ВЕЛЕСОВА СЛОБОДА

 

Человекомерие в государстве Российском


Б.Н. Казаченко



С О Д Е Р Ж А Н И Е

Сообщение I. Народная метрология или антропометрия
Сообщение II. История антропометрического инструментария
Сообщение III. Древнерусские антропометрические Системы
Сообщение IV. Региональные особенности распределения древнерусских мер протяженности

Статья опубликована в журнале ВАК «Законодательная и прикладная метрология», № 6, 2008, стр. 52 – 55.


Сообщение I. Народная метрология или антропометрия

В название этой публикации вынесен термин, который наиболее полно отражает народное именование науки о человеке и всю систему взглядов наших предков о естественном способе замера среды обитания (природной, материальной, телесной, духовной и пр.), окружавшей русского Человека в истекшем тысячелетии. Основным толчком, давшим этому термину путевку в жизнь, послужил один случай, произошедший с автором этих строк в начале 80-х годов прошлого века в Холмогорской экспедиции. Там, меня еще молодого антрополога, одна бабуля окрестила «человекомром». Помню свое смятение: в первый момент я не знал, как на это слово следовало бы реагировать – то ли взять и обидеться (потому, что первая ассоциация была с голодомором, о котором я знал понаслышке), то ли, наоборот, возгордиться. Если в русском языке есть пушкинское «Лукоморье» (изогнутый как локоть или девичье колено морской берег), дядька «Черномор» и землемерие [Даль, 1912], то почему бы новому направлению в нашей науке не взять на вооружение термин «Человекомерие» ? Так пусть живут в веках многовековые традиции Руси и принципы «Человекомер и я», точно сказочное Лукоморье, - антропологам (метрологам) приятно и очам мило, ухо ласкает и на душе благостно.


Доверяй, но обмеряй! В.Б. Авдеев


Почему результаты (антропо)метрических измерений Человека несовместимы с показателями народной метрологии ?

Какова история сосуществования на Руси, как минимум двух, практически не стыкующихся между собой, Систем: народной метрологии (или Человекомерия) и Антропометрии ?

Поиску ответов на эти непростые вопросы, как раз и посвящена серия статей под общим названием «Человекомерие в государстве Российском». 

Но об этом чуть позже, а пока, несколько слов о менталитете и понятийном аппарате древних руссов. 

«Человекесть мера всех вещей» - в этом известном всем изречении древнего грека [1] отразились два древнерусских канона. Во-первых, наши далекие предки научились измерять окружающий их предметный Мир протяженностью своего тела, а во-вторых, Мир, окружающих Человека вещей и предметов представлялся подобным ему (Человеку) и невольно подразделялся на женское начало и мужскую сущность [Казаченко, 2008].

Следовательно, мировоззрение населения Древней Руси, говоря осовремененным языком, зиждилось на двух принципах: Человекомерности и Антропоморфности [2].

Проблема антропоморфности вещей, призванных долго служить древним руссам, была рассмотрена нами ранее на примере русской народной посуды, анализируемой в качестве одного из модельных метрологических объектов. Вслед за тем была установлена ее связь с мерностью или вместимостью российской утробы [Казаченко, 2008]. Здесь же, мы хотим лишь напомнить, уважаемому Читателю, о существовании в Мире окружающих нас вещей такого удивительного явления, как «половой диморфизм» в посуде.

Целью же данной публикации явилось рассмотрение общепринятых на Руси способов измерения русского [3] Человека. И это притом, что все они производились не только в различные исторические периоды, но и по своим, зачастую, неписанным законам.

Так, например, в Древней Руси к XII веку сложилась Система русских народных мер, позднее получившая название народной метрологии. Вместе с тем, она зачастую соизмерялась с естественными размерами человеческого тела или иначе – с русским народным «человечьим» мерилом, как говаривали наши предки во времена Грозного Ивана IV Васильевича. Такую Систему, в дальнейшем изложении, мы будем именовать Человекомерием. При этом позвольте заметить, что у терминов Человекомерие и Антропометрия, к сожалению, не одно и тоже методическое и методологическое наполнение.

Человекомерие – это склад ума и Система взглядов древних руссов на окружающий их Мир (физический, духовный, культурный, телесный и т.д.) в котором Человек одновременно являлся основным мерилом и естественной точкой отсчета Вселенной. Это особый, порой непонятный и, временами, недоступный современному человеку понятийный аппарат, впрочем, как и образ мысли, наших очень далеких предков. Все единицы этих измерений, как говорится, всегда находились у Человека «под рукой» (Рис. № 1).

Как шпага является продолжением руки, так и Человекомерие на Руси воспринималось в качестве естественного продолжения Человека, частей и органов его тела, образуя разные по протяженности зоны [4] (или сферы) досягания (от древнерусского «сягъ» - прыгать, дотягиваться). Например, интимную зону измеряли локтем [5], личную - саженью, семейную – мерами близочества, социальную – сродством, этническую – мерами землячества и пр.

Следовательно, любые народные измерения на Руси, связанные с появлением в доме новой посудины, межеванием земельных участков или освоением нового пространства, всегда соизмерялись с естественными размерами тела Человека.

Русские народные меры протяженности (по Рыбакову, 1949)

Рис. № 1. Русские народные меры протяженности (по Рыбакову, 1949)


Сам факт существования в нашем многострадальном отечестве народной метрологии (или русских народных, т.е. человечьих мер) долгое время почему-то не признавался ни научной общественностью, ни антропологическим сообществом.

Впервые народная метрология и древнерусские человечьи меры (как единая Система мер протяженности), были представлены академиком Б.А. Рыбаковым, в середине XX столетия [Рыбаков, 1949; Рыбаков, 1957].

На этом фоне, появившаяся в начале XX века Антропометрия представляет собой академическую теорию и научную практику измерений человеческого тела по определенным, так называемым, «реперным» или антропометрическим точкам, которые четко локализованы специалистами на скелете (Рис. № 2). Впоследствии эти точки стали отправными для любого современного антропологического исследования [Бунак, 1931].

Антропометрические точки на теле человека

Рис. № 2. Антропометрические точки на теле человека, между которыми согласно правилам антропометрии,
должны производиться все измерения по строго определенной методике [Методика, 1981].


Следовательно, антропометрия – это именование определенной методики измерения тела живого Человека и его костей.

Удивительное дело, но они, практически, никак не связаны с народной метрологией. Возникает законный вопрос: почему оценки русской народной метрологии не стыкуются с современной антропометрической Системой измерений ?

Дело в том, что при антропометрическом способе измерения длинотных размеров тела (т.е. при научном или академическом подходе) исследователь всегда ориентируются на, так называемые, антропометрические точки, которые представляют собой ясно выраженные и легко фиксируемые образования на теле: шероховатости, бугры, отростки костей и т.п. Тогда как русское народное Человекомерие всегда исходило из практической необходимости, например, извечной проблемы досягания или личной безопасности Человека (Рис. № 3).

Старорусские человечьи меры длины до XVIII века

Рис. № 3. Старорусские «человечьи» меры длины до XVIII века


Существование народной метрологии или Человекомерия на Руси насчитывает, пожалуй, не одно тысячелетие, тогда как опыт проведения антропометрических измерений (т.е. Антропометрии) в России, - не превышает и восьмидесяти семи годков.

Человекомерие – это синоним «живых» (т.е. активно живущих в народе) русских народных мер, тогда как антропометрия во многом «сухое» направление в академической наук.

Извечная проблема Человекомерия – это освоение нового пространства (физического, духовного, телесного и пр.), досягание в определенных границах [Даль, 1912]. Извечная проблема исследователя физической Антропологии –  это хроническая неудовлетворенность количеством измеренных людей.

Любая даже дробная единица измерения в Человекомерии всегда несет в себе человеческий масштаб и раздумье о нем. Она как бы очеловечивает измеряемый предмет. Измерения же, например, в метрах, напрочь лишают Антропометрию человеческих чувств. Измерение человека перестало принципиально отличаться от измерения заготовки, например, на токарном станке.

И, наконец, самое главное. Система Человекомерия построена на гармонии с Природой, на соразмерности измерений человеческого тела, с правилом  золотого  сечения [Рыбаков, 1984], тогда как современная Антропометрия всегда ориентирована на так называемые «реперные» точки [Бунак, 1931], лишенные, зачастую, всякой связи с Всеобщими Законами Природы. 

Следовательно, установить «правопреемственность» между древнерусским Человекомерием (или народной метрологией) и антропометрией не представляется возможным из-за принципиальных методологических разногласий вызванных «сбоем программы». Наши далеко не глупые предки предпочитали измерять окружающий их Мир естественными мерами, основанными на протяженности человеческого тела. Однако в начале  XX  века нам навязали «европейское» видение и европейский искусственный модуль, с помощью которого мы стали измерять Вселенную и даже самого Человека.

Средневековым руссам, долгое время, вообще не были ведомы какие - либо правила или ограничения при воспроизведении русских народных (человечьих) мер, если не считать ряд директивных наставлений Государей об унификации измерительных приборов, например, аршинов, ведер и саженей [Календарь метролога].

На Руси, к завещанным в Уставе князя Владимира 996 года наставлениям: «…всякие мерила ... блюсти без пакости, ни умалити, ни множити...» [Литература Древней Руси, 1996] русский народ всегда относился с величайшим почтением, поскольку считал, что «Глаз да мера – одна вера» [Даль, 2000].

Боле того, наши предки, исходили из глубокого убеждения, что человек «каков он есть и каким он всегда был и должен быть» [Домострой, 1990]. Говоря современным языком, человеческая природа и способы ее измерения, представляют собой константу на протяжении всей своей истории. Однако, как показала антропометрическая практика, этот постулат у современных морфологов выглядит несколько иначе: не существует человека, равного самому себе в различных исторических периодах.

Таким образом, русский народ, активно использовал в быту, так называемые, человечьи меры. Они представляли собой человечьи мерила длины, пропорций и объема (физиологических потребностей и/или возможностей) Человека. Именно эти естественные и универсальные «народные эталоны» всегда находились у русского человека при себе, «под рукой».

Человечьи мерила оказались связанными между собой отношением золотого сечения. Именно эти пропорции естественных мер, получившие название естественных антропометрических Систем России, находились в основе древнерусского «складного человечьего мерила», «питейной меры» и «квартальной системы счисления». Но эта отдельная история, которой будет посвящено следующее сообщение.

НИИ и Музей Антропологии МГУ,
ст. научн. сотр., канд. биол. наук,
Казаченко Б.Н.



[1] - Это выражение принадлежит Протагору [Райков, 1951], правда, строго говоря, существовала еще и старинная латинская пословица, которая гласит как «Est modus in rebus» - Есть мера в вещах [Словарь, 1983].

[2] -  Антропоморфность – это очеловечение, придание обычным в домашнем обиходе вещам и предметам человеческого образа, наделение человеческими чертами окружающего мира, например, согласно народным поверьям при ручном способе производства отечественной посуды, мастер машинально закладывал в нее антропоморфную символику. Поэтому у русской народной посуды при ее покупке принято было определять «родо-половую» принадлежность: женское начало или мужскую сущность. Считалось, что в горшнице сваренная еда будет более вкусной, чем в горшке [Байбурин, 1983]. Нередко русская посуда воспринималась как живое антропоморфное существо, у которого есть горло, плечо, ручка, носик, черепок и т.д. [Казаченко, 2008].

[3] -  «Русским» – в дальнейшем изложении будет именоваться: а) всё основное население России; б) все люди, думающие и говорящие по-русски, а также в) все те соотечественники, которые, даже находясь за пределами административно-территориальных границ России, продолжают считать себя по духу или воспитанию «русскими» или не отделяют «русской» культуры от своей. 

[4] - Здесь под зоной понимается пространство, которое Человек считает своим, как будто это пространство является естественным продолжением его физического тела, следуя за ним словно тень  в солнечный день.

[5] - Мы ж здесь в отличие от ложной скромности современных девиц, говорим о сверх интимных зонах, измеряемых на Руси в одних случаях «пушечным выстрелом», а в других – более мелкими «человечьими» мерами (например, когда кулак под кушак или долонь за опояску, не просунешь).



Литература:

1. Байбурин А.К. Жилище в обрядах и представлениях восточных славян, Л., «Наука», 1983
2. Бунак В.В. Методика антропометрических исследований. М., 1931.
3.  Бунак В.В. Антропометрия. М., «Учпедгиз», 1941.
4.  Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. В четырех томах. С-Пб. - М., Т-во М.О. Вольфъ, 1912 - 1914.
5.  Даль В.И. Пословицы русского народа, М., «ННН» «ЭКСМО-ПРЕСС», 2000
6.  Домострой. М., «Советская Россия», 1990.
7.  Казаченко Б.Н. Традиционно русский способ определения вместимости питейных посудин. «Законодательная и прикладная Метрология», 2008, № 4, стр. ……..
8.  Календарь метролога
9.  Литература Древней Руси. Биобиблиографический словарь. Составитель Л.В.Соколова, М., «Просвещение», 1996.
10. Методика морфофизиологических исследований в антропологии. М., «Издательство Московского университета», 1981.
11. Плуцер-Сарно А. Большой словарь мата. Том первый, Лимбус Пресс, С-Пб., 2001.
12. Райков Б.Е. Русские билоги-эволюционисты до Дарвина. Материалы к истории эволюционной идеи в России. В четырех томах. М.-Л., АН СССР, 1951 – 1959.
13. Русская расовая теория до 1917 года. Выпуск № 2. Сборник оригинальных работ русских классиков под редакцией В.Б.Авдеева, М., «ФЭРИ-В», 2004.
14. Рыбаков Б.А. Русские системы мер длины XI – XV вв. «Советская этнография», 1949 № 1.
15. Рыбаков Б.А. Архитектурная математика древнерусских зодчих. «Советская археология», 1957, № 1.
16. Рыбаков Б.А. Мерило новгородского зодчего XIII в. Из истории культуры древней Руси. – МГУ, 1984.
17. Словарь иностранных слов. – М., «Русский язык», 1983

Сообщение II. История антропометрического инструментария


Чем измеряли человека в государстве Российском ? Какова предыстория этого инструментария ? Поиску ответов на эти непростые вопросы, как раз и посвящено настоящее сообщение под общим заголовком: «Человекомерие в государстве Российском».

Термины Человекомерие и Антропометрия - это не одно и тоже. Об этом речь шла в предыдущем сообщении [Казаченко, 2009]. Здесь же речь пойдет об истории антропометрической инструментальной мысли.

История современного антропометрического инструмента своими корнями уходит в глубь веков. Параллельно с развитием взглядов на окружающий Мир и естественную историю Человека, в России со времен Петра Великого, происходило формирование взглядов, как на способы измерения, так и на антропометрический инструментарий.

Сумка с антропологическими инструментами

Рис. № 1. Сумка с антропологическими инструментами: антропометр, загнутые измерительные шкалы,
циркуль скользящий, циркуль раздвижной; рулетка, дерматограф (маркер для кожи).


Не вдаваясь в детали методик антропометрических измерений, скажем лишь, что длину тела измеряют ростомером, широтные и переднезадние размеры туловища - тазомером. Угловые размеры (напр., наклон таза, грудины, изгибы позвоночника и др.) устанавливают с помощью комбинированного циркуля Гамбурцева или приставного гониометра Моллисона. Окружность грудной клетки измеряют мерной сантиметровой лентой. Все эти приборы, до недавнего времени, изготавливались лишь в Швейцарии (рис № 1).

Предшественниками современного швейцарского антропометрического инструментария (рис. № 1), получившего высокую оценку у специалистов, были мерные трости, футштоки, ростомеры, циркули и пр. Наибольший интерес в обществе к размерам человеческого тела наблюдался в России на рубеже XIX и XX столетий  (рис. № 2)

Методика измерений людей [по Хомякову, 1911]

Рис. № 2. Методика измерений людей [по Хомякову, 1911]


С деревянным ростомером можно было «столкнуться» лбом еще в середине XX века, практически в каждом медпункте СССР. Ростомер представлял собой вертикальную планку, с нанесенной сантиметровой шкалой и укрепленной на ней подвижной площадки (рис. № 3). Градуировка первых ростомеров в первой трети XIX в. производилась в арщинах и вершках (правда, распространенное в купеческой среде выражение «смерить кого-либо аршином», прежде означало скрытую угрозу физической расправы за шельмовство или обмер деревянным аршином).

Современный вид деревянного ростомера

Рис. № 3. Современный вид деревянного ростомера

Если рост призывника превышал «девять вершков» по ростомеру [1], то его направляли в роту дворцовых гренадеров, либо определяли в кавалергарды или кирасиры [Хомяков, 1911].

Военная коллегия в XVIII веке присылала во все рекрутские присутствия ростомеры - деревянные линейки или футштоки, обитые жестью, длиной в три аршина (213 см), «заорленые» с обоих концов, т.е. скрепленные печатями с изображением знака орла.

С конца XVI века в России для осуществления промеров глубин, как под килем, так и в трюме корабля использовался «футшток», - измерительный прибор представлявший собой деревянный шест с насечками, разбитый на «футы» и «дюймы». Футштоками или вехами (длинной до двух и более саженей) на Руси обозначался фарватер реки, измерялся уровень воды в Неве, связанный с морскими приливами и отливами и т.д. В память об этом в Санкт–Петербурге было построено специальное здание, именуемое Кронштадским футштоком [2], - исходный пункт нивелирной сети России. От нуля Кронштадтского футштока  на всей территории России производятся измерения глубин и высот (рис. 4).

Кронштадтский футшток в С-Пб

Рис. № 4. Кронштадтский футшток в С-Пб


Нередко в XIX веке «обрусевшие» футштоки в виде деревянных мерных реек и шестов с насечками равными вершку, устанавливались вдоль дорог почтового тракта, указывая ямщикам и российским землепроходцам направление дороги, толщину снежного покрова, глубину брода на переправе через речушку и т.д.

В петровские времена у мастерового люда появились в обращении складные деревянные линейки, – получившие название «футиков». Ими стали измерять все рукотворные изделия из дерева: от корабля до табурета.

В XII – XIII вв. основным мерилом человеческого роста при вступлении в княжескую дружину был русский боевой меч, «стандартная» величина которого примерно соответствовала «трем локтям доброго мужа». Весил такой меч – примерно 4 фунта [Чернов, 2006].

А вот прообразом деревянного ростомера, о котором шла речь выше (рис. № 3), и логарифмической линейки одновременно, по-видимому, являлась пропорциональная система линейных мер конца XII века, больше известная как мерная трость древнерусского зодчего [Рыбаков, 1984]. Она была обнаружена в средине XX века в культурном слое при археологических раскопках в Новгороде (рис. № 5).

Новгородская мерная трость. 1207 г.

Рис. №  5. Новгородская мерная трость. 1207 г.
Дерево. Длина сохранившегося фрагмента 54 см (цит. по Чернову, 2006)


Кстати, мерная трость имела три градуированные шкалы (выраженные в локтях и пядях), органически связанные с естественными размерами тела человека. Новгородская мерная трость открыла русским зодчим путь к  архитектурному мастерству [Рыбаков, 1984]. О скрытом могуществе мерной трости вдохновенно и очень точно сказал летописец XIII века: «Древо бяшет существом, но божиею силою одено есть» [Литература, 1996].

Интересно, что дальними «родственниками» полотняной (мерной) ленты, с помощью которой в наши дни портные и морфологи измеряют обхватные размеры тела, являлись:

а) «измерительная стальная лента» равная сажени [Хомяков, 1911] – со временем превратившаяся в рулетку;

б) «вервь вытная» - название мерной веревки или металлической цепи длиной в 8 сажень, предназначенной для измерения во второй половине XVI века расстояний между населенными пунктами в верстах или для измерения земли при межевании угодий [Даль, 1912 - 1914];

в) «портще» - неопределенное количество локтей или аршинов гусарского шнура, равная одной мере «прикладу на венгерку» [Даль, 1912 - 1914], предназначенного для индивидуального пошива мундира или верхней одежды;

Курвиметр. Ленинград, 1927 г.

Рис. №  6. Курвиметр. Ленинград, 1927 г.


г) «курвмтр» (от лат. curvus - кривой и … метр) - прибор, появившийся в первой половине XIX века (рис. № 6). Этот двухсторонний прибор с круговой подвижной шкалой, был предназначен для измерений длин отрезков кривых и извилистых линий на топографических картах и графических планах, например, в военном деле. Он позволял проводить измерения в дюймах, верстах, сантиметрах и километрах. Но на рубеже XIX - XX веков российские естествоиспытатели пытались приспособить его, например, для измерений черепа человека [Русская …, 2004], и, наконец,

д) «мерная веревка», которую в первой половине XVII века «пртные швецы» приспособили для снятия мерок при пошиве верхней одежды у военных и господ [Учение, 1647].

Вместе с тем в антропометрической практике широко применяются разнообразные циркули. Существующие разновидности в зависимости от назначения и внешнего вида носят дополнительные и пояснительные названия, например, скользящий, толстотный и пр. Возраст циркуля около трех тысячелетий. Легенды Древней Греции утверждают, что первый циркуль был изобретен Талосом, двоюродным братом Икара, который прославился тем, что впервые со своим отцом поднялся в небо на крыльях собственного изготовления.

Тем не менее, появление разнообразных циркулей (Рис. № 1) в акушерской и антропометрической практиках [Русская …, 2004], обязано, так называемым «артиллерийским шкалам» и «артиллерийским весам», впервые составленным русским царем Петром I Алексеевичем [Энциклопедический словарь, 1907].

Артиллерийская шкала [3] в России была введена в 1707 г. уроженцем Щёлковского района Московской области, сподвижником Петра I генерал-фельдцейхмейстером, графом Яковом Вилимовичем Брюсом (1670 – 1735).

Артиллерийская шкала Гартмана. Нюрнберг, 1546 г.

Рис. № 7. Артиллерийская шкала Гартмана. Нюрнберг, 1546 г.


Артиллерийский вес Петра Великого представлял собой деревянную конструкцию, по форме своей напоминающей современные ножницы с неподвижно закрепленной на них медной линейкой, на которую наносились деления, обозначавшие диаметры (или калибры, называемые в те времена весами) снарядов и орудий. По настоянию Великого Петра зазор между диаметром снаряда и орудия должен был составлять 1/29 долю артиллерийского веса. В основание русского артиллерийского веса было положено чугунное ядро диаметром в 2 английских дюйма весом в 1 фунт, которое нарекли «артиллерийским фунтом», взяв его за единицу веса всех прочих ядер. Артиллерийский фунт был равен 1,2 фунта торгового [Козловский, 1946].

Таким образом, благодаря артиллерийскому весу Петра I, в России появилось представление о калибре орудий. А спустя две сотни лет, в конце XIX – начале XX вв., предложенное им приспособление для измерения диаметров орудий и снарядов, было несколько «очеловечено» (адаптировано) народными умельцами. Благодаря такому взгляду на предмет измерения в среде акушеров, анатомов и антропологов появился ряд приспособлений, предназначенных для измерения определенных указателей тела и размеров на голове Человека (рис. №  8).

В расоведческой программе до сих пор находит применение специализированные штангенциркули, с помощью которых проводят измерения морфологических признаков на лице человека. Один из них – мандибулометр – «внучатый племянник» артиллерийского веса Петра Великого (Рис. № 9).

большой толстотный циркуль-гониометр энцефалометр

Рис. № 8. Большой толстотный циркуль-гониометр и энцефалометр


История этого измерительного прибора восходит к деревянным  «раздвижным линейкам», используемым в Европе еще в начале XVII века. При этом первые настоящие штангенциркули, с нониусом, появились только в конце XVIII века в Великобритании. Но этому предшествовало два события: изобретение нониуса или «раздвижного измерителя» португальским математиком Педро Нунишем, использующим принцип совпадения делений и предложение француза Пьера Вернье, когда он в 1631 году, открыл современную конструкцию шкалы [Энциклопедический словарь, 1907].

Мандибулометр

Рис. № 9. Мандибулометр


К середине XX в. этот измерительный прибор, получил широкое применение в технике, однако естествоиспытатели ее величества Природы попробовали использовать его для измерения черепа, а затем и антропометрических точек на теле живого человека. И, Вы знаете, получилось ... и, по-видимому, успешно.

Позднее, в 1860–1870-х годах, но на более изящном уровне французским антропологом, анатомом и хирургом Полем Брока (1824–1880) был предложен ряд приборов и инструментов, в которых были использованы все описанные выше приспособления для измерения человеческого тела [Бунак, 1941].

Таким образом, с появлением инструментальной базы в России на рубеже XIX – XX столетий сначала зародилась наука – физическая (или биологическая) Антропология, а, затем, спустя пару десятилетий – оформился и ее основной метод – Антропометрия. Основным инструментом антрополога, по-прежнему, остается антропометр.

В заключение позвольте поблагодарить всех солюбителей русской естественной истории за проявленное долготерпение и доброжелательное отношение к автору этих строк.

НИИ и Музей Антропологии МГУ,
ст. научн. сотр., канд. биол. наук,
Казаченко Б.Н.



[1] - Подразумевалось, что рост призывника в российской армии, по определению, не мог быть менее двух аршин, поэтому, появилась устойчивая мода называть только то, что превышало эту отметку, например, рост в 11 вершков соответствовал 192 – 193 см [Энциклопедический словарь, 1907].

[2] - Кронштадтским футштоком сейчас именуется кирпичный павильон, в котором расположен бетонированный колодец, соединенный с каналом горизонтальной трубой. В колодце установлен мареограф (прибор для непрерывной записи колебаний уровня моря). Наблюдения за уровнем моря начались еще при Петре I при закладке Санкт-Петербурга в 1703 году. В 1840 году на каменном быке Синего моста через Обводный канал в Кронштадте была нанесена метка, соответствующая нулевому значению уровня Балтийского моря. С 1870 года за уровнем моря стали наблюдать с помощью мареографа.   А в 1946 году нуль-пункт Кронштадтского футштока был принят за исходный пункт Государственной нивелирной сети и начало Балтийской системы высот.

[3] - Артиллерийская шкала, изобретенная в 1546 г. в Нюренберге Гартманом представляла собой брусок пирамидальной формы квадратного сечения. На одном ребре бруска нанесены дюймы, на трех других - веса ядер (свинцовых, железных и каменных) в фунтах. Причем веса эти были нанесены в соответствии с диаметром ядер. Так калибр орудия был выражен через определенный вес ядра. Благодаря этой шкале стало возможным по заданному диаметру быстро находить вес ядра или обратно: по весу ядра - его диаметр (рис. № 7). Однако в Древней Руси этот принцип был хорошо известен русским зодчим XII века. Примером тому может служить новгородская «мерная трость» (рис. № 5), о которой шла речь выше.



Литература:

1.  Бунак В.В. Антропометрия. М., «Учпедгиз», 1941.
2. Даль В.И. Словарь великорусского языка. М., 1912 – 1914
3. Каченко Б.Н. Человекомерие в государстве Российском. Сообщение 1. Народная метрология или антропометрия ? // «Законодательная и прикладная метрология», - 2009 - № 6 
4. Козловский Д.Е. История материальной части артиллерии. М., 1946.
5. Литература Древней Руси. Биобиблиографический словарь. Составитель Л.В.Соколова, М., «Просвещение», 1996.
6. Русская расовая теория до 1917 года. Выпуск № 2. Сборник оригинальных работ русских классиков под редакцией В.Б.Авдеева, М., «ФЭРИ-В», 2004.
7. Рыбаков Б.А. Мерило новгородского зодчего XIII в. Из истории культуры древней Руси. – МГУ, 1984.
8. Учение и хитрости ратного строения пехотных людей, 1647 (цит. по Фасмер М. Этимологический словарь русского языка (в 4 томах), т.3, М., Изд. Центр «Терра», 1987.
9. Хомяков С.М. Как измерять людей (Справочник по антропологии), Казань, 1911.
10. Чернов А.Ю.  Хроники изнаночного времени. СПб., 2006.
11. Энциклопедический словарь издателей Ф.А.Брокгауза и И.А.Эфрона, С-Пб., 1890 – 1907.

Сообщение III. Древнерусские антропометрические Системы

PDF


Сообщение IV. Региональные особенности распределения древнерусских мер
протяженности на фоне соматических, лингвистических и генетических структур

PDF


Б.Н. Казаченко | Русское родство: прошлое и настоящее


Издательство Белые Альвы

ВНИМАНИЕ!
С 10-го сентября 2008 г. действует 10%-ая скидка на все книги издательства Белые альвы, если при заказе через интернет-магазин Белые альвы или при покупке книг непосредственно в издательстве вы назовете волшебное слово "Велесова Слобода".

Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


 


Поиск на сайте:





Новости сайта "Велесова Слобода"
Подписаться письмом


Поделиться:

Индекс цитирования - Велесова Слобода Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Рейтинг Славянских Сайтов