ВЕЛЕСОВА СЛОБОДА

 

О репатриации в Российскую Федерацию


В.Б. Авдеев


Русский помоги русскому!

Выступление на заседании «круглого стола»
Комитета Государственной Думы по делам СНГ
и связям с соотечественниками.
23 ноября 2004 года

(Тема: О репатриации в Российскую Федерацию)




Многоуважаемые дамы и господа!

Свое выступление в рамках обсуждаемой темы я хотел бы прежде всего начать с предложения непредвзято и трезво проанализировать суть недавно широко разрекламированной федеральной программы по развитию так называемой политкорректности в нашем обществе, которую возглавляет господин Асмолов. Противоестественность мотиваций в проведении данной программы усиливается ярко выраженной системой двойных стандартов, выдаваемых за благие устремления. Даже политически не искушенному человеку становится очевидным циничный характер данной акции, проводимой в жизнь, увы, с молчаливого попустительства Государственной Думы.

Во-первых, было официально заявлено, что русский народ собираются учить терпеливости. Это при том, что русское национальное долготерпение стало притчей во языцех не только в наших народных пословицах, но и в фольклоре многих других народов.

Во-вторых, господин Асмолов все время распространяется об общечеловеческих ценностях. Однако при этом со всей очевидностью предпочитает пользоваться материальными благами западноевропейской цивилизации, созданными "белым человеком", а не проживает среди бушменов Африки или среди индейцев долины Амазонки, что было бы вполне естественно с учетом его усредненного культурно-популяционного подхода.

В одной из телевизионных передач, посвященных идеологическому обоснованию данной программы, указывалось, в частности, что среди русского народа рост ксенофобии обуславливается воспитанием еще со школьной скамьи на политически некорректных цитатах из Пушкина и Лермонтова, а мы-то грешным делом думали, что ее питают террористические акции чеченских этнобандитов, которые уже ввели в свой массовой обиход понятие "белый раб". Или цыганские наркоторговцы, которые посадили на иглу уже целые области нашей страны. Извините, но только слепые, недалекие люди могут купиться на столь примитивно изготовленную агитацию, призванную не замечать биологическую первопричину этих отвратительных социальных явлений.

Мы вовсе не хотим оскорбить тот или иной народ нашей страны, но желаем констатировать ниже следующее.

Во всех цивилизованных странах, юридический опыт которых мы усиленно пытаемся копировать, давно и прочно существует такое понятие, как этническая преступность, раскрытию которого способствует статистика тяготения к тем или иным видам правонарушений, совершаемых представителями различно расово-этнических групп. Так, например, известный современный американский политик Пэт Бьюкенен в своей нашумевшей книге "Смерть Запада" привел неопровержимые данные, почерпнутые им из полицейских сводок, согласно которым белая женщина в несколько десятков раз чаще подвергается изнасилованию цветным мужчиной, чем цветная женщина белым мужчиной. Чтобы примерить этот криминологический опыт к современной России, достаточно открыть любое рекламное издание, которые в изобилии продаются во всех местах скопления публики, и в разделе сексуальных услуг после перечисления антропометрических данных жриц любви можно увидеть стандартную надпись "Не для кавказцев". Возможно, борцы за демократию и политкорректность пожелают привлечь всех женщин легкого поведения Российской Федерации по 282-й статье?

Если мы вновь отрешимся от эфемерных постулатов об общечеловеческих ценностях, то совершенно реалистическая статистика со всей беспристрастностью позволит нам сделать выводы о том, что количество работорговцев, убийц и террористов, приходящихся в среднем на тысячу человек, весьма сильно отличается в среде, например, эскимосов и чеченцев. И речь вовсе не идет о шельмовании того или иного народа, но о констатации биологического факта. Ведь не подаем же мы в суд на тех, кто упрекает нас, русских, в пьянстве, лени и доверчивости, мы весьма политкорректны и терпеливы в этом вопросе, как того желает господин Асмолов.

Нужно также отметить, что современная отечественная наука не представляет собой единого целого, позволяющему общественному мнению ее усилиями скатываться в ту или иную сторону. Однако существуют и вопиющие факты. Так, например, директор Института этнологии Академии наук господин Тишков в своих официальных выступлениях договорился уже до того, что не только факт существовании рас, но и наций ставится им под сомнение. Ситуация становится совершенно анекдотичной. Это уже равносильному тому, например, если бы шляпных дел мастер вдруг публично заявил, что все люди имеют одну форму и размер головы. В нашей истории, увы, уже известны случаи, когда академики уничтожали генетику и пытались повернуть реки вспять.

Следует подчеркнуть, что многие отечественные ученые, пропагандирующие сходные взгляды, получают гранды от фондов Сороса и иных биржевых спекулянтов. На Сороса, кстати, заведено уголовное дело во Франции. Спекуляция на курсах валют, как видно из этого, легко отображается на спекуляции идеями.

Ну и теперь после этой короткой преамбулы коротко о главном. По всем международным нормам страна, население которой хотя на две трети представлено одним этносом, называется мононациональной. Поэтому уже нет никаких сил слушать провокационные увещевания некоторых наших политиков и журналистов о том, что Россия это якобы многонациональная страна. Вся эта эскалация откровенной антирусской истерии делается возможной по одной простой причине. Так как по нашей Конституции русские не существуют как субъект международного права.

Согласно исследованиям крупнейших отечественных антропологов, в том числе академика Татьяны Ивановны Алексеевой, русские, независимо от территории их проживания, представляют собой весьма гомогенный в антропологическом отношении народ, являются носителями европеоидного комплекса расовых признаков со значительным преобладанием так называемого северного типа, который составляет расовое ядро нашего народа. Лингвисты, археологи и этнографы давно пришли к единому мнению, что сам термин "Русь" в переводе с древнейших индоевропейских языков, означает "светлый", что как раз и указывает на происхождение современного русского народа по преимуществу от северных европеоидов. В то же время выдающийся дореволюционный русский антрополог и этнограф Дмитрий Николаевич Анучин доказал чужеродность и иностранное, в частности византийское, происхождение термина "Россия", современный, неуклюжий новодел "россияне", как говорится, из той же оперы. Один из крупнейших отечественных генетиков Юрий Григорьевич Рычков, к сожалению, ушедший от нас несколько лет назад, в ряде работ по генохронологии наглядно показал, что если количество носителей доминирующего расового типа в социуме сокращается менее, чем на 50 процентов, то государство распадается как историческая общность.

Все мы хорошо помним пример Советского Союза, который распался именно потому, что численность государствообразующего народа, русских, в нем сократилась до половины общего состава населения. И все экономические, политические факторы всего лишь следствие глобального изменения баланса расово-этнических общностей. Характерно, что и ныне наибольшие симпатии на государственно-политическом уровне к нам испытывает Беларусь, так как населена наиболее близким нам по расовым признакам этносом, что, кстати, и отражено в самом названии республики.

На сегодняшний день написано уже много научной литературы, предрекающей неминуемый распад Соединенных Штатов Америки вследствие гражданской войны на расовой почве, вызванной сокращением численного белого культуросозидающего большинства. Очень жаль, что в научных и политических кругах нашей страны эта литература совершенно неизвестна.

Поэтому, сообразуясь со всем ранее изложенным, на наш взгляд, правомерно будет заключить, что федеральная программа, предусматривающая возвращение всех русских в пределы Российской Федерации, будет способствовать укреплению расового ядра нашей общности, а, следовательно, будет и содействовать укреплению жизнеспособности всего государства.

Не впадая в узкий примитивный шовинизм, хотим отметить, что то же самое в полной мере справедливо и для всех коренных народов России, подвергающихся сегодня дискриминации и притеснению в бывших республиках СССР, так как в силу своей биопсихологической комплиментарности они смогут составить противовес напору нежелательных мигрантов из стран Азии и из Китая.

Китайцы, даже крещеные в православие, никогда не будут содействовать укреплению нашего государства, так как согласно их мифологическим воззрениям вся территория Руси населена светловолосыми дьяволами.

А в заключение как профессиональный историк науки я хочу сказать, что полностью согласен с коллегой Савельевым и другими друзьями в том, что идет подмена систем ценностей, никто ничего не понимает в терминологии, я считаю, в этом плане лучше всего обратиться к нашим предкам, великолепным русским ученым, которые мною изданы в двух великолепных, мощных томах "Русская расовая теория до 1917 года",  думаю, что по всем этим вопросам, по крайней мере, опереться на хорошую научную базу для того, чтобы не попадать ни влево, ни вправо, ни в экстремизм, ни в ненужный, чрезмерный либерализм в этом вопросе.

Благодарю вас за внимание.


Приложение



ВЫДЕРЖКИ из СТЕНОГРАММЫ
заседания «круглого стола» Комитета Государственной Думы
по делам Содружества Независимых Государств и
связям с соотечественниками


Государственная  Дума.
23 ноября 2004 года. 15.00

Председательствующий. Уважаемые присутствующие, приглашаю вас начать работу в сегодняшнем заседании нашего «круглого стола» на тему «О репатриации в Российскую Федерацию». (…)

Углубиться в эту тему нам поможет Савельев Андрей Николаевич, заместитель председателя Комитета Государственной Думы по делам СНГ и связям с соотечественниками. Пожалуйста, Андрей Николаевич.

Савельев А.Н. Добрый вечер, уважаемые коллеги! Обсуждая сегодня проблему репатриации, мы, конечно, говорим не только о законе, но и о самой этой проблеме в связи с остальными проблемами, с которыми мы сталкиваемся. И закон, который представлен вам на рассмотрение и многим разослан, это всего лишь доля тех проблем, которые взаимоувязаны между собой. И, конечно, одним этим законопроектом изменить серьезно ситуацию не удастся. Мы попытаемся это сделать, мы видим определенные перспективы дальнейшего законодательного творчества, но в то же время, именно этот проект помогает сделать хотя бы первый шаг, и, может быть, действительно разломать ту часть законодательства, которая делает ситуацию безвыходной и бесперспективной. Принято такое количество законов, что, кажется, сделать уже ничего нельзя, страна умирает, а мы говорим: «Извините, у нас все делается по закону». С такой законодательной практикой, конечно, необходимо бороться. Свой доклад я назвал «Из миграционных тупиков к разборчивой этнополитике».

Обсуждение проблемы репатриации не может проводиться в отрыве от понимания причин возникновения масштабных миграционных потоков. Мы сможем здраво выстраивать законотворческую деятельность только если будем видеть картину в целом – весь комплекс проблем, связанных с национальной политикой – политикой формирования, защиты и укрепления российской политической нации, частью которой являются российские соотечественники и репатрианты, переселившиеся в Россию или намеренные предпринять этот шаг.

Проблема правового регулирования репатриации и статуса репатрианта тесно связана с миграционными процессами и формированием государственной миграционной политики России, поскольку с 1991 года (отчасти и ранее) эти процессы носят характер обратного оттока русских и в целом «нетитульных» народов из прежде освоенных ими территорий бывших союзных республик СССР и внутренних республик РФ. Оба миграционных потока следует рассматривать как следствие одних и тех же причин подорвавших жизнеспособность нации. Отношение российской власти к репатриантам, беженцам и вынужденным переселенцам во многом формирует ее образ в глазах русского зарубежья и выстраивает жизненную стратегию «нетитульных» народов в новом зарубежье, решающих вопрос о своей готовности поддаться насильственной ассимиляции, продолжать бороться за свои права или переселяться в Россию.

Поскольку новое русское зарубежье во многих постсоветских государствах фактически обречено на вымирание, интеллектуальное и культурное вырождение, надо было наладить организованное переселение из тех стран, где против русских и других коренных народов России осуществляется политика геноцида, создать условия для формирования переселенческих общин. Однако российские власти на это не пошли. В течение многих лет никаких существенных мер по защите зарубежных соотечественников или по достойному приему их в РФ так и не последовало.

Во многом это связано с наличием в самой РФ мощных энократических лобби. Внутрироссийские удельные номенклатуры, получившие статус федеративных политических элит, также стремились превратить русских в нежелательное меньшинство, поскольку боялись интеграции исторической России, как и их единомышленники в постсоветских этнократиях за рубежами РФ. Дискриминация русского населения указывает на явно присутствующий интернациональный политический замысел, не имеющий ничего общего с интересами народов постсоветских государств и многомиллионного русского зарубежья. Ответом на этот замысел должна быть вполне определенная национальная политика России, составляющей частью которой является организация репатриации и признание наиболее мощным миграционным потоком переселенцев в РФ фактом репатриации.

В более широком контексте репатриация включается в национальную политику, затрагивающую следующий круг проблем:

- становление единой политической нации (этносепаратизм, зарубежные соотечественники, национальная безопасность, культурные и государственные традиции…);

- миграционная политика (миграция легальная и нелегальная, желательная и нежелательная, демографические диспропорции);

- этнокультурные анклавы и диаспоры (этнографические заповедники, культурные автономии, российские народы за рубежом);

- кадровая политика и этнономенклатура (проблема лояльности российских и зарубежных этноэлит к российскому государству).

В этом поле репатриация составляет связанный с другими фрагмент действительности. Соответственно, законодательство в сфере репатриации должно учитывать, что в перспективе предстоит создание целого пакета законов.

Вопрос о единой нации так или иначе упирается в этнополитику: могут ли быть российские народы политическим целым. Если так, то должны ли они при этом отказаться от своей этнической принадлежности? История показывает, что такого отказа никогда невозможно добиться даже с применением силы. Таким образом, этнополитика неизбывна и проблема в том, кто будет ее формировать. Спонтанная этническая самоорганизация конфликтна. Только государство способно усмирить этническую стихию. В то же время, вычурно искаженные представления о государстве, имеющие хождения в сегодняшнем политическом классе России, привели к тому, что государство оказывается исполнителем воли разнообразных этнических групп, будто бы выражающих волю народов России. Именно поэтому власть мечется между запретительными и побудительными мерами в сфере иммиграции. Излишняя свобода оказывается свободой проходного двора, излишняя регламентация подрывает связи с зарубежьем и сказывается на экономических процессах.

Перевес в одном направлении – и мы лишаемся графы «национальная принадлежность» в паспорте и получаем сверхжесткий закон о гражданстве. Перевес в другом направлении – и готовится восстановление графы и смягчается закон о гражданстве. Но разумнее было бы оставить эти «качели» и искать решение в другом измерении – на пути определения параметров желательной миграции и создания барьеров для нежелательной миграции.

Иммиграция в Российскую Федерацию должна быть ограничена как по общим основаниям (судимость, опасные болезни, участие в экстремистских организациях, участие в шпионской деятельности против России и т.п.), так и по основаниям, которые могут меняться в зависимости от социально-экономического и этнополитического положения, сложившегося на территории Российской Федерации в данный момент.

Комплекс регулирующих норм, связанных с часто меняющимися условиями, необходим в связи:

а) с возможным ростом социально-экономической напряженности (например, захват иммигрантами определенных сфер экономической деятельности, конкуренция с коренным населением);

б) с возможной направленной иммиграцией лиц определенной этнической принадлежности, приводящей к этнополитической дестабилизации (Краснодарский край, Астраханская область, Дальний Восток, Москва и Подмосковье).

Законодательство должно предусматривать:

а) принципы квотирования въезда иммигрантов из определенных стран («грубое» регулирование, например, упрощение въезда из Белоруссии, Украины, Прибалтики и усложнение въезда из других стран);

б) принципы, связанные с перспективами культурной адаптации иммигрантов (например, ограничение въезда в Российскую Федерацию лиц, плохо владеющих русским языком);

в) принципы зонирования территории Российской Федерации для преимущественного приема трудовых мигрантов (ограничение места жительства определенными территориальными зонами с сохранением свободы перемещения в рамках этих зон);

г) принципы профессиональной специализации (ограничение для иммигрантов сферы деятельности, прежде всего в области предпринимательской и общественной деятельности).

Наиболее существенной проблемой миграционного регулирования является его преимущественно запретительный характер и полное отсутствие стимулирующих механизмов. Это приводит к тому, что Россия перестает быть привлекательной для иммигрантов, присутствие которых на территории России желательно (высококвалифицированных и образованных кадров, с одной стороны, и работников непрестижных и низкооплачиваемых профессий – с другой), а в сфере внутренней миграции – к отсутствию перспектив заселения слабозаселенных и слабоосвоенных территорий.

Российская миграционная политика должна создать особые преимущества для поддержания связей с зарубежными соотечественниками, которые для нашей страны являются наиболее желательными иммигрантами – хорошо владеют русским языком, обычно обладают высоким уровнем образования, способны на быструю адаптацию на новом месте жительства. Для них иммиграционные барьеры должны быть самыми незначительными или вовсе отсутствовать, а приобретение российского гражданства должно происходить автоматически – в заявительном порядке.

В то же время, соотечественники разнообразны в своих жизненных установках, обычаях и привычных стереотипах поведения. Соответственно, государство обязано различать их и выстраивать иерархию отношений к различных этническим группам соотечественников. Задача сохранения России как своеобразного «концерта» этнических культур и антропологических типов (составляющих национально-культурную самобытность России) требует признания этого своеобразия в качестве объекта для защиты от размывания и искажения. Если в этой области предоставить ситуации развиваться без вмешательства государства, она рано или поздно породит жесточайший конфликт с последующим его распадом.

В связи с этим миграционная политика должна быть нацелена на стабилизацию этнического состава Российской Федерации и отдельных ее территорий, отличающихся особым своеобразием. Это позволит реализовать равенство прав граждан независимо от их этнической принадлежности (поскольку это равенство будет поддерживаться местными культурными традициями и сложившимися межэтническими балансами), а также сохранить самобытность России и народов, традиционно проживающих на ее территории и не имеющих иной государственности, кроме российской.

Либеральная болезнь современной политической элиты серьезно сказалась на работе законодателей. Можно сказать, что сегодня в России нет никакой основы для формирования миграционных потоков в соответствии с ее интересами, да и сами интересы не осознаны, не выражены в законодательстве. Вопреки установке Президента образца 2001 года соотечественники для России считаются лишней обузой, а переселенцы – почти врагами. Мы пока никак смогли зафиксировать даже очевидный факт разделенности русской нации.

К сожалению, кроме публичного обсуждения проблем соотечественников, переселенцев на разнообразных «круглых столах» и конференциях, никаких результатов парламентская деятельность не принесла.

Принятый в 1999 году был принят Закон «О государственной политике в отношении соотечественников за рубежом» потребовал от парламентариев преодоления вето, наложенного Президентом Ельциным. Жесткое политическое противостояние наложило отпечаток на текст закона, который в большей мере имел целью создание не столько механизмов защиты прав соотечественников, сколько дополнительных поводов для новых претензий в адрес исполнительной власти. До сих пор российская власть не испытывает желания исполнить этот закон или поправить его так (выступить с законодательной инициативой), чтобы он сделался исполнимым.

Ввиду упрямого нежелания власти учитывать интересы соотечественников, внесение законопроекта о репатриации носит вынужденный характер. Действительно, системная работа над законодательством в области национальной политики сегодня просто невозможна. Предложенный проект касается лишь одного аспекта национального строительства и представляет собой попытку выделить желательную иммиграцию на основе одного из факторов – принадлежности к коренным народам России.

Закон о гражданстве РФ сегодня имеет зачатки правовых установлений, признающих особые права, вытекающие из родства. Так, указывается, что прием в гражданство в упрощенном порядке совершается, если есть хоты бы один родитель – гражданин РФ. Тот же порядок предусмотрен для бывших граждан СССР, оставшихся без гражданства и проживающих в государствах, входивших в состав СССР (ст.14). К сожалению гражданство по рождению увязывается только с родством с гражданами РФ (ст. 11). То есть, закон признает только нуклеарную семью, а многопоколенную семью и прочие родственные связи заведомо игнорирует, разрывая тем самым единство нации, обеспеченное в реальности переплетением родовых линий, образующих этническую ткань российской нации.

Безусловно, в дальнейшем необходимо исправление закона: право гражданство должно быть правом, приобретаемым по рождению на территории РФ (если не имеется иного гражданства) и по родству (наличие любых прямых предков, проживавших на территории нынешней РФ, если этот факт может быть достоверно доказан). Совмещение двух принципов (по «крови» и по «почве») в качестве условий приобретения гражданства является для России насущной необходимостью. Но можно было бы пойти и дальше – вплоть до признания принадлежности к коренному российскому этносу фактом родства со значительной частью населения России.

Разумеется, для выстраивания здравой национальной политики регулирование миграции должно проходить не только по этническим (родовым) основаниям. Сегодня для нас главное – обеспечить бесспорный статус граждан для тех, кто уже переселился в России из «ближнего зарубежья», а тем, кто намерен переселиться в ближайшее время дать уверенность в том, что над ними, как над их предшественниками, не будет осуществляться чиновничьих издевательств и милицейского произвола.

Нам пора устыдиться тому, что народное представительство в России так и не смогло преодолеть сопротивления бюрократии, считающего соотечественников лишней обузой. Нам должно быть стыдно, что уже и на Украине принят закон «О правовом статусе зарубежных украинцев», а мы не удосужились создать ничего аналогичного.

Работу исполнительной власти в области формирования национальной политики приходится квалифицировать как волне сознательный (основанный на определенных идеологических догмах) саботаж, ставший фактором постоянного ослабления российского государства и подрыва жизнеспособности российской нации. Немалую лепту в эту малопривлекательную деятельность внесли в течение ряда лет ФМС и Миннац. Не случайно их деятельность сегодня снова находится в стадии разрухи. Неспособность руководства этих органов к эффективной работе, следование антинаучных догмам либерального толка превратили их из управленческих в политические структуры.

С помпой проведенный правительственными кругами Конгресс соотечественников (2001 год) кончился ничем. Декларации остались декларациями. Обозначенные на Конгрессе приоритеты государственной политики в отношении соотечественников ушли под спуд, несмотря на личное участие в их формулировании Президента РФ.

Вместе с тем, в системе исполнительной власти гораздо быстрее, чем в законодательной, созревает понимание необходимости иных подходов, чем те, которые использовались в национальной политике в течение целого десятилетия.

Концепция регулирования миграционных процессов в РФ (одобрена распоряжением Правительства РФ 1 марта 2003 г. №256-р) указывает на нежелательные формы миграции: формирование иностранных общин в приграничных районах, преимущественное направление миграции в южные и центральные районы, что создает неконтролируемый рост населения и ухудшает криминогенную обстановку. Отсюда уже совсем близко понимание разницы между оседлым-коренным и пришлым населением – с точки зрения стабильности территориальных общин и поселений.

В той же Концепции указывается также, что миграция иностранных лиц и лиц без гражданства из Закавказья, Центральной и Восточной Азии ухудшает социальную обстановку, создает базу для формирования террористических организаций и политического экстремизма, а потому угрожает безопасности РФ. Предполагается ужесточение иммиграционного контроля по примеру стран, столкнувшихся с террористической опасностью. Следовало бы, конечно пойти дальше и согласиться, что риск дестабилизации происходит вовсе не от гражданства мигрантов, а от их вполне определенных культурных и этнических стереотипов. Кроме того, в самой России имеется достаточно внутренних источников терроризма, не менее опасных, чем находящиеся за рубежом.

В Концепции верно заключается, что для экономики страны (и, добавим, не только для экономики) важен приток мигрантов – прежде всего, из СНГ. В то же время этот тезис дополняется абсурдным выводом, противоречащим сказанному ранее, – о формировании установок толерантного сознания в российском обществе. Как может толерантность совмещаться с ужесточением иммиграционной политики? Толерантность может быть полезной только в отношении желательных мигрантов. Кто же является таковыми? Те, от кого менее следует ожидать деструктивных установок. И здесь мы никак не обойдемся без этнической идентификации.

О подспудном понимании этой проблемы говорит пункт Концепции, посвященный одному из направлений планируемой деятельности, согласно которому необходима разработка механизма привлечения иммигрантов с учетом государства их происхождения, профессиональных и иных характеристик. Среди «иных характеристик», бесспорна необходимость учета этнической принадлежности.

Увы, в Концепции, как зачастую и во многих других документах и аргументах, имеется противоречие между задачами национальной безопасности и отрывочным восприятием положения Конституции по поводу свободы передвижения, выбора места жительства и пребывания. Это положение может быть понято только в связи с другими положениями Основного Закона и не должна им противоречить. И это ясно из того, что рядом с бессмысленными ссылками на Конституцию в Концепции указывается на необходимость разработки механизма управления расселением мигрантов по территории страны с учетом потребности региональных рынков труда и демографической ситуации. Соответственно, свобода передвижения может пониматься лишь в рамках правовой системы, которую, собственно, еще только предстоит создать.

Мы имеем в Концепции также прямое указание на необходимость мер по содействию адаптации иммигрантов и интеграции их в российское общество. В то же время государственная помощь вынужденным мигрантам, как утверждается, должна согласовываться с экономическими возможностями страны. Вместе оба эти тезиса означают, что необходимо регулирование иммиграции с точки зрения перспектив адаптации переселенцев. А адаптация, бесспорно, связана с уровнем комплиментарности к оседлому-коренному населению того или иного региона.

Мы имеем скрытое понимание проблемы, ибо в программе мер записана необходимость стимулирования возвращения в РФ эмигрантов, выехавших за границу на постоянное место жительства или по трудовым контрактам. Это означает реэмиграцию. В то же время соотечественникам предоставляется приоритет при осуществлении ими трудовой деятельности, учебы, реализации инвестиционных проектов. Таким образом, мы подходим к пониманию необходимости приоритетов для репатриантов, которые являются соотечественниками и в значительной мере реэмигрантами (некогда выехали с территории РФ). Они же родовыми своими связями обещают удачную адаптацию к непростым условиям жизни в России.

В качестве примера движения исполнительной власти к необходимости дифференцированного отношения к мигрантам различного происхождения мы можем сослаться на Концепцию демографического развития РФ на период до 2015 года (утверждена распоряжением Правительства РФ от 24 сентября 2001 года №1270-р).

Среди приоритетов демографического развития в области миграции и расселения указаны:

-   привлечение мигрантов в РФ, в первую очередь из государств-участников СНГ, а также Латвии, Литвы и Эстонии,

-   совершенствование законодательства, касающегося защиты прав вынужденных мигрантов и регулирования миграционных процессов.

Указывается, что необходимо разработать новые подходы к регулированию миграционных потоков, способствующих замещению естественной убыли населения, а также общественно полезной интеграции мигрантов. Увы, об учете этнического компонента среди социально-демографических характеристик не сказано ничего. Между тем, полезность интеграции во многом определяется именно этническим компонентом.

Мучительно медленное для страны движение законодателей и исполнительной власти в направлении понимания задач национальной политики связано с тупиковыми концепциями, распространенными в российской науке подобно идеологическому вирусу. Соответствующая группировка сложилась вокруг таких взаимодополняющих друг друга политиков, Р. Абдулатипова, В. Михайлова, В. Зорина, В. Тишкова. Лидеры этой группы многократно пересаживались из парламентских в административные кресла и обратно. С завидным упорством они навязывали России концепцию различения граждан по этнической принадлежности только тогда, когда нужно было как-то обосновать исключительные права этноэлит «титульных» республик в составе РФ. Что же касается фигуры директора Института этнологии и антропологии В. Тишкова, то его позиция, не раз высказанная на парламентских слушаниях и в научных изданиях, оказывается исключительно маргинальной, но очень удобной для парализации любой деятельности. Им многократно утверждалось, что никаких этносов на самом деле не существует, а понятие «нация» и вовсе ненаучно.

Примером деятельности Института можно считать экспертизу законопроекта «О реестре коренных народов России»,  в которой противоречащими Конституции обозначены термины «коренные народы РФ» и «традиционное расселение». Между тем, именно эти термины применены в действующих федеральных законах «О гарантиях прав коренных малочисленных народов РФ» и «Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ». Чем же заняты эксперты и руководство Института, если не знают таких элементарных вещей?

Вынужден также привести пример деструктивной позиции  директора Центра международного права и гуманитарных проблем ИАМП Дипломатической академии МИД России профессора С.В. Черниченко. В его анализе понятия «соотечественник, проживающий за рубежом», ставшем отправной точкой для формирования мнения в парламенте и в структурах исполнительной власти, утверждается бесполезность и даже опасность применения русского слова «соотечественник» в качестве правового термина. Якобы в этом понятии растворяется понятие национального меньшинства.

Ошибкой профессора Черниченко является представление о нации исключительно как о подданстве. Это «французская» модель нации, непригодная для России. Нам ближе «немецкая» модель.

Якобы, только о своих подданных (то есть, о лицах, имеющих гражданство) Россия только и может заботиться. Это было бы так, если бы мы жили не на изломе времен, не в эпоху, когда границы колеблются и страна находится на грани жизни и смерти. Это было бы так, если бы мы решили, что Государство Российское распалось отныне и навсегда. Но мы так не решили, ибо перед глазами у нас пример объединения даже весьма далеких наций в ЕС, а также уверенность в том, что без воссоединения государства, РФ закончит свое существование в самое ближайшее время – заведомо до середины века.

Мы невидим никаких препятствий создания правовой основы понятия «соотечественник» и сопряжение его с понятием «национальное меньшинство» и «коренной народ». Даже то, что профессор Черниченко считает неудобным – отсутствие общепризнанного понятия национального меньшинства – мы полагаем очень удобным для развития понятийного аппарата, связанного с обозначением российской политической нации. Нам вовсе не обязательно иметь прецеденты в чужих правовых системах. А международное право вполне может формироваться и с участием прецедентов, создаваемых Россией.

Конечно, если бесконечно топтаться вокруг рассуждений о необходимости защиты прав человека и забывать о защите жизнеспособности нации и составивших ее народов, о соотечественниках можно забыть. Именно это и делает российская бюрократия – паразитический слой, беспрерывно грабящий Россию. Именно ей выгодны либеральные концепции права и либеральная антропология, загоняющая нас в тупик. Нам ничего другого не остается, кроме отбрасывания этих негодных концепций.

Вскользь замечу проблему в антропологической науке, которая накопила огромный фактический материал, но традиционно сторонится выводов, имеющих социально-политические следствия. Своеобразная «политкорректность» приводит, например, к тому, что выделение территориальных особенностей расовых типов в академических работах проводится с учетом политических границ между РФ, Украиной и Белоруссией, что ломает в целом результаты анализа и делает соответствующие выводы крайне сомнительными. Аналогичная «политкорректность» возникает в геногеографических исследованиях, когда за Уралом не принимается во внимание наличие славянского населения, а все данные собираются исключительно среди малых коренных народов. Подобная самоцензура российской науки приводит к отсутствию научно обоснованной картины этнического состава российских территорий, столь необходимой для разработки миграционных программ.

Россия не может отказываться от ассоциации с пространством и культурой «русского мира», с русской культурно-исторической доминантой. Возвращение к собственному историческому «замыслу» было бы для России самым решительным шагом к возрождению и самым естественным основанием для продуктивной национальной политики, включая миграционную политику и политику в сфере репатриации.

Чтобы строить приемлемое для существования России право, мы должны перейти к консервативному пониманию справедливости, которое коренным образом отличается от либерального. Лев Тихомиров, крупнейший русский философ начала ХХ века, писал: «Справедливость требует не уравнительности, а соответственности прав с обязанностями, награды или наказания — с заслугой или виной. Можно давать права поляку или еврею, если они их стоят. Но дать в России равные права русской национальности и польской или еврейской национальности, в смысле коллективного целого, было бы актом величайшей несправедливости. Это значило бы отнять у русских их достояние и отдать тем, кто его не только не соби­рал, но и возьмет только для того, чтобы разрушить или экс­плуатировать в своих особых целях».

«Русская империя создана и держится русским племенем, – пишет Тихомиров, - Все ос­тальные племена, добровольно к ней присоединившиеся или введенные в ее состав невольными историческими условиями, не име­ют значения основной опоры. В лучшем случае это друзья и помощники. (Разумеется, коренные народы России – помощники русским – примечание мое) В худших случаях — прямо враги. Все эти племена и нацио­нальности, разбросанные от Карпат до Тихого океана, только русским племенем объединены в одно величественное целое, которое так благодетельно для них самих даже и тогда, когда они этого не понимают, когда они в своем мелком патриотизме стараются подо­рвать великое целое, их охраняющее».

Исходя из консервативной позиции следует требовать иерархии отношений к этническим общностям на территории России и за ее пределами. В проблеме репатриации – в особенности. Именно в данной проблеме, как и в подходах к миграции в целом, «русский вопрос» остается основным и определяющим судьбу России. «Ибо, вникая в идею нашей государственной власти, мы, несо­мненно, убеждаемся, с одной стороны, в том, что она существует не для одних русских, с другой же стороны — что даже в интересах нерусских племен должна сохранять русский характер и, стало быть, остаться русской властью».

И завершая. Если Россия останется русской, она будет пригодной для жизни других коренных народов. Если она перестанет быть таковой, другим народам здесь придется не жить, а умирать.

Спасибо.

Председательствующий.

Уважаемые участники «круглого стола», позиция докладчика, вы понимаете, это личная позиция. Насколько она верна, или имеет право на жизнь, мы сейчас услышим в ходе обсуждения тех положений, которые нам донесли докладчики.

Я предоставляю слово Тюркину М.Л. - заместителю директора Федеральной миграционной службы Российской Федерации. Пожалуйста.

Тюркин  М.Л. Уважаемые друзья, добрый день, я очень вам благодарен за то, что вы пригласили нас для участия в заседании «круглого стола».

Я бы хотел сказать огромное спасибо Александру Викторовичу и Андрею Николаевичу за ту проделанную работу, которую они совершили, за ту озабоченность, которая существует у депутатов Государственной Думы. Но сегодня предлагаю построить разговор по существу объективный и с той соответствующей критикой, с которой мы сегодня его начали. Мне кажется, что немного мы ушли, уважаемые коллеги, от темы. Хорошо сейчас ведущий сказал, что необходимо взять закон в руки, потому что тема сегодняшнего заседания - это  закон «О репатриации». Не хотел бы затрагивать тему, которой коснулся депутат Савельев, потому что она очень сложная, она очень спорная. Я ее не поддерживаю, потому что если мы сейчас речь будем вести о русских людях, я думаю, что мы сегодня зайдем очень и очень далеко. Проблема серьезная и так быстро мы ее с вами не решим.

Я бы хотел выразить сегодняшнюю позицию, и мнение в целом Министерства внутренних дел, Федеральной миграционной службы, и еще раз подтвердить, что мигранты - это благо для России. И никакого другого аргумента здесь быть не может.

Да, действительно, существуют какие-то отрицательные явления, связанные с миграцией, но они, конечно же, вторичны по отношению к тому, что сегодня Россия нуждается в притоке людских ресурсов. И это я говорю вполне аргументировано. И с научной точки зрения, и с практической, и с человеческой. То есть личное свое мнение.

Разрешите более подробно перейти непосредственно к самому закону. При том, что депутаты действительно озабочены, я им очень благодарен лично от себя, от службы, от министерства, что эта работа идет, что мы пытаемся найти пути, но, к сожалению, сам закон и сам текст закона, не выдерживают никакой критики. Более подробно это все изложено в том официальном отзыве, который представлен Правительством Российской Федерации, мы его так же готовили вместе с Правительством. И все подробно изложено, почему мы и не соглашаемся с теми позициями, которые изложены непосредственно в самом законе.

Я думаю, что смысла нет зачитывать этот официальный отзыв, там полторы страницы текста, который и так не представляет никакой закрытости и грифа «секретно». Поэтому здесь останавливаться я не буду.

Проблема эта существует. Мы занимаемся ей, вот лично я занимаюсь ей уже три года. Даже скажу вам, что возглавлял группу по подготовке программ добровольного переселения. У нас был создан очень серьезный кворум из представителей федеральных органов исполнительной власти, были представители Государственной Думы, Совета Федерации. Очень широко привлекалась к работе этой группы общественность, которая присутствует здесь и другие представители. Было у нас несколько заседаний, выработали мы конкретный текст, представили его Правительству Российской Федерации, в результате, решения никакого нет. И вот так со многими вопросами, которые мы начинали делать и пытались довести до конца.

Позиция сегодня такая. То, что в целом проблема существует, и мы заинтересованы в притоке людских ресурсов на территорию Российской Федерации.

Наше мнение следующее. Сегодня существуют федеральные законы, которые регулируют данный вопрос в сфере миграции. Это уже было сказано: закон «О гражданстве», «О правовом положении иностранных граждан», О порядке выезда и въезда». Сейчас идет разработка закона о миграционном учете. Это очень важный закон, который также затрагивает права и свободы, и российских граждан, и иностранных граждан, и ряд других законов.

Мне кажется, что если сегодня мы все вместе займемся активно этим вопросом, особенно, депутаты Государственной Думы, то мы могли бы внести такие изменения в эти законы, которые реально помогут нашим соотечественникам, в широком смысл этого слова, беспрепятственно прибыть на территорию Российской Федерации с той целью, с которой они хотят. То ли это временное пребывание, то ли это временное проживание, постоянное проживание, гражданство Российской Федерации и так далее.

Сегодня уже закон «О правовом положении» сделал классификацию, определенную по статусу. Согласен, что проблемы существуют очень большие. Существует проблема с точки зрения привлечения иностранных граждан и потенциальных наших соотечественников для осуществления трудовой деятельности. То же самое, сегодня мы пытаемся делать, подготовлен проект закона о внесении изменений в закон «О правовом положении», который существенно упростит процедуру выдачу разрешений на привлечение, разрешения на работу для этих людей.

Согласен с выступающими, что закон «О гражданстве» нуждается в дальнейшем совершенствовании. Вы знаете, что критики было очень много, Президент действительно признал, что закон неудачный. Были внесены изменения, касаясь определенных категорий, но сегодня необходимо двигаться дальше. Для этого мы с вами существуем, существует Государственная Дума.

Хотел бы несколько слов ответить Андрею Николаевичу по поводу работы Федеральной миграционной службы. Мы приветствуем всякую критику и все те замечания, которые были высказаны, мы очень серьезно к ним относимся. Но я хотел бы все-таки напомнить, что миграционная политика - это не только деятельность Федеральной миграционной службы. Как я всегда говорю, что это и Президент Российской Федерации, и Правительство, и, конечно же, не обходится без Государственной Думы, которая принимает законы. Мне всегда нравится, когда ведется какая-то полемика и дискуссия, когда говорят, что это нам кто-то навязал,   и мы были вынуждены его принять.

Уважаемые коллеги, законы принимает Государственная Дума. Давайте, мы все-таки не будем дискутировать и еще раз давать оценку работы службы. Я думаю, что есть какие-то проблемы, мы их понимаем, и с ними стараемся мы бороться очень активно.

Сегодня был рассмотрен вопрос о заселении вот этими людьми и в целом населением Российской Федерации таких регионов, как Сибирь и Дальний Восток. Очень сложный вопрос. Лично я сегодня не стал бы говорить о каком-то заселении. Мы уже заселяли с вами и Север, и Дальний Восток, и чем это закончилось, все вы знаете. Сегодня все должно строиться только при помощи каких-то экономических рычагов. Есть спрос, есть предложение. Развивается рынок, строится предприятие. Тогда люди поедут сами. Дадим нормальную зарплату, поедут. Снимем ограничения, поедут.

Вот сегодня платим мы налоги с вами, давайте в законе предусмотрим, люди, которые переселяются с других государств, освобождаем на 10 лет от уплаты всяких налогов. Рычаг? Конечно же, рычаг.

Поймите, если они приедут в поле, то их не надо освобождать от налогов, потому что там их и не будет. Конечно, еще это было 1,5 года назад. В правительстве обсуждали тему, Председатель Правительства, Михаил Михайлович Касьянов тогда еще руководил, он сказал, что хватит заниматься вот этим заселением, переселением и так далее. Люди поедут сами, если мы создадим определенные условия.

Я думаю, что эта тема тоже может быть обсуждена, но какая-то доля правды здесь есть.

Личное еще убеждение по этому законопроекту. Отвечаю в службе за международную деятельность, осуществляю много контактов. И личное мое убеждение, что принятие такого закона, кроме очередного раздражения у наших друзей, у наших соседей, у наших бывших республик, не вызовет. Это личное мое убеждение. Я сейчас не говорю мнение ни службы, ни Министерства внутренних дел, это такой вот пример.

Буквально три дня назад мы с министром были в Оренбурге. Тема была «Приграничное сотрудничество России и Казахстана». И когда министр внутренних дел Казахстана меня спросил, что надо сделать для того, чтобы мы совершенно спокойно с вами взаимодействовали, переходили границу, делали вот это, вот это. Я немного пошутил, но он понял мою шутку. Я сказал, что надо создать одно государство и спокойно существовать в рамках одного государства.

Это к чему я хочу сказать? Разные государства у нас сегодня. И народ проживает, и здесь народ проживает, и там, и вообще национальный вопрос очень сложный, и к нему нужно подходить очень серьезно.

По законопроекту я сказал, конкретное предложение уважаемому коллеге, если вы хотите мнение сейчас, которое выработанное в службе.

Первое. Необходимо продолжать совершенствование миграционного законодательства. Оно нуждается в совершенствовании. Законы, которые нуждаются в этом совершенствовании, я назвал.

Второе. Нам в обязательном порядке надо сегодня все-таки настоять на разработке тех программ, которые мы не смогли завершить. Это программа добровольного переселения. То есть это конкретные финансовые средства, которые государство готово выделить. Не сказать в законе, как вот сейчас я посмотрел законопроект, финансово-экономическое обоснование, посмотрите, пожалуйста, уважаемые коллеги. Здесь написано следующее: не потребует финансовых средств.

Но вы прекрасно понимаете, что сам по себе механизм, который предлагается в законе, потребует огромных средств. И сегодня, когда был принят закон, уже 10 лет прошло, о вынужденных переселенцах, сегодня мы понимаем, что государство не обеспечивает те финансовые средства, которые ему пообещали этим законом. И сегодня я вынужден, каждый день, встречаясь с переселенцами с вынужденными, смотреть ему в глаза и рассказывать, а почему все-таки  миллиард мы выделяли в год, а сегодня мы не можем 250 миллионов выделить на жилищное обустройство и так далее. И сегодня у нас до сих пор больше 300 тысяч стоит в статусе, а некоторых мы снимаем со статуса, не выделяя жилье. Это очень серьезные вопросы. И хватит уже обманывать людей.

Поэтому программа должна быть обеспечена. Сегодня, вы знаете, первая программа, которая замусолена была, - это добровольного переселения программа. И второе - генсхему расселения, которая несколько лет работала, Госстрой работал, перебросили на Минэкономразвития, и в конце эта тема закрылась. И сегодня никто не работает ни с генсхемой расселения, ни с программами. То есть полная тишина.

Вот сегодня есть вопросы, которыми можно заниматься реально для того, чтобы помочь тем людям, которые оказались в сложной ситуации за границей.

По нашей работе. Сегодня у нас существует пять представителей за рубежом, которые активно работают по программе добровольного переселения. У нас заключены соглашения. И вот статистика у меня есть, сколько людей реально у нас ходатайствует и получает такой статус.

Вот как пример для сравнения - третий и четвертый год. По Латвии у нас было 1.131, 2004 год, на сегодняшний день - 710 человек получили документ на добровольное переселение. Киргизия: 4.461 - 2003 год, 2004 год - 4.412. Примерно одинаково. Туркмения: 20.685 - 2003 год и 9.866 - 2004 год. То есть работа эта идет, мы ее контролируем.

Мы сегодня намерены открыть представительства во всех государствах СНГ, плюс еще несколько государств дальнего зарубежья  для оказания помощи нашим соотечественникам в добровольном переселении на территорию России.

Извините, пожалуйста, за небольшое сумбурное выступление. Еще раз огромное спасибо за приглашение. Тема крайне актуальная. Мы обязаны ею заниматься. Спасибо вам огромное, что вы нам помогаете. И если мы с вами хоть немножко сдвинемся, мы окажем реальную помощь для тех людей, которые в ней нуждаются и которые хотят реально переехать на свою родину. Спасибо большое.

Председательствующий. Спасибо, Михаил Леонидович. Нам тоже нравится ваш настрой на то, что эту проблему мы должны общими усилиями решать законодательными путями. (…)

Я бы хотел предоставить слово Николаеву С.И., заместителю директора Департамента по гуманитарному сотрудничеству и правам человека Министерства иностранных дел России. Пожалуйста.

Николаев С.И. Спасибо за возможность выступить.

Уважаемые коллеги, рассматриваемый сегодня законопроект прошел в Министерстве иностранных дел, я бы сказал, самую тщательную экспертизу. Его смотрели специалисты в области международного права, в области прав человека, в области гражданства и так далее, и так далее. В результате была выработана позиция министерства по отношении к проекту этого законопроекта, который, известно, сейчас в Правительстве, заинтересованных органах исполнительной власти. И мне не остается ничего другого, как сообщить ее и вам, участникам «круглого стола».

Я бы хотел подчеркнуть, что наши эксперты практически единодушно считают, что вопрос о стимулировании добровольного переселения в нашу страну представителей народов, которые связаны с ней культурными традициями, историей, языком и так далее, исключительно актуальны.

Принятие законодательных актов о репатриации в России соотечественников отвечало бы интересам Российской Федерации в сфере внешней и внутренней политики, создавая механизмы замещения естественной убыли населения и повышения эффективности использования миграционных потоков в интересах социально-экономического  развития страны.

Вместе с тем проект федерального закона о репатриации в России русских и представителей других коренных народов России не позволяет решить эту задачу, предлагая в декларативном порядке весьма сомнительные и в политическом и юридическом отношения механизмов.

Законопроект изобилует неюридическими терминами, не содержащимися в российском законодательстве и нуждающимися в дополнительном законодательном определении. Это касается и собственно термина «репатриация», так как его толкование, как «возвращение на родину», он не применим к лицам, родившимся за пределами России, не являющимися ее гражданами или уроженцами и никогда не проживавшими в ней.

Что касается термина «коренные» применительно к народам России, то он до сих пор остается предметом научной и общественно-политической дискуссии, за исключением его использование в сочетании «коренные малочисленные народы».

Одностороннее провозглашение в статье 1 единства русского, украинского и белорусского народов с автоматическим предоставлением гражданства всем представителям указанных народов будет резко негативно воспринято властями и националистически настроенной частью общественности Украины и Белоруссии, являющихся независимыми государствами.

Игнорируется также и такой существенный аспект, как правопреемство в области гражданства других самостоятельных государств, возникших на постсоветском пространстве.

Более того, данный законопроект, в случае его принятия, может повлечь за собой неконтролируемый исход в России населения этих стран в размерах, значительно превосходящих демографические, экономические потребности Российской Федерации, и ее возможности по приему и обустройству мигрантов.

В законопроекте утверждается, что Российская Федерация (это статья 3) признается в качестве правопреемницы Российской империи, что юридически неверно и наряду с тезисом о восстановлении государственного единства народов, объединившихся  в Российской империи, будет воспринято за рубежом однозначно, как проявление реваншистской направленности российской  внешней политики.

В части, касающейся определения круга лиц, имеющих право на репатриацию (это статья 4), предоставляется нецелесообразным  руководствоваться исключительно критерием национальности, поскольку ряд упомянутых народов, например эскимосы или саамы, исторически проживают как на территории России, так и за ее пределами. Причем заграничная часть этих народов ничем не связана с Россией, кроме этнической принадлежности.

Для таких случаев можно  было бы предусмотреть дополнительные критерии, подтверждающие связь и идентификацию с Россией претендентов на репатриацию, например, владение русским языком, членство в организациях соотечественников и так далее.

Также сложным представляется  и решение вопроса о праве на репатриацию семей, где один из супругов будет иметь национальность, не включенную в составленный разработчиками  законопроекта перечень.

Не проработана и поправка, которую предлагается внести  в федеральный закон «О гражданстве  Российской Федерации». Предоставление гражданства по рождению только детям, обладающим правом на  репатриацию,  исключит из сферы действия  закона лиц, родившихся до его принятия, то есть в основную часть потенциальных переселенцев.

Кроме того, на практике  этой поправкой могут воспользоваться для  приобретения российского гражданства лица, не намеривающиеся  репатриироваться в России, но имеющие на это право.

Заявительный порядок приобретения  гражданства, упоминающийся в законопроекте статье четвертой, не фигурирует в федеральном законе «О гражданстве Российской Федерации», которым установлены общий и упрощенный порядки приобретения гражданства.

В статье пятой проекта фактически  не признается отцовство детей, рожденных вне брака, что противоречит Семейному кодексу Российской Федерации.

Обойден и вопрос об объемах расходов из федерального бюджета в связи с реализацией данного законопроекта в случае его принятия. Об этом уже сегодня говорилось.

Вопрос о возможном упрощении порядка въезда в Россию и приобретение  российского гражданства для лиц, имеющих прямой отношение к Российской Федерации было бы целесообразно рассматривать,  прежде всего, в плане внесения соответствующих изменений в  федеральные законы «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» и  «О гражданстве Российской Федерации».

И вывод: в связи с изложенным полагаем, что указанный  проект федерального закона нуждается в кардинальной переработке.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Сергей Ипполитович, за откровенную и заинтересованную позицию по данному вопросу. (…)

Мы с вами сейчас обсуждали законодательные подходы к решению этой проблемы. А сейчас хочу предоставить слово доктору Штефану Иро, который поделится с нами практикой Германии решения проблем переселения в страну соотечественников. Пожалуйста.

Штефан Иро. Германское посольство сегодня здесь представлено прежде всего как наблюдатель. Но поскольку инициаторы данного обсуждаемого здесь проекта закона сравнили его в некотором роде с тем законодательством, которое существует по вопросам о переселенцах в Федеративной Республике Германии, я все же скажу несколько слов.

Хочу сказать, что германское законодательство по вопросам переселенцев имеет совершенно другие цели, чем те, которые сегодня здесь были представлены. Когда мы предлагаем немцам, проживающим в бывших республиках Советского Союза или в странах восточной Европы переселиться в Германию, то причиной этого предложения, этой возможности не является убыль населения в нашей стране. Такая убыль, безусловно, имеет место, но она не является причиной, по которой мы предоставляем немцам возможность переселиться в нашу страну.

Мы, немцы, проживающие в Германии, чувствуем ответственность за тех немцев, которые страдали при Сталине и также во время, последовавшее его правления. Собственно, это является причиной, то есть страдания немцев, которые здесь проживали, является причиной тому, что мы предлагаем немцам переселиться в Германию, то есть в некотором роде вернуться в Германию. Но это чисто наше чувство ответственности, и это предложение, еще раз скажу, не имеет причины в том, что мы хотим повысить заселенность нашей страны.

Это предложение является предложением, но мы никак не стараемся заселить в нашу страну как можно большее количество немцев, которые сейчас проживают в России и в других странах. Как  раз наоборот, мы даже стараемся помогать немцам там, где они сейчас проживают, с тем, чтобы они имели возможность оставаться там, где они сейчас проживают.

Я хотел бы еще вкратце сказать об одной проблеме, которая может быть связана с большими потоками эмиграции. Эту тему затронул коллега из российского МИДа. Если в Россию начнут приезжать большие потоки людей то здесь могут возникнут те же проблемы, которые  стали возникать в Германии в связи с тем, что к нам стали приезжать очень многие люди. То есть, это проблемы интеграционного характера.

По этой и другим причинам я хочу сказать, что наше федеральное Правительство не может идентифицировать себя с этим законопроектом и не хотело бы называться в связи с этим проектом.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, господин вице-консул. (…)

Слово предоставляется Авдееву Владимиру Борисовичу, члену союза писателей России, ученому-расологу. Подготовиться Пурунджану.

Авдеев В.Б. см. выше!

Председательствующий. Спасибо, Владимир Борисович.

Слово предоставляется Пурунджану Арсену Леонидовичу, заместителю директора НИИ и Музея антропологии им. Анучина.

Пурунджан А.Л. Спасибо.

Я благодарю за приглашение на этот «круглый стол». Конечно, после столь эмоционального выступления Владимира Борисовича мне будет трудно с ним сравниться.

Я хочу сначала сказать несколько слов в защиту антропологов Московского университета и наших коллег из Института этнологии и антропологии, они отнюдь не придерживаются взглядов, которые декларирует их директор, не являющийся антропологом. Они всю жизнь посвятили тому, что они изучают разнообразие народов России, не только России, их самоидентификацию по всем параметрам антропологическим. И поэтому я не думаю, что надо зачеркивать все наши труды и усилия, которые мы предпринимали и еще, надеюсь, будем предпринимать.

К сожалению, я увидел эти материалы, законопроект только сегодня, поэтому мое выступление будет своеобразным экспромтом. Я вынужден согласиться со многими критическими замечаниями, которые были сделаны специалистами, которые в этом, конечно же, лучше меня разбираются. Еще раз подчеркну, что я всего лишь антрополог.

Что мне показалось немножко даже наивным? Например, перечень коренных народов России. Я представил себе репатриацию юкагиров, ненцев, энцев, энгоносан. Вы представляете, это народы по 180, по 200 человек. Я понимаю, что этот список взят полностью. Может быть, не стоило столь формально его приводить.

Потом, честно говоря, я понимаю, откуда появились украинцы. Кстати, насчет малороссов можно поспорить, это им может очень не понравиться, и белорусов. Конечно, это братские народы, славянские, восточнославянские народы, но я, опять же, не политик, но я не думаю, что это будет очень одобрительно воспринято например в некоторых кругах даже белорусов, а тем более западных украинцев, учитывая те процессы, которые происходят реально.

Теперь касаемо тех процессов чисто антропологических, если будет интересно, то я буквально несколько слов скажу. Здесь наш немецкий коллега говорил, что в Германии тоже происходит определенное уменьшение численности населения, в том числе и коренного, немцев, которые составляют абсолютное большинство. У нас это тоже происходит, но совсем на другой основе. У нас это происходит на фоне резкого сокращения в среднем продолжительности жизни. И мы лишний раз в антропологии сталкиваемся с теми процессами, когда одни и те же явления в нашей стране приобретают, к сожалению, совершенно иной оттенок. Всем вам известно, уж извините, я приведу такой пример, что был по всей Европе в середине 20 века и до 80-х годов такой процесс акселерации, ускорения роста и развития детей и подростков. Казалось бы, этот процесс напрямую не связан ни с какими социальными потрясениями. И в свое время он являлся показателем, в общем-то, новой эпохи технологической, которая надвигалась на Запад, на Европу и на нашу страну в том числе.

Потом этот процесс закончился, и что мы видим? У нас в стране он продолжается. Продолжается именно в тех районах, которые наиболее неблагоприятны. Это районы Зауралья, Сибири, Дальнего Востока. То есть те районы, где наиболее острая демографическая ситуация, в том числе и с русским народом, с коренным. Поэтому я очень сомневаюсь в том, что к нам сюда в эти регионы, по крайней мере, будут ехать люди из тех регионов, где уровень жизни сопоставим с российским, я думаю, будут ехать, в основном те, где этот уровень еще ниже. Но это, как говорится, мое частное мнение, о нем можно конечно же поспорить.

Поэтому решить проблему восстановления численности населения за Уралом будет очень сложно. Некоторое время назад я после длительного перерыва попал в Иркутск, это место, где я бывал по своим профессиональным обязанностям. Мы изучали население, детей, обследовали их в советское время (тогда много было обследований, сейчас, к сожалению, мало). И сейчас я не узнал население Иркутска. На меня шли, я не драматизирую ситуацию, люди, немножко не похожие на представителей коренной национальности России. Ничего в этом, я думаю, страшного нет, мы знаем, что такие же процессы происходят в США, там большое количество выходцев из Азии. Но тем не менее, это происходит на фоне резкого уменьшения все же нашего населения, которое проживает за Уралом, и это вызывает определенную тревогу. Драматизировать ситуацию, я думаю, не следует. Русский народ - великий народ, и 150 миллионов невозможно лишить права на жизнь.

Реплика из зала. Римский народ тоже был великим.

Пурунджан А.Л. Римский? Он и остался. Но он по-другому немножко называется. С русским народом, я думаю, этого не произойдет. Вот что я и хотел сказать. (…)

Председательствующий.

Уважаемые коллеги, я хотел с вами посоветоваться. У нас лимит времени почти исчерпан, а у меня еще три записавшихся для выступления.

Я думаю, коль скоро у нас «круглый стол» идет достаточно демократично, я бы попросил терпения всех, и дать возможность всем, кто имеет желание высказаться по поводу обсуждаемых вопросов, выступить.

Договорились? Слово предоставляется Сергею Петровичу Пыхтину - ученому государствоведу.

Пыхтин С.П. Большое спасибо.

Уважаемые коллеги, действительно, поскольку выступающие во второй части, в завершающей части любого «круглого стола», опираются не только на свои собственные суждения, которые они хотели бы высказать, но и на то, что было сказано до них, то невольно приходится каким-то образом реагировать, иначе смысл дискуссии пропадет.

Закон - это не рубль, чтобы нравиться всем. Поэтому, когда нам говорят о том, что кому-то этот закон может не понравиться, и особенно когда это может не понравиться кому-то за пределами русского мира, и вообще, русской цивилизации, это будет их проблема. Главное, чтобы этот закон работал на национальные интересы России, чтобы он был актуален для нас, и чтобы он действовал с учетом ныне существующей ситуации. Он должен отражать те проблемы, которые объективно существуют.

То, что существуют проблемы, связанные с возвращением людей, принадлежащих к России - это объективно. Никто против этого не возражал.

Другое дело, что нас постоянно путали, по-моему, некоторые моменты. Кто-то, говоря о законе «О репатриации» почему-то говорил исключительно о миграции, о трудовой миграции, о том, что в пределах Сибири и Дальнего Востока есть некий дефицит населения, хотя я должен сделать ремарку, что давайте, не будем механически делить население на площадь суши, которая там существует. Давайте припомним, что значительная часть территории Сибири и Дальнего Востока, в принципе, не пригодна для заселения людьми, и давайте вспомним, каким образом заселена та же Канада. Там 20 с чем-то миллионов человек, но они расселены в основном узкой полоской вдоль границы Соединенных Штатов. И почему-то не страдают от этого.

Поэтому, когда люди говорят о дефиците, то давайте все-таки опираться не на абсолютные цифры, а относительные величины и сравнивать это хотя бы с тем, что существует в аналогичных ситуациях в других странах, хотя там процесс совершенно другой.

Мне представляется, что необходимо совершенно четко сказать, что этот закон касается исключительно проблемы репатриации и никакого отношения к решению проблемы с трудовыми ресурсами в нашей стране не имеет в принципе.

Поэтому мне крайне было удивительно слышать отсутствующего в настоящий момент представителя МВД, который свел свою критику этого законопроекта исключительно к тому, что он не может решить проблему трудовой миграции на Дальнем Востоке и в Сибири. Это не корректно.

Мне также кажется не корректным, по сути дела, все заключения со стороны МИДа нашей страны потому, что они главным образом говорили с точки зрения не России. Это министерство, которое говорит об иностранной точке зрения на Россию. Это принципиально другая позиция.

Кстати говоря, хочу сослаться на покинувших наше заседание господ из немецкого посольства, которые совершенно отчетливо высказались в том смысле, что их законодательство стимулирует эмиграцию немецких по происхождению граждан России, и они не касаются немцев по происхождению во всем остальном мире. Им наплевать на то, как к этому отнесется сама Россия потому, что это чисто политическое решение. Политическое решение Бонна или Берлина к тому, чтобы стимулировать именно этот вид репатриации.

Я что-то ничего не слышал о том, чтобы Германия стимулировала репатриацию немцев из Аргентины или из Соединенных Штатов, где выходцев из Германии, уверяю вас, более чем достаточно.

Поэтому данный закон - это закон исключительно политический. Ничего другого он не содержит. Поэтому, когда нас старательно пытаются увести от этого, и когда нам говорят, что давайте не будем заниматься политикой,  хочется сказать: а где же, как не в Государственной Думе ею заниматься?

Другое дело, что, безусловно, надо разделить закон-декларацию и закон-инструкцию. Этот закон, скорее должен действительно сказать о том, что такое репатриация, что такое репатриант и утвердить это потому, что подобных понятий в нашем законодательстве на сегодняшний день нет.

Другое дело, закон о политике в сфере репатриации. Это совершенно другая вещь. Этот закон может приниматься, предположим, со сроком действия на 5 лет в зависимости от конкретных условий. Но статус репатрианта должен быть определен раз и навсегда. Это точно так же, как в законе «О соотечественниках» или законе «О гражданстве». Мы можем говорить о том, кто такой гражданин, кто такой соотечественник. Точно так же, закон должен сказать, кто такой репатриант.

Это уже политика в сфере репатриации. Это подробное описание, что должны делать исполнительные органы власти и бюджет, реализуя те конкретные задачи, которые могут возникать в той или иной стране, с учетом особенностей этой страны и так далее. Это очень подробный закон - закон-инструкция. Он может состоять из огромного количества статей. Закон, констатирующий нормы, допустим, что такое репатриант и кто именно относится - это тот законопроект, который был нам в данном случае представлен.

Кроме того, мне кажется, есть одно очень важное обстоятельство, и на этом я закончу. Я считаю, что не существует универсального подхода к репатриации. Не нужно ссылаться на опыт ни одной страны. Почему? Потому что каждая страна имеет свою уникальную историю.

Что касается Германии, Израиля или Венгрии - это новые государства, государства возникшие. Германия возникла, кажется, в 47-м году, Израиль - в 48-м, а Венгрия - это результат Первой мировой войны. Это новые государства. Россия - это историческое государство, существующее второе тысячелетие.

Поэтому для нас принципиален другой подход и к тому, что такое Россия, не с точки зрения текущего момента или каких-то доктринальных отношений, а, что она есть на самом деле, что соответствует ее национальным интересам и то, что должен учитывать закон. И что такое, допустим, лицо, имеющее право на репатриацию? Что такое наш соотечественник? Это совсем не то, как относятся к этому те же немцы, евреи или венгры. У нас более широкое, более глубокое и, кстати, более сложное законодательство должно быть потому, что у нас слишком сложная история.

И, если Германия воссоединилась совсем недавно, то мы-то находимся в состоянии политического распада. Значит ли это, что Чернигов, Севастополь, Павлодар или Кустанай - это не Россия? Я думаю, что это исключительно политические вопросы.

Я думаю, что даже здесь, может быть, кто-то скажет: «Да, конечно. Это та реальность, с которой надо считаться».

Мне казалось бы, что законопроект нужно одобрить в принципе, как иногда делает это Государственная Дума, она говорит: «Да, конечно. Законопроект плохой, но его можно поправить, поэтому давайте его примем в первом чтении». Я это слышу на заседаниях Государственной Думы сплошь и рядом.

Мне кажется, в данном случае можно сказать: «Да, в этом документе есть много недостатков, но давайте мы его одобрим в том смысле, что уже авторы, с учетом тех, кто хотел бы принять участие в его доработке, доведут его до той кондиции, которая позволит внести его на рассмотрение Государственной Думы уже официально». Спасибо.

Председательствующий.

Я предоставляю заключительное слово основному докладчику Андрею Николаевичу Савельеву. Пожалуйста, Андрей Николаевич.

Савельев А.Н. Уважаемые участники «круглого стола»!

Прежде всего  хочу сказать, что  миграционная амнистия - это действительно тот шаг, который можно было бы предпринять немедленно. Но  вы видите позицию МИДа, вы видите  позицию Федеральной миграционной службы, которые сегодня были высказаны. Специалисты, эксперты и чиновники этих структур не желают даже вникать в то, о чем говорят депутаты, политики, представители общественных организаций. Их выступления сегодня демонстрируют фантастическую глухоту и нежелание слышать.

Прежде всего, эти люди не хотят понимать политическую нацию как единство граждан, единство  с соотечественниками.   Для нас то, что кто-то не получил гражданство в определенной политической ситуации, ничего ровным счетом не значит. Наши соотечественники - это часть единой политической нации. Этого они не желают знать.  Правительство не вносит в бюджет средств на соотечественников, средств, на которые можно было бы поддерживать наше национальное единство.  Для них соотечественники - отрезанный ломоть, чужие  люди. Они рассуждают так: «Раз нет гражданства, не будет и никакой поддержки». Они хотят работать только с теми, у кого есть российский паспорт. Что на самом деле представляет собой человек с паспортом или без паспорта, их не интересует. Это убийственный для государства формализм, прямо наносящий ущерб национальным интересам России.  

Мы пишем новые законы во многом именно потому, что власть находится в руках тунеядцев. Те, кто поставлен к исполнению действующих законов, не желают ничего делать.  Правильно было сказано: действующее законодательство предоставляет все возможности для того, чтобы  работать с соотечественниками.  Исполнительна власть ничего не делает, просто стоит насмерть, лишь бы не дань соотечественникам ни единой надежды наладить свои взаимоотношения с исторической Родиной.  Когда говорят, что такие-то и такие  программы, скрывается отсутствие финансирования. Власть вносит в Думу бюджет, где есть средства только на содержание бюрократического аппарата, служба которого враждебна соотечественникам.

Когда нам говорят, что в законопроекте о репатриации чего-то не хватает, возникает вопрос, а где все эти годы был наш МИД с тысячами сотрудников? Где Федеральная миграционная служба? Где они сегодня? Почему вместо конкретных рекомендаций, вместо сотрудничества с депутатами на слушания присылаются люди, призванные только городить нелепости? Их задача состоит только в том, чтобы опорочить саму идею законопроекта без достаточных на то оснований.

Да, наш проект во многом представляет собой тест: способна ли власть на сотрудничество с соотечественниками по самым очевидным поводам? Именно поэтому проект короток. Он представлял бы собой начало пути, на котором должна быть создана целая серия подробных законов. Что же мы слышим в ответ на нашу инициативу? Нам говорят: и не пытайтесь! Именно так нам ответили представители исполнительной власти: и не пытайтесь! Из этого мы можем сделать вывод, что  та генерация чиновников, которая  сегодня стоит у власти, которая определяет приоритеты политики, враждебна российской нации в целом. 

Посмотрите, как относятся к термину "репатриация"?  Считают, что Родины за пределами Российской Федерации у нас нет – как будто и не было. И тех, кто считает Россию родиной, но живет в других государствах и с чужим подданством не считают в чем-то связанными с Россией. Этот позиция самых настоящих врагов России. Сегодня мы видели их в лицо и слышали их позицию, не оставляющую никаких сомнений.

Моя убежденность состоит в том, что наша Родина осталась  и за границами Российской Федерации. Только политически границы нашей Родины отступили с ее исконных территорий. Те же, кто там – за нынешними границами РФ, родился, несколько поколений жил на территории теперь уже бывших союзных республик, ущемлены нашим политическим отступлением. Они родились на своей Родине, а не на чужбине. Теперь Родина ушла от них, а не они бросили Родину. Поэтому они для России являются именно репатриантами. Они хотят вернуться под защиту родной власти. Но мы ясно видим, что эта власть – чужая для них. Она чужая и для нас.

Ясность проблемы видна из множества исторических примеров, вызывавших миграционные процессы после территориальных переделов.  Так было, например в Веймарской Германии. Там ни у кого не возникало сомнений  в праве немцев переехать на территорию Германии с отторгнутых у нее пространств. И эти переселенцы не считались иностранцами. А у нас считаются. Причем не просто иностранцами, а какими-то особо вредными. Поскольку способны говорить на русском языке и требовать соблюдения своих прав. Бюрократия боится человека, говорящего по-русски.

Конечно, мы можем уточнить понятие «репатриант», если бы это что-то меняло. Но чиновники ясно показали, что им это вовсе не нужно. Их позиция – тотальная блокада подобного рода законопроектов. Граждане для них – просто лишние люди, отвлекающие их от дележа общенациональной собственности.

Смысл законопроекта, который нами вынесен на обсуждение, состоит не только в том, чтобы определить определенную категорию среди потенциальных мигрантов. Нам важно выделить ее уже среди состоявшихся мигрантов, живущих в России не первый год. Это миллионы, над которыми издевается наша бюрократия. Кажется наш германский коллега, покинувший заседание, так и не смог вникнуть в это, поскольку  начал нам говорить, что он не хотел бы иметь никакого упоминания о Германии в связи с этим законом.

Приведу пример отношения нашей власти к мигрантам. Передо мной свежий документ - Распоряжение правительства о распределении квот на выдачу иностранным гражданам и лиц без гражданства разрешения на временное проживание в Российской Федерации. Думаете, сколько разрешений наша власть выдает для иностранных граждан, которые могли бы стать и российскими гражданами, или получить статус репатрианта? Чуть меньше 25 тысяч на всю страну! Это преступление. Нам говорят: "И не надейтесь!"

Почему возникает страх репатриации? Потому что консолидированные коренные народы России представляют собой перспективу воссоединения страны и отстранения от власти денационализированных и сепаратистских «верхов», а также постановку вопроса об их ответственности за расчленение народов, за расчленение страны. Кроме того, бюрократии проще иметь дело с отдельным гражданином, над которым можно издеваться, как угодно. Община коренного народа опасна для бюрократии своей способностью к коллективному действию.

Поэтому нам и говорит представить МИДа: "Мы еще подумаем. Нас очень не устраивает термин "коренные народы". Малые коренные народы - еще куда ни шло: они где-то далеко на севере живут, их по 180 человек. С этим мы готовы иметь дело. Но вот с крупными, государствообразующими коренными народами – нет». Они не хотят иметь дело с нами потому, что здесь есть перспектива возникновения мощного общественного мнения. И они хотят юридически исключить такую возможность.

Я бы хотел сказать о трусости привластных лиц, которые сегодня присутствовали здесь. Они говорят о возможном раздражении наших соседей. Они не думают об интересах России, они думают о том, что кто-то из наших соседей будет раздражен. Мол, если будем упоминать в одном ряду русских, украинцев и белорусов, то это взволнует неонацистов. Очень интересная референтная группа для нашего МИДа - неонацисты! Волнение неонацистов их серьезным образом беспокоит. Волнение русского меньшинства, которое проживает за пределами России – ни под каким видом!

Говорится о каком-то реваншизме, как только употребляется термин "Российская Империя". Они в МИДе привыкли только сдавать наши позиции. Им, вероятно, платят зарплату именно за это. А я бы платил зарплату дипломатам только за реванш. Да, мы хотим реванша российской государственности, российской нации. Мы хотим объединения страны, которая разорвана этими чинушами. 

Нам сегодня рассказали, что кто-то из зарубежных чиновников в шутку сказал: "Нам проще было бы объединить страну целиком, и тогда не было бы никаких проблем". Для нас это не шутка. Именно это и является политической задачей.

Специалисты, которых присылает исполнительная власть и, к сожалению, некоторые представители общественных организаций, демонстрируют необыкновенную легкость в мыслях, когда говорят: "Украинцы и белорусы - это для России не коренные". Остается только руками развести. То же самое придется сделать, услышав, что термин "малые коренные народы" приемлем, а термин «коренные народы» - нет. Удивительная нечувствительность к законам формальной логики!

Авторы законопроекта не представляют думского большинства, относясь к оппозиционной партии «Родина». С помощью своих законопроектов мы проводим своеобразный тест: способна ли власть реагировать на то, что мы говорим хотя бы в самых компактных и во многом декларативных законопроектах? Пока власть старается заткнуть нам рот. Поэтому нет смысла готовить проработанный в деталях текст, нет смысла приступать к подготовке пакета законопроектов по миграции и соотечественниками. Конечно, законопроект, который нами предложен, может расширяться, обрастать подробностями, отсылочными нормами к другим сопутствующими законами. Но сегодня время для такой работы еще не наступило. Мы провели тест и определили: действующая власть способна только убивать Россию. Она не может ее возрождать потому, что у нее в мозгах не существует какой-то детали, которая ориентировала бы на интересы народа, а не на интересы чиновничьих группировок, которые всегда объяснят, почему они не могут спасти Россию. Мы готовы спасти Россию. Можем спасти Россию. Но без этих чиновников. Требуется иная генерация чиновников. Надеюсь, на очередных выборах мы вместе с избирателями решим этот вопрос.

__________________________________________

Приложения

Федеральный Закон
(проект)

“О РАЗДЕЛЕННОМ ПОЛОЖЕНИИ РУССКОЙ НАЦИИ”

Исходя из государствообразующей роли русской нации в Российской Федерации, обеспечившей возникновение и развитие исторической России как великого, независимого и самобытного государства,

признавая общепризнанные нормы и принципы международного права, гарантирующие равноправие и самоопределение народов и наций и территориальную целостность государств,

стремясь обеспечить соблюдение незыблемых прав и свобод человека и достичь единства русской нации,

настоящий федеральный закон имеет целью способствовать урегулированию вопросов, связанных с разделенным положением русской нации, вызванным прекращением существования Союза ССР.


Статья 1. Русская нация

Русской нацией признается единая совокупность людей, имеющих русскую национальность.

Русская национальность, подтверждается ее закреплением в документах,  удостоверяющих личность. Либо, если лицо является несовершеннолетним, в документах, удостоверяющих личность одного из родителей. Либо на основании заявления лица, владеющего русским языком и имеющего не менее одного документально подтвержденного русского предка во втором колене, о своей национальности, которое совершается в установленном федеральным законом порядке.

Право на признание себя русскими имеют также лица русского происхождения, которые сами или их предки до третьего колена подверглись насильственной денационализации в результате национальных конфликтов или государственной политики России и СССР в 1917-1991 гг. и за пределами России с 1991 г.

Не могут быть признаны русскими лица, имеющие мать еврейской национальности и являющиеся евреями согласно законам, установлениям и традициям данной нации.

Русскую нацию составляют русские, являющиеся гражданами Российской Федерации и русские, не являющиеся гражданами Российской Федерации, постоянно или временно проживающие за границей, как имеющие иностранное гражданство, так и лица без гражданства.


Статья 2. О разделенном положении русской нации

Настоящим законом констатируется разделенное положение русской нации, сложившееся в результате прекращения существования Союза ССР вопреки воле населяющих его народов и наций, выраженной на референдуме 1991 г.

Разделенное положение русской нации выражено в наличии вблизи границ России зон исторического компактного проживания русских.

Разделенная русская нация имеет право на воссоединение.


Статья 3. Государственная политика по обеспечению единства русской нации

Россия осуществляет политику, направленную на достижение единства русской нации мирными средствами на основании общепризнанных норм и принципов международного права.

Государственная политика по достижению единства русской нации основывается на признании и выполнении следующих принципов:

1) национального суверенитета и правосубъектности русской нации - комплекса неотъемлемых прав, которые обеспечивают существование русской нации и сохранение ее самобытности, создают благоприятные условия для ее прогрессивного развития;
2) стремления к достижению единства русской нации в рамках одного государства - России;
3) признания права на свободное самоопределение за русскими в местах их компактного исторического проживания на территории иностранных государств;
4) государственной поддержки движений за такое самоопределение;
5) приоритетности защиты прав и законных интересов русской нации, недопущения какой-либо дискриминации русских по национальному признаку;
6) государственной поддержки национально-культурной самобытности русской нации, способствования образованию русских национально-культурных автономий, землячеств и ассоциаций русских соотечественников за рубежом;
7) создания необходимых условий для добровольной репатриации в Россию из мест рассеянного проживания русских, членов их семей и ближайших родственников и обеспечения их интеграции в российское общество.


Статья 4. Русская диаспора

Русской диаспорой признаются все русские, проживающие за пределами Российской Федерации на постоянной основе.

Русская диаспора имеет право на представительство в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации. Условия и порядок такого представительства определяются на основании федерального закона.


Статья 5. Гражданство русских, постоянно проживающих за рубежом    

Русские, постоянно проживающие за рубежом, признаются гражданами Российской Федерации в порядке регистрации в соответствующих консульских и дипломатических учреждениях Российской Федерации, за исключением лиц, добровольно отказавшихся от гражданства СССР и Российской Федерации.

Российская Федерация во взаимоотношениях с иностранными государствами, на территории которых находится русская диаспора, стремится к заключению международных договоров о возможности предоставления членам русской диаспоры двойного гражданства.


Статья 6. Финансово-экономическое обеспечение репатриации русских в Россию

В целях создания необходимых условий для добровольной репатриации в Россию из мест рассеянного проживания русских, членов их семей и ближайших родственников выделять в федеральном бюджете отдельной строкой расходов средства на осуществление репатриационной политики, необходимых для обустройства русских, возвращающихся на свою историческую родину. Для этого ввести с 1 января 1999 года федеральный налог солидарности со всех дееспособных граждан Российской Федерации в размере 1 % от их годового дохода.


Статья 7. Нарушение прав русских, постоянно проживающих за рубежом

В случае сознательного, массового и неоднократного нарушения прав русских, находящихся за рубежом, являющегося следствием государственной политики иностранных государств, Правительство Российской Федерации обязано по представлению Уполномоченного по правам человека Российской Федерации принять все необходимые меры, направленные на недопущение нарушения прав русской нации.

Уполномоченный по правам человека Российской Федерации обязан постоянно контролировать положение дел и входить с соответствующими представлениями в Правительство Российской Федерации в означенных выше случаях. 


Статья 8. Заключительные положения

Настоящий федеральный закон вступает в силу с момента его официального опубликования.

Президент и Правительство Российской Федерации в трехмесячный срок после вступления настоящего федерального закона в силу приводят в соответствие с ним изданные исполнительной властью нормативные правовые акты.

Правительство Российской Федерации в шестимесячный срок принимает нормативные правовые акты, обеспечивающие реализацию настоящего федерального закона.

Федеральное Собрание Российской Федерации в шестимесячный срок готовит и принимает соответствующие федеральные законы, обеспечивающие реализацию настоящего закона.

«Лига Защиты национального достояния»


О РАЗДЕЛЕННОЙ РУССКОЙ НАЦИИ И ЕЕ ПРАВЕ НА ВОССОЕДИНЕНИЕ

Эпиграфом к своему вступлению я хотел бы взять мысль Бисмарка о том, что русский народ подобен ртути. Если раздробить его на тысячу кусочков, эти кусочки будут стремиться друг к другу до тех пор, пока вновь не сольются в единое целое.

Впервые за свою историю наш народ оказался в разделенном положении, которое зафиксировано не с помощью оккупационных войск, а международно признанными на сегодняшний день, к сожалению, границами. Это случилось не в результате миграции (как ставит вопрос, к примеру, часть французской нации в канадской провинции Квебек) и не в результате завоевания, как это произошло с курдами, азербайджанцами или лезгинами. Это произошло в результате того, что национальные элиты советских республик разорвали на части Советский Союз вопреки воле большей части его населения, ясно выраженной на референдуме 1991 года. Национальным элитам это оказалось возможно сделать, ибо этнодемографическая ситуация в стране в целом и в национальных республиках в частности объективно созрела для этого.

Поэтому я хочу подчеркнуть, что как сам вопрос о разделенном положении русской нации и ее праве на воссоединение, так и закон “О разделенном положении русской нации” - это не проблема русских национальных меньшинств, оказавшихся сегодня за пределами границ России. (Именно такую постановку проблемы пытаются нам навязать дальновидные этнократы в бывших республиках СССР по всему периметру России.) Нет. Переводить разговор о разделенной русской нации в плоскость защиты прав национальных меньшинств - неактуально. Потому что это в первую очередь именно наша проблема - проблема большого  народа, проблема “материковых” русских. Это от нас отрезали значительную часть нашего метафизического тела. Это нас сократили, уменьшили, ослабили. Это нам необходимо “пришить обратно” отрезанную часть. Смысл и значение представляемого законопроекта именно в том, что он сосредоточен на проблеме разделенной русской нации как единого целого и устремлен на перспективу ее воссоединения.

Образование национальных республик на месте бывшего Советского Союза - это естественный и нормальный процесс. Ибо если нация способна создать свое государство, то ничего плохого и противного природе в этом нет. Наоборот, именно такие национальные государства история представляет нам как наиболее идеальные, устойчивые, жизнеспособные. И если исходить только из интересов титульных наций, скажем, Узбекистана, Туркменистана и т.д., то такой процесс можно было бы приветствовать. Однако мы видим, что при этом самым ужасным образом пострадали интересы и оказались нарушены права нашего русского народа, который оказался в разделенном положении. А многие миллионы русских оказались вне своего национального государства “Россия”. (Следует подчеркнуть, что сегодня Россия по всем международным стандартам является мононациональным государством русской нации.)

Настоящий закон призван исправить это положение. Основная задача закона - обеспечить русским право и возможность воссоединения мирным путем, не нарушая международного права. Есть ряд существенных объективных трудностей, теоретических и практических, возникающих при создании и принятии такого закона.

Первая сложность  состоит в том, что аналогичных законов в мире нашим экспертам найти не удалось. Хотя это не первый случай, когда та или иная нация находилась и находится в разделенном положении. Достаточно вспомнить свежий пример немецкой нации, на наших глазах осуществившей священное право на воссоединение и превратившейся из разделенной - в единую нацию. Или китайскую нацию, которая только что произвела воссоединение с населенным китайцами Гонконгом и ждет воссоединения с Макао, Сингапуром и Тайванем. И все это без всякой особой правовой базы, без базового закона, почти явочным порядком, лишь подкрепленным международными двусторонними или многосторонними соглашениями. Базового же закона, годного в качестве прецедента, - нет.

Надо отметить, что в международном праве вообще, к сожалению, отсутствуют какие бы то ни было нормативы и механизмы самоопределения больших народов. Это касается не только русского народа. По малым народам - сколько угодно международных документов. Есть пакты, есть декларации, есть рекомендации ООН и так далее. Что касается больших народов, таких, как наш, русский, - есть только общие формулировки о том, что каждый народ имеет право на воссоединение.

(Сказанное не значит, что в международном праве, как иногда утверждают, не институировано самое понятие “народ”. В таком случае, к примеру, не было бы Организации Объединенных Наций [United Nations], а была бы, скажем, Организация Объединенных Государств [United States]. Однако избранное этой крупнейшей международной организацией самоназвание исключает двусмысленность толкования и не позволяет считать, будто слово “народ” отсутствует в международном юридическом лексиконе, ибо, что же тогда, спрашивается, “объединялось”?).

Итак, нужно ясно понимать, что работа, которую проделала Лига Защиты Национального Достояния, сделана практически впервые. Перед нами, таким образом, - основание для задействования механизма прецедентного международного права. Так что никого не должно смущать, что отдельные статьи закона не имеют каких-то освященных временем аналогов, а сам закон беспрецедентен. Нам пора самим постоять за себя, не дожидаясь, пока это сделает за нас какой-то добрый международный дядя. Примем данный закон - и создадим прецедент, который не раз еще пригодится другим народам мира.

Вторая сложность состоит в том, чтобы ввести в правовое поле России понятия “русский народ” и “русская нация”, каковые понятия в этом поле сегодня отсутствуют. В современной российской Конституции не упоминается “русский народ”. Есть “многонациональный народ России” (абсолютный нонсенс с точки зрения этнологии и права), есть репрессированные народы, есть малые народы, есть коренные народы. Русского народа в Конституции нет. Следовательно, и здесь нам необходим прецедент.

Третья теоретическая сложность состоит в том, чтоб закон был законом, а не декларацией и не публицистическим документом. Это значит, что закон, поскольку он касается национального вопроса, должен соответствовать нормам не только юридической науки. В данном случае есть необходимость обратиться также к научным этнологическим нормам и понятиям, без которых юридические понятия будут мертвы. Между тем, в общественном мнении сегодня эти понятия и нормы не прижились еще, не устоялись. В умах царит полная неразбериха. Приведу только два примера.

Первый. Передо мной лежит проект одного федерального закона, полученный из думского источника. В этом законопроекте есть такая статья: “Принадлежность к русскому народу”. И написано дословно: “Принадлежность к русскому народу устанавливается на основании добровольного признания человеком в качестве собственных традиций русского народа, его языка и культуры”. То есть (вынужден переводить), если человек признает добровольно русский язык, культуру и традиции своими, то он, согласно этому законопроекту, объявляется “русским”. Оставим за скобками русский язык самого составителя, но, думаю, большинству читателей сразу стало ясно, что этот тезис, при всем его великодушии и прекраснодушии, совершенно не годится в качестве юридического норматива. Кто и как будет определять и устанавливать такую принадлежность? Экзаменационная комиссия, особый комитет, паспортистка в милиции или некое доверенное лицо? Как будет доказываться и чем будет подтверждаться эта принадлежность - письменным заявлением? Аттестатом? Справкой из РЭУ? Как ответить в том случае, если мы примем столь неформальный критерий, на самые простые вопросы: сколько русских в стране? где границы обитания русских? как отделить русского - от русскоязычного, русского - от русскокультурного инородца? Профессор В.Козлов, этнолог, доктор наук и лауреат Государственной премии недаром посвятил этой теме специальную статью, которая так и называется: “Русские, русскоязычные, россияне” (“Национальная газета” № 6-7/98). Это три разных понятия, абсолютно разных. Между ними очень существенная граница.

Далее. Как в случае такого подхода объяснить русскокультурному татарину, русскокультурному чеченцу, еврею, украинцу, что они - “русские”, а не татары, чеченцы, евреи и т.д.? Ведь это просто невозможно. Они и разговаривать с нами не станут.

Итак, есть насущная проблема критерия. Она не нова. Подобные проблемы постоянно возникают у социологов и демографов. Эта проблема стоит так: какого типа критерий следует использовать, формальный или неформальный?

Мною как социологом, который профессионально в течение 20 лет занимается интеллигенцией, эта проблема была досконально изучена на собственном материале. И вывод таков. В неформальном общении больше походят неформальные же критерии. То есть: в дружеском кругу, в рабочем коллективе, в строю, во время пирушки можно руководствоваться любыми критериями русского. Вот говорит имярек по-русски, считает своей русскую культуру - ладно, пусть будет “русским”. Но в науке неформальные критерии категорически неприемлемы, в принципе недопустимы. В противном случае теряются границы исследуемой группы. Теряется как качественная, так и количественная граница - а значит, теряется сам предмет исследования. Тем более, недопустимы неформальные критерии в науке юриспруденции. Ибо закон всегда определяет права и ответственность некоей группы лиц. И если в эту группу начнут зачислять по неформальным признакам, руководствуясь собственным, произвольным пониманием предмета (скажем, “революционным правосознанием” в условиях, например, национальной революции), то это приведет к беззаконию в массовых масштабах. Начнутся тяжбы о том, кто больше русский, кто меньше русский и т.д... Важно осознать раз и навсегда: никаких неформальных критериев в таком деле быть не может. И у нас в законопроекте их нет, используются исключительно формальные критерии.

Еще раз подчеркну, проблема критерия - это типовая проблема. Она давно решена в методологии, в науке: следует использовать только формальный, только объективный критерий.

Второй насущнейший пример - это термин “нация”. Данный вопрос для очень многих является не до конца осознанным и не до конца научно проработанным. Мы давали данный законопроект на отзыв разным ученым и политикам. Ученые отозвались хорошо. А вот один общественный деятель взял и написал: “Смешение понятий. Русской нации нет. Есть русский народ. Есть российская нация. Это разные вещи”. В действительности, с точки зрения современной науки, дело обстоит как раз наоборот. Русский народ есть. И есть русская нация как высшая фаза развития русского народа. Фаза, в которой русский народ приобретает государствообразующее значение. Мы в этой фазе уже давно находимся и давно заслуживаем названия нации. А вот “российской нации” как раз-таки нет.

Этот вопрос необходимо досконально прояснить. 

В мире уже более двухсот лет известны (приняты и действуют) две параллельные концепции нации. Есть так называемая “французская” концепция, которая рассматривает нацию как гражданскую общность данной страны. “Нация как гражданская общность”; в сущности - население. Скажем, живущие и натурализованные во Франции франкоязычные арабы и негры согласно этой концепции являются французами, что с нашей точки зрения, конечно, очевидный нонсенс. И есть так называемая “немецкая” концепция, восходящая к Гердеру и немецким романтикам. Которая, опираясь на принципы “народного духа”, культуру и общность происхождения, рассматривает нацию как высшую фазу развития этноса.

Там, где эти концепции уже давно на слуху, все знают, в чем состоит между ними разница, все научились давно ими пользоваться, применять. Там это все не вызывает путаницы. А для нас, к сожалению, национальная тематика достаточно внове. Люди слышат звон, а где он - не знают и часто путают эти две концепции, смешивают подходы и понятия.

Надо ясно понимать, что та или иная концепция применимы только к разным странам с разным укладом, с разными традициями. Французская концепция нации как “гражданского сообщества” в России - невозможна. В принципе, категорически невозможна. Никакой “российской нации” нет и не будет. По трем основным причинам. Я их перечислю.

Во-первых, французская концепция нации как гражданского сообщества - несовместима с национально-территориальным делением страны. Уж что-нибудь одно из двух. Либо - либо. Либо единая “российская нация” - но тогда, извините, никаких татарстанов, якутий, ингушетий, дагестанов etc., etc. Либо национально-территориальное деление страны в том виде, в каком мы его имеем, федеративное устройство - но тогда не “российская”, а “русская” нация плюс малые народы и национальные меньшинства. В России сегодня формально - 21 национально-территориальная единица: два десятка президентов, два десятка конституций... Какая уж тут “российская нация”?!

Во-вторых, есть феномен научной традиции. И научная традиция в России, а точнее - русская научная традиция говорит: нация есть фаза развития этноса. На этой точке зрения стоят многие доктора наук - такие, как, скажем, профессор МГУ историк А.И.Вдовин (его докторская диссертация так и называется - “Российская нация”. В кавычках. Он рассматривает этот термин как феномен общественного сознания, как пример аберрации, и говорит о достаточной его абсурдности в нашей ситуации). Есть доктор наук Ю.Бородай, есть доктор наук В.Козлов, есть и другие... Иными словами - есть сложившаяся, признанная в России традиция, которая отвергает концепцию “российской нации” как гражданского сообщества.

Согласно той концепции, которая утвердилась в России и которую разделяют авторы закона, идет поэтапное развитие этноса: племя, народность, народ, нация. Не всякий народ и не в любой момент способен осуществить последний переход. Приведу в пример англичан и шотландцев. Английский народ сложился во времена войны Алой и Белой роз. Были до того кельты, были саксы, были бритты, были норманы - из коих примерно в XIV веке создается единый английский народ. Потом возникает английская нация, которая создает государство на территории всей Англии (куда входят и шотландцы, и валлийцы и т.д.), а затем и Британскую империю. Шотландцы же - они веками ведут войну, борьбу за свое национальное самостояние. Но успехом эта борьба не увенчалась. Своего государства шотландцы не создали. А значит - из фазы народа, в отличие от англичан, так и не вышли, нацией не стали.

Россия - государство русских, как уже говорилось. И поэтому - есть русская нация, а российской нации нет.

В-третьих, есть, наконец, бытовая традиция. Географически мы все “россияне” - и якут, и русский, и татарин, и ингуш. Но национально мы - не “россияне”. Каждый знает свое настоящее национальное происхождение.

Нам говорят, что за границей, мол, все мы - “русские”. И многие инородцы приезжают и начинают представляться там, говоря-де: “Мы русские”. Выдумывают себе сложные, фантастичные национальные наименования: “русский татарин”, “русский еврей” (в Израиле даже говорят о “русской алии”, хотя какая же она русская?!)... Кое-кому из русских это даже кажется лестным: как же, хоть и инородцы, а все-таки признают русскую цивилизационную идентичность. Но в действительности ничего хорошего в этом нет, и нам этого совершенно не нужно. Во-первых, потому, что такое национальное самозванство есть ни что иное как наглое покушение на нашу национальную идентичность. Во-вторых, потому что потом говорят, к примеру, о “русской мафии”, а эта мафия родом с одесского Привоза или вообще с Брайтон-Бич. Говорят о “русских” убийцах, о “русских” грабителях. А на поверку выходит - грузины, чеченцы. (Представьте, что кто-то назвался бы там, где вас в лицо не знают, вашим именем, а вам пришлось бы после отмывать свою репутацию и оплачивать счета самозванца!) Яркий пример: в Чехии недавно был процесс, когда сына одного очень высокопоставленного чиновника из Кабардино-Балкарии, кабардинца, судили за финансовое мошенничество. И он на суде каялся и говорил: я-де вот так плохо поступил, потому что я русская свинья. Но ведь если на то пошло, каяться должна была не “русская”, а “кабардинская” свинья!.. Так что оставьте имя русское лишь тем, кто вправе его носить. Законопроект это право четко определяет и ограничивает.

*  *  *

В предлагаемом законопроекте есть конкретные статьи, которые, как легко можно предвидеть, вызовут вопросы и возражения. Разработчики вполне отдавали себе в этом отчет. Поэтому есть смысл заранее пояснить некоторые непростые для понимания позиции.

В первую очередь это касается статьи 1 “Русская нация”. Выше уже говорилось о необходимости использовать исключительно формальный критерий при определении и подтверждении русской национальности. В тексте проекта эта мысль выражена в формуле “русская национальность подтверждается ее закреплением в документах, удостоверяющих личность”.

Следующий за этой формулой текст устанавливает необходимость и достаточность признания факта принадлежности к русской нации одного из родителей лица, претендующего на признание себя русским. Такой подход неизбежно вызовет нарекания с двух противоположных позиций: как от сторонников установления русскости по обеим - отцовской и материнской - линиям, так и от тех, кто полагает, что признание лица русским (как и любой другой национальности) требует лишь его субъективной неформальной самоидентификации. Ответим здесь тем и другим.

1. Что касается второго возражения, то все, что говорилось о необходимости формального подхода, было сказано именно по  этому поводу. Добавить следует только одно. В ныне действующей Конституции имеется статья, которая признает за любым человеком право определять и указывать свою национальность (в нашем проекте новой Конституции, ст. 27, это право закреплено только за гражданами России). Однако те, кто полагает, будто, вводя обязательность документального подтверждения национальности, разработчики закона нарушают конституционное требование, - ошибаются. Они путают субъективное с объективным. Субъективно любой человек имеет право назвать себя кем угодно и указать какую угодно национальность в качестве своей. Так вы, читатель, вправе в любой момент и в любой инстанции заявить, скажем, что вы - эфиоп или китаец (будучи ярко выраженным европеоидом), и мы - окружающие - будем вынуждены принять это заявление без объяснений. И не требовать никаких тому доказательств до тех пор, пока... вы сами не потребуете каких-либо эксклюзивных прав, вытекающих из такого самоопределения. (Напомню, что наш законопроект именно такие права и устанавливает.) Вообще - до того момента, пока не потребуется объективизировать  ваше субъективное мнение. А уж тут извините: ни в действующей Конституции, ни в проекте, подготовленном ЛЗНД, нет нигде ни слова о том, что официальные инстанции обязаны принимать на веру ваши декларации. Паспортистке в милиции, администратору благотворительного общества, руководству русской общины или иной государственной или общественной организации - словом, любому, кто по долгу службы определяет отношение той или иной личности к той или иной группе, не запрещено (а значит - разрешено!) сомневаться в принадлежности данной личности к данной группе и требовать тому подтверждения. Не принуждать к этому - Боже упаси, это и впрямь антиконституционно! - но и не принимать на веру заявление о вашем природном эфиопстве. Не хочешь - не доказывай. Но и не требуй в таком случае ничего, причитающегося эфиопам. Дело, таким образом, только в том, чтобы предоставить личности законное право  доказать в случае необходимости свою принадлежность к русской нации способом, законодательно утвержденным.

Есть еще один аспект затронутой проблемы. Будучи, допустим, белокожим голубоглазым блондином и при этом демонстративно называясь эфиопом, вы наносите этим моральный урон настоящим, урожденным эфиопам, ибо косвенным образом ставите под сомнение их собственную национальную и расовую идентичность: если эфиопы - такие, как вы, то кто же тогда они? Самозванцы? Так мошенник, затесавшись в общество порядочных людей, а потом “засыпавшись” на грязном деле, наносит этому обществу моральный урон, ставя под сомнение порядочность остальных, позволяя предполагать, что все они - одного поля ягода.

Приведу в пояснение конкретный пример из жизни, позволяющий прочувствовать и осознать глубокую разницу между субъективным и объективным в деле определения национальности. Однажды на съезде Конгресса русских общин с трибуны выступал человек с яркой, даже, на мой взгляд, карикатурной семитской внешностью - некто г-н В.Л.Махнач, входивший, как я узнал, в редколлегию “Вестника КРО”, а ныне входящий в редколлегию альманаха “Золотой лев”. Мне также приходилось слышать его и на некоторых идеолого-политологических семинарах. Исповедуя православие и будучи убежденным сторонником имперского устройства России, он (возможно, именно на этом основании) настойчиво в своих устных и письменных выступлениях подавал себя как русского, не чураясь таких выражений, как “мы, русские...”, “у нас, русских...” и т.д. Не буду говорить о своих впечатлениях от подобных заявлений, но я, однако, никогда не чувствовал себя вправе одернуть его: если подобный человек считает себя русским - ну что ж, это его личное дело, это его конституционное право, наконец. Но вот если бы кто-то третий подошел бы и заявил мне: ты-де такой же русский, как и Махнач! Я счел бы это прямым оскорблением своего национального чувства и бестактнейшим покушением на мою национальную идентичность. И ответил бы нелицеприятно. Закон не может и не должен вмешиваться во внутреннюю умственную и душевную жизнь человека, но его прямое назначенье - ограждать общество от умственных и душевных аберраций отдельных личностей.

Таким образом, представляется доказанным, что документальное подтверждение претензий человека на ту или иную национальность есть условие sine qua non.

2. Необходимо обосновать достаточность установления русскости по одной родительской линии. Здесь есть несколько соображений.

Во-первых, сомнения в этой достаточности вызваны, как правило, страхом размывания наших национальных границ, страхом утраты национального ядра и, как следствие, - русской национальной идентичности. Поэтому надо твердо заявить: эти страхи в нас усиленно поддерживаются и развиваются недобросовестными пропагандистскими установками ряда средств массовой информации. Кто не помнит, например, открытое письмо Ельцину еврейских банкиров в 1996 году, где авторы уверяли нас, что-де половина детей в стране происходит от смешанных браков! Эти уверения - не что иное, как бессовестное вранье, пропагандистский трюк. На самом деле, как это показали исследования академика В.П.Алексеева (Происхождение народов Восточной Европы. - М., 1969), русские - это гомогенная, то есть в высокой степени национально однородная нация. И разговоры о том, что-де “чистых русских нет”, что мы - “смешанная нация” (чуть ли не по образцу “американской нации”) - это просто поклеп, недобросовестный и зловредный миф, не имеющий под собой научных оснований.

Откуда же взялась эта квази-проблема? Ответ дает статистика. Дело в том, что в среде еврейского этноса в России действительно очень высок процент смешанных браков (56-58 %). У них - и впрямь половина детей рождается полукровками. У нас же этот процент не превышает 14-16 %, да и то сюда включены русско-украинские и русско-белорусские браки, что с нашей точки зрения научно некорректно, поскольку речь идет в подобных случаях о смешении не разных этносов, а разных субэтносов одого этноса. То есть, минимум в 85 случаях из 100 ребенок, имеющий одного русского родителя, имеет и второго той же национальности. Так что не следует нам переводить еврейские комплексы и опасения на себя. Уместно тут вспомнить фразу Толстого о Достоевском: “Он думает, что если сам болен, так и весь мир болен”...

Во-вторых, поскольку в ХХ веке в нашей стране действительно возникла относительно широкая прослойка людей смешанной крови (даже 15 % - это немало), теоретически наделенных от рождения двойной или даже более, чем двойной, национальной идентичностью, необходимо сделать политические выводы из этого факта. Надо, с одной стороны, исходить из требований момента, а с другой - рассчитывать вперед на столетия.

Мы, русские, не заинтересованы в том, чтобы значительная часть народа России не могла отнести себя к нашей нации. Напротив, наш интерес в том, чтобы наша гомогенность сохранялась и усиливалась за счет русской самоидентификации людей, даже не стопроцентно русских, так, чтобы максимальная часть населения России стала русской в близкой перспективе. Поэтому сегодня не следует быть слишком строгим в отборе претендентов на русскость, не следует отсекать от себя тех, кто, имея лишь одного русского родителя, желает определить себя как русского. Уже в следующем поколении мы, таким образом, существенно сократим количество подобных “проблемных” русских, а через поколение, возможно, снимем и саму проблему, что позволит вновь поставить вопрос о более строгом критериальном подходе. Но поскольку именно сейчас перед русской нацией остро стоит, на наш взгляд, задача ассимилировать в России всех, кого возможно, мы должны оставить метисам законное право на выбор и обретение полноценной русской идентичности. Хочешь быть русским - будь им! Не забывая при этом, что русская кровь и плоть - это необходимая основа для не менее необходимого духовного, культурного, цивилизационного наполнения. Но это уже - тема другого разговора. Задачи, связанные с духовными процессами, выходят за рамки рассматриваемого законопроекта и здесь не обсуждаются.

3. Нет правил без исключений. В нашем законопроекте таким исключением стали люди, имеющие мать еврейской национальности и лишенные законопроектом на этом основании права быть причисленными к русской нации. Все, сказанное в предыдущем пункте, не имеет к ним отношения.

Почему? Почему ребенок, имеющий русскую мать и отца-еврея, может быть юридически признан русским, а имеющий русского отца и мать-еврейку - нет? Не присутствует ли здесь дискриминация граждан России по национальному признаку?

Решительно: нет. Объясню, почему.

Во-первых, поскольку быть русским - не привилегия, а скорее  нелегкая повинность, постольку не может идти речи и о дискриминации. Мы ничего ни у кого не отнимаем “сладкого”.

Во-вторых, именно тот факт, что законопроект в принципе позволяет признать русским ребенка, у которого один из родителей - еврей, уже указывает на то, что в нем исключена дискриминация по национальному признаку.

В-третьих, в отличие от любых других метисов, дети, рожденные еврейкой от мужчины любой национальности, не имеют двойной национальной идентичности, они не являются “полукровками” и, соответственно, лишены возможности выбирать свою нацию. Ибо у них от рождения уже есть одна вполне определенная идентичность: еврейская. Таковы законы, установления и традиции этого народа - и только его. Если рожденные еврейкой дети забудут об этом, то их соплеменники им рано или поздно напомнят.

Не мы придумали такие правила игры. Евреи сами пожелали выключить, вычленить, выделить себя подобным образом из остального человечества. Такова уж эта своеобразная нация, которая говорит о себе словами своей священной Торы: “Вот народ, который живет отдельно и среди народов не числится”. Даже родственные им семиты-арабы ведут свой род по отцу; но только евреи - по матери. Рожденный еврейкой и могущий это подтвердить - априори является гражданином Израиля (стоит только пожелать оформить гражданство), он может быть похоронен на еврейском кладбище и т.д., в то время как на евреев по отцу  эти привилегии не распространяются. На данный счет существует обширная литература.

Поэтому, вводя в законопроект положение: “Не могут быть признаны русскими лица, имеющие мать еврейской национальности”, - мы лишь показываем этим, что знаем законы, установления и традиции еврейского народа и готовы их уважать и с ними считаться. Никто не должен обвинить нас в том, что мы способны записать в русские - природного полноправного представителя еврейской нации. Нам не нужны упреки в насильственной русификации евреев. А такие упреки неизбежно посыпятся на нас, если мы примем данный закон, не включив в него цитированное выше ограничение.

Далее. Статья 4 законопроекта называется “Русская диаспора”. У некоторых вызывает недоумение термин “диаспора”, применяемый к русским, оказавшимся за пределами современных границ России. Почему-то ряд респондентов вообразил, что это слово как бы закреплено лишь за еврейской диаспорой и только с ней ассоциируется. Не стоило бы говорить об этом явном заблуждении, если бы оно не было довольно распространенным.

“Словарь иностранных слов” (М., Русский язык, 1980) трактует этот термин вполне однозначно: “Диаспора (гр.: рассеяние) - пребывание значительной части народа (этнической общности) вне страны его происхождения”. Коротко и ясно.

В литературе принято употреблять это слово в отношении самых разных национальностей: говорят об армянской диаспоре, о цыганской диаспоре, о китайской диаспоре и т.д. Список народов, диаспора которых сегодня обсуждается, все растет. Недавно на Украине принята государственная программа в отношении украинцев, проживающих по всему свету, под официальным названием “Украинская диаспора до 2000 года”.

Никаких оснований для того, чтобы исключить русских из числа народов, имеющих право на признание собственной диаспоры и заботу о ней, не существует.

Последнее. Статья 6 законопроекта предлагает введение “налога солидарности” со всех дееспособных граждан России в пользу русских репатриантов. Высказываются сомнения в том, что эта идея будет поддержана малыми народами и национальными меньшинствами, населяющими, наряду с русскими, Россию.

Следует отметить, во-первых, что русские, сами будучи репрессированным народом, оплачивали и продолжают оплачивать, тем не менее, возвращение и реституцию собственности таких народов, как чеченцы и ингуши, балкарцы и крымские татары, понтийские греки, болгары и армяне и т.д. (хотя мы как нация ни в чем перед ними не виноваты), а также приняли на себя расходы по обустройству месхетинских турок, спасшихся в России от геноцида и т.д. Во-вторых, нельзя забывать о том, что значительная часть национальных регионов вообще живет за счет дотаций из российского бюджета, в наибольшей степени наполняемого трудом русских. (Так, например, бюджет республики Дагестан дотационен более чем на 90 %.) Прилично ли им об этом забывать и платить нам неблагодарностью?

Взяв все сказанное в соображение, думаю, что русские депутаты Государственной Думы и члены Совета Федерации с легкой душой и чистой совестью могут голосовать за наш законопроект, даже если кто-то из их нерусских коллег окажется против.

*  *  *

В заключение - несколько слов о самой важной проблеме.

Сегодня и среди народа, и среди представителей властных структур еще очень много таких людей, которым очень хочется восстановить их утраченную родину - Советский Союз. Несмотря ни на что. Им кажется, что распад могучей страны - есть результат вражеских происков и предательства “пятой колонны”. Они не хотят искать, не хотят видеть никаких объективных причин распада. Им больно было бы заниматься поиском таких причин. Потому что результат предательства можно исправить верным служением еще при своей жизни, а результаты макроисторических процессов - меняются десятилетиями и веками.

Для таких людей на первом месте стоят вопросы восстановления единой государственности и единой территории. Они не хотят знать простой истины: нация первична, государство и территория - вторичны. Если есть здоровая, полнокровная нация - будет и сильное государство. Нет таковой нации - государства ничем не спасти. Если государственность не соответствует национальной ситуации, она обречена. 

Применительно к нашей жизни это означает: если мы хотим видеть Россию единой, великой и могучей - наша главная забота должна быть о единстве, величии (в том числе обязательно - количественном!) и могуществе русской нации. В этом - основа основ. Здесь недопустимы ни путаница понятий, ни отступление от принципов, ни подмена приоритетов.

Тем же, кто воспитан в понятиях “советского народа”, кто пытается трансформировать эти понятия в “российскую нацию”, надо преодолевать архаизм и непоследовательность своего мышления.    

Россия - не СССР. Русские - не “россияне”.

Это - навсегда.

Президент Лиги защиты
национального достояния
Александр Севастьянов


Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


 


Поиск на сайте:





Новости сайта "Велесова Слобода"
Подписаться письмом


Поделиться:

Индекс цитирования - Велесова Слобода Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Рейтинг Славянских Сайтов