был построен на 10 метров выше по уровню. Сейчас Осирион сезонно затопляется водой; но во времена фараонов уровень воды был еще выше. Если сравнить храм Сети и Осирион (который считается археологами компонентом храма фараона Сети), наблюдается резкая разница в стилях. Причем точно такая же разница, как и в различных помещениях храмов Сфинкса и Долины. Храмы были достроены и перестроены в исторические времена, а над Осирионом был воздвигнут новый храм. Не нужно быть ни историком, ни археологом, чтобы заметить эту стилевую разницу – не нужны даже оригиналы, все видно на фотографиях. И кроме того, если считать Осирион «подвалом» храма Сети, то как получилось, что подвал весь развалился, а верхние этажи стоят почти в полной сохранности?

В Древнем Египте не строили из 200-тонных блоков, к тому же плохо обработанных. Египетские сооружения очень изящны, доведены до совершенства, "отшлифованы". Осирион сделан из громадных, не очень хорошо обработанных плит. Этот стиль использовался в храме Сфинкса, в храме Долины, в Баальбеке. Неизвестны нам ни название этого сооружения (Осирион – условное имя), ни тем более его предназначение. Многие годы египтологи именовали его "самым старым сооружением в Египте", и только в последние десятилетия под надуманными предлогами изменили его датировку.

Иногда как аргумент приводится, что для постройки Сфинкса требовались колоссальные трудозатраты, т.е. разного рода ресурсы, которыми жившие в доисторические времена люди не располагали. Нужно заметить, что строительство пирамид в династическом Египте потребовало несравненно больше ресурсов, чем строительство Сфинкса и «горизонтов» працивилизацией. Сфинкс и горизонты были созданы из материала, который не нужно было транспортировать. Сфинкс высечен из целой скалы; вполне возможно, строители специально искали скалу, похожую на льва, и только провели нужную «доработку». Так же могли поступить с сооружениями, на месте которых впоследствии были построены пирамиды. Более того, первоначальные сооружения были созданы во времена, когда Сахара не была пустыней. Так что получается, что в традиционном «технологическом» понимании працивилизация была менее развитой, чем древнеегипетская. Или более развитой, в том смысле, что не делала лишней работы.

Стороительство таких грандиозных сооружений, как пирамиды – это экономическая глупость в любом случае. Если бы эти пирамиды были сделаны в два раза меньше по высоте и в четыре раза меньше по объему, они бы все равно были «великими». Факт присутствия экономической нецелесообразности говорит о вырождении египетского общества к моменту строительства; точно о таком вырождении может сказать и «религиозная целесообразность строительства» с точки зрения древних египтян. И, как подтверждают историки, после окончания строительства Египетское государство распадается и культурная преемственность утрачивается.


Львы, ягуары и мегалиты

Египтяне 3 тысячелетия до н.э. имели множество поводов НЕ строить Сфинкса и ни одного повода, чтобы его построить. В историческую эпоху в Египте не было никакого культа льва. Был культ быка, а Лев и все львиноголовые считались второстепенными божествами, и то скорее всего внимание уделялось им постольку, поскольку что Сфинкс уже существовал.

Большинство авторов альтернативных концепций делают акцент, что во львах что-то есть; но делают его так, чтобы не раскрывать все самим, а предоставить другим эту возможность.

Знак вырождения працивилизации – лев. После нее этот зверь, даже перестав быть главным созвездием, все равно остался знаком смерти. Было утрачено все, но осталась символика. Иероглиф "первого времени" египтян представляет собой стилизованное изображение льва. Богиня, уничтожавшая человечество, имеет голову Льва. Сфинкс имеет тело льва – по египетским принципам должно быть наоборот, тело человека и голова льва.

Лев – знак, ассоциированный с потопом через воду. Множество древних сооружений, связанных с водоснабжением, в том числе замки шлюзов, украшались изображением львиной головы. Во многих египетских храмах из пасти Льва текла вода – эта традиция сохранилась до сегодняшнего времени. Знак наводнения – это Лев. Одно из ритуальных наименований Льва – «Страж вод». Это при том, что львиноголовая богиня – это богиня войны, а не воды, а лев плавать-то толком не умеет.

В египетском ритуальном тексте говорится о «созвездии Льва, которое измеряет глубину вод». Другое свидетельство (сомнительное) найдено на клинописной табличке  в Междуречье, где говорится, что потоп произошел во время нахождения Солнца в созвездии Льва.

В американской мифологии существует фраза: "напали ягуары и всех сожрали". Скорее всего, это сильно измененная фраза "цивилизация погибла в эру Льва". Шаг в сторону от основной линии эволюции – и люди превращаются в обезьян. В том же тексте, где говорится о львах, говорится и об этом превращении. Вывод: в знаменитых кодексах индейцев один конец света спутан с четырьмя. Возможно, в каком-нибудь еще более древнем списке конец света был описан по пунктам как совокупность: пункт один – событие, пункт два – событие, и т.д. И было в списке четыре признака конца света – совокупность, позднее превратившаяся в последовательность, когда эти пункты приняли за номера концов света.

Во Льве что-то есть. Но все, что в нем  есть – это время и позднейшие, наслоившиеся ассоциации, напрямую связанные с образом царя зверей. Потоп был в эру Льва – это к тому же единственный факт из альтернативных исследований, признанный официальной академической наукой.

Баальбекская терраса представляет собой комплекс из громадных размеров лестницы и площадки, в которые включены самые большие обработанные блоки в мире. Терраса оказалась достаточной по размеру для того, чтобы и древние народы Малой Азии, и греки, и римляне построили на ней свои храмы. Храмы пытались сделать соизмеримыми с террасой, и потому их колонны являются также крупнейшими в мире. Но на мегалитическом основании они смотрятся все равно крошечными.

Баальбек так и не попытались серьезно датировать. Обычно все списывалось на войну в Ливане. После окончания войны – на террористов, благо на них можно свалить все, что угодно. Приписывание баальбекской террасы римлянам гораздо менее серьезно, чем датировка Сфинкса ранним египетским царством. Римляне не строили Баальбек, поскольку:

Нет никакого письменного упоминания о строительстве крупнейшего сооружения всей тогдашней истории, а римляне были весьма хвастливы

Римляне не строили из неподъемных мегалитических блоков

Культовые сверхсооружения не строятся в провинции

Построить верхнюю часть храма, забыв в каменоломне главный нижний строительный блок – это совсем не по-римски.

Пропорции нижней части (терраса, сделано грубо) не сочетаются по стилю с верхними (храмы, сделано изящно).

Римские храмы никогда не строились в секретных местах, где их никто не найдет, и к тому же они не строились в низинах.

Римляне не пользовались долотом для обработки плит – они работали пилами.

Баальбекские мегалиты имеют геометрически неправильную форму, теоретически не предназначенную к укладке в стену, в которой они находятся; римляне не могли допустить подобную ошибку.

Все находящиеся в округе цивилизации обозримого прошлого знали о Баальбеке. Все эти цивилизации имели мифы о том, как Баальбек был построен, но из мифов следует только то, что как и когда происходила постройка – никто не знал. Ни один царь даже не попытался себе его приписать. О нем есть упоминание в шумерских мифах, в библейских и в египетских записях 1400 г. до н.э. В альтернативной литературе есть сведения, что баальбекская терраса упоминается в шумерских записях 3 тыс до н.э., но эти данные сомнительны. Самое близкое к террасе сооружение – стены Иерихона 8 тысячелетия до н.э. Но эти стены по сравнению с террасой смотрятся несерьезно, хотя по стилю несколько похожи.

Чтобы осуществить проект типа Баальбека, нужен был очень долгий период мира и огромные избытки рабочей силы. В историческом прошлом после 7 тыс. до н.э такого периода не существует. Начиная с Иерихонского периода строили только практичные сооружения – стены, башни, хранилища. Не известно и государства, которому Баальбек служил столицей – логично, что самое мощное сооружение строится в столице. Потому историческим периодом датировать Баальбек невозможно. Баальбек построен точно в географическом центре працивилизации; Сфинкс – тем, где его было удобнее построить, скорее всего потому, что изначальная скала имела какие-либо признаки льва.

Баальбекские блоки выполнены достаточно точно, но не идеально. На них видны следы обработки долотом. Транспортировка таких блоков необычайно сложна, но возможна – достаточно было согнать порядка 60 тысяч человек. Для сравнения – на Сфинксе следов зубил не найдено – но это скорее из-за эрозии, а сделан он был точно так же, как и баальбекские блоки.

В баальбекской каменоломне лежит самый большой в мире каменный блок. Похожий блок под две тысячи тонн есть и в одной из египетских каменоломен. Часто ставится вопрос, как люди могли такие блоки двигать. Возможно, что они вообще никак не могли их двигать. Потому оба двухтысячетонника в каменоломнях и остались. А вот 1300 тонн вполне оказывалось людям по силам.

В Баальбекской террасе большие плиты стоят поверх маленьких. Такой традиции нет вообще ни в какой архитектуре. Вывод один – чтобы не растащили маленькие плиты, сверху их прижали большими. Баальбек не достроен. Цепочка, которую можно предположить, одна и та же – гибель цивилизации – строительство памятника – окончательная гибель до окончания строительства.

Существует множество вещей, слишком явных, чтобы их не заметить. Мегалитические сооружения строились исключительно для того, чтобы быть замеченными. Чем ближе к нашему времени – тем меньшего размера строятся подобные сооружения, уменьшается размер строительных блоков, падает качество обработки блоков. Самые большие блоки, когда-либо примененные человеком, включая современный мир, уложены в Баальбекской террасе. Самое большое в мире цельное скульптурное изваяние – Сфинкс.

Мегалитические сооружения строились людьми практичными и почти безрелигиозными. Их задачей было привлечь внимание – и мегалиты действительно привлекают к себе внимание. Но внимание должно уделяться не мегалитам – ибо это было бы тщеславие, а тщеславие требует имени создателя – а разгадке смысла мегалитов. К разгадке Сфинкса, если круг вопроса ограничить.

Строить удобнее из кирпича. Это знали в працивилизации, и это отлично известно цивилизации современной. Сама идея мегалитического строительства отвергает практический смысл при максимальной практичности архаичного человека.

Строившие их представители працивилизаций, скорее всего, уже знали об исчезновении сообществ минувших, знали о том, что прежние ушли, не оставив о себе никакой памяти. Даже каменные сооружения перестраивались в утилитарных целях или растаскивались, как облицовка с пирамиды Хеопса. Каменные памятники Сфинкс и Баальбек – построены в качестве мегалитов с двумя целями – чтобы их было невозможно растащить и чтобы их было невозможно потерять. Другого смысла строить из неподъемных блоков просто не существует. Символ жизни строить смысла нет – ее нужно развивать, и для этого не нужно никаких символов. Працивилизация оперировала биологической психологией, и потому построила их как памятники себе и как предупреждение следующим поколениям.

«Человечества» прошлого несли причину гибели в себе. Это не была эпидемия, стихийное бедствие или война. Нужно было несколько столетий гибели, чтобы сооружения, подобные пирамидам, были построены. Гибель была очень долгой и неотвратимой.

Какое стихийное бедствие может продолжаться несколько столетий? Это не может быть эпидемия типа чумы – построить монумент просто бы не успели; это не может быть эпидемия типа гепатита или СПИДа – от нее просто защититься. Так долго может продолжаться только генетическое вырождение, вызванное исчерпанием вариантов. Люди превратились в обезьян – это не загадка и не апокриф, это открытый текст.

Представители працивилизации видели и знали, что памятники цивилизации растаскиваются потомками. Чтобы этого не повторилось, и стали использовать мегалиты. Это вполне человеческое мышление. Это звучит одинаково и с точки зрения мышления биологического, и с точки зрения мышления социального.

Люди облазили Сфинкса вдоль и поперек, выяснили, что он подвергался водной эрозии, вычислили даже даты постройки. Но загадка состоит не в выяснении того, когда и сколько камней пошло на изготовление. Загадка в том, зачем он построен, и, главное, что он хочет сказать. Послание должно быть очень важным, вплоть до вопроса жизни и смерти человеческой цивилизации. Ради пустяков «огород» из миллионов тонн камня – Сфинкса и пирамид – никто бы городить не стал. Сфинкс – знак цивилизации. Если вычислить, от чего погибла цивилизация прошлая, можно будет знать, от чего погибнет цивилизация современная.

Сфинкс построен во времена отсутствия письменности. Он должен говорить своей ориентировкой и внешним видом. Он указывает дату в диапазоне от 10 до 9 тыс лет до н.э.

Сомнительно, чтобы в мифах были описаны исключительно космические совпадения. Этим совпадениям в небе обязательно должны быть сопоставлены земные явления. На линии должно быть не меньше трех точек. Совпадение на небе – совпадение в мифе – совпадение в ...?

Конечно, оригинально, когда Нил сходится с млечным путем. Но это не повод строить пирамиды. Тем более если говорить о совпадениях, то должно быть не две точки – пирамиды на Земле, звезды в небе – должна быть и третья точка, раскрывающая смысл этого архитектурного замысла. А если по каждому небесному совпадению строить пирамиды – на всей земле камней не хватит. Третья точка – это человек, это его состояние. Потому что по большому счету в мире существует только три компонента, к которым можно отнести все что угодно и которые разделены одной линией – горизонтом. Это земля (пирамиды), небо (звезды) и человек.

Возможны варианты: цивилизация потерпела внешнюю катастрофу, и оставшиеся в живых решили сообщить потомкам о возможности повторения опасности. Но если так произошло, то у этой цивилизации было бы множество других проблем, помимо строительства самой большой статуи в истории. Кроме того, обязательно должен быть избыток людей для строительства – что с последствиями катастрофы никак не стыкуется.

Единственный оставшийся вариант гибели – это внутренняя катастрофа, а такой катастрофой может быть только биологическая. Катастрофа, по времени достаточная для строительства монументов, катастрофа длиной в десятилетия. Такая катастрофа имеет одно название – вырождение. Потому-то никогда и не ставился вопрос, что может заставить современную цивилизацию построить аналогичный Сфинксу и по назначению, и в соответствии с назначением по размеру монумент.


Первое вырождение

Обычно вырождаются не цивилизации, а нации. Цивилизация может выродиться только в том случае, если ее нации социально синхронизированы, т.е. живут по общим правилам и законам. Европа синхронизирована, потому и возникает иллюзия ее целостности в процессах. Эта иллюзия ввела в заблуждение и Шпенглера, и Гумилева; ее опровержение находится в их же текстах, где арабский мир назван цивилизацией, равносильной по систематизации европейской – но арабский мир и в момент расцвета, и в момент упадка являся миром одной нации.

Цивилизации возникали в истории много раз, но первый шаг в их создании делала только одна нация. Срок жизни «цивилизованных» наций ограничен. Далее, после гибели нации-основательницы у возникшей цивилизации было два пути: или ее культурные достижения подхватывались соседней нацией, или, если у этой нации не оказывалось достойного соседа, цивилизация исчезала вместе с нацией. К таким цивилизациям, не уничтоженным соседями и не оставившим преемников, можно отнести цивилизацию Таиланда 3500 года до н.э., цивилизацию французских мегалитических рядов, цивилизацию Ангкора в Камбодже 1150 года, а равно и гипотетическую цивилизацию Западной Африки.

На Ближнем востоке ситуация была в принципе иная: как только одна нация деградировала, на смену ей тут же приходила другая, причем процесс продолжался до тех пор, пока не стал лавинообразным к моменту создания Римской империи.

Первый цивилизационный этап прослеживается на территории Египта с 13 000 по 10 000 гг. до н.э. Он определяется земледельческой революцией или «земледельческим фальстартом» в долине Нила. С 12 500 г. до н.э происходят процессы роста и концентрации населения. 11 500 г. до н.э – и максимум следов человека, и начало падения численности, и пик вымирания животных.

Спекулятивные даты начала летоисчислений (11 653 г. до н.э., Индия) 11 542 (Египет, Ассирия) относятся именно к этому сроку. Спекулятивными их можно назвать потому, что они нигде не выбиты, а рассчитаны исходя из древних циклов).

Працивилизация была относительно развитой очень малый промежуток времени – сомнительно, что дольше 300 лет. Скорее всего, период вырождения и одновременно период максимального развития приходится на 9900 – 9700 гг. до н.э. И выродилась она за очень короткий промежуток. Если провести аналогии с современностью, белая цивилизация 130 лет назад была совершенно не вырожденной, быстро распространяющейся, "варварской". А сейчас она в крайне жалком биологическом состоянии.

В 9700 г. до н.э. был построен Сфинкс в качестве памятника; до этой даты не было вырождения – не было смысла строить, а после начался потоп – некогда было строить. В период 10 350-8200 гг. до н.э. Солнце в день весеннего равноденствия восходит надо Львом реально, т.е. среди его звезд, а не среди математических расчетов по периоду в 2160 лет. Если построить Сфинкса в 10500 году, он будет смотреть только на кончик своего хвоста. Изображения из книг Хэнкока относятся к 9700 году.

В 10 500 г. до н.э. уровень моря находился на отметке минус 130 м. С этой даты в течение тысячелетия вода поднималась на 3 см. в год до 9500 г. до н.э., когда она достигла уровня минус 100 м. В период с 9500 по 9000 гг. до н.э. фиксируется потепление, скорость подъема воды 20 см в год; к 9600 г. до н.э. относится затопление Атлантиды по Платону, а в  9000 г. до н.э. происходит стабилизация моря на современном уровне.

Сомнительно, чтобы в период потопа было организовано столь великое строительство, как Сфинкс. У людей в подобных случаях появляется много других проблем. Кроме того, при наличии подъема воды строить Сфинкса так низко было небезопасно – ведь никто не знал, насколько поднимется вода.

Баальбек мог быть построен до 9500 года или позже 9000; скорее всего, працивилизация состояла из двух или нескольких национальных государств, и всем хотелось иметь памятник. Скорее всего, он был построен после 9000 г. до н.э., поскольку на нем нет серьезных следов эрозии. Т.е., это было вырождение еще одной нации працивилизации.

В условиях малых, узко специализированных, моногеничных популяций, при отсутствии мобильности, даже простое появление жесткого института брака могло спровоцировать генетическую аварию популяции. Мог появиться и институт многоженства, и социальный выбор партнера. Любого фактора было достаточно для провоцирования, а падение качества приводит к дальнейшему падению.

Причиной вырождения працивилизации мог стать в первую очередь социальный отбор, во вторую – гетерозисный эффект, впервые появившийся в человеческой истории. Т.е. вырождение по принципу отказа от свободного выбора как первичный компонент и "вавилонской башни" смешения языков и как вторичный. Межнациональное смешивание не могло быть основной причиной гибели працивилизации хотя бы потому, что народы времени ее гибели не делали дальних переходов и к тому же имели племенную структуру, до сих пор традиционно относящуюся к межнациональным бракам отрицательно.

Любая цивилизация рано или поздно приходила к отказу от биологических принципов существования, заменяя их принципами социальными. Следование принципам вида прекращалось, и цивилизации прекращали существование. Все цивилизованные общества, более поздние, погибали в результате вырождения.

Рано или поздно цивилизация приходит к осознанию факта вырождения, но обычно это случается слишком поздно. Вернуться к биологическим принципам цивилизация не может, ибо такой отказ является отказом от собственно цивилизации, от всего, что в цивилизации ценно и всего, в чем она видит смысл своего существования. Все попытки отхода, отступления и "возврата к корням" никогда не приводили к положительным результатам. В основе неудач лежит изменившийся тип мышления, позволяющий искать решения только в заведомо ложном социальном плане.

Цивилизации погибали периодически; но только працивилизация оставила сообщение о своей гибели. Кроме працивилизации, ни одна не поняла причин гибели. У працивилизации для понимания было остаточное, уже ставшее легендарным даже для нее биологическое мышление. У працивилизации был опыт в виде гибели наций Египта и наций Ливана. У современной для понимания гибели есть накопленные знания и методы их обработки. Но знания принадлежат очень немногим представителям цивилизации, а выводы из них может сделать еще меньшее число ее представителей.

Працивилизация выродилась, но только в лице своих наций, проживающих в Египте. После потопа произошло вырождение на Территории Ливана и Палестины. Провинция сохранялась еще в течение нескольких тысячелетий. Причем провинция, отказавшись от непрактичных знаний типа астрономии, сохранила все практические знания по минералогии, в т.ч. металлургию. Провинция была не морской, она была строго континентальной – потому и след преемственности потерялся.


Вечная жизнь

Согласно мифу индейцев хопи, "Судьба нынешнего четвертого мира будет зависеть от того, будут ли его обитатели вести себя в соответствии с планами Создателя". По логике вещей, дальше должны быть перечислены планы Создателя. Но аналогичные тексты по всему миру – а таких очень много – действительно обрываются на одном и том же самом интересном месте.

Планы Создателя неизвестны. Но есть множество ниточек, потянув за которые, можно распутать клубок «тайного знания». Вряд ли в такой красивой упаковке не окажется чего-то интересного. Создатели не вешают на елки пустые фантики от конфет.

Працивилизация прошла путь от биологического мышления к социальному. На этом пути столкнулась с вырождением. Потом она попыталась вернуть биологическое мышление. И она его вернула, прожила еще несколько тысячелетий и утратила его уже навсегда. А у современного общества биологического мышления нет совершенно. Его непонимание принципов существования працивилизации и вызвано разницей в мышлении.

Для современного мира большинство положений звучит дико и нравственно неприемлемо. К примеру, на вопрос, кого в первую очередь спасать при стихийном бедствии, ответом было бы – самых здоровых и сильных.

Психологически человек менялся. Причем менялся он не одновременно и не по всей планете, он менялся во времени и пространстве. Древнеегипетская цивилизация уже не строила мегалитических сооружений в то время, когда они строились в Британии и на Мальте. Т.е. в Египте к 3000 г. до н.э. психологические изменения уже произошли, в окраинных странах это случилось позже. Человек современный не видит необходимости в строительстве подобных сооружений. И если психология Египта 10500 года совершенно непонятна, то Мальты 3500-го – частично понятна. Возможно, Египет – цивилизация биологична, Мальта – менее биологична, Рим – еще менее биологична, современная – абиологична.

Цивилизации различаются не уровнем знания, а типом знания. Это видно даже на цивилизациях современных: если у европейцев при виде артефакта первый возникающий вопрос "как это сделано?", то у катайцев – "не важно, как это сделано, как с этим поступить". И конечно, степень знания во многом накладывает отпечаток на само знание. У самых древних людей были животные, камень, звезды, биология. И потому именно приведенные понятия становились развитыми – возможно, в гораздо большей степени, чем сейчас. У исторических египтян повседневных забот стало больше, и потому изначальным знаниям не уделялось должного внимания. У современной цивилизации все эти знания развиты, но являются привилегией очень узкого круга ученых. Так выходит, что любой древний человек мог ориентироваться по полярной звезде, но редко какой современный человек может ее найти. И потому вполне возможно, что любой древний человек мог спокойно фиксировать все зодиакальные созвездия – благо современный может научиться этому за неделю.

Працивилизация основывалась на принципах, близких к биологическим в первое доархитектурное время, и постепенно в своей организации переходила к принципам социальным. Поздние цивилизации основывались на принципах социальных, и потому принципы працивилизации были неправильно поняты – биология заменилась религией.

Вечная жизнь где-то – это краеугольный камень всех религий. Но нерелигиозные представители працивилизации могли создать только  нерелигиозные принципы вечной жизни – жизни, передаваемой из поколения в поколение. Принципы содержали правила, как предохранить поколения от вымирания. И кто следовал этим правилам – получал вечную жизнь. Тайна вечной жизни появилась, поскольку правила вечной жизни оказались утрачены. Тайна вечной жизни и есть информация о правилах.

Под вечной жизнью следует понимать вечную жизнь в поколениях, т.е. передаваемые из поколения в поколения сведения о том, как обходить биологические ловушки. Для такой жизни, если принимать ее как аксиому, не нужны никакие гробницы и пирамиды. Працивилизация и не строила никаких гробниц – вечная жизнь на земле была ее общепринятой концепцией; но как это всегда бывает, эта концепция была принята слишком поздно.

Уже никогда не удастся точно установить, от какого именно типа вырождения погибли некоторые (не все) нации працивилизации. Поскольку один тип вырождения чуть ли не автоматически вызывает к жизни все следующие. И всегда происходит совпадение – чем больше делается технических достижений, тем быстрее происходит процесс вырождения.

Вырождение – это не только медицинский термин. Вырождение можно представить следующим образом: в поселении периодически рождаются больные и здоровые дети. Здоровые выживают, больные – нет. Все идет по плану. И вдруг начинает рождаться все больше и больше больных; причем не обязательно совсем больных, а относительно слабых и относительно глупых. Люди поселения начинают беспокоиться и пытаются выяснить, почему так происходит.

Первоначально, по смыслу, жрецы – это люди, назначенные вождями племен для сохранения знаний старых и приобретения новых. Второй вариант "полезных" жрецов – это специалисты по медицине и популяционной биологии (Иногда таких называют шаманами или колдунами). Впрочем, одно другому не очень мешает. Жрецы, разумеется, и предположить не могут, что существуют гетерозисный эффект или отказ от свободного выбора. Но они начинают разбирать, что раньше жили несколько иначе, например, раньше не было многоженства, раньше не было договорных браков, раньше женщины не реагировали на социальный статус мужчины и т.д.

Имея на вооружении природную наблюдательность, биологическое мышление и гибель двух наций представители працивилизации открыли причины вырождения и сформулировали правила, как его в дальнейшем избегать. Скорее всего, проблема вырождения была сведена к нарушению изначально существовавших правил. Для уже имеющегося факта нарушения остается два варианта: первый – силовым образом восстановить первоначальные правила. Второй – построить памятник цивилизации, если первое не получится.

Из первого рождается три правила:

Близкородственный брак опасен вырождением

Брак без взаимности опасен вырождением

Отбраковка неизбежна и необходима

Можно предположить, что были еще какие-то правила; но их можно только предполагать, потому что по сути больше никаких безапелляционных, как указанные выше, правил нет. Например:

Брак межнациональный опасен (это не совсем так, это ошибка, погубившая малые народы, последовавшие этому принципу и отказавшиеся от генетического дрейфа. Их погубило накопление рецессивных генов и снижение вариабельности.)

Брак без соблюдения уровня соответствия биологического качества опасен (хотя этот пункт можно подвергнуть сомнению, такой брак опасен только для более качественного партнера, менее качественному он нужен, чтобы получить хоть какой-то шанс)

Скорее всего, працивилизация выдала эти данные в развернутой форме, подобно тому, как это сделано в данной книге, возможно, что в виде поэмы или скороговорки. В результате, без вышеприведенного короткого ключа, никто ничего не понял, и египтяне в частности.

Да, конечно, инцестный брак безопасен, если в линии нет ни одного вредного рецессивного гена. Возможно, царские семьи Египта, практиковавшие такие браки, были в себе уверены. Но получается уже целое учение, или, что получили египтяне, скорее всего, целая поэма. Логично, что за тысячелетия в ней перепуталось все, что только можно.

«Научной» працивилизация стала только на закате, когда в науке появилась необходимость – нужно было остановить вырождение. Тогда же «учителя» донесли эту информацию "населению" как самую главную. А уже некоторые представители тогдашнего населения в своих интересах могли сделать эту информацию тайной и зашифрованной – но это крайне сомнительно.

В силу творческого развития возникает концепция "вечной жизни" – жизни, непрерывно передающийся из поколения в поколения и не обрывающейся, жизни без вырождения. Но для некоторых народов поздно его применять. И тогда эти народы начинают строить себе памятники – Сфинкса, горизонты (сооружения на месте пирамид Гизы) и Баальбекскую террасу.

А северные народы працивилизации усваивают это знание и продолжают развитие. Поскольку главным смыслом существования становится вечная жизнь, постепенно из знания о вечной жизни возникает культ вечной жизни, когда уже неизвестно, почему что-то делать нельзя, но общепринято, что что-то делать не положено.

Цивилизованные народы могли пройти огнем и мечом по всей планете – но они не сделали этого в свое время. И удержало их именно идейное представление о жизни. Вечная жизнь передается из поколения в поколение, соблюдение правил вечной жизни открывает врата рая, рай находится там, где принципы вечной жизни соблюдаются. А войны приводят к росту социальности, и потому они нежелательны.


Потоп и ковчег

Имеется множество случаев, когда культуры не переживают потоп. Например, гамбургская культура появляется в 130 в. до н.э. и исчезает в 98 в. до н.э. – как раз во время всемирного потопа. Народы, в высокой степени специализированные на чем-то одном, плохо адаптируются к изменяющимся условиям. Если народы сочетают и специализацию, и поддерживают вариабельность, любой природный катаклизм ведет к повышению их качества и последующему усилению.

Потоп произошел в 10000 – 9000 гг. до н.э. Скорость поднятия воды была ничтожной. И только потом, в мифах, при передаче информация о нем была искажена до неузнаваемости – так, что потоп был мгновенным и привел к гибели всего человечества.

Люди всегда любили селиться в дельтах рек. Но при повышении уровня океана всего на 20 см в год вода могла пройти по дельте на сотню метров – это уже повод для паники, а от паники недалеко до объявления потопа всемирным.

«Доказательства» «потопа» в Месопотамии выражаются в виде культурных слоев, разделенных слоем речных осадков. По датировке слой осадков относится к 3000 году до н.э. Самое несуразное здесь – описание потопа в мифе о Гильгамеше было создано раньше этого «потопа». Кроме того, египетская версия потопа более похожа на «правду», но сильно различается с месопотамской; единственно, что может такую ситуацию объяснить – существовала еще более ранняя версия, утраченная в силу отсутствия письменности. Разумеется, в 3-м тысячелетии никакого потопа не было, а были постоянные изменения русел Тигра и Евфрата. А в Китае вообще было 8 «всемирных» потопов, и боролись с ними путем постройки дамб.

Миф, приведенный в "Текстах Пирамид", звучит следующим образом:

Бог Атум (он же Солнце) стал старым, люди это заметили и организовали заговор против его власти.

Атум решил покарать восставших, а в качестве наказания было создано божество с телом женщины и головой льва. (по другим данным – просто свирепая львица. Имя ее – Сехмет. – авт.)

Львица начала истреблять человечество. Атум пожалел людей и устроил наводнение. Львица начала пить, а потом уснула и прекратила истребление.

После чего Атум вернулся на небо, при этом создав систему противовесов, предохраняющих Атума (он же Солнце) от столкновения с небесными опорами.

Египетский миф представляется максимально точным – поскольку працивилизация-1 существовала именно здесь, сохранился максимум деталей, даже последовательность событий. Заговор против божества есть отход от биологических божественных принципов. Имеется в виду нарушение правил биологического порядка, вызванных той же социализацией. Львица есть дата – эра льва. Кара восставших – это истребление. Наводнение – это подъем уровня океана. Когда начался потоп, вырождение остановилось – возможно, по причине возврата к прежним принципам и отказу от социальности. Создание системы противовесов – создание первой системы описания устройства мира.

Причины истребления по всему миру похожи: в Библии это развратные действия людей, в вавилонском эпосе – шум, разбудивший богов, в Америке – забвение богов людьми, в Китае, как и в Египте, люди восстали против богов, в Индокитае – люди проявили неуважение к богам. Далее данные несколько разделяются: цивилизованные народы спасаются в ковчегах и лодках; нецивилизованные – на вершинах гор. Причем у нецивилизованных (конечно, это деление очень относительно) причина потопа, как правило, не называется.

Нужно сказать, что и в Египте причины потопа пересматривались со временем. Глава 175 «Книги мертвых», речь бога Тота:

Они воевали, они погрязли в раздорах, они причиняли зло, они совершали убийства, они творили горе и угнетение. Я собираюсь смыть все, что ни сотворил. Земля должна быть очищена водной пучиной и снова стать чистой, как в первобытные времена.

Стоит обратить внимание, что в древнем Египетском мифе потоп выступает в роли спасителя человечества; во всех остальных, в том числе и в "книге мертвых", где представлен «новый» египетский миф, потоп человечество губит. Но об этом человечестве нигде не говорится с сожалением. Львица есть только в Египте; но кроме нее, в Америке встречается ягуар как существо связанное с истреблением – "напали ягуары и всех сожрали". Бог возвращается на небо только в Египте – в других мифах он на небе уже живет.

В то же время в текстах пирамид сначала указывается «истребление человечества» по воле льва, а уже потом – потоп. Причем потоп спас человечество, «львица начала пить и заснула». В дальнейших поколениях потоп, лев и конец света смешались в одну кучу. И только идея биологического очищения через истребление (вырождение) недостойных проходит сквозь века.

Слово «потоп» в мифологии имеет два смысла – повышение уровня океана, что действительно имело место, и вырождение, поскольку первое вырождение произошло почти одновременно с потопом и могло взять его наименование.

В примитивных культурах в потопе фигурирует гора – не та, к которой причаливает ковчег, а гора, на которой все спасаются. Хозяин горы становится хозяином будущего мира; тот, кто не попадает на гору – погибает. Смысл мифа можно свести к глобальной борьбе за территории при затоплении; выживают сильнейшие, образуя новое человечество. Хотя люди действительно занимали горные территории при потопе, здесь тоже все не однозначно. Гора – это вершина. Сразу можно ассоциировать высокое качество и низкое; кто-то выше, кто-то ниже. Получается, что имеющие высокое качество спаслись, а низкое – погибли. «Хозяин горы» – это тот, чье качество выше, кто по качеству занимает верхнюю ступень биологической пирамиды. К тому же слова «гора» и «высота» до сих пор располагают у множества народов одним и тем же смыслом и означаются одним и тем же словом.

В древней бирманской легенде говорится: "Когда мир захлестнет жажда наживы, огонь поглотит землю, а вода все смоет». Причины потопа более чем очевидны, но из легенды не следует, что огонь будет горячим, а вода – мокрой. Огонь, вода, потоп – это словозаменители для сложных биологических понятий, результат ассоциативного древнего наблюдения. Подобные замены случались и позднее, например, некоторые народы придавали и буквам, и цифрам второй, скрытый смысл.

Библейский текст звучит следующим образом: "И воззрел Бог на землю, – и вот, она растленна: ибо всякая плоть извратила путь свой на земле". Отход от биологических принципов сначала заявлен, а потом подтвержден и развернут, что отрицает иные толкования причин «потопа». Библия содержит так много искаженной информации о працивилизации, что ей посвящена следующая глава.

В цивилизованных обществах фигурирует ковчег. Кроме того, присутствует нарушение каких-то правил. Единственное, что можно предположить – это нарушение биологических правил существования вида, вызванных, в свою очередь, заменой биологических принципов на социальные. Сообщество вырождается, и остаются только те, кто правила не нарушал. Получается, что Ковчег – это собрание биологически здоровых в биологически вырожденном обществе. А потоп просто совпал по времени с вырождением. Все как сейчас – если есть проблема, ее нужно списать на непреодолимые стихийные обстоятельства.

Каков потоп – таков и ковчег. Ковчег может даже не быть связанным с водой и водной стихией. Согласно священной книге «Авеста», древнеарийские народы спасались от «зимы» (а зима тоже ассоциируется со смертью и вырождением) в большом крытом дворе, в «варе». После помещения в "ковчег" растений, животных и птиц божество дает указание:

...Не вздумай поместить туда существ уродливых, бессильных, безумных, безнравственных, лживых, ревнивых, а равно людей с неровными зубами и прокаженных. (В некоторых переводах говорится и о лишнем весе, и о низком росте). А в вавилонской версии ковчега указывается, что в ковчег должны быть помещены все искусные ремесленники.

Это не намек, это не тень смысла, это чисто биологическое указание. В данном случае ковчег может быть только биологическим понятием – нацией здоровой в нации вымирающей. Тем более сложно представить этот «скотный двор» на волнах.

Мифическая "зима", по истечению времени превращающаяся в мифах в холод и снег, к стихии не имеет никакого отношения. "Зима" – аллегория, соответствующия потопу. Нация рождается "весной", а "зимой" она вырождается и умирает. Кстати, у Шпенглера безо всяких мифологических ассоциаций периоды развития наций уподоблены временам года. Ведь общеизвестно, что весной все расцветает, а зимой – гибнет и замерзает. В данном случае потоп или иная катастрофа, например, вечная зима – это вырождение, или зима нации.

Скорее всего, ни животные, ни деревья, ни птицы в ковчег не помещались, в ковчеге собиралась информация о них – самая важная уже собранная к тому времени информация о мире с точки зрения охотников.

Ковчег – это собрание биологически полноценных в биологически неполноценном обществе, можно даже сказать, социум. Идея ковчега состоит в подборе нового поколения по евгеническим принципам, а не в принуждении или агитации всего общества по каким-то «правильным» принципам жить. Т.е. если человек обладает достаточными биологическими параметрами, он может быть в ковчег «принят» и только тогда и при желании может его принципам следовать. Принцип ковчега – это принцип свободы.

Ковчег может иметь еще один смысл, близкий вышеуказанному. Он не только собрание людей, он еще и информация о том, каких людей нужно собирать, он – знание. И в качестве знания, ставшего в результате смысловых утрат тайным, он перешел во множество культур. В качестве хранилища знания и силы само слово попало в древние языки. Ковчег Ветхого Завета был назван именно «ковчегом» в честь ковчега ранее существовавшего: не ковчега в качестве хранилища знания, а ковчега сохранивших знание; не ковчега завета, а ковчега сохранивших завет.

Вырожденное сообщество не сможет воспрепятствовать своему вырождению. Единственное, как оно может посодействовать человеческому прогрессу – это выродиться побыстрее. Потому лучше все оставить как есть, и в политике и юриспруденции делать вид, что ничего не происходит. А если это сообщество попытается принять законодательные меры против вырождения, оно только создаст множество неудобств для своих членов, и режим, который попытается вырождению противостоять, будет назван или фашистским, или коммунистическим, но в любом случае тоталитарным. Биополноценные должны объединяться сами, и не перестраивать сообщество, а строить новое, параллельное. Если они это не сделают – значит, они не являются биополноценными, значит, их самоидентификационная биополноценность – иллюзия.

Последний вывод, который можно сделать из мифов о потопе: потопов было два. Первый потоп – это повышение уровня океана. Второй потоп – это вырождение некоторых наций працивилизации. Ковчеги и прочие способы спасения людей от потопа относятся не к воде, а к вырождению. Вырождение уничтожило некоторые нации, но оно не уничтожило працивилизации.


Рай на Земле и религия

Библия – документ весьма поздний, исторических времен, но данные, в ней приведенные, имеют очень раннюю основу; например, они перекликаются с древнешумерским эпосом. И потому, скорее всего, толкования и абстракции в ней сильно искажены; но не факты.

Первоначально, по тексту, человек был поселен в Эдеме. Безо всякого шифра сообщается, что Эдемский сад находился в верховьях четырех рек, одна из которых – Евфрат. Это территория Южной Турции и Северного Ирака. Именно на этой территории находилась працивилизация-2, живущая по биологическим принципам и пережившая потоп. Совсем рядом с этими местами находится и гора Арарат, к которой «ковчег» «причалил». Получается, что працивилизация-2 – и есть библейский рай на земле – один из многих, но первый истинный. Потому ее с полным основанием можно назвать цивилизацией Эдема. Историк Дэвид Рол также нашел «рай на земле» в этом месте, но почему-то рассчитал территорию на 300 км. восточнее; скорее, его подвели истоки рек, которые нельзя точно определить. К тому же «рай» относится к более позднему времени, не ассоциируется с працивилизацией и не подтверждается археологическими исследованиями.

Далее возникает плод с дерева познания (это почти открытым текстом – о научных изысканиях), и человек узнает, что такое добро и что такое зло. Но ведь добро и зло относительны. Есть только одна концепция абсолютного добра и зла – концепция вечной жизни. То, что способствует вечной жизни – добро, что не способствует – зло. Эта концепция едина абсолютно для всех биополноценных народов – и для христианских, и для принципиально каннибальских.

Разумеется, из Эдема никто людей не изгонял. Рай в качестве режима существования был утрачен, поскольку концепция вечной жизни была забыта. Т.е. ошибка текста заключается в том, что наказание последовало не за то, что знание было получено, а за то, что оно исчезло (было съедено). Далее и начинается непосредственная история народов ближнего Востока.

Но далее текст кажется перепутанным по порядку событий. Реальный потоп был раньше существования реального рая. Главы книги Бытия с 6 по 9-ю могут теоретически быть убраны – канва текста не прервется и не исказится. Главы 5 и 10 без проблем сливаются в месте разрыва родословной. Можно сделать вывод, что главы 6 – 9 относятся к працивилизации и являются частью более древнего документа.

6.2 Тогда сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены

6.4 В то время были на земле исполины, особенно же с того времени, как сыны Божии стали входить к дочерям человеческим, и они стали рожать им. Это были сильные, издревле славные люди.

6.12 И воззрел Бог на землю – и вот, она растленна: ибо всякая плоть извратила путь свой на земле.

Внутренний порядок абзацев 6 главы не содержит логического смысла; позднее не следует из раннего. «Издревле славные люди» почему-то «растлеваются». В первозданном тексте исполинов не было; на их месте было слово «падшие». Возможно, это намек на падение наций працивилизации.

С некоторыми натяжками утраченную идею можно восстановить следующим образом. "Сыны Божии" являются представителями народа працивилизации; собственно люди – внешними народами. От смешения национальностей возникает гетерозисный эффект, скорее всего массовый. Люди получаются высокого качества («издревле славные»), и скорее всего именно они открыли металлургические процессы и довели до совершенства искусство обработки камня. Но потом начинается вырождение линий, возможно, поэтому они и «падшие». "Всякая плоть извратила путь свой на земле" – это отказ от принципов "вечной жизни". Естественно, за этим следует вырождение, именуемое "потопом". Так что к воде библейский потоп не имеет никакого отношения.

Прежде чем говорить о религии, нужно провести линию разграничения между нею и культом. Культ может быть у обезьян – например, культовым предметом и атрибутом власти может быть пустая канистра, о которой говорилось ранее. Культы могли возникать постоянно – но поскольку первобытные люди были очень наблюдательны, они не могли не замечать утраты «силы» культовых предметов. Религии включают в себя культы (например, культ святых в православии), объединенные в одну систему на базе «знания».

Культ возникает, когда каким-то объектам или явлениям придается неадекватное их реальному значению внимание. Культ можно сделать из чего угодно, даже из потребления пищи. Можно из потребления товаров. Если рассматривать современную цивилизацию по принципу уделения внимания культам, то культы еды и товаров обгонят все мировые религии. У древних было нечто сверхъестественное – но у этого сверхъестественного не было культа. Еще римляне считали кости мамонтов костями великанов и при находке таковых с почетом организовывали захоронение. Великаны или титаны не считались чем-то сверхъестественным, и потому в религию они вплелись гораздо позже. Но культа костей не было. Ну, был великан, ну, помер, как и все. Воздать почести и закопать – и никаких культов. К тому же у примитивных людей нет сверхъестественного; то, что для современного общества сверхъестественно, у древних было понято и упорядочено на основе причинно-следственной связи. Типичный пример – первая встреча зулусских солдат с белыми людьми. Реакция: «ну, стоят на дороге боги воды. Давайте их поприветствуем, обойдем и пойдем дальше».

* * *

Большинство современных африканских божеств обычно или слишком занято, чтобы разбираться с каждым человеком и слушать молитвы, или настолько величественно, что дел до человеческих отношений им нет. Потому эти божества не требуют никакого культа, будучи самодостаточными. А если культ и присутствует, то он не выражает ничего, кроме восхищения этим божеством.

Даже в академических кругах все чаще предполагается, что главной религиозной концепцией доцивилизационного мира было именно невмешательство высших существ – даже при их наличии, которое тоже сомнительно. Люди, живущие в природной среде, очень наблюдательны и практичны. И не заметить невмешательства они просто не могли.

Культ охотника имеет в основе восхищение общества перед успешным охотником – вполне человеческим и реальным персонажем. Вначале могла быть фраза, брошенная пришедшему ни с чем охотнику: «а вот предок, великий охотник Х, никогда с пустыми руками не приходил». Со временем фраза могла превратиться в поговорку, а про охотника Х забыли. Его могли уже называть просто предком. Но чтобы предок незримо присутствовал для примера, его можно найти. На небе есть созвездие широко шагающего человека, в руках у которого при достаточной фантазии можно увидеть лук, а рядом – собаку. Это Орион. Орион – это Небесный Охотник с Собакой; поскольку працивилизация была в основном охотничьей и во-вторых земледельческой, для нее возможен именно такой символ.

Роль охотника понятна: "Мы – охотники, и на небе есть охотник. Как замечательно устроен мир!". Обществу, существующему по биологическим принципам, большего и не нужно. Ни храмов, ни жертв. Его идеал - типичное примитивное божество, следующее путем невмешательства.

* * *

Есть множество концепций возникновения религии. В основном они сводятся к попытке анализа снов. Но во сне люди могли видеть только то, что они помнили, только то, что было в их жизни. Тем более они могли заметить, что сны не сбываются. Концепция наличия души, или астрального двойника в любом своем проявлении не могла возникнуть сама по себе; она слишком сложна, чтобы возникнуть из ничего. Сначала должно было быть что-то проще.

Существует замечательная работа А.Склярова «Миф о "мифологическом сознании"», где на множестве примеров доказано, что «примитивный» человек не является ни мистичным, ни религиозным, и не оставляется камня на камне от концепций Юнга и Леви-Брюля, благодаря которым современные люди и узнали о своей первобытной «религиозности». «Примитивный» человек совершенно логичен и адекватен окружающему миру.

Почему-то считается аксиомой, что первобытные люди всего на свете боялись и потому были религиозными. В качестве атрибутов религии приводят ногу животного в могиле неандертальца, череп медведя, направленный к выходу из пещеры, и статуэтки «венер каменного века». Бросать в могилу любимый предмет покойного – этот обычай повсеместно распространен, например, новому русскому обычно кладут в могилу сотовый телефон – но это не говорит о религиозности, бывает, льют в могилу водку – но это не значит, что покойнику она понадобится в иной жизни. Ситуация с медвежьим черепом существует и поныне. Когда коряка (представителя народности Камчатки) спросили, есть ли у его народа священные животные, он ответил: «Да, есть. Это медведь. Его надо убить, шкуру продать, а череп поставить у жилища, чтоб другие медведи не заходили».

Историки нашли верования у древних людей исходя из наличия собственной веры в их существование. Наличие наскальных изображений животных вовсе не говорит о том, что этим животным поклонялись. Наоборот, их били копьями, и скорее всего, охотники обменивались опытом, указывая слабые места животных. У ныне существующих примитивных народов реальных религий нет, поскольку они часто сами выбирают себе божеств (на самом деле духов, а это не одно и то же). И если божество не оправдывает их ожиданий, его могут и выпороть, и выкинуть. А у папуасов даже «того света» не существует – не дошли до них працивилизационные изыскания.

«Венеры» представляют собой чистое искусство ради искусства, и к богине-матери более позднего времени не имеют никакого отношения. К тому же многие «венеры» одеты в меховые комбинезоны. А если судить по количеству женских изображений в современном обществе, то оно живет при матриархате. Которого, кстати, тоже не было никогда.

Возможно, кроме чистого реализма, «каменные венеры» вполне могли быть игрушками-намеками. Развитие игрушек-намеков, а равно развитие ритуала межродового знакомства, под влиянием заимствований извне и привело к возникновению сексуальных культов, поскольку кто-то и когда-то придал этим вещам большее значение, чем они заслуживали.

Браки внутри рода недопустимы. Можно предложить схему реализации молодежной тусовки каменного века. На определенном нейтральном мести – например, в дубраве, поскольку последняя лишена хозяйственного значения, выставляются знаки – время и участники; а больше ничего и не нужно. Время выставляется знаком луны – т.е. ее точной фазы – новолуния или числа засечек от новолуния; участники выставляются или фигурками представителей участвующих родов, или атрибутами хозяйственной деятельности родов, причем символами вполне могли быть животные (что привело потом к появлению тотемов). А священной эта территория могла быть объявлена потому, что здесь запрещалось выяснять отношения.

Из вышеперечисленного следует, что все артефакты ранее 12 тыс. до н.э., принимаемые за предметы религиозного культа, были элементами украшения и совершенствования любовных игр.

Почему-то общественные места древнейших городов историки считают храмами. Захоронения под полом, изображения грифов, скульптурные бычьи головы и женские статуэтки – все это вместе воспринимается некоторыми исследователями как религиозный культ. Но тогда и семь слоников нэпмана – религиозный культ. Реально нет ни явных предметов культа, ни следов ритуалов, да и храмов получается слишком много. Ни одного доказательства культа ранее 8 тыс. до н.э. нет. Да и позднее, до 6 тыс. до н.э., можно только предполагать его наличие. Конечно, присутствует отрезание головы покойникам; но, скорее всего, родственники оставляли себе головы на память, чтобы рассказывать, какие это были люди – к сожалению, фотографии они не знали. Современные люди вешают на стены портреты покойников, а древние действовали напрямую – брали череп и доделывали его глиной, пытаясь вернуть человеческий облик. Потом кто-нибудь череп брал и рассказывал о подвигах этого человека. А «храмов», в которых черепа и находились, оказалось непропорционально много на город. Скорее всего, это были просто места родовых и семейных собраний – так что хранить черепа где-то в другом месте не имело смысла.

Цивилизации в начале своего пути уделяют религиозным культам мало значения – у них и без того хватает задач. Цивилизации на средней стадии развития тоже не уделяют культу серьезного значения – поскольку у них есть опыт в общении со своими богами и богам здесь не особо верят. Культ широко развивается в вырожденной цивилизации, в цивилизации стагнирующей.

Религия – это концепция бытия, объединяющая культы и космогонию. Вечная жизнь – это нерелигиозная концепция бытия, объединяющая причины и следствия. Вечная жизнь пришла из працивилизации. Это сугубо практичное знание, лишенное даже налета какой-либо мистики. И потому оно изустно могло передаваться из поколение в поколение. У народов Ближнего Востока было знание, но со временем они и сами стали забывать, откуда это оно появилось, но старались его выполнять. Цивилизация северной Турции благодаря ему существовала порядка 5 тысячелетий. Но начали меняться языки. Остался только термин "вечная жизнь". И появился вопрос – "где именно и за что?"

С падением биологического качества вследствие перехода от охотничьей жизни к земледельческой люди стали уделять меньше внимания причинам и следствиям. Следствия без доказанных причин – это религиозные принципы. К тому же с падением качества люди делают культы из чего угодно. Из наличия небесного охотника, который никого не трогал – культ, из секса, когда с ним начинаются проблемы – культ. Культ в первую очередь выражается в проведении действий, ошибочно связываемых с результатом.

* * *

Приход зла в мир – это приход вырождения. Нормальное восприятие трактуется следующим образом: смерть как неизбежное, страдание как нежелательное. Как следствие: смерть вне добра и зла, страдание есть зло. Но даже осознание вырождения – это страдание. И не чтобы избежать смерти, а чтобы избежать страдания нужно выполнять заложенные в ритуалы правила «вечной жизни». Принципы вечной жизни достаточно сложны. И потому, чтобы им следовали люди с недостаточным для понимания интеллектом, им была дана формула: «верь!». Так в сознании отдельных людей концепция уже превратилась в религию. А на вопрос «почему так» кто-то догадался ткнуть пальцем в небо – из благих, конечно, побуждений.

Все, данное изначально, рассматривалось как исходящее от богов. Отбраковка в равной степени должна была рассматриваться как божественное явление. Но отбраковка – это жестоко даже для имеющего самые примитивные сведения о морали человека. И потому боги первых времен изображались страшными и жестокими – по большому, счету, эти боги были монстрами, не требовавшими жертвоприношений, но бравшими себе в жертву детей, заставляя их рождаться больными. А мать, пока еще не в звании богини, повышая количественную продуктивность, могла обманывать этих богов, увеличивая численность здоровых детей. Но если она обманывает богов ради людей, она уж точно богиня, причем главная.

Не просто так «Богиня-мать» из Чатал-Гуюка восседает на троне, ручки которого оформлены в виде двух леопардов. Она их обманула, победила и сделала из них кресло. Возможно даже, что это те самые львы, скушавшие южную працивилизацию в Египте и обломавшие зубы об северную.

Основная працивилизация Египта погибла. Археологи находят, что Цивилизация малой Азии была привержена культу Богини-матери, часто именуемой Кибелой (имя более позднее). И был архаичный «охотник». Богиня-мать могла быть противопоставлена этому охотнику, не сберегшему цивилизации, как антагонизм. Такое часто случалось, что прежние боги превращались в дьяволов. Это и стало началом дуализма, культа борьбы светлых и темных сил.

Из южной Турции культ богини-матери начал распространяться на север вместе с металлическими изделиями. В основном он просуществовал у некоторых народов до второго тыс. до н.э. В Китае богиня-мать вообще называлась Западной богиней-матерью, что ясно говорит о ее происхождении.

Скорее всего, богиня-мать никакого культа по большому счету и не имела; было достаточно просто ее присутствия. Религия в современном смысле, религия как культ могла появиться только после утраты всех биологических знаний працивилизации – и она появилась как раз в 6-м тыс. до н.э. в Средиземноморье.

Любая религия в момент появления обычно упрощает и облегчает жизнь людей. "Горе вам, что налагаете бремена неудобоносимые" – это один из основных принципов христианства, данный в Библии. Вся история христианской церкви – это как раз наложение на людей «бремен неудобоносимых». Противопоставляя культуру и варварство, можно на примере религий проследить именно переход к социальному варварству от изначальной биологической культуры. При своем появлении религии жизнь упрощают и улучшают; через столетия они превращаются в дикие ритуалы. Так происходило со всеми религиями исторического периода. С религией "вечной жизни" произошло то же самое. Вечная жизнь была понята как жизнь после смерти.

После падения працивилизации в Египте и Ливане религиозные воззрения северный и южных провинций разделились. Скотоводческий Север, а именно территрия современной Турции, начал склоняться к монотеизму, к поклонению богине-матери. Скотоводческий юг – верховья Нила и сопредельные зоны – начал творчески развивать политеизм. И, скорее всего, именно на юге и родился миф о сотворении мира из расчлененного прасущества, попавший каким-то образом в Шумер. А египтяне даже в вырожденном виде были слишком образованы, чтобы в такое поверить.

Працивилизация в Египте погибла, биологически выродившись. Ее мыслители начали понимать причины вырождения только тогда, когда поделать было уже ничего нельзя. Но с причинами разобрались – и потому возникла концепция, что рано или поздно выродившаяся общность, пройдя через период тьмы, возродится, что конец нации есть ее не окончательная гибель. Получается текст: "Народ, приветствующий Ориона, умер, и он разделен на части. Но рано или поздно части объединятся и народ Ориона воскреснет". В сокращении получится следующее "Орион умер, он разделен на части. Но Орион воскреснет".

Исида появилась после, возможно, только через несколько тысячелетий, как рецидив богини-матери. Охотники не ходят на работу с Исидами. Они ходят с собаками; и Орион первого времени должен был быть с собакой, а не с Исидой; и Сириус изначально – это звезда Большого Пса Небесного Охотника Ориона, а не Исиды.

Сама працивилизация не была столь развита технически и социально, как последующая за ней Египетская. Эта цивилизация не достигла каких-либо успехов в техническом развитии, но она была ближе к природе и ближе к космосу. В биологических принципах она не отделяла природу и человека. Но она отошла от своих биологических принципов, что можно подтвердить самим фактом ее исчезновения.

Но и древнеегипетская цивилизация, скорее всего, не была настолько развитой, как ее представляют некоторые авторы. Древнеегипетская цивилизация действительно имела доступ к информации працивилизации, но понято было очень мало, понято не то, что описывется в большинстве альтернативных книг, в основном все было перепутано и понято не так, как предполагалось. Выходит так, что Охотник пережил отсутствие цивилизации в Египте в виде примитивного культа, хотя поклонение ему нетипично для цивилизаций земледельческих.

Инструкция на велосипед в руках любознательного дикаря превратится в сборник магических заклинаний. А в руках изобретательного станет чертежом для строительства нового святилища.

В Древнем Египте биологизма уже не существовало, общество было социальным. В социальном обществе биологическое знание становится или непонятным, как в древнем Египте, или нетактичным, как у современной цивилизации. Египтяне, как и другие народы Ближнего Востока, знали, что это знание – самое важное, что есть в мире, но не понимали его. Так и возник культ вечной жизни. Если чего-то не понимают, ему начинают поклоняться. И тут разыгралась фантазия. Боги начали плодиться как кролики.

* * *

Космогония – это концепция мирового устройства, объясняющая, откуда взялся этот мир и при чьем участии. До працивилизации и в ее времена не существовало космогонических схем. То, что не требовало внимания – оставалось без внимания.

До потопа на земле никакой устной традиции не существовало – иначе бы она так или иначе оставила следы. До потопа существовал только реализм, и даже сказки вряд ли имели место. Религий, верований никаких тем более не было. Жизнь казалась неизменной, и поводов ее менять не было. Потоп был фактом, вызвавшим удивление. Пересказ событий потопа как раз и стал началом устной традиции. А раз появившись, традиция начала завоевывать мир. Поскольку был рассказ о потопе, только после него мог возникнуть вопрос – «а что было до потопа?». Так возникли сказки о возникновении мира, или космогонии.

Отсутствие хотя бы примитивной космогонии в цивилизации трудно представить, но скорее, во времена працивилизации ее действительно не было. Космогония появилась после нескольких национальных циклов, когда стал меняться язык. Впоследствии космогонии вплелись в религии, но оставались в них самым безобидным элементом.

Боги современной цивилизации – или определения, или реальные люди. Объяснений имен древних богов нет даже у этих древних. Имена богов древних цивилизаций – скорее всего забытые термины еще более древнего языка. Напр., имя богини «небо» – это слово небо, и т.д. Имена нарицательные при изменениях языка постепенно превратились в имена собственные.

Первоначальный текст працивилизации мог звучать так: "Сначала было небо; уплотнившись, небо создало землю и воду", и т.д. Оставалось добавить слово "бог" перед каждым термином, благо пара богов уже была – и религия готова. В «богов» могли превратиться и аллегории. Ветер не может говорить, но фраза «ветер говорит, что ...» современному человеку будет в общем понятна. Для первобытного человека такая фраза понятна не будет. И если где-то граничили соообщества первобытные и достаточно для понимания аллегорий развитые, у первобытных вполне мог появиться культ «говорящего ветра».

* * *

Чем ближе к историческому периоду – тем страшнее становятся перегибы. Появляется обычай хоронить живых вместе с мертвыми – ведь там их ждет "вечная жизнь". Когда цивилизация деградировала, многие представления, ей созданные, а именно о загробной жизни, получили буквальное толкование. С этого момента началась эра варварства и дикости. Передавать жен по наследству – это практично, а убивать – нет. Первое у животных есть, второго – нет.

В древнем Шумере о концепции "вечной жизни" знали совсем иначе. Были раскопаны многочисленные погребения руководителей вместе с женами и слугами. Живых людей хоронят одновременно дикари и вырожденцы. И это подтвердилось: когда реконструировали внешний вид царицы, она оказалась такой уродиной, что в музее пришлось выставлять скульптуру жены археолога.

Наличие развитого культа – признак застоя. Пышные погребения – признак отсталости и вырождения. Критерий культуры – отношение к биологической полноценности. Мертвый не является биологически полноценным, каким бы он ни был при жизни. Если людей закапывают живьем, ни о какой культуре говорить нельзя. А если при этом погребении обнаруживаются какие-то удивительно хорошо сделанные вещи, то это или импорт, или наследие прошлого.

Когда нации возникают, их народы никак нельзя назвать религиозными. Соединенные штаты были основаны колонистами из Англии, причем эти колонисты в своей старой английской нации были в основном сектантами, т.е. самыми что ни есть религиозными людьми. При создании новой нации им пришлось решать столько проблем, что стало не до религии. Хотя в каждой американской деревне строилась церковь, по сравнению с оставшимися в Англии поселенцы были людьми почти безрелигиозными. Конечно, они верили в Бога, исполняли необременительные обряды, но они не делали из своей религии культа. Они относились к ней как к нейтральному элементу своей новой среды, как к хорошей, но нейтральной в реальной жизни традиции. Потому что в большей степени им приходилось рассчитывать на себя, а не на Господа. И эта ситуация отсутствия религиозного культа одинакова для всех вновь возникающих народов, когда бы они не возникали и где бы они не возникали.

* * *

Исходя из принципа рационализма и упрощения, можно предположить, что працивилизация храмов вообще не строила, поскольку религия у нее была развита весьма слабо за ненадобностью – и без нее дел хватало. Скорее всего, то, что принимается за ее «храмы» – это были общественные сооружения, присутственные места.

Биологические знания утрачивались, тысячелетие за тысячелетием превращаясь в знания религиозные. К началу «официального» исторического периода, т.е. к 4 тыс. до н.э., эти знания уже полностью лежат в религиозной области. Они по-прежнему, как и в момент возникновения, имеют в себе «замороженную» в ритуалах научную основу, являясь пересказом биологической информации через искажающую призму религии.

К наследию працивилизации можно отнести знания, распространенные на территории Евразии, общие для большинства ее народов. Народы Америки, австралийцы и папуасы Новой Гвинеи не имеют к працивилизации отношения.

Главным и единственным знанием, пришедшим напрямую из працивилизации, была информация о вечной жизни.

К вторичным, т.е. измененным со временем знаниям працивилизации, относятся первые попытки описания мира, информация о потопе и вырождении, а также о существовании рая на Земле.

Процесс утилитарного развития этих знаний привел к появлению мира дуализма первых исторических религий. Все подобные религии были построены на принципе борьбы темных и светлых сил, причем историческое развитие приписывалось именно их борьбе. Победа любой из сил означала небытие.

К наследию можно отнести собственно существование социальных сообществ как одномоментно выигрышных, но в перспективе проигрывающих другим, «нецивилизованным» народам.

Самый первый мировой религиозный кризис произошел, когда люди перепутали вечную жизнь на этом свете и вечную жизнь на том. В результате и появились традиции уповать на богов, хоронить живых людей вместе с мертвыми, хоронить себя заживо в прямом и переносном смысле. Кризис этот до сих пор так и не закончился, и не закончится никогда, поскольку бионеполноценные всегда существовали и всегда будут существовать.

* * *

Погибших сообществ – наций, племен, городов – гораздо больше, чем существующих. И ни одно существующее не верит, что со временем тоже станет погибшим.

В глубоком прошлом действительно существовала высокоразвитая цивилизация, знания которой оказались утрачены, знания которой были бы полезны цивилизации современной и которые не восстановлены. Эти знания были не технического, а биологического и отчасти евгенического плана. В том числе это было глобальное знание, определяющее типы людей, смысл их жизни и методики жизни.

Вся загадка появления и исчезновения цивилизаций состоит в том, что в силу ряда случайных условий увеличивается свобода выбора в нации, потом институты свободы выбора распространяются среди соседей, а потом развитие социальных институтов отменяет свободу выбора.

Последняя загадка состоит в том, будет ли человеческая цивилизация поступательно развиваться дальше в ином виде или повторит путь цивилизации ушедшей. Или конкретнее и менее обнадеживающе: унаследует ли следующая цивилизация знания и опыт цивилизации нынешней.

Гибель цивилизации – результат нарушения законов природы, в первую очередь – принципов естественного отбора и свободного выбора. На уровне биологии всегда существовали механизмы защиты и отбраковки – через бесплодие, детскую смертность, и другие патологии отбраковывалось до 50% населения. Сейчас медицинским путем человечество «выключило» эти природные механизмы своей же защиты.

Если поставить вопрос – какую глобальную задачу выполняет современная цивилизация, то, просуммировав все параметры и придя к общему знаменателю, можно сказать, что она уничтожает человеческий вид путем снижения его биологического качества. Всё.

У египтян была поговорка: когда заговорит Сфинкс – остановятся звезды». Сфинкс представляет собой сообщение: «наш мир, наши нации погибли от исчерпания биологического потенциала в результате отказа от биологических принципов существования. Мы поняли, что обречены, когда в день весеннего равноденствия солнце всходило в созвездии Сфинкса (Льва). Вырождение будет возвращаться снова и снова. Если ваша цивилизация не уделит должного внимания природным принципам развития, ей останется только строить знак, в эру которого она погибнет».


От инстинкта к культуре

В последние времена культура стала объектом более чем многочисленных спекуляций. За ними уже трудно разглядеть, что к культуре относится и что нет, непонятно что вообще является культурой, неясно, зачем культура нужна и что есть в ней хорошего. Культура представляется как цель какого-то множества действий. Но ведь это не так, культура – это степень развития общественных институтов, это следствие чего-то, но совсем не цель.

Чтобы вывести понятие культуры, нужно опуститься на самый низкий уровень – биологический, и поднимаясь с него, посмотреть, из каких конкретно первоэлементов культура сложится. И только затем, оперируя культурой как собранием первоэлементов, можно будет дать ей непротиворечивое определение и применять само слово по назначению.

Вначале были инстинкты – это самый низкий уровень, вровень с тараканами. Для вывода понятия культуры достаточно трех инстинктов основных: воспроизводства, самосохранения, и очень часто забываемого исследователями подражания. Все остальные низшие биологические элементы, типа сосательного рефлекса у детей, примитивны, всеобщи и на культуру не оказывают влияния.

* * *

О существовании архетипов человечеству поведал Юнг. Если ему поверить, то «архетип» – это врожденная, т.е. передающаяся по наследству структура психики, генный код, предопределяющий какое-либо поведение. Можно назвать это биологически заложенным поведением. С тем, что такие структуры есть, в принципе все заинтересованные в понимании первоэлементов человеческой психологии стороны согласились. Но что из массы поведений относить к наследственности, а что к обучению– тут возникло множество мнений. Юнг анализирует архетипы на примере религий; более того, выводит причины появления религиозного сознания в результате наличия архетипических «образов». Нужно сказать, что его выводы весьма натянуты – поскольку если структуры заложены в генном коде, они должны быть просты и они должны быть необходимы. Религии не являются ни простыми, ни необходимыми. С Юнгом можно согласиться в определении архетипов, и только в определении, но никак нельзя назвать «архетипами» то, что называет «архетипами» Юнг.

Итак, определенные аспекты поведения, самые низшие, предопределяющие аспекты действительно кодируются на уровне инстинкта. Значит, иные поведенческие аспекты – результат обучения на основе инстинкта подражания. Кстати, обучения зачастую бессознательного и иногда коллективного. Получается взаимодействие: архетипы реализуются с учетом повадок, т.е. у каждой популяции архетипы реализуются немного по-своему.

Архетипы должны быть у животных. Почти у всех высших животных есть ритуал ухаживания, он же ритуал брачной игры. Даже если животные не могли наблюдать подобных действий своих сородичей, необходимую последовательность действий они все равно воспроизводят. Значит, механика ритуала заложена на уровне инстинкта, ритуал ухаживания – это и есть архетип. И, как и любой сложный механизм, генетический код может сломаться: у человека может быть инстинкт воспроизводства, но он может не представлять, как не то что физически реализовать инстинкт, а как организовать предварительную игру-ритуал ухаживания.

И потому архетип – это особая форма инстинкта, а если подходить с большей степенью обобщения, то архетип – это просто инстинкт. Это стандартная генетически заложенная реакция на стандартное событие. Инстинкт работает, если на человека не действуют подавляющие внешние факторы. Например, если за человеком гонится медведь, инстинкт воспроизводства у человека на это время отключается. Архетипы – наоборот, срабатывают только под действием определенных внешних факторов. Например, самцы становятся архетипически агрессивными, если встречают претендентов на свою территорию. Но по своей механике срабатывают архетипы все-таки как инстинкты.

Далее приведено несколько примеров инстинктов и архетипов.

У котов принято душить чужих котят – это архетип. Даже если кот никогда не видел, как кто-то душит котят, он все равно при создании нужных условий решит это сделать и сделает, чтобы заполучить кошку.

Избегать дискомфорта – это скорее инстинкт, чем архетип. Сюда же можно отнести тяготение к минимальным затратам энергии (большие затраты есть дискомфорт). Так что граница инстинкт-архетип весьма размыта.

Двигаться за первосуществом – матерью. То ли архетип, то ли инстинкт, скорее и то, и другое. Если цыпленок после рождения первым увидит игрушечный паровоз, он будет двигаться за ним.

От крупного – убегать, мелкое – преследовать. Сюда же можно отнести несомненно архетипический азарт-удовольствие от охоты или преследования. Собаки и хулиганы чаще бросаются на тех, кто их боится.

Подавление слабых членов своей группы – это несомненный вариант архетипического сознания, необходимый для повышения качества популяции. Встречается у всех млекопитающих.

Сбивание в стаю с вожаком во главе при ухудшении условий жизни и рассеивание стаи при улучшении – архетип, общий для животных и людей. Архетипическое осознание понятия «мы». «Я» идет за матерью, «мы» идет за вождем. И то, и другое – объекты различных типов подражания.

Чувство ареала присутствует у животных, слабо присутствует у человека. У человека выражается чаще всего во взаимном раздражении при длительном совместном проживании. Зоны жизненного пространства, в отличие от животных, человек инстинктивно не определяет и не метит. Но человек склонен архетипически реагировать на вторжение в свое пространство. Сюда же можно отнести нежелание мужчины делиться женщиной с другим мужчиной.

Ходить на двух ногах у человека – это не архетип. Архетип должен быть у «маугли» – а «маугли» ходят на четвереньках. Даже прямохождение в архетипах не прописано; так что говорить о юнговских предпосылках религии на архетипическом уровне просто несерьезно.

Большинство архетипов общие для всех млекопитающих – но почти у каждого семейства есть еще и архетип индивидуальный, только у человека индивидуального архетипа нет. Архетипы нужно принимать во внимание при анализе поведений, их можно использовать в политической деятельности, они необходимы для создания целостной концепции человека, но на культуры нации они почти не влияют в результате общности для всего человечества. И еще момент – чем ниже биологическое качество индивидуума или сообщества, тем сильнее в нем проявляется архетипическое сознание.

У человека присутствует не архетип власти, а архетипические задатки в восприятии власти – что не совсем одно и то же. Люди не рождаются для правления и подчинения. Но люди рождаются с подсознательной способностью воспринимать иерархию. И степень воспитания оказывает основное влияние на способность подчиняться и подчинять.

Еще раз нужно заметить, что существование архетипов как индивидуального класса психических механизмов вообще сомнительно – их можно отнести к особому виду инстинктов. А то, что Юнг принимал за архетипы – это ассоциации, связанные с повадками. Просто такого понятия, как повадки, у Юнга не было.

* * *

Когда человек рождается, никакой культуры у него нет. Но у него есть инстинкт подражания. Подражая, он выполняет те или иные действия. Человек слышит вокруг звуки речи, и пытается изобразить что-то подобное. Инкубаторный цыпленок не умеет клевать зерна. Но достаточно постучать чем-либо по этим зернам – цыпленок начинает клевать. А если этого не сделать, он умрет с голоду.

Повадка – это способность совершать какие-либо действия на базе инстинка подражания. Повадки – не унаследованные, а появившиеся в результате обучения черты характера, воспринимающиеся как должные и естественные. Основаны они на единственном инстинкте – инстинкте подражания. Изначально они сформировались как правила жизни в определенном ландшафте.

Национальные повадки построены таким образом, чтобы человек показывал свои достоинства в тех областях, где они предопределены у него через одинаковые генетически коды нации, и не пытался проявлять себя в областях, где генетически он не предопределен к успеху. Человек имеет определенные генетические склонности, можно сказать – ландшафтные преимущества за счет отсева не соответствующих этому ландшафту предков. Человек, чтобы жить хорошо, должен реализовать те свойства, которые у него есть, и не пытаться реализовывать свойства, к которым он генетически не предрасположен. У народов, живущих на берегу, есть хорошие способности плавать (у кого не было – утонули), у народов, живущих в саванне, хорошие способности к бегу. Есть генная предрасположенность, и задача повадок – максимально ее реализовать.

Дальневосточные медведи ловят рыбу, встав на перекате и ловя ее пастью. Медведи, живущие у спокойных рек, не имеющих перекатов, ловят рыбу лапой. Это и есть повадки, появившиеся в результате подражания родителям. Медведи в повадках подражают не думая. Но так же точно подражают люди.

Способ ловли рыбы, способ строительства берлоги, степень агрессии к своим и чужим – это и есть популяционный (с натяжкой – национальный) характер медведя. И если дальневосточный медведь решит, что для него морально неприемлемо ловить рыбу пастью, он сдохнет с голоду.

Следующий уровень повадок отвечает за поступки – что хорошо и что плохо. Критерий «хорошо»-«плохо» у животных реализуется как система дискомфортов – но это внутренний критерий мира только для животных. Собаку можно приучить, что «делать дела» на ковер – это плохо (последующий неотвратимый дискомфорт), а можно и не приучать, тогда для нее это будет хорошо (комфортно). У людей при решении подобных задач наступает максимальное разделение – у разных наций «хорошо» и «плохо» свои, построенные на повадках более низкого, подражательного уровня.

Нормы поведения существуют и у животных, и у человека. Но почему-то нормы поведения человека не называются повадками – скорее, чисто из человеческого шовинизма. Нормы поведения связывают в одно инстинкты и методы их реализации. Например, у животных есть определенный порядок знакомства; различные порядки знакомства есть и у разных наций. Мини-культура знакомства представляет собой элемент национальной культуры.

На примере девочки, воспитанной собаками, было замечено, что к повадкам относится методика общения, язык голосовой и жестов, агрессия по отношению к кошкам, желание кувыркаться в снегу, хождение на четырех ногах, способ приема пищи. Все это – не инстинкты, это не передающиеся по наследству навыки. Если собака никогда не увидит, что другая собака гонится за кошкой, она никогда за кошкой не погонится.

Люди считают свои повадки нормой и не понимают иных народов именно из-за повадок. Люди, родившиеся с настолько индивидуальными генными комплектами, что не могут признать естественными национальные повадки, обычно оказываются изолированными в собственной нации и их судьба оказывается печальной.

И инстинкты, и архетипы реализуются с поправкой на повадку; обычно существует не один способ проявить инстинкт, но изо всех способов выбирается максимально согласованный с повадками.

Национальный характер – самый глубинный элемент культуры, это обобщающий термин для объединения норм поведения, норм морали и ценностей. В России традиционно существует агностический (отрицающий материальное познание) подход к национальному характеру. Но если определить национальный характер как собрание популяционных повадок, лишенное всякой мистики, он спускается с патетических вершин и становится на свое материальное место.

Собрание национальных повадок плюс особенности архетипов дают в сумме то, что обычно называют «менталитетом».  Собрание национальных повадок плюс особенности архетипов плюс поведенческая культура есть то, что называют национальным характером. Но поскольку национальный характер следственный от повадок и архетипов, можно ограничиться аналогией «поведенческая культура есть национальный характер».

Над инстинктами находится уровень повадок. Повадки – это мостик, связывающий личности в нацию. Повадки и инстинкты не должны противоречить друг другу. На уровне повадок строится национальный характер. Сюда относятся вопросы что «хорошо» и что «плохо». Национальный характер не заложен в человеке от природы – опыты по изначальному воспитанию и инонациональных семьях и среди животных это доказали. Но он должен присутствовать, должен быть развит как территориально-адаптационный элемент.

* * *

Мировоззрение появляется в тот момент, когда возникает самосознание. Главный вопрос, на который оно отвечает – хорош этот мир или плох. Ответ зависит от генетических задатков человека, и если это человек биополноценный – мир будет хорош, если бионеполноценный – мир будет плох. Если человек не сможет определиться, он будет искать ответ в культурной традиции. В этом случае мировоззрение оказывается простым результатом самоанализа национальной культуры исходя из наличия собственных генетических предпосылок. Если человек не уверен в том, что этот мир хорош – у него наверняка есть скрытый генетический дефект. И еще момент – если человек считает, что этот мир хорош, из этого не следует, что человек не захочет его усовершенствовать, более того, биополноценные всегда хотят усовершенствовать и украсить этот и без того замечательный мир.

Имея все биологические составляющие, можно выяснить, что каким типам людей присуще и что из чего происходит. Эти составляющие, или признаки, можно разделить следующим образом: по качеству – это разные параметры, например, «присутствует» – «не присутствует», или даже противоположные параметры. По количеству – определяется степень присутствия признака, который точно есть. Получается:

Для биополноценных представителей разных наций генные параметры – различны в степени качества инстинкты – одинаковы архетипы – различны в степени количества повадки – различны мировоззрения – одинаковы.

Для биополноценных представителей одной нации адаптационные генные параметры – различны в степени количества неадаптационные – различны в пределах качественного диапазона инстинкты – одинаковы архетипы – различны в степени количества повадки – одинаковы мировоззрения – одинаковы.

Для биополноценных и бионеполноценных территориально одной «нации» генные параметры – различны в степени качества инстинкты – одинаковы архетипы – различны в степени количества повадки – различны мировоззрения – различны.

Для каждого конкретного человека на одной из вышеприведенных систем строится единое культурное здание, где каждый этаж – отдельная культура. И на вышеприведенных примерах можно заметить, что биополноценные и бионеполноценные «одной нации», как нация понимается политиками, отличаются больше, чем биополноценные разных наций. И никакой общей культуры у них быть не может.

Вышеприведенное деление людей по группам касается всех сторон жизни общества и всех его гуманитарных знаний; оно может проявляться в самых дальних, неожиданных и вроде бы совершенно не связанных областях. Например, смысл кризиса всей общечеловеческой философии – это полная утрата к ней интереса. Наука, когда-то считавшаяся главнейшей, сейчас не котируется совершенно. Но и несрабатывающие заклинания у дикарей не котируются. Философия не может решить проблем, на решение которых как наука претендует, потому что она по определению и по традиции страдает универсализмом.

"Индус забывал все, египтянин не мог ничего забыть" – это пишет Шпенглер, который именно и писал о недопустимости обобщения в вопросах рассмотрения культур. Сразу можно поставить вопросы: какой индус, какой египтянин, биополноценные или нет, какой нации, и т.д. Это – пример абстрактного мышления, да еще и с обобщением. Этот пример не содержит ничего, кроме красоты абстракции, кроме искусства ради искусства. Бред и ерунда, по большому счету.

Шпенглер прекрасно, на десятки страниц, развивает концепцию различных национальных мышлений и ложности общеобязательности. И тут же наступает на грабли универсализма, которых в этом же абзаце рекомендует избегать. Но нужно и сказать дальше, за Шпенглером – различны и внутринациональные мышления биополноценных и бионеполноценных. И различны они даже в степенях биополноценности, без какой-либо резкой границы.

Это действительно великая ошибка всех мыслителей; они говорят "человек..." Но нужно сразу уточнить: национальный это человек или ненациональный, полноценный или с нарушениями, и вообще какой нации он принадлежит. К примеру, индеец не может сказать: "Собака лает". Для него обязательно важно сообщить, чья это собака и почему она лает. У них так построен язык, и потому индейцы не болтливы, но конкретны. Да и англичанин не может просто сказать "холодно". Он должен сказать "Это есть сейчас холодно". Остатки примитивных конструкций есть фактически во всех языках.

Философы обходятся с людьми хуже, чем индейцы с собаками. Бессмысленные обобщения встречаются на каждом шагу. А если говорить о людях вообще, любое обобщение будет бессмысленно. Мировоззрение лежит в основании поведенческой культуры, и потому мировоззрение предопределяет поведенческую культуру. Поведенческие культуры биополноценных и бионеполноценных даже в одной нации будут различны.


Культура

После того, как были рассмотрены механизмы человеческого сознания, такие как инстинкты, повадки, мировоззрения, можно приблизиться и к рассмотрению непосредственно явления культуры. К рассмотрению лучше подойти с двух сторон: со стороны каждого конкретного человека культура будет механизмом сознания, а со стороны популяции культура должна быть ее необходимым, причем не возвышенным, а утилитарным средством.

Если культуру рассматривать как систему причинно-следственных связей для личности, то цепочка выстраивается следующая: на базе инстинкта подражания формируются повадки, сумма повадок и архетипов представляет собой национальный характер, национальный характер сам по себе является поведенческой культурой. Исходя из поведенческой культуры выводится что «хорошо» и что «плохо», а также что «красиво» и что «не красиво». Подражание тому, что считается «хорошим» и «красивым», приводит к возникновению культуры творческой и материальной.

Но если рассматривать культуру в глобальных, не связанных с человеком координатах, то цепочка взаимосвязей выглядит следующим образом, от определяющего – к определяемому: ландшафт – особенности отбора – популяционные повадки (поведения) – культура – традиция – иногда ритуал. Культуры состоят из отдельных институтов; например, института брака, института собственности, института революции. Поскольку институты (совокупности норм) могут заимствоваться, культуры часто страдают мозаицизмом, т.е. соединяют в себе как национальные институты, так и ненациональные.

У такого всеобъемлющего явления, как культура, не может не быть начала. Возможно, что первым культурным институтом человечества была культура успеха. Первоначально она могла сложиться как техника определения потенциально успешного члена сообщества с помощью косвенных признаков. А равно определения по косвенным признакам потенциальных «неудачников». Но в каждом ландшафте, и соответственно в каждой нации и непосредственные признаки успеха, и косвенные – все свои. Потому культуры не стали национальными когда-то; национальными они уже появились. Понятие успеха и неуспеха проходит красной нитью сквозь все культурные уровни.

Утилитарная задача национальной культуры – на базе общих биологических составляющих объединить жителей ландшафта в нацию, как биологически максимально эффективную группу. Любое общество имеет собственную культуру. Человек обычно не взаимодействует с ландшафтом напрямую – он взаимодействует с национальной культурой, сложившейся в ландшафте и отражающей ландшафт. Культура объединяет биологический базис (исключая инстинкт) и социальную надстройку. И тогда культура служит идентифицирующим элементом, т.е. по тому, какой культуре человек привержен, другие люди определяют его скрытые параметры, и в том числе биологическую полноценность.

Культуру можно использовать в качестве ориентира национального развития – для того, чтобы каждый раз не выводить, что такое «хорошо», а что такое «плохо», воспользовавшись готовыми культурными «шаблонами». Но тогда опять нужно дополнительное знание о том, какая культура является национальной, а какая нет. Обычно это знания – сформировавшиеся представления большинства; но, как известно, большинство тоже не всегда бывает правым, и исчезнувшие нации вместе с их культурами тому подтверждение.

Культура представляет собой собрание норм поведения, норм морали, ценностей, идей, обычаев, обрядов, специфичных для нации или собрания наций на ограниченном временном участке. Т.е. комплект норм поведения плюс комплект норм морали и т.д. Элементом-связкой, лежащим в основе единства нации и культуры, является понятие успеха, или признаков успешной личности. Понятие успеха рассматривалось ранее, но в данном случае «успех» служит точкой соприкосновения биологических, генетических, ландшафтных и культурных компонентов, т.е. и внешних, и внутренних элементов национальной среды. И точно как генотип, понятие успеха, или национальной мечты, у каждой нации свое.

У человечества нет никакой цели, никакой идеи, никакого плана, как нет цели и у вида бабочек или орхидей. Человечество – это зоологическое понятие или пустое слово. (Шпенглер)

 Человечество – это абстракция. Издавна существовали только люди, и будут существовать только люди. (Гете)

Если не существует человечества, не существует и общечеловеческих ценностей и общечеловеческой культуры. Расовые или межнациональные культуры и системы ценностей представляют собой комплекты совпадений.

Культуры взаимодействуют, но нации развиваются индивидуально. Невозможно собрать представителей разных наций и построить общность, рассчитанную на долгий срок. Разные нации обладают разными биологическими параметрами, разными следственными от биологических параметрами, и рецепты одних наций не подойдут для других.

В идеале культура нации представляет собой единство знания и поведения, которыми нация руководствуется в своей жизни. Но единство, как правило, состоит из компонентов, находящихся в состоянии взаимодействия. Для культуры это уровневые компоненты. Обычно недостаточно сказать просто «культура»: у человека может быть все хорошо с культурой поведения, но может совершенно иначе обстоять дело с культурой социальной. У культуры есть этажи; например, поведенческая и биологическая культура есть у животных, но других культур у них нет. Поэтому культуры биологическую и поведенческую можно взять в качестве платформы, на которой будут базироваться другие, «более высокие» уровни культуры. Из поведенческой и биологической культур следуют творческая, социальная и духовная культуры. Из них, в свою очередь – политическая, экономическая и юридическая. И все уровни культуры находят отражение в культуре материальной. (Рис. 4)

Преуспевающих наций в мире очень мало; но у всех этих наций уровни культуры синхронизированы, т.е. элементы низших культур имеют продолжение на более высоких культурных уровнях. Нация добивается успеха только тогда, когда все культуры и низшие уровни синхронизированы и не противоречивы.

Правила «вечной жизни» можно дополнить «вспомогательными» положениями о культуре. Человек должен иметь право на выбор культуры, и потому желающее быть успешным и конкурентоспособным сообщество должно быть мультикультурным. Как минимум культур должно быть две – культура биополноценных и культура людей с нарушениями. Выбор человеком той или иной культуры должен идентифицировать качество спорного в биологическом плане человека.

Любая культура состоит из двух составляющих – традиции и новации. Новации востребуются, когда меняются условия. Например, если у нации городов не было, и по каким-то обстоятельствам город появился, то в культуру должны быть внесены дополнительные элементы. Появление городов – вообще критический процесс, и многие нации именно на нем «сломались», утратив свою культурную самобытность.

Развитие культуры имеет предел в рамках нации – когда уже все написано и доведено до совершенства. В таком случае наступает культурный кризис – когда нация уже не создает новых духовных ценностей. Отсутствие развития на культурном направлении часто сопровождается отказом от национальных ценностей, в том числе и от биологических принципов. Культурный кризис – это не причина упадка, это его индикатор. Нация в этом случае не рассыпается, а начинает стагнировать. Отсутствие новых культурных достижений – знак старости нации. На таком периоде делают акцент и Шпенглер, и Гумилев. Не согласиться с ними в данном случае невозможно. В Европе больше нет великих писателей, а к поэзии интерес почти полностью утрачен. Все-таки она закатывается. Все уже создано и достигнуто. Остается только потреблять и исполнять ритуалы. Потребление – это тоже культура, но культура низкокачественного общества. А ритуалы без первоначального смысла – это знак деградации.

* * *

Первый компонент культуры – это поведенческая культура. Поведенческая культура самая глубинная хотя бы потому, что других культур у нации может вообще не быть. При желании ее можно найти даже у высокоорганизованных животных, но у них можно не найти разницы между культурами поведенческой и биологической.

Поведенческая культура – это и есть национальный характер (собрание психологических черт нации и допуск их разброса). Поведение определяет культуру, а культура определяет поведение. Начала и конца здесь нет, это замкнутый круг. Понятие успеха, как глубинное, относится к поведенческой культуре. Именно она определяет, что есть «задатки успеха», как реализовать эти задатки, что можно и что нельзя делать для их реализации. Она же определяет взаимоотношения успешных членов сообщества и «неудачников».

Подавление слабых представителей своих наций существует на архетипическом уровне и даже на биологическом, поскольку почти у всех высокоразвитых животных оно встречается. Но на поведенческом ситуация разделяется – уровень подавления своих слабых в разных культурах разный, и разные люди считаются «слабыми».

Психологические черты личности принадлежат поведенческой культуре. На ее уровне заложены эмоциональные реакции. И как психология нации формирует поведенческую культуру, так и поведенческая культура вырабатывает реакции человека нации. У каждого народа своя планка, где заканчивается смелость и начинается безрассудность. Степень свирепости воина и степень терпения подчиненного тоже разные, но у каждого народа свои степени считаются «общенародной» нормой.

Для вроде бы стандартной ситуации можно привести множество национальных решений, причем для каждой нации они будут различными. Пример: измена жены. У каждой нации есть поведенческий культурный стандарт, отвечающий на вопросы: кого бить, где бить, когда бить, сколько бить, что потом делать. Каждый отдельный вопрос является компонентом поведенческой культуры.

Чего надо бояться, чего не надо, как работать, как отдыхать – все это национальные моменты. И заставлять людей работать в соответствии с чужой культурой – значит заведомо снизить конкурентоспособность их труда. Например, какому-то народу важнее фиксированный день, какому-то – растянутый с перерывами, кому-то нравится сдельная оплата, кому-то – повременная. Разумеется, всем не угодить. Но известно, что чем более гибко организовано производство, тем выше его эффективность.

В поведенческую культуру входят и свой ритуалы. Как пример можно привести вариант приветствия. Здесь проявляются мотивы, давным-давно забытые. Англичане здороваются, говоря фразу о делах. Русские желают здоровья. Монголы спрашивают о здоровье скота. Греки желают радости, арабы  – мира, среднеазиатские народы – не уставать. Из этого можно вывести, что для каждого народа в приветствии главное что-то свое, то, с чем конкретно этот народ встречался больше. Но люди не думают, спрашивая или "как твое здоровье", или "как здоровье стада". И даже если у монгола стада нет, и у его собеседника тоже, приветствие останется прежним.

В одних культурах при входе принято пропускать вперед женщину. В других первым должен входить мужчина. Причем мотивировка для второго случая может быть любой – от зависимого положения женщины до вероятности нахождения за дверью людоеда из соседнего племени. Поведенческий ритуал может обязывать что-то делать, а может запрещать что-то делать. Когда говорят «культурный», то имеют в виду, что собеседник понимает, о какой культуре идет речь. Например, культурный курд никогда не поинтересуется у мужчины здоровьем его жены.

Существуют люди, испытывающие проблемы в общении с другими людьми. Здесь возможны самые разные ситуации, но можно допустить, что человек тяготеет к национальной системе общения, а в ненациональной системе он толком общаться не может. Система общения строится на национальных повадках, а национальные повадки имеют в основе генетические особенности. Потому проблемы в общении вызываются конфликтом или между уровнями «система общения» – «национальные повадки», или между уровнями «национальные повадки» – «генетические особенности».

Возможно также, что и люди различных биологических категорий имеют представление об общении и собственно культуру общения различные – не лучше и не хуже другой категории, а просто разные. И что для одних будет нормой, для других – верхом бесстыдства, что для одних – веселье, для других – тоска и скука. Человек должен для собственного комфорта найти собственную среду по национальности и по уровню; причем может оказаться, что это среда не его «предопределенного» социума и даже не его нации.

Поведенческая культура включает в себя стандарты психологических реакций – а значит, и всю «национальную психологию», стандарты эмоциональных реакций, стандарты личных качеств и повседневные ритуалы. Можно заметить, что это почти самый глубинный, предопределяющий уровень культуры. Почти, потому что, как правило, незаслуженно игнорируемая культура биологическая имеет столь же глубинное и предопределяющее значение.

* * *

Биологической культуре уделяется внимания меньше, чем какой бы то ни было другой – возможно, потому, что у многих наций Европы она оказалась утраченной. В то же время вместе с поведенческой  ее можно отнести к базовым культурам, на которых все прочие культурные уровни надстраиваются.

Она отвечает за определение уровня биополноценности, при этом оперирует биополноценностью опосредованно через понятие красоты и принципы межнационального взаимодействия. По большому счету, отвечает за национальную генетическую идентификацию и качество воспроизводства. Если культура поведенческая отвечает на вопрос «как приставать?», то культура биологическая на вопрос «к кому приставать?»

К биологической культуре относятся правила выбора партнера – самые главные правила человеческого вида, а именно – критерий «положительности»-«отрицательности» признаков. Сюда же можно отнести представления наций о красивом и некрасивом, т.е. кто «традиционно» красивый, кто «традиционно» нет. К задачам этого направления, например, относится вопрос, какой должна быть степень шизофрении и идиотии, чтобы человек считался бионеполноценным. Биологическая культура нации одна; но число биологических культур бионеполноценных бесконечно.

Представитель каждой нации видит мир по-своему. У тюркских народов красивой является полная женщина; у славян – крепкая; у современных европейцев – худая («худая» по-русски значит «плохая»). Представления о красоте и гармонии отсюда поднимаются выше, на уровни социальной культуры и материальной. Исходя из идеала красоты создаются элементы культуры материальной – делаются одежда, мебель, здания. Представители наций низкого качества имеют непредсказуемые идеалы. Люди с эффектом гетерозиса – сходные идеалы по всему миру.

К традициям биологической культуры относятся и системы межнационального смешивания. Например, на негативном примере в нации может быть установлено, что с нацией А в брак вступать нежелательно, а с нацией В – можно. Но биологически ситуация может измениться, а традиция негативного восприятия какой-либо нации – остаться. На стыке культур биологической и социальной находится традиция составления родословных.

Биологические правила жизни нации обычно реализуются через традиции – например, с какой нацией можно вступать в тот же брак. Но в данной области очень велика роль новаций – иначе нация может отказаться от межнациональных браков и выродится. Инструментом корректировки служит свободный выбор, степень которого определяет культура социальная; но в данном случае люди очень внимательно смотрят на результат рискнувших, а уже потом превращают новацию в традицию.

Не все люди имеют природное представление об идеале. У людей, происходящих от межнациональных браков, чаще всего возникает ситуация, когда они не могут интуитивно выбрать соответствующего партнера. Это происходит из-за выбивания фенотипической интуиции путем навязывания «мировых» или иных стандартов. При наличии национальной версии красоты и национального идеала не имеющие биологического представления о партнере пользуются популяционными стандартами. Национальный идеал нужен именно таким людям для возвращения в нацию.

Национальный стандарт возвращает в нацию заблудших, но не потерянных. Особого качества ждать здесь не приходится, но дети рождаются жизнеспособными, в массе соответствующими национальному уровню. Но идеал возможен только в том случае, когда его генетические предопределяющие задатки присутствуют в большинстве населения; а в русскую нацию «возвратиться» пока невозможно из-за почти полной утраты ею и генетического диапазона, и, следственно, и биологической культуры.

Биологическая культура определяет, как далеко может заходить реализация сексуальных фантазий и что именно из реализованного является критерием степени биополноценности. Из этого пункта следует, что культура морально-нравственная является составной частью культуры биологической. И говорить о нравственности без указания биологических параметров объектов разговора является пустословием.

К культуре биологической можно отнести некоторые ритуалы. Папуасы не для того прыгают с пальмовых вышек, что им нравится играть в тарзанку. Подобное действие – демонстрация видовой полноценности, принятая в конкретном регионе, один из критериев национального отбора, «успешности», обусловленный национальной же культурой. За того, кто не прыгнул, ни одна папуаска замуж не выйдет. Это критерий смелости, необходимый в подобном обществе. Смелый – значит потенциально успешный. Если будет найден более эффективный критерий, от прыжков с вышек откажутся.

Биополноценные нации сами решают, кого они хотят видеть в своем составе, а кого не хотят. Делается это все опять-таки через биологические культурные институты, способные превращаться в институты законодательные. Например, у народов степи и Средней Азии на достаточно большом историческом промежутке самым страшным грехом был обман доверившегося (врагов обманывать можно и нужно). Нарушителей этого правила уничтожали вместе с детьми, поскольку считали, что склонность к этому обману передается по наследству. Так же у многих народов относились к предателям. Из принципа биополноценных «смерть – неизбежна, страдание – зло» бионеполноценными считаются лица, причиняющие страдания, причем совершенно не важно, людям или животным. Таких людей не хотят видеть в числе своих родственников и соплеменников.

* * *

К творческой культуре относятся правила создания произведений искусства и сами произведения. Она определяет, что красиво, что нет в плане создания нового – литературного произведения, дома, горшка, породы собаки. И потому она производна как в первую очередь от культуры биологической и должна соответствовать культуре поведенческой. Творческая – это культура более высокого порядка. Поскольку с биологическими параметрами человека она связана не напрямую, а через культуры «низкого» уровня, то нарушения ее правил, ее «ненациональность» бывают не заметны с первого взгляда даже для человека национального и биополноценного.

К творческой культуре относятся национальные литературная и музыкальная традиции, музыка – это и элемент культуры, и ее эталонный критерий для измерения параметров человека. Сложно сказать, какую человек должен слушать музыку. Но по тому, какая музыка ему нравится, можно определять человека. Музыка наиболее тесно связана с биологией, поскольку действует на подсознательные элементы напрямую.

Культура творческая всегда национальна. Нет «общей» культуры – есть только «чья-то» культура. Читая книгу, человек должен иметь представление, представителем какой нации она написана. И представителем какого уровня биологической полноценности она написана. В большинстве люди не воспринимают чужие культурные достижения – и это нормальное явление, имеющее биологическую первопричину явление.

Многие нации имеют негативный опыт заимствования элементов чужих творческих культур. Например, в конце 18 – начале 19 веков в России большинство стихов писалось в размерности гекзаметра – как у древних греков. Все эти стихи не пережили первой трети 19 века. Основной массой населения стихи были признаны "чужими", непонятными и неинтересными. В то же время произведения, написанные даже раньше, но по правилам национальной культуры в середине 18 века (Барков, например), нормально читаются по сей день.

Так, с точки зрения русской нации можно сказать, что Есенин национален, а Маяковский ненационален. Но все имеет биологические причины. Если посмотреть на родословную Есенина, у него все предки окажутся русскими. Если разобрать таким образом Маяковского, будет найден гетерозисный эффект. Но далее открывается, что Маяковского считают великим поэтом именно люди с гетерозисным эффектом. Бродский – еврей. Почти все евреи считают его великим поэтом, и для еврейской культуры это действительно так. Для русской его поэзия представляет набор несвязанных слов. Нет ни одного биологически полноценного русского, которому бы нравились стихи Бродского. Развивая эту ситуацию, можно сделать вывод, что язык не является определяющим компонентом в дилемме «нравится – не нравится», поскольку большинство поклонников Бродского читало его в переводе.

Падение качества населения требует изменения рыночной конъюнктуры. Ранее, когда биополноценных было большинство, это большинство населения вполне могло прочитать и понять Библию. С падением качества для большинства эта задача оказалась непосильной. Книги Паоло Куэльо – это переводы, это адаптации классических, в том числе библейских произведений к языку и уровню мышления бионеполноценных. И поскольку последних большинство – успех гарантирован. У биополноценных и бионеполноценных различны не только культуры; опыт Куэльо показал, что различны и типы мышления, и, следственно, даже языки – ведь в переводе возникла необходимость. Слова похожи – и это может вводить в заблуждение; но правила построения предложений – уже разные.

Американец, читая Толстого или Достоевского, на самом деле читает рассказ переводчика о содержимом книг Толстого и Достоевского. Точно переведенный оригинал он бы прочитать не смог, да и не стал бы этого делать. А если бы прочитал – у него бы возникли проблемы с психикой на уровне обращения как минимум к психоаналитику. Америка в своем развитии пока что следует американским культурным институтам (даже иностранные фильмы переделывает) – и потому она успешна.

А читая Ницше, нужно помнить, что он закончил свои дни в сумасшедшем доме. Если на книгах Ницше построить собственное восприятие мира, оно приведет туда же, куда попал автор. Хотя читать его полезно и даже иногда интересно. В Ницше присутствуют и гетерозисный гений, и вырожденец. Исходя из национальности его не может признать ни одна чистая нация, а исходя из биологического качества его не стоит принимать ни одному здоровому человеку.

Ницше и Достоевский – это не актуально для борьбы за место в современном мире, о них можно не знать и великолепно жить, а для большинства – лучше вообще о них не слышать. Но учебники имеют то же свойство, что и художественная литература – они национальны. Обучение по ненациональным и не соответствующим биологическому качеству учебникам в приводит к отставанию ученика от обучающихся по национальным учебникам конкурента. Автор учебника и учащийся должны быть и одной национальности, и одного уровня биополноценности – только тогда образовательный процесс станет максимально эффективным.

Всякое культурное явление рассчитано на определенную нацию и на определенное биологическое состояние нации. «Свобода, равенство, братство» – это, конечно, замечательно. Это лозунг французской нации в момент революции. Этот лозунг был признан нормальным и понятным нациям европейской цивилизации. Но для иных наций он не значит ничего. Это все равно что "небо, луна, рыба" – и ничего больше, набор слов. А европейцы понимают абстрактный смысл приведенных слов, степени абстракции. Научить другие народы пониманию национальных степеней словесных абстракций невозможно. Творческая культура одних наций не понимается другими нациями; и потому инонациональные культурные элементы могут служить для политических словесных спекуляций, и ни для чего больше.

* * *

Культура социальная определяет правила достижения успеха в обществе и степень свободы выбора партнера. Это культура общественных отношений. Для нормального развития нации необходимо, чтобы вышеперечисленные элементы логически следовали из культур биологической и поведенческой.

Успех в обществе нужен для максимальной собственной реализации, а человек себя не реализовавший чувствует перманентный дискомфорт. Свободный выбор, о котором ранее много говорилось, служит для повышения качества нации.

Не все национальные элементы культуры хороши для развития нации. Социальная культура содержит множество традиций, ритуалов, институтов, которые или были эффективны когда-то, а потом эффективность утратили, или вообще никогда не были эффективны, появившись в результате неразумного заимствования. Некоторые нации их же национальные культурные институты просто ведут к гибели.

Культура социальная формируется не только на базе культур биологической и поведенческой, но и с учетом внешних влияющих на нацию небиологических факторов, которые можно в сумме назвать факторами внешней конкуренции.

В идеале для национального развития необходимо, чтобы социальные общественные и государственные институты строились с учетом социальной культуры. Но у каждой индивидуальной по уровню биологического качества группы эта культура своя. И одновременно внешняя среда требует, чтобы внешняя конкурентоспособность поддерживалась  с помощью государственных институтов.

Государство – это социальный механизм. С помощью социальных механизмов можно оказывать влияние на биологическое качество нации. Социальность может быть направлена как на повышение, так и на снижение качества конкретных наций. К сожалению, в современных обществах она чаще направлена на понижение.

Природа знает только один принцип: биологически лучшие к биологически лучшим. Любой успех в природной среде предопределяется биологическим качеством. Но человек создал свою среду, в которой понятие биологически лучшего стало постепенно заменяться понятием успешного. Степени финансового успеха могут быть самыми разными; самый популярный вариант – это унаследование успеха.

Нации для поддержания конкурентоспособности нужно не только качество, но и вариабельность качества. Нужны не просто качественные, а обладающие различными качествами. Потому свой успех должен быть у каждой группы. Например, часто оказывается, что «весь успех» собирается в руках у политиков, военных, аристократов, нефтяников... Успех предопределяется правилами игры, а правила определяются нацией или иной группой. Эта группа с помощью законов может сделать самыми успешными кондитеров или сантехников; а вообще в интересах нации организовать распределение так, чтобы в каждой группе были свои успешные и свои неудачники. Успех личности, а равно успех определенных способностей, а равно успех профессии определяется исключительно правилами игры; если правила национальны – выигрывает вся нация, если нет, вся нация проигрывает, теряя какую-либо группу.

Социальные механизмы часто оказываются в руках людей ненациональной биологической группы и используются ими по собственному усмотрению в личных целях. Самый яркий пример – это оккупация с медленным геноцидом. Но обычно подобные механизмы не ярки, а наоборот, хорошо маскируются. С их помощью, например, можно провозглашать такие права и свободы, которыми теоретически могут воспользоваться все, но на практике может использовать только какая-либо определенная группа. Можно, например, снизить степень свободы в нации, а для реализации этой же свободы предложить денежный механизм. Так чаще всего бывает со свободой перемещения и свободой предпринимательства – какие-то группы узурпируют их только для себя.

Имеются две главных проблемы – антибиологичность сложившихся национальных культурных институтов и невозможность следования в культуре социальной принципам культуры биологической. В первом случае (например, существование кастового общества) нации обычно разваливаются и из их биологически полноценных представителей создаются нации новые. Во втором случае (например, существование экономических ограничений для свободного выбора) нация должна или развивать политическую культуру борьбы за свои права, или создавать внутринациональные культурные группы, где реализация стала бы возможной.

В Индии существует кастовая система. Она представляет собой элемент социальной культуры. Но чем ниже каста, тем выше свобода выбора партнера, потому что людей низших каст всегда количественно больше. В результате у власти оказались люди из самых низших каст.

Азиатские деспотии очень внимательно следили за подданными, не допуская в массе мятежей – и существовали они даже меньше времени, чем можно было предположить по природе. Поскольку в самих деспотиях отбор шел в основном социальный, их подданные очень быстро теряли биологическое качество. Тогда их покоряли соседние племена; но племена эти перенимали антибиологическую культуру побежденных и организовывали те же самые деспотии; история начиналась по новой и шла по кругу до прихода новых племен. Можно только добавить, что племена-победители в массе придерживались биологических принципов в развитии своей нации и обычно были изгнанниками по воле своих еще более качественных племен-соседей.

В человеческом обществе существует обратный отбор. Так, больные не участвуют в военных действиях, и потому их доля в соотношении «больные – здоровые» увеличивается. В древние времена в военных действиях участвовали все, и потому войны работали на весьма условное, но повышение качества. У сильных и здоровых шансов вернуться было больше. Перелом произошел при создании медицинских комиссий перед первой мировой войной. Мясорубки этой войны уничтожили большую часть здорового населения – в то же время больные получили преимущества в воспроизводстве, чем не преминули воспользоваться. Переход от населения качественного к населению некачественному произошел бы и без войны – но с ней он произошел раньше и с ней он оказался максимально резким.

К культуре социальной относятся и ритуалы общения – разные типы общения в высших и в низших социальных группах. Здесь, в отличие от уровней поведенческого и биологического, появляется культурное деление и внутри общества.

Когда кто-то умирает, его родственники могут и обрадоваться – это поведенческая культура. Но они могут быть обязаны выполнить социальный ритуал – повыть, по земле покататься, волосы на себе подергать – т.е. выполнить требования традиции.

Культура религиозная может содержать как традиции духовные, так и традиции социальные. Мировые религии – потому что они мировые – полностью оторвались от культур биологических. Они превратились в набор социальных ритуалов, определяющих, не что должен делать человек (это он сам решит), а куда и когда должен пойти человек, чтобы совершить ритуал. Так что к духовности религии имеют отношение только в ортодоксальном иудаизме и у охотничьих племен.

У каждой нации есть свой вариант сельского жилища, своя раскраска керамики, своя одежда. Когда создается объект быта, он так или иначе, сознательно или подсознательно встраивается в культурную иерархию, т.е. отражает культурную традицию, обычно социальную или биологическую.

«Красивое» здание считается таковым, если выстроено в соответствии с национальной культурой. Здесь цепочка следующая: биологическая полноценность на базе территориальной адаптации – культура на базе полноценности – здание на базе культуры. Материальная культура – это изображение биополноценности в материале – в слове или в камне – все равно.

Бытовая культура находится в очень тесной связи с биологической. Например, культура одежды. Женщин выбирают по вторичным и третичным половым признакам, мужчин – по третичным. Соответственно и одежда подчеркивает у женщин вторичные и третичные, а у мужчин – только третичные признаки (фигуру, например). Но если сложение человека таково, что подчеркивать нечего, появляется маскирующая одежда. Период мини-юбок прошел очень быстро – выяснилось, что большинству показывать нечего. А молодежная одежда начала 21 века маскирует все, что только можно. Это значит, что из признаков вообще ничего не осталось.

Социальная культура, оперируя понятием успеха, представляет собой среду отбора, причем среду постоянно меняющуюся. Отбраковав одну генную группу как несостоятельную социально, «неуспешную», одержимое собственной культурой сообщество приступает к уничтожению другой своей группы как несоциальной. Например, в Китае на протяжении последних 700 лет практиковалось подавление людей с повышенным абстрактным мышлением как несоответствующих «национальному» стандарту. В результате самая передовая страна средневековья не может выдать ни одного технического или социального изобретения. И если Китай решит эту проблему хотя бы за 400 лет, то можно считать, ему серьезно повезет. Физическое уничтожение классов и социальных групп – самый жесткий вид социального отбора. Но есть множество мягких способов, реализуемых в современном мире.

Свободному выбору препятствуют социальное деление общества, ограничение на перемещение в пределах нации, и потому для максимальной эффективности работы национальных механизмов необходимы минимальное социальное деление и минимальная цена перемещения.

Для повышения биологического качества нации нужны свобода выбора и расширение жизненного пространства. Для личности это будут свобода и созидание. Свобода от всего, что свободному выбору мешает и созидание ценностей в качестве расширения жизненного пространства самой личности.

* * *

Культура духовная задает ориентиры национального развития – отдаленные цели, отвечает за системы ценностей и через это отвечает на вопрос, что именно является идеалом успеха. У очень многих народов системы ценностей оторваны от культуры биологической, что приводит или к отставанию этих народов, или к вырождению.

Животный идеал успеха (можно заметить, что слово «успех» проходит сквозь все культурные этажи) – это максимальное в количественном отношении число потомков. У человека это число традиционно ограничивается во избежание последующего перекрещивания линий и обычно не превышает десяти. Кроме того, у человека к животному идеалу добавляется качественная составляющая – т.е. не просто много детей, но много умных и красивых детей. На этом пути люди пережили множество перегибов. Например, у турецких султанов успех ассоциировался с большим количеством жен. Но поскольку всех детей, кроме одного, убивали во избежание последующий конкуренции за престол, никакого большого потомства не получалось. Т.е. вроде бы высшая степень успеха в плане социальном не имела значения успеха в плане биологическом. В современном обществе чаще стоит обратная проблема – успех личности в плане биологическом, в плане обладания положительными природными задатками, не приводит к успеху этой личности в плане социальном.

Национальный идеал – это не цель, хотя именно цель он провозглашает; это направление развития. Он определяет, как одному человеку идти к идеалу и как всем идти к идеалу. Идеал недостижим, поскольку идеал – это будущий мир, в котором нация будет жить. Часто он принимает форму мечты – Американская мечта, Русская мечта, Китайская мечта.

У разных народов – разные ценности. Притом, что основные ценности одинаковы, поскольку в их основе лежит та же "вечная жизнь", субъект вечной жизни у них различен. У каждого народа субъект «вечной жизни» – собственная нация. (Если развить вопрос «академически», это не совсем верно – близкородственные нации тоже необходимы для гетерозисных экспериментов).

Идеал в силу своей природы является абстрактным понятием. Культура духовная часто оперирует абстракциями – во избежание объяснения особо сложных элементов. Иногда вспомогательные абстракции начинают жить своей жизнью, подменяют собой прежний идеал и сами определяют ценности народов.

В Китае с древних времен существовали экзамены, сдавший которые становился императорским чиновником. Чем выше ступень экзамена – тем выше чин. На протяжении столетий как идеал человека «успешного» преподносился крестьянин, сдавший все экзамены и провалившийся на последнем в столице. Он вышел на лестницу университета, объявил, что смысл его жизни утрачен, и покончил с собой. Такая получается система: смысл жизни – получение должности, ценность – общественное положение. Все остальное, в том числе и сама жизнь – это средства для достижения цели; если цель не достигнута, то и средства не нужны. Это типичный пример системы абстрактных ценностей, абстрактных в смысле не связанных с биологическими параметрами человека.

Современный западный мир вообще плохо представляет собственную иерархию ценностей; в этом вопросе он необозримо отстал даже от древних государств Востока, не говоря уже про именуемые дикими народы. Все декларируемые современные ценности являются абстрактными понятиями. Например, понятие "свобода" требует определения и целой системы правил и ограничений. Все время возникают вопросы – свобода "чего" и свобода "от чего". В поисках определений так или иначе приходится прибегать к абстракциям. Рано или поздно эти абстракции упираются в то же слово "свобода". И каждый человек волен трактовать свободу на свой лад, так, как ему выгодно. Результат – двойной стандарт в отношениях между различными странами.

Нация существует ради существования; конечно, хорошо, когда нация это понимает, но нация вовсе не обязана понимать, для чего она существует. Ценность для нации представляет сама нация; ценностями второго порядка для нее являются жизненное пространство, ценные национальные экземпляры, качество нации, количество нации – т.е. то, без чего она существовать не может.

И самый простой ценностный подход: можно пожертвовать личностью ради нации; но можно ли принести нацию в жертву личности? Любой папуас ответит в пользу сохранения нации, или племени, если нации у него нет. А вот современные идеологи все чаще и чаще не могут вообще ответить на этот вопрос.

Системы ценностей примитивных народов отличаются логической завершенностью. Смысл жизни и человека, и нации – это продолжение кровной родовой линии, "вечная жизнь". Именно для этого ценны здоровые, а не какие попало дети. Ценность представляет нация, поскольку без здоровой нации даже здоровые дети будут впоследствии обречены на вырождение, оставшись в биологической пустоте. Смысл жизни нации – удержаться на этой планете, не превратившись в историю.

Смысл жизни – вечная преемственность поколений. Чтобы линия преемственности не прервалась, нужно обеспечить высокое качество представителей нации. Для этого по отвлеченным признакам, дабы прямые недоступны, подбираются люди для «будущей» нации из состава «настоящей» нации. Кто не подходит – в зависимости от мышления или от них абстрагироваться, или их уничтожать.

Те линии, человеческие или нет, которые нарушали эти правила, вымерли. У животных все точно так, но вместо наций различные родовые группы. Инстинкт животных не нуждается в самосознании. У животных инстинкт не работает – линия особи прекращается. У человека сначала инстинкт не работает, потом делается ошибка, потом линия прекращается. Человек действительно сложнее, и ему самому сложнее соблюдать природные правила.

Все встает с ног на голову при отсутствии первого пункта, "вечной жизни". Если продолжения кровной родовой линии нет, то выбор ценностей представляется сам по себе абстракцией, и сами ценности будут абстрактными. В редком случае сами пришедшие в голову, а чаще – наиболее повторяемые в окружающем обществе. В древних обществах это были ценности статусные. В современном ценностью является потребление, для которого в том числе необходим и статус. В средневековом Китае – статус на первом месте, а потребление – славы и богатства – на втором.

В современном обществе заменителем биополноценности является целый институт демонстрации уровня потребления. Но количество потребляемого не говорит о биополноценности потребителя. Не говорит оно ни о его интеллекте, ни о его физических параметрах. Говорит только о уровне потребления и статусе как компоненте уровня потребления. Появляется, в качестве бунта, и институт непотребления (хиппи, к примеру). Тоже о человеке ничего не говорящий, по сути – иная сторона той же медали.

"Вечная жизнь", будучи собранием универсальных элементов культуры разных народов, имеет общую границу с культурой социальной. Системы ценностей могут сосуществовать не только в одном обществе, но и в одном человеке. Социальность может демонстрироваться, если «так положено» в обществе – но биополноценный человек всегда помнит, что она является не целью, а средством его личной реализации.

* * *

К сожалению, нет слова, характеризующего политику, экономику и юриспруденцию как одно культурное единство – поскольку им и назывался бы высший в иерархии культурный уровень. Поскольку слова нет – все это культурное единство далее будет называться политической культурой. Под политической культурой часто понимаются взаимоотношения населения и власти. Но политическая культура в первую очередь определяет правила игры по достижению успеха в обществе.

Государство национально не само по себе, оно национально вследствие работы негосударственных национальных механизмов. Политическая культура нации определяет внутренние механизмы национального управления, которые могут работать и без государства.

Прежде чем управлять государством, нация должна научиться управлять сама собой. Национальная политическая культура сводится к созданию собственных структур – землячеств, партий и организаций по национальному признаку. Структуры могут быть официальными, но чаще они являются теневыми или не участвуют в политической деятельности непосредственно. Если таких структур у нации нет, то пытаться участвовать в управлении государством для нее бессмысленно.

Государство – это собственность. Государство есть собственность лиц, получающих с него дивиденды. Нация может быть полным собственником государства, может владеть пакетом его акций, а может и не владеть вообще. Вся нация не может технически владеть государством, и потому она производит делегирование прав собственности своим группам и представителям. А потом эти национальные представители распределяют доходы между членами своей нации – обычно не напрямую, а через создание рабочих мест, расширение внутреннего жизненного пространства за счет внешнего и т.д. Дело управления сводится опять-таки к внутренним национальным структурам, которые должны существовать до того, как нация займется управлением. Если таких структур у нации нет, государство окажется в руках или племенных групп, или иных наций, и только они будут все дивиденды с собственности-государства получать.

Культуры политической у нации может вообще не быть. Обычно политическая культура складывается в результате борьбы социальных групп за свои права. Система организации управления, власти, является национальным культурным институтом. И потому задачи, которые нация ставит перед властью, такие же, как и у других культурных институтов – природная адаптация, регулировка внутреннего отбора и поддержание популяционной конкурентоспособности.

Нации конкурируют на рынке жизненного пространства. Для успеха конкуренции нации необходимо иметь механизм идентификации «своих» на уровне биологической культуры и систему внутреннего управления – на уровне культуры политической. Смысл политической деятельности нации состоит в обеспечении своего представительства в органах власти. «Свой» характеризуется сначала национальностью и уровнем биополноценности, а далее – племенем и социальной группой.

Почему-то принято считать родовые и племенные отношения атрибутом первобытнообщинного строя. Да, тогда они присутствовали. Но роды и племена существуют независимо от времени. Родовая власть присутствует и сейчас, племенные объединения – союзы родов – присутствуют сегодня. Например, выпускников Кембриджа или Оксфорда можно вполне назвать племенем. Племенем Оксфорда. Ведь в эти образовательные учреждения идут люди из одних и тех же родов, скрепленных брачными союзами, и продолжается это на протяжении столетий. Патриции и плебеи – это система борьбы племен, Белая роза и Красная роза – межплеменная война, итальянская мафия или любое землячество в Америке – это племя, союз родов, а в России вообще стоит у власти объединенный родоплеменной союз кланов.

Европейские народы просто не замечают этой клановости, поскольку о ней не принято громко говорить и очень велико число людей без рода и племени. Племена есть всегда, и как роды выигрывают в борьбе за жизненное пространство у разрозненного сообщества, так и племена выигрывают у разрозненных родов. Если у человека нет племени, он или не добьется власти, или, добившись ее, ничего от власти не добьется.

Повадки нации должны быть совмещены с ландшафтом. Государство – это социальная форма организации нации. Государство в равной степени должно быть согласовано с повадками и генными преимуществами населения, т.е. государство должно ставить перед нацией такие задачи, при решении которых нация сможет воспользоваться своими генетическими преимуществами и через решение которых нация будет добиваться успеха. Критерий согласования – это рост биологического качества населения.

Политическая культура определяет национальную иерархию. У каждой нации в той или иной форме есть лидеры, «воины» и «крестьяне». Культура определяет их взаимоотношения, роли, количественное соотношение (чаще всего – один лидер или несколько), долю в добыче.

У европейских наций обычно несколько национальных партий, чаще всего две: традиционалистская и прогрессистская. В системах, где племена примерно равны по возможностям, племенные партии обычно создают национальные фронты, но если других наций нет, конкурируют между собой на внутреннем рынке жизненного пространства и объединяются только на внешнем. Если государством управляют несколько наций, то они конкурируют, и культура у каждой по-прежнему своя. Правило «сумма культур не дает культуру в результате» действует на всех уровнях культуры.

Все свободы имеют в основе свободу выбора. Свобода слова нужна для определения качества членов сообщества, она должна обеспечивать общество информацией об их культуре поведенческой, биологической и социальной. Все остальные варианты свободы слова дополнительны. И если основная информация по биологическому состоянию руководства отсутствует – значит, свободы слова на данной территории нет.

Свободы пересекаются, и любая свобода есть ограничение другой свободы. Получается, что «золотой миллиард» – это не только возможность ограниченного числа людей пользоваться благами цивилизации, но и возможность ограниченного числа людей пользоваться свободами. Свобода требует ресурсов для реализации. Неравенство в распределении ресурсов предопределяет неравенство в распределении свобод.

Главнейший институт политической культуры – это перераспределение национального богатства в пользу биополноценных. Смысл социальности через призму развития популяции – степень успеха личности должна соответствовать степени ее биологической полноценности; на обеспечение именно такое социальности должны быть ориентированы законы государства биополноценных. Общественное богатство должно распределяться, как перераспределяется качество его владельцев – этого требует развитие нации. И все равно, как оно перераспределяется – путем ли революции или введения налога на собственность. Если этого происходить не будет, нация деградирует социально и выродится физически.

Отношение к перераспределению в обществе – это критерий его биополноценности. Когда богатства сосредоточены в руках биополноценных – так, например, бывает сразу после национальной революции – богатые не боятся перераспределений. Их главное богатство – биополноценность, а остальными богатствами они свободно могут делиться с нацией, потому что опять-таки в силу биополноценности получат еще больше.

Причина революций – разность биологических потенциалов, разность в биологическом качестве между владельцами жизненного пространства и претендентами на жизненное пространство. Что в обезьяньей стае, что в человеческом обществе. Если биополноценным не дают следовать их биологической программе – революция необходима и неизбежна. А если революцию удастся предотвратить – неизбежно вырождение.

Самый простой подход к революциям – обезьяний. Революции или перевороты есть даже у обезьян. Их биологический смысл – перераспределение общественного богатства, а именно гаремных самок. Если революции есть у обезьян, то у человека они наверняка должны быть. Но самок человеку перераспределять не нужно – нужно перераспределять материальные ресурсы с тем чтобы биополноценность могла быть реализована в качестве социального успеха. Самки перераспределятся сами по принципам собственной свободы.

Конечно, биологически лучшие периодически добивались и власти, и средств; но их дети были не обязательно наследниками качества, и вновь приходящим биологически лучшим приходилось начинать войны за передел пространства.

Лозунг "собственность священна и неприкосновенна" – это один из компонентов жесткой системы. Потому что войны ведутся как раз из-за собственности, и если ее не делить, то и в войне нет никакого смысла. Ниши жизненного пространства в некоторой степени делятся и через выборы – но степень передела настолько мала и касается такого малого числа членов нации, что и принимать в них участие будет все меньше и меньше людей.

Но если система власти достаточно жестко организована, это приведет не к быстрой революции по-умному, по-обезьяньи, малой кровью, а приведет к гражданской войне. Упадет не только число качественных, но возникнет тенденция к дальнейшему падению качества. И тогда выживаемость самой популяции, «законно» не допустившей передела, окажется под угрозой.

Юридическая культура определяет понятия преступления, закона, меры наказания, и что очень важно, отношение населения к выполнению законов. Юридическая культура традиционно максимально унифицирована с культурой мировой. Отношение населения к исполнению законов является главным индикатором их национальности, а равно национальности власти. Если законы исполняются и население сотрудничает с органами власти – эти законы национальны. Если сотрудничества не наблюдается – на территории идет холодная гражданская война.


Субкультуры

Субкультура – это просто культура меньшинства. Это может быть культура отдельной группы населения. Поскольку общество может делиться по-разному, соотношение сил в нем может меняться. Субкультура может стать культурой, и может случиться наоборот. Например, первоначальное христианство существовало в Римской империи как субкультура. Но с тем, как христиан стало большинство, христианство стало культурой, а язычество – субкультурой.

В любой нации всегда существовали люди, в силу своих биологических параметров к нации не принадлежащие. Национальная традиция им не понятна и не нужна. Но когда таких людей было мало, они были вынуждены жить в рамках национальных традиций, породивших их наций. А когда таких людей становилось много, они начинали оказывать традициям сопротивление. Если группы еще и долго существовали, то они создавали свою субкультуру и по прошествии времени у них появлялась своя традиция.

Культуры можно разделить на две большие группы; первые следуют из видовых принципов существования человека (общие правила определены ранее); вторые отрицают эти правила. В современном мире большинство населения пока еще не утратило желания видовым правилам следовать. Потому можно (но только пока) придти к соглашению, что культуры направлены на приверженность видовым принципам. Тогда субкультуры будут видовые принципы отрицать.

Когда биологическое качество падает, или когда меняется ландшафт, прежняя национальная культура становится непонятной, и потому если непонимающих оказывается много, то создается культура новая. Новая культура может быть национальной, если биополноценные составляют в ней большинство (как это случилось с англичанами в американском ландшафте); но чаще в подобных случаях создается субкультура или множество субкультур (как это случилось с русскими при урбанизации). Возникает антибиологическая система – со своими законами, правилами, культурой и всеми прочими атрибутами нации. Но это – не нация, биологическое состояние этого общества все время находится в состоянии падения, пока не падает до нуля.

При соприкосновении культур и субкультур всегда возникает непонимание и потому конфликты. Всю историю человечества можно представить в качестве большой попытки перевоспитания представителей субкультур. Попытки, нужно заметить, неудачной. Потому что культуры и субкультуры имеют в глубине различия биологические параметры. Представителя субкультуры можно заставить жить по правилам культуры – но его биологию изменить нельзя.

Можно заметить, что субкультуры очень часто провозглашают негативное мировоззрение: субкультуры придерживаются принципа, что этот мир плох, и его не нужно переделывать. Негативное мировоззрение – это подсознательный вариант проявления биологических нарушений организма. Нельзя требовать людей с нарушениями мировоззрения позитивного, поскольку они не то что знают, они физически чувствуют, что этот мир плох. Мировоззрение лежит в основе всех культур, являясь одним из их низших уровней. Иное мировоззрение – иная культура.

И поведение, и культура – факторы,  первоначально определяемые большинством. Человек живет среди людей, и какую культуру исповедует большинство, ту и будет человек первоначально практиковать. Но если человек не является национальным, он найдет, что так, как живут все, ему жить не нравится. И потому возникает индивидуалистический бунт. Когда таких бунтующих становится много, они создают свою субкультуру. Можно сказать, бросают вызов общественной морали. Успех бунтующих зависит только от их количества.

В средние века субкультуры провозглашали свои принципы открыто. Если все молились Богу, то приверженцы субкультур молились дьяволу. Возможно, что люди не догадывались выразить свой протест иначе, и потому выбирали в качестве знамени самый яркий лозунг. В современном мире аналогичные конфликты редко сводятся к мировоззренческому противостоянию «мир хорош» – «мир плох», как это случалось в средние века; чаще они проявляются в деталях поведения.

Возникновения субкультур избежать невозможно – но для блага нации их и не нужно избегать, их можно использовать. Детали поведения служат и бионеполноценным, и биополноценным для идентификации «своих». Для биополноценных элементы субкультур бионеполноценных называются соблазнами.

Соблазны должны быть. И их не нужно вгонять в какие-то рамки. Существуют правила и традиции, не имеющие отношения к отбору напрямую. Если запретить гомосексуализм, биополноценные потеряют один из критериев качества человека. Т.е. бионеполноценные не будут им заниматься из страха, и потому их можно будет легко спутать с биополноценными.

Но если биополноценные рождаются в обществе, где гомосексуальная культура рассматривается как нормальное явление, они не смогут понять, что это "плохо", и не смогут использовать гомосексуальные наклонности как индикатор биологических нарушений личности. Если считается, что гомосексуальная культура нормальна – значит общество находится в сильной степени вырождения; когда она запрещена – общество косвенно ограничено в свободе выбора.

Например, гомосексуализм для биополноценных – это патология. Но для многих людей с биологическими нарушениями это нормальный культурный элемент. Гомосексуализм – это самый яркий пример и непременный атрибут вырождения исторических (Греция, Рим) цивилизаций.

Гомосексуализм «запрещен» не потому, что наносит ущерб биологии нации – люди, им занимающиеся, в биологическом смысле интереса не представляют, а потому, что он является первым шагом к нарушению традиционных правил – тот, кто нарушил первое правило, нарушит и следующее. Иначе говоря, знак биологической опасности на человеке – для других. Но если общество не  дает человеку добровольно поставить на себе этот знак – значит, оно само вырождено и ему не нужны критерии.

Гомосексуализм появляется обычно в верхах общества, среди аристократии как новация. Биополноценное население этого, конечно не приемлет, и в результате происходит раскол прежде единого культурного поля на культуру и субкультуру. Но если большинство членов общества бионеполноценно, эта новация может распространиться на все общество. Так и случилось в древней Греции и древнем Риме перед самым вырождением их народов.

Гомосексуализм – не причина, он следствие падения биологического качества. И он является критерием состояния общества. По тому, как его субкультура в обществе принимается, можно делать прогнозы по его биологическому качеству.

По большому счету правила приличия – это критерий адаптации к национальной территории. У карликовых шимпанзе все занимаются сексом со всеми без различия пола и возраста, но при этом этот вид нормально существует – значит, такие правила приличия им соответствуют. А у людей, если женщина дает всем, она считается биологически некачественной, так как не содержит психологических элементов индивидуального соответствия, необходимых для биологического прогресса.

Правила бабуинов людям не подходят. Возможно, когда-то какие-то люди жили по подобным правилам. Но их образ жизни оказался не соответствующим правилам человеческого вида, и таких людей не стало. Люди живут в цивилизации. И загнала их в цивилизацию эволюция – так же, как бабуинов в саванну. Любой вид должен придерживаться правил собственного вида. Иначе рано или поздно человек свалится с дерева, а бабуин попадет под машину.

Когда все распадаются, то распадаться – это хорошо, а не распадаться – плохо, не распадаться – выбиваться из коллектива. Когда на 10 человек один наркоман – то наркоман "плохой". Когда в группе из тех же 10 человек 9 наркоманов – то "плохой" – не наркоман.

На примере современной белой цивилизации можно заметить, как изменился человеческий стандарт: если сто лет назад идеалом была женщина, способная родить без проблем, то сейчас массовый идеал красоты может родить только с проблемами в силу очень узкого таза. А если проблемы начинаются уже при рождении – дальше просто некуда.

Своды правил типа "десяти заповедей" возникают в моменты опасности культурных переломов. Когда поведенческому стереотипу ничего не угрожает, о нем нет смысла писать, он и так всем известен и понятен. До Августа в Риме не было никаких законов о защите нравственности. Потому что ее защищал поведенческий стереотип. А когда стереотип изменился – тогда закон и был издан. Но в таких случаях получается всегда поздно.

Получается, что культуры и субкультуры нежелательно полностью изолировать, нельзя уничтожать и подавлять как раз в интересах биологически полноценных. Естественно, биологически полноценные никогда не согласятся с тем, что гомосексуализм – это "хорошо"; но это один из многочисленных индикаторов состояния, служащих сохранению наций. В биополноценном обществе "хорошо" то, что соответствует и видовым, и национальным правилам. Наличие широкой системы идентификации – это «хорошо», и потому разрешение гомосексуализма и подобных безвредных для других патологий – это «хорошо» для нации. Сегрегация культур и субкультур – это идеальная форма их взаимодействия; а свобода – лучший идентификатор биополноценности.


Традиции и ритуалы

ТРАДИЦИЯ (от латинского traditio – передача) – элементы социального и культурного наследия, передающиеся от поколения к поколению и сохраняющиеся в определенных обществах и социальных группах в течение длительного времени. В качестве традиции выступают определенные общественные установления, нормы поведения, ценности, идеи, обычаи, обряды и т.д. (Энциклопедический словарь).

Традиции в качестве элементов культуры имеют биологический смысл как наборы эталонов для сложных поведенческих ситуаций. Эталоны, или образцы необходимы, чтобы не выводить заново решение культурных задач исходя из чистой биологии (что невозможно на массовом уровне), а пользоваться готовыми решениями. Традиция противоположна новации, имеет допуск разброса и включает в себя институты и ритуалы.

Смысл традиций – поддержание национальной культуры через создание комплектов правил, не требующих осмысления. Ведь не все люди философы, и если рабочие начнут выводить правила культуры каждый раз заново, то заводы встанут. Потому некоторые традиции воспринимаются обществом как должное – их нужно принять, в них нужно верить.

В идеале развитие личности должно идти в рамках национальных традиций, не препятствующих естественному отбору и росту биологического качества. Это в идеале, но традиции сами часто оказываются неидеальными. Люди, считающие себя интеллектуалами, должны уметь анализировать традиции на предмет соответствия биологии нации. Т.е. должны выяснять, какие традиции для развития нации полезны, а какие пора отменять. Например, кастовые традиции делают индийское общество неконкурентоспособным. От культуры монархии в Англии осталась традиция монархии. Культуры и их традиции живут долго, не подчиняясь требованиям дня. Критерий традиции – препятствует она свободному выбору или нет. Проанализировав роль монархии в английском обществе, можно придти к выводу, что эта традиция национально положительна в минимальной степени.

Традиции возникают и на базе поведенческой культуры, и на базе творческой и материальной культур – на базе всего, что может быть причислено к культуре. Традиции могут быть записанными и поведенческими. Например, держаться правой стороны улицы – это традиция, пошедшая со времен, когда люди ходили с мечами и на всякий случай загораживались щитом, держа его в левой руке. Щит слева к щиту слева – вот и возникла традиция правостороннего движения. А в Англии во время формирования традиции было плохо с дорогами, здесь предпочитали ездить на лошадях. Щиты использовались достаточно редко, и потому возникла традиция левостороннего движения – так проще приветствовать друг друга правой рукой.

Прыгать с пальмовых вышек у папуасов или ходить в православный храм у русских – это тоже традиции. Прыгать с пальмовых вышек – это демонстрация смелости, элемент поведенческой культуры. А ходить в православный храм – первоначально значило ограничивать выбор партнеров пределами исповедующей религию группой. Значит, группы, исповедующие другие религии, не удовлетворяли каким-то теперь уже неизвестным биологическим параметрам. То, что когда-то было элементом общих биологической и духовной культуры, превратилось в социальную традицию. Есть традиции, существующие только ради традиции; например, десантники в США именуются кавалеристами, а мотострелки в Англии – фузилерами.

Возможно, чрезмерное ускорение биологического развития нации нежелательно, и потому существует институт семьи. Но если развитие нужно ускорить, то через семейную традицию придется перешагнуть. Если нужно замедлить – эту традицию нужно усиливать. Семья – это к тому же фактор снижения экономического риска для личности и средство борьбы со стрессом. Но если степень риска нужно поднять, а нацию встряхнуть – опять семья становится проблемой. Запрет разводов – это фактор прямого ограничения естественного отбора, и потому стремящейся к развитию нации такой запрет вреден, и соответственно, такая традиция не нужна.

У каждой культуры есть традиция и новация. Например, когда-то у русских женщин существовала традиция красить зубы в черный цвет. Откуда такое появилось – неизвестно. Скорее всего, это была заимствованная безо всякого смысла традиция, заимствованная исключительно из подражания. Но потом она исчезла так же внезапно, как появилась. Достаточно было кому-то не накрасить зубы – это была смелая новация – и сразу стало понятно, что покраска – действие совершенно ненужное. Вообще чужеродные элементы обычно отторгаются достаточно быстро и безболезненно.

На уровне традиций проблемы происходят чаще всего – традиции могут устаревать, заимствоваться, искажаться. Биологичность традиции – это главный и единственный критерий ее критерий национальной приемлемости. И если какая-либо национальная традиция создает проблемы для биологического потенциала нации, от нее нужно срочно избавляться. Традиции, даже национальные, должны служить нации, а не наоборот. А то выйдет так, что служить этим традициям будет некому.

Очень часто в современном мире провозглашается «возвращение к истокам», «восстановление традиции». Если традицию надо искать – это не традиция. Это социальное моделирование традиции. Это новация, выдаваемая за традицию. Нужно сказать, что любые варианты «возврата к истокам» культуры никогда не приводили к положительным результатам, а первые провалившиеся эксперименты из этой области относятся ко временам древних Рима и Греции.

* * *

В современном мире существует множество действий, не обусловленных необходимостью. Это ритуальные действия, проще – ритуалы. Их совершается гораздо больше, чем кажется на первый взгляд. Когда-то, эти действия действительно несли практический смысл, но со временем смысл исчез, а действия остались.

Сначала была культура "вечной жизни"; потом появилась традиция "вечной жизни", где вечная жизнь была и на земле, и на небе, а рай мог находиться на удаленной территории; потом появился ритуал "вечной жизни", где вечная жизнь была только на небе. А потом появились злоупотребления ритуалом: похороны заживо и узурпация "вечной жизни" на небесах правящими группами – в Египте даже ее как-то украли у простого народа.

Классический пример ритуала – обрезание. Сам его институт появился в засушливых районах в условиях антисанитарии. Причем практический смысл был не очень явным, но действие смысл имело. После нескольких столетий или даже тысячелетий действие сакрализовалось, т.е. сделалось священным. Далее гигиенический смысл был забыт. А еще дальше обрезание начало распространяться на территории, где оно никакого смысла, кроме ритуального, не имело. А у совсем диких народов появился ритуал обрезания девочек – дикость абсолютная, не имеющая практического смысла вообще (злоупотребление ритуалом). Становясь более интеллектуальными, народы придумывают полезные нововведения. Теряя интеллект, люди утрачивают смысл этих нововведений и превращают их в ритуалы.

Еще один изуверский ритуал – это деформация черепа ребенка. Обычно эту процедуру соотносят с древнеиндейскими культурами, причем восстановить первоначальный смысл так и не удалось. Оказалось, что подобный ритуал существовал у причерноморского народа аланов. Но деформация делалась не с помощью дощечек, а более мягко, с помощью тряпки на каркасе. Смысл этой деформации – придать черепу ребенка максимально вытянутую форму. Говоря по научному, сделать из брахицефала долихоцефала. Или, по-человечески, из круглоголового сделать длинноголового. Похоже, длинноголовость когда-то считалась связанной с интеллектом. Индейское уплощение – это самый простой способ создать визуальное удлинение. Если на такие пытки люди шли, значит, они сталкивались с серьезной проблемой интеллектуальной недостаточности. А когда интеллектуальная недостаточность действительно появилась, и без того бесполезное действие превратилось в ритуал.

Танцы древних людей, совершаемые перед охотой, возможно, когда-то были репетицией. Но люди научились охотиться безо всяких репетиций, а прежние действия остались, превратившись в ритуал. Ритуал начал развиваться, и в результате зародилось искусство танца.

Философия как наука в современном мире превратилась в нечто подобное. Она занимается отвлеченными вещами, никак не связанными с реальностью. Все древние тома типа Канта, Гегеля, конечно, изучаются, но это ритуал изучения. Для современного человека все их вопросы совершенно не актуальны. Когда-то эти вопросы действительно будоражили лучшие умы Европы. Но сейчас даже лучшие умы не смогут внятно сказать, что же там написано. Все слова понятны, а смысла в словах никакого нет. Теперь это просто «древние заклинания».

Условия и традиции требуют выполнения этих заклинаний. В результате философией никто не интересуется, ее курс переносят как неизбежное ритуальное зло. И так пошло уже давно. Тот же Шпенглер мог бы написать «Закат Европы» гораздо проще, без всякого академизма. Но уже сейчас, чтобы нормальный человек, не специалист, мог познакомиться с этой рассчитанной на массового читателя начала ХХ века книгой, ее нужно перевести на нормальный язык. Американцы так поступают с русской классикой, выкидывая 80% повествования. И только благодаря такому переводу они знают, кто такой Достоевский. А в России подобный перевод невозможен в силу традиций, и в результате, кто такой Достоевский, здесь очень скоро не будут знать.

Современное российское образование, за редкими исключениями, не дает полезных знаний. Есть, конечно, приятные исключения. Но в массе с тем же успехом, как электрики изучают в некоторых университетах механику, они бы могли изучать и поэзию. Это ритуальное образование, ничем не отличающееся от охотничьего шаманизма. Но смысл в нем есть, правда, не образовательный – завершение обучения эквивалентно инициации, после которой человек считается равноправным членом некоторых российских патриархальных племенных сообществ.

Есть целые ритуальные понятия, якобы существующие. Например, духовность. Такая «материя» и такое понятие действительно существовало, о чем есть множество свидетельств. Но «это что-то» существовало у русской нации в конце ее существования, с 1850 по 1950 год. Что это сейчас – сказать можно, но объяснить нельзя.

В процессах исследования человеческого общества ритуал играет одну из главных ролей. Ритуал дает информацию об отживших элементах культуры, а количество ритуалов можно принять в качестве отвлеченного критерия потенциала биополноценности – у биополноценных ритуалов почти нет. Ритуалы накапливаются по мере жизни нации, и в массе исчезают вместе с ней. Но есть ритуалы неприятные – эти исчезают с нацией обязательно, а есть ритуалы, в исполнении которых люди находили какое-то удовольствие – танец, например, который развился из первоначального ритуала охотничьей репетиции в средство коммуникации.

Существует множество описанных случаев подражания малоразвитых народов более развитым. Общеизвестный пример – строительство папуасами моделей самолетов и аэродромного оборудования из плетеных веток с целью заманить и вернуть самолеты, которые по окончании войны перестали приземляться на их островах. Обрезание у многих народов – тоже элемент подражания. Заимствование чужих культурных ценностей и государственных институтов сплошь и рядом случается у недоразвитых политиков.


Святая Русь и Российская империя

Культуры, институты, традиции, ритуалы... На первый взгляд эти понятия могут показаться слишком академичными, кабинетными, предназначенными исключительно для специалистов. Реально же нельзя сделать и пары шагов, чтобы с ними не столкнуться. Абсолютное большинство случаев человеческого непонимания, даже бытового, связано с различным культурным восприятием. Непонимание между народами – это непонимание в первую очередь чужой культуры. Непонимание собственных народов также относится к культурной области. «Умом Россию не понять...» Но в качестве примера использования знания о культуре на практике можно попробовать это сделать. И, разобрав эту сложную и многоплановую систему, просмотреть, как элементы культуры взаимодействуют между собой и как взаимодействуют друг с другом сами культуры.

Традиции бывают национальными и заимствованными. Еще их можно разделить на традиции национальные и универсальные. К примеру, империя – это универсальная традиция, присущая самым разным народам. Может показаться, что в России существует огромное разнообразие элементов политической культуры. Реально все культурные элементы относятся к двум группам – национальным и не-национальным, т.е. имеющим в основе своей природы мировоззрение лиц смешанных национальностей и лиц вообще без национальности. Когда говорят о культуре, в России есть даже два термина – «русская культура» и «российская культура». Но между ними принципиальная разница: первая является культурой нации, конкретно русских, а вторая – культурой лиц смешанной национальности.

Политико-культурная традиция есть почти у каждого народа. Для России эта традиция, проявляющаяся в сознании, в идеологии, в культуре, в принципах функционирования государственных институтов – «Святая Русь»; название условно, можно сказать и «Русский Путь», и «Русский идеал». Можно сказать и «русская мечта», это технически правильно, но будет как-то совсем не по-русски, вне рамок культурной традиции.

У каждой традиции должен быть субъект, а именно национальная и социальная группа. Получается, что в России какие-то группы лиц привержены той или иной форме империи. При этом империя может принять форму и СССР, и Великой России, и коммунистического интернационала, и приобщения к мировым ценностям. Все глобальное является синонимом имперского. Все имперское есть не национальное.

Из стран бывшего СССР на Запад уезжает множество людей. Но максимально интегрируются в западные системы не кавказцы, не азиаты, а именно русские. Русские интегрируются настолько, что у них даже нет землячеств. Русская постреволюционная эмиграция (это единственная русская волна эмиграции) растворилась полностью. Что опять подтверждает: русские психологически почти не отличаются от немцев, литовцев или англичан. Русские – более европейский народ, чем финны. Но другие народы – азиатские – не похожи одновременно на русских на западе, литовцев и немцев. Вопрос «почему так происходит с русскими» решается через биополноценность и общие элементы национальных характеров. Утратившие биополноценность народы Западной Европы живут по традиционным, унаследованным принципам биополноценности. Русские, будучи в России, живут по принципам, не соответствующим собственной биополноценности, они живут по принципам имперским и азиатским. Но биополноценные русские, оказавшись в Европе, начинают жить по принципам европейского стандарта биополноценности в соответствии с собственным национальным характером – т.е. по своим настоящим, собственным принципам. И добиваются успеха.

Характеры английский и американский серьезно отличаются. Даже австралийский, ни с кем не смешанный, отличается от английского. В России метрополия и колонии оказались территориально объединены. В результате уехавшие в «колонии» и оставшиеся в «метрополии» все равно живут вместе. Но психология у них разная – некоторые исследователи русского народа даже признают существования отдельного «мангальского этноса» – русских по крови, живущих в Сибири. Аналогичная ситуация складывается и с северными русскими, адаптировавшимися под индивидуальный ландшафт. Действует один и тот же сценарий: разные ландшафты формируют разные национальные характеры и требуют разных национальных систем государственного устройства.

Если рассмотреть чисто русских, выяснится, что «русской душе» не сопутствует никаких широты и размаха, никакого коллективизма, никакой соборности и никакого космизма. Большинство русских, оказавшихся в странах Балтики, балтийские национальные концепции вполне устроили. А если рассматривать представителей смешанных наций России, то у них приписываемые русским особенности характера действительно есть. Загадочная русская душа получается, когда на русский психологический уровень накладывается чуждая ему имперская культура.

Суицидальность и равнодушие к смерти стали чуть ли не общепризнанными критериями русского характера. На самом деле склонность к суицидальности – это элемент культуры гетерозисов первого поколения. А в русские принципы она оказалась «записанной» другими народами, поскольку лиц национально смешанных в России оказалось очень много.

Концепция «Святой Руси» при ближайшем рассмотрении оказывается несколько романтизированным европейским национализмом. Национализм в России романтизирован ситуацией несбыточности, поскольку русский национализм никогда не был практически реализован.

Для индоевропейцев вообще типично отождествлять идеал с фантастической страной, с утопией. Для древних это была Валлгала, потом – Шамбала, потом, уже в России – Беловодье. Идеал русской земли, встречающийся в сказках – это территория внутри России и вне России, например, город на дне озера. Запад от этого идеала в силу приближения к нему отошел, Россия – нет. Главное в идеале – это не наличие чего-то, а именно отсутствие: эксплуатации, власти, денег. Но труд присутствует как нечто естественное.

Русские всегда помнили о своем идеале и почти каждый век поднимали восстания под его знаменем. Возвращение к принципам Святой Руси провозглашали и Степан Разин, и Емельян Пугачев. Были элементы этой концепции и в русской революции 1917 года – именно благодаря им к революции примкнуло большинство населения. Но возвращалось все к прежнему – или к сказке о будущем, или к сказке о прошлом.

Идея существования сказочной страны как раз и отражает общество, живущее по биологическим принципам. Во времена, когда принципы эти оказались утраченными, и могла возникнуть еще одна легенда о рае – рае, где все утраченное еще есть. А по прошествии тысячелетий устная традиция пришла к описанию страны, где не то что есть что-то хорошее, а нет чего-то плохого. Так действует и Европа. Она не добавляет, она что-то убирает: она ликвидирует прогнившие сословия, лишние органы власти, торговые барьеры и т.д.

Страна-мечта всегда находилась рядом, как невидимый град, войти в который мог посвященный. Ошибка «непосвященных» состояла в убеждении, что в стране-мечте было что-то лучше и чего-то больше. Но в стране-мечте было просто иначе. Посвященный должен иметь первобытную наблюдательность и современные знания.

Скандинавский идеал золотого века сформулирован так: «Когда золото потеряет власть над людьми». Но это не только скандинавский идеал, это идеал всех биополноценных народов. Потому что когда золото потеряет власть над людьми, тогда «золотом» станут индивидуальные качества личности. И направление к идеалу общественного устройства – это курс на принижение роли металлического золота в жизни нации.

Русское национальное государство – это не страна, где русские будут иметь какие-то привилегии, а страна, где русские будут иметь возможность раскрывать свой творческий потенциал и создавать свои материальные ценности. На самом деле это западная система биологической дифференциации, когда каждый исповедует свою культуру и потому занимается своим делом – и которую Запад постепенно утрачивает.

Существует знаменитая концепция, что «чистые нации империи создают, а примеси их разрушают». На самом деле все в точности наоборот – именно чистые нации предпочитают национальные государства и весьма склонны к сепаратизму. А оторванные от национальной психологии люди ищут ей замещение в виде империй.

У больших наций, когда-либо выстраивавших империи, есть имперская политико-культурная традиция. В России она называется и «Третьим Римом», и «Советским Союзом».

Имперская традиция возникает, когда национальная не может решить все усложняющиеся национальные задачи, когда исключительно национально ориентированное сознание не может выйти за национальные рамки. Система нескольких наций, чтобы проводить экспансию, во внутренних делах вынуждена учитывать интересы всех наций-участников. Но эта система не может быть национальной – она может быть только усредненной. И потому она не учитывает психологию никакой конкретной нации, но очень хорошо соответствует психологии лиц без конкретной национальности. «Среднее национальное» получается ненациональным. Пока жизнь продолжается нормально, без кризисов – чистые нации с этим мирятся. А как только наступает кризис – начинается рост сепаратизма.

Святая Русь ассоциируется со строительством домов и заводов, с подъемом земель, с мирным трудом и защитой от врагов. Российская Империя – это броски по всем направлениям компаса, это мессианство, это блеск избытка национальных сил, это контроль над внешними рынками и территориями. Но для обеспечения всего вышеприведенного Святая Русь должна быть обустроена целиком и полностью. При недостатке сил внутри империю ждут неминуемые внешние поражения.

Имперская идеология необходима, когда страна ведет борьбу за рынки третьих стран, но она превращается в жалкую пародию, когда под ее лозунгами защищают внутренний рынок. К тому же в имперской традиции не существует понятия внутреннего врага, только внешний, и потому если этот внутренний враг действительно существует, имперская традиция служит для его маскировки.

Традиции национальная и имперская обычно не взаимодействуют, а конкурируют в массовом сознании. И даже приверженцы этих традиций обычно настроены враждебно друг к другу. Потому, что по сути представляют разные национальные группы.

Внутренняя идейная экспансия со стороны империи неизбежна. Трудно представить имперскую экспансионистскую армию, солдаты которой не были бы привержены в той или иной степени имперской идеологии. И потому имперская идеология впервые появляется как развитие национальной экспансионистской идеологии, и только после этого обрастает интернациональными имперскими компонентами.

Теоретически империя началась с идеи «Москва – Третий Рим», провозглашенной в конце 15 века после падения Константинополя. Лозунг был выдвинут не русскими, а византийскими эмигрантами, греками, и принят не как политическая, а как духовная (в смысле церковная) доктрина, как претензия на руководящую роль в делах православных церквей. Собственно русские восприняли этот лозунг как поговорку, но означал он только «у нас все хорошо во внешней политике».

Кризис начала 17 века и борьба за национальную независимость отбили желание говорить об империи на протяжении почти целого века. «Третий Рим» полностью утратил свой внешний смысл и превратился в оборонительную доктрину, а оборона и империя – понятия плохо совместимые. В 1612 году империи не было – существовало государство, только получившее независимость. Вторая, более серьезная волна имперской идеологии пошла с Алексея Михайловича. Тяжелое положение Польши позволило присоединить Украину, с чем государство стало многонациональным. Появились равноправные нации, чего не было раньше.

Человек национальный плохо понимает межнациональные, в том числе и имперские задачи. И потому для их реализации приглашаются иностранцы, которые, смешиваясь с основными нациями, генерируют поколения гетерозиса – с высоким интеллектом, но без национальной психологии. И успешными людьми в делах имперских, естественно, оказываются люди не-национальные. Результат обычно не заставляет себя ждать, и он одинаков по всем империям мира – денационализация империи. Начиная с 18 века во главе России не стояло ни одного русского человека. 18 и 19 века управляли немцы и гетерозисные немцы, 20 век – гетерозисные лица разных национальностей, кроме немцев и русских.

Культура часто определяется по литературным эталонам. Пушкин, Лермонтов, Толстой, Достоевский, Тургенев – русское происхождение части этих лиц сомнительно, а чье подтверждается – их произведения относятся к культуре гетерозисной, а не русской. Потому-то их в России не читают. Насильственное изучение приведенных авторов в школах приводит к такой степени отвращения, что часть русских обращается к печатному слову только через десятилетия после школы, а большая часть – никогда.

С начала 18 века русская культура полностью остановилась в развитии – поскольку все русские, способные что-то в культурной области создавать, работали в области культуры высших общественных классов, в области культуры гетерозисной. Сейчас же русская нация сама слишком изменилась, чтобы понимать и через понимание развивать русскую культуру 17 века. Так и оказалось, у русских культурных достижений нет, и в массовом сознании на низком интеллектуальном уровне понимание отсутствия собственной культуры приводит к негативному восприятию культуры вообще.

Имперская идея в России создала не только разрыв культурный, она создала разрыв между биополноценностью и национальным характером. В результате элементы бионеполноценности считаются элементом национального характера, а как элемент преодоления инерции «этого характера» предлагаются имперские методики управления.

Довольно часто в литературных исследованиях России говорится о германском и тюркском компонентах русской души. Если подходить не с патетических позиций, а с биологических, окажется, что германский компонент только внешне был привнесен на территорию России в 18 веке. До этого здесь было готское государство, потом варяжское государство, новгородская земля входила в Ганзейский торговый союз (германский), и психология населения этой земли была аналогичной немецкой. То, что пришло под видом германского компонента позднее, было немецкой версией империи, т.е. элементом не только не русским, но даже не совсем немецким.

Тюрки доминантны биологически в отношении русских, потому среди русских тюрок нет. Тюркский компонент, кроме собственно татар, содержат украинцы – славяно-тюрки. У украинцев есть своя, достаточно совершенная концепция политического устройства, в которой любая империя присутствует исключительно как зло. Но когда тюрки, особенно интеллектуалы, оказываются в России, они теряют ориентировку и потому обращаются к имперской традиции. Действительно, было бы странно, если бы тюрки исповедовали русско-европейский национализм.

Бытовая тюркская культура широко распространена в России. Это вызвано большим количеством представителей тюркских национальностей. Но в России живет множество биологически неполноценных людей. Тюркская бытовая культура энергетически менее затратна, чем русско-европейская. И потому бионеполноценные русские выбирают более близкую им культуру, менее затратную – тюркскую.

Русский крестьянин, будучи биополноценным, но, проживая в доме, со всех сторон окруженном домами бионеполноценных, вынужден подстраиваться, хотя бы невольно, под их принципы жизни. Если же у крестьянина есть возможность жить, не видя бионеполноценных – его психология полностью меняется. У психологии этой есть даже название – хуторская.

Разные нации – разные уровни качества – разные психологии – разные культуры. Да, русскую культуру можно откопать. Но то, что называется сейчас в мире русской культурой, является культурой имперской. А чистые русские культуры трудовая, экономическая, политическая, т.е. не связанные напрямую с национальными особенностями, в большинстве деталей идентичны культурам таких европейских стран, как  Германия, Швеция, Латвия и Литва.


Первая глобализация

Заглянуть в будущее несложно – нужно найти аналог в прошлом и посмотреть, чем ситуация закончилась. Для цивилизаций эта ситуация упрощается еще и тем, что чем больше система, тем более она прогнозируема. Когда один автомобиль выезжает на улицу, никто не сможет угадать, попадет он в аварию или нет. Но, посмотрев на погоду утром, опытный полицейский с большой точностью скажет, сколько машин разобьется в большом городе за сутки. Это происходит потому, что большие системы, в отличие от малых, подчиняются законам статистики.

Современная цивилизация представляет собой мировую систему взаимодействия народов. Тогда задача прогнозирования ее развития сводится к нахождению такой системы в прошлом, притом, что историки, во-первых, отрицают ее существование вообще; во-вторых, приводят множество доказательств ее существования в частности. Тоже странное поведение, ждущее своего объяснения, представляющее собой еще одну загадку современной цивилизации.

Техническое развитие обусловлено только накопленным опытом. И потому оно не может считаться аргументом в оценке состояния цивилизационных систем. Большую часть своей истории человечество провело в дремотном состоянии. Вспышка цивилизационной активности произошла в 3 тыс. до н.э. Но заряд ее иссяк уже через 1000 лет, и почти два тысячелетия после человечество почти не развивалось. Современная цивилизация ведет свою преемственную родословную с 1 тысячелетия до н.э., с Ближнего Востока, из Греции, из Рима. То, что наблюдается сейчас на планете Земля, тоже вспышка активности. Вспышка не может быть долгой, и не может быть вечной.

Цивилизация только пользуется унаследованными знаниями, которые очень часто в истории утрачивались. Знания переживают цивилизации и культуры. Если у цивилизации есть какие-то знания, это не значит, что она их создала и тем более не значит, что она может их развивать; она может пользоваться ими в состоянии сна, не развивая их и не выводя на новые уровни.

При описаниях различных неординарных проявлений человеческой деятельности в древности иногда говорится о «фальстартах» цивилизаций. Но говорить так могут только сторонники концепции «единой человеческой цивилизации»; доказавшей свою несостоятельность еще в 50-х годах 20 в. Отдельные, несвязанные цивилизации были, есть и будут.

Начало цивилизации, ее расцвет и закат за давностью лет могут показаться одной короткой вспышкой активности, «фальстартом». Артефакты свидетельствуют, что вспышки прогресса происходили регулярно. Сюда можно отнеси японскую обожженную керамику 100 в. до н.э. – когда такой керамики не было нигде в мире, и скотоводство в Кении в 170 в. до н.э. – за 7 тыс. лет до появления преемственного скотоводства. Но технологии вызываются к жизни климатическими изменениями, и со следующими изменениями все обогнавшие время технические новации утрачивается, просто отбрасываются за неэффективностью.

Возникновение и исчезновение «цивилизации» можно объяснить следующим образом. В племени А под действием внешних природных причин увеличилась численность, в результате чего племя стало не только многочисленным, но и воинственным. В точке В соседнее племя начинает организовывать превентивную оборону: защитные стены, улучшение оружия, централизация родовой власти. Далее – избыток сил племени А ушел в другую сторону и исчез. Племя В возвращается к прежней жизни – бросает защитные стены, перестает заботиться о технике вооружения и децентрализуется. Через тысячелетия археологи обнаружат появление в точке В цивилизации и ее растворение без видимой причины. Но если под влиянием одной цивилизации возникла не одна, а две и более цивилизаций, под нажимом конкуренции цивилизационный рост может стать безостановочным.

Можно, конечно, сомневаться в выводах Тойнби, в его концепции «вызова со стороны», но чтобы человек что-то делал, ему нужен стимул. Чтобы противостоять цивилизации, чтобы быть с нею на равных, нужно создать свою цивилизацию. И если какому-то народу цивилизация давалась в силу улучшения природных условий, то соседям приходилось ее с трудом организовывать. Таким образом только и можно объяснить одновременное возникновение цивилизаций по всей Евразии. Но эти цивилизации и развитые культуры столь же одновременно исчезли в период с 2700 по 2200 гг. до н.э.

По периоду человеческой истории с 3200 по 2400 гг. до н.э. собрано достаточно информации для создания целостной мировой картины. История городов и деревень уходит в 10-е тыс. до н.э., в период, когда они присутствовали только на Ближнем Востоке. В период с 10-го по 6-е тыс. до н.э. «культура постоянных поселений» медленно распространилась до Балкан и Индии. По большому счету, городская культура выступает как очередная стадия технического совершенствования и вписывается в хронологию постепенного, медленного роста.

В период с 5000-го по 3500 гг. до н.э. территория технологического прогресса расширяется, и к его окончанию представляет собой сплошную полосу от Испании через Ближний Восток до Китая. Технологические новинки внедряются на всех этих территориях почти одновременно. В качестве социальных новинок появляются сложноструктурированные сообщества, протогосударства. Эти сообщества достигли максимума развития к периоду 3000 – 2500 гг. до н.э.

Культуры, более развитые, чем культуры последующие, присутствовали в Англии – культура курганов и дорог, во Франции – культура мегалитов Карнака, в Испании – металлургическая культура, в центральной и северной Европе – свайные поселения, на Украине – Трипольская культура больших домов, в Египте – культура великих пирамид, в Индии – доарийская городская культура. А Ближний восток в это время представлялся сплошным переплетением «цивилизованных», но при этом вечно воюющих народов. Тогда же появились зачатки цивилизации ольмеков в Америке. Все линии этих культур прервались в период 2500 – 2300 гг. до н.э.

Синхронное вырождение вызывает подозрение, не было ли действительно какого катаклизма. Не было. Малый ледниковый период – не катаклизм, да и большой, по правде, – тоже. Единственное решение – эти цивилизации были в некоторой степени синхронизированы через взаимодействие; они позаимствовали друг у друга ошибки, приведшие их к гибели. Так что вопрос встает не просто о синхронизации, а о деталях синхронизации.

«Официально» «первая» в человеческой истории цивилизация возникла в  Междуречье, и произошло это примерно в 3800 – 3500 гг. до н.э. Создал ее народ, который пришел на эту территорию, причем откуда пришел, историкам выяснить не удалось. Но цивилизация эта получилась достаточно странной, нетрадиционной. Она была создана на самых плохих землях Ближнего Востока; она была создана сразу, без периода предварительного развития; она сразу уделяла очень большое значение ритуалам и хоронила живых с мертвыми – а это критерий вырожденности населения. Вторая официальная цивилизация – это Египет с 3200 г. до н.э. Дата эта совершенно надуманна – просто с нее начинается официальная хронология, а никаких серьезных изменений собственно в Египте в это время не произошло, он планомерно развивался с 5-го тыс. до н.э., когда на его территорию пришел очередной «неизвестный народ». Откуда он пришел – историкам опять же неизвестно. В результате обе «первых официально признанных» цивилизации – и Шумер, и Египет – созданы с участием пришедших извне людей, причем доказано, что эти люди были иного, чем аборигены, расового типа.

Начиная с 3500 года социальные сообщества по всем земледельческим территориям вступают в пору бурного, ускоренного развития. В это время появляются металлические изделия с функцией денег. В это время человек становится товаром, предметом потребления и средством производства. Власть, ранее следственная от наличия элементов успеха биологического и интеллектуального, сама становится степенью успеха. Это и были главнейшие социальные изобретения глобальной цивилизации 3-го тыс. до н.э. Глобальной – потому что процесс пошел по всем земледельческим территориям, и везде признавалась денежная ценность металла и везде человек становился товаром.

Факт существования цивилизаций в 3500 – 3000 гг. до н.э. не секретен. Цивилизации относятся к историческому периоду и описаны во всех учебниках по древнему миру. Существовали не просто цивилизации; существовал целый цивилизованный мир с развитой системой международного разделения труда. Вопрос одновременного возникновения цивилизованных сообществ по всей территории Евразии не только не решен, но даже и не ставился официально. В равной мере не ставился вопрос и о гибели этой системы – хотя она произошла столь же одновременно по всему миру. Процесс распада и падения темпов роста завершился к 2300 ±150 г. до н.э. Получается, что 2300 г. до н.э. – это дата вершины и конца мировой цивилизации. Забегая немного вперед, стартовой точкой этой мировой цивилизации, временем ее «античности» был 4700 г. до н.э. – дата возведения испанских мегалитов.

Как и в случае с працивилизацией, с древней глобальной цивилизацией связано множество загадок. Например, первые развитые культуры древней Греции появляются на островах, а не на материке. Кикладская культура Греции 3000 – 2300 гг. до н.э. распространяла свои товары до Пелопоннеса, Крита и Малой Азии, более того, она специализировалась на производстве предметов из обсидиана – а это уже международное разделение труда. По логике цивилизация приходит с континента на острова – но здесь все наоборот. Потому и возникает мысль, что сначала кто-то хотел организовать торговлю, а потом как следствие появились массовые государственные объединения.

Существует официальная концепция Р. Брейвуда, по которой земледелие в Северную Европу «пришло» с моря в 4 – 3 тыс. до н.э. Это подтверждается фактом, что сначала оно возникает на побережьях, и только потом начинает движение в глубь материка. К тому же жители побережья строили каменные дома и предпочитали каменную мебель, хотя дерева было больше чем достаточно. (Ютландская культура 3500 г. до н.э.) Это можно объяснить только традицией пришедших из безлесных областей народов.

Развитие «приходит» с моря – но это совсем не обязательно, что все население должно было откуда-то приплыть. Достаточно системы торговли – тогда у жителей прибрежных областей будет гораздо больше возможностей для заимствования и технического развития. Но это подтверждает факт, что развитая система торговли существовала даже на Севере Европы, гораздо севернее Англии.

Кипрская цивилизация появляется в истории в 8 тыс. до н.э. и исчезает в 6-м тыс. до н.э. В 4500 г. до н.э. она неожиданно появляется снова. А в 3500 г. до н.э. резко меняется культурный стиль. С этой же даты прослеживается взаимодействие различных культур на территории острова. К 2800 г. до н.э. официальные историки фиксируют наличие восточно-средиземноморской торговой сети с центром в Ливане, распространявшей масло, вино, лес, слоновую кость по всему Ближнему Востоку.

На восток глобальная цивилизация пошла гораздо позднее, чем на запад. Дилмунская цивилизация Бахрейна (Дилмуна) появляется в 30 в. до н.э., приходит в упадок к 20 в. до н.э., фактически исчезает к 15 в. до н.э. Поскольку нефть мало кого в те времена интересовала, смысл обитания на острове – это обслуживание транзитной торговой базы по пути в Индию. Основными товарами были индийский лес и ближневосточный металл. О масштабах торговли говорит факт, что на Бахрейне найдено свыше 150 тысяч могил. Бахрейнская цивилизация была столь высоко развита, что «академический историк» Дэвид Рол предположил, что ее представители в свое время даже завоевывали Египет и сопредельные с ним территории, и финикийцы – это наследники бахрейнской цивилизации. Такого, конечно, случиться не могло, но сам масштаб предположения позволяет судить о возможностях цивилизации крошечного острова Бахрейн.

Междуречье было фактически не заселено до 4 тыс. до н.э. Зачем было жителям Междуречья селиться с столь гиблом по природным параметрам месте? Потому что это место было удобно для торговли с Индией. А пока не было кораблей, способных доплыть до Индии, место не имело никакого смысла. По аналогии с современными событиями можно предположить, что если бы в Сингапуре не было морского порта, то и государства такого на карте бы не было.

Иерихон отстраивается заново в 3200 г. до н.э. в качестве торгового центра по торговле асфальтом (Природный асфальт мало похож на современный дорожный и использовался в качестве клея и герметика, в т.ч. для судостроения). Без этой торговли большой город не смог бы существовать, в нем бы вообще не было смысла.

О высокоразвитой системе торговли свидетельствует факт, что люди того времени имели великолепное представление о географии, потому и спустя два-три тысячелетия на картах были показаны детали той эпохи – например, ледники в Альпах. Иногда эти ледники относят к эпохе працивилизации 10 тыс до н.э. Ныне научными методами установлено, что указанные на картах ледники соотносятся с "малым ледниковым периодом 2700 года до н.э.

Ко времени «первой глобализации» относятся и загадки, связанные с распространением металлов. Бранза представляет собой сплав меди и олова. По логике, должен быть период меди, медный век – но такого никогда не было. Были бронзовый век и железный век – исторические периоды, когда большинство орудий изготовлялось из конкретного металла. Но бронзовый век начался сразу за каменным, без какого-либо перехода. Медные изделия на самом деле изготовлялись, их делали в Южной Турции со времен працивилизации, но до 5 тыс. до н.э. больше их не делали нигде. Технология производства бронзы появилась в Средиземноморье, скорее всего, в Испании, но распространилась она сразу по всему миру. Нужно добавить, вместе с появлением государств. И все государства пользовались одним и тем же источником олова – что без системы международной торговли было бы невозможным.

Ближневосточная система преемственности существовала со времен працивилизации. К 4 тыс. до н.э. можно говорить о глобальной торговой цивилизации. Процесс образования государств спровоцирован намерением одной из стран создать систему торговли. И вместе с торговлей народы Евразии экспортировали понятие о государственности. Получается так, что сначала кто-то создал систему мировой торговли, а потом с появлением иностранных товаров возникли государства.

В полуакадемической литературе приведены схемы международного разделения труда и пути переправки товаров. Для обсидиана (минерала вулканического стекла), применявшегося при изготовлении ножей, отслежены и точки добычи, и пути доставки начиная с 10-го тыс. до н.э. Обсидиан добывали около городов Чатал-Гуюка и Чайеню, оба находятся в Турции. Отсюда шли торговые пути на Кавказ, в Иран, в Ирак; к 6 тыс. до н.э. торговые пути добрались до Урала (о чем говорят найденные в Пакистане уральские самоцветы), а в Междуречье к 4 тыс. до н.э. были построены морские порты для торговли с Индией через Бахрейн. Тренированный носильщик за день может пройти 40 км. Но из этого следует, что за год товар мог дойти от Парижа до Пекина. Расстояния кажутся большими представителю современной цивилизации, но чтобы понять, что Земля не только круглая, но и маленькая, достаточно просто пойти.

В Болгарии, около города Варна, был найден клад из 2200 золотых предметов, датируемый 3500 годом до н.э. Золотое изделие – вечная вещь. Вечная вещь – «вечная» ценность. Такой клад отражает возможности отложенного спроса.

Медные и золотые изделия в каменном веке играли роль денег. Такие деньги и ходили по всей территории Евразии, и первоначально делали их только на Ближнем Востоке. Древний секрет этого производства был каким-то образом раскрыт, и поскольку народы уже знали, что металл собой представляет, было очень быстро налажено мировое производство. Лишившись монополии, цивилизация Южной Турции столь же быстро утратила лидерство.

Но многие племена получили металл – и поскольку племенные вожди теперь могли определять финансовую политику, получив возможность конвертировать власть в деньги и деньги во власть, они получили возможность создавать государства, и благодаря деньгам обеспечивать наследование власти.

Существует мнение, что древние люди жили в поселках на сваях. Такие поселки найдены в некоторых областях северной и центральной Европы. Им было мало земли? Сложно представить себе практичного человека, который бы предпочел жить над водой, вместо того чтобы жить на суше. Это были просто пристани. Деревянные, безо всяких технических тонкостей. Но наличие пристаней говорит о существовании инфраструктуры.

Возникновение письменности, а следовательно, появление в ней необходимости, относится к 35 – 32 вв. до н.э. Ключ к древней иероглифической письменности следует искать в зоне ее практического применения. При поиске этого ключа нужно исходить из чисто практического содержания текстов. Выражать абстрактные понятия иероглифами сверхсложно. К примеру, китайцам, чтобы выражать свои абстрактные понятия, нужно порядка 10 тысяч значков, в то время как для чтения газет нужно порядка 3 тысяч. И потому можно сделать вывод, что иероглифами записаны чисто практические вещи. Самая главная вещь, необходимая в жизни – это инструкция. В сложных процессах, а к примеру, строительство лодки – это сложный процесс, нужно знать порядок действий. Такие последовательности действий и записаны самыми древними письменами. Точно их перевести не получится, поскольку это не конкретные слова, а понятия, доступные специалисту, напоминания. Человек, работающий по инструкции, должен был заранее знать производственный процесс. А запись нужна для того, чтобы этот человек, ученик, например, не перепутал последовательность процессов. И в наше время нарушение последовательности действий – это самый популярный путь к ошибке. А перепутать что-то в строительстве папуасской лодки, где пара сотен операций, вообще ничего не стоит.

Существует множество древних образцов письменности, а среди них самые популярные – фестский диск и ронго-ронго. Если восстановить первобытные технологии, то эти тексты будут прочитаны. Но никаких мифов и абстракций там не будет. Только инструкции, прайс-листы и сметы материалов, которые нужно заранее подготовить.

Такой письменностью люди пользуются и сейчас – это язык пиктограмм. Например, это пиктограммы «беречь от сырости» или «мягкая стирка». Эти знаки понимаются одинаково на всех континентах. Но только в том случае, если они находятся в конкретной инструкции к конкретному товару. А если этот знак будет дан без контекста, без товара – его никто не сможет прочесть.

Возможно, что древние шила – это и есть инструменты для письма. Ими продавливали знаки при составлении списка товаров, скорее всего на коре. Купец, отправляясь в другую страну, должен был знать, какой товар он у кого берет и в каком количестве. В качестве наименования выступал рисунок товара, в качестве количества – палочки, в качестве владельца – знак личного клейма из появившихся еще в мезолите. Такая письменность являлась не только национальным, но и международным языком. И, что скорее всего, эти «накладные» уничтожались по завершении торговой операции.

Примитивные земледельцы и скотоводы прекрасно обходятся без письменности даже в 20 веке. Возникновение письменности имело две причины: появление инструкций из большого числа последовательных действий и списки товаров и сделок. И то, и другое существовало и в дописьменные времена. Только количественное увеличение числа операций и людей, в них вовлеченных, привело к объединению двух ранее независимых знаковых систем в одну – в общую иероглифическую письменность. Но это говорит и об обратном эффекте: если письменность появилась, то торговля была настолько развитой, что на каком-то этапе развития переросла сама себя.

Само понятие «народов моря» в официальной истории связано с федерацией народов Средиземноморья, существовавшей в 1600 – 1300 гг. до н.э. Но аналогичные федерации существовали и до раньше даты, и позднее.

«Народы моря» – это нации, преуспевшие в мореплавании и торговле и потому берущие под контроль сначала морские торговые пути, а потом острова и континентальные территории. В современное время тоже существуют «народы моря» – однако их успех определялся уже множеством факторов. Первым таким народом были арабы, потом – викинги, далее по порядку Италия, Португалия, Испания, Англия, США.

Если заглянуть в глубины истории, то последним хорошо изученным «народом моря» были карфагеняне. Перед ними были греки. До греков были финикийцы. Но и финикийцы не были первыми – храмы Мальты и Стоунхенджи были построены не ими и до них, хотя само слово «мальта» по-финикийски означает порт. До финикийцев это были народы, имеющие базу на Мальте. Но это не могло быть исконное население Мальты, поскольку население это не располагало ни ресурсами для строительства десятков мегалитических сооружений, ни необходимостью. И потому представляется вероятным, что первыми были жители Испании, но после них и до финикийцев был еще один «неизвестный» народ.

Народы моря национальны только изначально. По мере развития к ним присоединяются другие нации, союзники и конкуренты, способные овладеть необходимыми навыками. Можно допустить, что первоначальную идею освоения путей, придуманную жителями Пиренеев, сначала переняли жители Марокко, а по развитии морского дела инициатива в руководстве морскими путями могла неоднократно переходить из рук в руки.

Центр у народов моря должен был быть и он был всегда. Но что постоянно для конкретного купца или моряка, не постоянно для системы – в исторические времена положение центральной территории все время менялось: Мальта – Тир – Крит – Микены – Карфаген. Точно так могло быть и в дописьменные времена – сначала центр мог быть в Кадисе (Испания, река Гвадалквивир), потом – в Марокко, потом – в Мавритании, потом – снова в Испании...

Первоначально люди выходили в море за рыбой. Потом – для торговли. Торговля провоцирует пиратство. И тогда появляется идея контроля морских путей; поначалу для защиты от пиратов, а потом контроля ради прибыли. К 3300 году до н.э. создается «великий оловянный путь» от Англии до Ближнего Востока. Больше Древнему Востоку олово брать было негде – получается, что это не просто выгодное предприятие, это еще и монополия. Серьезное дело требует серьезного контроля; контроль над морями осуществляется сверхдержавами.


Игроки

Италия – это не Римская империя, Франция – не Галлия, Россия – не Русь. «Египтов» было несколько, и непонимание особенностей развития египетской цивилизации возникает вследствие игнорирования этого факта. Действительно, названия стран совпадают, и эта мелкая проблема часто приводит к игнорированию временных разбросов. «Первый исторический» Египет закончился сразу после строительства великих пирамид, примерно в 2300 г. до н.э. Эта страна создала действительно удивительные памятники, которые все следующие народы просто подделывали, сами не понимая, зачем. У этого Египта был, кроме всего прочего, морской флот. Нации разные, но названия им историки выдали одинаковые, по названию страны. Так и римлян можно было бы называть итальянцами. С подобным неудобством столкнулись физики в начале 20-го века, когда выяснилось, что одни и те же элементы имеют различные атомарные веса. Задачу решили добавлением цифры изотопа – например, существуют углерод-12 и углерод-14 (радиоактивный). Нации можно классифицировать таким же образом: например, египтяне-3500-2300, или только по дате рождения, например, русские-1380.

Началом развитого египетского общества можно считать появление дамб и водохранилищ в 5 тыс. до н.э. В Египте найдена и в данный момент изучается зона города Иераконполь («Город Сокола», 450 км к югу от Каира), относящаяся к периоду додинастического Египта. Некоторые его культовые сооружения датируются 3800 годом до н.э., возможно, к этому времени и относятся руины найденного здесь «храма». Город не проходил фазы поселения, он был городом с самого момента своего основания. Именно здесь было найдено изображение первого «официального» египетского правителя Нермера, покоряющего враждебного правителя. Возможно, что он даже был столицей в 32 – 30 вв. до н.э. Период «официального начала» Египта, датируемого 3200 г. до н.э., представляется одним из максимумов активности нации.

После 25 века до н.э. сильное египетское государство не могло существовать, поскольку его земельные ресурсы резко сократились, будучи поглощенными пустыней. Целый ряд кризисов, как внутренних, так и внешнеполитических, привел к утрате фактической (не юридической) государственности почти на 300 лет.

Но что одинаково для истории всех египетских наций, так это факт, что фараоны категорически запрещали распространяться о поражениях. Были даже случаи вырубки барельефов о сражениях якобы выигранных, но на самом деле проигранных. Поражение в войне с Западной (Атлантической) цивилизацией не просто не афишировалось, оно должно было быть скрыто, как и все аналогичные поражения.

Вторая египетская нация существовала с 2200 по 1700 годы до н.э. Она подражала нации-предку, строила пирамиды, но уже толком не знала, зачем она это делает и потому строила их весьма халтурно. Рассматривая вопросы на таких исторических промежутках, нужно помнить, что эти египятне-2200 отличались от прежних египтян-3500 почти с той же степенью, что итальянцы отличаются от римлян. Эти египтяне боялись выходить в море, и с античных времен существует подозрение, что в результате одной из войн «народы моря» даже назначили египетского фараона (теперь это называется «агентом влияния»).

Третья египетская нация – с 1600 года до н.э. по 670 г. до н.э. – все время пребывала в нейтральном состоянии и ничем великим не прославилась. Развивая таким образом идею прерывистости национальных процессов «к началу времен», можно придти к выводу, что с працивилизацией на территории Египта египтяне-3500 не имели ничего общего. Население працивилизации на территории Египта выродилось в 10 тыс. до н.э., и «знания» Египта исторического – это синтез знаний с севера, с юга и египетских археологических изысканий 3-го тыс. до н.э.

В Египте было несколько периодов культурной преемственности, в общем почти не связанных друг с другом. Можно предположить, что строительством пирамид закончилась первая историческая египетская цивилизация. Произошло это в 2400-х гг. до н.э. Три великие пирамиды были ее вершиной и финалом. С этой же цивилизацией исчезло развитое судостроение. А следующие поколения египтян просто подхватили традицию: каждый фараон должен был построить пирамиду. Зачем – уже никто не знал. Строили потому, что так делали всегда.

В литературе история древнего Египта рассматривается как история современной Америки – одна прямая восходящая линия. Но в большей степени эта история состояла из мгновенных на исторических промежутках взлетов и упадков, за тенью тысячелетий почти неразличимых.

Працивилизация, ее знания никем не скрывались, они оказались утрачены со временем. Как следует из тех же египетских мифов, существовали люди или «боги», сохранившие ее знания. Главным знанием працивилизации были биологические принципы существования человечества как вида, поделенного на нации-популяции. Причем это знание могло быть выработано только тогда, когда працивилизация уже потерпела биологическую катастрофу. Выработано, как и большинство человеческого опыта, на негативном примере этой самой працивилизации.

Древнее наследие досталось египтянам – сами египтяне называли его древним. Мифы изменились до неузнаваемости, инструкции превратились в заклинания. А геометрические знания египтяне могли создать только сами, геометрические знания не входили в компетенцию працивилизации, и археологические исследования, а именно прогресс сооружений показывает, что знание геометрии было создано за пару сотен лет. Египетская цивилизация претерпела удивительный технический взлет во временном пределе одной четвертой династии. Но ведь почти такой же взлет претерпела и цивилизация современная за последние два века.

Когда в 400-х гг. до н.э. Геродот попробовал получить информацию от египетских жрецов, последние перепутали всех фараонов, живших на 500 лет раньше Геродота. Но у жрецов был выбитый в камне список, стоящий у всех на виду на почетном месте – остается предположить, что "наследники древних знаний" просто не потрудились его прочитать.

Более того, знаменитый Дендерский зодиак, изображения которого присутствуют в большинстве книг о древнем Египте, построенный в 1 веке до н.э., некоторыми исследователями датируется периодом от 1500 до 500 гг. до н.э.; это говорит, во-первых, о том, что зодиак не потрудились пересчитать, во-вторых, этот зодиак настолько неточен, что мог служить только ритуальным украшением. Не зря же он выполнен на потолке и его невозможно датировать точно именно в силу больших погрешностей. К слову, если маленький шакал – это Малая Медведица, то по астрономической датировке с учетом прецессии этот зодиак еще не построен.

Ранние египтяне вполне могли собрать материальные свидетельства працивилизации в своих музеях, а потом благополучно о них забыть. И где-то они, возможно, до сих пор и лежат. А возможно, с древнеегипетскими музеями произошла иракская ситуация 2003 года.

Египтяне знали о древности цивилизации на земле Египта. Но датировать ее они могли еще в меньшей степени, чем современные ученые. Они только знали, что что-то было, а что было – вспомнить не могли. Альтернативные исследователи любят ссылаться на Геродота: ниже дается наиболее часто приводимый текст его «Истории»:

За Мином следовало 330 других царей, имена которых жрецы перечислили мне по своей книге. В течение стольких людских поколений среди этих царей были эфиопы и одна женщина-египтянка. Все остальные были мужчины и египтяне.

До сих пор египтяне и их жрецы передавали мне сказания о стародавних временах. Они объяснили мне, что со времени первого египетского царя и до этого последнего жреца Гефеста прошло 341 поколение людей и за это время было столько же верховных жрецов и царей. ... Таким образом, по словам жрецов, за этот период в Египте царствовали только смертные люди, а не боги в человеческом образе. Так же и среди царей, правивших в Египте до или после этого времени, по их мнению, не было богов в человеческом образе. В это время, рассказывали жрецы, солнце четыре раза восходило не на своем обычном месте: именно, дважды восходило там, где теперь заходит, и дважды заходило там, где ныне восходит. И от этого не произошло в Египте никакой перемены в смысле плодородия почвы и растений, режима реки, болезней или людской смертности.

Объяснение: говоря вышеприведенное, жрецы перепутали смысл, но сохранили цифры – как это всегда и получалось. Были перепутаны прецессионные годы (годы – это нереально, потому что получается свыше 50 тысяч лет) и прецессионные месяцы. Развивая дальше текст, что вместо фразы "дважды восходило там, где теперь заходит" стоит читать "дважды восходило НЕ там, где теперь ВОСХОДИТ". Два прецессионных месяца – это 4300 лет; считать три поколения в столетие – это очень мало; правда, восемь поколений – это слишком много, но ближе к истине, к тому же в додинастическую эпоху вполне могли существовать цари-президенты, сменяемые по прошествии определенного срока, что, кстати, традиционно и для Рима, и для многих других народов, рождающихся путем собирания земель «сверху». Тогда цифры сойдутся, но получится официальная хронология или с небольшой погрешностью, или с данными до объединения Верхнего и нижнего Египта в одно государство при фараоне Менесе.

Под «первым временем» древних египтян можно понимать два события. Первое – это время працивилизации в египетском представлении «унаследованного знания». В египетском списке царей, в «Туринском папирусе», в его «мифологической» части, упоминается, что Египтом правили «почтенные с Севера» – получается, напрямую с территории працивилизации. Второе – это время, когда Солнце в день равноденствия вставало под незодиакальным созвездием Ориона; это время первой исторической цивилизации Египта с 4440 по 3900 гг. до. н.э. Возможно, что именно в эти времена в Египет с Севера пришла, а возможно даже, что «вернулась» через 5 тысячелетий раса длинноголовых. До этого периода в Египте жили круглоголовые, а смешивание завершилось к 3 тыс. до н.э.

Кроме того, загадка Ориона (три пирамиды – это три звезды пояса Ориона) могла быть решена еще проще, наоборот: египтяне могли сначала заметить, что три пирамиды (еще не доведенные до современной формы) – это три звезды Ориона, а из этого уже вырос культ. Точно так же египтяне могли сначала слышать о древнем знании, а потом сделать для этого знания саркофаг в пирамиде, в который влезет только самый маленький фараон.

Последний источник информации – это "тексты пирамид". «Тексты» действительно содержат очень мало толковой информации. «Тексты пирамид» представляют собой компиляцию древних сказаний, многократно переведенных и при каждом переводе измененных. Те, кто эти тексты воспроизводил, скорее всего, не понимали большую часть их смысла. Можно с высокой степенью уверенности предположить, что в их основу легли древние устные эпические произведения. И уже на базе этих произведений, в результате их неправильного понимания, и возник египетский религиозный культ.

К тому же язык меняется как минимум в пределах пары тысячелетий. Например, русский язык изменился за тысячу лет настолько, что первые русские письменные источники приходится переводить.

* * *

За начало европейской цивилизации, конечно, очень условное, можно взять появление испанских мегалитических сооружений в 4700 году до н.э. К ближневосточному «цивилизованному» миру добавилась еще одна претендующая на звание «цивилизации» общность в Западном Средиземноморье. Посередине между этими мирами оказалась Мальта – главная точка межцивилизационного взаимодействия.

Первое тысячелетие пиренейской истории теряется во мраке. Наличие развитых в технологическом отношении сообществ фиксируется на территориях Испании и Марокко начиная с 3500 года до н.э. Причем при полной неразвитости культовой и религиозной составляющей практические технологии ничем не уступали лучшим ближневосточным.

«Визитной карточкой» Европейской цивилизации стали мегалитические сооружения. Культура строительства мегалитов берет начало в Испании и в течении пары-тройки столетий распространяется по всей Европе за исключением Англии. Из двух версий – распространялся ли это народ или только усваивалась культура – точного выбора сделать нельзя, но скорее это было только культурное движение; если бы на север двигалась нация, ей бы пришлось все время воевать, и было бы не до строительства. Как и в ситуации с египетскими пирамидами, самые первые мегалитические сооружения были самыми сложными и совершенными; далее начинается процесс упрощения.

Первые мегалитические сооружения были многокомнатными, и их можно назвать «искусственными пещерами». Так называемый «Каирн в Барненез» в Бретани, датируемый  приблизительно 4400 г. до н.э. – типичная и весьма сложная «искусственная пещера». На храм или некрополь это сооружение не похоже. Единственное, как можно определить смысл строительства, что у какого-то народа атрибутом власти было обладание пещерой. Таким образом, чтобы получить пещеру – атрибут легитимности, в равнинной местности ее нужно построить. Все как сегодня; если в наше время у кого больше особняк – тот и «круче», то в древние времена – у кого больше пещера, тот и «круче».

В дальнейшем, когда появляются силы, способные удержать власть без «настоящей пещеры», строительство сооружения – атрибута власти становится все более символическим. Сначала пещера упрощается до крытой каменной аллеи; потом до дольмена – сооружения из нескольких, обычно четырех плит, прикрытых большой плитой сверху. Возможно, что еще через какой-то промежуток времени упрощение привело к появлению менгиров – отдельно стоящих камней. Но более вероятной представляется другая гипотеза: если пещера, аллея или дольмен – это знак племенной или национальной власти, то менгир – знак родовой власти, стоящей уровнем ниже. Чем сильнее род – тем больше менгир. Тогда ряды Карнака во Франции – несколько тысяч стоящих рядами менгиров – означают единство родов нации; в нации как раз несколько тысяч родов.

Атлантическая цивилизация отпочковалась от Европейской примерно в 3500 – 3200 гг. до н.э. Сам процесс обособления мог быть аналогичен культурному отделению США от Европы в новое время. Кромлехи – это знак отличия цивилизации Атлантической от цивилизации Европейской. Кромлехи представляют собой каменные круги, к которым относится в том числе Стоунхендж. Для Атлантической цивилизации мегалит превратился в метку владения, по большому счету оставшись атрибутом власти.

Гитлеровцы планировали поставить на границах своей империи мегалитические скульптурные композиции, по размерам превосходящие любые, ранее созданные человеком. Были даже созданы макеты и мобилизованы скульпторы. К счастью, новый каменный век не наступил.

По плотности мегалитов на единице площади острова многократно превосходят континентальные территории. В данном случае мегалиты представляются метками владения, причем они особенно часто встречаются в так называемых "нецивилизованных" зонах Средиземноморья – Мальта, Сицилия, Сардиния, Корсика, Балеарские острова. Есть мегалиты и в Испании. Абсолютное большинство мегалитических сооружений видно с моря. На востоке Средиземноморья все территории были расписаны – здесь жили относительно развитые народы. А за западные территории постоянно велись войны – вот победители таким мегалитическим образом и увековечивали свое присутствие.

Исключения не составляют мегалиты Мальты. Они являются древнейшими островными сооружениями. Причем островитянам строить такие сооружения было не под силу, да и смысла никакого не было возводить что-то грандиозное на пустом острове, на котором и население в историческую эпоху периодически исчезало.

На Мальте нет ничего, никаких ресурсов, кроме выгодного транзитного местоположения. Нет сейчас и не было тысячелетия назад; даже почва на островах привозная с Сицилии. Храмы Мальты грандиозны. На Мальте не могло существовать большого населения, и потому местным жителям храмы были не особенно нужны. В этих храмах были статуи, управляемые с помощью веревок (боги могли давать «знаки» движением головы), что ставит под сомнение почтительное отношение к богам. Скорее всего, Мальта была перевалочным транспортным пунктом Средиземноморья, за счет купцов и моряков существовавшим. А не было моряков – уходило и местное население; есть версия, что с 3000 по 2500 гг. до н.э. на Мальте населения не было.

Получается, что морская цивилизация Средиземноморья существовала на полтора тысячелетия раньше глобальной цивилизации, и соответственно, была ее ядром, прототипом. Мальта 4500 г. до н.э. могла быть чем-то вроде морской столицы – иных версий предложить невозможно. Но это значит, что уже в то время существовал средиземноморский торговый флот.

Со времен появления бронзы Мальта могла быть перевалочным пунктом при транспортировке олова: египтяне вынуждены были его покупать у владельцев Англии. В периоды мирного существования каждая морская сторона могла строить здесь храмы своих божеств. Потому храмы разной формы и их так много.

Остров мог многократно переходить из рук в руки, так как граница передела зон влияния проходила именно здесь: при каждом переходе победители могли строить храм в знак своей победы. А чужие храмы победы, возможно, пытались разломать. Оттого даже мегалитические сооружения оказались в руинах.

Первое обнаруженное в северо-африканском регионе металлургическое производство меди существовало на территории Марокко с 3500 г до н.э. Это было именно высокотехнологичное производство, а не примитивное. Следов совершенствования металлургического процесса в Западном Средиземноморье вообще не найдено, как это часто случалось со знаниями той эпохи. По археологическим артефактам заметно, что Северная Африка всегда немного отставала от Ближнего Востока. Но чем ближе к 3000 году до н.э. – тем меньше становился разрыв. На сегодняшнее время не ясно, кто был лидером – Пиренеи или Африка. До 5 тыс. до н.э. лидировала Африка; далее смена лидера могла быть настолько частой, что не прослеживается до степени археологической точности. (Если оперировать масштабом «первая мировая война была в конце 2 тыс. н.э.», то нельзя сказать, у кого были лучше самолеты). Металлургия пришла в Испанию с Ближнего Востока так же, как и во весь остальной мир. Она могла придти только по морю. Так что получается, что сначала к берегам Испании подошли корабли, а потом на ее территории возникла цивилизация.

На территории Пиренейского полуострова геологически допускается присутствие непромышленных запасов оловянных руд; существуют римские документы, подтверждающие факт добычи олова на этой территории (правда, на сегодняшний день оловянные рудники не найдены). Это единственная территория древнего мира, где олово и бронза могли быть на одной территории; родина бронзы – это скорее всего Пиренеи. Так что Испания могла не только технологически догнать Ближний восток, где олова точно не было, но и обогнать.

На Ближнем Востоке строились мегалитические сооружения, но не было традиции строить их на островах. Эта традиция появляется одновременно в Испании и на Мальте, но отсутствует в Северной Африке. С появлением островных мегалитов можно говорить о появлении цивилизационного морского центра – поскольку сначала мегалиты, а потом технологический прогресс.

Технологии распространяются, и в данном регионе лучше следовать пути технологическому, а не культовому. Предпосылки для развития цивилизации обычно складываются на весьма большой территории. В Европе такой предпосылкой стало развитие земледелия, а конкретнее – его первые успехи. Но земли в руках малоопытных пользователей быстро истощались. Плотность населения все время была величиной переменной. И в зонах повышения плотности как раз и возникали сообщества с элементами цивилизованности. По большому счету, схема преемственности напоминает Европу нового времени – с постоянным изменением соотношения сил и возможностей государств.

Выходит так, что в период с 4700 г. до н.э. существует морская цивилизация в Западном Средиземноморье, в период с 4000 по 3000 гг. до н.э. существует земледельческая цивилизация Европы, в период с 3500 г. до н.э. существует морская цивилизация Атлантического побережья с центром в Испании или южнее – эту цивилизацию можно назвать Атлантической.

Англия 40 – 35 вв. до н.э. была более развитой в культурном и техническом планах страной, чем Египет. Начало земледелия в Англии относится к 4000 г. до н.э.; кроме как морским путем земледельцы сюда прибыть не могли. В 3807 г. до н.э строится бревенчатая дорога Гластонбери в Англии; дата получена по годовым кольцам использованных в ней древесных стволов. Бревенчатые дороги нужны или серьезной власти, или большим торговцам; на подобное строительство, кроме вышеуказанных субъектов, вряд или у кого-нибудь нашлись средства.

Начиная с 3500 г. до н.э строятся поселения-крепости на холмах. Торговый и религиозный центр этого времени на холме Виндмилл занимал площадь свыше 800 кв. метров – для той Англии это было сверхсооружение. В 3500 г. до н.э. наблюдается максимальное развитие земледелия в Англии; расчистка и культивация холмов. В это же время земледельческие поселения появляются по южным берегам Северного моря.

В 3200 г. до н.э. было воздвигнуто сооружение Ньюгрейндж в Ирландии. Его называют гробницей, но это предназначение спорно. Традиция строить мегалиты на островах пришла из Средиземноморья. Охотникам-собирателям Ирландии такие сооружения были незнакомы – у них были искусственные холмы. Скорее всего – это след неизвестной цивилизации народов моря. Англия была в то время – а это 3200 год – достаточно населенной, и судьба маленьких экспедиций могла быть – а, скорее, и была плачевной. Ньюгрейндж не относился к европейской цивилизации. Пришельцы с юга начали с колонизации Ирландии. Англия была слишком сильна, чтобы ее колонизировать. Возможно, даже существовала централизованная власть.

Цивилизации обычно развиваются экспоненциально во времени, т.е. большая часть их видимых достижений приходится на последние годы жизни. Вследствие этой экспоненциальности у некоторых современных исследователей возникает иллюзия, что цивилизация «возникла на пустом месте», и сразу на высоком уровне.

Исходя из подсчета найденных артефактов на территории Англии за дату расцвета европейской (английской) цивилизации можно взять 3200 год до н.э. С этого же момента начинается упадок цивилизации, продолжающийся вплоть до полного растворения в ландшафте к 3000 году до н.э. И с того же 3200 года до н.э. растет число следов Атлантической цивилизации в Англии.

Палеодемографические данные (есть и такая наука) подтверждают однотипность тенденций локальных цивилизаций: от постепенного роста к максимуму, держащемуся порядка 200 – 300 лет, а далее – к необъяснимому традиционными моделями упадку. С 3600 по 3300 гг. до н.э. в Англии произошел демографический взрыв, сопряженный с максимумом хозяйственного развития. С 3300 по 3150 гг. до н.э. наблюдалось плавное снижение численности населения. С 3150 по 3000 гг. до н.э. наблюдалось катастрофическое снижение численности населения Англии, что дало повод некоторым исследователям (Фарлонгу, например) говорить о конце света в это время. В Европе ситуация в это время была аналогичной по тенденциям, но не столь трагичной в цифрах; Если для Англии допускается падение численности населения до восьми раз, то для континентальной Европы никак не больше четырех раз.

Если нация имеет узкий генетический разброс (что иначе называется высокой моногеничностью), то она характеризуется слабыми адаптационными способностями. В таком случае биологическую аварию этой нации может вызвать даже незначительное изменение климата или социальных условий.

С 3000 г. до н.э. снова начался медленный рост; настолько медленный, что общество можно назвать «неразвивающимся». И как раз в период неразвивающегося общества, когда численность населения упала до минимума, когда культура и религия почти перестали существовать, строится Стоунхендж. Ни Стоунхендж, ни Эйвбери-хедж (каменный круг из необработанных, в отличие от Стоунхенджа, камней) не вписываются в английскую культуру того времени. Европейская цивилизация заглохла, и строительство могла организовать только атлантическая цивилизация народов моря. Но до этого ей было нужно колонизировать Англию.

* * *

Працивилизация использовала разделение труда между регионами. Если север специализировался на промышленных товарах, в том числе на металлургии, то юг ориентировался на продовольствие.

Концепция афроцентризма, как и большинство альтернативных концепций, содержит зерна истины в бочке перегибов. Афроцентристы относят возникновение животноводства в Африке к 17 тыс. до н.э. Факт существования животноводства в это время действительно научно доказан, но это не говорит о наличии цивилизации; он говорит о кратком периоде прогресса и больше ни о чем, тем более что в Кении, где эти следы были найдены, впоследствии животноводство не развивалось. Свидетельства о наличии животноводства в районах Южной и Восточной Сахары порядка 8000 г. до н.э. вполне реальны. К этому же времени относится доместикация гороха и чечевицы. Хотя менее достоверные данные говорят о культивации пшеницы и ячменя в Египте в 13 тыс. до н.э.

Цивилизация южной Сахары не имела соседей, и потому у нее не было серьезных стимулов для развития. Она развивалась пульсирующим образом, то повышая степень организации, то снижая ее в зависимости от климатических условий и численности населения.

В таком состоянии она пребывала до 3200 г. до н.э., когда Сахара начала превращаться в пустыню. Тогда, по выходу из природного равновесия, возникли протогосударства Нигера и Сенегала. Основная роль в формировании складывающейся системы отводилась народу прото-манде, распространявшемуся с восточного побережья на запад и юг. Когда Сахара, за исключением приморских областей, превратилась в пустыню (2400 г. до н.э.), эти государства прекратили существование. Достоверные же данные относятся только к цивилизации Нигерии 1000 г. до н.э. Причем эта цивилизация без посторонней помощи сумела наладить производство железа.

Один из главных аргументов афроцентризма – лингвистическое сходство древних языков. На основании сходства выводится следующая гипотеза (поскольку афроцентризмов несколько, то обобщенная):

Оригинальными жителями Сахары были представители черной расы. Этих людей, освоивших впервые в истории животноводство, нужно именовать прото-сахарцами или кушитами. Они создали животноводческую цивилизацию, именуемую кеметической. Именно ее язык лег в основу языков дравидского, египетского, шумерского, эламитского и прото-манде, а от языка прото-манде произошел язык ольмеков в Америке. (Концепции Ансейлина и Винтерса, 1981 – 1991).

Нужно признать, что сходство некоторых лингвистических терминов просто неоспоримое. И совпадающих терминов настолько много, что им посвящены многостраничные монографии. Но афроцентристский вывод о том, что цивилизация пришла из Сахары, может не иметь к совпадениям никакого отношения. К тому же хорошо известно и подтверждено археологическими исследованиями, что вышеперечисленные народы не относились к черной расе. Вывод получается единственно возможный: поскольку африканцы не распространялись на север, значит, эти языки пришли к ним с севера. А север – это территория працивилизации, это Египет и Ближний восток. Все перечисленные языки просто имели в основе язык працивилизации, и то, что изучают афроцентристы как язык своей утерянной цивилизации, является языком працивилизации.

Традиционный, вернее сказать, популярный подход к оценке цивилизаций сводится к тому, что всякая цивилизация должна оставить после себя памятники. На самом деле памятники должна оставить после себя великая культура, а не держава. Специализация на экспансии предполагает, что все силы будут направлены именно на экспансию, а строить будут покоренные народы.

Отсутствие опыта работы с камнем не помешало монголам создать свою империю. Подобная ситуация была и в Персидской державе 6 – 4 вв. до н.э.; сами персы с камнем работать умели, когда нужда заставляла; но как правило не работали. На персидских памятниках выбивались названия народов, которые эти памятники строили, но персов среди них нет. У персов не было даже своих храмов – молились они на любом месте под открытым небом. Им было не до строительства – их держава была настолько велика, что все силы уходили на организацию управления и обороны.

Цивилизации возникали регулярно. Но очень немногие из них сталкивались с необходимостью строительства каменных сооружений. Они ограничивались деревянным дворцом, после чего растворялись в окружающем мире. Нужно сразу сказать, что атлантическая цивилизация не оставила прямых каменных следов, на которых было бы выбито ее имя.

Но с другой стороны, зачем долго возиться с камнем, который к тому же еще и не плавает, когда кругом полно дерева? Камень в данном случае – непрактичный материал. Для торговли важна не прочность сооружения, а время окупаемости – в этом случае при наличии дерева применяется только дерево. Так же решили и греки в 6 веке до нашей эры, когда даже при недостатке дерева на своей территории отказались от каменных сооружений в пользу деревянных. Люди всегда предпочитали жить в деревянных зданиях; это полезней даже с точки зрения физиологии. В каменных сооружениях стали жить сначала из демонстрации богатства, а потом, в наше время – от бедности. Атлантическая цивилизация построила каменные круговые сооружения только из соображений престижа, не для себя – а для покоренных народов, и только тогда, когда разбогатела достаточно для подобных проектов.

За последние 5 тысяч лет уровень моря поднялся. В разных источниках называется величина от 3 до 7 метров. Поскольку пристани были деревянными, от них не могло остаться даже следов – прибой разворотил бы еще до поднятия уровня воды. Корабли сохраняются только на глубинах свыше 20 м; все, что оказывается под водой выше этого уровня, разбивается волнами. И захоронения «народов моря» вряд ли будут найдены. Герои моря традиционно хоронят своих вождей в море. Так что прямых следов, скорее всего, нет и не будет.

На основании имеющихся в наличии материалов «главной территорией» Атлантической цивилизации нужно признать Южную Испанию, а именно окрестности реки Гвадалквивир. Здесь найдены следы нескольких укрепленных городов-портов, относящихся к 2500 г. до н.э. Есть информация, что около города Ньебле найдены циклопическая кладка и большой порт, относящиеся к этому же периоду времени; есть даже фотографии, но подтвердить их достоверность пока не удалось. В любом случае Южно-испанский «центр», или как его иногда называют «альтернативщики», «Врата Атлантиды» вряд ли имел для «народов моря» такое важное значение, какое уделяют ему современные исследователи.

Атлантическая цивилизация народов моря оставила множество следов. Проблема сводится не к тому, что не существует следов-сооружений; такие сооружения есть, проблема сводится к вопросу: принадлежат ли эти сооружения к Атлантической цивилизации. Аргументы афроцентристов в пользу черной цивилизации народов Западной Африки – это аргументы Атлантической цивилизации. Прямых доказательств ее существования нет, но косвенных – больше чем достаточно. Вплоть до того, что целая афроцентристская концепция "черных ольмеков" построена на косвенных лингвистических доказательствах. Только в официальной истории косвенные доказательства могут игнорироваться. Но, к слову, теория гравитации тоже построена на косвенных доказательствах.

* * *

У черной расы был свой час экспансии, когда она распространилась на Испанию, Италию и Южную Францию. Это было в последние тысячелетия палеолита и по времени совпадает с ближневосточной працивилизацией. Но о цивилизации говорить в данном случае нельзя. Это были племена, склонные к людоедству. Но если была экспансия, значит потенциал развития существовал, а это еще один плюс в пользу дальнейшей цивилизации.

Цивилизации возникают на границах земли и моря, леса и степи, степи и полупустыни; но если земля и моря уже долго стоят на месте, то остальные границы медленно, но постоянно двигаются. С ними перемещаются и цивилизации, причем цивилизации не «ходят», а исчезают и возникают. Идеальное место – точка схождения многих границ. В тропических лесах и в пустыне цивилизации никогда не возникали и, скорее всего, невозможны.

Атлантическая цивилизация сложилась по общему правилу на грани двух климатических зон из двух типов племен: она была объединением охотников и рыболовов. Охотники развились в воинов, а рыболовы – в моряков. В плане культурной преемственности она могла ориентироваться на Европейскую цивилизацию на территории Испании и на скотоводческую цивилизацию Южной Сахары, а та в свою очередь ведет родословную от працивилизации на территории Египта. Атлантическая цивилизация объединяла представителей и черной, и белой рас.

Следов этой цивилизации нет, но нет только прямых следов. Есть изображения чернокожих в Америке; есть легенда о том, что Стоунхендж построили пришельцы из «далекой африканской страны». Прямые свидетельства ее существования не найдены, во-первых, потому что их никто не искал, а во-вторых, вся культура этой цивилизации сводилась к кораблестроению и войне. Строительство серьезных сооружений осуществлялось с помощью иностранных специалистов, возможно даже, что египетских и американских. Письменности у этой цивилизации не было.

Некоторые исследователи относят возникновение цивилизованных сообществ Западной Африки к 10 тысячелетию до н.э. То, что Северная Африка входила в зону тогдашних высоких технологий – несомненно, и огромное количество найденных микролитов–вкладышей это подтверждает. Но использование папуасами телевизора не значит, что они его сделали. Так и микролитическая технология была или заимствована, или принесена племенами-завоевателями. Официальная наука регистрирует появление чего-то похожего на цивилизацию гораздо позже. Среди найденного и задокументированного присутствует так называемая Капсийская культура Северо-Западной Африки: к 5 тыс. до н.э. здесь были керамика и домашние животные, были и металлические изделия, но нет следов их производства.

Первое официально признанное государство западной Африки – это Гана; существовало оно в 3 в н.э. и территориально располагалось на водоразделе рек Сенегал и Нигер. И это было уже тогда, когда Сахара стала пустыней. Под слоем одной древней культуры обычно находят другую. Река Сенегал – это и линия смены климатических зон, и центр пересечения речных путей Юго-западной Африки и промышленных зон северной Африки.

Западная Африка – понятие условное, и если расширить ее границы, на ее территорию попадает еще одна цивилизация – Нигерия. Начальная точка этой цивилизации еще не установлена, но в 1000 г. до н.э. эта цивилизация самостоятельно изобрела процесс получения железа – с чем и вошла в анналы истории. Железо было изобретено не на пустом месте – до того эта цивилизация знала бронзу. К тому же в Нигерии есть запасы олова, необходимые для ее производства. Но поскольку Нигерия (включая Бенин) от цивилизационных ареалов серьезно отдалена, можно предположить, что ее цивилизация – преемственная. И поскольку к югу цивилизации быть не могло (там тропики) – цивилизация-предок должна была существовать севернее, и самое удобное место – это истоки реки Нигер в Западной Африке.

Геродот за сто лет до Платона (460 г до н.э.) называет атлантами жителей Северной Африки, а именно – Марокко. В этом же месте находят Атлантиду и другие античные исследователи, например, римлянин Плиний Старший. Среди североафриканских берберов существует легенда об Аттала – государстве, богатом золотом, серебром и оловом, которое погрузилось на дно океана, но которое, следуя предсказаниям, должно однажды вновь появиться на поверхности. Подобные же легенды существуют и на северо-западе Африки, где рассказывают об Аталане, Атарне или Атлатиои. Финикийцы упоминали о некой тайной земле – острове, который они называли Антиллой.

В современной атлантологии «западноафриканская традиция» наиболее популярна. Первым поместил Атлантиду на север Африки – правда, не аргументированно – француз Е. Берлиу. Немецкий исследователь Лео Фробениус поместил Атлантиду на сушу западной Африки на основании исследований искусства, символики и мифов народов всего западноафриканского побережья. Очередное произведение было издано французом А. Руто – здесь Атлантида оказалась в Марокко. Далее пошла лавина – в Африку Атлантиду поместили Богаевский, Борхард и множество других исследователей-альтернативщиков. А все остальные изыскания посвящены затонувшему материку, который никогда не тонул...

Можно выделить два периода развития атлантической цивилизации. Первым является период становления 3200 – 2800 гг. до н.э. – т.е. по времени сложилась она уже после кризиса цивилизации европейской и была ее прямой наследницей. С Ближним Востоком, во главе которого стоял Египет в период расцвета, Атлантика в момент становления опасалась связываться. Это первая фаза атлантической цивилизации, когда ее доминирующей территорией была Испания. Второй период, период широкой экспансии и борьбы за передел мира приходится на войну и победу над коалицией Ближнего Востока с захватом Англии в 2800 – 2400 гг. до н.э. К этому же периоду можно отнести и открытие Америки. На втором этапе явно прослеживается «черная» линия. Даже сама экспансия нового цивилизованного сообщества на восток могла быть вызвана появлением внутри этого сообщества новой силы.

По большому счету, это был гибрид викингов и Британской империи. Как известно, Британия не располагала достаточными внутренними ресурсами, что вынуждало ее проводить экспансионистскую колониальную политику. Точно так и Атлантическая цивилизация серьезными ресурсами не располагала, и результат был тем же самым – колониальная политика. Викинги по большому счету ничего не создали и ничего после себя не оставили – но их корабли доходили до Гренландии, а воины держали в страхе не только Северное море, но и Средиземноморье.

Поскольку Атлантическая цивилизация обладала мощным флотом, для нее не представляло труда добраться до Америки. Здесь, как и в Европе, были созданы колонии. Но промышленного значения эти колонии не имели, и поселенцы в них не отправлялись.

Кто именно победил фашистскую Германию – уже сейчас, всего через 50 лет, историки спорят. А какие были отношения между Испанией и Западной Африкой, как распределялись зоны влияния и прибыль, чьих солдат и купцов на кораблях было больше – это уже никто теперь не разберет.

Белые сначала могли нанимать черных воинов. А потом, когда черные усвоили все принципы, они сами смогли проводить политику своих хозяев, просто доросли до этого уровня. Черные оказались в равноправном с белыми положении. Вполне возможно, что имела место и война в колониях, события которой отражены в американских мифах. Представляется вероятным, что жители Испании и Северной Африки разделили сферы влияния – черным достались территории в Атлантике, в том числе и Америка, белым – в Средиземноморье. Наемники же были вольны служить кому заблагорассудится. Но и эти сферы влияния, за исключением Америки, могли постоянно перераспределяться.

За Африкой остается три морских пути – Английский, Африканский и Американский. Часто говорится о невозможности пути морского из Сенегала в Европу. Действительно, путь из Сенегала в Европу мог идти только по суше, поскольку то же самое океанское течение идет вдоль побережья против часовой стрелки. Торговый путь должен был быть кольцеобразным – из Сенегала в Нигерию по Нигеру, а обратно по океану по течению.

Плавать в Англию и Италию с западноафриканского побережья было трудно из-за течения и вовсе необязательно. У черных вполне могла быть какая-нибудь «Ост-Английская компания» со штаб-квартирой в колонии на берегу Испании, которая и контролировала территории и их ресурсы. Эта же территория штаб-квартиры могла поставлять и необходимых солдат – в команде вполне мог быть один мавр-представитель метрополии и несколько десятков местных наемников. Система могла быть подобна современной: корабль – английский, флаг – либерийский, груз – немецкий, владелец – грек, капитан – испанец, матросы – украинцы. А «высокотехнологичные» предприятия, хотя и могли принадлежать иностранцам, скорее, были автономными, и работали на них только местные жители.

После 2400 года до н.э. африканские руководители испанских поселений не проводят политики на передел мира, а занимаются торговлей на западе и поставкой воинов на острова. На Крите найдено несколько изображений вооруженных негров – историки решили, что это дворцовая стража (примерно 1500 г. до н.э.) Сомнительно, чтобы дворцы доверили охранять совсем чужим людям. Тем более сомнительно, чтобы «простых» наемников стали выбивать в камне.

Троянская война была в 1200-х гг. до н.э. В "Одиссее" Гомера есть описание "эфиопов", прибывших на помощь троянцам (Троя – торговый город). Но "эфиопы" прибыли не с юга, а с «крайнего Запада». На помощь троянцам прибывали не представители исчезнувшей метрополии, а одной из переживших ее колоний. Впоследствии черная раса больше на Западе не упоминается.

Последние 50 лет мир пребывал в состоянии состязания сверхсистем. Подобная ситуация была и в древнем мире. Первая сверхсистема хорошо известна – это ближневосточная цивилизация. Единственное, что можно предложить в качестве утраченного звена – это сверхсистема Атлантики, организованная как федерация народов моря и не имеющая постоянного лидирующего народа. Так что цивилизация Атлантики действует на мировой арене в двух лицах: то как испано-атлантическая цивилизация, то как афро-атлантическая.

И первая, и вторая сверхсистемы проводили одинаковую по принципам империалистическую политику на захват колоний и рынков доступного сырья. Главным стратегическим товаром было олово. Как современные державы соревновались в количестве и силе ядерного оружия, так древние цивилизации соревновались в строительстве сверхсооружений. Стоунхендж, возможно, был построен коренным населением Англии под властью Атлантического государства. Его смысл – заявить ближневосточным народам, что Англия – это зона атлантического влияния, а не чья-то еще.

В гонке вооружений возможны прорывы. Например, феодальная Япония не имела огнестрельного оружия, но зато холодное здесь было доведено до абсолютного совершенства. Африка не развивала ничего, кроме военного дела и судостроения, и потому вырвалась в этих отраслях далеко вперед.

Существует египетский текст, в котором написано следующее: "не пытайся проникнуть в Атлантический океан; все, кто пытался это сделать, не вернулись обратно". Нужно сказать, что в плавании по прибрежной зоне Атлантики нет ничего более страшного, чем в плавании по Средиземному морю. Единственный практический смысл предупреждения – в Гибралтаре стоял флот, который захватывал пытавшиеся прорваться корабли. Сцилла и Харибда греков – это сицилийский пролив. Проплыть через него несложно. Легенды о зловещих существах, нападающих в нем на корабли, имеют причиной опять-таки наличие в этом районе контролирующей морской силы.

До 1500 г до н.э. существовал международный закон, запрещающий любым ближневосточным нациям, кроме финикийцев, плавать западнее Сардинии. Финикия – крошечная страна по сравнению с Египтом, причем ее территория неоднократно к Египту присоединялась. Возникают подозрения, что за финикийцами кто-то стоял. Первоначально это могла быть только Атлантическая цивилизация. Когда последняя исчезла в песках, финикийцы, скорее всего, не стали об этом распространяться, а взяли под собственный контроль ее зоны влияния. Это и привело к резкому усилению "народов моря" и дало им возможность еще раз испытать силы в войне с Египтом. Геродот на основании более ранних источников сообщает, что один из фараонов был финикийским ставленником. Правитель-ставленник иностранцев – это традиционно для сегодняшнего мира; но это атрибут мировых сверхсистем, стоящих над странами и народами.

Ключи от большинства загадок 3-го тыс. до н.э. находятся в море. Бронза в Египте появилась позднее, чем во всем окружавшем его мире, при том, что Египет был наиболее развитой страной Востока. Это можно объяснить торговыми санкциями – кто-то запретил продавать олово египтянам. Почему атланты держат небо (или землю)? – потому что держать до сих пор во множестве языков (и в русском, и в английском) означает контролировать. Кроме того, и греки, и позднее скандинавские народы, говоря о божествах моря, всегда относили их к отдаленным родственникам веселой семейки богов. Это значит – народы суши и народы моря принципиально различались, что и нашло отражение в божественных родословных.

Обычай мумификации мог появиться следующим образом. В Японии существует традиция – каждый погибший вне пределов островов должен быть захоронен только на островах. До сих пор японцы эксгумируют останки своих солдат и хоронят в Японии. Народы моря вполне могли поступать подобным образом. Но как без холодильника довести труп? Единственный ответ для того времени – мумифицировать его. И в таком виде отправить на родину. Потому и не найдено прибрежных захоронений моряков. А после опознания на родине, после всех ритуалов мумию могли утопить или сжечь, т.е. для длительного хранения она не предназначалась. Так и саркофаги первоначально могли предназначаться для временного хранения этих мумий. Кто-то ритуал подсмотрел, зачем это делалось – не понял, и решил, что мумификацию проводят для последующего оживления в другом месте.

Афро-атлантическая цивилизация не смогла пережить наступления сахарских песков; следы ее теряются после 2400 года до н.э. Если считать 3200 год до н.э. ее началом, то диапазон лет соответствует периоду жизни нации. Скорее всего, это была цивилизация одной ведущей нации, культурную преемственность от которой подхватить было некому. Да и культура была, нужно сказать невысокой.

При всех приведенных фактах, а большинство из них историками признано – не признаны только комментарии, историки отрицают не только факт существования Атлантической цивилизации, но даже не рассматривают возможность ее существования. Конечно, рассмотрение особенностей ее жизни вытащило бы правду о вырождении. Это главное, что заслуживает сокрытия.

Но есть еще и мелкие детали, «говорящие» мелочи. Атлантическая цивилизация очень сильно напоминает последнюю оставшуюся на планете сверхсистему. Кроме того, пирамиду – по сути знак поражения и последующей гибели Египетской сверхсистемы – умудрились поместить на банкноту; это все равно что написать на купюре: «помни о вырождении». Так что современным историкам, дабы благополучно получать эти купюры, не нужно подобное знание. Потому что тем более оно не нужно тем, кто историков купюрами снабжает.


Корабли

Кораблестроение – отрасль, пережившая самые невероятные подъемы и спады. Со времен крестовых походов европейские корабли неуклонно прогрессировали в лучшую сторону. Эта относительно новая тенденция создает историческую иллюзию, что аналогичный прогресс в кораблестроении присутствовал всегда. Но если обратиться к фактам истории древнего мира и раннего средневековья, выяснится, что и военные, и транспортные, и торговые корабли 1-го тыс. н.э. серьезно уступали своим античным аналогам.

Працивилизация обладала кораблями, но корабли эти были предназначены исключительно для прибрежного плавания. Сомнительно, что працивилизации был известен парус. Она не занималась дальней торговлей, не занималась даже серьезными перевозками. Ее представители посещали Кипр, и даже оставили на нем колонистов, но для нее земельный вопрос не стоял – она была сильнейшей и могла захватить любую территорию. К тому же после потопа морские знания оказались утраченными, и интерес к плаваниям появляется только в 6-м тыс. до н.э.

Первый факт крупномасштабной морской транспортной операции не имел к працивилизации никакого отношения: это заселение Австралии, которое было бы невозможно без морских транспортных лодок. Не важно, были это катамараны или вязаные суда – главное, суда были транспортными и океанскими. Одно точно – это были не плоты, которые бы снесло течением, и не вариации каноэ, которые бы попереворачивало ветром. И уж точно не челны – долбленки, как найденные в северной Европе и датированные 7 тыс. до н.э. Сомнительно, что у них не было весел или паруса – хотя «исторически-официально» эти изобретения появились на 35 тыс. лет позже переселения.

Восточнее Нила, недалеко от Асуана найдено множество изображений судов; возможно, в этой пустыне мог быть древний волок, соединяющий Нил и Красное море. На рисунках, относящихся к периоду 4000 – 3000 гг. до н.э., бесспорно изображены многовесельные корабли, а на кораблях показано до 70 членов экипажа. У всех кораблей есть весла, якоря (речным судам якоря не нужны, их проще привязывать) и в отдельных случаях маленькие паруса. На северо-египетских изображениях 3100 г. до н.э. присутствуют двухпалубные суда: на нижнем этаже гребцы, на верхнем – пассажиры. Египетское же изображение 2450 г. до н.э. демонстрирует однопалубное, но длинное деревянное (не папирусное!) судно со складывающейся мачтой и многовесельной рулевой системой. Парус появился на Ниле порядка 6000 года до н.э.

С одной стороны, египтяне были замечательными мореходами, о чем говорит нахождение морских судов, захороненных около пирамид. Длина самых больших военных кораблей составляла от 18 до 42 метров, а самой большой найденной речной баржи – 63 метра в длину и 21 м в ширину. Корабли относились к периоду 3000 – 2500 гг. до н.э. Причем кораблестроение должно было развиться раньше, а находки в песках – это корабли времен упадка судостроения. Если египтяне могли построить ритуальный корабль в 42 метра длиной, сомнительно, чтобы они не могли построить мореходное судно в два раза меньше. Для трансокеанских плаваний достаточно однопалубного судна 20 м. в длину. Так что на вопрос, «какой корабль могли построить древние», ответ будет «такой, какой нужен для решения конкретной утилитарной задачи».

Астрономия в древности – это в первую очередь морская наука. С другой стороны, египтяне очень плохо ориентировались в море, что вполне могло сделать их добычей морских народов. Скорее всего, «другая сторона» – это немного другое время, неразличимое через пять тысячелетий.

Сесострис, как говорили жрецы, первым отправился на военных кораблях из Аравийского залива и покорил народы на Красном море. Он плыл все дальше, пока не достиг моря, непроходимого для судов из-за мелководья. (Геродот). Да, Геродот указывает фараона середины второго тысячелетия до н.э. И ясно говорится – этот «фараон первым отправился на военных кораблях»... Но ведь найденный у пирамиды флот на 1500 лет старше. Значит, корабли у пирамид захоронила не просто египетская, а «другая» египетская цивилизация; и между этими цивилизациями были утрачена преемственность, в том числе и в области судостроения, и в области мореплавания.

В Финикии мог строиться во вторую очередь финикийский, а в первую очередь Египетский флот; подобные примеры достаточно популярны в современной новейшей истории. Известно, что значительная часть Японского флота для войны 1905 года с Россией была построена в США. Что интересно, в США для этой же войны были построены некоторые русские корабли. Кто имеет возможность, тот и строит. Но это не значит, что корабль нужен строителю, это обыкновенное международное разделение труда.

Экипаж стандартной греческой триеры 482 г. до н.э. при габаритах 38 м в длину состоял из 200 человек. Прогулочная яхта императора Калигулы, ок. 30 года н.э., сгоревшая во время Второй Мировой войны, составляла в длину 70 м, в ширину 18 м, имела мраморные полы, залы с колоннами и внешнюю свинцовую обшивку. Боевые корабли превышали в длину 100 метров. Некоторые из них были полностью – и сверху, и снизу – бронированы. В истории античного Средиземноморья описаны туристические "лайнеры" Италия-Египет водоизмещением 4200 тонн, длиной – 125 метров, шириной – 17 и высотой борта 22 м.

Испанское могущество на море началось в 1450-х годах, а закончилось через полторы сотни лет в 1588 году разгромом Великой армады. В Китае чуть ли не с 12 века до середины 19-го существовали речные корабли с гребными колесами. Китайская морская армада в 15 веке дошла до Кении. Вернулась она только потому, что не нашлось стран, достойных завоевания. В то же время китайские корабли дошли до Австралии. У Кореи в 16 веке были весельные морские броненосцы (корбуксоны), отражавшие и японские, и китайские атаки. Российский флот появился на Балтике в 1700-х годах, на мировой арене в 1740-х годах, к 1850 году пришел в полный упадок, в 1975 году снова был вторым в мире по силе. В 2000 году от него остались одни воспоминания.

Флоты мгновенно, за какую-то сотню лет удивительно прогрессируют, а потом за столь же ничтожный исторический промежуток исчезают. Для сравнения, флагманский корабль Колумба имел в длину менее 25 метров. Кривая развития представлена очень короткими и высокими пиками активности; эволюционный период начался только с 1200 года н.э. с кораблей крестоносцев, и только для Европы. Все необходимые средства и навыки для пересечения океанов у античных моряков были уже в третьем тысячелетии до н.э. С этого третьего тысячелетия флоты не прогрессировали порядка полутора тысяч лет, до финикийского периода с 1500 года до н.э. Далее корабли снова не прогрессировали порядка 1000 лет, до 500 года до н.э., т.е. до периода античных флотов.

Как аргумент «слабости» древнего мореплавания официальными историками приводятся домыслы, что античные моряки боялись открытого моря. Возможно, что где-то так и было; но об этом нигде, кроме как у современных историков, не написано, и к тому же плавать у берега опаснее, чем в открытом море – легче налететь на скалы. Но с другой стороны, любой монарх-самодур того времени мог дать морякам команду или плыть прямо, или вешаться сразу. Неизвестно, обогнули ли финикийцы Африку, но точно установлено, что фараон послал их это сделать. Вряд ли эти финикийцы отправлялись в путь с хорошим настроением.

На западном побережье Африки с вопросом «куда плыть» ситуация могла быть еще проще. Руководство государства могло дать команду выяснить, куда садится Солнце. Чтобы следовать таким курсом, нужно было установить по палочке-визиру на носу и на корме. Идя под парусом, веслами и хорошей палкой надсмотрщика, можно было достичь Америки за месяц. Естественно, это расстояние для древнего мира очень велико; но колонизаторы и не закрепились в Америке, а только «божественно наследили». Для сравнения можно добавить, что в наше время маршрут от Дакара до Антильских островов был пройден на большом виндсерфинге за 12 дней. И, пожалуй, не осталось такого мусора, на котором бы не переплывали Атлантику – только что в бочке не плавали.

Возвращаясь к глобальной цивилизации третьего тысячелетия до н.э., можно с высокой степенью уверенности, основанной на египетских изображениях, утверждать, что корабли этой цивилизации были однопалубными, с каменными якорями, многовесельными, с парусами, имеющими вспомогательное значение. Чтобы представить подобные корабли, достаточно посмотреть на суда викингов – по сути, это их аналоги. Можно даже предположить, что суда викингов – это не просто аналоги, это та самая пережившая тысячелетия система судостроения и есть – поскольку эти суда имели очень высокие нос и корму, непрактично завышенные, свойственные кораблям с египетских наскальных изображений, но не своим современникам 8 – 9 вв. н.э.


Битва за Англию. Стоунхендж

Как говорилось ранее, Стоунхендж не вписывается в английскую культуру своего времени. А время характеризовалось полным упадком хозяйственной жизни, резким сокращением населения и в общем полным упадком так и не сумевшей выйти на путь развития европейской цивилизации.

Некоторые «альтернативщики» до сих пор предполагают, что археологи датируют Стоунхендж промежутком между 1900 и 1600 годами до нашей эры (встречается и другая дата – 2965 год до н.э.), а авторство приписывают кельтским племенам бикеров и уэссекцев, при том, что кельты появились на территории Англии не раньше, а скорее гораздо позднее 1000 г. до н.э. По неизвестной причине альтернативные исследователи не замечают положительных изменений в области датирования и археологии вообще, которые под их давлением и происходят. На самом деле, по последним данным английских археологов, каменный Стоунхендж был воздвигнут в период с 2850 по 2100 годы до н.э., а наиболее вероятным возрастом считается 2480 – 2440 гг. до н.э. Датировка производилась организацией «Английская научная служба датировки наследия» при участии специалистов из университетов Белфаста и Оксфорда и организации «Уэссекская археология» в 1994 году. А российские «альтернативщики» вообще не дружат с иноязычными источниками, в результате чего периодически разводят критику идей 20 – 40–летней давности.

Но и новейшие археологические изыскания – это тоже не сенсационное открытие. До них существовала хронология Росса Клиэла, и новые исследования эту хронологию только подтвердили. Эта хронология свидетельствует о синхронности строительства великих пирамид Египта и Стоунхеджа и тем самым косвенно подтверждает факт существования в это время глобальной цивилизации, или, как это иногда говорится о мире современном, системы цивилизаций.

С 3100 г. до н.э.- существовал Стоунхендж деревянный. Это сооружение вполне вписывалось в культуру тогдашнего английского общества как части «европейской цивилизации».

2650 г. до н.э. – начало строительства Эйвбери-хеджа. Круговое сооружение было построено из больших необработанных камней. Английское население, возможно, продолжало связывать свои культы со Стоунхенджем, а сооружение из больших, но малоинтересных камней игнорировало. Тогда колонизаторы могли принять решение построить свой знак на месте древнего национального святилища, как бы объединив этим актом два народа. Другой вариант – очередной наместник, осмотрев «символ власти», заявил, что это безобразие и что нужно построить другой, нормальный.

С 2500 г. до н.э. строится Стоунхендж каменный, и к 2200 г. он, скорее всего, был завершен. Возможно, что представители атлантической цивилизации, сами не знакомые с хорошей обработкой камня, привезли сюда наемных инженеров. Не исключено, что из города Микены – ведь именно микенский кинжал вырезан на одном из блоков. Возможно, что из какого-либо другого подобного средиземноморского города, где этот кинжал существовал ранее – ведь официально Микен «не существовало». Так, совместными усилиями – принуждением африканцев, талантом средиземноморцев и физической силой жителей Англии было создано это сооружение.

Сразу после окончания строительства по принципу "у соседей есть, а у нас – нет" различные английские племена приступают к возведению собственных копий мегалитических кругов. В 1600 г. до н.э. Стоунхендж был заброшен; межгосударственные связи исчезли вместе с Атлантической цивилизацией, зачем и в честь чего было создано это сооружение, уже никто не понимал.

Стоунхендж построили представители Атлантической цивилизации – к такому выводу можно придти методом простого исключения претендентов.

Но собственно Стоунхенджем история каменных кругов, или кромлехов не начинается – первые круги из плохо обработанных камней встречаются на территории Испании, и не заканчивается. У Платона «атланты», помимо Африки «вплоть до Египта» владеют в том числе и Италией – «вплоть до Тиррении».

Существует археологическая легенда, что в горах Калабрии, на высоте 1065 метров над уровнем моря существуют каменные конструкции, идентичные тем, что находятся в Англии и известны под названием Стоунхендж (16°21 'в.д, 38°26' с.ш.). Итальянские сооружения, как полагают, древнее британских и относятся к так называемой микенской культуре (которой не было в это время?- авт.), возраст строений 4000-2400 лет до н.э. К настоящему времени каменные глыбы по большей части разрушены: ученые определили, что это стало следствием землетрясений, которые за многие века не раз сотрясали здешнюю почву.

Конструкция итальянского Стоунхенджа ничем не отличается от своего британского аналога: на двух каменных глыбах высотой примерно в 10 метров лежит каменная "перекладина". Осколки конструкций разбросаны на значительной площади, что предполагает обширный характер "застройки". Итальянские археологи говорят, что находки, ранее сделанные в этом месте, свидетельствуют о наличии тут микенского поселения. Как и в случае со Стоунхенджем, нет полной ясности относительно целей подобного рода сооружений.

Крайне сложно построить два одинаковых сооружения в двух разных странах да еще и в разное время. Потому время для Итальянского сооружения имеет смысл определить по поздней точке – 2700 г. до н.э. – и тогда даты строительства совпадут – что вполне логично: во всех одинаково подвластных странах строятся одинаковые административные сооружения. К тому же для микенцев весьма нетипично строить сооружение на такой высоте – они были народом моря и тяготели к прибрежной жизни. Так что скорее всего, они итальянский Стоунхендж или строили не для себя, или в качестве гостей его посещали. Кстати, указанное место – стратегическое для флота: это континентальная сторона Мессинского пролива. Снова вспоминается древний договор, по которому никто, кроме финикийцев, не мог плавать западнее именно этого места.

В Майами найден каменный круг, нетипичный для Америки. Его диаметр около 15 м., камни небольшие. Скорее всего, он – результат традиции указывать принадлежность территории. Он получился таким оригинальным, поскольку прибывшие сами располагали очень малыми человеческими ресурсами, а заставить его строить местных жителей в силу той же малочисленности не получилось. Круг не датирован, но в предполагаемый разброс вероятных дат входит и время строительства Стоунхенджа.

Если цепочка событий построена правильно, то «необъяснимые» события должны в нее встроиться. В 2800 году до н.э. в мире существовало две каменных канализационных системы. Первая находилась в Индии, в городе Мохенджо-Даро и являлась результатом роста городов планомерно развивающейся цивилизации, впоследствии уничтоженной арийскими племенами. Но вторая находилась на Оркнейских островах к северу от Англии.

Если анализировать по культурным элементам состояние мира в 2800 году до н.э., то пионером развития оказывается не Египет, а именно Оркнейские острова. Здесь, кроме канализационной системы, найдена каменная сауна и каменные жилища с хорошо обработанной каменной мебелью. Археологи считают, что канализация, сауна и дома служили для отдыха живших здесь земледельцев, поскольку употреблявшаяся пища была земледельческого характера. Но достаточно посмотреть на карту и понять, что «земледельцев» в равной степени можно было бы поискать и за полярным кругом. К тому же подобный «взлет строительной мысли» прослеживается не по всем Оркнейским островам, а ограничивается поселком Скра-Брей.

По аналогии с современным миром можно предположить, что здесь находилась английская военная база. Так далеко она была построена для сохранения секретности, так далеко к северу – поскольку опасность исходила тогда только с юга, и англичанами – поскольку от остальных народов, заподозренных в цивилизованности, это слишком далеко. А продукты земледелия, которые в это время здесь выращиваться не могли, на военных базах не производятся, а завозятся и потребляются – как и сегодня.

Как и острова Оркнейские, Канарские содержат загадки, которые могут быть решены только при наличии морской цивилизации. Канарские острова первоначально были населены народом гуанчей. Это были представители белой расы, светловолосые и голубоглазые. Железа они не знали (да и не было железа на островах), жили на уровне каменного века, но в каменных домах, были солнцепоклонниками. Самый интересный момент – они не умели строить лодок, чем и оказались единственным в таком роде островным народом. Единственное, чем можно все эти несовпадения объяснить – это потомки цивилизованных узких специалистов, скорее всего, рабочих и администраторов транзитного порта, которых на островах просто забыли. У них даже была легенда, по которой «Бог, поселив нас на острове, забыл про нас. Но он вернется... (хотя не обещал)»


Атлантида и Платон

Загадка Атлантиды сводится к нескольким конкретным вопросам: где она находилась; когда она существовала; как она погибла; что именно имел в виду под Атлантидой Платон в своих «диалогах». У любой «загадочности» должны быть причины; самая популярная среди них – это непонимание. Атлантида не была похожа на государства, в которых ее пытались описать.

Как говорилось ранее, древние знания не шифровалось, более того, наличие встроенных кодов расшифровки и цифровых ключей предполагало, что знания должны было передаваться, не искажаясь. Но искажения происходили с каждым языковым переходом, с каждой социальной или технической революцией, с каждой попыткой обработки оригинала. А когда обрабатывался уже когда-то измененный оригинал – получалось нечто совсем несуразное.

Платон перепутал все то, что не смогли перепутать египетские жрецы. Его исследования, судя по всему, представляют смесь всех пересказов всех событий, произошедших со времен працивилизации до 3000 года до н.э.

Прежде стоит вспомнить современные приключенческие фильмы. Они состоят из двух элементов: первый – реальная декорация, например, война. Второй – непосредственно герои и их действия; в данном, главном, участке повествования – все вымысел.

Работы Платона содержат декорации, созданные из весьма неопределенных слухов. Кроме того, декорации эти очень слабые. Но, как и в приключенческом фильме про войну, именно декорации, а не главная линия повествования ближе к истине. Сняты десятки фильмов про Цезаря и Клеопатру, но ни в одном нет исторической правды – в них есть только то, что по мнению сценаристов могло принести коммерческий успех.

Работа Платона начинается с коммунистической пропаганды чуть ли не маоистского толка, и это, а не Атлантида, является главной темой работы. Причем пропаганды даже не в стиле Сталина, а в духе Полпота или даже еще жестче. Вторая идейная линия – это приверженность принципам корпоративного государства, в перспективе тяготеющего к кастовой системе, подобной современной индийской и являющейся причиной экономической отсталости и биологического вырождения.

Существование государства в Греции в 9 тысячелетии до н.э. – полный вымысел. Никакого государства, никаких Афин и никакой цивилизации в это время не было. Во всяком случае, в Греции.

Система поиска истины строится следующим образом: все главное в первоисточнике отбрасывается, все второстепенное рассматривается. В тексте есть фразы, достойные внимания. Например, сообщение о том, что "древность египетских городских установлений определяется по записям в восемь тысячелетий". Такая большая цифра – это слишком много для лжи.

Первый рассматриваемый аспект проблемы поиска – географический; непосредственно указана территория за Гибралтарским проливом, о чем говорит характеристика "море настоящее – море, являющееся заливом (Средиземное)". Об этом же положении говорит и география военных действий. Атлантиду часто ищут в Средиземном море, а оппоненты такого подхода заявляют, что это не Атлантида Платона. Искать Атлантиду в средиземном море не имеет смысла вне принципа, является ли эта Атлантида Атлантидой Платона или чем-то иным. Так что никаких извержений вулканов (Санторин) и островов в Средиземноморье под описание не подходит. Только за Гибралтаром. Атлантида – это не Америка, поскольку в тексте сказано, что с ее островов можно было попасть на «противоположный материк», который идентифицируется как Америка однозначно.

Существует гипотеза В.Кудрявцева, согласно которой в тексте Платона Атлантида ни разу не называется островом, а само слово "остров" появилось в результате многочисленных переводов. Но встречается слово «острова», что позволяет говорить как об архипелаге, так и об островной державе вообще. Кроме того, в тексте не говорится о царе Атлантиды, а сообщается о «царях Атлантиды».

Правители Атлантиды "...по эту сторону пролива ... овладели Ливией вплоть до Египта и Европой..." до половины Италии. Претендентов на эту роль два: это так называемые "народы моря", угрожавшие Египту 1500 лет до н.э. и ранее описанная Атлантическая цивилизация. Народы моря 1500 года до н.э. не попадают под описание территориально во-первых, во-вторых, эта война была еще в памяти, благо лет после нее прошло относительно немного. К тому же именно Атлантическая цивилизация исчезла непостижимым для тогдашнего мировосприятия образом. И никто за дальностью расстояний не понял, как она исчезла.

Все описания Атлантиды, ее строя и архитектуры можно выкинуть – Атлантическая цивилизация строила каменные сооружения только в своем центре – в Южной Испании и на островах. Все ее практические сооружения, равно и техника, были деревянными. Но если не пытаться трактовать текст дословно, а пойти путем ассоциативных связей, можно заметить, что у Платона говорится о круглой, состоящей из трех кругов столице атлантов. Но из трех кругов состоит только одно заметное сооружение в мире – это Стоунхендж. И как в «столице атлантов» каждый круг был обнесен стеной из индивидуального металла, так и круги Стоунхенджа построены из разных типов камней.

Описано также погружение территории и указана дата – 9500 год до н.э. В это время действительно огромные территории были затоплены, и в данном случае Атлантида предстает как Атлантическое побережье. В те времена государства рассматривались как изначально преемственные, и в том, что одним словом названо две разных во времени частично совпадающие территории, нет ничего удивительного. Кроме того, даже многие современные историки находятся в плену у идеи преемственности, как египтологи, не различающие нации Древнего Египта.

В ряду катастроф, кроме затоплений, упоминаются пожары, уничтожающие людей на земле; но самый оригинальный момент – это описание изменений почвенного покрова. "Вся мягкая и тучная земля оказалась смытой", "были крыши из кровельных деревьев". Хотя в текстах говорится об территории Греции, то же самое в большей мере применимо не к ней, а к территории Сахары в 25 веке до н.э., когда эта территория стала пустыней. И цивилизация Западной Африки погибла именно из-за наступления пустыни. Можно было бы предположить, что она выродилась, как все цивилизованные народы того времени, и скорее всего это так, но даже после гибели цивилизации Атлантики африканские воины еще долго мелькали по Средиземноморью, волей-неволей распространяя информацию о своей державе. К тому же со времен працивилизации идет ассоциативная связь «потоп»-вырождение и аналогичная связь «ужасная ночь»-вырождение.

Напрашивается вывод, что к началу нашей эры все древние знания, вся древняя история до 1500 года до н.э. спрессовалась в единый неразделимый пласт. И египетские жрецы толком ничего в прошлом не понимали – иначе бы они объяснили много интересного еще Геродоту. Этому способствовал тот факт, что фараоны очень не любили распространяться о своих неудачах. Были случаи, когда фараоны, потерпев катастрофические поражения, возвращались в Египет и ставили обелиски в честь якобы произошедших побед.

В «диалогах» Платона описана война за мировое господство 30 – 24 вв. до н.э. между коалицией Ближнего Востока и «Народами Моря» с ударной силой в лице западно-африканцев, а причиной гибели одной из сторон назван потоп 96 в. до н.э., или вырождение ассоциированное с потопом. «Столица атлантов» Платона ассоциативно связана со Стоунхенджем. Атлантида представляет собой Атлантическую цивилизацию нескольких народов; территория Атлантиды была там, где удавалось закрепиться морской пехоте «белых» и «черных» государств Атлантической цивилизации.


Загадки Америки

Археологи хорошо потрудились, воссоздавая историю технического прогресса американских индейцев. Артефактов было извлечено больше чем достаточно, чтобы составить довольно точную хронологию развития этого региона. Было выяснено, что кукуруза – вовсе не дар богов, а возделываемая чуть ли не с седьмого тысячелетия до н.э. культура. Известно, когда появились корзины, когда ткани, когда обработка камня и обработка металла. Но все эти свидетельства развития технического не позволяют историкам создать целостной картины развития американского общества. Все эпизоды получаются элементами рассыпанной мозаики, которые никак не желают складываться в одно целое. И уж тем более историки не могут ответить на вопросы, как оказалось так много сходных с евразийскими технологических достижений, и почему все эти достижения были получены за крайне короткий в исторических координатах срок. Не могут историки объяснить ни совпадения мифов по обе стороны Атлантики, и не могут предложить сколь бы то ни было внятного объяснения появления культа «богов-цивилизаторов».

Официальная точка зрения состоит в признании поступательного развития американской цивилизации независимо от Старого Света; взаимодействие или исключается полностью, или допускается при условии, что оно не оказало влияния на развитие региона.