ВЕЛЕСОВА СЛОБОДА

 

EuropeNews – Европейские Новости


Вениамин Башлачев

Что из опыта Европы не надо применять на Русской равнине

Отшумели шествия, вызванные выстрелами в Париже 5-7 января 2015 года.

Отзвенели звонкие речи политологов, которые заверяют нас, что знают всё обо всём. В том числе и причины выстрелов. За две недели шум от событий 5-7 января стих. Публицисты переключились на другие темы, но проблема-то осталась.

Так что, уважаемые читатели, предлагаю исследовать «корни» проблемы.

Сначала количественно с помощью точной науки демографии.

Рассматривать только Париж или даже одну Францию – смысла нет. Ведь «корни» проблемы проросли во всей Западной Европе.

Ключевое слово событий 5-7 января 2015 года – «мусульманский терроризм». Так что для демографического рассмотрения проблемы возьмем две большие территории.

Первая – это страны Западной Европы, в которых, так или иначе, есть мусульманская иммиграция. Перечислю их по географическому положению, начиная с юго-запада. Это Испания, Португалия, Франция, Италия, Греция, Швейцария, Австрия, Германия, Бельгия, Нидерланды, Великобритания, Дания, Норвегия, Швеция и Финляндия. Обозначу эту территорию – «Западная Европа».

Вторая большая территория – это мусульманские страны, из которых переселялись и продолжают переселяться иммигранты в «Западную Европу». По демографическим справочникам иммигрантов вполне ясно иммигранты – мусульмане Западной Европы прибыли из Северной Африки и Ближнего Востока. Перечислю их географически, начиная с запада. Это Марокко, Алжир, Тунис, Ливия, Египет, Судан, (северный), Турция, Сирия, Ирак, Ливан, Иордания и Йемен. (Саудовскую Аравию, Арабские Эмираты, Катар и Кувейт включать нет смысла, иммигрантов из них в Западную Европу не было и вряд ли будет). Конечно, среди иммигрантов в Западной Европе есть и негры с западного побережья Африки и мусульмане из Пакистана, но включать их не буду. Важно, чтобы огибающая Европу территория была более-менее концентрированной.

Обозначу эту территорию, как «Мусульманский пояс»

Для поиска «корней» проблемы важны – прежде всего, демографические процессы самого активного возраста. Обратимся к данным Организации Объединенных Наций за интервал 1950-2010 годы – http://esa.un.org/wpp/excel-Data/Interpolated.htm. Ценность демографии – длинные ряды ежегодных цифр. Найдем эти ряды численности самого активного возраста – возрастная группа 20-24-летних.

Обобщим их в два потока: «Западная Европа» и «Мусульманский пояс».

Выразим результат графически – диаграмма.

Диаграмма: мусульмане в Европе

Вертикальная черная линия разделяет диаграмму на две части: что было на интервале 1950-2010 годы и что следует ожидать в перспективе до 2030 года.

Демография – наука точная. Ее методы позволяют оценивать поток 20-24-летних в перспективе на 20 лет вперед. График до 2030 года – это достаточно точная оценка. Ведь на данный момент эти будущие 20-24-летние молодые люди все уже родились и растут.

Сначала рассмотрим график «Мусульманского пояса».

В 1950-1960-х ежегодный поток 20-24-летних «Мусульманского пояса» – в 2,5 раза меньше, чем поток «Западной Европы». Причем прирост потока был незначительный.

В 1970-х прирост потока 20-24-летних «Мусульманского пояса» резко увеличился. Причина – с 1950-х в мусульманских странах началась интенсивная работа десятков фондов, которые по линии Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) были нацелены на резкое сокращение детской смертности, что, безусловно, сказалось на вырастании детей до активного возраста. Уже к 1980-м поток 20-24-летиних в «Мусульманском поясе» в ДВА раза больше, чем в 1960-х. К XXI веку – уже в ТРИ раза.

Если мы посмотрим на географическую карту, то обнаружим, что огромные пространства «Мусульманского пояса» – это песчаные пустыни и безводные скалистые горы, которые малопригодны к жизнедеятельности человека. Фактически 4/5 населения «Мусульманского пояса» живет в узкой прибрежной полосе, примыкающей к морям или к рекам. Например, в Алжире половина населения живет на приморской территории, составляющей всего 1% от площади страны.

Резкое увеличение числа вырастающих детей с 1970-х неминуемо вело к перенаселению территории, пригодной для жизнедеятельности.

А перенаселение неминуемо вызывает переселение в другие благоприятные места.

Куда можно переселиться из безводных стран «Мусульманского пояса»?

Не вглубь же пустынь и гор они двинутся!..

Молодые мусульмане устремились в Западную Европу.

Темная область диаграммы показывает, как изменялся поток 20-24-летних мусульман в Западной Европе. Этот поток оценен по числу эмигрантов из «Мусульманского пояса», Данные за интервал 1950-2010 годы также есть в демографических данных Организации Объединенных Наций http://esa.un.org/wpp/excel-Data/Interpolated.htm.

За 1960-2010 годы из «Мусульманского пояса» эмигрировало почти 20 млн. чел. Причем в реальной жизни переселялись не старики и дети, а масса молодых людей.

Прежде всего 20-24-летнего возраста. (Тем более что правители Западной Европы с 1960-х годов усиленно приглашали к себе мусульманскую молодежь – об этом ниже).

Это увеличение мусульман в потоке Западной Европы ясно видно и в натуре.

В 2001 году я смотрел по телевидению видеоролик, снятый в метро Парижа. На нем ясно видно как черные молодые люди уверенно, даже весело, теснят к стене вагона старушку. А в ее глазах вопрос: «Почему со мной так обращаются?.. За что?..» Когда телеэкран показал поток пассажиров метро, стало видно: каждый второй-третий – явно не европеец. Уверенность молодых людей, оттеснивших старую француженку к стене вагона, вполне понятна. Они приехали завоевывать Францию.

Летом 2012 года мой знакомый рассказал, что пересекая Париж на метро от аэропорта Шарля де Голля, он был поражен. Половину пути (всю центральную часть) он был почти единственный белый в вагоне метро, остальные – негры да арабы.

Теперь рассмотрим поток 20-24-летиних коренных европейцев «Западной Европы».

С 1950-х было небольшое волнообразное увеличение потока 20-24-летних.

В 1980-х поток достиг максимума. Конечно, максимум в разных странах приходится на разные годы. Например, в Великобритании, Германии, Италии на середину 1980-х, в Нидерландах на вторую половину 1980-х, в Испании на середину 1990-х, в Греции на вторую половину 1990-х.

Но в целом к началу XXI века поток 20-24-летиних коренных европейцев сократился на ЧЕТВЕРЬ. И этот спад будет продолжаться и дальше до 2030-х.

Ведь эти будущие 20-24-летние коренные европейцы тоже все уже родились и растут!..

Еще раз взгляните на диаграмму. Сопоставьте потоки 20-24-летних – это и есть количественная сторона проблемы Западной Европы. «Корни» этой проблемы проросли во второй половине ХХ века, и есть основания, что они продолжат рост до 2030-х годов.

Теперь о качественной стороне проблемы. Исследуем конкретно лишь те «корни», которые произрастают из кабинетов правительств самой Западной Европы. Идеологическую основу этих «корней» выражает ключевое слово – «мультикультурализм.

Не вижу смысла рассматривать эту тему, глядя на нее из России. Намного продуктивней показать то, что уже исследовано аналитиками в самой Европе.

В 2010 году в Германии опубликована книга «Deutschland schafft sich ab». (В России издана в 2013 году «Издательством АСТ» под названием «Германия: самоликвидация»).

Автор книги Тило Саррацин изучил жизнь Германии профессионально. Он 39 лет служил в административных органах – от уровня муниципалитетов до члена Совета директоров Федерального банка Германии.

400 страниц книги – это корректное изложение о развитии общества Германии. Только источников информации, на которые ссылается автор – более 500.

Тило Саррацин, опираясь на огромный объем демографических и социальных исследований, показал: диктатура мультикультурности, которая господствует в СМИ и политике Германии, разрушает демографическое будущее немецкого народа.

Не буду подробно излагать все исследование. (Думающий читатель найдет эту книгу и прочитает сам). Считаю возможным и важным повторить главное из исследования Тило Саррацина, применительно е теме настоящей статьи:

«В Германии середины 1960-х на 90% – были дети немцев. К 2009 году 40% – это дети мусульман иммигрантского происхождения.

Проблема Германии – мусульмане иммигранты Турции, Ближнего Востока и Африки.

В бурно растущую западногерманскую экономики с конца 1950-х были завербованы сотни тысяч турок. Это была гигантская ошибка правительства Германии: рабочие вербовались на умирающие производства».

Вот как изменился облик Европы по оценке Тило Саррацина:

«По микропереписи 2007 года в Германии число мусульман – иммигрантов 6-7 млн. чел.

В Германии среди детей в возрасте до 5 лет – 23% мусульманские дети.

В Берлине 33% младших школьников имеют ненемецкое происхождение.

В Турине (Италия) иммигранты в 1990-х составляют 10% населения.

В Копенгагене (Дания) пятая часть детей – дети мусульман – иммигрантов.

В Лондоне (Англия) половина детей рождается от иммигрантов.

В Париже (Франция) треть детей – от иммигрантов.

Идеологи мультикультурализма внушили правительствам Западной Европы, что иммигранты будут разделять европейскую систему ценностей, что различия через поколение сотрутся. В жизни произошло всё наоборот: среди въехавших мусульман усиливается культурная и пространственная самоизоляция.

Германия, предоставив мусульманским иммигрантам социальную поддержку, их развращает. Для мусульман – иммигрантов Германия – обетованная земля, где, не работая, становишься богаче. Типичный настрой: «Мы здесь можем жить так, чтобы не иметь дел с другими. Мы здесь имеем все, немцы нам вообще не нужны».

Из 100 трудоспособных Германии живут на пособие по безработице:

- у мусульманских иммигрантов 43,6 человек – почти половина;

- у немцев 10,4 человека – то есть каждый десятый.

За счет социальных выплат в Германии живут:

- 8% коренного населения;

- 16% – турецкого происхождения;

- 24% из африканских стран.

В мусульманских семьях, живущих за счет социального обеспечения, жизненный стандарт повышается с рождением детей. Соответственно меняется и детородное поведение, ведь каждый следующий ребенок повышает стандарт жизни.

Доля молодых матерей мусульман-иммигрантов – 40%».

Итоги мультикультурализма лучше всего показывают успехи в образовании:

«Турки не заканчивают школу – 27%, получают аттестат зрелости – 8%.

Немцы не заканчивают школу – 1,6%, получают аттестат – 34%.

Сравнение по образованию 26-35-летних.

Турки, не имеющие какой-либо специальности – 54%;

Немцы, не имеющие профессионального аттестата – 12%.

Имеют высшее образование: немцы – 20%, турки – 2%».

Модельный расчет Саррацина показывает:

«Рост экономики Германии к 2020 году закончится, потому что прирост производительности труда и уменьшение числа работающих взаимно компенсируются.

Политика мультикультурности, которая проводится в Германии, приведет к тому, что половина немцев – это будут старики старше 65 лет».

Исследование Саррацина по существу – это неоспоримая констатация происходящей самоликвидации немцев Германии.

Примечательно, что Саррацина не опровергают. Ведь корректную статистическую информацию отрицать невозможно. А вот заставить замолчать автора книги – это запросто. Что и сделала политическая «элита» Германии дав отмашку «фас» журналистам. А как СМИ умеют переворачивать здравый смысл с ног на голову – надеюсь объяснять не надо. В итоге Сарацина вышвырнули из Совета директоров Федерального банка Германии. Чтобы не мешал властям Берлина проводить политику мультикультурализма.

Сторонники мультикультурализма мечтают о транснациональном будущем. Но с точки зрения эволюции развитие никогда не закончится. Пока существует человечество, оно будет говорить на разных языках, иметь разные обычаи и будет делиться на народы.

В Европе коренные народы сокращаются. И в чем тогда польза от успехов экономики Германии, если новое поколение немцев меньше предыдущего, а менталитет – хиреет.

То, что европейцы могут стать меньшинством в мусульманской Европе со смешанным (турецким, арабским и африканским) населением – это следствие того, что европейские народы стали слишком вялы и инертны, чтобы заботиться о рождаемости, гарантирующей европейское будущее. Ведь единственным рычагом улучшения демографии – повышение рождаемости коренных европейцев. Полноценно заменить неродившихся невозможно так же, как невозможно воскресить мертвых. Если без эмоций, то при политике мультикультурализма у коренных европейцев нет будущего.

Европа не погибнет внезапно. Она будет тихо угасать и исчезнет в полном соответствии с законами таблицы смертности.

Коренным европейцам надо бы осознать: без кардинальной смены нынешнего мультикультурного мировоззрения и мироустройства Европе не обойтись.

Но сейчас политическая система Европы к этому не готова. В ее высших политических кругах находятся 60-70-летние, мышление которых закостенело. Они по-прежнему верят в интернационализм, мультикультурализм и толерантность. Верят, что арабы и негры превратятся в европейцев и будут следовать законам и нравам Европы.

Однако это утопия. По всей Западной Европе уже идет создание структур мусульманской власти. В некоторых районах больших городов действует исламская полиция, патрулирующая свои кварталы, чтобы полиция европейцев не нарушала порядков мусульманской уммы.

Надо признать, Западная Европа сейчас находится в западне системы власти, сложившейся за вторую половину ХХ века. 60-70-летние политики не могут позволить себе не считаться с иммигрантами из арабских стран и их потомками. Скоро их заменят исламские политики, которые будут сидеть в парламентах. Исламские фракции способны решительным образом изменить нынешнюю основу европейского законодательства.

Факт очевиден – наивные европейцы заигрались в мультикультурализм. Они, привыкшие к благостному покою, кажется, не заметили, что изменилось не только время, но и люди.

Западная Европа отстроила за вторую половину ХХ века некое «экономическое чудо» и верит, что оно будет вечным. Но давно прошло время, когда европейцы голосовали головой. Сейчас они голосуют животом. Запад стремительно стареет, стареет и большинство избирателей. В прошлые десятилетия они не хотели тратить деньги на своих детей. Сейчас они хотят много отдыхать на курортах. В Европе верят, что турки будут вечно кормить немецких пенсионеров, а арабы и негры – французских и английских.

Теперь о «мусульманском терроризме», которое стало ключевым словом при обсуждении событий 5-7 января 2015 года.

Законы больших динамических систем показывают: конфликтность в системе растет не по арифметической, а по геометрической прогрессии. То есть резкое усиление конфликтности в Западной Европе, в том числе и во Франции обусловлено именно увеличением доли арабов и негров в потоке молодых людей. Добавьте сюда появление «новоявленных учителей» ислама, прошедших учебу в медресе Ближнего Востока, и вам станет понятна суть роста «мусульманского терроризма» в Западной Европе.

В заключение. Сейчас в России видим по ТВ витрины Парижа, Лондона и Берлина. Однако для законов природы сияние ТВ и самодовольство политиков – вещи никчемные. Либеральный Запад, создаваемый с целью удовольствия и счастья, – на самом деле готовит коренным европейцам похороны.

Коренные европейцы, перестали воспроизводить себя. Они потеряли ценность детей.

Такой опыт мультикультурализма Европы повторять на Русской равнине не следует.

1 февраля 2015 года.

Скачать текст в формате PDF:

Скачать PDF!


Бенедикт Кайзер

Книга Алена де Бенуа «Моя жизнь» – краткий идейно-исторический портрет

Ален де Бенуа | Моя жизнь

В большинстве случаев Алена де Бенуа представляют как «идейного первопроходца Nouvelle Droite» или «Новых правых». Но такое определение не нравится французскому мыслителю, ибо с некоторого времени его философские размышления оказываются по ту сторону привычного разделения на «правых» и «левых». Тем не менее, Бенуа в существенной степени вдохновил «Новых правых» также в Германии, что демонстрирует и только что появившийся в немецком переводе том его автобиографических бесед «Моя жизнь. Пути мышления». Бенуа, который в прошлом году отпраздновал свое семидесятилетие, подводит в этой книге, французский оригинал которой был опубликован в 2012 году под названием «Mémoire vive», итог своей деятельности. Для нас это вполне подходящий повод, чтобы совершить краткий экскурс по развитию идей Бенуа.

За спиной Бенуа сегодня лежит уже полвека политической и метаполитической деятельности. Бенуа вошел в политику еще в 1960 году, за год до поступления в Сорбонну, когда он высказался в пользу французского Алжира. Со временем он вошел в окружение «Action Française» (AF, «Французское действие») и уже в возрасте 16 лет столкнулся с антиуниверсалистскими и антиэгалитаристскими идеологемами мэтра «Старых правых» Шарля Морраса. Тем самым молодой Бенуа с самого начала принадлежал к аутсайдерам своего поколения. Однако он уже скоро заметил, что лучшие дни роялистской AF миновали (пожалуй, на самом деле это произошло еще до 1934 года), и что их отжившие жесты противоречили его революционно-антибуржуазному жизнеощущению; для биографического развития Бенуа куда большую роль сыграла группа, образовавшаяся вокруг журнала «Europe-Action».

В этом журнале встречались молодые, порой довольно агрессивные активисты по ту сторону «классических» правых течений. Среди них были фашистские интеллектуалы, вроде Люсьена Ребате, бывшие добровольцы войск СС вроде Марка Ожье де Сен-Лу, неоязыческие национал-социалисты вроде нормандского автора Жана Мабира; прежде всего, однако, более молодые бывшие военные, служившие прежде в Алжире, из «Organisation Armée Secrète» (Секретной вооруженной организации, ОАС), члены студенческого объединения «Fédération des étudiants nationalistes» (FEN, Федерация студентов-националистов), членом которого Бенуа был с 1961 года, и бывшие члены «Молодой нации» и «Националистической партии». Ключевым кадровым работником движения был друг Бенуа Доминик Веннер. Веннера выпустили из тюремного заключения в 1962 году, и он выступал за активистский, «по-солдатски» понимаемый национализм, прежде чем ему пришлось уйти из политики и обратиться к историческим работам. Но активное участие в деятельности «европеистских» правых принимал также и некий Фабрис Ларош. Этот Ларош был, среди прочего, редактором еженедельника «Europe-Action-Hebdomadaire» – и псевдонимом Бенуа.

Бенуа – как и большая часть активистов – презирал массовую культуру и материализм, видел в эгалитаризме гибельное явление, отвергал воспринимаемую им как декадентство обывательщину, и старался развивать культ динамичной элиты. Но его антипарламентскому и антидемократическому мировоззрению способствовали и другие образцы и идеи: новому времени, в котором проявилась слабость из-за отказа от Алжира, европейские националисты противопоставляли героические принципы борьбы. Бенуа и его соратники читали Анри де Монтерлана, Пьера Дриё ла Рошеля, Мориса Барреса, они обсуждали националистическую работу Веннера «За позитивную критику». Они восторгались агрессивной романтикой «фрайкоров» – немецких добровольческих корпусов, а также ОАС, которой Бенуа посвятил свою самую первую книгу.

Бенуа хоть и следовал во многих вопросах обычному для тогдашней сцены связыванию национализма, расовых идей и европейского идеала, однако он снова и снова ставил свои собственные акценты. Пример этого – опубликованная им в 1966 году работа «Что такое национализм?», в которой он, наряду с несколькими элементами расовой теории, наметил в общих чертах европейскую психологию, основывавшуюся на трагическом, воле, реальности и на ответственности. С этой книгой он в целом оставался в рамках основанного на биологии национализма Веннера и Мабира, однако уже продемонстрировал, что интересуется также ценностями и нормами, и даже философскими рассмотрениями вообще.

Среди прочего он уже в этот период обратил внимание на Луи Ружье, представителя логического эмпиризма и поклонника эллинско-римской античности. От Ружье, который позднее стал покровителем престижного научного журнала «Nouvelle Ecole» («Новая школа»), Бенуа получил антиуниверсалистские импульсы для своего мировоззрения, критического по отношению к христианству и демократии, а также своего воодушевления, по его мнению, органически выросшими, иерархическими порядками античной Европы.

Помимо своих статей в «Europe-Action», Бенуа разрабатывал эти темы также и в многочисленной другой периодике решительных революционных проевропейских правых, так, например, также в неофашистском издании «Defense de l’Occident» («Защита Запада») Мориса Бардета, и усиленно в итальянских изданиях. Как и профессор Эрнст Нольте, Бенуа завоевал особое уважение в Италии, которым пользуется там и до сих пор. В Италии у него большая читательская аудитория, и он регулярно делает доклады как в итальянских университетах, так и в нонконформистских кружках. Одним из его итальянских партнеров по дискуссиям является Габриэле Адинольфи, который, в свою очередь, сам долго жил во Франции.

Между 1965 и 1968 годами младоевропейцы пытались также принять участие в выборах; и именно это и стало, прежде всего, в конечном итоге, причиной их провала. Наряду с отсутствием успехов на выборах и внутренними спорами – по вопросу отношения к христианству или здорового соотношению между воинственной активностью и теоретической работой – движение также все время оказывалось в ситуации финансового кризиса, справиться с которым оно практически не могло. В этой деликатной ситуации была основана Groupement de recherche et d‘études pour la civilisation européenne (GRECE, «Группа исследований европейской цивилизации»). GRECE был осознанно избранной аббревиатурой, которая должна была подчеркнуть духовную ориентацию клуба на классическую античность. Этот «мозговой центр», вопреки часто распространенному заблуждению, не был реакцией на майские беспорядки 1968 года в Париже, ибо был создан еще в январе 1968.

Бенуа и его соратники из различных националистических кругов (прежде всего, из рядов FEN) считали старые структуры правых столь же заскорузлыми, как и парламентскую деятельность, и обвиняли в недостаточной успешности в политике постоянную фиксацию на исторически проигранных битвах вроде дилеммы Алжира. Кроме того, они выражали свое недовольство отсутствием долгосрочной политической или метаполитической стратегии, недостаточной проработанностью конкретных целей, полным отказом от теории, опирающейся на науку, а также игнорированием культурного контекста как поля политической борьбы.

(Бенуа также дистанцировался от политической активности как таковой. В книге «Моя жизнь» он констатирует, что чистый активист склонен к тому, чтобы подобно верующему вытеснять из своей головы критическое мышление. Из-за этого он может скатиться в сектантство. При всем том фаза радикальной активности – это поучительное время для политически мыслящих. Это та школа, без которой Бенуа не хочет обойтись, он даже рассматривает ее как одну из лучших вообще и жалеет всякого, кто не смог убедиться в этом на своем собственном опыте).

Целью Бенуа – и GRECE в целом – был, следовательно, полный процесс обновления правых на идейно-исторической, метаполитической и социально-научной основе. Раннее мировоззрение этих формировавшихся теперь вокруг GRECE «Nouvelle Droite» возникло из интенсивного изучения мыслителей всех направлений, причем среди их многочисленных идейных предшественников наверняка следует назвать классиков французских правых вокруг Жозефа де Местра, Мориса Барреса, Морраса, таких немарксистских социалистов как Пьер-Жозеф Прудон, синдикалистов вокруг Жоржа Сореля и Эдуарда Берта, а также не в последнюю очередь современных исследователей в области науки о поведении и социологии. Мыслители Консервативной революции отчетливо добавились к ним только на несколько лет позже. Для молодых правых, которые до сих пор не имели абсолютно никакой теории, следовало выработать связную, цельную доктрину, которая не должна была опираться ни на чувства – верность монархии – ни на обиду – ностальгию по колониальному прошлому и позор Алжира – ни на проигранные битвы – Виши, коллаборационизм – а должна была основываться на сведениях современной науки.

В период между 1968 и 1975 годами Ален де Бенуа отошел от большинства теорем времен «Europe-Action» (и если выразиться утрированно, то и сегодня, к примеру, он также предпочел бы в качестве своего соседа верующего мусульманина, нежели скинхеда), вырабатывал вместо них другие теории и продолжал их систематизировать. К ним относились скептические размышления по отношению к демократии, которые Бенуа выводил из «индоевропейских» моделей аристократии. Эта точка зрения вдохновлялась исследованиями в области индоевропеистики, которыми весьма прилежно занимались в среде «Nouvelle Droite», достаточно вспомнить о Жане Одри. Современная демократия, и в первую очередь ее основные постулаты «свобода» и «равенство», воспринимались как истинно «неевропейские». Но также формулировались и антикапиталистические идеи, противостоящие «торгашеству». Целью была «культурная революция менталитетов», т.е. ничто иное как перенесение в современность античных добродетелей и образцов при социально-биологической поддержке со стороны современной антропологии, чтобы бороться за духовное возвращение к принципам иерархически упорядоченного общества, а также за «переоценку всех ценностей» в ницшеанском духе.

Эти также в буквальном смысле радикальные идеи защищались с особенным рвением и привели затем к открытой вражде, самое позднее тогда, когда Бенуа и его коллегам с 1978 по 1982 год, с апогеем в так называемое «лето Новых правых» в 1979 году, удалось занять определенные позиции в мэйнстримных изданиях вокруг журналов «Фигаро». Однако последовавшая за этим агрессивная кампания в прессе привела к далекому отступлению вождей Новых правых в их собственные кружки и издания. Также в ФРГ газеты от «Ди Цайт» до «Франкфуртер Альгемайне Цайтунг» время от времени стреляли по Бенуа критическими статьями. Атаки не ограничивались левыми средствами массовой информации, но исходили также из консервативного угла, например, из журнала «Цайтбюне» Уильяма Шламма.

Хороший друг Бенуа, Армин Молер, видел в отсутствии поддержки группы Бенуа со стороны других консервативных течений классический пример того, что либеральные консерваторы в принципе во время любой антифашистской кампании раньше или позже становятся на колени: «Они надеются, что смогут спастись, если поспешно бросят волкам на съедение несколько более последовательных правых». В другом месте Молер подтрунивал: «Часто возникает фатальное чувство, будто либеральные консерваторы заняты больше своим отмежевыванием от правых, чем борьбой против левых».

С этой констатацией связано также и то, что Бенуа удивительным образом на протяжении всей своей жизни ищет стимулы как у левых, так и у правых теоретиков, но никогда у теоретиков так называемого истеблишментского «центризма». Если вы вообще захотите классифицировать оригинальное мировоззрение Бенуа в системе точных категорий, то его, скорее всего, нужно интерпретировать как антилиберальный синтез левых и правых. Вообще решительный антилиберализм является самой большой константой за все более чем пятидесятилетнее духовное развитие Бенуа; партии и парламентаризм как таковой для него никогда не были и не являются приемлемым решением. При этом то, что Бенуа в середине 1980-х годов повернулся к прямой, органической, соучаствующей демократии и отошел от пережитков радикально правых течений, не имеет ничего общего с «мимикрией». Ведь он по прежнему дает народному представительству в западном стиле парламентаризма только статус «временного решения», которое отнюдь не полностью раскрывает демократический принцип. По его мнению, всегда нужно ставить на исправление путем введения партиципативной демократии, т.е. прямой или органической демократии. Целью остается объединение «активного гражданства», ориентированного на всеобщее благо.

В предисловии к опубликованному в 2001 году в первом и действительно постоянном для Бенуа немецком издательстве «Grabert/Hohenrain Verlag» под названием «Прекрасный сетевой мир» сборнику текстов из «éléments», автор по-прежнему отказывает нынешней системе в праве называться демократической. По его мнению, в этой системе остались лишь либерализм и господствующая идеология товара, прикрывшиеся гуманитарным дискурсом. Против «главного врага» – либерального капитализма – следует выступать с требованием большей конкретной демократии. В его программном тексте «Против капиталистического порядка», который появился во Франции в 2009 году как предисловие к сборнику статей национально-революционного журнала «Rébellion», и который был опубликован в 2012 в издательстве «Edition JF» как дополнение к книге Бенуа «У края пропасти», Бенуа так дополнил эти высказывания о недемократическом характере либерального Запада: Разрыв связи между политическим классом и народом сделал из финансовой буржуазии как доминирующего слоя общества новую олигархию. Она правит в согласии с «диктатурой контролирующего государства». Бенуа подводит итог: «В этом отношении демократия – уже не тот политический порядок, который выводит свою законную монополию на власть из суверенитета народа».

При этом «суверенитет народа» – отнюдь не пустая фраза для Бенуа. Он уже давно больше не антидемократ – однако, он остался антилибералом и все больше и больше становился антикапиталистом. Бенуа целенаправленно выступает за построение общества снизу вверх, что в свою очередь, конечно, связано с тем, что отношения и структуры власти, особенно на глобальном уровне, становятся все более неясными и тем самым неконкретными и неощутимыми. Как мыслитель конкретного Бенуа противопоставляет этому базовую демократию как узнаваемую, конкретную реальность для людей на местах.

Кроме того, Бенуа среди проблем актуальной политики уделяет особое внимание разработке связанного с комплексом «Нового мирового порядка» вопроса о том, как можно воспрепятствовать тому, чтобы денежные элиты в одиночку определяли и формировали политику, следовательно, как можно обуздать современный, по сути своей антидемократический финансовый капитализм.

Бенуа все сильнее фокусируется на экономических проблемах и дает ответы, которые – снова – находятся по ту сторону «правых» и «левых» (или «новых» и «старых»), когда он требует ограничения «денежного господства» снизу так же как «прощания с ростом», формулирования новой критики потребительства, а также нового обращения с капитализмом и глобальной экономикой перед лицом зияющей пропасти. Бенуа тем самым ставит не менее чем «системный вопрос».

Потому нет ничего удивительного и в том, что семидесятилетний Бенуа не ищет для себя друзей в рядах либерально-консервативных защитников имущего сословия и союзах старых господ, даже презирает их и – что наверняка непривычно для немецких консерваторов – в свою очередь, открыто приветствует и до сегодняшнего дня поддерживает антибуржуазную, социально-революционную работу таких радикальных молодежных групп как «Organisation socialiste révolutionnaire européenne» (SRE).

Поэтому от Алена де Бенуа не стоит даже на старости лет ожидать идейного смещения в сторону «центризма». В пользу этого говорят не только его актуальные публикации, вроде опубликованной несколько недель назад в юбилейном сборнике для Рольфа Козика статьи против трансатлантических соединений, или сильной ориентации на левый антилиберализм Жан-Клода Мишеа, но и углубленное занятие французскими нонконформистами 1930-х годов, а также соответствующие ссылки на Эдуарда Берта и Тьерри Мольнье. Мольнье, преодолевший противоречие между левыми и правыми, уже в межвоенное время увидел в либерализме главного врага и стремился не меньше чем к полному преодолению капитализма. Неортодоксальная критика Мольнье финансовой системы, неспособности банков, и не в последнюю очередь его отказ от навязанной сверху государственной бюрократии, в течение будущих лет, пожалуй, скорее приобретет еще большую актуальность, нежели окажется исторически устаревшей.

Этот длинный путь, который прошел Ален де Бенуа с 1959 года – например, от обновления сверху посредством новой аристократии к обновлению снизу посредством партиципативной демократии – показывает, насколько недогматически и в духовном плане гибко он всегда реагирует на изменения в политике, экономике и обществе. Бенуа никогда не стремится добиться аплодисментов из «своего лагеря», каким бы он ни был, отвергает любой догматизм, черпает идеи там, где это кажется рациональным и полезным, и, все же, не теряет из виду своих собственных констант. Также это становится отчетливо видно при чтении его «Живых воспоминаний», которые с сегодняшнего дня уже можно приобрести в немецком переводе и которые предлагают читателю достойную внимания панораму этого удивительно многослойного мышления.

Источник: http://www.sezession.de/46621/alain-de-benoists-mein-leben-erschienen-ein-ideengeschichtliches-kurzportrait.html

Скачать текст в формате PDF:

Скачать PDF!


Мартин Лихтмесц

Александр Дугин – Постмодернистский антимодерн

Русский философ Александр Дугин – это что-то вроде Славоя Жижека правых, даже если несколько более когерентный в своем мышлении, чем словенский неомарксист (которого, впрочем, недавно, изобличили в том, что он списывал у классового врага). Теперь Дугину, который до сих пор был скорее случаем для специалистов и посвященных в тайную науку, удалось пробиться в самое ведущее из всех ведущих средств массовой информации, в журнал «Дер Шпигель», который взял у него подробное интервью.

Как мировоззренчески блистательная голова, идеи которого на Западе из-за немногочисленных переводов знают скорее по слухам, чем по собственному опыту, Дугин оказывает продолжительное очарование на многих правых интеллектуалов. Посвященные в Германии прислушиваются к этому русскому сказочному зверю с девяностых годов (например, в тогда уникальных сообщениях из России Вольфганга Штрауса в «Штаатсбрифе»).

Фанатичные «западники» вроде Рихарда Херцингера давно уже считают Дугина буквально гуру сил зла (так он промелькнул уже в 1995 рядом с Аленом де Бенуа и родственными мыслителями в книжке Херцингера «Пророки конца времен – наступление антизападников»).

Но также и некоторые консерваторы боятся этого человека, которого по выбору называют «фашистом, сатанистом, национал-большевиком, монархистом, расистом» и т.д. Напротив, Дугина особенно высоко ценят, прежде всего, в идентитарной среде, где его книга «Четвертая политическая теория» стала обязательным чтением. И это восторженное сообщение с теоретического сайта «Дер Функе» подчеркивает его харизматическую личность:

Дугин – это в любом случае впечатляющая фигура, которую оправдало бы одно только уже сравнение с Распутиным. Угловатое, скорее аскетическое лицо, обрамленное импозантной бородой, которая, все же, не может отвлечь от двух колючих глаз – Кто мог бы обидеться на нас за эту ассоциацию? Можно заметить, как знающий девять языков мыслитель во время своей речи увлекался самим собой, полностью очарованный своими собственными мыслями – очарование, которому неизбежно поддался и автор этих строк, несмотря на свою «толстую кожу», что касается политических речей и академических докладов.

Основной пункт, почему Дугин настолько интересен для идентитарной теории, состоит в следующем:

Дугин является самым убежденным сторонником, и это распыляло все опасения, МУЛЬТИПОЛЯРНОГО мира. Он – сторонник разнообразия и международного права. (Здесь также становится узнаваемым его влияние на политику Путина/или созвучие с политикой Путина, который тоже всегда ссылается на международное право). Его великий враг – это атлантистская чума запада, с которой он борется с молодежной яростью, которая может импонировать также нам, более молодым.

Особенно привлекательны при этом уверения Дугина в необходимости новой политической «теории», которая могла бы преодолеть либерализм (политическая теория 1), коммунизм (политическая теория 2) и фашизм (политическая теория 3), т.е. положить конец расовой и классовой борьбе и начать новый век. Однако, здесь все пока остается на уровне шепота и хайдеггеровщины, так как до сих пор неясно, что должно было бы стать конкретным центром тяжести у этой будущей «четвертой теории».

Торстен Хинц в «Юнге Фрайхайт» довольно скептически оценил книгу Дугина как «грубую смесь из апокалиптики, эсхатологии, децисионизма и анархизма».

Дугин выступает здесь, с одной стороны, как диагност нынешнего времени и критик либерализма, с другой стороны, как политический теоретик и духовидец, а с третьей, как геополитик. Он ссылается на Эрнста Никиша, Артура Мёллера ван ден Брука, Освальда Шпенглера, Карла Шмитта, Алена де Бенуа, но также и на Сэмьюеля Хантингтона, Фрэнсиса Фукуяму, на структуралистов как Клод Леви-Стросс, на представителей постмодернизма, философии языка и теории средств массовой информации. Сначала это поражает, но чем дальше, тем кажется более эклектическим. Однако его самой важной отправной точкой является Мартин Хайдеггер.

С крушением Советского Союза в 1991 году либерализм потерял якобы своего последнего противника, после того, как фашизм / национал-социализм был общими усилиями разбит уже в 1945 году. Войдя в фазу пост-истории и пост-политики, он стал претендовать на абсолютность и объявил себя единственной только возможной практикой. Вместо класса, расы или государства он сделал индивидуума единственной «нормативной темой», которая скрестилась с глобализацией. Идеология права человека – это выражение этого синтеза. В принципе, речь шла о «пост-либерализме».

Ницше классифицировал «последнего человека», который потребляет и наслаждается и даже не сожалеет об отсутствии исчезнувшего исторического и духовного горизонта. Но на этом, однако, глобализированный пост-либерализм не останавливается. Разрушение национальных и культурных идентичностей – это только начало. Именно он упраздняет сексуальную идентичность, превращая ее в якобы вымышленную человеком социальную роль, чтобы, наконец, растворить и человеческую идентификацию как таковую. Все это приводит к стиранию иерархий и различий и к нивелированию масштабов. Герои постмодернизма – это трансвеститы и прочие извращенцы. Логика всемирного либерализма ведет напрямик в «пропасть постмодернистского распада и виртуальности». Он пользуется современной техникой и средствами массовой информации, которые перемещают людей в космос вечной современности, состоящей из развлечений, знаменитостей и гламура, где нет ни прошлого, ни будущего. Это развитие на уровне силовой политики ускоряется США. Их цель: глобальная Америка.

Отказ от Бога, традиции, этничности или государства – это для Дугина не только политически неверный шаг, но и неизбежный путь модерна: «По этому пути идут абсолютно логично; за решением освободиться от всего, что держит в узде человеческий произвол, логично следует завершение современного человека: Он перед нашими глазами освободился от самого себя». Он повинуется «всемирной метафизической силе», которую Дугин с Хайдеггером объясняют так: Западноевропейская философия уклонилась от трудности думать о бытии, уйдя к техническому мышлению, которое овладело им как «каркас».

Так как ни класс, ни расы, ни индивидуум больше не подходят на роль исторического субъекта, необходим новый, синтетический субъект: само «существование», которое как внезапная отмена расщепления на объект и субъект входит в политическую жизнь. Это, пожалуй, должно означать: Неотчуждаемое существование становится политическим действующим лицом и создает порядок в мире. В другом месте мистически говорится, что «существование» появилось как «радикальное андрогинное», которое «не возникло как результат синтеза из мужчины и женщины, а вместо этого образовывало их первоначальное, неприкосновенное единство».

Сегодня очарование Дугиным часто пересекается с очарованием, которое многие правые и консерваторы испытывают вообще в отношении путинской России, которая не только представляется им альтернативной общественной моделью, но также пробуждает искушение избрать для себя другого сильного гегемона, нежели США, до тех пор пока сама Европа не способна прийти к истинному единству и самостоятельности.

Широко распространенный скепсис по отношению к антироссийской пропаганде средств массовой информации может быть здесь также индикатором того, насколько растет недоверие по отношению к здешним политическим и медиальным элитам. И Дугин – это человек, который, кажется, подтверждает это впечатление – смотри, например, его интервью, взятое Мануэлем Оксенрайтером.

Также противники Дугина предполагают в нем «Распутина Путина», который в значительной степени участвует в создании мрачного союза против американского гегемона (также известного как «демократия и права человека») вместе с критически настроенными к ЕС правыми партиями Европы. Образцом такой точки зрения может послужить недавняя статья Рихарда Херцингера в июльском/августовском номере журнала «Международная политика».

При этом ключевая роль приписывается российскому политологу, публицисту и политику Александру Дугину. Если после крушения Советского Союза к его агрессивно антизападным, великорусским националистическим теориям прислушивались сначала только сектантские и эзотерические маргинальные группы, то за последние годы он поднялся до, вероятно, самого влиятельного интеллектуала России, воздействие которого доходит даже до наивысших правительственных кругов. Имеет ли он на самом деле влияние на кремлевского господина, остается все же спорным. Но в речах и заявлениях Путина в последнее время часто встречаются формулировки и выражения, которые чуть ли не буквально употребляет и сам Дугин. Не в последнюю очередь проект «Евразийского союза» Путина вдохновлен идеологией «неоевразийства» Дугина.

Его спекулятивное культурно-философское ядро – это представление о фундаментальном соперничестве между людьми суши, «евразийцами», и людьми моря, лишенными корней «атлантистами», под которыми по существу понимаются англосаксонский мир и в особенности США как плод «космополитической и антинациональной цивилизации». По мнению Дугина, это якобы длившееся на протяжении тысячелетий и определяющее ход мировой истории противоречие сейчас переходит в стадию «решающего боя», причем Россия станет чем-то вроде державы-спасителя, миссия которой – освободить мир от якобы вредного для истинных ценностей переформирования «американизмом».

Главный момент у Херцингера состоит в том, что он, в принципе, разделяет это приведенное здесь представление, но в зеркальном отражении, только давая ему противоположную оценку: в Германии едва ли найдется еще один более прилежный и более правоверный пропагандист глобальной миссии США для освобождения всего мира, чем он.

Особенно забавна и показательна в этой связи титульная графика, которую Херцингер выбрал для своего блога «Свободный мир»: она выглядит как кино-плакат пятидесятых годов, с соответствующими шрифтами и с Мэрилин Монро в качестве веселой Вавилонской блудницы, которая позволяет смотреть на земной шар под знаменитой задравшейся вверх юбкой. Что также превосходно дает понять квинтэссенцию так называемых «западных ценностей».

Все это производит впечатление ностальгически окаменевшего синдрома пакета с продовольственной помощью, который застрял в вечной временной петле пятидесятых годов, еще до того, как либерализация страны радикализировалась к тотальному гедонизму и, после движения 68-го года парадоксально, но не непонятно, трансформировалась в левый антиамериканизм и терроризм.

Мэрилин Монро как символ «свободного мира» в духе Херцингера! Это кажется прямо-таки забавно «консервативным». Наши сегодняшние Вавилонские блудницы спустились уже несколько дальше. Вероятно, Херцингеру стоило бы модернизировать картинку и заменить Мэрилин Монро на более актуальные панданы, например, на раздутую до уровня антироссийской Статуи Свободы «толерантности» искусственную фигуру «Кончиту Вурст» или Майли Сайрус с ее психически-чувственными видео.

В 1977 Ханс-Юрген Зиберберг в его фильме «Гитлер – фильм из Германии» ярко выразил свое отвращение по отношению к послевоенному миру либерализма американских освободителей. У этого мира для него была гримаса порно-куклы с зияющим, круглым «ртом», который раскрывается в черную дыру, в Ничто, в которое могут эякулировать последние люди.

В одной сцене он соединил куклу с пластмассовым трупом жертвы концлагеря или бомбежек, и позволил обеим фигурам предстать в непристойном совокуплении перед проекциями проектов «Germania» Шпеера, как адские символы «окончательной победы» совсем другого рода. К этому режиссер добавил следующий текст:

Как там говорил Томас Манн перед наступлением нового 1938 года? «Помоги Бог нашей помраченной и злоупотребленной стране и научи ее заключить мир с самой собой и с ее миром». Что сказал бы он сегодня? Или наши дети завтра? Видя, что мы сделали с нашей свободой, и с нами самими?

Теперь вернемся к интервью «Шпигеля» с Александром Дугиным, которое в действительности местами оказалось несколько странным. Несколько поспешно пассивно-агрессивное сопротивление Дугина таит в себе легкий комизм. Он, кажется, прямо-таки ожидает с нетерпением того, чтобы попасть в определенные рамки «западных категорий», еще до того, как интервьюер успел раскрыть рот. Прежде всего, логические затруднения и противоречия радикальной критики «универсализма» становятся довольно отчетливыми.

Дугин атакует идеологию «Единого мира» (One World), оспаривая то, что универсальные ценности вообще существуют. Это ведет к тому, что понятие «расизма» в том виде, как его понимают на Западе, он поворачивает на 180 градусов и направляет как оружие против того, кто его изобрел. Если на Западе «расистом» считается тот, кто, например, отвергает равенство, «прогресс», «толерантность» и «права человека» или критикует их, то для Дугина «расист» это тот, кто хочет навязать эти «ценности» другим культурам. И так как он исходит из того, что этот «универсализм» является характеризующим, даже определяющим для западной культуры и западного мышления, – то – «на Западе все расисты». Все!

Александр Дугин: Подождите, это серьезная тема. Существует одна цивилизация или несколько? Существуют ценности, характерные для всего человечества?

Der Spiegel: Есть как различные цивилизации и культуры, так и ценности, которые должны быть всеобщими.

Александр Дугин: То есть, все-таки одна универсальная цивилизация? Я вижу это иначе, и в этом наше разногласие. Я ссылаюсь на таких теоретиков, как Освальд Шпенглер, Арнольд Тойнби и Николай Данилевский.

Der Spiegel: Данилевский был одним из ведущих панславистов 19-го века.

Александр Дугин: У разных обществ – различные ценности. Не существует универсальных ценностей. Те, которые таковыми считают, являются проекцией западных ценностей. Западная цивилизация – расистская, этноцентричная цивилизация. Любой западник – расист. Не биологический, как Гитлер, но в плане культуры. Поэтому он полагает, что существует только одна цивилизация – без варварства. И эта цивилизация основывается на демократии, прогрессе, правах человека, свободной рыночной экономике и индивидуальной идентичности. Но варварство все это отрицает по каким-то религиозным причинам. Так думают западники, поэтому они расисты в культурном отношении.

Der Spiegel: Это абсурд.

Александр Дугин: Еще раз. Не существует ни одной цивилизации, есть различные формы. Два варианта – либо вы уважаете, что я говорю на другом языке, и мы сейчас попытаемся найти как можно больше общих понятий, либо вы полагаете, что являетесь носителем абсолютной истины – то есть, это означает, что мы, русские, просто не знаем, что такое права человека, либерализм, свобода, и что вы имеете право защищать права человека в Африке, России и Китае.

Der Spiegel: В России говорят, что восточная цивилизация превосходит западную, и Европа приходит в упадок.

Александр Дугин: Этого я никогда не говорил. Я только считаю, что цивилизации Запада и Востока – абсолютно разные. Восточная превосходит в той степени, что выступает против расизма со стороны западной цивилизации. Западник приходит и говорит, что прогресс, технологии и безопасность – также неотъемлемые права русских.

Der Spiegel: Вы это отрицаете?

Александр Дугин: А вы нет? Европа, по всей видимости, знает все, и разговаривает с другими, как с идиотами.

Der Spiegel: Мы же, как раз, пытаемся понять друг друга. В чем вы обвиняете декадентский Запад?

Александр Дугин: В том, что он хочет навязать нам свои критерии. У вас есть гей-парады, хорошо, тогда проводите их. То, что у нас их нет, вы рассматриваете как нарушение прав человека. А мы говорим в ответ – отстаньте! Или вы хотите объяснить исламу, что такое феминизм, и кто такие феминистки, и почему женщины и мужчины равноправны? Это колонизация. Я православный христианин, вы – нет. Я принимаю вас, а вы меня – нет.

Сила этой аргументации очевидна: она подносит к лицу крестоносцам «западных ценностей» зеркало и полностью и с полным основанием разоблачает их как притязания на власть и господство. Это можно хорошо изучить в нынешней холодной пропагандистской войне против России (например, из-за недостаточных прав гомосексуалистов или недостаточного преклонения перед ними).

Но то, что в ней явно не так, тоже очевидно: Дугин едва ли сможет утверждать, что (как раз) русская цивилизация (или какая-нибудь другая) была и есть более или менее «этноцентричной», чем «европейская». Причем смысл здесь состоит в том, конечно, что, как это ни парадоксально, как раз универсальные или универсалистские претензии на самом деле являются кашированной или неосознанной «этноцентрической» (номиналистической) чертой. (Между прочим, заметим, что если это так, то отсюда выткают значительные проблемы и для радикально антиуниверсальной идентитарной теории. Так как если предрасположенность к «универсализму» на протяжении веков является одной из постоянных черт нашей сущности…)

Потому в этом отношении нет спасения от «расизма», так как всякий культурный круг, который считает себя чем-то и защищает свое право быть тем, что он есть, каким-либо образом считает себя более ценным, чем другие. Никто, кто думает, что у него есть «миссия», как выражает это сам Дугин, не думает всерьез, что все другие такие же правые или такие же ценные, как он сам. Такие вежливости быстро выбрасывают за борт. Высокий уровень нарциссисического сознания собственной роли в космосе – это прямо-таки признак каждой высокой культуры. Последовательный «этноплюрализм», который равным образом уважает каждое «инобытие» и не дает оценок, – это антропологическая невозможность – разве только, если вы хотите уменьшить человека до огородного существа и приручить его.

И потому аргументация Дугина тоже обоюдоострая: с одной стороны, он говорит: «каждому свое» – Западу, например, его либерализм и его права человека, ему и ему подобным вечную, православную Россию, с другой стороны, он не допускает сомнения в том, что он считает ценности, вокруг которых вращается Запад, само собой разумеется, достойными презрения, ядовитыми, смертельно декадентскими. Он «принимает» их только в том отношении, когда он говорит западному интервьюеру: делайте у себя дома, что хотите, но оставьте нас в покое, губите себя, если вы верите, что обязаны делать это.

Но так как он все же действительно «православный христианин», Дугин не может «принять» «западный декаданс»: так как православие однозначно учит, что существуют определенные моральные истины, которые действуют всюду. Это не означает с неизбежностью, что из этого следуют крестовые походы и принуждение к обращению: но обязывающий и обязательный приговор неизбежен.

Но также и у понятия «расизм», как его здесь использует Дугин, есть смысл только в рамках западной системы ценностей и мышления – здесь все же, заметьте, речь идет о лево-радикальном мыслительном конструкте, о боевом лозунге, значение которого можно растягивать как резину. Он использует его, вероятно, прежде всего, как провокацию, как полемическое заострение, хорошо зная, что никаким другим словом нельзя больше ранить западника и тем самым поставить его на колени.

С этим тесно связано, что Дугин возвращается здесь к «дискурсу», который, очевидно, исходит, прежде всего, от французских «Новых правых» («Nouvelle Droite») семидесятых и восьмидесятых годов, избравших себе «универсализм» как главного врага, подчеркивая, напротив, преимущество «отличного», «особенного» (они называли это «номинализмом»), и, в противоположность сегодняшним левым, желавших ограничить «расизм» только шовинистическим обесценением инобытия. Однако, то «право на разницу», которое пропагандировали «Новые правые», значит в окончательной последовательности также право на то, чтобы отделять других из собственной общности и исключать их. И сегодня как раз это-то и считается «расизмом», вследствие чего, естественно, и Дугин тоже «расист», что он, без сомнения, и сам хорошо понимает.

Вопрос, имеет ли этот дискурс, как и дискурс «расизма» вообще, смысл только в незападных обществах. Говорит ли Дугин и в России тем же образом? Такой человек как он владеет, без сомнения, «мимикрией» политической риторики, и знает, как нужно говорить с западноевропейцем, чтобы стать ему понятным – или также как выбить его из колеи.

Вероятно, эта риторика виновна в том, что Дугин теперь абсурдным способом приравнивает западный универсализм к «этноцентизму». Также здесь он запутывается в ужасных противоречиях, которые частично переходят в клевету, и разоблачает себя как демагога:

Александр Дугин: На Западе права человека стоят выше прав коллектива, в исламском мире религия стоит выше права отдельного человека, в России – это права общества, коллективные права. При всем постмодернизме, при всей толерантности вы на Западе не сталкиваетесь с проблемой другого человека. Для вас все другое – это что-то негативное. Вы просто не находите ключ к философской проблеме другого человека. Вы пытаетесь поучать нас, говорить, как нужно решить эту проблему, которую вы не решили сами. Это всегда было так – во времена колонизации, во времена больших географических открытий, в эпоху европейского колониализма, во время Вестфальского мира, в эпоху британских колониальных завоеваний, при Гитлере и в эпоху либерализма. Этноцентричная Западная Европа – это константа.

В действительности, это скорее так, что универсальный либерализм – это один из самых больших врагов «этноцентризма», даже враг народов и их идентичности и самоопределения как такового. Однако это касается тех народов, которые породили его. То, что под этим маскируется не только европейская претензия на господство, отчетливо выражается в национальном, этническом, культурном саморазложении европейских народов на их собственной территории. Идентифицировать западный универсализм с «расизмом» и «этноцентризмом», не очень логично.

Конечно, в нем с некоторым правом можно видеть и современную, постколониальную версию «бремени белого человека» в духе Киплинга, манеру рассматривать каждый «недемократический» народ в качестве маленьких скрытых американцев, которые все хотят «освободиться» или «цивилизоваться». Но сегодня это означает ускорять радикальное растворение всех этнических и традиционных связей, причем повсюду.

В действительности Дугин, естественно, понимает, что раскритикованный им либерализм произошел из духа Запада, но не составляет его настоящую суть, а скорее уничтожает ее:

Александр Дугин: Мне нравятся корни немецкой культуры, но ее больше нет. Германия сегодня – это своего рода Анти-Германия.

Der Spiegel: Правда?

Александр Дугин: Вы больше не читаете своих собственных авторов, вы больше их не понимаете, и вы больше их не обсуждаете. Я часто бываю в Германии, и когда я вижу, что у вас стоит на книжных полках, вижу, что у немецкой культуры нет будущего. Где остался великий немецкий дух? Где высоты французской философии? Где глубина итальянского искусства? То, что мы сегодня видим, вызывает рвотный рефлекс.

И, тем не менее, он уже чуть позже путается в искажениях, которые звучат уже почти как атаки наших собственных левых и «культурных марксистов»:

Александр Дугин: Эдмунд Хуссерль писал о «европейском человечестве». Кто так говорит, создает базу этноцентризма, поскольку для него «европейское» и «человеческое» – одно и то же. Поэтому не следует удивляться концентрационным лагерям.

Это звучит прямо-таки безумно, почти зло. Все равно из какого контекста вырвана цитата Хуссерля: такая формулировка как «европейское человечество» скорее свидетельствует, что под ней определена специфическая часть человечества. В следующем абзаце Дугин снова делает свой типичный оборот:

 Александр Дугин:  Я люблю Хуссерля, это мой любимый философ, гуманист. Но он и расист. Все европейские философы – расисты. Подождите, есть исключения – этнолог Лео Фробениус, например, и философ Йоханн Готфрид Гердер.

Гердер, естественно, основатель «этноплюрализма»!

Теперь легко можно было бы повернуть копье острием против Дугина. Если «права человека» преследуют интересы империалистического Запада, то его теория служит, возможно, прежде всего, для оправдания российского империализма. Как бы ни выглядела «четвертая политическая теория»: естественно, Россия будет ее носителем, естественно, она родится из русской души.

У Торстена Хинца сложилось такое же впечатление:

«Существование», которое он подразумевает, появляется в образе Матушки-России. Дугин перенял теорию «Хартленда» Маккиндера, геополитику Хаусхофера, и соображения Шмитта о региональном планировании и выступает за множество «больших пространств» как альтернативу американизированному «Единому миру». Самым важным континентальным большим пространством должна стать Евразия, которая опирается преимущественно на Россию и континентальную Европу, т.е. на Францию и Германию.

Интервьюер снова и снова справедливо напоминает Дугину об антизападных русских националистах девятнадцатого века, которые (как например, Достоевский) постулировали решительную мессианско-мистическую миссию русского народа. Вокруг этого факта Дугин извивается как угорь, и снова возвращается к понятию «православия».

Der Spiegel: Философ Иван Киреевский в 19 веке писал: «Все, что препятствует правильному и полному развитию православия, то препятствует развитию и благоденствию народа русского; все то искажает душу России и убивает ее здоровье нравственное, гражданское и политическое». Вы согласны с этим?

Александр Дугин: Да.

Der Spiegel: Это не приводит к отсутствию толерантности по отношению к другим идеям – отсутствию толерантности, в котором вы упрекаете Запад?

Александр Дугин: Нет. Православный дух не носит эксклюзивный характер. В отличие от католицизма православие обладает определенной гибкостью. Мы, русские, не националисты, мы никогда не были нацией. Когда мы говорим о «наших», то имеем в виду не этнический компонент. И чеченцы относятся к нам, и узбеки. Мы сказали тюркским или монгольским народам – вы являетесь сейчас частью православной культуры, мы не будем вас преследовать. У вас будут свои мечети, вы сможете молиться. Если мы говорим о православном народном духе, это не означает, что мы объявляем войну другим культурам.

Как раз тут чеченец или узбек в первую очередь стали бы яростно возражать.

Как уже говорилось: в итоге все это звучит скорее как российско-империалистическая «лицемерная речь», и России трудно будет правдоподобно представить это лицемерие народам, на гегемонию власти над которыми она претендует. Даже по отношению к столь родственной и близкой России Украине это кажется обреченным на провал. Критика Дугиным американского империализма и западного либерализма подкупает; но то, что он хочет противопоставить этим силам в идеологическом отношении, выглядит, однако, в значительной степени искусственным.

Даже его утверждение о том, что он является верующим ортодоксальным христианином, действует скорее как обманчивая маска и поза. Формула Шарля Пеги для модерна: «Мы не верим в то, во что мы верим», но мы верим только потому, что мы верим, что это приносит нам пользу, могла бы быть применима также здесь. Я не думаю, что было бы ошибочно предположить в Дугине любую только мыслимую макиавеллистскую прожженность. В этом отношении он, похоже, абсолютно бессовестен.

Der Spiegel: Вы говорите: «Больше нет критиков курса Путина. И если они есть, то это психические больные, и они нуждаются в лечении. Путин – это все, Путин незаменим». Это действительно сказали Вы?

Александр Дугин: Да.

Der Spiegel: Психически больные?

Александр Дугин: Те, кто нападает на Путина, нападают на большинство. Это психически ненормально, отклонение от нормы. Нужно ли терпеть отклонения от нормы? Нужно. Нужно ли делать отклонения нормой? Нет. Поэтому люди, которые не поддерживают Путина, психически ненормальные. Но психически больные имеют право на исцеление, на поддержку.

Тот, кто говорит так, уже отказался от любой интеллектуальной и духовной добросовестности. Он всего лишь демагог и пропагандист власти. Даже одно то, как здесь манипулируют такими понятиями как «большинство» и «норма», попросту подло. И метод психиатрически справляться с диссидентами, он, пожалуй, позаимствовал из времен Сталина.

Без сомнения Хинц был прав и в том, что он видит в Дугине дитя постмодернизма, который позирует в качестве традиционалиста и антимодерниста (если это необходимо):

Читатель чувствует себя оказавшимся в романе Достоевского, и ему кажется, что «четвертая политическая практика» – это только еще один очередной подкидыш постмодернизма. По-видимому, Дугин почувствовал это и сам, из-за чего он рекомендует в конце обычные «основные принципы» – социальную справедливость, национальный суверенитет и традиционные ценности – и политический общий фронт из правых, левых, консерваторов и приверженцев традиционных религий.

При таком рассмотрении Дугин определенно принадлежит к тем постмодернистским правым, которые пытаются вытянуть себя из болота за волосы, чтобы зажечь что-то вроде идеологического квантового перехода из модерна. Если Дугин говорит, что Путин – это «раздвоенная личность», то это еще больше справедливо по отношению к нему самому.

Однако остается явно ощущаемый «страх инфекции», который явно мотивирует Дугина, и он полностью оправданный. При всем шуме он также, в конечном счете, находится в обороне. Восточная Европа и Россия сейчас очевидно не могут считать себя в безопасности перед лицом того вакуума, который угрожает поглотить Запад.

Александр Дугин: Я люблю Европу, поэтому нынешняя Европа вызывает у меня такой ужас. Я вижу, как она умирает. Это не так, как в России. У нас на каждый вызов есть другой ответ. У вас пропадает многообразие. Но европейцы не только теряют Европу, они хотят, чтобы русские оставили Россию. Ищите свою Европу или потеряйте ее совсем – это ваше дело. Но оставьте нас в покое.


Интервью А.Г. Дугина журналу «Шпигель»

На Западе все расисты

Те ценности, которые принимают за универсальные, на самом деле являются проекцией западных ценностей. Западная цивилизация – это цивилизация расистская, этноцентричная.

Новый офис на западе Москвы. Без таблички и какого-либо указания на то, что на четвертом этаже расположен офис «Евразийского движения». В офисе меня встречает человек с бородой – 52-летний профессор Александр Дугин. Несколько дней назад ректор социологического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова уволил его с поста заведующего кафедрой. Ему представили список с 10 тысячами подписей и требованием лишить Дугина своего поста, потому что он привносит слишком много политики в науку. Профессор слишком громогласно требовал ввода российских войск на восток Украины. «Главный идеолог Путина» – так называют его одни, а другие почитают как лидера «Евразийского движения». Третьи называют его политическим хамелеоном и творцом новой идеологии, которая, как утверждает американский историк Уолтер Лакер, содержит даже элементы неофашизма. Но он – советник спикера Госдумы, у него есть высокопоставленные друзья в президентской администрации, и на протяжении уже многих месяцев философ все чаще появляется на государственных телеканалах. Настал час Дугина – человека, который многие годы представляет идею Евразии и презирает западную культуру.

Дугин, сын генерала, в 80-е годы был антикоммунистом, позднее – членом Национал-большевистской партии, прежде чем стать сторонником Владимира Путина. Философ-полиглот вступал в противоречие, прежде всего, с теоретиками «консервативной революции», он почитает Фридриха Ницше и немецких мыслителей, таких, как Карл Хаусхофер, который в 20-е годы перевел в политическую плоскость биологическое понятие «жизненного пространства», а также спорный правовед Карл Шмитт. Дугин опубликовал десятки книг, среди которых «Основы геополитики», считающиеся настольной книгой штаб-офицеров России. Для многих российских политиков и деятелей культуры доктрина Дугина о евразийстве стала новой идеологической родиной, на Украине он, напротив, был объявлен персоной нон грата. Дугин постоянно ездит по Европе в поисках новых сторонников своего учения. Сейчас он как раз только что вернулся из Румынии.

Der Spiegel: Александр Гельевич, вас в эти дни можно увидеть на демонстрациях и по российскому телевидению, и вы везде предостерегаете от «национальной фашистской диктатуры» на Украине. Какие у вас есть доказательства того, что в Киеве поднимает свою голову фашизм?

Александр Дугин: Там мы имеем дело с радикальной формой расизма, отсутствием толерантности, шовинизмом. Не только партия «Свободы» и «Правый сектор», но и так называемые умеренные и либеральные украинские политики говорят о доминировании западно-украинской идентичности. Русофобия расистского толка с самого начала определяла действия Майдана с лозунгом: «Кто не скачет, тот москаль».

Der Spiegel: На украинском языке «москаль» – пренебрежительное название русского.

Александр Дугин: Звучит это так же, как «Кто не поднимает руку, тот цыган». В Германии подобная партия была бы тут же запрещена. Или, например, «Москаляку на гиляку», то есть – «Убивайте русских». Я не могу себе представить ни одну страну в Европейском Союзе, в которой бы люди могли выйти на улицу и кричать: «Убейте французов, убейте бельгийцев!». Это фашизм. Америка и Европа используют его в геополитических целях, этот фашизм зрел в Киеве с 90-х годов, при поддержке западных фондов. При этом понятие «фашизм» у них такое: тот, кто за Америку – хороший, кто против – фашист.

Der Spiegel: Ну, это слишком вольное обращение с термином «фашизм». Кроме того, я в Киеве почувствовал русофобию, но не фашизм.

Александр Дугин: Конечно. Вы как западный журналист приглашались для того, чтобы увидеть только то, что вы должны были увидеть. Это культурный код, проекция. Вы вообще могли бы больше не работать в вашем издании, если бы утверждали, что в Киеве есть фашизм.

Der Spiegel: Вы публично заявляли, что нужно «убивать, убивать, убивать» этих украинцев. Ваше высказывание и в России вызвало неоднозначную реакцию.

Александр Дугин: Подождите, подождите. После того, как люди из «Правого сектора» и Национальной гвардии в Одессе сожгли людей, я сказал: «Людей, которые совершают такие ужасные преступления, нужно убивать, убивать, убивать». Речь шла только о тех, кто совершает такие преступления!

Der Spiegel: События, произошедшие 2 мая в Одессе, были не такими однозначными, как вы утверждаете. Они начались с атак пророссийских активистов.

Александр Дугин: Были трупы или нет? Нет? Для вас есть только два варианта – либо нет трупов, либо это были русские, которые убивали людей. Я с вами полностью согласен – мы убивали людей и складывали трупы во дворце профсоюзов. Нужно убить нас, русских!

Der Spiegel: Было, по меньшей мере, 38 погибших, но как это произошло, до сих пор не было выяснено.

Александр Дугин: Ах, вот как? Да, конечно, это были мы! Вы правы!

Der Spiegel: Я спросил, почему вы потребовали смерти для украинцев.

Александр Дугин: Да, я предложил убить всех украинцев. Вы должны это видеть таким образом. В конце концов, вы работаете на издание, которое находится на правильной стороне.

Der Spiegel: Являются ли украинцы, действительно, только пешками в геополитической игре в «большой войне континентов», о которой вы так любите говорить?

Александр Дугин: Нет, они молодцы, они построили свободное государство, закрепили демократию и свою территориальную целостность, освободились от коррумпированного президента Януковича и поставили демократичного руководителя. Они хотели в ЕС, а мы, чертовы русские, им в этом мешали. Мы – плохие, а они – хорошие.

Der Spiegel: С иронией и сарказмом мы далеко не уйдем в нашей беседе.

Александр Дугин: Не получается по-другому. Между нами не получается беседы.

Der Spiegel: Хорошо. Попытаемся по-другому. В своих работах вы говорите, что после распада Советского Союза началась «эпоха геополитики». Граница между континентами (вы имеете в виду границу между Западом и Востоком), то, что вы называете «Евразией», проходит через страны. Вы имеете в виду культурную границу?

Александр Дугин: Да, границу между культурами, между разными цивилизациями.

Der Spiegel: Она проходит и через Украину?

Александр Дугин: Подождите, это серьезная тема. Существует одна цивилизация или несколько? Существуют ценности, характерные для всего человечества?

Der Spiegel: Есть как различные цивилизации и культуры, так и ценности, которые должны быть всеобщими.

Александр Дугин: То есть, все-таки одна универсальная цивилизация? Я вижу это иначе, и в этом наше разногласие. Я ссылаюсь на таких теоретиков, как Освальд Шпенглер, Арнольд Тойнби и Николай Данилевский.

Der Spiegel: Данилевский был одним из ведущих панславистов 19-го века.

Александр Дугин: У разных обществ – различные ценности. Не существует универсальных ценностей. Те, которые таковыми считают, являются проекцией западных ценностей. Западная цивилизация – расистская, этноцентричная цивилизация. Любой западник – расист. Не биологический, как Гитлер, но в плане культуры. Поэтому он полагает, что существует только одна цивилизация – без варварства. И эта цивилизация основывается на демократии, прогрессе, правах человека, свободной рыночной экономике и индивидуальной идентичности. Но варварство все это отрицает по каким-то религиозным причинам. Так думают западники, поэтому они расисты в культурном отношении.

Der Spiegel: Это абсурд.

Александр Дугин: Еще раз. Не существует ни одной цивилизации, есть различные формы. Два варианта – либо вы уважаете, что я говорю на другом языке, и мы сейчас попытаемся найти как можно больше общих понятий, либо вы полагаете, что являетесь носителем абсолютной истины – то есть, это означает, что мы, русские, просто не знаем, что такое права человека, либерализм, свобода, и что вы имеете право защищать права человека в Африке, России и Китае.

Der Spiegel: В России говорят, что восточная цивилизация превосходит западную, и Европа впадает в упадок.

Александр Дугин: Этого я никогда не говорил. Я только считаю, что цивилизации Запада и Востока – абсолютно разные. Восточная превосходит в той степени, что выступает против расизма со стороны западной цивилизации. Западник приходит и говорит, что прогресс, технологии и безопасность – также неотъемлемые права русских.

Der Spiegel: Вы это отрицаете?

Александр Дугин: А вы нет? Европа, по всей видимости, знает все, и разговаривает с другими, как с идиотами.

Der Spiegel: Мы же, как раз, пытаемся понять друг друга. В чем вы обвиняете декадентский Запад?

Александр Дугин: В том, что он хочет навязать нам свои критерии. У вас есть гей-парады, хорошо, тогда проводите их. То, что у нас их нет, вы рассматриваете как нарушение прав человека. А мы говорим в ответ – отстаньте! Или вы хотите объяснить исламу, что такое феминизм, и кто такие феминистки, и почему женщины и мужчины равноправны? Это колонизация. Я православный христианин, вы – нет. Я принимаю вас, а вы меня – нет.

Der Spiegel: Почему вы считаете, что я вас не принимаю?

Александр Дугин: Когда вы приходите к представителю другой культуры, вам следовало бы спрашивать о его взглядах, а не предъявлять ложные утверждения, как в случае с Одессой.

Der Spiegel: Я задал вопрос. Меня интересуют корни патриотических, практически изоляционистских настроений в России, и почему так мало ведется дискуссий относительно курса руководства страны. Возможно ли, что вы оцениваете коллективное право выше, чем индивидуальные права человека, за которые борется Запад?

Александр Дугин: На Западе права человека стоят выше прав коллектива, в исламском мире религия стоит выше права отдельного человека, в России – это права общества, коллективные права. При всем постмодернизме, при всей толерантности вы на Западе не сталкиваетесь с проблемой другого человека. Для вас все другое – это что-то негативное. Вы просто не находите ключ к философской проблеме другого человека. Вы пытаетесь поучать нас, говорить, как нужно решить эту проблему, которую вы не решили сами. Это всегда было так – во времена колонизации, во времена больших географических открытий, в эпоху европейского колониализма, во время Вестфальского мира, в эпоху британских колониальных завоеваний, при Гитлере и в эпоху либерализма. Этноцентричная Западная Европа – это константа. Эдмунд Хуссерль...

Der Spiegel: ... один из крупнейших философов 20-го века...

Александр Дугин: ...писал о «европейском человечестве». Кто так говорит, создает базу этноцентризма, поскольку для него «европейское» и «человеческое» – одно и то же. Поэтому не следует удивляться концентрационным лагерям. Я люблю Хуссерля, это мой любимый философ, гуманист. Но он и расист. Все европейские философы – расисты. Подождите, есть исключения – этнолог Лео Фробениус, например, и философ Иоганн Готфрид Гердер.

Der Spiegel: Гердер со своим отходом от универсализма просвещения считается прародителем консервативной, национально обоснованной теории культуры.

Александр Дугин: Мне нравятся корни немецкой культуры, но ее больше нет. Германия сегодня – это своего рода Анти-Германия.

Der Spiegel: Правда?

Александр Дугин: Вы больше не читаете своих собственных авторов, вы больше их не понимаете, и вы больше их не обсуждаете. Я часто бываю в Германии, и когда я вижу, что у вас стоит на книжных полках, вижу, что у немецкой культуры нет будущего. Где остался великий немецкий дух? Где высоты французской философии? Где глубина итальянского искусства? То, что мы сегодня видим, вызывает рвотный рефлекс.

Der Spiegel: Критика западных ценностей в России – не нова. Федор Достоевский видел в славянстве новую мировую идею. И он считал Запад декадентским.

Александр Дугин: Достоевский, Константин Леонтьев... но, в особенности – Николай Данилевский. И евразийцы очень правильно говорили, что нужно ограничить западные цивилизации. Они отмечали, что у нас есть собственные ценности, лучший путь. Для Достоевского и славянофилов Россия – особая форма цивилизации – не европейская, не азиатская. А православная. Со своими представлениями о морали, этике, религии, власти и политике.

Der Spiegel: Данилевский еще 150 лет назад говорил о борьбе культур. Почему славянофилы считают неизбежной конфронтацию с Западом?

Александр Дугин: Конфликт цивилизаций неизбежен.

Der Spiegel: Философ Иван Киреевский в 19 веке писал: «Все, что препятствует правильному и полному развитию православия, то препятствует развитию и благоденствию народа русского; все то искажает душу России и убивает ее здоровье нравственное, гражданское и политическое». Вы согласны с этим?

Александр Дугин: Да.

Der Spiegel: Это не приводит к отсутствию толерантности по отношению к другим идеям – отсутствию толерантности, в котором вы упрекаете Запад?

Александр Дугин: Нет. Православный дух не носит эксклюзивный характер. В отличие от католицизма православие обладает определенной гибкостью. Мы, русские, не националисты, мы никогда не были нацией. Когда мы говорим о «наших», то имеем в виду не этнический компонент. И чеченцы относятся к нам, и узбеки. Мы сказали тюркским или монгольским народам – вы являетесь сейчас частью православной культуры, мы не будем вас преследовать. У вас будут свои мечети, вы сможете молиться. Если мы говорим о православном народном духе, это не означает, что мы объявляем войну другим культурам.

Der Spiegel: Православные активисты в конце июля запретили проведение концерта американского рок-музыканта Мэрилина Мэнсона.

Александр Дугин: Зачем он нам здесь нужен?

Der Spiegel: У него есть фанаты и в России.

Александр Дугин: Тогда им нужно скопить денег и отправиться туда, где живет Мэнсон.

Der Spiegel: Русские его пригласили.

Александр Дугин: Да, с этим приходится сталкиваться. И это только начало культурной конфронтации. Русские чувствуют, что их идентичность подвергается угрозе, и они защищаются. Хорошо, что они выразили свое мнение.

Der Spiegel: Была угроза взрыва, полиция отменила концерт. Чтобы покончить с гегемонией Запада, в России появились призывы, например, к бойкотам таких сетей, как McDonald’s. Но на самом деле, повсюду видны западные смартфоны, телевизоры, автомобили. Депутаты Госдумы отправляют своих детей учиться за границу, прячут свои деньги в западных банках, покупают на Западе недвижимость и отдыхают на Лазурном берегу. Как это сочетается?

Александр Дугин: Плохо сочетается. Россия хочет освободиться от Запада, но политическая элита очень тесно связана с Западом. Я называю это археомодерном. Общество архаично, а элита модернизирована. Элита стремится модернизировать массы, сделать их более западными, но массы хотят русифицировать элиты. Эта борьба началась в 19 веке. Вопрос до сегодняшнего дня остается нерешенным, есть только один болезненный компромисс. Наше общество не хочет ни iPhones, ни McDonald’s. Я готов от всего этого отказаться.

Der Spiegel: Стремление к материальному вас отталкивает?

Александр Дугин: Технический прогресс происходит вместе с духовным регрессом. Я – за духовный прогресс.

Der Spiegel: Вы сравнили Россию с пьяницей, который проиграл все свое состояние – семью, детей, дом и землю. Протрезвев, он пытается все проигранное вернуть. Как он должен это делать? Так же как и в случае с Крымом?

Александр Дугин: Мы в 90-е годы сами себя потеряли. Вначале был распад Советского Союза, затем тотальное влияние западной культуры. Речь идет не о территориальных изменениях, но Крым является частью нашей истории, мы должны найти наши корни и наше историческое самосознание.

Der Spiegel: На демонстрациях вы призываете Путина к проявлению силы на востоке Украины. «Восточная Украина или смерть». Вы серьезно так считаете?

Александр Дугин: Абсолютно серьезно. Если мы потеряем Восточную Украину, тогда Киев нападет на Крым, и мы будем вовлечены в войну. Если мы отдадим Крым, начнутся протесты в России, которые приведут к свержению Путина, и тогда у нас начнется свой Евромайдан. Я не знаю Путина, я не имею на него воздействия. Я обращаюсь со своими призывами в никуда, но это мой гражданский долг.

Der Spiegel: Когда Путин говорит, что нужно защищать этнических русских не повсюду, а именно там, где они чувствуют себя частью русского мира. В этом он очень близок к вашей идее. И он рьяно выступает против американской гегемонии. С другой стороны, вы говорите, что Путин не верит в какую-то идею. Он слишком активно идет навстречу Западу?

Александр Дугин: Да, конечно. Он – раздвоенная личность. Есть лунный и солярный Путин, как я его называю. Солярный Путин – это тот Путин, которого я хотел бы видеть. Лунный Путин рассматривает мир с точки зрения договоров, сотрудничества, газовых поставок. Это прагматик. Между ними есть конфликт. Путин – очень раздвоенная личность. Вначале было присоединение Крыма. А потом – шаг за шагом в обратном направлении. Он работал в спецслужбах, возможно, поэтому он всегда говорит противоположное тому, что думает.

Der Spiegel: Вы различаете Пятую и Шестую колонны, которые работают на территории России против России, и должны поэтому быть повержены. Под Пятой колонной вы понимаете демонстрантов, вышедших после парламентских выборов 2011 года на Болотную площадь. Это все противники?

Александр Дугин: Все противники России.

Der Spiegel: Все оплачиваемые наемники?

Александр Дугин: Только руководители. Пятая колонна – это те либералы, которые видят в России часть западного мира. Они работают против Путина. Шестая колонна возникла внутри круга власти, она работает и живет рядом с Путиным. Отличие состоит в том, что Пятая колонна – против Путина, а шестая – за него. Но все это либеральные западники.

Der Spiegel: Логично, что вы считаете Шестую колонну более опасной.

Александр Дугин: Она опаснее потому, что она менее обозрима. И потому, что ее представители говорят, что они действуют в интересах Путина.

Der Spiegel: Как, по вашему мнению, следует обращаться с оппозицией?

Александр Дугин: Есть две трактовки демократии – господство большинства и господство меньшинства. Классическая трактовка, которой я придерживаюсь – это господство большинства. В либеральном постмодернистском Западе демократия понимается сегодня как господство меньшинства, поскольку большинство подозревают в том, что оно склонно к популизму, социализму или фашизму. Поэтому задача правящего меньшинства – бороться с большинством. Аномальная логика.

Der Spiegel: Вы говорите: «Больше нет критиков курса Путина. И если они есть, то это психические больные, и они нуждаются в лечении. Путин – это все, Путин незаменим». Это действительно сказали Вы?

Александр Дугин: Да.

Der Spiegel: Психически больные?

Александр Дугин: Те, кто нападает на Путина, нападают на большинство. Это психически ненормально, отклонение от нормы. Нужно ли терпеть отклонения от нормы? Нужно. Нужно ли делать отклонения нормой? Нет. Поэтому люди, которые не поддерживают Путина, психически ненормальные. Но психически больные имеют право на исцеление, на поддержку.

Der Spiegel: Как вы себе представляете Евразию, которую вы пропагандируете как противоположный конструкт по отношению к западной демократии?

Александр Дугин: Евразия носит глобальный характер, это синоним многополярности. У меня есть сторонники даже в Бразилии или в Китае – везде, где есть противники однополярного американского доминирования. В этом смысле эти люди являются евразийцами. В более узкой трактовке Евразия – это Россия и ее партнеры – Турция, Иран, Китай, Индия, постсоветское пространство, в которое входит и Монголия. И часть Восточной Европы – Болгария или Сербия. Как именно будет проходить евразийская интеграция, нужно посмотреть.

Der Spiegel: Отношение Европы к Америке осложнилось, и взаимоотношения с Россией тоже непонятны. Вы говорите о борьбе атлантической и континентальной Европы. Вы много ездите по Европе. Кто ваши собеседники?

Александр Дугин: Европейский народ. Элиты не отражают мнения большинства. Европейский истеблишмент меня не понимает, не хочет понять Россию. Я нахожу отклик среди простых людей.

Der Spiegel: А с вашими коллегами-философами?

Александр Дугин: Там то же самое. Бернар-Анри Леви критикует мою книгу «Четвертая политическая теория», но, вероятно, он ее не читал. Любой европейский философ, который относится к истеблишменту, является частью системы. С этой частью элиты мне не о чем разговаривать. И разговор с Юргеном Хабермасом ни к чему не приведет. Но это лишь немногие. Я разговариваю с водителями такси, баварскими крестьянами, румынскими студентами, французскими горничными.

Der Spiegel: Вы же не едете в Германию, чтобы поговорить с каким-то водителем такси?

Александр Дугин: Я разговариваю и с философами старой школы, на которых охотятся носители новой толерантности, с такими, как профессор Фридрих Вильгельм фон Херманн, ученик Хейдеггера. Из-за него я поехал во Фрайбург, его отстранили от занятий представители каких-то гендерных структур.

Der Spiegel: Он ушел на пенсию.

Александр Дугин: Я ищу людей, которые представляют реальную Европу. Я ищу Европу. Я ищу следы и у диссидентов – левых или правых. Я даже нахожу в России больше следов Европы, чем в самой Европе. У нас немецкие романтики Шеллинг или Гегель, Хайдеггер или Шмитт превозносятся, а не презираются.

Der Spiegel: Историк Андрей Зубов говорит, что идея самостоятельной русской или евразийской цивилизации ошибочна. Это не что иное, как искусственная изоляция России от остального мира и результат культурного примитивизма, потому что мы много десятилетий назад уничтожали наш ведущий европейский слой. У нас больше ничего не осталось от тех граждан мира, которыми были наши предки 100 или 200 лет назад. Зубов тоже «психически болен»?

Александр Дугин: Его позиция неверна, но он вправе ее излагать. Евразийцы уничтожили европейский слой? И среди предков либералов были коммунистические комиссары, которые убивали во имя универсального развития человечества. Зубова уволили из МГИМО, потому что он сравнил присоединение Крыма Путиным с гитлеровской аннексией Австрии. Но ему было разрешено вернуться. Меня сейчас уволили из МГУ из-за моего требования ввести войска в Новороссию.

Der Spiegel: Вы имеете в виду восток Украины.

Александр Дугин: Мне вернуться нельзя. Они сместили патриота (меня) и либерала. Но только либералу было разрешено вернуться. Интересно.

Der Spiegel: Достоевский, анти-западник, долгое время жил в Германии. В этом нет противоречия?

Александр Дугин: Никакого. Чем дольше русский человек живет за границей, тем более русским он становится. Поэтому я так хорошо понимаю живущих в Германии русских. Я могу понять европейскую культуру, я перевожу европейскую поэзию, я сейчас как раз издаю том Хайдеггера. Я люблю Европу, поэтому нынешняя Европа вызывает у меня такой ужас. Я вижу, как она умирает. Это не так, как в России. У нас на каждый вызов есть другой ответ. У вас пропадает многообразие. Но европейцы не только теряют Европу, они хотят, чтобы русские оставили Россию. Ищите свою Европу или потеряйте ее совсем – это ваше дело. Но оставьте нас в покое.

Der Spiegel: Александр Гельевич, спасибо.

Беседовал Кристиан Нееф

Источники: Sezession im Netz, 23.07.2014; Der Spiegel, 14.07.2014; Перевод: ИноСМИ.ru, 16.07.2014

Скачать текст в формате PDF:

Скачать PDF!


9 июля 2014

Рихард Херцингер

Украина, агрессия Путина и сомнения Европы в ее собственных ценностях

С подписанием ассоциации с ЕС новая Украина заявила о своей приверженности европейским ценностям свободы – однако, в самой Европе все сильнее становятся те силы, которые как раз и отворачиваются от таких ценностей. Европейские ультраправые и ультралевые объединяются в призрачный симбиоз с агрессором Путиным. Они усердно глотают и распространяют его пропагандистскую ложь, согласно которой за украинским демократическим движением стоят якобы «фашисты» и антисемиты – тогда как на самом деле управляемые и снабжаемые Москвой пророссийские сепаратистские банды, которые терроризируют Восточную Украину, находятся под руководством ультраправых этнических националистов и «национал-большевиков», к идеологии Великой России которых принадлежит, само собой разумеется, и опирающийся на теории заговора антисемитизм. Демократы Европы еще не поняли, что настоящей целью Путина является не подчинение Украины, а разрушение ЕС и трансатлантического союза – чтобы надолго изгнать Америку с континента.

Читайте ниже мое подробное эссе об этом, которое было опубликовано в июльском/августовском номере за 2014 год журнала «Международная политика».

25 мая этого года прошли не одни европейские выборы, а в какой-то мере даже двое. В то время как граждане Европейского союза избирали состав Европейского Парламента, украинцы голосовали за своего нового президента и вместе с тем за будущее направление развития их страны. Результаты этих выборов не оставляли сомнений в том, что по воле украинского общества это будущее должно быть европейским – в духе признания ценностей демократии, принципов правового государства и плюрализма. Конкретно это значит: Украина хочет как можно скорее в ЕС, организационные рамки которого гарантируют действенность этих ценностей и принципов.

Все же, это эмфатическая проевропейская ориентация странным образом контрастирует с нынешним плохим состоянием европейского объединительного проекта, как его отразили европейские выборы. Если в Украине более 61 % населения, имеющего право голоса, устремились к избирательным урнам, хотя вооруженные банды пророссийских сепаратистов саботировали выборы в нескольких частях страны, участие в выборах в большой части западноевропейских демократических стран было слабым.


Украинцы на выборах почти не дали ультранационалистам голосов

Если теперь решимость использовать после падения клептократического режима Виктора Януковича шанс на реализацию действительно демократических отношений под общей крышей свободной Европы мобилизовала демократическую энергию украинских избирателей, то европейские выборы электризовали по существу только приверженцев тех сил, которые хотят видеть в ЕС дьявольскую тиранию и использовать свое вхождение в Европейский Парламент, чтобы разрушить его учреждения.

Больше того: доносительская пропаганда Москвы, согласно которой демократическое движение на Майдане, а также вышедшее из него временное правительство в Киеве находится под преобладающим влиянием «фашистов», была явно опровергнута украинскими избирателями как ложь. Кандидатов от ультрареакционных националистических партий «Свобода» и «Правый сектор», набравших соответственно 1,16 и 0,7 % голосов, избиратели отправили в политическое небытие. Какой контраст с ростом право-популистских и ультраправых группировок в ряде стран ЕС! Как раз подозреваемые в фашистских происках украинцы показали этим устоявшейся западной демократии, как нужно сдерживать крайние политические силы.

Но тайну этого успеха легко можно понять: Где демократические права и свободы еще понимаются как клятва, там экстремистские силы не имеют шансов – даже если на Украине остается острой опасность, что махинации олигархов или выходящий из-под контроля военный сценарий снова разрушат демократические надежды. Где, напротив, привычка и досада позволили разрушить осознание этих ценностей, там открыт путь тем, кто эти ценности презирает.


Правые крайние Европы борются на стороне Путина

К сожалению, распространенное клеветнической машиной Путина и ее политическими резонаторами в Западной Европе продолжительное внушение, будто выбор новой Украины в пользу демократии и европейских ценностей – это якобы только фасад, с помощью которого ввели в заблуждение легковерных демократических романтиков на Западе, в то время как за этим на самом деле стоят правые экстремисты, был также подхвачен и распространен некоторыми западными средствами массовой информации. Но истинные инкубаторы для усиления правого радикализма и неонационализма находятся, как теперь выяснилось, вовсе не в борющейся за свою свободу Украине, которая пока может только мечтать о том, чтобы принимать участие в выборах в Европарламент. Источники этой опасности для дальнейшего существования, основывающегося на универсальной ценности свободы европейского порядка, находятся скорее внутри самого ЕС. И с формированием оси национально-популистских и правых националистических сил в Европе с автократией Владимира Путина эта опасность приобрела новое качество.

Пока Путин использовал борьбу против предполагаемых «фашистов» как предлог для скрытого российского вторжения на Украину и аннексии Крыма, Москва одновременно укрепляла союз с крайними правыми в Европе, прежде всего с французским Национальным фронтом. От австрийской АПС до открыто неонацистских группировок, таких как венгерский «Йоббик», греческая «Золотая заря» и немецкая НДП, крайне правые партии континента достаточно сплоченно встали на сторону Путина.

При этом речь идет о гораздо большем, чем только тактическом союзе с целью ослабления ЕС, на которое в настоящее время все больше рассчитывает российская геополитика. Скорее это кооперирование националистических правых с путинизмом вытекает из их общего стремления противопоставить авторитарную, основывающуюся на прославлении этнически определенной нации контрмодель программе, базирующейся на принципах прав человека, а наднациональному мировому порядку – реабилитацию определяемой только национальными интересами геостратегической политики с позиции силы. В этом смысле ведущие представители Национального фронта (НФ) называют Россию «надеждой для мира против нового тоталитаризма» – под которым они, заметьте, подразумевают вовсе не унифицированную систему Путина, а «глобалистический», плюралистический западный либерализм, с предположительно вызванным им упадком ценностей.

Не в последнюю очередь из-за его похода против «международного гомосексуального лобби» руководительница НФ Марин Ле Пен хвалит Путина как «патриота», с которым вместе якобы нужно спасать «христианскую цивилизацию». Для этого она стремится к панъевропейскому союзу с Россией, которую она рассматривает в качестве козыря в борьбе против ненавистных США, которые ультраправые считают высшим проявлением мультиэтнического смешения и гнездом «некультурной» аморальности.

Разделить Европу с США и вытеснить Америку с континента, чтобы после этого контролировать европейский запад, такова всегда была одна из центральных стратегических целей Советского Союза. С помощью своих завоевывающих популярность националистических и антиамериканских союзников в сердце Европы Путин может теперь при данных тенденциях действительно надеяться достичь этой цели. Так как активные защитники трансатлантического союза все больше отступают по мере того, как сами США отходят от своей роли центрального гаранта определенного западными ценностями международного государственного порядка.

В Европе исчезло понимание того, в каком масштабе континент обязан своим благосостоянием и своей демократической стабильностью атлантическому союзу под руководством США. Кроме того, в результате диссонансов, вроде аферы с подслушиванием АНБ, ослабевает способность отличать свободную демократию, в которой порой есть угроза того, что действия секретных служб выйдут из-под контроля, от авторитарных систем, как у Путина, в которых секретные службы стоят у власти и господствуют с помощью репрессивного произвола.

Сужение рассмотрения европейского объединительного проекта до экономических и административных вопросов породило в Европе тип политика-технократа, который едва ли может охватить и высказать исторические и этические измерения европейской идеи свободы, не говоря уже о том, чтобы воодушевлять ими население. Этот застрявший в бюрократической рутине ультрапрагматизм больше не считается с появлением фундаментального политического противодействия, которое могло бы уничтожить это ставшее якобы безальтернативным плюралистическое, открытое общество.


Видение «решающего боя» между евразийцами и атлантистами

Любовная связь Москвы с наследниками европейского фашизма и радикального национализма основывается, напротив, на крепком идеологическом фундаменте, который за много лет укрепился в обмене между право-интеллектуальными кругами в Западной Европе и России, и который теперь все больше и больше представляется основой внешней политики Кремля. При этом ключевая роль принадлежит русскому политологу, публицисту и политику Александру Дугину. Если его разработанные после крушения Советского Союза агрессивно антизападные, великорусские националистические теории сначала интересовали только сектантские и эзотерические маргинальные группы, то за последние годы он поднялся до уровня, вероятно, самого влиятельного интеллектуала России, оказывающего воздействие вплоть до наивысших правительственных кругов. Правда, сомнительно, что к нему на самом деле непосредственно прислушивается хозяин в Кремле. Но в речах и заявлениях Путина действительно в последнее время все чаще можно найти формулировки и выражения, которые чуть ли не дословно совпадают со словами Дугина. Не в последнюю очередь путинский проект «Евразийского союза» вдохновлен идеологией «неоевразийства» Дугина.

Его спекулятивное культурно-философское ядро – это представление о фундаментальном соперничестве между людьми суши, «евразийцами», и людьми моря, лишенными корней «атлантистами», под которыми по существу понимаются англосаксонский мир и в особенности США как плод «космополитической и антинациональной цивилизации». По мнению Дугина, это якобы длившееся на протяжении тысячелетий и определяющее ход мировой истории противоречие сейчас переходит в стадию «решающего боя», причем Россия станет чем-то вроде державы-спасителя, миссия которой – освободить мир от якобы вредного для истинных ценностей переформирования «американизмом».

В своем видеопослании, опубликованном в апреле, Дугин хвалится тем, что Россия должна «захватить Европу» и сделать ее своим «протекторатом» – во благо самих европейцев, которые в условиях российского доминирования смогли бы снова излечиться от декаданса и от нигилистских проявлений вроде «дегенерированной» иммиграции и вредного феминизма типа панк-группы «Pussy Riot». Дугин при этом не допускает сомнений, что такое «выздоровление» включает в себя и «дать в морду» и «выбросить на свалку» эти мешающие элементы.


Идеологическое месиво Дугина – это в значительной степени импорт с запада

Такие идеи звучат достаточно мистически и бредово, чтобы на западе, где все еще распространена стереотипная картина «русской культуры» как жутко отличающейся от рационалистической западной цивилизации, это все восприняли как подлинное проявление чужого нам русского духа. Но все дело в том, что идеологическое месиво Дугина в большинстве своем является как раз импортом с запада. С конца шестидесятых годов возникшая во Франции группа под названием «Новые правые» работает над тем, чтобы сделать правый радикализм интеллектуально привлекательнее для общественных элит.

Так «Новые правые» распрощались с биологическим расизмом и заменили его программой «этноплюрализма» – что означает, что народы были бы счастливее, если бы они оставались в своей соответствующей твердо-связанной, укорененной «культуре» и в своей среде, вместо того, чтобы смешиваться – как в мультиэтнических США.

По существу «Новые правые» реактивировали традицию Консервативной революции в Германии двадцатых и тридцатых годов. Совсем в духе таких гуру этого течения как Артур Мёллер ван ден Брук и Эрнст Никиш, Ален де Бенуа заклеймил «буржуазный либерализм и атлантическо-американский Запад» как «главного врага» европейской идентичности и адаптировал «национально-большевистскую» идею, согласно которой националистические правые должны объединиться с коммунистами, принимающими идеи «фёлькише», чтобы вместе бороться против Запада.

Дугин оказался понятливым учеником «Новых правых» и заимствовал их теоретические иконы, такие как итальянский фашистский культурный философ Юлиус Эвола, а также специалист по государственному праву нацистских времен Карл Шмитт, идеи которого о противостоянии «суши и моря», а также о «системе больших пространств с запретом интервенции для чуждых этому пространству держав», он скомбинировал с более старыми великорусскими концепциями возглавляемого Россией евразийского большого пространства. Дугин был соучредителем «Национал-большевистской партии», прежде чем создал свое собственное «Евразийское движение». Некоторое время он также был консультантом Геннадия Зюганова, вождя крепко повернувшихся к национализму российских коммунистов.

Эта «национально-большевистская» программа широкого фронта оказывается полезной также в актуальной ситуации. Ведь антизападное наступление Путина дает мировоззренческий ориентир не только европейским ультраправым, но и ультралевым, которые после долгого странствия по идеологической пустыне, образовавшейся вследствие коллапса коммунистического лагеря, наконец-то, как они думают, снова видят на горизонте силу, которая могла бы остановить беспрерывную «неолиберальную» глобализацию.

Ностальгирующие по Советам левые и ненавидящие Америку «антиимпериалисты», похоже, не видят при этом проблем в том, что они оказываются в одной лодке со своими предполагаемыми заклятыми врагами «справа» – как и те со своей стороны внезапно уже больше не мешают своим левым соседям по койке. Идеология из реторты Путина делает это возможным, все же, она, по-видимому, без труда комбинирует национализм в духе «фёлькише» с озарением советского прошлого.


Лживый «антифашизм» Левой партии

Так, Левая партия – наследница СЕПГ неутомимо играет роль апологета российской агрессивной политики. При этом ключевые представители этой партии не стыдятся упрекать федеральное правительство, также как «Зеленых», в том, что их поддержка украинского правительства подразумевает якобы соучастие с «фашистскими» и «антисемитскими» происками. Цинизм, который кроется в таких высказываниях со стороны группы, в которой кишит одержимыми «антисионистскими» агитаторами, едва ли можно превзойти. Ведь те же самые люди не упускают ни одного случая пригвоздить Израиль к позорному столпу как «оккупанта» из-за его «политики оккупации» по отношению к палестинцам.

При этом они также не боятся того, чтобы солидаризироваться с террористическими антисемитскими организациями «Хамас» и «Хизболла». Теперь, однако, они внезапно притворяются истинными борцами против антисемитизма, чтобы прикрыть этой «антифашистской» маскировкой свои выступления за воинственную российскую политику агрессии и аннексии.

В действительности, именно Левая партия, которая в своей верности Москве – которая удивительно легко пережила падение коммунизма – оказывается заодно с правыми экстремистами и неонацистами. Причем ей должно было бы быть ясно, все же, что, само собой разумеется, антисемитизм является составной частью идеологического коктейля великорусского национализма, из-за чего предводители восстания на Майдане пропутинской пропагандой регулярно представляются не только как «фашисты», но и как «евреи».

Так Александр Дугин говорил об украинском президенте Петре Порошенко, что он на самом деле якобы еврей по фамилии Вальцман. Он – «еврейский олигарх, который не представляет ни Западную Украину, ни Восток и ни юг, ни один регион» – и, следовательно, как, пожалуй, нужно понимать это, не может претендовать на какое-то место в национальной общности.


В Европе формируются новые идеологические конгломераты

Возрастающая невозможность отличить «правых» от «левых» имеет все же структурные причины. Стимул для «популистских» движений в Европе не ограничивается теми силами, которые обычно обозначают как правые. В Греции, например, на выборах в Европарламент самой влиятельной силой оказалась партия, аналогичная немецким Левым, которая считается решительно левой, но фактически, выступает едва ли менее националистически, чем ее национально-популистские панданы.

Что такое «правые» и что такое «левые», эти понятия и без того часто изменялись в течение истории, если даже не менялись местами. Так в восемнадцатом веке великие просветители – если хотите, «левые» – были решительными сторонниками свободной мировой торговли. Напротив, «правые» защитники феодального сословного порядка были защитниками протекционизма и контролируемой экономики. В девятнадцатом и двадцатом веке это отношение в значительной степени перевернулось.

Хотя Карл Маркс радовался победе капиталистического мирового рынка, потому что тот готовил почву для не знающего государственных границ международного пролетариата, но его коммунистические эпигоны создали империю, которой, в конечном счете, пришлось погибнуть в своей параноидной изоляции и своей иллюзии государственно-экономического планирования. Их вожди называли себя «интернационалистами», но их изолированные от внешнего мира народы оставались в значительной степени «этнически чистыми», в то время как общества Запада превращались в мультиэтническую смесь.

Теперь страх перед последствиями глобализации и перед формированием все больших наднациональных структур сводит вместе «левые» и «правые» стремления к изоляции, и формирует в Европе новые идеологические конгломераты, которые больше нельзя так просто понять с помощью старой схемы «левые – правые». Основное противостояние в дискуссии по поводу будущего Европы происходит скорее между теми, которые придерживаются универсального, этнически гетерогенного и наднационального понимания общества, и ожесточенным встречным движением, которое видит в этом «либеральном» образце смертельную угрозу для национальных и социальных идентичностей.

Вместе с идеологией Путина новый национализм в Европе получает поддержку великой державы, которая наглядно показала на Украине, как с помощью самой обычной грубой силы можно не считаться с «предписанными» Западом международными правилами, да еще и сделать это так, что сам Запад окажется не способным на решительную ответную реакцию. Но этнический национализм не нужно специально импортировать обратно из Москвы, ибо внутри самого ЕС симптомы его нового роста уже давно видны.

Так в Венгрии при правительстве Орбана с давних пор формируются не только контуры «направленной демократии», которые напоминают о принципах правления Путина. Также та стремительность, с которой правительство в Будапеште берет на себя роль высшего представительства венгерских меньшинств в различных соседних странах и усиленно оказывает давление на эти страны, чтобы дать этим меньшинствам «зарубежных венгров» автономные права, подобна схеме, по которой Россия объявляется высшим покровителем всех живущих вне ее границ предполагаемых «этнических русских».

Оказывается, что старые этнические конфликты в Европе отнюдь не преодолены навсегда. Новый венгерский национализм скорее целенаправленно реактивирует чувство обиды за то, что Венгрия потеряла почти две трети своей территории после Первой мировой войны.

Того, что венгерское правительство могло бы осуществить свои претензии военной силой, конечно, еще долго не следует опасаться. Именно система ЕС заботится о том, что это кажется невообразимым. Еще совсем недавно критики ЕС и евроскептики любили насмехаться над тем аргументом, что, мол, право на существование ЕС исходит уже из того, что благодаря ему война стала табу как средство для разрешения внутриевропейских споров.

Однако ввиду российской агрессии против Украины стало драматично отчетливым, насколько на самом деле жизненно важна институционализация этого табу для вопроса войны или мира. Если бы европейский процесс объединения не мог бы похвастаться никакими другими успехами, одно это различие уже значило бы всё.


Опасности извне: Бастионы исламистского террора придвигаются

Именно в исторический момент растущей внешней угрозы объединенная Европа, тем не менее, путается относительно главного ее достижения. В этом виновны не только драматические социальные и финансово-политические отклонения в нескольких государствах-участниках ЕС, а также политические ненормальные процессы в европейском процессе интеграции. Хотя эти проблемы слишком серьезны, конечно, чтобы их можно было легко устранить, например, новой мобилизацией евро-идеализма.

Потому не было бы ничего более ошибочного, чем заклеймить всю растущую критику ЕС целиком как выражение регрессивного образа мыслей. Страх оказаться демократическим путем, задавленным могущественным бюрократическим аппаратом в Брюсселе, столь же мало необоснован, как тревога по поводу того, что основы многовековой западной конституции могли бы быть отменены задрапированным под мультикультурную толерантность, разрушительным культурным релятивизмом. В особенности действующий под прикрытием свободы вероисповедания, но несовместимый со светскими принципами открытого общества политический ислам, а также распространение агрессивного исламизма среди мусульманской молодежи, и насильственные происки криминальных иммигрантских клановых структур станут угрозой для демократии.

Антисемитские убийства в Еврейском музее в Брюсселе продемонстрировали, в конце концов, таким ужасным способом, насколько велика уже стала эта опасность, и как слабы механизмы защиты европейских обществ для борьбы с нею. Напротив, соответствующие рефлексы вытеснения по-прежнему функционируют.

Вызывает тревогу то, что правомерные страхи перед эрозией западных цивилизаторских достижений выражаются во все более сильной тенденции к отходу в предполагаемое национальное или культурное «собственное» и в иллюзии, что с помощью изоляции можно будет справиться с этими угрозами глобальных влияний. То, что на самом деле происходит в точности наоборот, показывает пример борьбы против исламизма: Чем дальше Запад отступает из всемирной, и это значит в первую очередь как раз также из военной конфронтации с высвобожденной исламизмом силой разрушения, тем более угрожающе эта сила придвигается к нам.

Преждевременный уход США из Ирака, а также НАТО из Афганистана, умеренность Запада по отношению к террористическому режиму Асада в Сирии из-за опасений, что вмешательство могло бы сыграть на руку религиозным экстремистам, вовсе не смягчили или ограничили исламистскую ярость, а только разожгли ее еще больше. Теперь есть угроза того, что не только снова Афганистан, но также части Сирии и Ирака попадут под ее власть – и вместе с тем придвинут бастионы исламистского террора ближе к границам Европы.

Между этими процессами и внутренним кризисом Европы существует прямая связь. Чем меньше Европа оказывается способной показать свою силу в мире, тем больше она будет ослабевать внутри себя.

---

Редакция (Die Welt):

Двойная мораль

Минимум около 50 миллионов беженцев! – Наши «ценности»?

Во времена «Холодной войны» (и Второй мировой войны) не было так много бед на свете, как теперь, во имя «свободы» и «просвещения» других государств!

Просветители

Агрессия происходит с обеих сторон, и закон нарушен обеими сторонами, но автор этой катастрофы – это Запад с его соглашением об ассоциации, которое заставляло восточных украинцев стать врагами их друзей (но ведь каждый должен иметь свободный выбор выбирать себе друзей). Теперь прикидываются благотворителем и жертвой. Господин Херцингер, кажется, не хочет видеть вполне очевидные вещи.

Что касается ЕС: Видимые нынче в Европе ценности – это возрастающее подавление свободы слова, подрыв демократии и устранение или лишение воздействия прямой демократии (самый новый удар в вопросах двусторонних соглашений со Швейцарией). Западные «ценности» отнюдь еще не ценности, если они западные. Ценности не зависят от географического положения. Ценности, которые были у Запада, давно преданы и скоро совсем исчезнут в этом ЕС. Одна из этих исчезнувших ценностей состоит в том, что нужно уважать друг друга, нельзя вмешиваться в чужие дела, а мыть пол нужно в первую очередь перед своей собственной дверью, а не перед дверью других людей. Когда все будут обращать на это внимание, то не будет войн, и ЕС для этого совсем не нужен, первым делом потому, что он делает полную противоположность и поэтому является ничем иным, как бомбой замедленного действия.

Источник: http://freie.welt.de/2014/07/09/die-ukraine-russlands-aggression-und/

Скачать текст в формате PDF:

Скачать PDF!


12 мая 2014

Мартин Лихтмесц

Метаполитическое значение Кончиты Вурст

Кончита Вурст

Политика это шоу-бизнес, а шоу-бизнес это политика. Это справедливо также для такого поднадоевшего номера как песенный конкурс «Евровидения», который когда-то во времена седой старины пропагандировал что-то вроде панъевропейской идеи, аналогично тому, что пропагандировал ЕЭС в экономической области. Если хотите, то песенный конкурс, каким бы тривиальным и поверхностным он ни был, на метаполитическом уровне всегда также был праздником разнообразия и единства народов Европы.

Люди получали удовольствие от представления странами самих себя и болели как на футбольном матче. Но, как и футбол с его сменяющимися легионерами, так и песенный конкурс за прошедшее время в значительной степени был денационализирован и гомогенизирован. Если вплоть до восьмидесятых годов было еще принято петь на языке своей страны, то сегодня почти все песни исполняют по-английски, на lingua franca Американской империи. Участники конкурса характеризуются произвольностью и взаимозаменяемостью, а спроектированные часто как бы на чертежной доске «звезды» и чисто в коммерческих целях написанные песенки, как правило, очень быстро забываются.

К этому добавляется, что искусство «шлягера», ухоженного сентиментально-слащавого кича, или как когда-то облагораживающе говорили: «шансона», уже давно находится в упадке, в лучшем случае это больше похоже на ностальгическую шутку. Если раньше песенный конкурс в его лучшие моменты был на высоком уровне (я думаю, например, об Удо Юргенсе, АББА, France Gall, Джонни Логане, Waterloo или восхитительной Николь, тогда в Золотые восьмидесятые, когда мир еще был в порядке, по меньшей мере, для меня), то сегодня он во всяком случае чистый «мусор», и как на таковом, предложенное на нем полное дерьмо (там уже и снова выкапываемый время от времени язык страны также ничем больше не помогает), пожалуй, так же и воспринимается большинством оставшихся зрителей, в полном соответствии с лозунгом «настолько плохо, что уже снова хорошо».

Мой последний песенный конкурс я смотрел в 1988, в возрасте 12 лет. Тогда австрийский поп-певец Вильфрид участвовал в гонке от Австрии с ужасным, «фанерным» номером под названием «Лиза, Мона Лиза». Я непременно хотел, чтобы моя страна выиграла, и даже умудрился обмануть сам себя, поверив, будто эта песня победила: по чисто патриотическим причинам, поставив, таким образом, политику выше эстетики и хорошего вкуса (будем надеяться, что сегодня этого больше со мной не произойдет). Выступление Вильфрида стало легендарным провалом, мое униженное отечество получило «ноль», и я плакал очень горькими слезами.

То разочарование было для меня настолько сильной травмой, что с тех пор я никогда больше не смотрел этот конкурс, даже если в следующем году гений по имени Томас Форстнер с композицией Дитера Болена поднялся до пятого места (только чтобы спустя два года снова оказаться последним). Потом в 1990 году появилась австрийская Пиаф по имени Симона с адекватным духу времени суперхитом «Никаких стен больше» (десятое место), и два последующих года два раза подряд наркоман-пролетарий по имени Тони Вегас (десятое и четырнадцатое места), который позже прославился тем, что крал сумочки (это не шутка) у пожилых дам. Все, что было позже, выпало из моей тривиальной памяти.

Во всяком случае, пожалуй, нет нормального человека старше 12 лет, который хоть как-то всерьез воспринимает этот песенный конкурс: всё это, как говорится, старомодность, трэш, манерность, кич, бессмыслица, «культ», и в этом отношении было логично, что Австрия выпустила на манеж в 2003 году артиста кабаре с целенаправленно идиотским именем Scheissdrauf. Данный Альф Пойер был также одним из немногих, кто решился злословить о кандидате этого года, живом существе, которое зовут «Кончита Вурст».

«Если кто-то сам не знает, мужчина ли он или женщина, тогда ему скорее нужно идти к психотерапевту, а не на песенный конкурс», говорил Пойер в интервью «Die ganze Woche».

«Я ничего не могу понять с этой поголубевшей романтикой вокруг пениса. Как именно кто-то представляет свою сексуальность, это его личное дело. Но то, что постоянно с большим шумом пропагандируют: ‚Ну, мы такие ущемленные … и мы – меньшинство‘, вот эта бессмысленная болтовня уже начинает бесить меня», возмущался 47-летний певец в беседе с еженедельником.

Я не имею никакого понятия, нуждается ли и насколько Том Нойвирт, он же Кончита Вурст, родившийся в год эпохального поражения Вильфрида, в терапии; по слухам он сам воспринимает себя как «пародиста», изображающего трансвестита, и Вурст как «художественный образ», и в шоу-бизнесе это теперь действительно отнюдь не что-то безумно новое. Как раз принимая это во внимание также уже «aa scho wuascht» [Прим. ред. ВС: Игра слов. «Вурст» по-немецки сосиска. Здесь выражение на южно-нем. диалекте можно перевести как «все равно» или «без разницы».], так как песенный конкурс «Евровидения» теперь и без того самое гомосексуальное после Дня Кристофер-стрит (гей-парада) мероприятие мира. То, что манерность и трэш крайне популярны как раз среди гомосексуалистов, общеизвестно. В этом отношении «Кончита» наилучшим образом вписалась в спектакль «Евровидения».

Здесь можно было бы и остановиться, если бы номер с Вурст с самого начала не был инсценирован как маневр культурной борьбы, и победу Нойвирта в Копенгагене не праздновали бы так, как будто произошла высадка на Марс или скачок в эволюции человечества. В течение последних недель едва ли можно было спрятаться от тщательно стилизованного, бородатого гендерно-искаженного лица с длинными ресницами. Ответственные лица на Австрийском радио выбрали Вурст без обычного предварительного решения слушателей, что указывает на осознанно затеянное дело.

То, что не случайно бросается в глаза во внешнем виде образа Вурст, так это целенаправленно дисгармоничная комбинация прямо противоположных половых признаков: почти уже одержимая худобой стройная фигура, красиво высушенные феном, шелковистые блестящие волосы, большие, сильно накрашенные и широко раскрытые глаза сочетаются с темной, гипермужской бородой. Пикантно! Это необычно также по сравнению со стандартами королевы трансвеститов, и оптически это довольно резкий ход.

Он производит противоречивое обаяние, которое выглядит, пожалуй, скорее неэстетично и отталкивающе для большинства людей. В совсем простом, почти химическом смысле: половое обаяние функционирует через полярность, полярность – это условие полового притяжения; я не могу выбирать себе, кого я нахожу эротично отталкивающим или привлекательным или нет. Это простой факт, повседневный опыт, который каждый человек может наблюдать на себе (я, со своей стороны, не могу и две секунды смотреть на физиономию Вурст, чтобы мне при этом не стало просто физически плохо), и который, как ни странно, полностью игнорируется болтовней о фантоме «гомофобии».

Превосходная, калькулируемая чудовищность образа «Кончиты Вурст» выходит за рамки игры с андрогинностью, о которой мы знаем на примере сексуально раздвоенных поп-звезд как Дэвид Боуи, Бой Джордж или Анни Леннокс, которую можно посчитать чрезвычайно красивой и соблазнительной. Вкус к яркому, декадентскому и чему-то в стиле райской птицы, конечно, является предпосылкой для этого, и он есть не у каждого человека. Но также и в этой части Вурст – это скорее второразрядная или даже третьеразрядная фигура. «Гламур» остается утверждением, вымученным клише, как и напоминающий о фильме о Джеймсе Бонде заголовок песни победителя является цитатой из цитаты, копией с копии.

Песенка может быть и лучше, чем средний мусор, который представляли нам на песенных конкурсах, но, в принципе, не существенно лучше (или более гомосексуально), чем, скажем, также шедевр Томаса Форстнера в 1989 году. Здесь, во всяком случае, я не могу заметить первостепенного таланта; голос почти так же ужасен, как и все остальное творчество данного стиля вместе взятое. Даже намекающий на порнографическую шутку псевдоним «Кончита Вурст» безобразен, в нем экзотическое смешано с банальным, а также, пожалуй, и с расчетом. Grind-o-rama de luxe!

Зато у «Кончиты Вурст» буквально на лице написана воля к провокации, конфронтации и поляризации. Так те, кто следил за навязчивой рекламой последних недель, пожалуй, вовремя заподозрят, что здесь заранее было запущено что-то вроде приманки, чтобы проверить, нельзя ли спровоцировать еще несколько поддающихся использованию «гомофобских» рефлексов. Явно хотели проверить потенциал «толерантности» публики. И для этого потребовалось нечто более сильное, чем обычно, так как гомосексуалисты и трансвеститы сами по себе – это давно уже не редкость на телевидении.

Это должно было стать также чем-то вроде теста, насколько уже безобразной может быть жаба, которую можно подать публике на стол, чтобы она и ее проглотила. Что также произошло относительно беспрекословно, так как к кампании вроде этой принадлежит и постоянная угроза оказаться в роли нетолерантного «гомофобского» засранца, стоит лишь каким-либо способом дать заметить возможную тошноту. Также в Австрии еще помнят, сколько дерьма вылили, например, на Ники Лауду, заставив его стать на колени за то, что он признал, что считает «танцы гомиков» на общественно-правовом телевидении безвкусными.

Все, действительно все средства массовой информации, от газеты Kronen-Zeitung, с ее ярлыком «популистской» и «реакционной» и выше, участвовали в этой игре, делая вид, будто видят перед собой что-то самое нормальное или, по крайней мере, самое классное на свете. Те, кто с нетерпением ожидали «гомофобских» звуков, ждали напрасно. За этим нужно было идти уже на страницы Facebook или в колонки комментариев или, как по мне, прочитать несколько читательских писем в Kronen-Zeitung. Голос Пойера был одинокой провокацией в этой атмосфере.

Тот, кто смог почувствовать метаполитическое содержание кампании вокруг Вурст, едва ли мог не заметить ее подтекст. Вернер Райхель хорошо описал это в блоге eigentümlich frei:

Вурст – это общественно-правовое средство рекламы для идеологии гендерного мейнстрима. В полном смысле этого слова государственный деятель искусства. Яркая искусственная фигура должна представить доказательство, что можно принимать и менять половые роли и половые идентичности, как это будет угодно. Эффект внимания, который производит бородатый трансвестит, используется для того, чтобы сообщить возможно более широкой публике, что именно это и соответствует новой общественной норме. Вурст как маяк и прототип нового человека, о котором мечтают неосоциалистические общественные инженеры.

Поэтому выступление Кончиты Вурст на песенном конкурсе инсценируется как мужественная борьба за большую толерантность и открытость. И это функционирует очень хорошо. В Копенгагене он/она вызывает сенсацию, как не устает сообщать Австрийское радио. Только не все идет так, как хотелось. Кто «борется», тому обязательно нужен также противник, враг. Но вот противника-то и не хватает Вурст и Австрийскому радио. Наконец, они ломятся и в без того уже открытые двери. Принадлежность к гомосексуализму в политкорректной Европе и без того продается неосоциалистическими лидерами общественного мнения как классный, разнообразный и желанный стиль жизни, в полной противоположности удушающей разнополой семье, инкубатору (домашнего) насилия, правых идей и других ужасных вещей.

Все содержание повестки дня Вурст стало открытым после победы ее шлягера в Копенгагене. Сам Федеральный президент Фишер, похожий на Гаука гибкий солдат партии и оппортунист, сказал:

Я поздравляю Кончиту Вурст с ее победой на песенном конкурсе «Евровидения»! Это победа не только Австрии, а, прежде всего, разнообразия и толерантности в Европе. То, что она посвятила свою победу всем тем, кто верит в будущее в мире и свободе, делает ее вдвое более ценной. Прекрасный день для Австрии! Сердечные поздравления!

Вот видите! Речь шла о «мире и свободе» и «разнообразие и толерантности в Европе», а не о премировании посредственного сентиментально-слащавого кича в соревновании халтуры («Schas», как сказал комментатор Австрийского радио Анди Кноль). Сама «Кончита» оценивает «ее» взнос в прогресс человечества не менее скромно. «Ее» (несколько таинственный) комментарий:

Эту ночь я посвятила всем тем, кто верит в будущее время мира и свободы. Вы знаете, кто вы – мы едины, и нас не остановить.

Аллилуйя!! Мир и свобода! Ну, вот здорово! Кто же может быть против этого, кроме разве что нескольких реакционеров, косных, человеконенавистнических мерзавцев??? Мы идем навстречу великолепным временам! В этом уверена пресса во всей Европе:

Кто может сопротивляться слезам, одежде дивы и бороде – и посланию Вурст, что ее победа принадлежит всем, кто желает «мира и свободы»? (Berlingskie Tidende, Копенгаген)

Пощечина для гомофобов в Европе. (Aftenposten, Осло)

Я очень рада, что мои дети живут в то время, когда Кончита, а не Гитлер представляет Австрию. (The Independent, Лондон)

Песня не была плоха, и я рад, что она показала палец Путину и ему подобным. (The Guardian, Лондон)

За этой бородой кроется послание толерантности. (АВС, Мадрид)

Но для меня лакомство дня – это рапсодии Карла Флюха в сегодняшнем номере газеты Standard. Он уже объяснял в воскресном приложении этого флагмана левого либерализма, что песенный конкурс был «проверкой толерантности», и наслаждался видениями освобожденного мира:

Томас Нойвирт как Кончита Вурст способствует разнообразию, которое для очень многих (подумайте только! – М.Л.) является нормальным состоянием. И если это когда-нибудь станет для всех нормальным состоянием, то Евровидение стало реальностью, по меньшей мере.

Каждый здесь должен смочь указать, какой он прогрессивный и ценный демократ, так как:

Как гомосексуальный мужчина с бородой и в женской одежде подвергает испытанию толерантность в восточноевропейских странах, это было важно для британских газет, таких как Гардиан, также Франкфуртер Альгемайне и Дер Шпигель сообщали об этом. При этом речь шла не столько о музыке, сколько о волнах негодования из не очень толерантных по своей тенденции стран. Канон: Чем более авторитарно управляют, тем больше негодующего отвержения. Кто бы мог подумать?

Тут неожиданно кот снова выпрыгнул из мешка: автор незаметно поступает так, как будто «толерантность» и признание чего-то «нормальным состоянием» это одно и то же. На самом деле, однако, дело обстоит противоположным образом. Кое-что, что рассматривается как «нормальное состояние», больше нельзя терпеть. У жрецов и комиссаров культа «толерантности» речь уже идет не о том, чтобы что-то просто терпели, нет, это «что-то» должно также полностью войти внутрь и ассимилироваться, сами чувства и восприятия должны сменить полярность. Но в случае отклоняющихся сексуальных форм из-за самого характера полярности сексуальности это никогда не сможет произойти полностью.

«Кончита Вурст» играет в этой культурно-политической повестке дня роль фрика для акклиматизации, который после первого шока должен приучить публику к еще более крайним формам инсценировки половой идентичности. Вопрос, который я здесь всегда задаю: Почему? Зачем? Что такие люди как Флюх ожидают для себя от исполнения такой утопии? Даже если это и сработает, то почему это должно быть хорошо? Я этого не понимаю.

К чему всеобщее превращение фриков в граждан, а граждан – в фриков? Потекут ли тогда молоко и мед, на небе воссияет радуга, станут ли люди тогда счастливее, и мир воцарится во всем мире? Можно ли это оправдать реалистически, общественно-политически, эстетически? Какой взрослый человек серьезно поверит в такие фантазии?

И еще один, вероятно, глупый вопрос: если бы все эти вещи были «нормальным состоянием», не пропало ли бы тогда также все удовольствие и нервная дрожь от отклонений и эксцентрики, которая явно окрыляет таких людей, как Том Нойвирт? Ведь он, очевидно, хочет быть не «нормальным», а звездой, райской птицей – и это было позволено ему. Если все границы падут, если все уже «нарушено», что останется тогда от эротики нарушения?

Я присоединюсь здесь к словам Джима Гоуда:

Я еще помню, когда общественное презрение было в основном нацелено на гомиков. В наше время гомики и их сестры по рыданию большей частью одним своим внешним видом рьяно демонстрируют презрение к обществу. Так или иначе, я пас…

Не то, чтобы любой спросил, но я предпочитал гомосексуальных мужчин, когда они были культурными аутсайдерами, которых, казалось, невозможно было обидеть. В наше время они кричат, чтобы их воспринимали как большинство, и они оскорблены во всем. Тише, тише, леди! Как аутсайдеры, они раньше ясно видели через идиотию моральной паники массовой культуры. Теперь, когда они добрались до того, что будут приняты как «нормальные», а не «отличающиеся», они изготовляют свою собственную не имеющую чувства юмора моральную панику.

Кончита Вурст с федеральным президентом Хайнцем Фишером (справа)

Я предпочитал гомосексуальных мужчин, когда они были культурными аутсайдерами, которых, казалось, невозможно было обидеть.


Назад к Вурст: После того, как «тест» теперь преодолен, никакие вопросы больше не остаются открытыми: «Толерантность как европейское видение» так звучит патетический заголовок статьи на странице 2 сегодняшнего номера Standard (тоже от мастера Флюха), который восторгается «бородатой дивой» как «окруженной восхищением символической фигурой», а ее триумфом как целенаправленным оскорблением восточноевропейских «авторитарных» государств-изгоев, таких как Россия и Белоруссия (впрочем, российских участников конкурса в Копенгагене освистали, в то время как украинскую представительницу встретили «сильными аплодисментами»).

В комментарии на странице 20 Флюх дает полную волю своему воображению и приводит сказку о спасении мира через общую гомосексуализацию в сконцентрированной форме. Это функционирует только с помощью различных картонных манекенов и чучел. При этом по обыкновению в «контексте ослепления» этого вида он ставит реальность тотчас же неоднократно с ног на голову. То есть, он должен инсценировать как акт сопротивления и разрушения то, за чем на самом деле стоят все важные медийные и политические силы:

Теперь также Вурст. Как будто бы Ö3 достаточно уже не было занято тем, что придумывало отговорки в снова разгоревшемся споре о более высокой доле отечественной поп-музыки в программе. Нет, теперь Австрия выигрывает также песенный конкурс. И, самым глупым образом, с песней, которая снова не является форматом для радиостанций.

Форматирование жизни – это, однако, проблема не только радиостанций вроде Ö3. Все-таки, радио можно выключить. Плохо, когда политика игнорирует формы проявления правильной жизни или хочет втискивать их в форматы, которые действуют как корсет. Сформированный и тесно связанный с псевдоморалью, которая никогда не понимала современное существование и его разнообразие, и воспринимает это поэтому как нечто, вызывающее опасения.

Подставное лицо Номер 1: «Кончита», которая происходит из маленькой субкультуры, образ жизни которой нетипичен для большинства, которой как решительно «искусственной фигуры» вовсе не «существует», становится здесь парадигмой «форм проявления правильной жизни», «современного существования» и «разнообразия» (стон!). Номер 2: «Политика» «игнорирует» эти «формы проявления» и находит их «вызывающими опасения». Это крутой тезис. Но кто же подразумевается под этим? Федеральный президент Хайнц Фишер? Австрийский Национальный совет? Парламент ЕС в Брюсселе? Федеральное министерство по делам образования и женщин? Семейные политики АНП? Венские социальные информационные органы? Загадка за загадкой!

Дальше в тексте:

Кончита Вурст позволила одному своей победой на 59-м песенном конкурсе в Копенгагене черпать небольшую надежду. Так как она была обязана своим триумфом не только своему представлению. Обращение брало начало от беспрецедентной солидарности с аутсайдером. Внезапно употребительные национальные соперничества песенного конкурса, кажется, были менее важны, чем успех фальшивой дамы с настоящей бородой, на которую нападала консервативная сторона. Это было уже слишком для миллионов открытых для всего мира людей в Европе. Они хотели поставить знак, и это удалось им.

Ну, вот вам, пожалуйста, такое вот изображение битвы: речь шла не столько о музыке, а о том, чтобы «поставить знак», о выступлении «открытых для всего мира людей» в Европе, которые миллионами и миллионами солидарно поднялись, а именно из возмущенного сопротивления против не терпимой более враждебной позиции «консервативной стороны», которые во всей этой суете едва ли могли быть больше чем несколькими нытиками, преимущественно с востока, если даже они сами не были важными ингредиентами общей инсценировки. И тот, кто не кричал вместе с «открытыми для всего мира», тот уже имплицитно плохой, реакционный, нетолерантный, закосневший в прошлом и злой человек.

Так как сказок без образа врага не бывает, врага нашли быстро (подставное лицо номер 3) – консерваторы, христиане, провинциалы:

Победу Вурст передавали также в домах, в которых вероятно крестились, когда увидели ее в первый раз. Но эту пеструю птицу с длинными ресницами Европа не отправила на одно из задних мест, а на руках принесла к победе. Если это стимулировало нескольких человек к размышлениям, то это еще одна победа, за которую Вурст можно прицепить награду на грудь. Ее пример указывает: гомосексуалисты – это не беззащитные жертвы, которых можно оклеветать по желанию и по причине плохого настроения. Потому что тогда такими шутками вы, возможно, вызовете гнев к себе очень многих людей.

Во мне ли одном дело, или последние предложения не звучат немножко как угроза? В наших странах не управляют «авторитарно», но горе уклоняющемуся, кто не воет с волками, не блеет с овцами и не хрюкает со свиньями – его неизбежно извергнут из стада. Чтобы разъяснять, что сегодня при самом тихом «гомофобском» звуке под вашими дверями появится «розовое Гестапо», и можно, в особенности, столкнуться с недовольством со стороны писак розовых газет и розовых телекомпаний и воспитательными розгами красных «органов по борьбе с дискриминацией», ах, для этого не нужна никакая «Кончита Вурст» – ни в Австрии, ни в другом месте в западном мире, где «гомофобия» в настоящее время является вторым наихудшим преступлением после «расизма», и эта клевета, подобная охоте за ведьмами, не меняла направление.

Зато «оклеветать по желанию и по причине плохого настроения» каждый может так называемых консерваторов, или тех, кого он считает таковыми, и совсем без последствий для себя, скорее с аплодисментами «очень многих людей», естественно, только элегантных, прогрессивных, «современных» и как-нибудь иначе важных. И потому их снова гоняют, этих темных людей и пугал, которых и без того едва ли можно было услышать во всем этом рекламном шуме, которые не решались издать ни звука, и скорее еще усердно делали хорошее выражение лица.

Консервативная Австрия, которую можно фотокопировать с каждой новорожденной коровой в коровнике, которая топит во время открытия каждое кольцевое движение в святой воде, утратила дар речи. Не нужно переоценивать это, но это симптоматично для преобладающего надменно-невежественного мышления. Одновременно они становятся вместе с тем на одну ступень с реакционными ревнителями в таких толерантных странах как Россия, Турции или Белоруссия.

Тирады вроде этой служат только театральному эффекту и имеют приблизительно такой же смысл и столько мужества, словно стегают мертвых кроликов. Они скрывают едва ли сталкивающуюся с существенным сопротивлением полноту власти общественно-политической повестки дня, которая кроется за феноменом «Кончиты Вурст». На самом деле ворота открыты настежь, и их едва ли больше защищают. Наконец, Флюх окончательно впадает в бред и погружается в параллельный мир (подставное лицо номер 4):

То, что они не могут предотвратить, они замалчивают. Искусственная фигура как Кончита Вурст и ее общественно-политические права упрямо игнорируются. Не знают, за что она стоит, не говоря уже о том, чтобы оценить. Все еще считается: Не может быть того, чего не может быть.

О «замалчивании» едва ли можно говорить, если пропаганда гремит как Ниагарский водопад. И: что такое все же теперь «общественно-политические права» «искусственной фигуры (!)», которые являются так важны для прочего мира, что они заслуживают такой пафос? Насколько ее победа на коммерческом конкурсе слащавых шлягеров доказывает какую-либо важность этих прав? Я уверен, что и Флюх не мог бы дать на эти вопросы никакого убедительного ответа. Здесь кто-то опьянен мистикой распространившегося как эпидемия псевдорелигиозного культа – иначе нельзя назвать этот феномен, который защищен от любой рациональности.

Писака вроде этого, все еще всерьез верит, будто плывет против течения, не желая допустить возможности, что он и сам уже давно часть этого течения. Это, пожалуй, связано с психологическими механизмами левых представлений о самих себе. «Симптоматично», конечно, для их «надменно-невежественного мышления», которое они как всегда переносят на своего (настоящего или также только воображаемого) противника. Это стоит совершенно не связано рядом с противоречащими высказываниями вроде тех, где, представляя себя уверенными в победе, стараются смыть прочь также последнюю «реакционную» осыпь оппонентов:

Напротив, Вурст способствовала большему жизнеощущению, чем все европейские предвыборные плакаты вместе взятые в течение последних дней. Для этого не нужно любить ни ее, ни ее музыку. Но она находится в рамках ценностного спектра, который для многих в Европе, к счастью, уже считается естественным. Оставшиеся должны были в субботу принять это к сведению.

Итак, европейский «ценностный спектр» будущего воплощается в бородатом трансвестите в блесках, который называет себя «Кончитой Вурст» и напевает пластиковый кичевый шлягер … вы еще в своем уме? Я говорю «Спокойной ночи, Европа». Еще что-нибудь? Я все еще надеюсь, что этот пузырь хронического глубокого сумасшествия однажды лопнет.

Источник: http://www.sezession.de/44978/die-metapolitische-bedeutung-der-conchita-wurst.html

Скачать текст в формате PDF:

Скачать PDF!


30 марта 2014

Гельмут Бёттигер

Джины из бутылки

Происходящее с Украиной открывает что-то вроде ящика Пандоры. Генри Кисcинджер переносит это на Россиею и по его собственному признанию видит в путчистском процессе на Украине генеральную репетицию для запланированного подхода против российского правительства. При этом он умалчивает о связи с кроющейся за этим англо-американской геостратегии Хэлфорда Маккиндера 1904 года, где речь шла о захвате мирового господства путем установления контроля над прибрежными государствами («римлэнд»). Этой стратегии соответствует также так называемая политика дезинтеграции, разрушение и разложение когда-то функционирующих обществ. Запад до Украины уже применял ее в Югославии, в Судане, Ираке, Ливии, и до сих пор менее успешно в Египте и Сирии и пока еще тщетно против Ирана. Дезинтегрированные, т.е. распадающиеся государства, прежде всего, если они располагают полезными ископаемыми, являются желанной добычей для акул крупного капитала. В других случаях речь идет о разложении возможного неприятеля. План Маккиндера стремился к разрушению, уничтожению и взятию под контроль государств «Хартлэнда» (Евразии).

Однако политика разложения может ударить и рикошетом, прежде всего, если население все больше и больше порабощается в экономическом отношении. Это, кажется, происходит в настоящее время в ЕС (и немного проявляется даже в США). В наших «признанных» манипулятивных средствах массовой информации мало писали об (онлайн)-голосовании в итальянской провинции Венеция. Отчетливое большинство жителей экономически сильного северо-итальянского региона Венеция (89 % из 2,3 млн. участников опроса, всего право голоса там имеют примерно 6 млн.) хотело бы получить независимость от итальянского государства. Онлайн-голосование в правовом отношении не является обязательным, однако, оно должно считаться подготовкой для референдума. Забыто уже также и голосование в Швейцарии. Хотя тот референдум был направлен против роста иммиграции из-за границы, но на самом деле он был также и против членства Швейцарии в ЕС. На основе референдума швейцарское правительство теперь должно в течение 3 лет заново провести переговоры по поводу отношений с ЕС. Если результаты соответствуют референдуму, то они означают еще больше взрывчатки под креслами центрального правительства ЕС и под рыночными представлениями крупных концернов, которые это правительство представляет.

18 сентября этого года 5,3 млн. шотландцев будут голосовать по вопросу о независимости Шотландии от Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии. Однако актуальные официальные опросы дают пока еще мало шансов этой идее. Но такое положение может вскоре измениться ввиду растущего недовольства энергетической политикой, экономической политикой и европейской политикой в Лондоне. Растущее в Каталонии (Испания) движение за независимость получило в эти дни поддержку от уважаемого многими тренера футбольного клуба «Бавария» (Мюнхен) Пепа Гардиоло. Предусмотренный на 8 ноября 2014 года каталонским правительством во главе с премьер-министром Масом юридически обязывающий референдум о независимости Каталонии от Испании и образовании нового государства в Европе (или, если ЕС будет продолжать в том же духе, вероятно даже вне Европы Евросоюза) еще вызывает сильные возражения.

Скоро похожие усилия могут возникнуть также в Южном Тироле, который после Первой мировой войны достался Италии, и в Бельгии, где традиционно валлоны и фламандцы ссорятся друг с другом. И не может ли произойти так, что, вероятно, даже баварцы предпочли бы присоединиться к австрийцам, чем к пруссакам или, наконец, задуматься даже о полной своей независимости. Сербской газете Vecernje novosti от 20.3 это показалось вполне возможным, и политик от ХСС Вильфрид Шарнагель еще в 2012 году выступил за самостоятельное баварское государство в своей книге с «Бавария справится и сама», ISBN 978-3-86995-048-8. (В этой связи еще раз напомним об оценке Международного суда о независимости Косово, по которому в международном праве нет запрета на одностороннее провозглашение независимости).

Отделения и партикуляризм уже не соответствуют духу времени, ввиду взаимной экономической интеграции они определенным образом представляют собой регресс в сравнении с большими едиными экономическими пространствами. Однако понятие экономики сильно изменилось в ходе централизации. Вместо изготовления потребительских товаров для населения первая цель экономики, похоже, состоит только лишь в том, чтобы создавать денежное богатство путем кредитов и делать это с целью «гарантирования высоко-рискованных банковских операций».

Председатель Федерального банка Андреас Домбрет недавно в мягкой форме говорил об этом в своей серии докладов «Форум Федеральный банк». Факт, как сказал федеральный банкир, состоит в том, что во время кризиса правительства во всем мире глубоко залезли в карманы налогоплательщиков, чтобы спасти банки. Одновременно тысячи фабрик и коммерческих предприятий вынуждены были закрыться. Это, в свою очередь, было связано с тем, что государственное страхование объявило принцип ответственности для банков утратившим силу. Из-за руки в кармане налогоплательщиков банки соблазнились на особенно рискованное поведение. Он сделал из этого вывод, что банки как частные экономические предприятия снова должны потерпеть крах. Газета Handelsblatt от 24.3 под заголовком «Больше трех миллионов человек работает на двух работах» описывает последствия прежней политики. Падение уровня жизни дошло до того, что среднеоплачиваемый работник больше не может кормить семью. Между тем он едва ли может удержаться на плаву, работая только на одном рабочем месте…

В соответствии с тенденцией у разрушения Европы есть как минимум две узнаваемых причины. 1. Технологически-экономический регресс (финансовый кризис и энергетический поворот с соответствующим обеднением) ведут якобы по социальным причинам к соответствующему регрессу политической организации на соответствующим образом опустившийся уровень меньших единиц. 2. Идеологическое разложение социального поведения («общество локтя» – где каждый человек вынужден отталкивать других) из-за соответствующей культурной политики борьбы за эгоистические привилегии становится движущей силой этого. Чувство того, что человека путем хитрых маневров сверху (через политику и предписанную средствами массовой информации культуру) загнали в режим «социального холода», привело к так называемому «недовольству политикой», а оно уже содействовало обратной ориентации на еще обозримые, маленькие унифицированные, солидарные государства.

Разложению социального поведения, впрочем, содействовали политикой перевоспитания, которая была введена под лживым прикрытием «воспитания толерантности» «социальными учеными» (лучше сказать «социальными манипуляторами»). Эта политика была направлена на ослабление семьи, в которой подрастающее поколение могло бы спорить между собой с любовью и без страха превращаться в уверенных в себе людей. Существенный инструмент перевоспитания – это далеко идущая и преждевременная сексуализация (десублимация) в средствах массовой информации и школах. Она согласно Зигмунду Фрейду ведет не только к возрастающему декультивированию и соответственно превращению подростков в зверей. «Успех» этого перевоспитания можно без больших усилий увидеть в поведении подростков, огрубении их общения друг с другом и исчезающем правосознании. Только чтобы отвлечь внимание от этого, вину за невоспитанность подрастающего поколения возлагают на лишенных корней иммигрантов, которые и сами в большой степени являются жертвой этой культурной практики.

Пример этого можно прочитать в газете WAZ от 23 марта в статье под заголовком «Подростков в Оберхаузене все чаще шмонают». Слово «шмонать», взятое из молодежного жаргона, означает правонарушения в виде вымогательства и грабежа среди молодых людей, когда более сильные отбирают у более слабых деньги и мобильные телефоны, применяя угрозы или используя силу. Соответствующие преступления растут почти во всех городах страны. «Молодые преступники часто даже не осознают, что они совершают преступление, когда они так ведут себя по отношению к другим подросткам. Так свидетельствует опыт полиции».

Наш Федеральный президент является «хорошим примером» «разложения репрессивных семей». Он управляет своим учреждением при помощи одной «женщины по правую руку» (жена и дети) и другой «по левую руку» (его нынешняя спутница жизни и «первая леди») и еще более ранней спутницы жизни, которую он устроил у себя как «консультанта по вопросам коммуникации».

Однако еще не доказано, соответствует ли расщепление национальных государств в Европе стремлениям бюрократии ЕС. То, что сначала проявляется как последствие сопротивления групп населения против политики ЕС в нивелировании благосостояния населения ЕС на самый низкий уровень, например, в Греции, также могло бы быть подготовкой к «Европе регионов». От такой Европы брюссельская бюрократия обещает себе более легкое осуществление политики глобализации в интересах международной финансовой олигархии. Такое расщепление соответствует также линии мировой политики США, практикуемой с целью дестабилизации наций. Оно также ослабляет «союзного» конкурента Европу в ходе осуществления геостратегии Маккиндера. То, что оно одновременно должно подготовить европейское население к тому, чтобы его можно было использовать для борьбы с центром силы, который мог бы образоваться в Центральной и Южной Азии, не содержит в себе противоречия. Уже слышен призыв к укреплению Бундесвера и возобновлению воинской повинности. До сих пор дезинтегрирующимся населением всегда можно было злоупотреблять особенно легко, когда его демагогически настраивали против внешней угрозы. Это тоже один из уроков Второй мировой войны, помнить о которых недавно призвал американский министр иностранных дел Джон Керри.

Тем не менее, как типично для элиты на Западе, на переднем плане находится алчность. Подтверждение этого почувствовал министр финансов Вольфганг Шойбле (ХДС) после решения федерального конституционного суда о вспомогательном фонде ESM и о европейском фискальном пакте в его политике спасения банков. Критика так называемых «экономистов» (что является наукой в экономике?) вроде профессора доктора Торстена Поллайта из Франкфуртской школы финансов и менеджмента только мало что меняет в этом факте. Этот неолиберал утверждал в газете «Handelsblatt»: «ESM это троянский конь, чтобы забрать у национальных парламентов бюджетный суверенитет». И: «Он (ESM) по сути своей исходит из того духа, который хочет создать централистскую социалистическую Европу, Европу, которой, вероятно, не хотели многие граждане национальных государств, включая немцев, когда их национальную валюту принудительно заменили на Евро». Регионально раздробленная Европа, которой управляют централизованно псевдосоциалистически.

В этом духе и президент Европейской комиссии Жозе Мануэль Баррозу также выразился с удовлетворением по поводу приговора о банках: «Сегодняшнее (20.3.) политическое соглашение о едином механизме проведения банковских операций полностью завершает наш банковский союз. Это укрепит доверие и стабильность на финансовых рынках и восстановит предоставление кредитов реальной экономике. Мы обещали, что сделаем это перед европейскими выборами. Я очень рад, что мы выполнили это обещание». Естественно, предоставление кредитов реальной экономики ни в коем случае не было восстановлено с помощью банковского союза. Это обыкновенная целенаправленная ложь. Предоставление кредитов реальной экономике – это функция не легких денег, а их уровня задолженности – а этот уровень удивительно высок. Банковский союз образует, прежде всего, основу для того, чтобы нормальные граждане в полном объеме взяли на себя спекулятивные риски международной финансовой олигархии.

Как укрепилось доверие и стабильность финансовых рынков, намекает экономическое издание «Блумберг». 24 марта 2014 года оно опубликовало статью под заголовком: «Руководители американских предприятий продают свои собственные акции. Медведи бродят по верхним этажам американских фирм, даже если (здесь следовало бы написать «как раз потому что») рынок акций в США достиг нового апогея за все времена. Руководящие работники избавляются от акций их собственных предприятий в удивительном темпе, как сообщил исследовательский институт Argus Research. Аналитическое учреждение при этом ссылалось на индекс для инсайдерских трансакций Vickers Stock Research».

Источник: http://www.spatzseite.com/2014/03/geister-aus-der-flasche/


22 марта 2014

Гельмут Бёттигер

Так как все же насчет «Права и свободы»?

В своей речи в американском Министерстве иностранных дел министр Джон Керри 18 марта сказал: Он увидел «националистическое бешенство, которое действительно могло бы воздействовать заразным способом, которое очень и очень опасно. Нужно только оглянуться назад и рассмотреть историю, которая привела ко Второй мировой войне, и те страсти, которые вырвались наружу из-за этого националистического бешенства». Напоминанию относительно Второй мировой войны, наверное, действительно следовало бы уделить внимание, если бы это не было бы почти невозможно из-за той пропагандистской лжи, которая и сегодня окружает эту тему.

Но Керри в данном случае имел в виду не столько историю, сколько типично американскую попытку спихнуть собственную вину на других. На этот раз виновным нужно было представить российского президента Путина: «Нельзя вторгаться в страну по лживой причине!» и если это произошло, то это приведет к «серьезному ущербу», сказал он в адрес Путина. Но было ли это на самом деле «вторжением»? На референдуме примерно 97% из 81% имеющих право голоса жителей Крыма (т.е. не только русских) 16 марта приняли решение в пользу отделения Крыма от Украины и присоединения его к России. (В частности, в Севастополе за присоединение к России проголосовало даже 123% жителей – 474 тысячи человек при общей численности населения города (вкл. детей) около 385 тысяч. – прим. перев.) Причиной такого решения был более чем явно поддержанный Западом в финансовом, дипломатическом и (менее заметно) также в военном плане (с обученными в духе «Гладио» бандами и якобы даже с профессионалами из «Blackwater») путч против избранного правительства Украины и приход путчистов к власти (существенный военный вклад внесли также частные армии украинских «олигархов»). Такой результат (пусть даже не в столь крайней форме) был ожидаем, так как Крым и другие области лишь в 1954 вопреки воле населения были согласно указаниям «сверху» присоединены к Украине, и для «действий в духе Stay-Behind», пожалуй, там можно было завербовать лишь крайне националистических антикоммунистов. (Автор ошибается. В 1954 году к Украине – по причинам, связанным исключительно с экономикой и снабжением полуострова – решением руководства СССР был присоединен лишь Крым. Другие восточные и южные области к тому времени давно уже были в составе Украинской ССР. – прим. перев.) (В этой связи следовало бы напомнить о заключении Международного суда по вопросу независимости Косово, согласно которому в международном праве не содержится запрет одностороннего провозглашения независимости).

Высказывания Керри и согласие с ними правительств американских сатрапий звучат как насмешка над правом самоопределения населения и ставят «демократические ценности» с ног на голову. Путч «ультраправого» меньшинства они рассматривают в качества «гласа народа», так как он произошел в интересах Запада, а решение крымских жителей на референдуме им представляется вторжением Путина в Крым. Том Фридман (nytimes.com/2014/03/19) разоблачает обычную, банальную часть намерений США: «Я хотел бы, чтобы эта ситуация привела к тому, что Америка станет проводить такую политику в области энергетики, которая сломает нефтяную и газовую автократию российского президента Владимира Путина, и в качестве побочного продукта породит технологии, которые уменьшат изменение климата и снова превратят Америку в глобального лидера технологии и морали, и обеспечат, чтобы следующее поколение смогло развиваться здесь на Земле». Затем он пишет несколько более конкретно: «Мы должны были инвестировать в способность сжижать наш природный газ и экспортировать его, и сделать Европу, которая 30% природного газа для своих потребностей получает из России, вместо этого более зависимой от нас». Как раз это кажется причиной для удивительных антироссийских выпадов наших «Зеленых», в которых из-за некоторого пропагандистского тумана многие все еще не видят того, что эти «Зеленые» являются порождением и сторонниками международной финансовой олигархии. Однако энергетическим кнутом тут дело не ограничивается.

Это знает также и сам Джон Керри. Как ветеран войны во Вьетнаме он, естественно, знает о вторжении США во Вьетнам после так называемого Тонкинского инцидента, жульнической имитации нападения на американский эсминец «Мэддокс». Как глава внешней политики США он должен был знать о «смене режима» в Иране, осуществленном разведчиком ЦРУ Кермитом Рузвельтом в 1953 году и о вторжениях США «по лживым причинам» в Доминиканскую республику, Ливан, Гренаду, Панаму, Гаити, Афганистан, Ирак, Сомали и Ливию. Они произошли – если абстрагироваться от всяческих инсценированных и утверждаемых предлогов – только по одной причине – потому что правительства этих стран не устраивали американское правительство. Они произошли в соответствии с догмой: То, что несут США, это демократия, все остальное это диктатура; то, что думает или хочет население, при этом несущественно, оно может выбирать между марионетками.

Недавно британский министр иностранных дел Уильям Хейг предостерегал, что Крым – это «самый большой кризис в Европе двадцать первого века». Из прошедших лет мы знаем много таких предупреждений западных политиков. Они должны порождать страх, панику и прежде всего – послушание. Не было сербского «геноцида» в Косово, была только организованная НАТО Армия освобождения Косово (UÇK) и секретный дополнительный протокол в Договоре Рамбуйе, который предусматривал оккупацию Югославии 30 тысячами солдат НАТО, причем сама Югославия не имела в дальнейшем никакого права голоса в этом вопросе. «В дальнейшем нельзя заметить какие-либо тенденции к этническим чисткам», так было написано в ежедневном отчете Управления разведки Бундесвера за 22 марта 1999 года. Только член партии «Зеленых» министр иностранных дел Германии Йошка Фишер и его заказчики «заметили» таковые. У Ирака не было оружия массового уничтожения. У Ирана нет программы создания ядерного оружия. Речь в этих и других случаях шла об «инсценированных кризисах».

«No legal issue arises when the United States responds to a challenge to its power, position, and prestige», подчеркивал министр иностранных дел США Дин Ачесон еще в 1962 году перед Американским обществом международного права. Уже 51 год назад было публично объявлено, что власть, позиция и престиж – это составные части Национальной безопасности США, а Национальная безопасность США стоит выше законов. В случае угрозы Национальной безопасности США демократия отходит на задний план. И как легко можно найти проблему для Национальной безопасности – прежде всего, при положении и военной мощи США – или же сконструировать ее! «Западные» правительства и их «признанные» средства массовой информации прочувствовали это настолько, что они без возражений придерживаются такого подхода. Но якобы «благоразумные» люди все еще доверяют внешнеполитическим декларациям этих «признанных». За «Национальной безопасностью» властители в США прячут свои внешнеполитические и внутриполитические преступления (последние в особенной степени после терактов 11 сентября 2001 года), о которых они точно знают, что даже американское население никогда их не примет.

С помощью «national security» американское правительство и его вассалы уклоняются от любой ответственности. Правительство Клинтона было привлечено к ответственности за свои противозаконные действия против Сербии в столь же малой степени, как и Йошка Фишер, правительство Буша никто не наказал за его противоречащие международному праву вторжения в Афганистан и Ирак, а режим Обамы за незаконные атаки на Ливию, Пакистан и Йемен, и за косвенные вторжения с помощью подставных сил в Сирии и Украине. Никто не несет ответственности за нелегальную слежку за населением мира, за бессрочные аресты и пытки американцев и иностранцев или за их убийства с помощью беспилотных летательных аппаратов – без какого-либо судебного процесса, только по подозрениям. Согласно приговорам Нюрнбергского трибунала неспровоцированная военная агрессия считается военным преступлением. И это справедливо для всех государств, однако не для США – почему? – так как они из-за своей военной силы считаются неприкасаемыми, и никто не решается воспротивиться им. Но они и все их сатрапы убеждены в том, что они являются «правовыми государствами».

Жеманство «системы свободного правового государства» воспринималось без возражений, кроме одного единственного раза. Вспомните о речи Путина на 43-й конференции по безопасности в Мюнхене в 2007 году (если вы забыли ее, то перечитайте, она стоит того: Путин на конференции по безопасности 2007). Тогда манипулирующая западная пресса в своих заголовках писала о «начале Холодной войны» и даже о том, что «Путин угрожает США». На самом деле в этой речи ничего такого не было. Путин, пусть даже не совсем в привычных дипломатичных формах, но все еще вежливо и не прямым текстом, поднес к лицу Запада зеркало, и упрекнул его, в частности, в «стремлении к (монопольному) мировому господству» … и в том, что «это, в конечном счете, будет смертельным не только для всех, кто находится внутри этой системы, но и для суверена, так как это разрушает его изнутри». И «Сегодня мы наблюдаем почти неограниченное, гипертрофировавшее применение силы в международных отношениях». «Мы видим все более сильное несоблюдение основных принципов международного права». И так это и продолжилось. С тех пор Путин – это пугало для Запада, в еще большей степени, естественно после того, как россияне вопреки однозначной демонстрации воли Запада решили переизбрать его в 2012 году.

Затем Белый дом и «канцлер-подлиза, которая является позором для Германии» (эта оценка не из Германии, а от американца Пола Крэйга Робертса, заместителя министра экономики при Рональде Рейгане, одно время соиздателя газеты «Вашингтон Пост» и преподавателя в нескольких университетах США) пригрозили жесткими санкциями, которые нанесли бы серьезный вред экономике России, если Россия не предотвратит голосование населения в Крыму. Они были слишком неуклюжи. «Русские дали понять Джону Керри, что санкции против России разрушат Европу и вряд ли существенно навредят России». Согласно дословному тексту президента США санкции должны были бы, собственно, ударить по жителям Крыма, которые проголосовали за то, чтобы расстаться с новым режимом американских марионеток в Киеве. Вместо этого только украли предполагаемые депозиты четырех украинцев и семи россиян в западных банках и сообщают о дальнейших таких действиях в отношении большего числа таких людей. Собственно, по своему содержанию санкции Обамы относятся к нему самому и его пособникам из НАТО, так как именно они свергли избранное правительство Украины – а не Россия или Крым. Естественно, иллюзорно воображающие себя стоящими выше закона политики и их пособники на Западе не хотят этого признавать. «Неоконсервативное правительство Соединенных Штатов Америки – это злая сила, у которой нет чувства справедливости или уважения к правде, закону или человеческой жизни. Только спросите об этом жителей Ирака, Афганистана, Ливии, Сирии, Палестины, Пакистана, Йемена, Сомали, Ливана, Гондураса, Венесуэлы, Кубы и Ирана. Даже дезориентированные западные украинцы скоро смогут почувствовать это», так писал отнюдь не какой-то анти-американец, а уже упомянутый Крэйг Робертс на своем сайте 17 марта 2014.

На этой неделе, как сообщило агентство «Рейтерс» 18 марта, США прервали дипломатические отношения с Сирией. Посольство и консульства Сирии на территории США закрыты, сообщил особый посланник США по вопросам Сирии Дэниэл Рубинстайн. «Сотрудникам посольства, а также консульств в Мичигане и Техасе было предложено покинуть территорию США. Недопустимо, чтобы назначенные президентом Сирии Башаром аль-Асадом люди продолжали свою работу в США», процитировало агентство слова дипломата. И после нападения неизвестных (подстрекаемых палестинцев или «подставных»?) на армейский патруль на Голанских высотах военная авиация Израиля нанесла удары возмездия по позициям сирийской армии. Целями были тренировочный лагерь, штабы и огневые позиции на контролируемой Сирией части Голанских высот, сообщила израильская армия. Оба мероприятия подтверждают следующее пока еще недоказанное подозрение западных критиков: акции в Украине и атаки на Путина были также наказанием за то, что Путин с помощью искусной дипломатии на некоторое время предотвратил «ливанизацию» Сирии.

Так что же удивительного в том, что опубликованный недавно журналом «Trend» опрос о репутации политиков показал, что в настоящий момент на Западе репутация политиков не только гораздо ниже репутации журналистов, но и явно упала ниже репутации проституток. Ничего поразительного, ведь проститутки, в отличие от политического класса, как правило, выполняют то, что они обещают своим клиентам. Подобные результаты показал, согласно WAZ от 18.3, и опрос журнала «Reader's Digest»: из всех профессий политики пользуются самым малым уважением.

В соответствии с пословицей: «Если репутация уже разрушена, то можно жить вовсе бесцеремонно» Бундестаг одним махом упразднил такое важное, но очень неудобное для политиков гражданское право. Всепартийная коалиция, походя и без какого-либо крика в средствах массовой информации, лишила общественность права на ознакомление с делами Федеральной счетной палаты, если они касаются партий, и заблокировала для граждан и журналистов отчеты о проверках, которые должны были внести большую прозрачность в политические махинации. Естественно, для этого тоже нашлись «демократические» причины.

Источник: http://www.spatzseite.com/2014/03/wie-denn-recht-und-freiheit/


15 марта 2014

Гельмут Бёттигер

Как, cреди прочего, создаются «свободные» мнения

Чтобы лучше понять процессы на Украине, восстания в Венесуэле и так называемую «Арабскую весну», как и не выясненные до сегодняшнего дня «нелепости» вокруг терактов 11.9.2001 в Нью-Йорке (примерно 3000 погибших) или 7.7.2005 в Лондоне (свыше 50 погибших), мы приведем ниже краткое резюме событий, в значительной степени взятое из книги директора Швейцарского исследовательского институты проблем мира и энергии (SIPER) Даниэля Гансера «Гладио. Тайные армии НАТО в Европе», издательство Orell Füssli, Цюрих, 2008. Также весьма странная афера вокруг «Национал-социалистического подполья» (NSU) станет вследствие этого несколько «понятнее».

В 1940 году британский премьер-министр Уинстон Черчилль основал тайную разведслужбу Special Operations Executive (SOE) для поддержки и координации групп сопротивления на оккупированных Германией территориях и в самой Германии. С участием бывших офицеров SOE после войны были созданы замаскированные диверсионно-разведывательные группы Stay Behind. Их заданием было сдерживание коммунизма и ведение подрывной войны против Восточного блока.

В 1944 году в Афинах прошла большая демонстрация против британской манипуляции послевоенным правительством Греции. Агенты спецслужб застрелили 25, ранили 148 демонстрантов и остановили этим сопротивление против формирования прозападного правительства в Греции.

В 1945 году в Финляндии министр внутренних дел Лейно разоблачил тайную группу Stay behind и распустил ее.

В 1947 году президент Гарри Трумэн создает в Соединенных Штатах Совет национальной безопасности (СНБ) и Центральное разведывательное управление (ЦРУ). В ЦРУ создается управление политической координации (OPC) для «тайных операций» во главе с Фрэнком Уизнером, которое вместе с SOE создает в Западной Европе группы Stay behind.

В 1947 году во Франции министр внутренних дел Эдуард Депрё признает существование во Франции тайной группы Stay behind под условным обозначением «Голубой План».

В 1947 году в Австрии была разоблачена группа Stay behind, которую возглавляли «правые экстремисты» Соуцек и Рёсснер. Процесс против них был прерван федеральным канцлером Кёрнером при таинственных обстоятельствах.

В 1948 году во Франции для «координации тайного неортодоксального ведения войны» создается «Western Union Clandestine Committee» (WUCC, Тайный комитет Западного союза). После основания НАТО в следующем году WUCC под наименованием «Clandestine Planning Committee» (CPC) включается в военный союз.

В 1951 году разведчик ЦРУ Уильям Колби из резидентуры ЦРУ в Стокгольме организует группы Stay behind в «нейтральных» странах Швеции и Финляндии и в государствах НАТО Норвегии и Дании.

В 1952 году в Германии некий Ганс Отто выдает уголовной полиции существование «фашистской» группы Stay behind BDJ-TD (в Оденвальде), действовавшей под контролем американской разведки. «Нас, кроме всего прочего, учили убивать, не оставляя следов, или также учили определенным методам допроса, как применять насилие, не оставляя следов». Задержанные были освобождены по таинственным обоснованиям. (Ср. SZ от 17.05.2010)

В 1953 году в Швеции полиция арестовывает «ультраправого» Отто Халльберга и наталкивается при этом на шведскую группу Stay behind. Обвинения против Халльберга таинственным образом были сняты.

В 1957 году в Норвегии шеф местной разведки NIS Вильгельм Эванг громко протестует против подрывной деятельности Соединенных Штатов и НАТО в его стране и предотвращает участие норвежских групп Stay behind в тайной встрече CPC.

В 1958 году во Франции НАТО основывает Allied Clandestine Committee (ACC) для координации подрывного ведения войны группами Stay behind. Когда НАТО в 1966 году переносит свой европейский штаб в Брюссель, ACC включается в его состав под условным обозначением SDRA 11 как часть бельгийской военной разведки (SGR).

В 1960 году в Турции группа Stay behind руководит военным путчем против премьер-министра Аднана Мендереса, который при этом был убит.

В 1961 году в Алжире члены французской группы Stay behind и офицеры-ветераны Французской войны во Вьетнаме организуют нелегальную Секретную вооруженную организацию (ОАС) и при поддержке ЦРУ устраивают в Алжире путч против французского правительства Шарля де Голля. Путч терпит неудачу.

В 1964 году в Италии группа Stay behind «Gladio» участвует в «тайной» операции Piano Solo. В ней рекомендованный тогдашним послом США в Италии Клэр Бут на должность шефа военной разведки Servizio Informazioni Forze Armate (SIFAR) генерал Джованни де Лоренцо принуждал итальянских социалистических министров выйти из правительства, чтобы «всеми средствами» предотвратить приход к власти коммунистов в Италии и Франции. SIFAR по распоряжению де Лоренцо составила досье в целом на более чем 157 000 в большинстве безупречных граждан и политиков, которые частично использовались для шантажа. После аферы SIFAR была распущена и заново основана под названием Servizio Informazioni Difesa (SID). Она несла ответственность, кроме всего прочего, за теракт на площади Пиацца Фонтана в Милане (12.12.1969), совершенный под «чужим флагом».

В 1965 году австрийская полиция обнаруживает оружейный склад Stay behind в старой шахте вблизи Виндиш-Бляйберг затем правительство заставляет британские власти раскрыть еще 33 оружейных склада MI6 в Австрии.

В 1966 году в Португалии ЦРУ основывает «Aginter Presse , которая создает тайные группы Stay behind под руководством капитана Ива Герена Серака и обучает их членов диверсионным приемам.

В 1966 году Шарль де Голль выводит Францию из системы ведения тайной войны Пентагона и выбрасывает европейский штаб НАТО из страны. При переезде в Брюссель появляются тайные протоколы НАТО, по которым «ультраправых» вербуют в антикоммунистические группы Stay behind.

В 1967 году в Греции группа Stay behind Hellenic Raiding Force берет в свои руки греческое министерство обороны и руководит путчем «правых» полковников.

В 1968 году в Швеции британский разведчик-агентурист MI6, групповод сети Stay behind, выдал тайную сеть советской разведке КГБ, после чего был разоблачен.

В 1969 году в Мозамбике португальская группа Stay behind Aginter Presse организовывает убийство председателя освободительной партии и вождя FRELIMO (Frente de Liberacao de Mocambique) Эдуардо Мондлане.

В 1969 году в Италии на площади Пиацца Фонтана происходит бойня, во время которой 16 человек были убиты и 80 ранены. Обвиняют «левых» террористов. Спустя 30 лет на процессе против правых экстремистов генерал Джанделио Малетти, бывший руководитель итальянской контрразведки, заявляет, что бойня была проведена итальянской группой Stay behind и «правыми» террористами по поручению американского ЦРУ, чтобы дискредитировать итальянских коммунистов.

В 1970 году в Испании тайная полиция Франко организовывает правых экстремистов вокруг итальянца Стефано делла Киайе из Gladio в группу Stay behind. Они сбежали из Италии после неудачного путча, во время которого князь Валерио Боргезе приказал Gladio захватить министерство внутренних дел в Риме.

В 1971 году в Турции группа Stay.behind участвует в военном путче с террористическими акциями, жертвой которых падут сотни людей.

В 1972 году в Италии автомобильная бомба поблизости от деревни Петеано приводит к смерти трех карабинеров. За это ответственность снова возлагают на левых, но позднее правый террорист Винченцо Винчигерра и Gladio были разоблачены как виновные.

В 1974 году 8 человек были убиты и 102 человека ранены в Италии в ходе бойни во время «левой» демонстрации в Брешии тем же самым кругом преступников, и в том же году во время теракта в поезде «Италикус экспресс» из Рима в Мюнхен были убиты 12 и ранены 48 человек.

В 1974 году в Дании группа Stay behind Absalon безрезультатно пытается убрать «левых» профессоров из руководства датского университета Оденсе. При попытке террористическая группа НАТО разоблачает сама себя.

В 1974 году в Италии арестован генерал Вито Мичели, шеф службы военной контрразведки, по обвинению в подрывном заговоре против государства. На процессе он разоблачает тайную армию Stay behind НАТО.

В 1976 году в Германии арестована секретарь Федеральной разведывательной службы Хайдрун Хофер, выдававшая тайны немецкой группы Stay behind своему мужу, шпиону КГБ.

В 1977 году в Стамбуле, Турция, группа Stay behind НАТО во время демонстрации с участием 500 000 человек открывает огонь по ораторской трибуне; при этом 38 людей были убиты и сотни ранены.

В 1977 году в Испании группа Stay behind при поддержке итальянских партнеров устраивает резню в Мадриде, и во время теракта против офиса адвоката, который был связан с испанской Коммунистической партией, погибает 5 человек.

В 1978 году в Норвегии полиция обнаруживает оружейный склад и арестовывает Ханса Отто Мейера, который выдает властям норвежскую группу Stay behind.

В 1978 году в Италии группа Stay behind похищает премьер-министра от демохристиан Альдо Моро и 55 дней позже убивает его, так как считают, что он мог бы ввести коммунистов в правительство. Снова в теракте сначала подозревали «левых».

В 1980 году в Италии на вокзале Болоньи, в зале ожидания 2-ого класса, взрывается бомба, при этом 85 человек были убиты и 200 ранены. Следователи во время расследования выходят на преступника, «правого террориста» со связями с Gladio.

В 1980 году в Турции командир группы Stay behind НАТО генерал Кенан Эврен путем путча приходит к власти.

В 1981 году в Германии найден оружейный склад Stay behind вблизи от Юльцена. При этом обнаруживаются и скрываются связи с терактом на Мюнхенском Октоберфесте 1980 года с 13 погибшими и 200 ранеными. Положение вещей все еще не выяснено, хотя 49-летний историк Андреас Крамер показал под присягой, что его умерший к тому времени отец Йоханнес Крамер, капитан управления вооруженных сил Бундесвера и агент G4 Федеральной разведывательной службы, при одной попытке вербовки рассказывал ему, что это он координировал этот теракт, также как теракт в Болонье, также как еще 24 учебных теракта в Люксембурге для групп Stay behind в Западной Европе. До равносильного присяге заявления дошло, когда свидетельское показание на процессе по «Делу Бомбистов» в Люксембурге, в ходе которого 2 высокопоставленных полицейских и члены княжеского дома были обвинены в терактах в Люксембурге и Бельгии. Между тем многие высказывания Андреаса Крамера были подтверждены.

В 1983 году в Нидерландах найден большой оружейный склад вблизи от Фельпа, что заставляет правительство признать, что это оружие было предназначено для планирования нетрадиционного ведения войны НАТО.

В 1984 году в Италии правый террорист Винченцо Винчигерра раскрывает перед судом операцию Gladio и участие групп НАТО Stay behind в террористических нападениях в Италии, чтобы дискредитировать коммунистов. Он был приговорен к пожизненному заключению.

В 1985 году в Бельгии, в графстве Брабант, группа Stay behind ни с того, ни с сего стреляет в посетителей супермаркета, убивает 28 человек и ранит многих. Расследования приводят к раскрытию связей с бельгийской группой Stay behind SDRA8, бельгийской жандармерией SDRA6, бельгийской ультраправой группой Westland New Post и с военной разведкой Defense Intelligence Agency (ДИА, Разведуправление министерства обороны) в Пентагоне.

В 1990 году в Италии судья Феличе Кассон обнаруживает документы об операциях Gladio в архивах итальянской военной разведки в Риме и принуждает премьер-министра Джулио Андреотти подтвердить перед парламентом существование тайной подпольной армии. Но Андреотти в своем выступлении настаивал, что Италия – не единственная страна, которая участвовала в Западной Европе в «заговоре» тайных антикоммунистических групп Stay behind НАТО.

В 1990 году в Швейцарии полковник Герберт Альбот, бывший командир швейцарской группы Stay behind P26 в конфиденциальном письме министерству обороны объявляет о своей готовности раскрыть всю правду «относительно Stay-behind». Спустя несколько дней он в своем доме был заколот своим же собственным армейским штыком. Процесс был опубликован 17.11.1990 в подробном отчете парламента о швейцарской тайной армии.

В 1990 году в Бельгии 23/24 октября в штаб-квартире Allied Clandestine Committee (ACC) операции Stay behind НАТО происходит встреча командиров под руководством генерала Ван Калстера, шефа бельгийской службы военной контрразведки SGR.

1990 год. 5 ноября НАТО категорически отвергает обвинения премьер-министра Андреотти об участии НАТО в операции Gladio и тайном неортодоксальном ведении войны в Западной Европе. 6 ноября НАТО берет это высказывание назад, однако отказывается отвечать на дальнейшие вопросы. Затем парламент ЕС в своей резолюции резко осуждает операции Stay behind НАТО и Соединенных Штатов как их манипуляцию европейской политикой.

В 1991 году в Швеции средства массовой информации сообщают, что в нейтральной Финляндии есть тайная армия Stay behind с зарубежной базой в Стокгольме. Финский министр обороны Элизабет Рен называет это «сказкой», однако осторожно добавляет: «или, это, по меньшей мере, невероятная история, о которой я ничего не знаю».

В 1991 году в Соединенных Штатах ЦРУ на «научный» запрос университета Джорджа Вашингтона в Вашингтоне о тайных армиях Stay behind со ссылкой на закон о свободе информации (FOIA) отвечает: «ЦРУ не может ни подтвердить, ни отрицать существование или несуществование досье данных, касающихся запроса».

В 1995 году в Англии Лондонский Имперский военный музей на постоянной выставке «Secret Wars» (Секретные войны) указывает на пояснительной табличке возле большого ящика взрывчатки, что MI6 и SAS оказывают поддержку армии Stay behind в Западной Европе.

В 1995 году комиссия сената во главе с сенатором Джованни Пеллегрино делает такой же запрос для расследования операции Gladio и убийства бывшего премьер-министра Альдо Моро в Италии, как и Вашингтонский университет в 1991 году со ссылкой на закон FOIA и получает такой же ответ.

В 1996 году в Австрии были обнаружены оружейные склады Stay behind ЦРУ. Оливер Раткольб из Венского университета направляет по просьбе австрийского правительства в ЦРУ запрос по закону FOIA о тайных армиях Stay behind и тоже получает стандартный ответ.

Умерший консультант MI5 / MI6 и директор психологической медицины в Госпитале Св. Фомы в Лондоне доктор Уильям Сарджант показывает в своей книге The Battle of the Mind (Битва разума), Лондон 1957, как можно с помощью террористических актов подготовить сознание населения (масс) к внушению мнений. Сарджант участвовал в печально знаменитых операциях США по промыванию мозгов, таких как «MK Ультра», «Артишок» и других.

Источник: http://www.spatzseite.com/2014/03/wie-man-u-a-freie-meinungen-macht/


8 марта 2014

Гельмут Бёттигер

«Политика – это шоу-бизнес, вот только с безобразными людьми»

К сожалению, исследователь тенденций Джеральд Селенте оказался прав с этим его изречением, и, «безобразность» постепенно на всех уровнях стала эстетикой духа времени – прежде всего, политического – начиная с 1853 года, когда Карл Розенкранц заметил отсутствие «эстетики безобразного» в западной культуре. Он видел, как прославляет свои триумфы безобразие в «образе сатанинского» и «бескрайнего разнообразия дезорганизации». Украина – это самый недавний спектакль на сцене политики, в котором Запад радуется безобразию, стоя и громко аплодируя.

Теперь он больше не верит в государственное банкротство Украины, сказал, если верить газете «Хандельсблатт» от 5 марта, главный экономист Дека-банка Ульрих Катер. «Одновременно в нижнебаварском Фильсхофене президент парламента ЕС Мартин Шульц (СДПГ) с радостью оповещает о пакете помощи в сумме 11 миллиардов Евро, который ЕС хочет предоставить Украине. Братья Кличко смотрят дальше и уже чуют «огромные рынки востока». «Восток находится в процессе перемен и развития», «При открытии восточноевропейских стран возрастают шансы для западных предприятий. Чтобы увидеть эти шансы и снять сливки с рынка, группа менеджмента Кличко для Восточной Европы (Klitschko Management Group) – ваш надежный партнер». Политик Кличко, наверное, не подразумевает под «партнером» население Украины. «Братья Кличко захватили Запад, теперь они хотят захватить для вас Восток», так они агитируют далее на своем сайте в Интернете. «Для вас» – это подразумевает не вас, дорогие читатели, а ваши банки, которым вы должны доверить свое имущество.

Подслушанный телефонный разговор между министром иностранных дел ЕС Эштон и ее коллегой в Эстонии Урмасом Паэтом намекал, что «кто-то из новой коалиции» в Киеве мог якобы стоять за снайперскими убийствами на Майдане. Не прошло и пяти минут, как цензура программы «Тагесшау» сняла сообщение об этом из передачи. Между тем, это подозрение подтвердилось при помощи видео: террористические коммандос оппозиции действовали в точном соответствии со сценарием некоего Джина Шарпа, пентагоновским полевым уставом FM 30-31B или книгами разведчика ЦРУ Майлза Коупленда (например, The Game of Nations. The Amorality of Power Politics (1969) – сайт «Воробей» часто использовал цитаты из нее), стреляя по очереди в демонстрантов и в полицейских: в демонстрантов ради пропагандистского эффекта (под «чужим флагом»), а в полицейских ради психологического воздействия на Януковича, обманутого его западными партнерами в доброй традиции Вудро Вильсона (его «Четырнадцать пунктов» от 08.01.1918). За это время «фанатики» (по Коупленду) на Украине захватили власть, чтобы по заранее созданному плану передать ее «нефанатикам», т.е. тем людям, которые за кулисами дергали за ниточки. И бывший глава центрального банка Арсений «Яц» Яценюк, член Трехсторонней комиссии, и, если судить по подслушанной беседе между госпожой Нуланд и послом Пайеттом, предпочтительный кандидат для Госдепартамента США, уже назначен переходным президентом. (Это не так. Яценюк – не временный президент, а временный премьер-министр, глава временного (технического) правительства.) Легендарные тридцать сребреников первосвященников составляют в этом случае одиннадцать миллиардов Евро, которые может внести вовремя проинформированное правильно голосующее стадо Евросоюза, а американский Конгресс внесет свою долю – еще один миллиард долларов.

Как же это могло произойти так быстро? Ну, начнем с того, что Янукович, «законно» избранный президент, а теперь изгнанник, был отнюдь не ангелом, а (не без западного предварительного финансирования) как и Юлия Тимошенко, одним из крупнейших экономических паразитов после крушения Советского Союза. Первые протесты на киевской площади Майдан были вызваны обвинениями в его адрес, что он злоупотреблял своей президентской властью, чтобы отбирать имущественные ценности у украинских бизнесменов и забирать их в свою собственность и собственность своих приближенных. Не были ли протестанты простимулированы, например, как раз этими лишившимися части своей собственности людьми? Во всяком случае, вряд ли следует сомневаться в правдивости таких обвинений. Так что у людей, которые от этого пострадали, была причина защищаться. Но к «демократическим массовым протестам» – как нам рассказывают – это имело небольшое отношение.

Самым важным из пострадавших лиц был Игорь Коломойский, который обманул одного российского олигарха даже более дерзким способом, чем Янукович своих коллег. Во время «Оранжевого путча» Коломойский был союзником и спонсором Юлии Тимошенко. Затем он рассорился с этой дамой (не шла ли при этом речь о несдержанном обещании?) и отказался в дальнейшем финансировать ее кампании. Это было важной причиной, из-за чего Тимошенко не избрали в президенты. В качестве возмещения за поддержку нынешнего путча спонсор партии «Удар» получил от правительства путчистов должность губернатора Днепропетровской области. Коломойский считается третьим по богатству человеком на Украине, по оценкам его имущество составляет 2,4 миллиарда долларов. Ему принадлежит «Группа Приват» с самым большим банком Украины, а также фирмы, работающие в отраслях нефтепереработки, переработки металлов, производства пищевых продуктов, сельского хозяйства и транспорта. Он хочет видеть Евро, а не государственное банкротство.

Новый назначенный губернатор Донецкой области Сергей Тарута, с состоянием около двух миллиардов долларов, тоже отнюдь не бедняк. Он считается десятым по богатству украинцем и владеет предприятиями в горнодобывающей промышленности и металлургии, а также является собственником футбольного клуба «Металлург» в Донецке. Во время «Оранжевого путча» в 2004 году он также был спонсором Тимошенко – тогда союзника, а позже противника Виктора Ющенко, и финансировал также и нынешний путч. У обоих были коллеги.

Мнения – это знают на Западе – стоят денег, причем не из-за коррупции, а из-за необходимой манипуляции. США и Европейский Союз несколько лет готовили в столице Украины государственный переворот, «Евромайдан», как рассказал ушедший на пенсию советолог и сотрудник американской разведки профессор Скотт Рикард в интервью для телекомпании «Пресс-ТВ». Прямые государственные расходы США на протесты в Киеве составили якобы больше пяти миллиардов долларов (что мы могли узнать уже от Виктории Нуланд из подслушанного телефонного разговора). К этому добавились и частные спонсоры путча. Рикард называл в их числе создателя интернет-магазина eBay Пьера Омидьяра и американского миллиардера Джорджа Сороса. Причинами и стимулом событий были, по его мнению, экономические и геополитические проблемы. Они стали отправным пунктом для уже давно подготовленных групп «Гладио» или «стэй-бихайнд» на Украине. Речь идет, прежде всего, о вооруженной группировке УНА-УНСО, которую псевдо-«левые» любят называть «фашистской» или «нацистской», но на самом деле она является антироссийской тайной организацией НАТО и сыграла решающую роль во всех «цветных» революциях на востоке. Вероятно, «нацистов» было просто дешевле всего (по критерию «стоимость/эффективность») завербовать для такого дела.

То, что инвестиции могут окупаться в массовом мнении, мы недавно в очередной раз смогли бы убедиться из «спасения» банков за счет западных налогоплательщиков, если бы мы хотели этого. Магнаты на востоке и западе ввиду угрожающего государственного банкротства Украины тоже хотели чего-то подобного. Их согласие как «нефанатиков» более высокого порядка обеспечило то, что можно было отдать оперативный приказ для формирующего общественное мнение шоу на Майдане.

Паэт в той же беседе также говорил Эштон из ЕС, что население Украины не доверяет никому из так называемых предводителей Майдана, которые уже получили власть. У них всех якобы было «грязное прошлое». Он также говорил, что боевики, которые бегают с оружием по улицам, избивали и физически угрожали парламентариям, чтобы те демократически голосовали «правильно». Обещанные 11 миллиардов долларов должны также помочь преодолеть это недоверие населения, так как у мнений есть своя цена. И потому кажется вполне справедливым, если теперь после предварительных работ, выполненных США, и ЕС примется за дело со своими платежами.

Вот видите: победа демократии на всей линии. И ведь вы охотно оплачиваете все это. В качестве возмещения вы и дальше можете сохранять ваши старые предрассудки и ругать злого Путина и русских. Только позвольте один лишь вопрос! «Как должно было бы отреагировать ваше правительство (я не могу назвать его «своим»), как отреагировал бы ЕС, если бы Путин захотел поддержать деньгами и подрывными группами боевиков Партию независимости Великобритании, которая стремится к выходу Великобритании из ЕС, или Шотландскую национальную партию, выступающую за отделение Шотландии от Великобритании?» Но ясно же, что он не может! Для этого у него не хватит денег – вероятно, так как в его распоряжении всего лишь 17% подоходного налога, и у него нет таких налогоплательщиков, готовых охотно платить, какие есть у ваших «политиков». Как это успокаивает!

Еще один взгляд на вопрос власти: десять самых больших банков этого мира владеют имущественными ценностями в размере более чем 25 биллионов долларов. Политический банк «Голдман Сакс» даже не включен в этот список, он со своим балансом в почти один биллион долларов слишком мал для этого. Производительность экономики всего мира в настоящее время указывается в размере примерно 75 биллионов долларов каждый год. Так как регулирование всемирных денежных потоков («кровь» экономики, как это называется) лежит только в немногих руках, политика оказывается открытой для шантажа. Она ничего больше не регулирует, они регулируются как политика, как политики с эффектной рекламой, чтобы продавать себя (это их работа). Если политики попытаются вырваться из такого регулирования, то в тех областях и странах, где их выбирают, и в репортажах СМИ условия жизни настолько ухудшатся, что они проиграют на следующих выборах или будут отстранены от власти путем путча – как Янукович (в каждом конкретном случае применяется более экономный метод). Преступление демократически выбранного Януковича состояло в том, что он вместо сближения с Европой и НАТО, о чем он первоначально заявлял, повернулся в сторону России: непостижимое преступление для западных банкиров и их кредиторов. (Музыка наших политиков и средств массовой информации, сопровождающая процессы в Украине, облегчит вам оценку их характера.)

«Я считаю, что институт банков более опасен, чем вооруженная армия. Если американский народ позволит частным банкам управлять эмиссией валюты, банки и корпорации, которыми заправляют банкиры, будут отнимать у людей всю их собственность до тех пор, пока их дети не проснутся бездомными на земле, когда-то завоеванной их предками» (Томас Джефферсон). В США, когда-то неправильно понятых как «страна свободы», уже произошло и то и другое: эмиссия валюты консорциумом частных банков (FED) и постоянная (наемная) армия и, сверх того, самый плотный контроль и система манипуляции общественным мнением, которыми когда-либо располагал любой другой режим. Теперь все более широкие слои населения на себе познают то проклятие, которое произнес на этот случай третий президент США (1801-1809).

Но это проклятие наносит удар не только и не в первую очередь по населению США. То, что сейчас называется «Западом», это часть человечества, которая подчинена экономической системе, эмиссия денег в которой более или менее открыто, но в любом случае находится в руках совсем немногочисленных частных банков. Все страны, где это еще не произошло, считаются недемократическими, диктатурами, режимами, построенными на насилии, и тем самым они раньше или позже окажутся кандидатами на демократическую «смену режима».

Управление политикой, осуществляемое финансовой олигархией, находит также выражение в другой, куда более банальной области. Исследователь мозга Эрнст Пёппель недавно указал на это. Под ключевым словом «Германия строится в бедности», он указал на многочисленные превратившиеся в руины долгострои, строившиеся за государственный счет. Самые известные из множества таких случаев – «Филармония на Эльбе» в Гамбурге, аэропорт в Берлине или вокзал Штутгарт-21. Он задает вопрос: как такое происходит, и объясняет: «Проекты становятся для политиков слишком большими, слишком сложными, ими занимаются слишком много экспертов из бюрократии, иерархии и четкая обратная связь отсутствуют. Другими словами: крупные проекты в Германии фактически постоянно осуществляются без руководства». Если выразиться проще: «У семи нянек дитя без глазу». Почему привлекают слишком много нянек («экспертов»), исследователь мозга не спрашивает. Вероятно, причина в том, что каждый из политиков, принимающих решения, хочет быть переизбранным, но не уверен, чего, собственно, хочет высший уровень руководства банков, который гарантирует это переизбрание. Поэтому он, как советский аппаратчик в старые времена, прячется за «экспертами», а у тех уже есть более прямая связь с теми, кто хочет «заработать» как можно больше и как можно более экономно, т.е. с минимальными расходами. Ведь все еще есть хорошие возможности зарабатывать на государственных проектах. «Германии пришлось бы дополнительно выделить 120 миллиардов Евро», установили эксперты, «чтобы снова навести порядок с инфраструктурой». Но в этом случае также нужно было бы привлечь дополнительные результаты труда, а не только высоко ценимые мнения экспертов. А труд, производящий материальные ценности, требует реальных усилий и совсем несовместим с шоу-бизнесом.

Источник: http://www.spatzseite.com/2014/03/politik-ist-showbusiness-nur-eben-mit-haesslichen-menschen/


04 марта 2014

Мартин Лихтмесц

Берлин: Добродетельный террор против Саррацина

Это читается как мрачная шутка или смешной пиаровский трюк: в воскресенье Тило Саррацин должен был по приглашению журнала «Цицеро» выступить в театре «Берлинский ансамбль» с лекцией о своей новой книге о «добродетельном терроре», и во время этого к нему нагрянула толпа наглядных объектов, которые со «свистками, возгласами неодобрения и боевыми возгласами «Саррацин, убирайся вон!» добились того, что мероприятие было прекращено.

Слоганы, которые при этом использовались, звучали в частности так: «Мы ликвидируем Германию!», «Так завой же, Террор-Тило!», «Расистское говно», «Нацисты – прочь!», «Вали отсюда!», «Заткни пасть! А то мы вмажем в ответ!», «Интеграция – нет, спасибо», «Чертов театр» и «Террор-Тило – мизантроп в театре Брехта». Один демонстрант даже вспомнил давно известный «антинемецкий» каламбур: «Стереть Германию с карты, Польша должна граничить с Францией». Особенно остроумны были такие транспаранты: «Мы – уголовные преступники» и «Наши гены делают нас глупыми и склонными к насилию».

Последние лозунги, которые, очевидно, во многом говорят сами за себя, не являются, к сожалению, результатом самопознания, но задуманы так же «иронично» как «Мы – машины для того, чтобы рожать» или «Мы – девушки в косынках». Что снова особенно заметно в этом номере, так это значительное количество приятно выглядевших девушек среди демонстрантов (смотри например эту фотосессию), которые в большинстве своем не очень-то похожи на Пассионарий.

Они выглядят скорее благовоспитанными и симпатичными, самодовольными и полными скаутского усердия, некоторые в свитерах как у Пеппи Длинный чулок, «пестрые» и похожие на детей, играющих в игру под названием «Сопротивление». И они излучают очевидную уверенность, что с ними ничего не может произойти, что они, собственно, даже заслужили награду. Их деятельность не приведет ни к политическому осуждению, ни к общественному остракизму. «Свобода – это, прежде всего, свобода радио Люксембург», как однажды сказал Герман Гремлица.

На передней линии противостояния с полицией, где физически рискуют чуть больше, видны уже большее количество парней явно хулиганского вида и в подобных панк-рокерам грязных прикидах. Между ними появляются также несколько обычных для Берлина придурков из числа «старых красных». Из лиц, которые связаны с «фоном миграции», на фотографиях можно увидеть лишь немногих.

Однако и они были якобы представлены в значительном количестве. Тем самым к леворадикальным атакам присоединились еще и этнически мотивированные. Это следует расценивать как обостряющий момент. Немец, который заявляет, что он хотел бы ликвидировать «Германию», передает все же другое послание, нежели турок, который говорит то же самое.

Газета «Берлинер Цайтунг» сообщает:

Оказалось, что демонстранты, которые в большинстве своем принадлежали к основанному в 2004 союзу турецких мигрантов «Allmende» («Германия»), вовсе не хотели покидать зал. Они получили поддержку от других протестующих на галерке. Теперь Ютта Ферберс как хозяйка мероприятия стала угрожать привести «сильных мужчин». Имелись в виду полицейские. Дошло до дальнейших ругательств и потасовок. «Ведите себя как демократы», кричал нарушителям порядка один немолодой господин в костюме. «Расизм не демократичен», возражал Ахмед Бейазкайа из союза «Allmende». Люди ругались между собой, обвиняя друг друга в «фашизме» или в «левом фашизме».

Комментарий к этому выступлению, полный понимания и скрытой симпатии, дал председатель берлинской организации СДПГ Ян Штёсс, который прощебетал:

«Даже если мы уже никак не избавимся от него, но именно «Берлинский ансамбль» не должен был бы предоставлять ему свою сцену».

Тут он снова почти прав, так как Бертольт Брехт в конечном счете в своей сталинской фазе также определенно оправдывал «добродетельный террор», например, в печально известной пьесе «Мероприятие». В конце 1935 года, когда как раз начались Московские процессы, Брехт писал своему другу Эмануэлю Ласкеру:

«И видите, также и в тех многих процессах, о которых слышно теперь в Москве, и о которых вы сообщали, есть свое благо. Потому что чем более они невиновны, тем больше они заслуживают смерть».

Но это только между прочим. Саррацин указал в своей книге исторические корни и мутации «политической корректности»; у всего этого есть длинная традиция, и на протяжении уже двухсот лет с нею не смогло справиться никакое Контрпросвещение. Наверное, на все века справедливо то, что говорил Жорж Бернанос: «Безумие болванов затопляет мир».

Торстен Хинц пишет в «Юнге Фрайхайт»:

Чтобы анализировать структуру и происхождение добродетельного террора, Саррацин обращается к «спирали молчания» Элизабет Нёлле-Нойман, а также к ее ученику, ученому-специалисту по коммуникации из Майнца Гансу Матиасу Кепплингеру. Он цитирует этологов, и показывает при помощи Джорджа Оруэлла, как «декаданс языка» ведет к «декадансу мышления». Он ссылается на «Государя» Макиавелли и на книгу де Токвиля об Америке, упоминает о средневековой инквизиции и о пуританской охоте на Сейлемских ведьм.

Но по-настоящему добродетельный террор родился в 1789 году в момент Французской революции, радикализированные главные действующие лица которой хотели насильственно ввести равенство в обществе. Эти размышления очевидны, но они содержат мало нового. Впрочем, они свидетельствуют, что и вызванные сторонниками политкорректности сцены охоты тоже не новы и не оригинальны. «Травящая свора ортодоксов» (Петер Фурт) – это сравнительно постоянный феномен в истории.

Как всегда такое выступление Антифа отображает в малом и до деталей перевранном виде то, что является в большом доминирующей тенденцией. Те способы, которыми средства массовой информации избегают Саррацина, а также его новую книгу, подтверждают ее содержание – причем самым превосходным образом, едва не написал я. Но почувствовать вкус иронии могут только те, кто сами не связаны политкорректными духовными узами. И даже тогда этот вкус довольно горек, в зависимости от способности понимать черный юмор, которую вы сохранили у себя.

Как раз от слепцов нельзя требовать, чтобы они видели сами, или от глупцов, чтобы они стали умными, или от идеологов – чтобы они протрезвели и отмежевались от своей идеологии. Ни один глупец не знает, что он глуп. Большей частью он даже считает себя очень разумным, что делает его глупость еще более вызывающей. И если бы он знал о своей глупости или, по меньшей мере, тихо догадывался бы о ней, это стало бы первым шагом для него, чтобы поумнеть. Вследствие этого ему пришлось бы прекратить быть тем, кто он есть.

Но на свете есть мало вещей, столь же прочных и упрямых, как собственная настойчивая воля глупости. И чем больше глупец время от времени чувствует, жало сомнения все же просачивающегося в него, тем громче он дует в свою дудку, тем больше он оправдывает свою глупость, так как все-таки здесь оказываются поставленными на карту все его уважение к себе и его первопричина, его субстанция – вещи, ради которых большинство людей вообще готовы почти всегда пожертвовать правдой. То же самое справедливо для политкорректных и идеологических ортодоксов. И это обстоятельство тоже делает многих представителей этого вида столь жуткими и одновременно столь шутовскими. (Как однажды сказал Дерек Тёрнер: политическая корректность – это «клоун с ножом в руке»).

Во всяком случае, именно здесь построена твердая как бетон стена, о которую должны разбиться все усилия по «обсуждениям», тем более «свободным». И она, естественно, должна иметь некоторое отношение к факту неравенства, который отмечает Тило Саррацин. Именно неравные-то и не могут вынести, когда какой-то неравный говорит им, что он неравен в сравнении с ними. Естественно, они также сами считают себя умнее, моральнее, «человечнее», справедливее и черт знает еще что, чем Тило Саррацин, против которого оправданы теперь любые меры, так как он изверг и тем самым «недочеловек» и скрытый нацист.

С этим также тесно связано и столь же жуткое незыблемое, бредовое убеждение левых в том, что они в любое время и всегда правы, и что это они настоящие жертвы и настоящие преследуемые. «Дер Тагесшпигель» цитирует один из левых сайтов:

«При выборе места проведения мероприятия Саррацин и устраивающий мероприятие журнал «Цицеро» настроены на полную конфронтацию», сообщается в призыве к демонстрации на левой интернет-странице. Дальше говорится: «Расизм и социальный шовинизм Саррацина должны разрушить последние бастионы левой культуры».

Если бы только это было так! На самом деле это скорее логика левых, которая неизбежно стремится к «полной конфронтации» и обострению гражданской войны. В момент, когда без «если и но» правит этика в духе «Заткни пасть!», соперничающим партиям не остается, собственно, ничего больше, как разбивать друг другу черепа. Пожалуй, есть немало людей, которые именно так и поступили бы с Саррацином, если бы они могли, если бы им разрешили. В этом отношении забавно, что ведущая мероприятия предоставила слово одной демонстрантке, наверное, в надежде на то, что умиротворение могло бы спасти ситуацию. И та, естественно, использовала это предоставленное ей «право на свободу слова», чтобы потребовать лишить Саррацина его права на это же.

«Ни пяди земли расизму! Выбросить в урну духовный мусор Саррацина!»

То, что высказывается здесь так беспрепятственно, это не только желание нескольких чокнутых антифантов. Еще раз Ян Штёсс:

Руководитель берлинской земельной организации СДПГ отреагировал в Твиттере на протесты во время лекции. Он написал, что «Берлинский ансамбль не должен был бы предоставлять Саррацину свою сцену» – «если мы уже никак не можем избавиться от него». Здесь Штёсс намекал на провалившуюся попытку исключить бывшего берлинского сенатора из СДПГ. На это попросил слова депутат от Пиратской партии Мартин Делиус. «Да, дерьмо. Что там неправильно? Устав? Прецедентные приговоры арбитражных судов? Нам тут тоже нужно кое-что исправить», писал он. Штёсс письменно ответил, что было «два – к сожалению безуспешных – процесса».

Здесь путаются два метода «избавиться» от Саррацина, и, однако, они скрытно снова поддерживают друг друга. Одна стратегия состоит в том, чтобы утверждать, что «добродетельный террор» – это химера, ведь Саррацин мог беспрепятственно публиковать свои книги и выступать по телевизору, поэтому он – только воображала без реальной сущности, бизнесмен, хладнокровно рассчитывающий на скандалы.

Другая стратегия – открыто применять именно этот «террор», на всех его уровнях от клеветы до банд черни. Одни, усердно сохраняя маску либералов, допускают, что «террор против мнений» был бы естественно предосудителен – только, все же, в данном случае не подобает говорить об этом. Другие, как демонстранты в «Берлинском ансамбле», без обиняков соглашаются: «Террор против мнений» в этом случае полностью оправдан, и его следует проводить всеми средствами.

Это образец, который снова и снова возвращается во всех родственных политических сферах: Отрицание проблематики, в том виде, в котором ее предметно обсуждают «диссиденты», леволиберальным истэблишментом, мощное согласие с ней со стороны левых экстремистов. Например: «Саррацин истерик, ведь Германия вовсе не самоликвидируется, все хорошо». Антифа: «Германия самоликвидируется и это хорошо! Давайте продолжать ликвидировать Германию!» Или: «Представление, что немцы могли бы стать меньшинством в собственной стране, полностью притянуто за уши. Демографический кризис, во всяком случае, создаст проблемы для пенсионной системы». Антифа: «Все еще любя смерть народа!» Итак, здесь идет игра в «доброго полицейского и злого полицейского».

И это, между прочим, по всей Европе. Клоновский говорит:

… (я узнаю) почти в унисон из всех средств массовой информации, что новая книга Саррацина – это (еще одна) чепуха от любящего пиар склочника, так как в Федеративной республике, естественно, царит, мол, свобода слова, что можно видеть уже только по тому, что такой человек как Саррацин может публиковаться и посещать теледебаты. Во время берлинской пресс-конференции, на которой этот социалист-диссидент представлял свою книгу, ему с наслаждением бросили как раз этот упрек, после чего сидящий рядом с Саррацином на трибуне майнцский профессор, специалист по средствам массовой информации Кепплингер заметил, что речь идет вовсе не об этом, так как Саррацин из-за своей известности и больших тиражей оказался в удобной ситуации, чтобы распространять в народе свои взгляды, усиленные в средствах массовой информации (и, как я позволю себе заметить, искаженные в средствах массовой информации), но все эти неизвестные другие, который думают так же как он, не обладают такой возможностью (или, во всяком случае, разве что в частном кругу), так как они испытали бы не столь уж необоснованный страх последствий. Уже какая-то комиссия ЕС по толерантности сообщает, что Саррацина следовало бы заставить замолчать, что породило бы сплоченный союз между Брюсселем и Антифа, как внутри брюссельской политической бюрократии вообще циркулируют интересные планы о содействующей толерантности опеке и антирасистском или антисексистском управлении европейской прессой. Нас, очевидно, скоро ожидают великие времена.

В действительности у общественной дискуссии о Саррацине есть скорее характер алиби и более тонкой формы дискредитации. Ее мотивирует не вопрос правды, а оппортунизм, инстинкт сохранения власти, а также страх, прежде всего, она инсценирована как занимательная травля проблемного человека, как кризис ограничения ущерба и ничего больше.

Саррацин представляется как надоедливый провокатор, который там и сям мог найти отдельное зернышко правды, и от которого предпочли бы избавиться как можно быстрее. Одно только вездесущее маленькое прилагательное «спорный», которое всегда появляется, когда речь заходит о нем, сигнализирует, что этот человек отмечен большим красным вопросительным знаком и процесс его «отлучения от церкви» продолжается.

Еще раз Торстен Хинц об этом:

Саррацин утратил свою должность в Федеральном банке, однако, был в состоянии гарантировать себе неурезанные права на пенсию. Затем его жена, которая работала учительницей, была изгнана из берлинской системы образования. О пережитом она тоже написала книгу, которая встретила живой интерес. Все же и она по-прежнему вынуждена была терпеть презрение общества. Ей без обоснования отказывали в уже согласованных лекциях, причем особенно в этом отличилась евангелическая церковь.

Трудно посчитать успех продаж книги «Германия самоликвидируется» подтверждением свободы слова. Книга эта была тем знаменитым вентилем, с помощью которого спустили давление из котла. Накопившееся разочарование смогло разрядиться в частном и полупубличном пространстве и было технически нейтрализовано. В политическом отношении ничего не изменилось.

Наоборот, читатели теперь знают, что хотя неприятное чувство не обманывает их, но они также знают, что они окажутся «вне игры», если будут публично придерживаться своего мнения. Не у всех есть финансовая защита Саррацина, которая помогает перенести такие нагрузки. «Коридор разрешенных мнений» сузился с тех пор еще больше, и сеть «политической корректности», языковой системы, которая хочет довести действительность до исчезновения, стала еще более тесной.

Неудивительно, что также «добродетельные террористы» в «Берлинском ансамбле» производят такое ухоженное впечатление и что у них такая спокойная совесть. Отойдет ли теперь это шоу в пропаганде на задний план, как ушли на задний план эксцессы Антифа по поводу Венского академического бала – это мы еще увидим. «Берлинер Цайтунг» констатирует:

Тило Саррацин теперь по праву может утверждать, во всяком случае, что у свободы слова в Германии есть границы.

Ах, да что вы, это же все были только незначительные левые чудаки! Предоставьте ему быстро снова какой-нибудь форум, чтобы это впечатление опять испарилось!

Источник: http://www.sezession.de/44011/berlin-tugendterror-gegen-sarrazin.html


1 марта 2014

Гельмут Бёттигер

«Птицы, акулы и бомбы»

Они отреагировали быстро, спекулянты закона о возобновляемых источниках энергии (EEG). Едва результаты экспертизы были опубликованы, они призвали на большую демонстрацию 22 марта для защиты «энергетического поворота» в различных городах Германии. BUND, NABU и другие уже сформулировали свои выводы об угрозе «энергетического поворота» и держат в руках десятки тысяч различных подписанных петиций о его спасении. Они боятся, что примерно 1,35 миллионам маленьких спекулянтов EEG в Германии перекроют денежный кран и приток пожертвований.

Что произошло? «EEG снимает чары» – под таким заголовком вышла статья в газете Франкфуртер Альгемайне за 26 февраля. «Обширный честолюбивый и со сложным планированием крупный экономический проект Федеративной республики (позднее назван «энергетическим поворотом») … сопровождаемый отказом от нормальных привычек и претензий на благосостояние» и «это до сих пор бывало только во время войны» (государственный секретарь при Геншере Менке Глюкерт (СвДП)), оказался пустышкой. Так мог бы подумать каждый, если бы он только захотел. Все же, перспективы огромной денежной прибыли, которую предвещал «отказ от нормальных привычек и претензий на благосостояние» граждан ради «верхушки» общества, отключили мышление. Люди одурманили сами себя и граждан, которых они собирались доить, обещанием нового экономического подъема (даже нового «кондратьевского цикла»), который принес бы множество новых рабочих мест, бум экспорта для связанных с этим технических инноваций и общепризнанное благодеяние для человечества из-за спасения климата благодаря предотвращению выбросов CO2.

Никто не задумался над тем, что нельзя достичь ни благосостояния, ни подъема, ни тем более нового «кондратьевского цикла» с помощью пустых затрат средств и имущества на работы, которые не производят ценностей – ни товаров потребления, ни устройств для их изготовления. Единственным обещанием, которое сдержали, было требование отказа от «претензий на благосостояние» и полюбившихся «привычек» (например, хорошо отапливаемых квартир или гарантированного электроснабжения). И, кажется, только об этом думали сторонники «энергетического поворота», истеблишментские партии и «повстанцы» Джина Шарпа среди многих экологических сборщиков пожертвований.

Теперь они получили неприятную банальность своей эйфории от официально подтвержденной «экспертизы по исследованиям, инновациям и технологической мощности Германии», составленной созданной Бундестагом экспертной комиссией. Эта экспертиза опровергает все опьяняющие обещания сторонников «энергетического поворота». «Энергетический поворот» не уменьшает выбросы CO2, а просто «переносит» их. Он «не создает новые рабочие места», а скорее ликвидирует их (из-за энергетического поворота: «4 млн. рабочих мест в производительном секторе по Европе были потеряны после 2008 года. EUObserver, 28 2. 2014). Издержки на «энергетический поворот» не только удорожают производство товаров, угрожают конкурентоспособности в сравнении с иностранными производителями, но также уменьшают покупательную способность народа внутри страны. ««Энергетический поворот» также не мог совершить технологический или инновационный толчок», он также не открыл этим окно для экспорта. Наоборот, гарантированные EEG субсидии даже повредили инновационным усилиям. Эксперты также констатировали, что Германия больше не может экономически позволить себе пустые траты на содействие экологической энергетике. «EEG – это нерентабельный инструмент для охраны климата. Он не имеет развертываемого инновационного эффекта. Поэтому по обеим причинам не получается никакого оправдания для продолжения EEG», так процитировала мнение экспертов Франкфуртер Альгемайне.

Но эксперты остаются, теми, кто они есть, т.е. «экспертами», преданными истеблишменту. Они ни в коем случае не ставят под сомнение «энергетический поворот». Они выступают исключительно против EEG. Его следует уже примерно через два года заменить другим процессом возмещения. Очевидно, это теперь и предстоит. C этой целью эксперты даже еще подтверждают свои цели сократить выбросы CO2 (по коалиционному соглашению около 55% до 2030 года вместо нынешних 50%), т.е. не дать растениям нужный им CO2 и таким путем «спасти» климат от несуществующего врага. Они твердо придерживаются этой глупости, хотя до сих пор вопреки многомиллиардным исследованиям не было получено никаких эмпирических доказательств воздействия CO2 на климат, теоретические рассуждения оказались полностью плохой, ошибочной физикой, и климат (охлаждение уже почти 20 лет) наказывает такие утверждения как ложь.

Но какое дело до таких фактов «экспертам», которые стараются дать правителям желаемые ими результаты. Со времен так называемого поколения 1968-го и его «Франкфуртской школы» наука должна быть «партийной». Это значит: после того, как люди 1968 получили предусмотренные для них должности (так же как в Украине и в других местах, только после несколько более гуманного процесса), наука должна служить партии «критическо-теоретических» правящих.

И потому «эксперты» требуют, даже если в несколько зашифрованном виде, дальнейшее продолжение этого безобразия по спасению климата. Они действуют при полной пропагандистской поддержке со стороны так называемой крупной промышленности от BMW до Siemens и VW (Ср. брошюру VW AG «У эффективности есть будущее» от сентября 2013) Только правление BASF до сих пор высказывалось критически, чтобы оправдать перемещение рабочих мест за границу. О чем идет при этом речь, лучше всего видно на примере выплавки алюминия. Здесь каждое рабочее место приходится субсидировать через исключительное регулирование для EEG – по 400 тысяч Евро в год. Если бюрократия ЕС может отсоветовать эти «субсидии», то проще заранее перенести рабочие места за границу.

Так как право на охрану имущества едва ли могло бы быть осуществимым. Причина красноречива: Вынужденное собирание денег на бесполезное производство (неуверенное снабжение электричеством «энергетического поворота») противоречит обычаю. Нельзя предъявить иск противоречащему обычаю исполнению договора. То же самое, естественно, касается также инвесторов в акции предприятий «энергетического поворота». Банки и продавцы инвестиций рекламируют «20 лет надежных денег», так как то, «что признало государство, оно больше не может забрать!» Но если рекламная раскрутка опрокинется, политики последуют за давлением общественности и исключат из EEG ток от энергии ветра и солнца, так как за прошедшее время уже пришлось признать, что бессмысленно попросту захотеть производить электроэнергию с помощью ветра и солнца. Что тогда? Тогда закон будет изменен, так как он противоречит задачам государства снабжать граждан и промышленность жизненно необходимым недорогим электричеством. С предпосылкой закона право на охрану имущества теряет свое обоснование, вместе с тем платежи EEG больше не допустимы также и для уже установленных объектов из-за «противоречия обычаю» (см. об этом интернет-страницу организации защиты потребителей электроэнергии NAEB www.naeb.info).

С давних пор расходы на электроэнергию и вместе с тем стоимость всех материальных продуктов растут в Германии из-за EEG значительно быстрее, чем номинальные заработные платы. Из-за растущих издержек на газ, жидкое топливо, ток и следующего за ними роста цен все больше людей попадают в «энергетическую бедность». Согласно агентству «Рейтерс» отопление и горячая вода в Германии в 2013 году стали на 43% выше, чем в 2002 году. Цены на жидкое топливо выросли за тот же период примерно на 140%, тарифы на электроэнергию удвоились, в то время как номинальная заработная плата в этот же период по самым оптимистичным оценкам выросла в среднем примерно на 17%.

«Рейтерс» берет ответ из запроса фракции «Зеленых» Федеральному правительству в 2011 году, согласно которому примерно 6,9 млн. домовладений должны расходовать более 10% своего дохода на электричество, и более 17% немецких домовладений страдали от «энергетической бедности». Еще в 2008 году их было только 13,8%. Это было в 2011. А что сегодня? В прошлом году тарифы на электроэнергию поднимались особенно сильно? Между тем 379 поставщиков электроэнергии сообщили о повышении цен в этом году в среднем примерно на 3,5% и 80 основных поставщиков (согласно «Verivox») примерно на 4%. Причина: поднятие разверстки на экологическую электроэнергию в размере с 5,27 до 6,24 евроцентов за киловатт-час. «Экспертиза» о плохих «социальных последствиях «энергетического поворота»» отсутствует. Вероятно, Бундестаг отказывает выделить на это деньги.

«До сих пор политика оставляла без внимания критические (т.е. не заказные) указания ученых политконсультантов. Не стоит ожидать, что на этот раз случится иначе», разочарованно пишет «Франкфуртер Альгемайне». При этом речь даже не заходила еще о дополнительных негативных последствиях «энергетического поворота», таких как разрушенная окружающая среда (ландшафты), вред для здоровья от инфразвука, ухудшение туристической привлекательности, девальвируемое домовладение, разоренные лесные пространства, гильотинированные лопастями ветровых электростанций птицы и летучие мыши, и гораздо большая угроза климату со стороны устроенных близко друг к другу ветряными парками, чем ее мог бы вызвать CO2 (т.е. из-за влияния этих устройств на розу ветров и пропорции выпадения осадков). 8 апреля федеральное правительство хочет принять решение о согласованном между выгодоприобретателями проекте закона для «фундаментального преобразования EEG». Тогда мы узнаем об этом поточнее. Вероятно, перейдут к регулированию квот. Оно в будущем обязало бы поставщиков энергии покупать установленную государством долю экологического тока у соответствующих производителей. Коэффициент спроса контролируется свидетельствами, которые можно покупать (квитанции производителей). Унифицированная цена свидетельства дает привилегии более эффективным крупным продавцам альтернативных энергий в сравнении с мелкими производителями, если «птицы, акулы и неразорвавшиеся бомбы времен Второй мировой войны» не разрушат их ожидания, вложенные в оффшорные ветряные парки», как писала газета «Хандельсблатт» 26 февраля. Так как уже «три поставщика электроэнергии положили на прошлой неделе в долгий ящик расширение самого большого в мире ветряного парка к востоку от Лондона в устье британской Темзы» … «В течение трех прошлых месяцев уже каждый из шести самых больших британских поставщиков энергии отказался от морских энергетических проектов … Проектам мешают либо издержки в связи с техническими проблемами, либо проблемы экологии». И малореалистично, – как сказал один из предпринимателей – ожидать дальнейшую поддержку со стороны политики и правительства.

Но из-за этого вряд ли что-то изменится в цели «экономического крупного проекта со сложным планом» – уменьшении «претензий на благосостояние» в мирные времена. Это вызовет, вероятно, новую «горячую» Третью мировую войну, к которой нас, очевидно, готовят средства массовой информации своими репортажами о Путине, Сочи и процессах в Украине, Сирии, Ливии. Вероятно, вы еще помните, что написала газета «Ди Вельт» еще 6 марта 2012 года: «По причинам экономии британская армия вынуждена продать земельный участок, на котором стоят 6000 танков. Они должны теперь разместиться в Германии». По «причинам экономии» перевезти через Ла-Манш 6000 танков в Германию и при случае снова вернуть их назад? И мы должны поверить в эту причину такого действия! Какими же глупыми считают уже нас они «там наверху». Повторяемые всеми и каждым мнения о спасении климата и «энергетическом повороте», кажется, признают их правоту.

Это уж слишком преувеличено, думаете вы, так как все еще не решено, привезут ли танки на самом деле. И, кроме того, США вывели прошлой весной свою последнюю танковую бригаду из Германии обратно в США. Но также и это не было последним словом. В начале февраля представитель американской армии, полковник Томас Мэтсел заявил, что 29 тяжелых танков «Абрамс» в рамках программы European Activity Set (EAS) были переданы в состав Joint Multinational Command Training Center (т.е. многонационального полигона Графенвёр в Верхнем Пфальце). Это – часть боевой подготовки. 29 танков – немного. Но США предусматривают ротации участвующих общевойсковых соединений чаще, чем один раз в год. И какие могут быть тут учения с участием «тяжелых» танков? «С их помощью корпус быстрого реагирования НАТО NRF мог бы готовиться ко всей палитре возможных боевых действий», заметил американский представитель. NRF для генерального секретаря НАТО Андерса Фога Расмуссена это «острие копья» Северно-атлантического союза, которое могло бы везде оказывать сопротивление при любой опасности. Не только члены НАТО участвуют в проекте. В 2014 году Швеция, Финляндия и Украина (!) должны были направить туда своих солдат, с 2015 года также и Грузия. Учения NRF происходят, как правило, около российской границы, в 2013 году, например, в Латвии и Польше.

Майкл Дарнелл писал об этом в американской военной газете «Старз энд Страйпс» («Звезды и полосы»): «Когда 22 последних танка Абрамс» (в апреле 2013 года) покидали Европу, это рассматривалось в качестве конца эры. Теперь эта глава истории кажется несколько преждевременно закончившейся».

Источник: http://www.spatzseite.com/2014/03/voegel-haie-und-bomben/


22 февраля 2014

Гельмут Бёттигер

Самодемонтаж

Собственно, следовало бы в некоторой степени поблагодарить депутата от СДПГ Эдати, даже если его подозревают в педофилии, и он вопреки многомесячной чистке своих жестких дисков исчез со своим портативным компьютером. Его афера даже маленькому человеку, который вместо политики и ее последствий интересуется футбольными матчами, новыми хитами и дерьмом других, показывает, что за дураки им и нами управляют. Для них и их средств массовой информации речь идет только лишь о том, чтобы прикрыть эту аферу парализующим покрывалом нормальности. Как долго еще эти мямли-избиратели будут соглашаться с этим?

Председатель СДПГ Габриэль считает, что все в порядке: все ответственные лица в СДПГ действовали, по его словам, по совести. Его помощник Посс полагает, что пора прекратить «скандализировать» этот инцидент. Забудем об этом! Глава фракции СДПГ Опперман хвастливо называет себя «якорем стабильности коалиции». Подобно ему поступает также и бывший министр внутренних дел Фридрих (ХСС). Он невиновен, он, мол, выдал служебные тайны только для того, чтобы не навредить коалиции, это похвально, в конце концов. Он только поставил исполнительную власть выше правового государства. Правление СДПГ непосредственно или косвенно передало дальше эту информацию, чтобы уберечь Эдати и СДПГ. Он поставил дело партии выше дела правового государства. Опперман вводил общественность в заблуждение, должен был исправиться, обвинил Фридриха и вызвал его отставку и обвинил шефа Федерального ведомства уголовной полиции (БКА) Цирке – и снова должен был поправляться. Габриэль считает, что это поведение правильное. Где же проблема? «Коалиционные партии ведут себя так, как будто бы общество принадлежит им», сделал из этого вывод один блогер. Как вам это нравится?

Основной закон, законы, государственные учреждения подкупаются и используются в частном порядке. Никто не чувствует себя ответственным или еще решается на то, чтобы представлять интересы общественности. Для этого те, кто призван представлять эти интересы, недавно снова позволили себе повысить жалование. Где же тут разница с феодальной системой? Похоже, что только лишь в количестве тех, кто на этом наживается. В ведущей державе Запада ситуация выглядит подобным же образом. Там только лишь 12% американцев считают, что их Конгресс работает хорошо. Это, вероятно, были чиновники. В Германии же об этом лучше вообще не спрашивать. Между тем подобная раковой опухоли «система» образует метастазы. Там есть епископский «строительный Крез» из Лимбурга, которому помогли получить весьма доходное местечко, мошенничества служащих ADAC, граждане, подвергнутые слежке, манипулируемые проценты и обменные курсы, осквернители детей в высшем обществе и церквях, производственные советы, которые сговариваются с менеджерами, профсоюзные деятели, которые уходят в отставку из-за сомнительных акционерных дел, сенаторы, впутанные в мошенничества с ипотекой. В конце концов, профсоюз учителей (профсоюз работников образования и науки, «Мы образуем будущее»), подготовил следующий учебный материал для семиклассников и хочет его использовать.


ГЕТЕРОСЕКСУАЛЬНАЯ АНКЕТА. ДВЕНАДЦАТЬ ВОПРОСОВ РЕБЕНКУ

  1. Откуда, как ты думаешь, исходит твоя гетеросексуальность?
  2. Когда и почему ты решил, что будешь гетеросексуальным?
  3. Возможно ли, что твоя гетеросексуальность – это только фаза и что ты преодолеешь ее?
  4. Возможно ли, что твоя гетеросексуальность исходит от невротического страха перед человеком твоего пола?
  5. Знают ли твои родители, что ты гетеросексуален? Знают ли об этом твои друзья и подруги? Как они отреагировали?
  6. Подавляющее большинство педофилов гетеросексуально. Можешь ли ты взять на себя ответственность, отдав своих детей для учебы гетеросексуальным педагогам?
  7. Что, собственно, делают мужчины и женщины вместе в постели? Откуда они могут знать, как им удовлетворить друг друга, если они анатомически настолько разные?
  8. Несмотря на то, что общество так сильно поддерживает брак, число разводов продолжает расти. Почему так мало продолжительных, стабильных отношений среди гетеросексуальных партнеров?
  9. Согласно статистике венерические болезни у лесбиянок встречаются реже всего. Есть ли поэтому для женщин на самом деле смысл вести гетеросексуальный образ жизни и таким образом идти на риск венерических заболеваний и беременности?
  10. Ввиду перенаселения возникает следующий вопрос: Как человечество сможет выжить, если все люди будут гетеросексуалами?
  11. Похоже, что существует очень немного счастливых гетеросексуалов; но разрабатываются технологии, которые позволят изменить тебя, если ты действительно этого захочешь. Принял ли ты уже во внимание возможность, чтобы тебе сделали электрошоковую терапию?
  12. Хотел ли бы ты, чтобы твой ребенок был гетеросексуалом, хотя тебе известны проблемы, с которыми он столкнется?

Текст этот не родился под ироничным пером злонамеренных противников профсоюза или из стихийных излияний похотливых старых дев, а находится на странице 20 инструкции для учителей, написанной профсоюзом работников образования и науки, под названием «Образы жизни лесбиянок и гомосексуалистов, тема для школы», шестое, переработанное (!) издание, февраль 2013 года. 10-й вопрос разоблачает признательный поклон перед гуманно-политическим намерением финансовой олигархии: сокращение населения. И вопрос 11 предлагает электрошок для приспособления к господствующей сексуальной моде (естественно, имеется в виду только в «исторически-критическом ключе»).

Зелено-красное правительство в Баден-Вюртемберге со своим учебно-воспитательным планом на 2015 год, кажется, соответствует этому намерению. Оно хочет навязать свою сексуальную индоктринацию под государственным обязательным обучением всем детям с начальной школы. Так как дети должны ставить под вопрос свою собственную сексуальную ориентацию и знакомиться с образом жизни и с местами встреч людей LSBTTI (лесбиянки, гомосексуалисты, бисексуалы, транссексуалы, трансгендерные и интерсексуальны) и все это без различия воспринимать «как хорошее, нормальное и правильное», только «гетеро» нужно рассматривать как то, что следует преодолевать. Индоктринация должна происходить «в разных предметах по главному принципу поперечного разряда». Зачем тогда так возбуждаться от Эдати, которого больше ни в чем нельзя уличить, так как его своевременно предупредили? Эдати никого не принуждал смотреть полученные картинки, и – насколько известно – уж точно не детей в начальной школе.

Легко возмущаться этим и быстро можно найти отговорки: «Итак, в это я не могу поверить, я ничего не знал об этом». (Здесь чаще всего путают слова «могу» и «хочу»). И что было бы, если бы вы знали об этом? Каждый мог бы знать, что высотное здание (World Trade Center 7 обрушившееся наряду с двумя другим 11 сентября 2011 года) не упало само по себе, и почти каждый мог бы подумать, что там могла бы быть взрывчатка, но никто не осмеливается додумать до конца такие мысли – и сделать из этого выводы относительно ответственных лиц и их намерений. Журналиста Пауля Шрайера, который написал об этом, недавно спросили: «Установили ли вы также, что существует потенциал сопротивления, чтобы больше не хотеть принимать всю эту ложь?» Его ответ: «По меньшей мере, чувствуется, что возросло весьма общее неудовольствие, даже если оно выражается до сих пор только в виртуальном мире интернет-форумов», т.е. у так называемых «конспирологов».

На вопрос, есть ли в Германии что-то подобное группе rethink911.org в США, которая с 2013 года с помощью пожертвований вела яркую просветительскую кампанию по этому делу: «Просто представьте себя хоть раз на месте журналиста из официальных средств массовой информации, например из Второго Германского телевидения или журнала SPIEGEL или газеты Die Zeit. Если бы один из них внезапно стал и сказал, что нужно заново расследовать события 11 сентября, тогда ему пришлось бы одновременно также объяснить, почему до него это дошло только теперь, спустя более 12 лет. Почему он так долго молчал и, вероятно, даже распространял ложь. Можно с уверенность поставить сто к одному, что он предпочтет лучше всего отодвинуть эту тему на остаток своей жизни – или даже оклевещет как раз противоположную сторону. То же самое, естественно, касается и политиков. Конечно, для настоящего публичного расследования событий 11 сентября понадобится смена поколений».

Как раз этого и пытаются избежать группы вроде «Мы образуем будущее» с ее сексуализацией молодежи. Людей со сломанной моралью, перевоспитанных или испорченных легче можно поработить. И так как таких людей за прошедшее время накопилось уже так много, Германия может «защищаться» теперь не только на Гиндукуше, но и в Африке, в Средиземном море и в частях Азии. Это определенно происходит вопреки параграфу 126 Основного закона, так как оттуда нам никто не угрожает. Однако поставьте себя на место федерального политика, как он может выступить против заданий тех, кто отдает ему поручения. Он сразу стал бы бросающимся в глаза, у него нашли бы что-то куда более плохое, чем изображения голых детишек, причем без предварительного предостережения. И кто-то с такой зарплатой пошел бы на такой риск?

В принципе, все вращается вокруг сохранения системы, или – если использовать слова Уоррена Баффета – вокруг «войны богатых против бедных», которую он считает «выигранной».

14 января 2014 года Федеральный конституционный суд (BVerfG) принял далеко идущее решение, опубликованное 7 февраля. Предметом был иск против денежной политики Европейского Центрального банка (ЕЦБ) от 6.9.2012, неограниченной закупки ЕЦБ государственных займов определенных государств ЕС с инструментом OMT (Technical features of Outright Monetary Transactions), решение о чем было принято через голову Немецкого федерального банка. В июле 2012 года президент Европейского Центрального банка Марио Драги заверил собрание лондонской финансовой элиты: Европейский Центробанк сделает все, чтобы спасти Евро. Все! Любой ценой! Это обещание позволяет таким странам как Италия и Испания еще дальше влезать в свои долги. Тем самым денежная масса расширяется за счет граждан (повышение цен и относительное обесценение имущества). Федеральный конституционный суд должен был принять меры, так как вопреки прежнему решению суда «немецкое федеральное правительство и Немецкий Бундестаг остались бездеятельными». Суд подчинил себя и дело Европейскому суду, косвенно кодифицировал, однако, в официальном решении, что политически ответственные лица в ФРГ способствует противозаконности денежной политики Европейского Центрального банка в пользу кредиторов (Goldman Sachs и других). Волнение в средствах массовой информации было незначительным по сравнению с делом Эдати.

Что вызвала денежная политика прежнего сотрудника Goldman Sachs Драги? В прошлом году число банкротств предприятий во Франции возросло до нового рекорда, сообщает страховая компания Coface, страхующая кредиты. Это коснулось почти 64 000 фирм. Соответствующим образом коэффициент безработицы вырос до более чем 11 %. Гора долгов Италии по сведениям итальянского эмиссионного банка в 2013 году выросла еще на 78,02 миллиарда Евро до рекордного уровня в размере 2,0675 биллионов Евро. Также в Испании долги центрального правительства (без бюджетов регионов, общин и социальных касс) в 2013 года возросли примерно на 77 миллиардов Евро до 788 миллиардов Евро. Согласно испанскому центральному банку испанские банки еще сидят на непогашенных кредитах в размере почти 200 миллиардов Евро, это примерно одна седьмая часть всех неоплаченных кредитов в Испании, хотя добрых 50 миллиардов Евро в неаккуратно погашаемых кредитах уже были заморожены в испанском «плохом банке» («плохой» банк: банк, организованный банковским холдингом как самоликвидирующийся траст для сброса в него сомнительных активов банка, который застрахован на федеральном уровне; используется для улучшения качества активов банка-продавца плохих долгов). Насколько далеко заходят, чтобы удовлетворить международные банки, было продемонстрировано уже 26.06.2011 в Греции. Тогда газета The Telepraрh писала: «Ожидаемые сейчас вынужденные продажи в Греции предусматривают продажу пляжей, казино, дворцов, аэропортов и морских портов». Когда последует «приватизация» улиц и дорог и, наконец – как предлагал МВФ – взятие под контроль недвижимого имущества граждан? Когда это будет достигнуто, система, о сохранении которой «любой ценой» идет речь, достигнет запланированной цели. Все имущество будет в руках крохотной клики кредиторов. Путь к этому прокладывают во всем мире всяческие защитники окружающей среды, мятежники, исламисты, гомосексуалисты и т. д. (часто они сами не знают об этой цели и о заказчиках, ради которых они этим занимаются). Тем самым мы бы тогда оказались слишком рано в «конце истории», провозглашенной Фрэнсисом Фукуямой. Люди уже могли бы увидеть, как он наступает, но не хотят в это верить.

Источник: http://www.spatzseite.com/2014/02/selbstdemontage/


15 февраля 2014

Гельмут Бёттигер

На Западном фронте перемены!

Швейцарский народ проголосовал, и «демократы» в ужасе от результата этого референдума. Для демократических правительств, похоже, не существует ничего более докучливого, чем граждане, которые придерживаются иного мнения, чем сами правительства, прежде всего, в «существенных темах». Народ должен растрачивать свои силы на навязанные ему идеологии вроде гомосексуализма, потепления климата, страхов перед атомной энергетикой и т. д. Негодование европейских политиков звучит в полный голос. Господин Геншер, как и другие, рисует на стене черта по имени «неонацист», другие, в свою очередь, боятся пробуждения расизма. Третьи, как Ангела Меркель, попросту отводят глаза. Она поручила своему представителю так заявить по поводу инициативы швейцарцев взять иммиграцию под контроль: «Это не тема для этого федерального правительства». Заместитель председателя СДПГ Ральф Штегнер выразился снисходительно и диагностировал «отупение» у большинства швейцарцев, ибо они, видите ли, проголосовали не так, как желало правительство.

Умеренная реакция председателя Европарламента Мартина Шульца (в spiegel.online), напротив, куда многозначительнее: Нужно отказаться от опрометчивых мероприятий, так как «правительство в Берне ясно отвергло инициативу. Оно – наш партнер в этом вопросе. Потому мы будем не правы, если сразу нанесем удар». Он замечает: правильнее было бы поддержать швейцарское правительство в его «приручении» своего строптивого народа, а не наносить этому правительству удар в спину.

С ним согласны немецкий и австрийский министры иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер и Себастьян Курц, когда они высокомерно упрекают большинство швейцарцев в «выковыривании изюминок», что на их языке должно означать, что люди, мол, думали только о своих личных преимуществах, а не об ответственности за всеобщее благо. Южнонемецкий депутат ЕС Андреас Шваб (ХДС) в определенной мере объясняет в «Тагес-Анцайгер» высказывание Меркель, когда говорит, что есть вполне понятные причины, почему другие страны не могли бы голосовать на референдуме по вопросу о свободе перемещения людей, об этом нет никаких «европейских дебатов». Швейцарцы вообще-то голосовали по вопросу не о свободе перемещения людей (старая тема ГДР), а о контроле массовой иммиграции и о ее воздействии на сосуществование людей и на уровень зарплат. Как обычно бывает у партийных политиков, противоположное мнение подается в искаженном виде, чтобы с ним можно было бороться в пропаганде. Занижение зарплат путем привлечения из-за границы рабов, работающих за минимальное жалование – это, естественно, не тема для профессионального политика. Он получает (не может быть и речи, чтобы использовать тут слово «зарабатывает») в Европарламенте примерно 17 800 евро в месяц за то, что приводит народ к политкорректному мнению и гарантирует свой доход путем собственного переизбрания.

Но как обстоит дело с всеобщим благом, о котором так «ответственно» заботится политический класс? «Федеральное правительство в своем годовом экономическом отчете видит Германию на стабильном курсе роста» (газета «Хандельсблатт» от 12.2.). Как успокоительно! Совсем недавно правительственное Федеральное статистическое ведомство сообщило: Очищенный от изменений цен оборот в обрабатывающей промышленности по предварительным данным (Destatis) в декабре 2013 года, без учета сезонных и ежедневных изменений оказался на 1,5% ниже, чем в ноябре 2013 года. Как внутренний оборот, так и внешнеторговый оборот, несмотря на рождественский шопинг, упали соответственно на 1,4%. Также нет никаких признаков успокоения кризиса в Европе. Статистическое ведомство Евросоюза (Eurostat) как раз сообщило, что катастрофическая безработица продолжила расти в Греции. И в отношении курса на стабилизацию и рост газета «Ди Вельт» писала 13.2.: «Германия – это очаг завтрашнего кризиса». Она делает такой вывод на основе «слишком высоких долгов, незначительного роста, слишком слабо диверсифицированной экономической системы, раздутого банковского сектора и к тому же еще часто слишком больших дисбалансов торговли». Германия сильна только по сравнению со всеми этими «слабаками» по европейскому соседству. Так промышленное производство в Федеративной республике в прошлом месяце (по-прежнему) сократилось примерно на 0,6 %. В декабре оборот в розничной торговле, несмотря на рождественские распродажи, снизился примерно на 2,5%. Также стареющее население (из-за отказа немцев рожать детей), выходящие из берегов энергетические издержки (из-за политического энергетического поворота) и сверхзарегулированные (из-за политического класса) рынки нанесли свой удар по Германии. По новым высказываниям Фонда Бертельсманна 5,5 миллионов немцев в течение последних десяти лет потеряли свой статус среднего класса и провалились в состояние прекариата.

Критики Швейцарии связывают всеобщее благо, естественно, не с Германией или Швейцарией, а с Европой в целом. По этому поводу газета «The Gardian» уже 10.10.2013 заметила, что Европа «тонет в растянувшемся периоде возрастающей бедности, массовой безработицы, социальной дискриминации, растущего неравенства и коллективного отчаяния по причине политики жесткой экономии, задолженности и валютного кризиса последних четырех лет». Газета ссылалась на опубликованный незадолго до этого 68-страничный отчет Международного Красного креста. Там говорилось: «В то время как другие континенты успешно сокращают бедность, Европа увеличивает ее». И «долгосрочные последствия этого кризиса только начали проявляться. Вызванные (политикой) проблемы придется ощущать еще десятилетия, даже если бы экономика в ближайшем будущем начала улучшаться (чего не произошло). … Мы спрашиваем себя, понимаем ли на самом деле мы как континент, что с нами случилось». Да, так что все же с нами случилось?

Кризис, который вовсе не непредсказуемо начался с введения Евро (было достаточно критиков этого решения, они приводили хорошие аргументы, которые, однако, были легковесно отброшены), в открытой форме начался в конце 2009 года в Греции. Это кризис для миллионов людей – но, не для политиков – принес на будущее весьма мрачные перспективы «массовой безработицы, особенно среди молодых людей, 120 миллионам европейцев, которые должны жить в бедности или с риском обнищания, растущие волны иммиграции, которые проявляются в неприязни к иммигрантам, возрастающий риск социальных беспорядков и политической нестабильности. Риски оценивается в два или в три раза выше, чем в большинстве других частей мира. Все это вместе показывает, что будущее Европы гораздо более опасно, чем в послевоенное время».

Как последствие Евро-кризиса возникли «плохое психологическое состояние людей», согласно Красному кресту. «Мы видим, что среди европейцев постепенно воцарилось отчаяние, которое ведет к депрессии, безразличию и безнадежности. По сравнению с 2009 годом, еще больше миллионов людей (чем 4 года назад) просят помощи в виде пищевых продуктов (у Красного креста), не в состоянии купить лекарства, не имеют доступа к медицинскому обслуживанию». «Масса людей, которые зависят от распределения продуктов Красным крестом, выросла в 22 наблюдаемых странах с 2009 по 2012 год примерно на 75%. Все больше людей беднеют и бедные становятся все беднее». Хотя безработица в Германии еще сравнительно невелика по сравнению с другими странами ЕС, одна четверть работающих немцев считается работающими за низкие зарплаты, также как половина всех заключенных с 2008 года трудовых договоров относятся к работам с низким жалованием, непостоянной краткосрочной и минимальной занятостью. За этим в отчете следуют другие потрясающие цифры о рынке рабочей силы, росте прожиточного минимума и ужасающей пропасти между богатством и бедностью.

Волна новых увольнений и сокращений на 6-й календарной неделе в 2014 году разоблачила реальность за мнимым «экономическим подъемом». Большие сокращения рабочих мест угрожают (ср. массовые увольнения в США и Европе 7.2.2014) обрабатывающим, фармацевтическим, технологическим секторам и секторам розничной торговли в Северной Америке, Европе и Японии. Вместо того, чтобы использовать свои деньги для инвестиций в производство и увеличение рабочих мест, финансовая элита использует их для финансирования спекулятивных операций и покупки акций, чтобы увеличивать цены на акции и делать фокусников с деньгами еще богаче – за счет уровня жизни людей.

Связаны ли недавние мнимые самоубийства крупных финансистов с этим процессом, либо потому что они устыдились своей деятельности и ее воздействий, либо потому, что они знали слишком много, и элита начала сомневаться в том, можно ли им доверять? В середине января Тим Диккенсон, директор по коммуникациям Swiss Re умер в Англии при невыясненных обстоятельствах. 26 января погиб американец Уильям Броксмит (58 лет) из Deutsche Bank. Близкий сотрудник руководителя Deutsche Bank Аншу Джейна (индуса по происхождению – прим. перев.), который назвал Броксмита в некрологе «an instrumental founder of the investment bank», ушел на пенсию еще год назад. На следующий день Гэбриэл Мейджи (39 лет), заместитель руководителя отдела технологий в европейском центральном офисе JPMorgan в Лондоне выпал с 33-го этажа, а Карл Слим (51 год), коммерческий директор Tata Motors – с 22-го этажа своего отеля в Бангкоке. 29 января пропал Майк Дьюкер (50 лет), главный экономист Russell Investments, который позже был найден мертвым на обочине шоссе в штате Вашингтон, под склоном глубиной 15 метров. 3 февраля умер Райан Генри Крейн (37), исполнительный директор JPMorgan в отделе Global Program Trading в Нью-Йорке. Причину смерти должна выяснить токсикологическая экспертиза, результат которой нужно ожидать через шесть недель. 7 февраля Ричард Толли, учредитель фирмы American Title Service, занимавшейся страхованием, недвижимостью, договорами опеки и т. д., был застрелен из пневматического гвоздезабивателя.

Но давайте вернемся к всеобщему благу, которое якобы отсутствует у швейцарцев. Не свидетельствует ли желание взять массовую иммиграцию под контроль, вероятно, о большем чувстве солидарности, чем позволение беспрепятственного потока иностранцев? Тут все дело в том, что понимать под всеобщим благом и с каким кругом людей его связывают. Швейцарцы думают о своей маленькой стране. О чем думают «признанные» политики, это, наверное, население всего мира, или люди в Европе. В этом можно сомневаться, если вспомнить о 70-летней «борьбе против бедности» ведущих политиков или о развитии ЕС с момента введения Евро. Они демонстрировали свою заботу в первую очередь об имуществе, деньгах и благах верхушки финансовой элиты, когда под лозунгом «спасения финансовой системы» через бессмысленную государственную задолженность организовали передачу ценностей от стран собственникам финансовой системы. В США 12 февраля в 96-й раз с 1917 года был увеличен лимит долгов правительства. Период между увеличениями лимита долгов стремительно уменьшается. До 1962 года его повышали 20 раз, с 1962 года 76 раз и с 2001 года уже 13 раз. Между тем за один доллар уже можно купить то, что в 1917 году можно было купить всего за два цента.

Очевидно, экономическая система больше не соответствует цели служения благополучию населения мира и улучшению условий его жизни. Она деградировала до инструмента власти финансовой элиты, с помощью которого она владеет населением мира, хочет натравливать людей друг на друга и в конечном результате сократить их численность. То же самое справедливо для смысла и значения «демократии». Она дегенерировала до инструмента финансовой элиты по манипуляции общественным мнением и «отупением» избирателей, как, по сути, верно констатировал заместитель председателя СДПГ Штегнер. Только плебисцит в Швейцарии показал, что большая часть населения уклоняется от этого. Это приводит в ужас политиков, слишком хорошо оплаченных пособников этой системы.

Как могут функционировать фальсификации политиков, стало видно также из недавнего скандала с печально известным выражением «Fuck ЕU» в беседе помощника министра иностранных дел США Виктории Нуланд, (жены ведущего «неоконсерватора» Роберта Кагана) и американского посла в Украине. Политики и средства массовой информации были возмущены стилем высказывания и презрительной оценкой американки политического класса Европы. Истинный смысл разговора – попытка путем содействия восстаниям возвести на трон в другом демократическом государстве (Украине) желательное для США правительство, так как демократический выбор – как обычно бывает – не привел к желаемому результату, средства массовой информации и политики при этом намеренно упускают из внимания. И политики грозят санкциями нежелательному правительству на Украине, если только его полиция станет поступать так же, как вели бы себя американские полицейские в подобном случае (ср. только www.gegenfrage.com/usa-mehr-tote-durch-polizeigewalt-als-durch-irakkrieg/).

Для существенной и фундаментальной «смены режима» на Западе уже назрело время. Если этого не произойдет, то всей человеческой цивилизации грозит катастрофа.

Источник: http://www.spatzseite.com/2014/02/im-westen-was-neues/


8 февраля 2014

Гельмут Бёттигер

«Germans to the front!»

Когда в 1900 году подавление Боксерского восстания против западного доминирования и культурного перепрограммирования Китая угрожала превратиться в «нерентабельную», прозвучал призыв «Germans to the front!» («Немцев на фронт!»), которому немецкий император последовал с очень большим желанием. В конце концов, жестокая экспедиция Запада в Китай стала военным, а затем и экономическим успехом. Китаю пришлось, не говоря уже об обязательных закупках опиума, каждый год отдавать половину своего государственного бюджета «в качестве возмещения» западному сообществу государств. Об этом недавно напомнили речи немецких политиков на «Конференции по безопасности» в Мюнхене.

Федеральный президент Йоахим Гаук в своей речи «О роли Германии в мире» бичевал немецкую трусоватость и неправильно понимаемый пацифизм и требовал усиления международной активности Германии. «Культуру военной сдержанности» бывшего министра иностранных дел Вестервелле следует преодолеть. В том же самом смысле высказалась министр обороны Урсула фон дер Ляйен: Федеральное правительство готово усилить военные обязательства Бундесвера. Следует укрепить «как НАТО, так и ЕС». Так как «Германия сильна в Европе, но, прежде всего, Германия сильна благодаря Европе и НАТО». Организатор Конференции по безопасности Вольфганг Ишингер определил тему в момент ее открытия, когда рассказал о более активной роли Бундесвера в военных операциях и переиначил антивоенный лозунг 1968 года в «Создавать мир – оружием». «Гуманитарные мотивы важны, но они не достаточны для отправки солдат. Мы нуждаемся в четко определенной стратегии, Германия и ЕС должны определить свои интересы и приоритеты в сфере политики безопасности». Япония при изменении статьи 9 своей конституции осуществляет подобное изменение парадигмы. Япония больше не хочет отказываться от войны как средства политики.

Мотивом политического поворота Ишингер назвал то, что Германия усилением своих военных обязательств последовала бы желаниям американского правительства (а как иначе) и своих европейских соседей. «Наши партнеры ожидают это. И мы должны позаботиться о том, чтобы мы создали необходимую политическую и, впрочем, также и общественную основу для этого в Германии». Гаук намекал на то же самое более размытыми словами, когда говорил о «понимании безопасности, основывающемся на ценностях» и о том, что «самый важный внешнеполитический интерес Германии» состоит в том, «чтобы сохранить эту упорядоченную систему и сделать ее способной к будущему». При этом он делал особый упор на «концепцию защитной ответственности», которую должна принять Германия. Что значит «защитная ответственность» для тех, кого она касается, уже испытали на своей шкуре люди в Афганистане (2001), на Ближнем Востоке и теперь в Украине. По мере того, как США из экономических соображений хотят выйти из развязанных ими же войн на Ближнем Востоке и боятся задействовать свои войска в Африке для обеспечения Америки сырьем (уран, золото, нефть и т.д.), ЕС под руководством Франции и с военным персоналом ФРГ должно ввязаться в эти конфликты.

Но что же стало мотивом для внезапного изменения образа мыслей этого берлинского политика, которое немецкое население в своем большинстве не поддерживает (до сих пор, во всяком случае – средства массовой информации захотят это изменить)? В 1900 году, в случае с Китаем, поздно ставшая на путь имперской политики Германия надеялась получить свою долю в колониальной добыче западноевропейцев. Но что обещают Германии на этот раз? Министр иностранных дел Штайнмайер обобщил свой доклад на Мюнхенской конференции в семи тезисах. 1. «Германия слишком велика, чтобы комментировать мировую политику только с внешней линии», 2. «Мы признаем ответственность и предоставляем средства в распоряжение». 3. Этим Германия хочет укрепить общую европейскую внешнюю политику и политику безопасности. 4-й тезис пытается успокоить: «Использование войск всегда является только последним доводом». 5-й тезис определенно относится к Украине, кризис там должен быть решен мирно, но связывается, однако, с дипломатическим предупреждением украинскому президенту Виктору Януковичу: «Если в бочке с порохом тлеет фитиль, то очень опасно играть со временем». В 6-м тезисе Штайнмайер обращается к России: «Но это задача Москвы определить общие интересы». 7-й тезис дает признание: «Мы вместе пережили послевоенное время: Для нас нет вопроса о значении трансатлантического союза».

Наряду с нибелунговской верностью по отношению к США министр иностранных дел называет мотивом только одну цель: укрепление европейской внешней политики и политики безопасности. Джордж Фридман из американского аналитического центра STRATFOR видит в этом попытку с помощью военных методов укрепить в политическом отношении Европу, которой грозит развал из-за экономических проблем. Причину этого Фридман предполагает в определенном уменьшении военного присутствия США. Однако американский министр обороны Чарльз Хэйгел отчетливо возразил ему: США решительно настроены в ходе European Phased Adaptive Approach (EPAA) развивать в бассейне Средиземного моря новые «структуры противоракетной обороны». В качестве подтверждения он сообщил о перебазировании с целью «усиления европейской противоракетной обороны» американского эсминца «Donald Cook» (бортовой номер DDG-75, класс «Арли Бёрк») в Испанию. Этот оснащенный противоракетной системой «Aegis» («Иджис», буквально «Эгида») против баллистических ракет (AEGIS-BMD) корабль является первым из четырех кораблей такого типа. Кроме того, он заверил: «Есть несколько областей, в которые и дальше будет усиленно инвестировать американская армия. Мы также в будущем останемся ведущей мировой державой». При этом он направил предупреждение Китаю и России, которые «очень быстро модернизируют свои вооруженные силы и свою действующую в мировом масштабе военную промышленность. Это ставит под сомнение наше технологическое превосходство и наше оборонное партнерство во всем мире». Слова «оборонное партнерство» относятся к плотному поясу военных баз в странах вокруг России и Китая.

Фридман (и не только он) посчитал удивительной столь активную деятельность европейских (и американских) дипломатов в попытке свергнуть правительство в Украине, которую разделяет и Штайнмайер вопреки принципу невмешательства во внутренние дела государств (статья 2, пункт 5 Хартии ООН). Немецкое вмешательство тем более удивляет Фридмана, что экономические проблемы уже присоединенных стран привели ЕС к угрожающему самому его существованию кризису. Украина, по словам Фридмана, является «одними из ворот к сердцу России». Но если посмотреть с обратной стороны, то это не так, никаких «ворот из Европы в Россию» здесь нет, так как Карпаты в этом регионе помешали бы любым попыткам военного вторжения России. Разобрав экономическое значение Украины также относительно энергетических потоков, Фридман делает вывод: «Поэтому Украина мало значит для Европы, разве только, если бы Германия планировала новую войну против России, чего она не делает». Но если не Германия, то, вероятно, кто-то другой планирует «новую войну против России». С точки зрения западной пропаганды это звучит как полная чепуха. Но как это звучит с русской точки зрения?

Передислокация четырех эсминцев в Испанию и создание наземной радиолокационной системы радиолокатора и системы противоракет (SM-3) Aegis Ashore в Румынии и Польше соответствуют плану EPAA. Размещенные в Испании эсминцы принадлежат к так называемым «Forward Deployed Naval Forces» (FDNF, военно-морские силы передового развертывания). «Постоянная передовая дислокация четырех кораблей на военно-морской базе Рота дает нам возможность быть не только в правильное время, но и постоянно в правильном месте», сказал, согласно Defense News, министр ВМС США Рэй Мабус.

Россия снова и снова указывала на то, что создание такой противоракетной системы в значительной степени угрожает безопасности России, так как такая система делает возможным нанесение первого удара по России, поскольку для вероятного агрессора исчезает угроза ответного удара с ее стороны. Американский президент Барак Обама с момента внедрения программы EPAA 17.09.2009 снова и снова подчеркивал, что эту программу следует осуществлять во взаимном согласии с Россией. Но на разнообразные возражения России США всегда отвечали только уклончиво, мол, эта система направлена не против России, а лишь против Ирана, что не может убедить ни одного сколь-нибудь мыслящего человека. Даже письменное подтверждение этого высказывания, о котором просил российский министр иностранных дел Лавров, Белый дом до сих пор отказывался предоставить. Европейские партнеры по НАТО в ноябре 2010 года определенно приветствовали стратегический проект EPAA США и заверили американцев в своем дальнейшем участии в его осуществлении.

«Мы обеспокоены тем, что США продолжают развивать свои возможности противоракетной обороны без оглядки на Россию и ее опасения. Такая политика может подорвать стратегическую стабильность и привести к ситуации, в которой Россия могла бы считать себя вынужденной использовать свое право на расторжение договора о стратегических наступательных вооружениях», сказал директор департамента по вопросам безопасности и разоружения МИД России Михаил Иванович Ульянов. «В заявлении о противоракетной обороне, которое представила российская сторона 8.4.2010 при подписании соглашения СНВ-3, четко говорится, что к таким исключительным обстоятельствам (которые оправдывают расторжение договора) принадлежит также размещение систем противоракетной обороны США, которые грозят потенциалу российских стратегических ядерных сил». Москва надеется, говорит Ульянов, что сможет урегулировать проблему европейского противоракетного щита в согласии с Вашингтоном. «Такой шанс, естественно, есть, но теперь все зависит от политической воли США».

Ввиду внешнеполитического поведения США самое позднее с 2001 года и системного финансового кризиса начало новой мировой войны не кажется столь уж невероятным, как сто лет назад весной 1914 года. В действительности уже несколько инсайдеров указали на сходство ситуации 1914 и 2014 годов, и не только из-за годовщины. Интереснее всего в этой связи интервью, которое еще 3.6.2005 дал легенда хедж-фондов («Tiger Fond» с 9 миллиардами долларов) Джулиан Робертсон телеканалу CNBC. Робертсоном восхищались в США, так как он всегда оказывался правым во всех прогнозах о динамике рынка, что указывает на его особенные контакты в настоящем истэблишменте. На вопрос «Чем оно (финансовое развитие) кончится?», он тогда ответил: «Полным глобальным крахом», причем «не только экономическим разрушением, но и полным разрушением всей инфраструктуры и всех общественных структур, также правительств. Тотальным, полным крушением!»… «Через десять лет тот, кто еще останется в живых на этой планете, должен будет снова эффективно начинать все сначала». В этом интервью он также сказал, что режим Буша и Чейни подготавливает нацию к переходу от демократии к деспотии, так как «тогда диктатура будет необходима». (Ср. www.youtube.com/). Позже, 07.10.2013, он по существу повторил снова эти же высказывания. (Ср. www.cnbc.com)

То, о чем говорил Робертсон, звучит не как экономический коллапс, а скорее как мировая война. Однако ответственные лица на Западе ожидают не такую катастрофу, а рассчитывают на то, что в России и Китае можно будет разжечь процессы, подобные так называемой «арабской весне» или тому, что сейчас происходит в Украине. Осознают ли наши политические силачи на Мюнхенской конференции по безопасности все последствия, когда они, несмотря на все еще неподписанный мирный договор с Германией и на оговорку ООН о вражеских государствах, так самодовольно болтают о будущих военных вмешательствах?

Источник: http://www.spatzseite.com/2014/02/germans-to-the-front/


Мартин Лихтмесц

Секс-политика против России и Ватикана

Мартин Лихтмесц | Секс-политика против России и Ватикана

«Педофилия: Эксперты ООН резко критикуют Ватикан» – так звучит громкий заголовок, распространившийся в настоящее время от флагманов прессы до провинциальных листков, естественно, вышедший из «кузницы» нашей «Правды», вездесущего ДПА (Немецкого агентства печати). При этом «педофилия», которую средства массовой информации с давних пор систематически связывают с церковью, служит, прежде всего, в качестве дешевого пропагандистского средства, чтобы расколоть Ватикан в политическом плане.

Ведь Ватикан все еще не в полной мере послушен «Новому мировому порядку» и эгалитарному глобализму. Соответствующий документ почти не оставляет сомнений в том, что «благополучие детей» служит здесь в первую очередь предлогом, чтобы поставить римскую церковь под политический и идеологический контроль ООН. Средство для этого – моральный шантаж: так сопротивление Святого Престола таким требованиям на массовых интернет-порталах вроде web.de выдается за «защиту преступников», полностью следуя дословному тексту и оценке комитета ООН.

И вот что может поручить аппарат такого рода:

Комитет рекомендует, чтобы Святой Престол разработал и осуществил всесторонний и систематический механизм сбора данных, анализа, контроля и оценки воздействия во всех сферах, охваченных Протоколом. Данные должны быть детализированы, среди прочего, по полу, возрасту, национальной принадлежности и этническому происхождению, географическому положению, местному статусу и социально-экономическому статусу, с особенным вниманием к детям в наиболее уязвимых ситуациях, и включать информацию о последующих процессах, после этих случаев (…), Комитет поощряет Святой Престол к усилению международного сотрудничества через многосторонние, региональные и двусторонние меры, укрепляя процедуры и механизмы для координации с правоохранительными органами и улучшения предотвращения, обнаружения, расследования, судебного преследования и наказания ответственных за любое из преступлений, упомянутых в Дополнительном Протоколе.

Следующая долгосрочная цель, кажется, – сломать сексуальную мораль, которую представляет церковь (причем мне очень интересно, сколько правонарушений в форме сексуального злоупотребления детьми в церкви совершают гомосексуально-педерастические клирики, и насколько они пересекаются с «гомо-лобби» в Ватикане, существование которого было в прошлом году подтвердил сам Папа Римский Франциск). Газета «Ди Вельт» пишет:

«Святой Престол в очередной раз поставил репутацию церкви и защиту преступников выше интересов пострадавших детей», сказала в Женеве председатель комитета ООН по правам детей Кирстен Сандберг. В то же время комитет осудил отношение Ватикана к гомосексуализму и абортам.

(Госпожа Сандберг, впрочем, через «Европейский институт высшей школы» также включена в сеть ЕС, что не особенно удивляет.)

Комитет ООН критически рассматривает также отношение Ватикана к гомосексуализму и абортам. Прежние высказывания церкви на тему гомосексуализма способствовали стигматизации и насилию против молодых гомосексуалистов, сказала Сандберг.

Церковь под диктатом «гражданского общества», еще один шаг к Новому мировому порядку! Но при этом как раз это общество, пожалуй,  меньше всего имеет право диктовать свою сексуальную мораль Ватикану. Здесь, заметьте, действуют те же политические силы, идеологии и тенденции, которые одновременно намереваются с раннего возраста подвергать школьников преувеличенному и сконцентрированному на сексуальных извращениях половому воспитанию. Этот вид злоупотребления детьми, очевидно, является вполне допустимым согласно морали, которую они намереваются осуществить.

Клоновский говорит:

Но удовольствие, сфокусированное на местах пониже живота, прекращается, когда дело касается детей. В Баден-Вюртемберге правящая зелено-красная коалиция действительно хочет навязать столь воспеваемое «сексуальное разнообразие» как новую норму (не нормальность), заменив ею царящую до сих пор нормальность гетеросексуальности и семейных традиций, вплоть до учебных программ начальной школы, так чтобы малыши учились, кто кому и где должен лизать на службе просвещения, равенства возможностей и самореализации. Против этого теперь поднимается сопротивление порядочных граждан Вюртемберга, так как именно их еще несовершеннолетние дети, преимущественно в досексуальном возрасте, должны мысленно опуститься в этот антимир и бродить там по фрик-шоу и темным комнатам. И не для того, чтобы, искать там свою Беатриче. Им даже, в конце концов, будут ставить оценки за их чуткость по отношению к практикам людей из LSBTTI (лесбиянки, гомосексуалисты, бисексуалы, транссексуалы, трансгендеры и интерсексуалы).

Секс-фронт как средство политического давления необычно активен в настоящее время. Ласкаемые СМИ трясущие грудью дурочки из «Фемен» – без сомнения целенаправленно примененная, «контролируемая оппозиция», если их вообще можно назвать «оппозицией» – от Кельна до Мадрида в полуголом виде прыгают перед различными церковными высокопоставленными лицами, чтобы выставить их на смех, демонстрируя свои интимные места против абортов и мнимого «угнетения женщин».

Тем самым якобы субкультурные, а в действительности действующие абсолютно в духе мэйнстрима «Фемен» поддерживают борьбу правящих классов в области культуры, которая проводится как «революция сверху», вопреки воле пассивного большинства (только во Франции, кажется, еще есть эффективное сопротивление).

То, что особенно мощная поддержка здесь исходит из, что не нужно было забывать, родной партии политизирующих педофилов и профессиональных гомиков, не удивительно. Парламент ЕС открыто содействует программам вроде программы австрийской депутатки от партии «Зеленых» Ульрике Луначек, которые посвящены охоте на главную ведьму нынешней эпохи – «гомофобию».

При этом, естественно, речь в очередной раз идет о внедрении «гомосексуального брака», демонтаже гражданского брака и семьи и создании чего-то вроде «Розового гестапо»:

В докладе требуют от комиссии ЕС и государств-участников преследовать и наказывать оскорбления против гомосексуалистов и транссексуалов как преступления на почве ненависти.

Также план требует общеевропейского признания документов гражданского состояния. Таким образом, также те государства ЕС, которые сами не позволяют гомосексуальные браки, должны были бы признавать такие связи, которые были заключены в других государствах-участниках. Сверх того, доклад требует соответствующего обучения для полицейских, работников прокуратуры и других правоохранительных органов и журналистов, чтобы они лучше могли «в подобающем духе» обращаться с темой гомосексуализма и транссексуальности.

«Гомофобию больше нельзя будет терпеть в Европе», радовалась Луначек после голосования. Теперь комиссия ЕС с «Дорожной картой против гомофобии» должна поставить однозначный знак против «повседневного презрения к европейским ценностям». «Гомофобские законы, как и гомофобская практика, неприемлемы и их больше нигде не будут терпеть в Европейском Союзе», требовала Луначек.

Воодушевление, с которым тут проводится этот абсурдный, псевдорелигиозный культ вокруг одного меньшинства, и его представители облагораживаются до уровня возвышенных, неприкосновенных живых существ и образцовых примеров, в конце концов, имеет мало общего с реальными гомосексуалистами и лесбиянками. В Германии они составляют едва ли 1-2% населения. Усилия и расходы были бы непропорциональными в любом отношении, если бы они в действительности не были направлены на совсем другие вещи.

Еще раз Клоновский:

Пропаганда ЛГБТТИ – не меньше чем защита прав меньшинств; речь, наоборот, идет об одном из уже многочисленных как будто молекулярных объявлений гражданской войны большинству, что это большинство, наконец, должно было бы понять вместо того, чтобы в неправильно понятой толерантности позволить притащить себя к позорному столбу нетолерантных. Их тактика – всегда одна и та же, будь то теперь при рекламируемых саморазоблачениях гомосексуалистов в футболе или проникновении темы секса в различные учебные предметы в стране: Большинство обеспокоено этими требованиями, несколько троллей реагируют, их отзывы в средствах массовой информации подаются как скальпы и оплакиваются с притворным потрясением, так как они должны доказать, что гомо-, транс, ксено-, гино- и черт его знает какая следующая фобия исходит из так обтявканной середины общества, после чего текущие из этой самой столь обруганной середины общества поступления от налогов продолжат бодро поступать в карманы тех, которые ее же и ругают, борются с ней, демонстрируют ей свои извращенные сексуальные традиции, и все это от имени толерантности. Вечный двигатель все же существует!

«Гомофобия» как раз готова к тому, чтобы полностью сменить «расизм» в качестве кодового обозначения глобального Зла, и, как и расизм, она в значительной части является фантомом. Здесь вновь расплывчатые ожидания спасения и восторги признания смешиваются с политическими расчетами. Необычнее всего это, естественно, проявляется в кампаниях против путинской России и очевидно непосредственно предстоящего русского «гомокоста». Также здесь весь политический класс запада, кажется, един в потрясающей срочности повестки дня, поддержанной батальонами звезд из мира поп-музыки, спорта, кино и телевидения.

Недавно даже считающийся «консервативным» и «правым» телеведущий Fox News Гленн Бек, особенно низкая форма жизни в американском зоопарке СМИ, заявил, что он твердо стоял бы бок о бок с гомосексуально-лесбийской группой Pressure Group GLAAD против «гетерофашизма» России. Больше доказательств всеобщей унификации и метаполитического триумфа культурно-марксистской повестки дня, пожалуй, и не требуется.

Если в отношении России речь действительно идет только о «гетерофашизме», то я задаюсь вопросом,  почему никто не волнуется из-за таких стран как Нигерия, Мавритания, Сомали, Судан, Объединенные Арабские Эмираты, Йемен, Иран, Афганистан или Саудовская Аравия, где за гомосексуализм полагается смертная казнь. Вообще Россия далеко не самая враждебная к гомосексуалистам страна на свете.

Путь гомо-политики от когда-то законного требования декриминализации и отмены наказаний за гомосексуализм до ее роли центрального золотого тельца общественно-мессианской религии «толерантности», которая все больше доходит до абсурда, и до дубинки мировой политики –  однажды, через пару сотен лет, а может быть и раньше, станет забавным материалом для будущих китайских историков.

Впрочем, также председатель совета директоров банка Goldman Sachs Ллойд Бланкфейн активно выступает за «браки геев»: это, мол, хорошо для бизнеса. И что же вы все, гомофобские конспирологи, собственно, имеете против этой лавочки???

Источник: http://www.sezession.de/43338/sexpolitik-gegen-russland-und-den-vatikan.html


1 февраля 2014

Гельмут Бёттигер

… как написано в книге

Рынок как модель гарантирует отдельному человеку буржуазную свободу: никого не принуждают к работе. Каждый делает то, что он лучше всего умеет, и на что он находит покупателя, к наилучшей возможной выгоде для себя самого. При этом по возможности никто не должен вмешиваться в его дела – прежде всего, не должно вмешиваться правительство. Что в целом при этом получается, об этом он / никто не может знать заранее. Никто не видел это яснее и не верил в это тверже чем переводчик книги Адама Смита «The Wealth of Nations» («Исследование о природе и причинах богатства народов») на немецкий язык Макс Штирнер, в своей книге «Единственный человек и его собственность» (1844). В этой книге о буржуазных «свободе и собственности» он, кроме всего прочего, писал: «Моя нога не «свободна» от ударов повелителя, но это моя нога, и она от меня неотделима. Пусть он оторвет ее и посмотрит – имеет ли он еще мою ногу! Ничего не останется у него в руке, кроме трупа моей ноги, который столь же мало моя нога, как мертвая собака еще собака: у собаки бьется сердце, а у мертвой собаки не бьется, и потому она не собака». Если бы он логически продолжил эту мысль, то должен был бы написать: «Он лишил бы меня жизни, у него есть мой труп, но я свободен».

Об этом вспоминаешь, когда 24 января на сайте www.seite3.ch читаешь о «стране свободы, где каждый сам кузнец своего счастья»: «Согласно телеканалу «Блумберг» все больше американцев хотят (!) продать свои части тела, чтобы получить наличные деньги. В финансовом отношении дела у многих американских граждан идут уже настолько плохо, что они пытаются продавать свои части тела (свободное решение отдельного человека – никто никого не принуждает!)». Телекомпания ссылается на информацию о продаже органов в поисковой системе Google. «При этом особенно популярна продажа волос или материнского молока. Все больше американских граждан, кажется, хотят (!) отказаться также от почки и получают за это, согласно исследованиям «Блумберга», примерно 15 000 долларов. Печень дорожает, и на черном рынке ее можно получить примерно за 37 000 долларов. Многим больным американцам почти не остается никакого другого выбора, чтобы остаться в живых». Spiegel.tv сообщает подобное и о Южной Америке. Так как там люди настроены в менее рыночном духе, то там меньше торгуют, а просто отнимают. (www.youtube.com/watch?v=c_UWYVvA4GA показывает подобное).

Недалеко от этой свободы ушло предложение одного эксперта греческого центра планирования и экономических исследований (KEPE)? Согласно ему, для борьбы с безработицей нужно «позволять молодым людям один год … работать безвозмездно». Более того, он предлагает дальнейшую дерегуляцию рынка рабочей силы, чтобы бороться с «животрепещущей общественной проблемой безработицы». С точки зрения рыночной экономики ему следовало бы только заменить последовательность его аргументов, чтобы избежать неприятных слов о «безвозмездной работе». Дальнейшая дерегуляция при сохраняющемся и в будущем отсутствии платежеспособного спроса сама собой позаботилась бы об этом. Впрочем, в этой стране и так уже давно практикуется «один год безвозмездной работы», только тут это благозвучно называется «практикой».

Как я снова вернусь к рыночной проблематике? Кто-то как-то обозвал немецкую экономическую элиту «чокнутой», так как она в самой важной роли принимает участие в политике «энергетического поворота». Я ответил ему: «Экономическая элита не чокнутая. Она при этом только следовала своим экономическим представлениям. Ибо что является более экономичным в числовом порядке при однозначно определенном доходе масс (покупательной способности) – или а) производить больше и вместе с тем снижать цены, или же б) производить меньше и тем самым получить возможность повысить цены, чтобы вернуть назад то, что раньше было выплачено в качестве зарплаты? Вариант а) принес бы подъем и оптимизм, вариант б) требует оправдания по отношению к массам. Оправданиями служат «окружающая среда, защита климата» и так далее. При этом элита, концентрируя свою власть, уменьшается и «оздоравливается», если и пока глупую массу можно уговаривать и заставлять соучаствовать.

В ответ на это я получил с другой стороны благожелательное поучение о том, что «экономика базируется на решениях, и решения всегда принимают отдельные люди… Вследствие этого происходят решения отдельного предприятия, которое на своих различных рынках сталкивается с другими предприятиями. Если одно предприятие сокращает свое производство, другое занимает его место. Авиастроительной фирме «Эрбас» в настоящее время приходится переживать это, … Цены регулируют себя через рынки. Это не исключает того, что продавцы составляют прейскуранты с баснословными ценами. Только они часто не удерживаются на рынке. Там нужно быть «гибким» (или погибнуть). Также оглупление населения с помощью «зеленого» перевоспитания не отменяет, в принципе, рыночный механизм – во всяком случае, не напрямую. Скорее его отменяют с помощью (противоречащего конституции) государственного принудительного вмешательства. Воздействие оглупления состоит в том, что население не сопротивляется ползучей ликвидации свободы и демократии, так как она не осознает эту ползучую трансформацию как опасность».

Я ответил на это ему так: «Я, естественно, знаком с рыночной догмой. Вы (благожелательный советчик) не учитываете концентрации на финансовом бизнесе за производительным бизнесом и над ним (например, для больших инвестиций), вплоть до неформальных договоренностей исчезающе немногочисленных «наивысших игроков». (До собственно договоренностей даже и не должно доходить, так как эти люди мыслят «в экономическом плане» одинаково и большей частью – даже если и ограничиваются своими особыми интересами – еще имеют аналогичное общее представление). То, о чем вы говорите, справедливо для киоска на углу, торгующего картошкой-фри, и для предприятий среднего масштаба в руках представителей среднего класса – там, где они еще есть. Решающий рычаг (наряду с финансовой экономикой) – это энергетика. Кто, кроме консорциума банков, может уже инвестировать в большую электростанцию? (Конечно, можно покупать «паи»). Ненадежные альтернативные виды энергии – это только театральный туман (вокруг энергетического бизнеса), за который легковерная публика тоже может платить. Через финансирование и энергетику управляют производством тех, которые не приближаются непосредственно к рычагам решений на самом верху. Это отражается уже в дирекциях крупных предприятий. Там из-за веры в догмы часто больше не понимают решений на самом верху – однако, «поневоле» смиряются с ними. Как раз для этого там достигают приличных зарплат».

То, что «государство» в последней инстанции всегда считается злодеем, тоже исходит еще от Макса Штирнера, «рассудительного ненавистника ограничений». Но кто пользуется и может пользоваться государством и c какой целью, не рассматривается ни у Штирнера, ни у сегодняшних идеологов рынка. Макс Штирнер – это идеолог среднего класса, даже если сам этот средний класс не прочитал его и считал его вздорным и пошлым из-за его словесного радикализма. (По этой причине его сначала запрещенная цензурой 28.10.1844 года книга уже четырьмя днями позже получила разрешение на публикацию от господина фон Фалькенштайна из дрезденского министерства внутренних дел, а именно с учетом «целесообразности и настоящей необходимости ради общественного блага»). Вместе с индустриализацией, увеличивающей и централизующей производство, развились новые отношения управления и распределения. Они – сфера деятельности нового «среднего класса». Пророком этого класса был Макс Штирнер.

Вместо общественного анализа реальных взаимосвязанных и взаимообуславливающих условий существования и развития Штирнер предложил эгоцентрическую идеологию с конкурентной борьбой в духе личных интересов «единственных». Вместо того, чтобы обустроить общественные отношения для наилучшего блага всех людей, он рекомендовал давать вотум той фракции, которая лучше всего обещает содействовать своим собственным частным интересам. Это соответствовало бы, однако, его идеологии как радикала, если частные отношения позволяют тотчас же совсем выходить из них, чтобы осуществлять собственные интересы на свой страх и риск или в «союзе» единственных.

«Свободно» производящая для какого-либо рынка буржуазия представляла себе демократию как относящееся ко всему обществу регулирующее учреждение. В ней должны были обсуждаться в парламенте разные представления ради оптимального регулирования всеобщего блага и, наконец, должно было быть принято «самое разумное» решение, которое затем воплощает в жизнь контролируемое правительство. С исчезновением этой буржуазии в ходе индустриализации средний класс взял в свои руки учреждения демократии. Тем самым во всех ведущих индустриальных государствах средний класс стал как бы замещающим, исполняющим обязанности правлением ставшего исчезающе немногочисленным, действительно господствующего, центрального класса финансистов. Для нее руководители среднего класса под видом объективной необходимости исполняют – «безальтернативно» – некоторые определенные функции в соответственно выделенной им отдельных сферах общества. Это удается им, потому что и до тех пор, пока каждый одиночка из числа этих руководителей в частной сфере зависит в последней инстанции от благосклонности спонсоров. Представитель среднего класса определяет себя как социал-демократ при пролетариате, которого давно уже нет, как член ХДС / СвДП при буржуазии, которой тоже уже больше нет, и как «Зеленый» непосредственно при господствующих финансовых интересах, с которыми он, как он убеждает публику, якобы борется (что похоже на так называемых «повстанцев» в Ливии, Сирии или на Украине и т. д.). Представители среднего класса как псевдо-производители управляют забюрократизированными предприятиями и учреждениями или как «признанные» интеллектуалы создают для всего этого идеологическую видимость. Никто не может и не хочет утверждать, что обе эти деятельности не являются очень требовательные занятиями и иногда могут даже требовать осуществления радикальных изменений направления.

В этом смысле, например, министр по защите окружающей среды Канады Леона Аглаккак, внезапно отказалась от прежнего утверждения правительства Харпера, что оно якобы обладало научными доказательствами того, что люди «большей частью несут ответственность за изменения климата» и что эти изменения нужно «принимать всерьез»; или комиссия ЕС, кажется, собирается теперь распорядиться, чтобы Великобритания прекратила выплачивать субсидии «ветряным паркам» (местам концентрации ветроэнергетических электростанций). Газета The Telegraph (30.1) писала об этом под заголовком: «Europe wants to block UK wind farm subsidies»: «Комиссия … будет приводить аргументы о том, что ветряные парки на суше и солнечная индустрия и так уже достаточно «созрели», и могут заниматься своей работой без поддержки со стороны налогоплательщиков». И даже в Германии красно-зеленый Зигмар Габриэль, кажется, хочет позаботиться о том, чтобы соответствующие субсидии были отменены, разумеется, осторожно, так как их цель, демонтаж промышленности в Германии, похоже, пока еще не достигнута в желанном объеме. Однако ввиду ненадежности «возобновляемых» источников энергии, здесь в течение следующих двух лет построят десять новых ТЭЦ, работающих на угле, и планируют построить еще пятнадцать следующих. То есть, «спасение климата», которым так активно занимались в последние годы и на которое истратили много миллиардов евро, спишут на ветер. Почему? Боятся восстаний? Об этом говорили даже на «Экономическом саммите» в Давосе.

И вопреки массивному печатанию денег Европейскому Центральному банку недавно пришлось сообщить во Франкфурте, что увеличение денежной массы M3 в Еврозоне в ноябре 2013 года вопреки ожиданиям упало. То есть, кредиты едва ли еще предоставлялись (в октябре и ноябре кредиты соответственно были на 14 миллиардов евро меньше чем раньше). Также «отчетливое замедление роста M1 очень тревожно, так как оно показывает, что для экономического восстановления может не хватить денег», как предостерегал экономист финансовой компании ING Петер Ванден Хауте 29 января (www.investor-verlag.de)

С другой стороны – из чистой предусмотрительности – снова готовятся залезть в карманы граждан: «Отчуждение собственности могло бы стать одним шагом к консолидации (государственного) бюджета, и даже отнюдь не таким уж несправедливым шагом», считает некий доктор Маркус М. Грабка из DIW. Так как «путем отчуждения имущества оно (задолжавшее государство, которое собрало слишком мало налогов) возмещает (упущенное) в один момент». «Одноразовое отчуждение в размере 10 % от всего банковского имущества и недвижимого имущества в Еврозоне принесло бы в опустевшие кассы примерно 3853 миллиардов евро и сократило бы бремя долгов 18 государств Еврозоны на 5200 миллиардов евро. Тем самым можно было бы сократить коэффициент задолженности Еврозоны на 55%. Эта цифра обладает явной притягательной силой, ведь в Маастрихтском договоре указан предел задолженности в 60%». Заместитель председателя фракции СДПГ в Бундестаге Карстен Шнайдер говорит почти то же самое: «Без вмешательства государства дело дошло бы до крушения финансового рынка и до уничтожения больших частей частных состояний. Это вопрос справедливости, что это, наконец, теперь уравновешивается» (газета «Ди Вельт» от 27.1). «Справедливо»? Как будто бы речь при этом шла не о патологических спекулятивных потерях патологических представителей банков – или, все же, о скрытом планировании общества (например, экспроприации) высшей финансовой элиты?

Источник: http://www.spatzseite.com/2014/02/wie-es-im-buche-steht/


25 января 2014

Гельмут Бёттигер

«Война бедности» (в дательном или в родительном падеже?)

50 лет назад, 8 января 1964 года президент США Линдон Джонсон заявил: «Сегодня это правительство объявляет, здесь и сейчас, бескомпромиссную войну бедности в Америке». Что вышло из этого 50 лет спустя? Имущество владельцев ценных бумаг США в прошлом году выросло благодаря новым рекордным подъемам на рынке акций примерно на 3,7 блн. долларов. Со времени финансового кризиса 2007 года движимое имущество в денежной форме всех американских домовладений выросло примерно на 21 блн. долларов (с приблизительно 50 блн. до 71 блн.). Это значительный прирост. Но была ли при этом побеждена бедность? Реальные бюджетные доходы средних семей за это время снизились, как и зарплаты и доля имеющего работу населения в общем населении. Сегодня национальный валовой внутренний продукт (ВВП) только примерно на 6% выше, чем в 2007 году. Получается, что движимое имущество в денежной форме всех домовладений выросло с 2007 года примерно в 20 раз больше, чем ВВП. «Имущественный эффект» увеличения стоимости ценных бумаг принес эти дополнительные примерно 21 блн. долларов. Относительная бедность вместе с тем не была преодолена, а даже еще больше увеличилась. (В Европе ситуация не выглядит иначе, все же, мы продолжим на американском примере, так как здесь вопреки всему играют более открытыми картами).

А именно так: один только частный Федеральный резервный банк (FED) самых богатых владельцев денег с 2009 года значительно увеличил массу созданных из ничего оборотных долларов – примерно с 800 до почти 3700 млрд. И, согласно CNS, американское правительство при президенте Бараке Обаме взяло в кредит 6 643 363 305 451,78 долларов нетто. С помощью новых денег финансовые рынки, т.е. требования могущественных владельцев денег в значительной степени «стабилизировались». Они же еще больше увеличили стоимость ее ценных бумаг своим дополнительным спросом. Текущие денежные инъекции Федерального резерва (FED, и подобно ему Европейского Центрального Банка, EZB) идут, как доказано, почти исключительно на курсовую прибыль от роста курса ценных бумаг. Для этого на Уолл-стрит недавно были куплены в долг акции стоимостью в 424 млрд. долларов («Ди Вельт» от 7.12.13) – самый высокий показатель в истории.

«Нельзя съесть шницель, который не делают». Только в США возникли требования в размере 71 блн. долларов. Так как прироста в реальных товарах нет, эти деньги вступают в конкуренцию за те же самые товары и услуги, которые раньше оценивались в 50 блн. долларов. В конце концов, все вложения в ценные бумаги – это требования на реальные товары и услуги. Граждане США не стали богаче ни на цент. Они не могут позволить себе товаров и услуг больше, чем произвела экономика. Но притязание на товары было односторонне перераспределено на владельцев больших движимых имуществ в денежном выражении.

То, что они не «реализуют» это право, влияет на производство товаров, оно соответствующим образом уменьшается. Ни один предприниматель не производит для нереального спроса. Так как экономика в 2008-2013 годах произвела только небольшую долю ценностей, которые соответствуют этим требованиям, эти требования были отосланы в будущее. «С начала этого столетия», говорит даже Ларри Саммерс, «ежегодное увеличение американского валового внутреннего продукта в среднем составляло меньше чем 1,8%». Это в «деньгах» соответствовало бы примерно 300 млрд. долларов в год. Сколько лет продлится, пока при этом росте будут удовлетворены требования дополнительно распределенных примерно 21 блн. долларов? На основе расчета примерно 70 лет! Но ведь это все фиктивно.

(Псевдо-)экономисты утверждают, что с помощью увеличения денег и ценных бумаг повышают спрос, что, в свою очередь, должно затем привести к увеличению потребительских расходов и, наконец, к росту инвестиций. Это, естественно, не произошло, это пропаганда для глупцов. Спасение банков и денежные инъекции – как и было запланировано – перенесли претензии на реальный продукт общества, а именно от зарплат и доходов производителей к зарплатам и доходам владельцев денег – точно так, как это прогнозировал Адам Смит, предполагаемый основатель национальной экономики.

Из-за нереализации средств, производство продовольственных товаров будет соответственно уменьшаться, и масса товаров на рынке «станет дефицитом». Это привело к тому, – как недавно констатировала Oxfam Charity – что сейчас всего лишь 85 самых богатых людей этого мира контролируют благосостояние 50% всемирного населения – по несолидным оценкам Объединенных Наций якобы 3,5 млрд. человек. И далее дословно: «Богатство 1 % самых богатых людей мира насчитывает до 110 блн. долларов … Это в 65 раз превышает доходы самой бедной половины населения мира». Обеднение работающей или отстраненной от работы части населения и прогрессирующе обогащение финансовой элиты ускорились после кризиса на Уолл-Стрит в 2007-2008 годах. В то время как состояние миллиардеров удвоилось, свыше миллиарда людей живут меньше чем на один доллар в день, и примерно половина населения мира – примерно на 2,5 доллара в день.

Одновременно с Oxfam Международная организация труда (МОТ) констатировала, что число безработных возросло во всем мире в прошлом году на 5 миллионов и достигло 202 миллионов человек (при этом учет этого количества, естественно, проблематичен). Не учитывается, например, фиктивная работа, когда люди занимаются целенаправленным непроизводительным трудом (как например, в Германии для удвоения инвестиций для того же самого или даже худшего энергоснабжения вследствие «энергетического поворота») за счет трудовых заработков. Работа эта фиктивна, так как она не способствует производству соответствующих заработкам товаров и услуг и даже вовсе не должна это делать ради сохранения желаемого уровня цен. (Людей заставляют вкалывать, как жгли зерно, чтобы повысить цены).

Открытая или скрытая безработица последовательно следует за целью перераспределения: Так как масса населения с меньшим количеством денег может покупать меньше товаров и услуг, их производство не окупается. Настоящая безработица в США составляла бы 37.2%, проговорился шеф управляющих имуществом Marotta Wealth Management и «статистики из правительства приукрашивают эти цифры». Последний факт – совсем не новость. Министерство сельского хозяйства США также сообщало, что в 2013 году 20% граждан из всех американских домовладений утоляют свой голод на благотворительных суповых кухнях.

Супербогачи не покупают, они уже владеют всем. И если рука лежит на денежном кране, то спекулировать более рентабельно и более удобно, чем производить. То, что перераспределением занимаются с помощью государственных средств осознанно и целенаправленно, выражается, например, в Германии в том, что поддерживают на высоком уровне удорожание продовольственных товаров, сокращая их производство поднятием цен на электроэнергию, и тем самым искусственно уменьшают покупательную способность масс. Это настоящий смысл так называемого энергетического поворота и мошеннической защиты климата. Абсурдную веру в и то и другое в людей вбили с помощью «формирующих сознание» средств массовой информации.

До сих пор еще в истории человечества и его так называемых «элит» не было такой осуществленной концентрации богатства, паразитства и запущенности на одной стороне и целенаправленного расширения бедности среди людей на другой. На этой неделе высокопоставленные лица этой «элиты» встречаются в Давосе (Швейцария), чтобы лицемерно выжать из себя несколько слезинок по поводу проблемы бедности в мире. Элита и ее уступчивая армия «признанных» политиков, журналистов и экспертов (т.н. ученых) создали ситуацию, в которой все политические и экономические решения определяются желаниями и требованиями плутократии, крохотной банды гангстеров из «достойных уважения» супербогачей. Эта банда уже давно получает свое богатство не путем умелого изготовления полезных людям товаров, а путем манипуляции деньгами с помощью своих подкупленных экспертов всякого рода за счет подавляющего большинства человечества. На всей земле ее лакеи между тем заботятся о том, чтобы еще большая экономия, большая инфляция, снижения зарплаты, уничтожение рабочих мест, сокращение расходов предпринимателей на социальное страхование и т. д. осуществлялись ради стабилизации капиталов плутократов со все более открытым насилием против остатка манипулируемого, деморализуемого и оглупленного СМИ населения. Чтобы уменьшить расходы на контроль, население регулярно натравливают по религиозным, идеологическим или расовым мотивам друг против друга и против непослушных национальных правительств.

«Но ведь людям, все же, живется неплохо, во всяком случае, в ведущих индустриальных государствах, там ведь никто не страдает от нужды». Что-то в этом роде легко можно сказать и даже можно «доказать». Поэтому ниже мы приведем в сокращении свидетельство очевидца, который думает, в принципе, то же, что сказано в вышеупомянутой фразе: «Я в 1980-х и 1990-х годах жил в районе военных действий – «гетто» на северо-западе Балтимора, в Друид-Хилл … Также в этом гетто имелось достаточно денег – достаточно, по меньшей мере, чтобы покупать наркотики и другие вещи. У каждого был телевизор. И у каждого был алкоголь и наркотики. Были вечеринки, всякий раз, когда выплачивалась социальная помощь. Но это не было прекрасным местом, чтобы там жить. Рабочая жизнь требует порядка. Нужно вставать. Нужно работать с коллегами. И нужно выполнять работу. Также в семье требуется ладить с супругом и детьми. Нужно учиться жить совместно. Нужно брать на себя ответственность за других людей. Но в Друид-Хилл почти не было браков и рабочих мест. Почему? «Война против бедности» делала это ненужным. Не нужна была работа, чтобы выживать. И также не нужно было вступать в брак, чтобы поддерживать собственных детей. Если рождались случайные дети, то правительство брало на себя их содержание. Вместе с растущими социальными расходами они служили как возмещение за супруга, который зарабатывал на хлеб … Дети, которых воспитывает только один родитель, в три раза вероятнее закончат в тюрьме, и, когда вырастут, с вероятностью в 50% будут бедняками. Война против бедности? Бедным было бы лучше без нее». Так говорит этот свидетель.

Он называет также причину, из-за чего сегодня примерно 202 миллиона человек во всем мире, примерно 6% по представлениям МОТ из числа работоспособных, официально зарегистрированы как безработные. Это значит «официально», фактическое число могло бы быть существенно больше. Сотни тысяч, которые в течение долгих лет по совету правительства вкладывали свои деньги в свое образование, работают за низкие зарплаты, писала 19 января газета «Ди Вельт ам Зоннтаг». «То, что испытывают молодые люди, это упадок культуры труда, который миллионы работников «за одно евро», «мини-работников» и тех, кто получает такое маленькое жалование, что зависит еще и от субсидий центров помощи безработным, переживают уже много лет. Здесь платят презрением рабочей силе и готовности людей к труду и «используют» и обостряют их нужду. При этом речь идет также и, прежде всего, о «деморализации».

На то же самое направлено разрушение института семьи с помощью культурной политики с ее сексуализацией взаимоотношений между людьми и брутализацией СМИ для борьбы со скукой, которые «левые» помогают распространять всюду (также в школах). Они думают, что, вероятно, это, к сожалению, действительно так, но не «по чьему-то преднамеренному желанию». Однако ответственные лица поддерживают толпу социологов, которые по поручению элиты тщательно изучили такие механизмы, применяют или, по крайней мере, «учитывают» их.

14 января даже главный комментатор по вопросам экономики газеты «Financial Times» Мартин Вулф писал: «Failing elites threaten our future» (Неспособные элиты угрожают нашему будущему). После финансового кризиса в 2008 году экономические, финансовые, интеллектуальные и политические элиты сами себя дискредитировали. «Если элиты и дальше таким же образом не смогут справляться со своими задачами, мы столкнемся с ростом рассвирепевшего населения. Элиты должны улучшать сами себя. Если они не делают это, эта ярость возьмет верх над всеми нами».

Это могло бы быть правдой. Однако «ярость» тоже относится к стратегии супербогачей, которые всегда могли использовать ее в своих интересах с помощью своих «левых» или «правых» крысоловов. Недавно это произошло в Ливии и Сирии. Мародерствующие «мятежники» на службе феодальных шейхов и их покровителей (финансовой элиты в США, Израиле и ЕС плюс отдельных компрадоров в самих этих странах) разрушают непослушную этим заказчикам страну. То же самое будет в настоящее время пущено в ход по заказу Сороса, Endowment of Democracy и т. д. на Украине и, скоро, пожалуй, также в России и Китае. И когда-нибудь также и у нас. Затем допустимая нагрузка планеты Земля будет отрегулирована по желанию, вот и всё.

Но кому я все это говорю? Каждый способный мыслить человек это знает. Только большинство не хочет задумываться над этим.

Источник: http://www.spatzseite.com/2014/01/krieg-der-armut-dativ-oder-genitiv/


17 января 2014

Гельмут Бёттигер

Когда доверие исчезает

Даже если вы отключите свой компьютер от сети, вам это уже не поможет. Американская служба электронной разведки АНБ (Агентство национальной безопасности) читает то же, что и вы, если она подсунула вам соответствующую программу W-Lan. Вероятно, в вашем случае это еще не произошло, но в более чем 100 000 случаях это уже случилось. Это сообщает нам само АНБ через одно из своих средств массовой информации, газету «The New York Times». Вот видите, АНБ уже занимает место «франкмасонства», которое, по словам предполагаемых бывших масонов, подслушивало почти за каждой занавеской и под каждым ковром, чтобы сообщать в высшие сферы о ваших самых тайных мыслях. Раньше такие передаваемые почти шепотом предупреждения должны были подтверждать некие официальные предостережения о «смешных теориях заговора». Но какая же цель у АНБ? Не нужно принимать за чистую монету все, что критикует «систему». Естественно, «наверху» хотят знать, прежде всего, в период кризиса вроде нынешнего, кто что думает и что, вероятно, планирует. Но считать себя полностью разоблаченным, скомпрометированным – это уже парализует и порождает чувства бессилия – а они также желательны тем, кто «наверху», во времена, подобные нынешним.

5 июня 2013 года газета The Guardian первой и с большим шумом раскрыла то, что, в принципе, все политически информированные (самостоятельно мыслящее) и так уже давно знали. АНБ следит за всем, что она только может, и оно делает это здесь во взаимном согласии с немецкими властями. Это разоблачение вызвало, как и следовало ожидать, истерическое негодование якобы даже среди связанных с этим сатрапов в Берлине. Президент США Барак Обама посетил Берлин и вынужден был подвергнуть себя истерическому кряканью средств массовой информации. Он сделал это со словами: «Мы знаем о, как минимум, пятидесяти угрозах, которые благодаря такой информации были предотвращены не только в Соединенных Штатах, но в нескольких случаях даже здесь в Германии. Вследствие этого удалось спасти жизни». Спасти жизнь, разве кто-то может иметь что-то против этого?

Высказывания своего президента по поводу сбора данных АНБ проверил «надпартийный» фонд New America Foundation, который финансируется, в том числе, Фондом Форда (Ford Foundation), фондом The Bill & Melinda Gates Foundation, фондом Lumina Foundation, и Эриком и Венди Шмидтом и который включает в свое правление «избранных официальных лиц и кандидатов для государственных ведомств всех партий, а также не избираемых «делателей политики» из средств массовой информации и общественности». Соответствующее исследование этого фонда, детально исследовав 225 случаев терроризма после 11 сентября 2001 года, пришло к выводу, что АНБ «не оказало заметного влияния на предотвращение террористических действий». Только, самое большее, в 1,8% случаев внутренние американские сведения и в 4,4% из международных действий по перехвату информации АНБ сыграли роль. «Успехи» были достигнуты при обычной полицейской работе. Было ли это очередной политической ложью президента в рамках внедряемых военными методами «западных ценностей», или же для самого АНБ речь при этом шла скорее о нераскрытии?

Для успокоения взволнованных немцев президент США в то время пообещал соглашение между разведками, которое должно было исключить из прослушивания, по крайней мере, «мобилки» фрау канцлера и ее свиты. И вот информационное агентство dpa online 15 января 2014 года в 09:52 ч. сообщило, что запланированному соглашению между разведками угрожает крах из-за незаинтересованности американцев в его подписании. Теперь возмущается даже ХДС, который до сих пор сдерживался ввиду тесной связи с его «друзьями» в этом вопросе. Представитель фракции ХДС/ХСС в Бундестаге в комитете по вопросам внутренней политики Штефан Майер излил свое разочарование в газете «Ди Цайт» со словами: «Даже если США близки нам, мы тогда (если соглашение лопнет) должны будем пригрозить им экономическими санкциями», так как американцы понимают только этот язык. Что могло бы подразумеваться под санкциями, объясняет председатель комитета по внешней политике Европейского Парламента Эльмар Брок (ХДС) в «Нойе Вестфэлише Цайтунг»: «Этот процесс, также как и прежний отказ американцев заключить с Европейским союзом соглашение о защите данных, угрожает заключению соглашения о свободной торговле… Позиция американской администрации неприемлема в обращении между друзьями». Но можно ли говорить о «друзьях», если одна сторона лишь судорожно делает вид, что является «другом». Также Федеральная разведывательная служба (БНД), которая так усердно оказывала американцам помощь в шпионаже, оказывается разочарована недостаточной готовностью американцев к проведению переговоров, чтобы придать прослушиванию хотя бы более симпатичное прикрытие. В БНД чувствуют себя полностью обманутыми США. И, наконец, у «Левых» появилась привлекательная в пропагандистском плане тема. Ее второй председатель фракции Ян Корте возмущался в газете «Миттельдойче Цайтунг»: «Через семь месяцев после начала скандала с АНБ федеральное правительство остается абсолютно голым». Все же, ну, пожалуйста, ведь кое-что все-таки есть в представлении, которое оно производит! Правящие партии упрямо твердят: «Фракции правящей коалиции едины в том, что между Германией и США должно быть подписано соглашение против шпионажа с взаимными обязательствами», считает глава фракции СДПГ Томас Опперман. Неудача с заключением такого соглашения, по его словам, «изменила бы» отношения с США. «Изменить» может означать многое, например, также «сделать еще покорнее». На всякий случай канцлер определила: «Переговоры продолжаются». Также и это можно понимать двусмысленно, имела ли она в виду переговоры о разведке или по торговому соглашению (TTIP) – вероятно, и то и другое. Вопреки ожиданиям министр внутренних дел Томас де Мезьер на пресс-конференции 14 января был в ярости: «Согласно немецкому законодательству шпионаж против Федеративной Республики Германии является тяжелым преступлением. Однако американская разведка АНБ шпионит за всеми гражданами, органами власти, предприятиями и организациями и даже не боится подслушивать федеральное правительство, включая мобильный телефон федерального канцлера. Единственное уместное наказание за это – провозглашение отказа от оккупационного соглашения. Военнослужащие американской армии, агенты ЦРУ, АНБ и персонал всех других американских учреждений должны собрать свои чемоданы и покинуть нашу страну. Наше терпение окончательно лопнуло». Но и это были только слова, да и то, собственно, запоздавшие уже почти на семьдесят лет.

Впрочем, согласно «Берлинер Умшау» в Германии официально представлены пятнадцать соответствующих американских служб с их собственными офисами и персоналом: пользующееся дурной славой министерство внутренней безопасности (Department of Homeland Security), таможенная и пограничная служба (Customs and Border Protection), Секретная служба (Secret Service), служба контроля иммиграции и таможни (Immigration and Customs Enforcement), береговая охрана (Coast Guard), управление безопасности на транспорте (Transport Security Administration), служба гражданства и иммиграции (Citizenship and Immigration Service (USCIS)), политическое управление (Office of Policy), федеральное агентство по чрезвычайным ситуациям (Federal Emergency Management Agency (FEMA)), федеральный тренировочный центр органов правопорядка (Federal Law Enforcement Training Center (FLETC)), национальное управление защиты и программ (National Protection and Programs Directorate (NPPD)), агентство по борьбе с наркотиками (Drug Enforcement Agency (DEA)), федеральное агентство авиации (Federal Aviation Agency (FAA)), национальное агентство геопространственной разведки (National Geospatial Agency (GSA)).

Однако, верит ли кто-то в «Американцы, убирайтесь домой» де Мезьера или в серьезное немецкое сопротивление против какого-либо желаемого США договора, вроде соглашения о трансатлантической торговле и инвестиционном партнерстве (Transatlantic Trade and Investment Partnership (TTIP))? Элита хочет этого соглашения на основе хорошего опыта, который она получила с Североатлантическим соглашением о свободной торговле (North Atlantic Free Trade Agreement (NAFTA)) между США, Канадой и Мексикой с 01.01.1994. Это соглашение в три раза увеличило товарообмен и резко сократило рабочие места и зарплаты. Мексиканские maquiladoras («макиладорас», потогонные сборочные фабрики для низкооплачиваемых рабочих без прав и профсоюзов) стали сборочным конвейером для глобальных концернов, где производится и беспошлинно экспортируется, прежде всего, текстиль и устройства из импортированных полуфабрикатов. Одновременно получающие большие государственные субсидии пищевые продукты из США и ЕС разорили преобладающее до тех пор в Мексике сельское хозяйство малого и среднего крестьянства, и погнали отчаявшихся крестьян на фабрики «макиладорас» в качестве дешевой рабочей силы – это в точности соответствует тем «реформам», которых всюду требуют для «оздоровления экономики».

Большинство акций, примерно тридцати самых больших предприятий в Германии (предприятий, акции которых фиксируются DAХ, Германским индексом акций) находятся, как известно, в иностранных руках, в большинстве случаев с главной конторой в США. Один лишь «инвестор» (или «саранча») BlackRock – главный акционер уже в 9 из 30 предприятий DAX. Поэтому такие банки, как Goldman Sachs (Нью-Йорк), Дойче Банк (в пропагандистских целях еще во Франкфурте, практически уже в Лондоне и Нью-Йорке), Barclays (Лондон), UBS (Цюрих) и Коммерцбанк, в этой иерархии являются основными консультантами федерального правительства Меркель в вопросах финансов, евро-кризиса и экономики; из тех, кто опустился гораздо ниже за последнее время, стоило бы еще упомянуть также ветряную мельницу Siemens. В TTIP ЕС хочет договориться с США о правах инвесторов на подачу исков в частные арбитражи. Если бы тогда Бундестаг принял бы, например, решение о минимальной зарплате в столько-то Евро, то инвесторы могли подать на него иск, так как он этим односторонне ограничил их прибыли в немецких филиалах или фирмах. Это же самое касалось бы также любых других прав рабочих и норм безопасности.

Впрочем, одним внешним влиянием нельзя объяснить желаемую в политическом отношении бесхозяйственность в Берлине, примером которой могут послужить «защита климата» и «энергетический поворот», которые выражаются в провале протежируемых на государственном уровне альтернативных предприятий, как например, в последнее время Prokon или в ужасной неспособности властей хорошо и своевременно осуществлять отдельные крупные проекты, такие как аэропорт, концертный зал или вокзал. Отрасль альтернативной энергетики и ее альтернативные финансисты получают рекламу от средств массовой информации, политиков и «благодетелей человечества» и субсидии от государства. Они разоряют инвестиционный потенциал на многие миллиарды. GED (Зеленая единая партия) и ее средства массовой информации, разумеется в этом невиновны, виновны всегда другие. И сразу же речь снова идет только о спасении обманутых инвесторов, защите непроизводительных рабочих мест и перераспределении издержек на «других», которые, в конечном счете, всегда сами являются виноватыми (если бы они иначе голосовали на выборах). Но всюду пахнет лишь получением и сохранением власти, партийной линией и, как результат, халтурой.

Проблема является структурной. Раньше, в осмеянной кайзеровской империи, например, были политические партии, которые аргументировали, доказывали, спорили в Рейхстаге, но не в административном управлении, которое добросовестно служило стране, и не в средствах массовой информации, которые пытались объяснять населению, что происходит в парламенте и в управлении. Сегодня у нас всюду солдаты партий, в парламенте, в управлении, в средствах массовой информации, в университетах и больших исследовательских институтах, все больше даже на предприятиях и – естественно, только при политически важных вопросах – даже в судах. Те, кто занимает такие посты, обязаны своей позицией и своим доходом партии, и партийная лояльность определяет их мышление и поступки. Для них само дело почти не важно, в первую очередь речь идет о том, чтобы протолкнуть туда и сюда «нашего кандидата», речь идет о доходных местах, и о том, чтобы предоставлять и черпать деньги. Почти во всех инстанциях «партийная линия» владеет мышлением и действием. Того, кто не идет по проложенной колее, выталкивают в сторону и, в крайнем случае, перемещают на специально сооруженный запасной путь (с платой за молчание).

Стране нужны политические партии вместо контор по трудоустройству неудачников из других сфер, мошенников, хвастунов и не воспринимающих никакие знания лояльных к парламенту. Но еще больше стране нужны очищенные от партийной лояльности и партийных пропорций учреждения.

Согласно сообщению Немецкого союза чиновников административным органам по всей Германии, насчитывающих 5 500 000 чиновников плюс многочисленных служащих без статуса чиновника на государственной службе, не хватает еще 700 000 чиновников. В Германской империи, при монархии, когда также все железнодорожные служащие и почтовые служащие вплоть до почтальона являлись чиновниками, было всего 500 000 чиновников, и этого было достаточно для вполне правильного управления значительно большей территорией государства, причем, совсем без компьютеров и современных средств коммуникации и транспорта. В кайзеровской империи, например, почту приносили дважды в день, а сегодня работающий на двух работах почтальон приносит ее только поздно вечером.

Так что не стоит удивляться тому, что в правительствах и учреждениях всюду царит беспорядок, и доверие к ним рассыпается. Недавно один «репрезентативный» опрос специалистов по изучению общественного мнения из социологической службы YouGoV для газеты «Бильд» показал, что у почти половины немцев (48%) нет доверия ни к федеральному канцлеру, ни к вице-канцлеру Зигмару Габриелю (СДПГ). В образцовой американской демократии дела обстоят еще хуже. Там, согласно исследованию Associated Press/NORC Center for Public Affairs Research, у 70% опрошенных нет абсолютно никакого доверия к правительству («absolutely no faith in government»). Поэтому также неудивительно, что тайное голосование хотят заменить электронными выборами в онлайн-режиме. Тогда результаты легче будет запрограммировать, чем с помощью средств массовой информации.

Источник: http://www.spatzseite.com/2014/01/wenn-das-vertrauen-schwindet/


11 января 2014

Гельмут Бёттигер

«Как губная помада на свинье»

Каждый десятый житель Германии едва умеет читать или писать. По данным Гамбургского университета эти подсчитанные на примере берлинцев показатели справедливы уже и для всей Германии. Доказательство ли это успеха школьных реформ 1970-х годов или политики в области культуры? Во всяком случае, это явный «успех» «признанных» псевдоинтеллектуалов, для которых основным критерием культуры является, похоже, общественная «приемлемость сексуального разнообразия»: чем больше неграмотности, чем больше сексуализации (десублимации), т.е. чем больше отказ от собственного мышления и отказ от получения информации под идеологически воздействующим ливнем средств массовой информации, тем легче можно управлять людьми. Чтобы приучить к «приемлемости лесбийских, гомосексуальных, бисексуальных, транссексуальных, трансгендерных, интерсексуальных и странных людей», не только детей через школы, как в управляемой «Зелеными» земле Баден-Вюртемберг, гомосексуалистов время от времени с большим скандалом представляют с большой помпой в средствах массовой информации и, аплодируя, представляют упомянутым выше орошенным ливнем примеров для подражания, как это сейчас происходит в случае поднятого до уровня звезды футболиста Томаса Хицльшпергера. Но что же мотивирует людей раскрывать подробности своей интимной жизни перед широкой, вуайеристской общественностью? (Соответствующим образом издательство IPG называло финансируемый за счет рекламы молодежный журнал, который тиражом в 350 тысяч экземпляров распределяется среди молодых людей в крупных городах, «Вуайер»). Вероятно, это «свобода» того вида, которую диктаторы воспитания предлагают своим порабощенным в качестве компенсации за их целенаправленно проводимое, постепенное обеднение. А против одного учителя из Нагольта поданы заявления о совершении преступления и на «запрет на профессию» со стороны «красно-зеленых», из-за того, что он сопротивлялся образовательным планам Баден-Вюртемберга о «приемлемости сексуального разнообразия. То, что уже более 60 тысяч граждан подписали его петицию, едва ли сыграет роль, так как их высмеивают как твердолобых реакционеров. Можно ли найти более однозначное доказательство культурного и социального распада, которого так добивались в этой уже почти как семьдесят лет «перевоспитанной» стране?

«Но мы, по крайней мере, живем в правовом государстве, никого нельзя из-за его частных пристрастий …» Вот, как раз о правовом государстве! Спросите об этом Михаэля Бубака, которого стимулированные извне сомнения побудили к расследованию и, наконец, привели «к потрясающим» сведениям о «Второй смерти моего отца» (так называется его книга), а именно ко «все еще слишком мало исследованным связям между левым (или в последнее время правым) терроризмом и секретными службами, которые давно стали в Италии поводом для жарких дискуссий», писал фельетонист Нильс Минкмар 8 декабря 2008 года в газете «Франкфуртер Альгемайне Цайтунг» после прочтения книги Михаэля Бубака, и ссылался при этом на «Гладио», «тайное военизированное подразделение НАТО в Италии». Или подумайте о многочисленных жертвах Фракции Красной Армии (РАФ), например, о Мартине Шляйере. Жители сообщили в полицию о месте, где его прятали, но полиция «прошляпила». Что-то в этом роде «может» случаться.

От особенной защиты Верены Бекер Федеральной прокуратурой и подозрений в адрес «Гладио» можно быстро прийти к теракту на мюнхенском Октоберфесте 1980 года, на котором погибли 12 и были ранены 200 человек. Быстро объявили, что, мол, за «преступником-одиночкой» Гундольфом Кёлером стоял правый экстремизм. Сам Кёлер больше не мог защищаться, так как погиб во время своего террористического акта. При этом также быстро забыли и предполагаемого подстрекателя, лесничего Хайнца Лемке. Он сам пришел в полицию и указал на большие секретные военные склады оружия, но в ночь перед допросом повесился в своей камере. Столь же таинственной была смерть из-за остановки сердца 38-летнего Франка Лаутерюнга, который заявил о себе как о свидетеле и касательно которого позже появились сведения о его деятельности в качестве информатора западногерманской Федеральной разведывательной службы (БНД). Даже свидетели на политических процессах живут в опасности.

Теперь дуйсбургский историк Андреас Крамер (49 лет) после смерти своего отца пролил свет на этот террористический акт. В интервью мюнхенской газете АЦ 5 мая 2013 года он сказал: «Мой отец нанял Гундольфа Кёлера и вместе с ним изготовил бомбу. … Теракт был целенаправленной и долго готовившейся акцией БНД, на которую работал мой отец и также действовал по ее приказу. Его работа (как офицера) в Бундесвере была превосходным прикрытием. Однако, начиная с середины 1960-х годов, он был в первую очередь агентом Федеральной разведывательной службы… Террористические акты должны были смутить население, вселить в него неуверенность, и содействовать призыву к созданию сильного государства… Он приобретал через Бундесвер большое количество вооружения и боеприпасов. Стрелковое оружие, гранаты, противотанковые гранатометы, взрывчатка. Все это пряталось в тайных, в большинстве случаев подземных хранилищах, и в случае вторжения Советского Союза должно было оказаться в распоряжении подразделений «Гладио» для осуществления диверсий. Мой отец, насколько я от него знаю, занимался как минимум 50 такими складами. Он продолжал делать это также и позже (после 1980 года) … В Люксембурге процесс в настоящее время проходит против двух бывших полицейских из элитного подразделения, на которые возлагают ответственность примерно за двадцать терактов с применением бомб в середине 1980-х годов. Также в этом случае мой отец играл значительную закулисную роль. Меня даже подробно допрашивали об этом как свидетеля под присягой…» Крамер пока еще жив, его показания ни к чему не привели.

Как обычно, много других странностей (например, убийство Херрхаузена) невозможно расследовать в Федеративной республике, чтобы не осталось сомнений. Расследование в деле о теракте на Октоберфесте теперь хочет подтолкнуть снова художественный фильм Даниэля Харриха «Слепое пятно», показ которого в кино начнется 23 января, и этот фильм уже оказал некоторое воздействие. Потому что примерно за три недели до премьеры один из некогда подозреваемых, Карл-Хайнц Хоффман (76 лет, Военно-спортивная группа Хоффмана (в СССР его фамилию писали как «Гофман» – прим. перев.)), подал заявление в уголовную полицию города Бамберг на некоего бывшего агента ведомства по охране конституции земли Северный Рейн-Вестфалия из-за подозрения в групповом убийстве. А как обстояло дело с агентами в руководстве НДП?

На такой же основе можно было бы снять фильм об афере вокруг Союза немецкой молодежи (BDJ) в 1952 году. Руководитель Технической службы (TD) этого BDJ, Ганса Отто, хотел тогда покинуть эту организацию и сообщил при этом уголовной полиции о больших складах с оружием. Затем несколько членов TD были арестованы. Когда выяснилось, что группа ежемесячно получала 50 000 немецких марок (до 1952 весьма значительная сумма) от американских служб наряду с оружием и боеприпасами, процесс в Карлсруэ быстро окончился, и всех подсудимых отправили домой. Гессенский премьер-министр Г.А. Цинн тогда решился предположить, что это внезапное освобождение можно было бы объяснить, только если подсудимые действовали «по заданию американских спецслужб». Такое высказывание сегодняшние немецкие политики, наверное, уже не рискнули бы сделать даже в частном телефонном разговоре – вероятно, так как они опасаются, что против них используют американский беспилотник; привет вам от АНБ.

Все это и многое другое обнаруживает ряд параллелей с нынешними процессами Национал-социалистического подполья (NSU), на которых представители обвинения все сильнее покрываются холодным потом при попытках скрыть роль служб в этих убийствах, осуществленных преимущественно в целях пропаганды. Так как прокуроров в ФРГ водят на крепком поводке министерств, неприятные аспекты этого инцидента могут вскоре исчезнуть под «формирующим сознание» ковром.

Чтобы освободиться от возможной связанности внешнеполитическими указаниями, подумайте о «гражданском» деле Густля Моллата. В нем банку при участии правительства почти удалось скрыть перемещение «черных» денег и похоронить «правдоруба»-разоблачителя с помощью профессионально-медицинских экспертиз в судебной психиатрии. Без поддержки экспертных заключений у судов, от земельного суда Нюрнберга-Фюрта, исполнительной палаты земельного суда Регенсбурга при участковом суде Штраубинга до сотрудничества между палатой приведения в исполнение наказания земельного суда Байройта и Первой коллегии по уголовным делам верховного суда земли Бамберг псевдолегитимность приговора о направлении Моллата в психиатрическую клинику тюремного типа и долговременных решений не могли бы иметь места.

«Профессиональная экспертиза» в другом месте узаконит ограбление граждан с целью спасения климата и энергетического поворота в пользу небольшой группы привилегированных. А как обстоит дело с такими «экспертизами», показал на своем примере берлинский старший прокурор Детлеф Мелис, который должен был по поручению ООН расследовать убийство бывшего ливанского премьер-министра Рафика Харири в мае 2005 года. В его докладе в конце 2005 года без каких-либо доказательств сообщается: «Без согласия высокопоставленных чиновников сирийских органов безопасности и без соучастия их партнеров в ливанских секретных службах» планирование теракта не было бы возможным. По сути он опирался на высказывания неоднократно осужденного мошенника Сухейра аль-Садика. Его на прокурора вывел сирийский диссидент Рифат аль-Асад, «мясник Хамы», дядя и соперник президента Башара аль-Асада, который сегодня борется с правительством в Дамаске (как вознаграждение за давно назревшее осуждение за преступления против человечности, ср. Spiegel Online. 22.10.2005).

Берлинский старший прокурор не удосужился использовать в своем расследовании стратегический документ рабочей группы «Новая израильская стратегия на 2000» за авторством Ричарда Пёрла (American Enterprise Institute), Джеймса Колберта (JINSA – Jewish Institute for National Security Affairs), Чарльза Фэйрбэнкса (Johns-Hopkins-Universität), Дагласа Фейта (Feith and Zell Associates), Роберта Лёвенберга (Institute for Advanced Strategic and Political Studies), Джонатана Торопа (The Washington Institute for Near East Policy), Дэвида Вурмсера (Institute for Advanced Strategic and Political Studies) uи Мейрава Вурмсера (Johns Hopkins University). Документ назывался: A Clean Break: A New Strategy for Securing the Realm («Полный разрыв: новая стратегия для обеспечения безопасности королевства» – да, именно «королевства»!), Washington, Institute for Advanced Strategic and Political Studies, 1996. Там, среди прочего, говорилось: «(Израиль должен) отвлечь внимание сирийцев, используя ливанских оппозиционеров для того (!), чтобы ослабить сирийский контроль над Ливаном». И ведь как раз точно это и произошло с убийством Рафика аль-Харири, которое способствовало началу «Кедровой революции» и образованию направленного против Сирии «Союза четырнадцатого мая». В дальнейшем в «стратегическом документе» сообщается: «Тем важнее, что Израиль, само собой разумеется, заинтересован в том, чтобы дипломатическими, военными и стратегическими средствами поддерживать действия Турции и Иордании против Сирии. К этому относится заключение и поддержание союзов с арабскими племенами, область которых достигает до Сирии и которые враждебно настроены по отношению к правящей элите Сирии».

Берлинский старший прокурор предложил свои услуги для этого задания той работой, которую он выполнил в связи с терактом 5 апреля 1986 года в западноберлинской дискотеке «La Belle», которую посещали «в большинстве случаев цветные» американские солдаты. Тогда задача состояла в том, чтобы возложить ответственность за это преступление на неформального главу Ливии Каддафи как на закулисного кукловода четырех осужденных преступников. Потому что на следующий день после теракта всеведущий президент США Рейган уже знал, что за преступлением стоял Каддафи и 14 апреля приказал 24 американским истребителям-бомбардировщикам из Великобритании нанести бомбовые удары по ливийским городам Триполи и Бенгази, однако, не попал в обвиняемого, хоть и убил его дочь (сегодня это происходит более прицельно благодаря беспилотникам – как прогресс «цивилизованного мира»). 24 июня 2004 года Федеральный суд подтвердил, наконец, утверждение берлинского прокурора, «что настоящие главные преступники – ливийские кукловоды и подстрекатели – не предстали перед судом».

Как известно, существуют поздние последствия стратегического документа и приговора по делу Харири: министр здравоохранения Сирии доктор Саад аль-Найеф 22 декабря 2013 года сообщил делегации из Австралии, что пользующиеся зарубежной поддержкой террористы с помощью двух заминированных грузовиков полностью разрушили больницу Аль-Кинди в Алеппо, причем весь персонал погиб при взрыве. С начала боевых действий «мятежники» НАТО систематически атаковали больше чем две трети всех общественных больниц Сирии и убили более трехсот докторов и санитаров. Война в Сербии, очевидно, не давала таких результатов столь же открыто, но зато куда хуже обстояло дело с войнами в Афганистане, Ливии и в Ираке, а теперь в Центральной Африке, Южном Судане и Сомали. Куда бы ни вмешивался Запад (в смысле «стратегического документа»), там начинаются хаос, убийства и гражданская война между религиозными и этническими группами, которые раньше относительно мирно жили друг с другом. Но виновны в этом всегда только другие.

Так что же удивительного, что институт изучения общественного мнения Гэллапа (Win/Gallup International) в своем ежегодном отчете End of Year survey пришел к результату, что во всем мире население в 65 странах (однако, не в Германии!) «by a landslide» – со значительным перевесом – считает США «самой большой угрозой миру в современном мире» («greatest threat to peace in the world today») – и все больше также и их пособников в Берлине.

Источник: http://www.spatzseite.com/2014/01/wie-lippenstift-auf-einem-schwein/


4 января 2014

Гельмут Бёттигер

Делай то, что можешь

В 1990 году, когда пала Берлинская стена и Советский Союз вывесил белый флаг в «холодном» конфликте Запада и Востока, мир вздохнул с облегчением. Теперь можно было избежать огромных расходов Холодной войны и применить освобожденную энергию для преодоления бедности и развития более гуманного общества. Однако это так и не произошло. Вместо этого США именно теперь принялись резко увеличивать свой военный бюджет.

В последний день 2013 года их идеологические «политруки» поручили «консервативной» газете «Ди Вельт» написать так: «Китай и Россия снова полагаются на тактику Холодной войны, чтобы ослабить американский мировой порядок». Поводом стали недавние жесткие реакции России и Китая на действия Запада. «Ди Вельт» правильно выбрала дату публикации, пусть, возможно, и неосознанно. Потому что человек, от имени которого в немецком языке произошло название дня Нового года, Сильвестр I (314-335), был легендарным Папой Римским, который был использован для обоснования так называемого «Константинова дара». Эта фальшивка стала обоснованием «Patrimonium Petri», («вотчинных владений Святого Петра»), политических амбиций Папства, которые в Средние века оказали такое ужасающе опустошительное воздействие на христианский Запад.

Уже 16 декабря 2013 года Вашингтон устами представителя своего министерства иностранных дел Мэри Харф предостерег Москву, чтобы та не дестабилизировала балтийский регион размещением ракет «Искандер» на западной границе России (в Калининграде). В тот же день американский министр обороны Чак Хэйгел заявил, что достигнутый в ходе переговоров между Ираном и государствами-участниками P5+1 план действий, касающийся атомной программы Тегерана, не устраняет для США и европейских союзников необходимость создания запланированной противоракетной обороны у восточной границы Западной Европы. Он при этом подчеркнуто повторил утверждение: Противоракетная оборона НАТО не представляет угрозы для России. Однако он не назвал причины, почему, несмотря на соглашение с Тегераном, для США «необходимо» придерживаться запланированного противоракетного щита в Европе и вокруг России и Китая. Москва сделала существенный вклад в достижение возможности дипломатического решения конфликтов вокруг Сирии и Ирана. Но отвечает ли такое решение фактическим, а не только притворным интересам американской элиты, и будет ли оно, наконец, реализовано, это уже другой вопрос. Но вопреки этой возможности разрядки США не хотят отказываться от размещения своих противоракет в Румынии, Турции и Болгарии, а также в Польше и Чешской Республике, даже на первых порах.

То, что размещение противоракетных систем не угрожает России, это провокационно неуклюжая ложь американского министра обороны. Даже ученые, занимающиеся политикой безопасности США, подчеркивают, что американская противоракетная оборона вокруг России и Китая запланирована в качестве не оборонительной, а в полной мере наступательной меры. Она создает предпосылку для успешного первого ядерного удара, так как она не оставила бы жертве шанс нанести ответный удар в качестве возмездия. Риск эффективного ответного удара потребовал бы сдержанности от агрессора, если он, конечно, благоразумен. Профессора Кейр А. Либер и Дэрил Дж. Пресс писали в «Foreign Affairs», март/апрель 2006 г., Ч. 2, стр. 51 и дальше под заголовком Nuclear Exchange: Does Washington Really Have (or Want) Nuclear Primacy? («Ядерный обмен: Действительно ли у Вашингтона есть ядерное превосходство (или хочет ли он его)»): «Другими словами, нынешняя и будущая военная ядерная мощь США явно предназначена для нанесения упреждающего, разоружающего удара по России или Китаю». Подобное было повторено специально относительно Китая (ср. Keir A. Lieber and Daryl G. Press, «U.S. Nuclear Primacy and the Future of the Chinese Nuclear Deterrent», в: China Security Quarterly, Ч. 5 (2006/07), стр. 66 и далее). В ответе в сентябрьском/октябрьском номере «Foreign Affairs» за 2006 год были представлены только вербальные заявления президента США и ведущих американских политиков как серьезные причины, которые говорят против наступательного характера противоракетной обороны. Однако американское правительство отказалось дать даже письменную гарантию того, что эти ракетные системы не направлены против России, чего тогда требовал министр иностранных дел России Сергей Лавров. Так что нет ничего удивительного в том, что Россия разместила или вскоре разместит у своей западной границы ракеты «Искандер» и предпримет другие меры.

Вашингтон и после крушения Советского Союза в 1990 году продолжал бороться против России экономическими и военными методами. Нарушив соглашение Рейгана и Горбачева, Вашингтон расширил НАТО в Восточную Европу и государства Балтии и создал военные базы у границ России. Уже 12 лет американская элита ведет войну в Афганистане, Ираке, Сомали, Ливии, Пакистане, Йемене, и создает экономическую и военную угрозу Сирии и Ирану. Эти войны потребовали больших денежных расходов, нанесли урон престижу США, принесли большие потери убитыми и ранеными со стороны как США, так и – в еще большей степени – со стороны гражданского населения других стран, подвергшихся дестабилизации и военным нападениям. Ни для одной из этих войн не было убедительной причины или – кроме специально сконструированной лжи – приемлемого объяснения. Теперь США помимо военного бюджета планируют до 2013 года выделить примерно 355 миллиардов долларов на модернизацию своего ядерного оружия, как свидетельствует план Бюджетного комитета Конгресса США, примерно 136 миллиардов долларов на баллистические ракеты, подводные лодки и бомбардировщики, 105 миллиардов долларов на строительство новых атомных реакторов для военно-морского флота. Для хранения ядерного оружия, на контроль над вооружениями и на создание противоракетного щита США хотят выделить 215 миллиардов долларов. Среди прочего, атомные бомбы B61 должны быть переделаны в управляемые авиабомбы. 56 миллиардов долларов должны быть направлены на Стратегические системы связи, раннего обнаружения, предупреждения и управления, и 59 миллиардов долларов запланированы для непредсказуемых расходов.

Россия и Китай, естественно, реагируют на эту угрозу новой гонкой вооружений, и поэтому Запад и те, кто его поддерживают, предостерегают их как «бойцов Холодной войны». Но неизвестно, завершится ли новая гонка вооружений и на этот раз для США тем же успехом, что и в 1990 году. Руководители обеих стран извлекли из прошлого свои уроки. Однако спорным остается вопрос, владеют ли они также и оттачиваемым ЦРУ общественным оружием «цветных революций», несмотря на весь тот наглядный материал, который предлагают экономические процессы на Западе. Недовольных всегда можно найти.

В этой связи следует обратить внимание на нынешнюю вторую «оранжевую» революцию на Украине и недавние теракты в России. По поводу последних американский ученый, специалист по арабскому миру и Исламу доктор Кевин Барретт писал следующее: Саудовский принц Бандар Бин Султан, как доказано, является «высшим оперативным руководителем «Аль-Каиды», той самой созданной ЦРУ базы данных на их арабских боевиков-моджахедов со времен войны в Афганистане в 1980-х годах. Нынешними операциями поддерживаемых ЦРУ и Моссад боевиков «Аль-Каиды» в Сирии командует принц Бандар». Согласно просочившимся по дипломатическим каналам сообщениям, 31 июня 2013 года в Москве принц Бандар Бин Султан предложил Путину удержать подчиняющихся ему чеченских террористов от бойкота Олимпийских игр в Сочи в обмен на отказ Москвы от поддержки Башара аль-Асада. Тогда Путин якобы с возмущением отказался от этого предложения. И вот теперь, за месяц до начала игр, произошли два теракта в Волгограде. Что бы вы сами на месте Путина подумали об этом? – а также и вот о чем:

Министры иностранных дел США и Германии подвергли критике действия египетского правительства против «братьев-мусульман». Согласно Немецкому агентству печати (ДПА) министр иностранных дел Германии Франк Штайнмайер, также как американский госсекретарь Джон Керри, в пятницу раскритиковал причисление «братьев-мусульман» к террористическим организациям. После недавнего теракта в городе Аль-Мансуре, на севере от Каира, египетское временное правительство классифицировало братьев-мусульман как террористическую организацию. Американский журналист Роберт Дрейфус в своей 390-страничной книге «Devil’s Game, how the United States helped unleash fundamentalist Islam“ (Нью-Йорк, Henry Holt & Co, 2005 г.) подробно описал, как США с 1950-х годов переняли у англичан под свой контроль братьев-мусульман и во время Холодной войны успешно перепрограммировали их в своих империалистических интересах. Еще Насер решительно боролся с братьями-мусульманами в Египте и при этом был убит. Его преемник Анвар Садат (как якобы также Эрдоган в Турции) тогда сам уже был «братом-мусульманином». (Так у автора. Официально считается, что Насер умер естественной смертью – он страдал от диабета и перенес два инфаркта. Садат же действительно был убит исламскими фундаменталистами во время военного парада в Каире в 1981 году. – прим. перев.)

«Ни бык, ни осел не остановят доллар в его движении», можно было бы заметить ввиду таких усилий. Прав ли «кто-то» больше, чем Эрих Хонеккер тогда со своим изречением? (Автор перефразировал афоризм Хонеккера: «Ни бык, ни осел не остановят социализм в его движении». – прим. перев.) Столетие со дня основания Федерального резервного банка действительно не было причиной для празднования. С момента основания Федерального резервного банка в 1913 году американский доллар потерял 98 процентов своей покупательной способности. Согласно недавнему исследованию Института Брукингса реальные зарплаты в США, помимо всего прочего, также благодаря девальвации доллара, находятся ниже уровня 1964 года. В 1974 году средний американский рабочий зарабатывал 350 долларов в неделю, измеренных в долларах 1982 года. Сегодня этот показатель составляет 290 долларов. Специалист по исследованию инвестиций Портер Стэнсберри 26.12.2013 опубликовывал на эту тему статью, в которой говорится: «С четвертого квартала 2009 года дефицит платежного баланса США составляет более 100 миллиардов долларов в квартал. Вследствие этого иностранные инвесторы владеют теперь в США основным капиталом, который на 24 биллиона долларов превышает основной капитал американских инвесторов за границей. … С 2007 года американский государственный долг на коммунальном уровне, уровне штатов и общегосударственном уровне удвоился – с примерно 10 биллионов до 20 биллионов долларов… Задолженность студентов, которая также облегчалась за счет правительственных гарантий, тоже с 2007 года (именно так!) удвоилась, достигнув более одного биллиона долларов. В общем и целом бремя долгов в американской экономике возросло примерно с 50 биллионов долларов в 2007 году до 60 биллионов долларов сейчас». Это произошло, несмотря на усилия дружественно настроенных к Америке немецких инвесторов, которые по расчетам ученого-экономиста из Лейпцига Гунтера Шнабля, специалиста по финансам, за прошедшие годы потеряли со своими инвестициями за границей примерно 462 миллиарда евро (легендарные «глупые немецкие деньги» – «stupid german money»). Это даже больше, чем у них могли бы отобрать Европейский центральный Банк и государственная казна своей инфляционной политикой.

Производство в Еврозоне в настоящее время переживает самый сильный упадок на протяжении уже больше одного года – также в Германии. Экономисты прогнозируют на новый год трудный старт. Как пишет газета «Хандельсблатт», по расчетам рейтингового агентства Standard & Poor’s (S&P) пятьдесят самых больших банков в Европе нуждаются еще в 110 миллиардах евро дополнительного собственного капитала. Только тогда обеспечение капиталом банков перестало бы быть нагрузкой для их рейтинговых оценок (и только лишь для граждан), объяснило агентство S&P в своем исследовании, опубликованном 19 декабря. В настоящее время банки, прежде всего, сокращают свой баланс (посредством освобождения от долгов, каким должникам это освобождение идет на пользу, в исследовании не сказано), чтобы снизить потребность в капитале: В первом полугодии уменьшение баланса на 1,1 биллиона евро, как сказано, сократило «дыру» в покрытии капиталов приблизительно на 34 миллиарда евро.

Эвтаназия для взрослых в Бельгии уже очень давно разрешена. Теперь бельгийский сенат подавляющим большинством разрешил также эвтаназию для детей. Сопротивление исходит, прежде всего, со стороны католической церкви. Запланированный бельгийский закон больше не предусматривает ограничения по возрасту. Ведь людей и так слишком много, и тех из них, кто является слишком дорогим в экономическом отношении, охотно замещают более дешевыми из соответствующим образом разоренных стран – это что касается разрешенной иммиграции из Болгарии и Румынии. Простите, пожалуйста, цинизм, который я тут противопоставляю цинизму красно-черно-зеленых европейских мечтателей.

Источник: http://www.spatzseite.com/2014/01/man-tut-was-man-kann/


28 декабря 2013

Гельмут Бёттигер

«Кто танцует у пропасти...»

… тот необязательно доказывает этим свое мужество. (1 января Греция принимает председательство в совете ЕС, через полгода за ней последует Италия. Через несколько дней начнутся переговоры о вступлении Сербии, которая, по словам ее вице-премьер-министра, почти банкрот. А затем на очереди Албания). Кто не знает, или не хочет знать, «что там пропасть, тот, если смотреть субъективно, и не танцует у пропасти. У него не может закружиться голова. Но он, естественно, все же может сорваться, так как пропасть на самом деле есть» (по словам Беттины Рёль). Нужно ли указать танцору на то, что там пропасть? Он мог бы испугаться, оступиться и упасть. Его следовало бы осторожно сманить подальше от пропасти. Но и это могло бы окончиться неудачей, если он уже знает, где он танцует, но только сам не хочет этого воспринять.

Мы на самом деле танцуем у пропасти, мы давно знаем это, мы играем в русскую рулетку. Пропасть эта называется «диссоциацией» или разрушением общественных связей и недостаточным воспроизводством. Мы знаем, что это – пропасть, мы проиграны, влюблены в эту пропасть и в то же время надеемся, что это не пропасть, или что мы не упадем в нее, а если кто и упадет, то это будет кто-то другой. Мы, кажется, сошли с ума, превратились в душевнобольных. Потому что «мы» для нас – всегда только кто-то другой.

Потому что мы уже падаем. Из-за высоких тарифов на электроэнергию вследствие энергетического поворота в Германии началась ползучая деиндустриализация. Это уже видит даже один из основных агентов деиндустриализации, а именно «Дойче Банк» («ДБ», который на самом деле уже не «немецкий» банк). Он опубликовывал «исследование» об этом. Инвестиции в энергоемкие отрасли в Германии уже давно уменьшались, пишут экономисты «ДБ» в своем исследования. Только за два года из последних семнадцати лет их инвестиции превышали стоимость амортизации. Вследствие этого стоимость основного нетто-капитала энергоемких предприятий опустилась больше чем на 11 %. При продолжающихся и далее непропорционально расти ценах на энергию следует рассчитывать на падение оборота в этом году в размере от пяти до шестнадцати миллиардов евро (газета «Хандельсблатт» от 18.12).

В интервью газете «Дас Бильд» новый шеф IG Metall Детлеф Ветцель сказал, что энергетический поворот ставит под угрозу сокращения 200 000 рабочих мест и назвал федерального канцлера Ангелу Меркель «самой большой потенциальной угрозой для немецкой экономики». «Исследование» Института о будущем труда (IZA) подсчитало, что только недавнее повышение налогов в соответствии с законом о возобновляемых источниках энергии (ЭЭГ) уже уничтожило 86 000 рабочих мест. Непонятно, причислил ли IZA к этим 86 тысячам также те 12 000 рабочих мест, которые вскоре должны будут сокращены в Германии в соответствии с планами крупных поставщиков электроэнергии. Однако почему профсоюзным боссам требуется так много времени, чтобы осознать последствия их собственной политики. Разве это не их СДПГ и «Зеленые» убедили пойти на энергетический поворот? Число, указанное IZA, возможно, даже слишком оптимистично, так как энергетический поворот особенно угрожает промышленности основных материалов, насчитывающей – вместе с предприятиями-смежниками и субпоставщиками – примерно 850 000 рабочих мест. Не только эта отрасль промышленности! При высоких ценах на энергию она не сможет выжить в запуганной атомной энергетикой и изменениями климата Германии.

Также общественные и государственные учреждения не смогут удержаться во время запланированного резкого падения уровня жизни. Вопреки громко расхваленному якобы экономическому подъему Федерация, земли, общины и социальное страхование в этом году в целом израсходовали на 28,7 миллиардов евро больше, чем получили. Вместе с тем бюджетный дефицит снова вырос по сравнению с дефицитом прошлого года примерно на пять миллиардов. Об уменьшении долгов, о котором так давно говорят, не может быть и речи. Введение дорожной пошлины за проезд по автобанам для легковых автомобилей также ничего в этом не изменит. Она, во всяком случае, обслужит процентные платежи банкам, дающим кредиты. Из ханжества эту дорожную пошлину хотят брать только с иностранцев. Можно ли действительно быть настолько глупым и верить в этом политикам ввиду их вопиющей бесхозяйственности? Обманутый Михель должен как можно позже заметить, что речь идет только о том, чтобы понизить его уровень жизни ради дохода сверхбогачей, пока он не сравняется с уровнем жизни безработных греков или трудолюбивых девушек в таиландских лавках сладостей: одинаковый стандарт для всех зависимых и недостаточно самостоятельных.

Ухудшение благосостояния происходит под знаком набитого моральными проповедями энергетического поворота, который по поручению правящей финансовой элиты десятилетиями пропагандировали так называемые левые и правые оппозиционеры с помощью навязанного общественному сознанию страха перед атомной энергетикой и изменениями климата. Дамы и господа протестующие даже не заметили, ради кого они так агрессивно пропагандировали защиту климата и страх перед атомной энергетикой. Собственно, они хотели протестовать против «тех наверху», но на самом деле делали это против своего собственного уровня жизни. Их теоретики смогли соблазнить их, так как они отказались думать самостоятельно.

Уже в 2010 году известный американский физик, директор Quantum Institutе и многочисленных правительственных комиссий, в том числе и комиссии по вопросам безопасности атомных электростанций, д-р Харольд Льюис (1923-2011) вышел из Американского физического общества после 67 лет членства в нем, и вышел с протестом: «Глобальное потепление – это самый большой и самый успешный псевдонаучный обман современности!» В своем письме об уходе из Общества он обвинил в обмане «коррумпированный сброд псевдонаучных профессиональных преступников» с «единственной целью добиться средств на исследования и возможностей карьерного роста». (Смотрите на http://www.solidaritaet.com/fusion/2011/1/fus1101-klimabetrug.pdf)

За прошедшее время этот сброд стал доминировать и в когда-то уважаемом научном сообществе (не исключая и Немецкое физическое общество). Ни в Берлине, ни в редакциях ведущих средств массовой информации ФРГ отставка этого столь уважаемого лица не стала поводом для того, чтобы задуматься над собственной позицией. Так как нечего было тут думать, ибо этот обман происходит осознанно. Соответствующие люди знают, что защита климата и страх перед атомной энергией это чепуха. Но это приносит деньги, содействует карьере и помогает удержаться на правительственных должностях.

В одном интервью британский парламентарий-лейборист Джордж Гэллоуэй справедливо отметил: «Я никогда сильно не верил в их (ответственных политиков) веру и в их отношение к правовому государству. Я думаю, это чем-то похоже на губную помаду на свинье. Они говорят о законности, но на практике поступают совершенно наоборот за границей и, со временем, ввиду их собственного упадка, все больше также в их собственной стране». Лучше всего характер политической и создающей общественное мнение элиты доказывают ее недавние демонстрации своих симпатий освобожденному из тюремного заключения в России Михаилу Ходорковскому. Эти элиты в таком большом восторге из-за этого потому, что Ходорковский – дух их духа.

В Советском Союзе Ходорковский со своим соплеменником Леонидом Невзлиным занимался процветающей торговлей водкой, причем они, благодаря «крыше» со стороны своих единоверцев на высоких постах, продавали самую дешевую сивуху под видом элитарного коньяка «Наполеон». С помощью полученных денег и поддержки людей из окружения ориентировавшегося на Запад Бориса Ельцина Ходорковский основал в России первый частный банк, который он позже переименовал в Банк «Менатеп». С учетом стратегического значения нефтяных запасов России его покровители за спиной Ельцина помогли ему пристроиться в министерство энергетики, чтобы он смог присвоить нефтяной бизнес России. Кроме того, его пригласили в Совет по промышленной политике, и он принимал участие в заседаниях правительства. За ничтожные 309 миллионов долларов, происхождение которых, впрочем, все еще остается неясным, он получил в свои руки нефтяной концерн Юкос. Рыночная стоимость предприятия была несоизмеримой с ценой покупки. Предпосылка этого состояла в том, что именно принадлежавший Ходорковскому банк «Менатеп» был уполномочен на проведение аукциона этого важного государственного предприятия. Чтобы гарантировать взятие в свои руки дальнейших государственных предприятий Ходорковский активно способствовал переизбранию Ельцина на второй срок, которое было организовано тогда американскими рекламными агентствами. Со своим состоянием, которое оценивалось почти в восемь миллиардов долларов, Михаил Ходорковский за самое короткое время стал самым богатым человеком России – или же послушным подставным лицом этого состояния.

После этого Ходорковский посчитал себя непогрешимым и неприкосновенным, и, думая так, решил, что ему больше не нужно платить налоги. Для посторонних он защищал этот свой шаг аргументами об огромной коррупции в России, хотя он сам-то, конечно, как раз и извлек больше всего пользы для себя от этой коррупции. Мэр неплатежеспособного тогда города Нефтеюганска, который указал своим обедневшим горожанам на уклоняющегося от уплаты налогов Ходорковского как на причину их бед, был убит, как и ряд других противников Ходорковского. Шеф безопасности Юкоса получил за это 24 года тюрьмы. Хотя Ходорковского и считали заказчиком этих убийств, никто не смог доказать его вину в судебном порядке. Он споткнулся только тогда, когда захотел продать жизненно важный для России концерн Юкос англо-американским нефтяным концернам. Тогда государственная власть России нанесла свой удар. Она посадила важного защитника интересов Запада в тюрьму, из которой его западные друзья свободы – или, возможно, его заказчики, для которых он был подставным лицом – теперь смогли его освободить.

Своим покровителям Ходорковский служил, наряду со многим другим, в конечном счете, также в качестве аргумента против Путина, с которым на Западе борются как с символом России, которая не хочет безвольно подчиниться западной элите. В одной своей статье американский консервативный республиканец Пэт Бьюкенен недавно выразил свое мнение, что «в нынешнее время Путин в России представляет традиционные американские ценности лучше, чем президент Соединенных Штатов … Вашингтон, а не Москва или Пекин, угрожает другим государствам вбомбить их в каменный век, принуждает самолеты глав иностранных государств к недобровольной посадке и подвергает их обыскам». «Вашингтон утверждает, что он является «exceptional» (исключительным) и «indispensable» (незаменимым) и поэтому стоит выше закона и морали». Высокомерие Вашингтона принесло Америке дурную репутацию. Вот недавний пример этого.

То, что должно было быть веселым праздником, закончилось кровавой расправой. Выбранной разведчиками жертвой нападения беспилотников стала свадьба в Йемене. Семнадцать человек поплатились жизнью за это беззаконное высокомерие, более двадцати человек были тяжело ранены. Йеменцы вызвали подозрение к себе на экранах у бывших любителей компьютерных «стрелялок», потому что ехали в кортеже из одиннадцати машин, как обычно бывает на свадьбах также и в других странах. Но так как ценность йеменцев несравнима с ценностью американцев, последствий у таких маленьких недоразумений обычно не бывает. Ответственность за нападение несет президент США, который каждый вторник одобряет планы боевых действий для смертельных атак беспилотников без судебного приговора, опираясь лишь на подозрения своих любителей «стрелялок».

А Путин? «Если сравнить 2000 и 2010 годы, то результаты проделанного русскими пути значительны: национальный доход России удвоился, внешняя торговля увеличилась в четыре раза, внешние долги составляют лишь одну шестую часть исходного показателя (при Ельцине), зарплаты с учетом инфляции возросли в 2,5 раза, пенсии поднялись больше чем в три раза, норма бедности уменьшилась более чем наполовину, безработица снизилась с 10 до 7 %, рождаемость выросла на 40%, смертность уменьшилась почти на 10%, смертность среди грудных детей уменьшилась примерно на 30%, продолжительность жизни выросла примерно на пять лет, уровень преступности уменьшился примерно на 10%, а количество убийств даже на 50%, количество самоубийств уменьшилось на 40%, а количество отравлений алкоголем даже более чем на 60%». «Но это же все только российская статистика! Кто на Западе захочет в нее поверить?” Если данные статистики правдивы, то образ Путина на Западе, наверное, скоро смогут приравнять к образу Каддафи и подобных ему «диктаторов». Согласно западной точке зрения свободный народ нужно «защищать» от таких диктаторов или даже «спасать» – как спасали ливийцев.

Мне жаль, но я не могу пообещать вам никаких многообещающих перспектив в Новом году. Только старую поговорку: «Как (в демократии) постелешь, так и спать будешь, в этом никто другой не поможет». Можно, конечно, было бы и перестелить, но в демократии об этом следует позаботиться самому. В том, что в демократии нужно мочь делать это, и состояло ее великое обещание. Однако до сих пор что-то в таком роде удавалось лишь мафии.

Источник: http://www.spatzseite.com/2013/12/wer-am-abgrund-tanzt/

Скачать текст в формате PDF:

Скачать PDF!


21 декабря 2013

Гельмут Бёттигер

Никогда не звенят колокольчики слаще, чем перед раздачей подарков

«Штурман лжет, капитан пьян, а команда – банда вероломных негодяев», пел Райнхард Май, и трудно точно определить, что именно он имел в виду. За прошедшее время ситуация повсюду выглядит так, что денежная элита держит так называемых политиков под своим контролем. Чтобы управляемые этого не замечали, «признанные» (истеблишментские – прим. перев.) средства массовой информации денежной элиты функционируют в соответствии со словами американского писателя Марка Твена (1835-1910): «Мы любим людей, которые говорят только то, что они думают – если они думают так же, как мы сами» – т.е. не думают, а просто бессмысленно повторяют.

Нельзя сказать, что управляемые совсем не знали этого. «Признанный» британский экономист Джон Мейнард Кэйнс, например, говорил им уже в 1936 году: «При долговременной инфляции правительства могут тайком и незаметно конфисковать важную часть имущества их граждан. Нет более деликатного и надежного способа опрокинуть существующую основу общества, кроме как испортить его валюту. Этот процесс связывает все скрытые силы экономических закономерностей, которые могут послужить разрушению».

Раньше инфляция часто происходила в хаотичной манере. В систематическом, управляемом и точно дозированном виде мы знаем ее уже сто лет, с тех пор как денежная элита основала Федеральный Резервный банк как свой новый (после Банка Англии) инструмент для захвата мирового господства и применяет его в соответствии с немецкой теорией денег (частично против нее (Г.Ф. Кнапп, 1905), частично согласно ей (Пауль Варбург, 1907-13)). 23 декабря 2013 года состоится соответствующее торжественное собрание, в котором, однако, примут участие только пособники, а не сама руководящая ими элита (та, которая ищет «только золото и тень»). Станет ли этот праздник, как сто лет назад, мероприятием, означающим начало приносящей огромные прибыли мировой войны, которая происходила одновременно с резкой «революционизацией» правительств, религий и человеческих условий, морали и прочего поведения? Знаки времени можно увидеть, но убедительно объяснять их нужно самостоятельно.

Напротив, все как раз, кажется, вздохнут с облегчением: положение в Сирии, похоже, становится менее напряженным. Только следует рассмотреть происходившее внимательно и извлечь уроки из случившегося. Запланированная Вторая Женевская конференция должна подвести под конфликтом окончательную черту. Все же, как ни странно, но так называемая Свободная Сирийская армия (FSA) (ССА – прим. перев.), которая должна была принимать участие в конференции, исчезла без следа. Тот, кто не попадается на крючок пропаганды западных средств массовой информации, может сделать вывод, что этой «армии», замаскированной под популярных революционеров, на самом деле никогда не было. Войско, которое, как представлял это Запад, якобы хотело свергнуть направленную против собственного народа диктатуру в Сирии, как оказалось, невозможно найти. Те, кто сейчас пытается спешно спрятаться, это горстка наемников вокруг генерала Салима Идриса, который в соответствии с программой ЦРУ Джина Шарпа (которую, впрочем, в настоящее время на Украине буквально по пунктам применяет один известный боксер) устраивал беспорядки, безуспешно пытался нанять повстанцев, чтобы, наконец, с помощью саудовских и катарских миллиардов и американского оружия из запасов обанкротившейся афганской и арабской «весны» бросить в битву фанатически настроенную армию наемников (т.н. Аль-Каида). Подстрекаемые наемники даже не знали цели войны. Они полагали, что борются с «неверными», а некоторых даже всерьез считали, что воюют против Израиля.

После основания ССА 29 июля 2011 года единственной целью этого войска было свержение президента Башара Аль-Асада. Оно и его «политическое руководство», так называемый Сирийский национальный совет (СНС) ничего не говорили ни о том, каким должно быть правление, к которому они стремятся (на основе Шариата или националистическое), они не имели программы, не выражали своих представлений относительно системы правосудия, образования, культуры, экономики, работы, окружающей среды, и т.д. Мнимая сирийская оппозиция была, если не считать нескольких разочарованных племенных вождей, ничем иным, как фикцией НАТО и его пошлых политических и пропагандистских клоунов. Чтобы не оставлять сомнений в этом, ССА выступала под символом Соглашения Сайкса-Пико, под флагом французского колониального периода. Эта ССА, как и «революционеры Бенгази» в Ливии (под «коллаборационистским» флагом короля Идриса I из мистико-фундаменталистского суфийского ордена Сенусия и пособника английских оккупантов), представляет собой французско-британскую креатуру с целью реколонизации. После того, как Запад разбомбил бы Сирию, они должны были образовать в Сирии уступчивое марионеточное правительство. Оплаченные Саудовской Аравией наемники в своем фанатизме и жестокости покончили с этой фикцией – но c какой целью? Саудовцы, за исключением, пожалуй, агента ЦРУ принца Бандара бин Султана бин Абдула Азиза Аль Сауда, сами этого не знают.

Где бы ни вмешивался Запад на Ближнем Востоке, там возникали гражданская война, убийства, насилие и политический хаос. За двенадцать последних лет Алжир, Афганистан, Ирак, Сомали, Египет, Ливия, Пакистан, Йемен, Сирия стали фактическими жертвами такого вмешательства, а Иран был жертвой уже предусмотренной и подготовленной для этого. Неужели все это могло быть только последствием «политической глупости» или «жадности» менеджеров военно-промышленного комплекса (чем подбадривают чувство зависти маленьких людей)? Или же за этим даже скрывается какая-то «теория заговора», т.е. план, который «признанные» средства массовой информации и их попугаи всегда стараются представить в смешном виде? Ну, такой «план» был записан в 1982 году в Израиле и был опубликован в нескольких видоизменениях, кроме всего прочего, как «План Инона» или «Clear Break» («Ясный разрыв», ср. globalresearch). Более поздним, первым шагом к воплощению таких планов стала война между Ираком и Ираном. Этим планам соответствует также недавнее «самовольное» открытие курдами в Северном Ираке нового трубопровода, ведущего в Турцию, что могло бы послужить началом разделения Ирака на три части в соответствии с «Планом Байдена» – другой версией Плана Инона.

В ходе этого развития предпринятая по отношению к Ирану «политика ослабления напряженности» со стороны Запада также представляется вряд ли чем-то большим, нежели широкомасштабным дезинформационным маневром в соответствии с разработанной Институтом Брукингса в 2009 году программой Which Path To Persia. Там на странице 52 говорится (процитируем еще раз, чтобы напомнить): «Любая военная операция против Ирана была бы очень непопулярна во всем мире и поэтому требуется подходящий контекст, как ради логистической поддержки операции, так и для того, чтобы реакция на это (blowback) оставалась незначительной. Чтобы международное оскорбление (opprobrium) было как можно меньше, а поддержка (пусть даже неохотная (grudging) или тайная (covert)) – как можно больше, лучше всего наносить удар только тогда, когда будет существовать широко распространенное убеждение (conviction), что иранцы отказываются от великолепного предложения, которое было настолько хорошим, что отвергнуть его мог только режим, который хочет получить ядерное оружие, причем еще и по лживым причинам. При таких обстоятельствах Соединенные Штаты (или Израиль) (так в тексте) могли бы так представить (portray) свои действия, как будто они были предприняты из озабоченности, а не из гнева (anger); и, по крайней мере, некоторые члены международного сообщества сделали бы из этого вывод, что иранцы сами виноваты, так как они отказались от очень хорошей сделки». На фоне этого становится понятным, почему западные «5+1 партнеры по договору» теперь предпринимают всяческие новые интерпретации соглашений, а США провокационно обсуждают новые санкции против Ирана, вместо того, чтобы – как было оговорено – отменить старые.

Это не все. Консервативный политик Пэт Бьюкенен писал 18 декабря.: «Конфликт вокруг Сенкаку с военными кораблями и самолетами, которые кружатся вокруг и над этим островом, может перерасти в горячую войну» и заметил, что направленный против советского и китайского коммунизма американо-японский пакт о совместной обороне 1960 года не заставляет США оказывать военную поддержку Японии в ее конфликте с Китаем из-за этих неправомочно переданных после 1945 года японцам скалам. Кто или что, однако, принуждает их, и не направлены ли эти действия, вероятно, напрямую против России и Китая? Бьюкенен, который мог бы это знать, не говорит об этом. Вместо этого он только перечисляет перекрывающие друг друга на Дальнем Востоке зоны конфликтов между Индонезией, Китаем, Японией и Южной Кореей. Однако он расплывчато намекает, о чем тут идет речь. «Сегодня внешняя политика США, кажется, руководствуется в меньшей степени жизненными интересами США, нежели ностальгией по Холодной войне». Но кто уже тогда заставил США вступить в Холодную войну против своих прежних «союзников». Естественно, почти полностью обескровленные в ту пору войной русские – как вообще можно ставить под сомнение эти «разделяемые всеми само собой разумеющиеся вещи»? Если этого не делать, тогда нельзя понять, куда мы сегодня скользим снова и почему, по чьей инициативе и по чьему плану мы делаем это. Извините за «план»; теории заговора, как всем известно, это «чепуха». Ведь все происходит само собой на основе «свободной игры сил» – и наши «признанные» псевдоинтеллектуалы вполне довольствуются этим объяснением взамен на хорошее жалование. И вы тоже? Совсем без возмещения? Ведь тогда «судьба» ударит снова, и ответственность за это можно тогда возложить на уже не «доброго» «Господа Бога» – как удобно!

Вот видите – и вместе с тем мы уже пришли бы к Рождеству, празднику воплощения Бога. Наряду с другими из этого можно было бы сделать и теологический вывод, – разумеется, не сладкий, как мелодия Jingle Bells (которой, впрочем, хотели заменить Рождество на звон саней и предвосхитили тем самым нынешние мультикультурные инициативы) – что человек, если он из соображений комфорта не мешает своему превращению в совершеннолетнего, сам отвечает за свою судьбу. Он мог бы, если бы только он захотел, сам понимать, думать, предвидеть, находить понимание с другими людьми и своевременно кое-что предпринимать. Однако это ведь неудобно. Сентиментальности гораздо удобнее, sed respice finem!

Источник: http://www.spatzseite.com/2013/12/suesser-die-glocken-nie-klingen-als-vor-der-bescherung/

Скачать текст в формате PDF:

Скачать PDF!


14 декабря 2013

Гельмут Бёттигер

Зануда или нет?

Вам знакома игра в лудо («парчис»): триумф, когда сбиваешь с дорожки фишку противника. Крик протеста, когда сам получаешь последнюю фишку, присланную домой. Таковы дети. Игра пытается отучить их от этого. А реальность в большом мире? Если шатаются фишки на финансовом рынке, тогда начинают говорить – если они есть – бомбы и пушки. Вчера было так. Сегодня – во времена «ноополитики» – прибегают, так как это дешевле, к прессе, рекламе, к выращиванию террористов, козлов отпущения и «мятежников». Глупый народ можно убаюкать ладаном западного сообщества ценностей и его СМИ, тогда он принимает это близко к сердцу и кивает в знак согласия.

В «Фокусе» – естественно, имеется в виду журнал – консультант по экономическим вопросам французской элиты Жак Аттали недавно весьма конкретно высказывался на тему упреков в адрес Франции ввиду ее экономической слабости. Не мы (Франция) – больной человек на Рейне, говорил он, а Германия, нация стагнации. Сначала он указал на демографию. Старение свидетельствует о недостаточной воле к жизни отчаявшегося населения, лишенного политических перспектив. Якобы небольшая безработица основывается на резком снижении зарплат, когда жалование иногда составляет всего лишь пять евро в час. Народное образование в школах – это катастрофа. (Эту его мысль дополняет газета Франкфуртер Альгемайне от 28.07.2013 со статьей под заголовком «Катастрофа в немецком образовании», а Юнге Фрайхайт, которую хороший западноевропеец не может читать без того, чтобы при этом не «выглядеть» «правым», начинает свою статью «Большое замешательство» с двух предложений «Одна ученица четвертого класса написала: «Дарагой папа, всиво харошево к дню атцов. Я тибя люблю». Когда бранденбургский депутат от ХДС Генри Вихманн прочитал эти предложения, написанные его дочерью, ему пришло на ум, что с преподаванием правописания в нашем государстве что-то не в порядке…»

Но вернемся к Аттали. В Германии производительность труда падает, а не растет, а банки здесь фактически давно банкроты. Поэтому федеральное правительство отказывается от контроля банков.

Чтобы снять долги с банков, государство, после того, как оно заложило в ломбард свою «серебряную посуду», обанкротится само. Чтобы облегчить обслуживание долгов, наши правители стремятся к инфляции и затопляют банки деньгами взамен государственных долгов. Но деньги так и не появились на «рынке». Образовалось лишь немного новых предприятий. Люди стареют и тратят меньше денег. Уровень рождаемости падает – и целая нация продолжает медленно плестись сквозь ограничения. Вместо уменьшения, долг растет все больше и больше – если учесть при этом еще и государственную задолженность.

Поток денежной массы, стало быть, не приносит никакой пользы. Он даже не ведет к желаемой инфляции (краже у вкладчиков сберегательных касс): нечестно, так как скорость оборота денег действует как вор, системно, так как при сокращающейся массовой покупательной способности инвестиции не окупаются. Добавьте, что те, кто хочет делать инвестиции, едва ли могут предложить «гарантии». Благоразумные хотя бы в некоторой степени экономисты направили бы поток денег, по крайней мере, на расширение и улучшение устаревшей и все более приходящей в негодность инфраструктуры и вместе с тем косвенным путем сохранили бы или даже повысили бы производительность. Но ведь это помогло бы населению, но не элите и ее банкирам. И потому поток денег повышает, во всяком случае, цены на ценные бумаги и тем самым увеличивает фиктивное богатство правящих сверхбогачей.

Никто не может отрицать, что, несмотря на самые низкие в истории проценты, предоставление кредита банками частным домовладениям и предприятиям продолжает явственно уменьшаться. Сверхнизкий банковский процент не приводит реальную экономику в движение. В октябре 2013 года предоставление кредита частному сектору в сравнении с тем же месяцем прошлого года упало примерно на 2,1%, в сентябре 2013 года падение составило 2%, и уже в августе – 2,1%. В октябре банки предоставили кредитов фирмам на 14 миллиардов, а в сентябре на 11 миллиардов евро меньше, чем в соответствующих месяцах прошлого года. Это произошло вопреки политическому разбазариванию реально-экономического инвестиционного потенциала на абсолютно непроизводительную и чисто фиктивную «защиту климата». Вопреки потоку денег и фундаментализму защиты климата денежная масса M3 благодаря недостаточным кредитам в октябре 2013 года упала до минимального уровня за последние два года. Установленная Европейским Центральным банком базовая стоимость для инфляционно нейтрального увеличения M3 составляет 4,5%. Достичь этого показателя не удалось.

В 2008-2009 годах финансовая индустрия столкнулась с моментом большого поворота, с точкой большого кризиса. Если бы у нее было бы хоть немного разума, она совершила бы этот поворот. Однако она из чистой жажды власти и порабощения продолжала идти старым путем. Как мог бы, пожалуй, выглядеть этот поворот? Можно было бы допустить, чтобы «сотни миллиардов долларов долгосрочных долгов и (фиктивных) собственных капиталов, которые приводили в действие механизмы спекуляции, были бы аннулированы, в том числе большие количества акций, принадлежавшие правлениям и инсайдерам». Такой результат был бы конструктивным для общества и актуализировал бы опыт мирового экономического кризиса, а именно понимание того, насколько деструктивно воздействуют спекуляции на кредит. Вместо этого было вознаграждено спекулирование за счет общества. Большие инвестиционные банки стали больше, чем когда-либо, и давят маленькие банки, которые еще инвестируют в реальную экономику, вытесняя их с рынка. «Уменьшение количества банков (…) произошло почти исключительно за счет упразднения банков с активами в размере меньше 100 миллионов долларов, большей частью в период между 1984 и 2011 годами. Более 10 000 банков исчезли в этот период в результате слияний или банкротств, примерно 17% этих банков потерпели крах, согласно данным Федеральной корпорации страхования депозитов (Federal Deposit Insurance Corporation (FDIC)), в США. Числа для Европы могли бы быть существенно меньше из-за меньшего исходного количества, однако, тенденция точно та же. Больших кормят, маленьких вешают.

«Инсайдеры» уже настраиваются на следующий, прибыльный исключительно для них «крах». Опрос «Investors Intelligence», всемирной информационной службы для проверки эффективности инвестиций, показал, что «количество настроенных «по-медвежьи» финансовых консультантов («медведи» – биржевые игроки, играющие на понижение курсов) упало до самого низкого когда-либо зафиксированного уровня – всего до 14%». Поток денег снова вызвал «фазу эйфории» на финансовых рынках, так что предприятия-инсайдеры снова могут выходить и продавать свои акции. Согласно FactSet, другой службе инвестиционной информации, предприятия-инсайдеры S&P 500 (Фондовый индекс, в корзину которого включено 500 избранных акционерных компаний США, имеющих наибольшую капитализацию. Список принадлежит компании Standard & Poor's и ею же составляется.) продали в ноябре свои акции примерно на 7,4 миллиарда долларов. Это прирост на 85% по сравнению с прошлым месяцем.

Чтобы обслуживать государственные долги в банках, которым помогли за счет поглощенных денег, граждан теперь облагают налогами, чтобы как можно больше ликвидности ушло с рынков реальной экономики и через банк ESM (Европейского стабилизационного механизма) перешло в международные банки и в руки финансовых олигархов. C этой целью договор о ESM банке был оформлен так, что руководящие лица банка пользуются «иммунитетом», не могут подвергаться каким-либо проверкам, сами себе назначают жалование в никому неизвестном размере, и не платят с него никаких налогов. Тем самым финансовая олигархия так приманивает своих жадных пособников, что они готовы есть из ее рук. … «Люди штурмом возьмут этот зал (зал пленарных заседаний) и повесят Вас (депутатов)!» – так депутат ЕС англичанин Годфри Блум предостерегал своих коллег о последствиях. Под «людьми» он, вероятно, имел в виду не немцев, прошедших успешный процесс перевоспитания (промывки мозгов), а, наверное, своих земляков и, прежде всего, южных европейцев и французов.

Что за чудо, как раз вовремя для отвлечения внимания от долгосрочно спланированной кампании против России (смотри соглашение о ракетах) теперь на поверхность снова вытащили потерпевшую крах Оранжевую революцию. Этому кое-что предшествовало: В начале года Фонд Конрада Аденауэра с Киевским центром изучения армии, конверсии и разоружения («Center for Army, Conversion and Disarmament Studies») опубликовали подробный анализ о будущем сотрудничестве между ЕС и Украиной в области безопасности и заявили, что «со временем стало все очевиднее, что интеграция в ЕС» учитывает не только «экономические и социально-политические аспекты». «Несомненно», речь могла бы идти и об «интеграции» Украины в «оборонительный блок ЕС», это значит в совместную политику безопасности и обороны (GSVP) (Valentyn Badrak, Vasyl’ Laptiychuk, Leonid Polyakov, Zergiy Zgurets: Potentials for Cooperation between Ukraine and the European Union in the Sphere of Security; KAS Policy Paper 191).

Вооруженные силы Украины уже проводят с НАТО совместные маневры, например, с 1997 года регулярные учения «Sea Breeze» в Черном море. Украинские солдаты участвуют в операциях НАТО в Косово и в Афганистане вместе с литовскими и польскими военными. С 2007 года Украина участвует в операции НАТО «Active Endeavour» по контролю над Средиземным морем и в операции НАТО «Ocean Shield». Фонд науки и политики (SWP) с 1993 года регулярно проводит семинары для высокопоставленных украинских офицеров и избранных курсантов. С июля 2011 года украинские солдаты интегрируются в боевую группу ЕС (EU-Battle Group). Об этом процессе STRATFOR, «частная» служба, занимающаяся разработкой стратегических программ для США, в своем «Геополитическом Дневнике» (Geopolitical Diary) от 10.12.2013 высказывалась так: «Для России будущее Украины тесно связано с ее собственным будущим». Украина – это «область, которая лежит глубоко в сердце России»; в случае «потери Украины из ее сферы влияния» Россию «больше невозможно будет защищать». И речь идет именно об этом, как и при установке систем ПРО в Польше, Чехии, Румынии и, возможно, еще в других местах Юго-Восточной Европы.

Отход Украины от интеграции в ЕС, который вызвал массовые протесты в Киеве, произошел после того, как ЕС потребовал от Украины следующее: резкого обесценивания национальной валюты, более высокие цены на электроэнергию для конечных потребителей, уменьшение зарплат и пенсий и постепенное отделение украинской экономики от российского рынка. Последствием были бы быстрое и значительное обеднение населения и далеко идущее разорение украинской экономики ввиду кризиса реальной экономики в ЕС. Против этого возразило население, прежде всего, на промышленном Востоке Украины, и большинство «олигархов» страны. В ответ на это Запад потянул за ниточки Оранжевой революции, которые не были разорваны и после отрезвления в 2010 году. Это видно уже по большой активности бюрократов Евросоюза, выступающих в поддержку бывшего премьер-министра Юлии Тимошенко, которая еще до той «революции» согласно газете «Ди Цайт» от 12.04.2007 из «ничего» накопила личное состояние в размере «нескольких сотен миллионов долларов», а потом была осуждена за растрату государственных средств – согласно докладу американских адвокатских фирм (Das 500-Mio.-Euro-Problem der Julia Timoschenko, Financial Times Deutschland, 16. 10. 2010). На нескольких процессах ее обвинили или подтвердили ее вину в самых различных правонарушениях, вплоть до подозрения в убийстве. Как ЕС, так и США критиковали этот судебный процесс как политически мотивированный и предупреждали Украину о международной изоляции. Теперь разожженная по рецептам профессора Джина Шарпа и с помощью денег с Запада Оранжевая революция начинается снова. Или же приостановка переговоров о вступлении была только предлогом, чтобы запланированные ограничения можно было бы легче навязать населению в ответ на его протест?

В ту же самую точку ударил и Федеральный президент Гаук, когда заявил о том, что отказывается посетить зимнюю олимпиаду в Сочи. Вероятно, в обострении ситуации играет роль также и процесс в ООН, который грозит постепенно выскользнуть из под контроля Запада. Потому что 29 октября 188 стран при двух воздержавшихся проголосовали в ООН против США и Израиля и осудили «блокаду (Кубы на протяжении уже 53 лет) согласно статье II Женевского соглашения как «акт геноцида» (так сказано на сайте ООН). 26 ноября уже 110 государств проголосовали «за» то, чтобы провозгласить «Международный год солидарности с палестинским народом» («против» проголосовали 7 стран при 56 воздержавшихся). Лицемерие элиты «Западного сообщества ценностей», которая соглашается с тем, что ее руководство убивает своих врагов (отдельных людей без судебного приговора) с помощью беспилотных летательных аппаратов и при этом смиряется с «побочными потерями» непричастных людей, проявляется все более отвратительно и вызывает перемену взглядов среди населения частично даже в США. И даже марионетка американцев в Афганистане Хамид Карзай вынужден признать: «Вы угрожаете нам словами ‘Мы не будем больше платить ваше жалование; мы ввергнем вас в гражданскую войну.’ Это угрозы … Если вы хотите быть нашими партнерами, мы должны быть друзьями: Уважайте жилища афганцев, не убивайте наших детей и будьте партнерами». (http://www.tolonews.com) Но последует ли свита Обамы этому совету?

Источник: http://www.spatzseite.com/2013/12/spielverderber-oder/

Скачать текст в формате PDF:

Скачать PDF!


10 декабря 2013

Мартин Лихтмесц

Подлинное наследие Нельсона Манделы

На прошлой неделе по всем каналам произносили агиографические некрологи по поводу смерти Нельсона Манделы, которые все вместе единодушно внушали нам, что якобы умер весьма значительный и достойный максимального уважения человек. Поисковая система «Google» на своей главной странице разместила особое уведомление, чтобы никто на Земле не упустил из внимания эту эпохальную новость. Картина, которая при этом изображалась, была настолько слащавой и лживой, что ее постеснялась бы даже советская газета «Правда».

Речь здесь идет не о вопросах вкуса, не о том, симпатичен ли кому-нибудь Мандела или нет, но просто о фактах, которые умалчивались, скрывались и искажались, чтобы создать очередного фальшивого святого для культа «One World» («Единого мира»). Тех, кому столько же лет, что и мне, уже в детстве мучили этим мифом. Тогда, разумеется, я проглатывал весь этот мусор практически без критики. Слава богу, сегодня я могу выплюнуть его обратно.

Весь мир в конце восьмидесятых годов, кажется, был помешан на том, чтобы расколоть, наконец, Южную Африку, которую иногда представляли еще большим бастионом зла, чем Советский Союз, и поступали так, как будто бы весь прогресс человечества полностью зависел от этого. Я еще очень хорошо помню супер-спектакль, устроенный в 1988 году в честь семидесятилетия Манделы, многочасовой рок-концерт с участием примерно шестидесяти «звезд», который транслировали в 60 странах, где его увидели 600 миллионов человек, и в том числе по австрийскому телевидению. (Бывшие советские люди до сих пор благодарны Манделе за то, что этот концерт, передававшийся также и по советскому телевидению, впервые показал им «живьем» многих знаменитых рок-музыкантов – прим. перев.)

Действующее на нервы бренчание припева «Free-hee, free-hee, free, free, free Nelson Mandee-la!» повторялось по радио и по телевизору так часто, что я еще сегодня воспринимаю эту мелодию болезненно.

Концерт в честь дня рождения Нельсона Манделы был, вероятно, одним из самых больших успехов пропаганды в мировой истории. До этого концерта, пожалуй, никто и не знал, кто такой этот Мандела. Этому шоу предшествовали концерты Live Aid Боба Гелдофа и суперхиты вроде надоедливого шлягера «We Are The World» («Мы – это мир»), в котором несколько богатых американских поп-звезд первой величины пели что-то против «голода в Африке», и объясняли нам, что «мы» – все же, вся одна большая семья, которая должна очень любить друг друга.

There comes a time, when we heed a certain call
When the world must come together as one…
We are all a part of God’s great big family
And the truth you know love is all we need
We are the world, we are the children
We are the ones who make a brighter day
So let’s start giving.

Прошло совсем немного времени, как Манделу освободили из его более чем 25-летнего заключения. В середине девяностых годов «апартеид» стал историей, белые и черные весело протянули друг другу руки, мирно объединились в «нацию радуги», и мир стал более «справедливым», как подтвердил Барак Обама в своей речи на смерть Манделы.

Нет, к сожалению, нет. Потому что историю победы Манделы и Африканского национального конгресса (АНК) очень омрачает тот факт, что Южная Африка из современного западного ведущего индустриального государства превратилась в неспособную правильно функционировать грязную дыру из преступности, насилия, бедности и коррупции. Институт государственной политики уже много лет тому назад представил основательное исследование произошедшего. Сегодня у Южной Африки самый высокий Коэффициент Джини (коэффициент неравенства распределения богатств), самый высокий в мире уровень насилия и убийств, в семь раз превышающий уровень убийств в США, а также рекордное количество ВИЧ-инфицированных (12% населения).

Также и расовая ненависть отнюдь не уменьшилась. С той лишь маленькой разницей, что сегодня она направлена преимущественно против белых буров, тысячи которых убили с конца апартеида в ЮАР. Прежде всего, зверские нападения на фермы принесли до сегодняшнего дня четыре тысячи человеческих жертв. Это процессы, которые с уверенностью можно назвать геноцидом. Но бенефисов и знаменитых крокодиловых слез по поводу этих погибших, похоже, придется ждать еще очень долго. Между тем белые все больше удаляются в «gated communitites» (закрытые общины), так что апартеид снова оказался восстановлен, хоть и под другим знаком. Одновременно новые расово-политические программы правительства заботятся о том, чтобы чернокожим систематически предоставлялись привилегии в экономическом отношении и на рынке рабочей силы.

И это еще не все. Вот еще несколько следующих фактов, которые я, как и вышеупомянутые, беру из злой статьи Джима Гоуда на сайте Takimag.

Например, средства массовой информации распространяли ложь, будто Мандела был якобы сторонником ненасильственного сопротивления вроде Ганди или Мартина Лютера Кинга, в то время как на самом деле он как «борец за свободу» (как известно, это альтернативно-перспективное выражение заменяет слово «террорист») и соучредитель организации партизан-боевиков «Копье нации» принимал самое активное участие в актах насилия и покушениях, и также за это и был приговорен к тюремному заключению. В 1985 году Манделе предложили освобождение при условии, что он отречется от применения насилия, но он отверг это предложение. Также предпочитают нынче не упоминать о том, что Мандела, пусть даже если он публично отрицал это, был, с достаточной уверенностью, твердым коммунистом, который считал коммунизм «самым большим делом в истории человечества».

И организация, самым знаменитым членом которой он был, Африканский национальный конгресс (ANC), не особо отличалась гуманистической чуткостью. Приверженцы АНК убили тысячи людей, большей частью чернокожих «предателей», особенно предпочитая убивать их своим оригинальным методом «Necklacing» – на грудь и руки жертве натягивали резиновые шины, а потом их поджигали. Официально руководители АНК, конечно, «дистанцировались» от этого, несмотря на то, что жена самого Нельсона Манделы Винни была не только ярой сторонницей таких методов, но и лично поручала осуществить ряд подобных убийств и пыток.

Лозунги вроде «Убивайте буров» или «Убивайте белых» были типичны для АНК и подобных группировок, и на этом видео можно видеть, как сам Мандела с поднятым кверху кулаком подпевает: «Мы, члены «Копья нации» (MK), поклялись убивать белых».

Все это должно было снова показать определенные вещи в правильной перспективе. Мандела был просто бойцом в межрасовой войне, которую его сторона выиграла или кое-как «выиграла», так как ввиду нынешней ситуации в Южной Африке говорить о «хэппи-энде» и в отношении самих чернокожих тоже явно не приходится. То, что в западном мире его представляют как святого и буквально посыпают сахарной пудрой, свидетельствует больше о господствующей здесь идеологии, чем о самом Манделе.

Разрушение старой Южной Африки, которая определенно не была раем для всех, во всяком случае, ни на шаг не приблизило так называемое человечество к всеобщему братству. Поэтому сегодня о Южной Африке молчат так же красноречиво, как громко и изо дня в день обвиняли ее во всех грехах двадцать, тридцать лет назад.

О Манделе много лгут, потому что приходится также лгать о средствах и последствиях политики, для которой он был избран в роли святого-заступника. Всегда справедливо, что «тот, кто говорит о человечестве, хочет обмануть». Судьба буров, о которой сегодня не беспокоится ни одна собака из всех этих борцов за права человека и гуманистов, должна стать для всех нас уроком и предупреждением.

Впрочем, федеральный президент Гаук, естественно, отметился, рядом с Обамой, на траурной церемонии в Южной Африке. И, конечно же, тот же Гаук объявил, что он отказывается посетить Олимпийские игры в Сочи. Россия Путина – это новая Южная Африка, причем снова на первый план выдвигаются политические причины, «связанные с правами человека»; однако этот орех, разумеется, не так легко будет расколоть.

Ну, и вот заключение Джима Гоуда:

Господствующие финансовые силы будут продолжать насиловать полезные ископаемые Южной Африки и эксплуатировать их, в то время как массы чернокожих по-прежнему будут жить в насилии, бедности, болезнях и голоде. Существенное различие состоит в том, что эти сильные и надоедливые буры, которые когда-то вытащили эту страну из каменного века, больше не будут мешать. Как пионеры, которые завоевали американский запад, они выполнили свою задачу, и теперь их можно устранить.

Источник: http://www.sezession.de/42758/das-wahre-erbe-des-nelson-mandela.html

Скачать текст в формате PDF:

Скачать PDF!


7 декабря 2013

Гельмут Бёттигер

Только тот, кто встает, движется дальше

Дойдет ли и в Украине до гражданской войны, как это случилось в Сирии? Это все еще кажется невероятным. Но, тем не менее, фракционная борьба «проевропейской» и «пророссийской» партии, если ее будут разжигать извне, может разрушить страну, подобно тому, как недавние гражданские войны разрушили Ливию и Сирию. Такая борьба является программой, и от нее не следует необдуманно отмахиваться.

Нави Пиллэй, комиссар ООН по правам человека, также как и так называемые сирийские «неправительственные организации» как раз снова сообщают о якобы недавних военных преступлениях сирийского правительства в войне против подстегиваемых, финансируемых и вооружаемых заграницей повстанцев. В США «политтусовка» с яростью набросилась на договор с Ираном и хочет более жестких санкций. Пиллэй не хочет представлять доказательства, прежде чем Международный трибунал в желаемом ею духе не выступит против сирийского правительства.

Напомним: комиссар ООН по правам человека и выпускница Гарвардской юридической школы происходит из небогатой семьи из Южной Африки. Пожертвования тамошней индийской общины первоначально содействовали ей в карьере. Позже ей помогали другие. Как комиссар ООН по правам человека она в феврале 2011 года руководила конференцией ООН, на которой руководитель одной из неправительственных организаций из Ливии, Солиман Бучуйгир без каких-либо сомнений рассказывал невероятные истории о «бойне» в Ливии. Позже, после «гуманитарной» бомбардировки этой страны силами НАТО он, отвечая на вопрос, признался: «Доказательств нет!» Его ложь позволила госпоже Пиллэй сначала изгнать Ливию из комиссии по правам человека, потом добиться принятия резолюции ООН №1973 и, наконец, осуществить бомбежки этой страны. Бывший генерал Каддафи Халифа Хифтер, который после переселения в США на протяжении последующих двадцати лет работал на ЦРУ, в 2011 году снова вернулся в Ливию, чтобы вести против Кадаффи армию мятежников с соответствующим образом сенсационной жестокостью («бойня»). И при этом он как раз отказался, во-первых, подчиняться Африканскому Командованию США, и, во-вторых, (и еще более важно) организовывать государственные финансы по западному образцу (ср. antikrieg.com).

Ее успеха против Ливии было недостаточно для комиссара ООН по гуманитарным интервенциям Пиллэй. Уже в августе 2011 года она заставила Международный трибунал начать так же процесс против правительства Сирии и с самого начала требовала нападения НАТО на Сирию по ливийскому образцу. Асад стал непопулярным, так как он в союзе с Ираном мешал планам Катара на поставки природного газа в Европу и поддерживал слишком хорошие отношения с Россией.

Сегодня НАТО, когда-то оборонительный союз против угрозы Западной Европе со стороны Советского Союза, предоставляет европейские вспомогательные войска для стремлений неоконсервативных США к «превосходству во всем спектре» (full spectrum dominance). США же осуществляют эти стремления под прикрытием избирательных «гуманитарных интервенций», «чтобы принести свободу и демократию угнетенным народам». Наслаждаться плодами таких интервенций приходится странам, которые все еще не хотят быть «международными партнерами» США.

Например, чтобы позаботиться о западном порядке в Африке и запретить туда доступ китайцам, в 2007 году в Штутгарте было создано Африканское Командование вооруженных сил США – Africa Command (AFRICOM). 49 африканских стран были подчинены американскому Африканскому Командованию. Уклонились только Ливия, Судан, Эритрея, Зимбабве и Кот-д’Ивуар (Берег Слоновой Кости). С помощью засланных ветеранов Аль-Каиды во всех этих странах (за исключением Зимбабве) ситуация привела, в конечном счете, к военной интервенции Запада и смене их режимов. C этой целью AFRICOM с помощью своей программы IMET (международное военное и образовательное обучение) организует послушную функциональную элиту для этих стран (в 2009 году, по данным AFRICOM, программу прошли «примерно 900 военных и гражданских студентов из 44 африканских стран, … чтобы занять ведущие позиции в их армиях и правительствах» (ср. 21stcenturywire.com). AFRICOM якобы воюет с «сетью Аль-Каиды» и предлагает для этого партнерство TSCTP (Транссахарское партнерство против терроризма), чтобы «окончательно победить применяющие насилие экстремистские организации в регионе». После десяти лет мнимой «войны против террора” Аль-Каида, первоначально креатура США, созданная при Бжезинском в Афганистане, и – что особенно явно было продемонстрировано в Ливии и Сирии – верный помощник Америки в получении предлогов для «гуманитарных» интервенций, смогла обосноваться также в Африке, а именно в Алжире, Буркина-Фасо, Чаде, Мали, Мавритании, Марокко, Нигере, Нигерии, Сенегале и Тунисе, и даже в США она представляет настолько большую «угрозу», что из американского бюджета каждый год выделяется 56 миллиардов долларов на «внутреннюю безопасность родины», да еще и осуществляется слежка за людьми по всему миру.

«Через 66 лет после Второй мировой войны и через 20 лет после крушения Советского Союза у США все еще есть их Европейское Командование (European Command), одно из девяти военных командований и шести региональных командований. (Речь идет о т.н. единых боевых командованиях вооруженных сил США. Всего их девять: шесть региональных: Африканское, Европейское, Тихоокеанское, Северное, Южное, Центральное, и три функциональных: Командование специальных операций, Стратегическое командование, Транспортное командование.- прим. перев.) Ни одна другая страна не считает необходимым поддерживать свое военное присутствие по всему миру. Почему Вашингтон считает, что дефицитные деньги вложены хорошо, если 1,1 биллиона долларов в год уходят на нужды военных и служб национальной безопасности? Не является ли это признаком паранойи в Вашингтоне? Свидетельствует ли это о том, что у Вашингтона есть только враги, (причем определенные клики наживаются как раз на этом – Г.Б.) или же, что Вашингтон поднял мировую империю до уровня наивысшей ценности? … Вашингтон может и дальше полагаться на то, что печатные и телевизионные средства массовой информации скроют его неудачи и умолчат о его намерениях». (Пол Крэйг Робертс)

Однако корни этой политики исходят не от «Неоконов» вокруг Буша. Еще в 1947 году президент Гарри Трумэн в своей речи в частном «Христианском» Бэйлорском университете в Уэйко, штат Техас, сделал следующие выводы из Второй мировой войны: «Регламентируемые экономики» (как в нацистской Германии или при «Новом курсе» Франклина Рузвельта – Г.Б.) – это враги свободного рынка, и «если мы не будем действовать, причем действовать решительно», эти регламентируемые экономики станут «образцом для следующего столетия». Чтобы предотвратить это, «весь мир должен принять американскую систему», потому что свободный рынок «может выжить в Америке только тогда, если он станет всемирной системой». Очевидно, Трумэн, как и его определенные предшественники, не питали большого доверия к рынку без армии и империи.

Самый новый обзор исследовательского центра «Pew Research» о «месте Америки в мире» («America’s Place in the World») за последние 50 лет приходит к выводу: «В этом году самая высокая процентная ставка американцев, которая когда либо была – а именно 53% – соответствует принципу: «США стоило бы позаботиться о своих собственных международных делах и предоставить другим странам идти по их собственному усмотрению той дорогой, которую они считают лучшей для себя»». Получается, что и для самих американцев поддерживающие на плаву систему интервенции США на самом деле уже не очень-то желательны. Кто же тогда все еще хочет их, кто получает преимущество от насильственного осуществления столь хрупкой системы? Кажется – что сегодня легко увидеть – таковыми могут быть только лишь финансовая олигархия и ее хорошо оплачиваемые клакеры в функциональных элитах подчиненных стран, люди, для которых «свободный рынок» всегда был ими же «манипулируемым рынком».

Но разве не противоречит как раз ему «улица» в Украине или – уже давно – массы в уже интегрированных на «Запад», в частности в ЕС, странах Восточной Европы? Одна за другой эти некогда коммунистические страны искали и нашли дорогу к членству ЕС. «Однако в значительной степени это был фарс», предостерегает корреспондент венгерской правоцентристской газеты «Magyar Nemzet» в Брюсселе. В интервью он кричит массам в Украине, которые попались на удочку обошедшейся в миллионы Евро пропаганды ЕС о якобы экономических преимуществах вступления в Евросоюз:

«Теперь мы (Венгрия) уже 10 лет в ЕС и один опрос за другим показывает, что венгры снова оглядываются с ностальгией на социалистический режим. Они его ненавидели, но теперь они чувствуют ностальгию по нему, так как за прошедшее время они стали намного беднее. Но и не только поэтому … ЕС точно так же сильно вмешивается в ваши внутренние дела, как вмешивался Советский Союз в старые времена». Теперь президент Европарламента Мартин Шульц не мог не поторопиться, чтобы поскорее заклеймить насильственные методы полиции против сторонников ЕС в Украине, но, по словам Ловаша, со стороны Евросоюза не было никаких возражений, когда в 2006 году полиция набросилась на мирных демонстрантов, выступавших против тогдашней правящей партии и правительства. Ловаш упрекает руководство ЕС в двойных стандартах и советует украинцам. «Дорогие друзья в Украине, не идите в ЕС! Вы пожалеете об этом”. Однако хотя ЕС едва ли может сам оплачивать свои долги, он все еще находит открытые уши в таких странах, как Украина, Молдавия, Грузия.

Все же, «Западу» становится тесно. Выделяются другие и воодушевляют все больше людей в не старческих странах. В начале этой недели китайцы успешно запустили ракету-носитель под названием «Великий Поход 3B» в ее первый полет на Луну. Космическая капсула «Chang’e 3» (Чанъэ-3) успешно расстыковалась с последней ступенью и своим ходом приближается к Луне (газета «Франкфуртер Альгемайне» от 2.12). «До сих пор только Соединенным Штатам и Советскому Союзу удавалось приземлиться на Луну, в последний раз это сделали русские в 1976 году». На Луне из капсулы должна выехать самоходная машина – китайский «луноход» по имени «Юйту» («Нефритовый заяц») и на протяжении трех месяцев разведывать поверхность Луны. «Успехи китайцев в космонавтике в целом стремительны (согласно газете «Франкфуртер Альгемайне»). Как и во многих других сферах их активность в космосе также развивается гораздо быстрее, чем действия прежних мировых держав. Прошло лишь десять лет с того времени, когда в космос поднялся первый китайский астронавт, но уже через немного лет Пекин хочет строить космическую станцию». И тут террористы из средств массовой информации уже предостерегают: Китайцы, мол, хотят построить на Луне военную базу, чтобы оттуда обстреливать мирную западную Землю (как долго придется лететь ракетам с Луны до Земли?). Как будто бы китайцам это нужно:

«Согласно новым цифрам ситуация и перспективы в обрабатывающей промышленности в Китае продолжают улучшаться – причем сильнее чем ожидалось. В Пекине официальный индекс менеджеров по закупкам (EMI) достигает состояния 51,4 пункта» (приблизительно так же положительно, но отчетливо слабее положение в Южной Корее). «Уровень выше 50 сигнализирует об ускоренном росте».

Как политически постелешь, так и спать будешь. Нужно вставать самому, и тут для когда-нибудь собственных «моих денег» не помогут даже супер-неоспекулянты если они верят, что с помощью «виртуальных денег» («Bitcoins») без политической власти можно преодолеть прежнюю денежную систему.

Источник: http://www.spatzseite.com/2013/12/829/

Скачать текст в формате PDF:

Скачать PDF!


30 ноября 2013

Гельмут Бёттигер

DONA NOBIS PANEM ET PACEM

(«Дайте нам хлеб и мир»)

Экономико-политические мероприятия наших верховных экспертов поражают. В эти мрачные ноябрьские дни рынки акций растут от одного рекорда к другому. 27 ноября DAX (Германский индекс акций) впервые в его истории закончился после торгов на отметке более чем 9300 пунктов. В 17.30 во Франкфурте окончательная цена достигла коэффициента 9 351,13 на базисе XETRA. Рост на добрых 22% с начала года. Рентабельность фирм за этими акциями, кажется, больше не играет никакой роли. «Экономика» стремительно растет. Новые созданные нашими банковскими экспертами долговые деньги прямо-таки бьют ключом. Для предоставления кредитов фирмам-производителям денег было бы предостаточно, но, к сожалению, нет «гарантий». Эксперты этого не замечают. И потому, несмотря на поток денег, денежный объем уменьшается. У наших хранителей денег другие заботы: «мои ценные бумаги!» А они растут и растут – пока не рухнут.

Какое отношение имеет «капитализация» фирмы к реальной стоимости этой фирмы? Действительно ли предприятие является «реально» более успешным в том случае, если растет одна только стоимость его акций? Какой-либо фирме растущая стоимость акций приносила бы как минимум одну пользу в том случае, если бы ей из недостатка ликвидности пришлось бы решиться на новые эмиссии. В таком случае, вероятно, ее положение, скорее всего, отнюдь не было бы блестящим. Бум акций отнюдь не свидетельствует о «здоровье» экономики. Он показывает, что продается слишком большая ликвидность, и что ее владельцы не знают, как они могут ее «реализовать». Так как из-за слишком большой задолженности отсутствует достаточная покупательная способность, ассортимент товаров сокращается, цены падают, господствует дефляция при индуцированной «бумажной» инфляции, и происходит крупномасштабное перераспределение «снизу вверх». И эксперты там, наверху, кажется, думают только об этом.

Впрочем, люди, которым положено знать об этом, совсем не уверены в стоимости своих акций. Во всяком случае, руководящий персонал больших концернов вроде «Allianz», «Siemens» или «Deutsche Bank» начинает продавать частные пакеты акций, играя на понижение. Так, например, член правления «Сименса» Реквардт продал 22 ноября 2013 года 12269 акций «Сименса» за 1,172 миллиона Евро. В «Дойче Банк» не названные по именам инсайдеры в конце октября продали акции почти за 5 миллионов Евро, а член наблюдательного совета «Альянца» Циммерман продал акции «Альянца» на добрых 90 000 Евро. Совершенно не смущаясь этим, число инвесторов в Германии, непосредственно инвестирующих в акции, выросло в первом полугодии 2013 года примерно на 7,1 %, достигнув количества в 4,9 миллиона прямых акционеров и 9,4 миллионов, если добавить к ним владельцев акций, вложенных в инвестиционные фонды. Тому, кто не хочет, чтобы организаторы инфляции постепенно обворовывали его с нулевыми процентами, не остается, похоже, другого выбора, кроме как позволить поскорее исключить себя из числа обреченных на крах (это может продлиться еще достаточно долго). Где производится все меньше товаров, там можно покупать разве что горячий воздух. Речь в обоих случаях идет об одних и тех же «заговорщиках». Но так как с теориями заговоров считаться не положено, вам – когда до этого дойдет – придется жаловаться на анонимное «это», на условия, на судьбу, или на самого себя, когда/потому что вы попались на удочку средств массовой информации.

В США ситуация тоже не выглядит иначе. (Да и как может быть иначе? Наша элита следует за американцами столь же усердно, как ручная собачка за своим хозяином). Тринадцать лет назад суммарная курсовая стоимость самых больших акций Америки – по данным индекса «Доу-Джонса» – находилась на уровне менее 12 000. Теперь она на одну треть больше. Тринадцать лет назад это был апогей пузыря Dot.com. С тех пор был уже и пузырь недвижимости, и пузырь государственных долгов. И теперь – в весьма общем понимании – пузырь ценных бумаг. Им не нужен ни хлеб, ни дом, ни машина, ни дорога. Достаточно, если вы соберете себе ценные бумаги или право на пенсию. Все другое тогда упадет прямо с неба (или заработает для вас собака, которую вы завели себе вместо детей) – так говорят вам эксперты – разумеется, другими, менее понятными словами.

Но давайте продолжим. В США ВВП вырос примерно на 6 биллионов долларов. Замечательно! Но в целом долги выросли примерно на 30 биллионов долларов. То есть, долги растут в пять раз быстрее прибыли – причем, заметьте, прибыли в деньгах, не в товарах! Как тогда акции этой экономики могут стоить там более чем 30%? Бумага многое стерпит, и даже деньги это уже больше не бумага, а несколько схем в компьютере. Шесть детей Сэма и Джеймса «Бада» Уолтона, владельцы сети магазинов «Walmart», в 2010 году накопили на своих счетах уже 89,5 миллиарда долларов, как пишет Джош Бивенс из Института экономической политики (Тhe Economic Policy Institute), столько же, сколько и самые бедные 41,5% американских семей вместе взятые, как 48,8 миллионов американских домохозяйств. В 2007 году у них было только столько же денег, что у 30% этих домохозяйств. Они получали все больше, американские семьи все меньше, и так дошло до 41,5%, а с того времени (до 2013) эта цифра могла уже существенно повыситься, так как тенденция эта продолжается по экспоненте, и эта успешная фирма особенно ловко воспользовалась снижением средних заработных плат американцев, как констатирует National Employment Law Project. Между тем это человеколюбивое предприятие призывает своих служащих, чтобы те делали на Рождество маленькие подарки своим коллегам, бедствующим из-за низкой зарплаты – и разве это не верх наглости?

Это развитие является результатом действий тех, которые манипулируют рынком своим методом увеличения денежной массы – все они в полной мере ярые сторонники «свободной рыночной экономики». Вследствие этого 10% американцев владеют 2/3 американской экономики. И у скольких из этих 10% действительно есть право принимать важнейшие решения? Но еще важнее: Почему вы слушаете только то, что они позволяют рассказывать вам? Не потому ли, что теории заговора это просто чепуха (все происходит само собой, никто ничего не планирует и не готовит заранее!), а вы – правильный и послушный человек?

Теперь агентство «Рейтер», которое знает все, сообщает, что американские и британские разведчики опасаются, будто правдолюб-разоблачитель и прежний сотрудник спецслужб Эдвард Сноуден собрал и пока еще не публикует целую коллекцию еще более взрывоопасных, совершенно секретных и очень зашифрованных документов. Еще больше опасаются этого Меркель, Гаук и другие представители немецкого политического класса. Ведь в этом собрании могут также находиться копии конфискованных в 1990 году ЦРУ в Берлине досье «Rosenholz» восточногерманской службы безопасности «Штази», которые до сих пор только частично были переданы немецким властям и хранятся там (например, как дело Уве Баршеля) в строжайшем секрете. Досье «Rosenholz» так интересны потому, что там наряду с агентурными псевдонимами указаны также правильные имена агентов («настоящие имена», Klarnamen на канцелярском немецком языке). Это не только образцовый пример действий ведущей западной державы, которая командует нашим политическим классом, но и – что, собственно, является обычным делом на высших этажах власти – вымогательство (кто не поддается шантажу, тому нет места на «ключевых, ответственных» позициях, ведь, в конечном счете, нужны «гарантии»). И чем только нельзя шантажировать! При подходящей поддержке средств массовой информации порой достаточно даже посещения пивного праздника в Мюнхене.

Теперь пора рассказать также об отрадном в мире политики (если бы там тоже снова не всунули свои пальчики всякие «партачи»). Соглашение с Ираном осуществилось. Для Ирана ввиду соотношения сил оно действительно невыгодно, что касается требований и санкций. Однако причитания израильтян, которые сами размахивают ядерным оружием, из-за этого перешли в почти оглушающий крик. 25 ноября российский министр иностранных дел Сергей Лавров сделал логические выводы из соглашения: после этого соглашения дальнейшее строительство якобы направленной против ракетной угрозы Ирана противоракетной обороны в Европе утратило свои обоснования. Днем спустя в Вашингтоне Лора Льюкас Мэгньюсон, представительница американского Совета национальной безопасности при Белом доме, немедленно отвергла эту мысль и подтвердила то, что русские понимали с самого начала: «Наше видение противоракетной обороны в Европе и ее значения, а также верность европейскому приближению к поэтапному развитию и установке систем противоракетной обороны остаются неизменными». Собственно, эти системы ПРО нацелены против способности русских нанести свой ответный удар после американского «упреждающего удара» («preemptive strike»).

При вздохе облегчения из-за соглашения с Ираном нельзя упустить из внимания доклад Института Брукингcа (Brookings Institute) под названием «Which Path to Persia?», написанный в 2009 году, во время апогея военных угроз против Ирана. Там на странице 52 говорится: «… любая военная операция против Ирана была бы очень непопулярна во всем мире, и поэтому ей требуется подходящий контекст, как для тыловой поддержки операции, так и для того, чтобы реакции (blowback) на нее оказались незначительны. Чтобы международный позор (opprobrium) был как можно меньше, и поддержка (пусть даже неохотная (grudging) или тайная (covert)) была как можно больше, наносить удар лучше всего только тогда, когда будет широко распространено убеждение (conviction) в том, что иранцы якобы отказываются от великолепного предложения, которое настолько хорошо, что отвергнуть его может только режим, который хочет получить ядерное оружие, причем с лживыми обоснованиями. При таких обстоятельствах Соединенные Штаты (или Израиль, так в тексте!) могли бы представить (portray) свои действия так, как будто они предприняли их из озабоченности, а не из гнева (anger); и, по крайней мере, некоторые члены международного сообщества сделали бы из этого вывод, что иранцы сами во всем виноваты, так как они, мол, отказались от очень хорошей сделки». Является ли все это только шарадой, чтобы получить возможность, наконец, начать войну, или принудить иранцев полностью капитулировать и принять проамериканское марионеточное правительство (как уже произошло в других местах)?

Анализу могут помочь два предстоящих вскоре решения. Одно – это ход Женевских переговоров по Сирии. Потому что США, Саудовская Аравия, Турция и Израиль устроили и финансировали ведущуюся в их интересах, но чужими руками войну Аль-Каиды против Сирии именно для того, чтобы выбить у Ирана его важную опору, прежде чем они нападут на него самого. При этом атомное оружие, к получению которого якобы стремился Иран, никогда не играло серьезной роли (об этом знает также Фридман из «Stratfor»). Оно всегда было только предлогом, подобно защите от иранских ракет, представленным для того, чтобы оправдать создание противоракетной обороны в Европе как обеспечения первого удара против России. Если Сирию оставят в покое, это будет свидетельствовать о серьезности соглашения с Ираном.

Другим мерилом мог бы стать процесс на Дальнем Востоке вокруг спорных островов Сенкаку / Дяоюйдао. Китай объявил эти скалы в Восточно-Китайском море, которые Япония считает своими, зоной своей противовоздушной обороны. Во вторник над ними в провокационных целях пролетели американские бомбардировщики B-52, а позже японские самолеты. Китай еще раньше послал в этот регион авианосец, но до сих пор не предпринял дальнейших шагов. Представители американского министерства обороны сообщили о военных учениях в этой местности и подтвердили, что считаются с тем, что Китай в будущем сможет попытаться контактировать с самолетами или перехватывать их. К этим сценариям американцы готовы. Значит ли это, что начнется третья мировая война, и виноватыми окажутся китайцы?

Доведут ли «Chicken Game» до «Тонкинского инцидента», – нужно подождать. Во всяком случае, Китай – это не Вьетнам, а сегодняшние США больше не США августа 1964 года – даже если их лживость и лицемерие остались такими же. И президент США Обама в своей речи 25 ноября в Сан-Франциско и на сайте Белого дома провозгласил так: Твердая приверженность Америки миру и дипломатии сделала Соединенные Штаты «маяком для всего мира». Ну, тогда: С Богом!

Источник: http://www.spatzseite.com/2013/11/dona-nobis-panem-et-pacem/

Скачать текст в формате PDF:

Скачать PDF!


23 ноября 2013

Гельмут Бёттигер

«В глубоком спокойствии спит Вавилон …»*

«Политике в области климата необходим элемент страха», – открыто признает функционер партии «Зеленых» доктор Герман Отт в номере журнала «Дер Шпигель» от 21.9.2013, «в противном случае ни один политик больше не будет беспокоиться по поводу этой темы». Однако согласно исследованию того же самого «Шпигеля», немцы (какой ужас!) теряют страх перед изменением климата. «Если в 2006 году глобального потепления боялось еще приличное большинство, составляющее 62%, то теперь такие опасения испытывает только лишь меньшинство – 39%». Одна из наиболее вероятных причин этого состоит в том, что, как говорит даже сам журнал «Шпигель», «на протяжении уже целых пятнадцати последних лет средняя температура на Земле больше не поднимается». Но значительное большинство не может, ни прочесть, ни услышать об этом в своих средствах массовой информации. Потому этому большинству следовало бы меньше верить этим самым СМИ – что уже является вселяющей добрую надежду правдой. Министерства и партии, естественно, знали о фактах отсутствия потепления, только лишь, по их мнению, эти факты не должны были стать общеизвестными. Как стало известно «Шпигелю», «вопреки сопротивлению многих исследователей» министерство заставило представителей немецкого федерального правительства при IPCC (Межправительственной группе экспертов по изменению климата) «не выхолащивать предостережения об изменении климата путем дискуссий об отсутствии повышения температуры в течение последних пятнадцати лет». В противном случае исчезла бы поддержка суровой климатической политики. Функционеры скорее должны были даже препятствовать тому, «чтобы в докладах IPCC вообще констатировалась бы эта пауза в потеплении». В крайнем случае, можно было признать лишь замедление роста температуры. Чтобы подкрепить эту задачу аргументами, ученые должны были «подогнать» самые разные «научные» аргументы. Без сомнения, они справятся с этим заданием при условии хороших гонораров.

В конце концов, «Германия, по данным федерального правительства, выплатит в этом году примерно 1,8 миллиардов евро на международную защиту климата». В связи с этим может прийти в голову лишь одно недавнее сообщение газеты «Берлинер Цайтгунг». Согласно этой статье только в Берлине официально зарегистрированы более чем 200 000 безработных, но, несмотря на это, служба пожарной охраны немецкой столицы больше не может заполнить свои открытые вакансии. Так как из двадцати претендентов все, кроме одного, либо слишком плохо подготовлены физически, либо слишком толстые, либо слишком малообразованные, как сетуют внутренние источники. Хотя число претендентов и возросло за последние годы, однако они не только демонстрируют ужасающе низкий уровень общего образования, или являются полными «нулями» с точки зрения спортивной подготовки. Нет, больше того: значительную часть кандидатов в последнее время можно было бы назвать просто «дураками». Им не хватает даже уже не столько образования, сколько действительно интеллекта. Вероятно, это распространяется также на персонал партий и их поддакивающих парламентариев в немецком Бундестаге. Возможно, они благодаря гольфу даже еще «спортивнее», чем претенденты в пожарную охрану, зато у большинства из них отсутствует какой-либо опыт работников на свободном рынке, так как они – благодаря хорошей протекции – провели свою прежнюю профессиональную деятельность преимущественно в государственных и общественных учреждениях, институтах и партийных аппаратах.

А остальные немцы? Согласно «Шпигелю» они утратили страх перед изменением климата, однако, все еще твердо верят в катастрофические прогнозы от IPCC, и по этой причине выступают за энергетический поворот, даже если соответствующие ветровые электростанции создаются не в их собственной общине, а всюду, и безальтернативно платят за альтернативные источники энергии. Добавьте к этому еще потери рабочих мест по причине перевода за рубеж промышленности и перемещению туда же наиболее умных и способных трудовых ресурсов – свыше 350 000 только в первом полугодии 2013 года. Вместо них наше «правительство» заботится об импорте в Германию получателей социальной помощи из далеких зарубежных стран. Но когда немцев спрашивают об этом или просят их проголосовать, они это всесторонне одобряют. Реальную оценку ситуации они выражают иначе, тайком, в жизненно важном вопросе, а именно отказываясь от будущего: по всей Европе у немцев самый низкий уровень рождаемости – и это несмотря на значительное количество в стране иммигрантов, женщины которых рожают, как правило, много детей. Нельзя отчетливее выразить свое пассивное отчаяние по поводу будущего. Если бы немцы выражали свой пессимизм так же открыто, как это делают теперь с большим шумом французы и испанцы, у них, наверное, вначале и на короткий срок, было бы меньше денег в руках, но зато у них было бы больше удовольствия от жизни и, вероятно, даже снова радость от нее. Но делать публично что-то в этом роде запрещено, и верный официальной линии немец строго следует таким запретам. Кроме того, если вы уж хотите произвести не только треск и шум, то вам понадобится и интеллект. А он, как кажется, пропал – вспомните об опыте берлинской пожарной охраны.

Так как предписанные правилами электростанции не приносят доход в штиль и ночью, концерны, производящие электричество, несут убытки – к ликованию красно-зеленой партии завистников. Концерны же, как и следовало ожидать, реагируют на это снижением затрат. Компания Eon до 2015 года должна будет сократить 11 000 рабочих мест. RWE хочет, как стало известно совсем недавно, до 2016 года сократить еще 6750 рабочих мест, а у EnBW до 2014 года примерно 1300 служащих лишатся работы. Руководитель концерна Eon Тайссен называет энергетический поворот «безумием», шеф компании RWE Териум говорит о «долине слез».

Если вольно перефразировать слова Горбачева, то можно сказать: «Кто слишком поздно просыпается или возвращается от игры в гольф к действительности, того наказывает жизнь». К сожалению, жизнь наказывает не обязательно его самого, а тех, кто оказывается зависимым от этого карнавального танца – трудолюбивые семьи. Постепенный отказ от ядерной энергии и красно-зеленый энергетический поворот обсуждались задолго до обращения госпожи Меркель в красно-зеленую веру, вероятные последствия подвергались дискуссиям, а тех, кто пытался предостеречь, поносили как «вечно вчерашних». Боссы при этом улыбались или даже кричали в поддержку, так как они предвкушали только дополнительные прибыли при переходе на новые технологии (за счет клиентов), но не последствия. Политикам и избирателям обещали много новых рабочих мест, на которых, однако, не производились какие-либо товары, приносящие более высокие зарплаты, но – как и обычно в коалиции социал-демократов и «зеленых» – все время только новые, дополнительные затраты. Между тем получило «научное» подтверждение и уменьшение количества рабочих мест вследствие энергетического поворота, о котором предостерегали реалисты: «Значение зеленого сектора для рынка рабочей силы, несмотря на большую эйфорию, очень незначительно». «Спорный вопрос», следует ли действительно ожидать роста рынка труда, или же скорее потерь рабочих мест из-за ухода производящей промышленности за границу. (Ср. новое «Исследование» научно-исследовательского института о будущем труда, которое опирается на специальные «исследования». Я пишу слово «исследования» в кавычках, так как я не рекомендую больше доверять ни одному исследованию без проверки).

В Испании в этой связи стал известен другой образ действий. Среди причин государственного банкротства в этой стране было и то, что испанское правительство возмещало производителям энергии разницу между ее себестоимостью и принятыми ценами. Получателями были производители альтернативных видов энергии. Последствием было то, что испанское правительство по этой причине к настоящему времени должно электрическим концернам уже 26 миллиардов евро. Эти расходы оно, хотя бы частично, хочет теперь получить назад от поставщиков дорогого солнечного тока и ввело в соответствии с этим «peaje de respaldo» («сбор за резервирование») в размере примерно 6 центов за один киловатт-час. Запоздавшее понимание, однако, последовательное мероприятие! И Англия следует за Австралией (а также за США, Канадой, Польшей и другими странами) и отказывается от требований «климатических компенсаций» (газета «Таймс» от 21.11.13)

У немецкой элиты и ее «образованщины» другие заботы. Какое им дело до того, как немцы зарабатывают себе на жизнь. Для них – как и для их коллег из Международного банка реконструкции и развития, МВФ и т. д. – самым лучшим была бы более высокая инфляция и отказ от нереальных с их точки зрения ожиданий благосостояния прочих немцев. Вместо этого они должны были бы снова вспомнить о других более героических качествах и, если угодно, выработать у себя большее «воодушевление к войне». Редактор газеты «Ди Цайт» Йохен Биттнер, во всяком случае, в газете «Нью-Йорк Таймс» от 4 ноября 2013 года горько сожалел о недостаточном военном воодушевлении немцев и требовал переосмыслить «немецкий пацифизм!» Так как ничего не могло бы привести «непревзойденную супердержаву Европы, самую мощную экономику и самую могущественную политическую силу» к тому, «чтобы принять во внимание военную интервенцию». «Слишком глубоко укоренившийся за 70 лет пацифизм» привел, по его словам, к тому, что Германия уклоняется от своего участия в военных операциях, вроде интервенций в Ливии, Мали и Сирии. Ведь как плохо отказываться от того, чтобы «диктатора», который позволял своим гражданам не платить за электричество, давал своему народу беспроцентные кредиты, обеспечивал каждую семью жильем, выплачивал каждой паре молодоженов 50 000 долларов, чтобы они могли обставить себе квартиру, обеспечивал всем бесплатное образование и бесплатную медицину, уменьшил количество безграмотных в своей стране с 75% до 17%, предоставлял своим студентам, учащимся за рубежом, ежемесячную стипендию в размере 2300 долларов, снизил цену на бензин до 0,1 евро, и который, прежде всего, при этом не занимал, из чистой вредности, деньги за границей, а накопил там 150 миллиардов долларов, и у 25% подданных которого было законченное высшее образование – как же плохо отказываться разгромить такого злого тирана объединенными силами западного сообщества ценностей и разбомбить его страну, превратив ее в руины и пепел, и забрать у нее 150 миллиардов долларов. То же самое касается, хоть и не столь ярко, и более бедной Сирии, население которой, однако, на более чем 90% поддерживает свое правительство, так как оно уже получило опыт с НАТО и с засланными им мародерствующими террористами-мятежниками.

Насколько же ослепленным должен быть человек, который подлизывается к США со словами, что, мол, усилия по перевоспитанию после 1945 года оказали на немцев слишком продолжительное воздействие, так что «пацифизм стал составной частью немецкой ДНК» и якобы привели «нас к мировоззрению, согласно которому война никогда не может быть решением». Напротив, как же, в отличие от этого, достоин уважения Йошка Фишер, так как он под лозунгом «Освенцим никогда не должен повториться» привел Германию к тому, чтобы бомбить Сербию и посылать войска в Афганистан. «Оглядываясь назад, я в значительной степени уверен в том», пишет Биттнер, «что потребовалась способность внушать доверие именно господина Фишера, министра иностранных дел из левой партии «Зеленых», чтобы убедить немцев в необходимости военного решения. Никто другой не смог бы сломать табу». Никто другой, кроме мальчика на побегушках у Мадлет Олбрайт, разумеется! Биттнер не одинок со своим «germans to the front» («немцев на фронт!»); подобные мысли, только в не столь неуклюжей форме, звучат и у восхваляемого федерального президента Иоахима Гаука, и в таких «перевоспитывающих» газетах как «Ди Вельт», «Ди Цайт» и «Зюддойче Цайтунг» вплоть до «зеленой» «Тагесцайтунг» (taz). (http://www.wsws.org/de/articles)

Мнимые бунтари «Зеленых» деградировали до реакционных обывателей и ярых защитников «гуманитарных» военных операций («Как в Турции далекой» – Гёте). На коротком пути к предполагаемому сытому благополучию у власти Левая партия теперь тоже приступает к тому же повороту. Об этом свидетельствует сборник статей под редакцией Штефана Либиха / Герри Воопа «Внешняя политика Левых, перспективы реформ», издательство WeltTrends, Потсдам, 2013 со статьями Лотара Биски, Андре Бри, Грегора Гизи, Габриель Киккут, Эрнста Крабача, Штефана Либиха, Пауля Шэфера, Акселя Трооста и Герри Воопа.

Источник: http://www.spatzseite.com/2013/11/in-tiefer-ruh-schlaeft-babylon/


* Автор перефразировал строку из стихотворения немецкого поэта еврейского происхождения Генриха Гейне (Хаима Бюкебурга) «Валтасар»


Heinrich Heine, Belsatzar
[Buch der Lieder; Junge Leiden; Romanzen, X. 1822]

«Die Mitternacht zog näher schon;
In stummer Ruh lag Babylon»

«Полночный час уж наступал,
Весь Вавилон во мраке спал»

(Перевод Михаила Ларионовича Михайлова).

Скачать текст в формате PDF:

Скачать PDF!


16 ноября 2013

Гельмут Бёттигер

«…Растет также и спасенье?»*

Прошедшая неделя принесла нам нескольких различных процессов в мировой политике, которые в самой Германии оказались скрытыми за дымовой завесой переговоров о создании правительственной коалиции. Вероятно, самым важным из этих процессов были переговоры между Ираном и западными державами. Они закончились безрезультатно благодаря саботажу со стороны президента Франции Франсуа Олланда. Но они не «потерпели провал», как это всегда случалось до сих пор, и, что еще более важно, они на этот раз были прерваны вопреки воле американского министерства иностранных дел. Американский министр иностранных дел Джон Керри хоть и возложил ответственность за несостоявшийся прорыв – как и всегда до сих пор – на Иран (газета The Guardian, от 11 ноября), однако, специально для Франции сказал, что США «не слепы» и не «глупы» в своих попытках достигнуть исторически важного соглашения с иранцами (новости Би-би-си от 10 ноября).

Франция уже, как и Израиль и Саудовская Аравии, продемонстрировала свою агрессивность и раздражение, когда США после дипломатической инициативы со стороны России отменили свой хирургический удар против сирийского правительства Башара аль-Асада. И вот 8 ноября президент США Барак Обама позвонил израильскому премьер-министру Биби Нетаньяху и попросил того не мешать переговорам в Женеве, то же самое сообщил Биби еще раньше в тот же день и Джон Керри во время своей промежуточной посадки в Тель-Авиве. Так как Керри не был уверен в том, что его просьба возымеет действие, потом в Израиль позвонил также и его босс. После этого Нетаньяху не оставалось ничего другого, кроме как поспешно позвонить остальным западным партнерам по переговорам с предупреждением: ««Плохое соглашение» могло бы привести к войне». Только Олланд подчинился указаниям Нетаньяху. Причину этого нужно искать не только в зловеще сильном лобби Израиля в Париже, но и в миллиардах нефтедолларов из Саудовской Аравии и Катара.

Согласно газете The Times of Israel (от 10 ноября) французский парламентарий Мейер Хабиб (личный друг Нетаньяху с двумя паспортами и заместитель председателя «Conseil Representatif des Institutions juives de France» (Представительского совета еврейских организаций Франции), к которому принадлежит также автор речей президента Олланда) как ведущий лоббист Израиля позвонил французскому министру иностранных дел Лорану Фабиусу, чтобы сказать ему: если дело дойдет до соглашения с Ираном, Израиль атакует атомные объекты Ирана. Еще до того, как Джон Керри прибыл в Женеву, Фабиус заявил по французскому радио, что Париж не воспримет никаких «jeu des dupes» (игр глупцов). Фабиус занимается крупномасштабными сделками с Саудовской Аравией по поставке оружия (самолеты, корабли, ракеты) и подумывал также о заказе со стороны саудовцев на строительство атомных электростанций – сделке, подобной заключенной в прошлом году между Францией и Объединенными Арабскими Эмиратами. Иран должен отказаться от атомных электростанций, тогда как рабовладельцы и спонсоры террористов должны их получить. Однако на карту поставлено даже большее. Катар уже инвестировал 15 миллиардов долларов в различные французские предприятия. Этому реакционному эмирату принадлежат значительные части Сен-Жермена и территория между Сент-Мадлен и Оперой в Париже.

Сопротивление Франции в ходе переговоров вызвало замечание иранского министра иностранных дел Зарифа о том, что западным партнерам по переговорам следовало бы сначала найти согласие между собой и выработать общую позицию, и уже после этого можно было бы продолжить обсуждение. Затем встреча была отсрочена на 20 ноября. Сразу после этого, 13 ноября, Обама еще раз позвонил Олланду. Возможно, он сказал ему, что для Франции могли бы стать возможны также крупномасштабные коммерческие сделки, если французы вместо поддержки спонсоров и подстрекателей суннитских террористов изменят свою политику в пользу соглашения с Ираном. Бизнес есть бизнес.

Гораздо более интересной проблемой, чем французская позиция по отношению к атомным электростанциям в Иране является очевидный поворот в политике США. Я его не выдумал. Этот поворот заявил о себе уже в книге «The Next Decade» («Следующее десятилетие») неформального планировщика политики США Джорджа Фридмана из STRATFOR. Фридман в своей статье у Stratfor от 12 ноября еще раз напомнил о «драматическом изменении в сравнении с прежними временами», когда такие переговоры с самого начала были обречены на неудачу из-за американской позиции.

Фридман выступает за «стратегическое сближение» между Ираном и США и обосновывал его отрезвлением американской внешней политики ввиду результатов «арабской весны», которая отнюдь не привела (как надеялись американцы) к приходу к власти либерально-демократических правительств (читайте: марионеток), а помимо внутриполитического хаоса в Ближнем Востоке принесла чрезмерное усиление радикальных суннитских террористов и их реакционных режимов.

Запланированное сближение США с Ираном не только должно снова привести в порядок сместившийся баланс силы (balance of power) в регионе. Оно не должно привести к разрыву с Саудовской Аравией и Израилем, которые оба не в восторге от такого изменения в американской политике, но оно будет действовать в интересах США только в том случае, если «США будут поддерживать сильные (strong) отношения с обеими сторонами». Фридман допускает, что в этом сыграет свою роль также уменьшающаяся зависимость США от саудовской нефти. При этом он упомянул значительные собственные запасы сланцевой нефти и нефтеносных песков (благодаря фрекингу с искусственно раздутым за пределами США страхом «зеленых» перед ними). Однако он умалчивает – и явно не без причин – о недавно обнаруженных больших месторождениях нефти и газа в Австралии, которые намного превосходят запасы Саудовской Аравии. «Если Рузвельт мог войти в союзнические отношения со Сталиным, а Никсон с Мао Цзэдуном, то это доказывает, что в американской внешней политике возможно всё», и это что-то, что в Берлине не могут или не хотят или не имеют права понимать.

Но, вероятно, и Нетаньяху тоже вовсе не был неправ в своей оценке: ««Плохое соглашение» могло бы привести к войне», даже если и не в том смысле, как в интерпретации Мейера Хабиба. Для объяснения вернемся на несколько лет назад: 17 ноября 2011 года президент Обама объявил перед Австралийским парламентом, что команда его советников в области национальной безопасности придает максимальный приоритет присутствию американских вооруженных сил в «Азиатско-Тихоокеанском регионе», и США сместят главное направление («pivot») с Ближнего Востока на Дальний Восток. Тогда же он заверил: «Сокращение американских расходов на оборону не будет – я повторяю: не будет – происходить за счет расходов на Азиатско-Тихоокеанский регион. Мы будем использовать все необходимые ресурсы, чтобы поддерживать (он имел в виду «создавать») сильное военное присутствие в этом регионе» (whitehouse / 2011/11/17/). В ходе этого визита был подписан документ о создании американских военных баз в Австралии, который предусматривает в первую очередь постоянную дислокацию 2500 солдат морской пехоты в порту Дарвин и, самое позднее с 2020 года, размещение 60% американского флота в Тихоокеанском регионе.

«Соединенные Штаты готовятся к войне с Китаем, решение чрезвычайной важности, которое до сих пор едва ли всерьез исследовалось избранными чиновниками в Белом доме и в Конгрессе», писал профессор Эмитай Этциони 13 июня 2013 года в «Yale Journal of International Affairs» («Журнал Йельского университета внешней политики»). При этом он ссылался в подробностях на малоизвестный военный сценарий проекта AirSea Battle (ASB) («воздушно-морская операция», ВМО). С этим проектом (из-за предупреждений влиятельных американских стратегов Эндрю Маршалла и Эндрю Крепиневича об экономических и военных возможностях Китая) в сентябре 2009 года согласились начальник штаба ВВС США генерал Нортон Шварц и руководитель военно-морских операций (начальник штаба ВМС) адмирал Гэри Рафхэд, и министр обороны США Роберт Гейтс официально принял его в 2010 году. Его преемник Леон Панетта в конце 2011 года в соответствии с этим создал «Multi-Service Office to Advance AirSea Battle» (объединенное управление по разработке концепции воздушно-морской операции). (Ср. Kyle D. Christensen в: Journal of Military and Strategic Studies, vol. 14, no. 3 (2012), 10).

В соответствии с этим планом расходы оборонного бюджета США в 2012 и 2013 финансовых годах были перераспределены. Вот что говорил об этом генерал Шварц: «Первые шаги в направлении Air-Sea Battle уже были предприняты здесь в Пентагоне. В нашем бюджете на 2012 и 2013 финансовые годы мы увеличиваем инвестиции в системы и способности, в которых мы нуждаемся, чтобы победить (to defeat) дополнительные угрозы». Ср. Norton A. Schwartz, Jonathan W. Greenert, Air-Sea Battle, Promoting Stability in an Era of Uncertainty, в: The American Interest, 20.2.2012. (Что означает «стабильность» («stability») по-американски, можно увидеть, например, в Ливии).

Это развитие подтверждает и усиливает новый доклад Centre for Strategic and Budgetary Assessments (CSBA) с заголовком «Gateway to the Indo-Pacific: Australian Defense Strategy and the Future of the Australia-US Alliance» (Доступ в Индо-Тихоокеанский регион: австралийская оборонительная стратегия и будущее австралийско-американского союза). Этот мозговой центр Пентагона по его собственным высказываниям принимал «самое важное участие в разработке стратегии AirSea Battle для войны против Китая, чтобы подготовить уничтожающий ракетно-авиационный удар по континентальному Китаю с целью разрушения китайской коммуникационной и военной инфраструктуры, дополненного экономической блокадой, цель которой – отрезать жизненно важный для Китая импорт энергоносителей и сырья из Африки и Ближнего Востока».

В то время как официальная Америка описывает поворот в сторону Азии в доброжелательных выражениях и отрицает какую-либо враждебную направленность против Китая, доклад CBSA определенно называет Китай несомненным военным противником. Он подчеркивает значительную роль Австралии в этом конфликте и детализирует созданные для этого базы, инфраструктуру и вооружение Австралии, которое в этом проекте должно дополнить американские вооруженные силы. Исследование особенно подчеркивает при этом четыре пункта: 1. Исходный район развертывания в Австралии, пока еще не достижимый для китайских ракет. 2. Особые разведывательные возможности Австралии как поста радиоперехвата и электронной разведки. 3. Особенно благоприятная исходная база при блокаде Ломбокского и Зондского проливов, чтобы отрезать доступ Китая к энергоносителям. 4. Особенная пригодность Австралийских вспомогательных войск при поиске и уничтожении рассеявшихся подразделений китайских ВМС в Индийском океане. «Австралия уже перешла стратегический Рубикон [в союзе против Китая], когда она предоставила Корпусу морской пехоты США доступ в порт Дарвин и разрешила американцам пользоваться своими центрами радиоэлектронной разведки и спутникового слежения в Пайн-Гэп и Эксмуте». Доклад очень подробно описывает необходимые для нападения типы вооружения, их дальность действия и прочую военную инфраструктуру, в особенности, состояние военной подготовки к конфликту с Китаем.

Теперь, вероятно, становится понятным, почему американские военные отказались от дальнейших операций против Сирии. Эти военные с самого момента образования США почти каждый год участвовали в каком-то вооруженном конфликте, на что «на Западе» почти не обращали внимания, и при этом они же всегда упрекали другие государства в милитаризме. Также становится ясно, из-за чего США, в отличие от Европы, снова уходят из захваченного Ирака и Афганистана. Становится также понятно, из-за чего Россия и Китай за последнее время снова усиленно вооружаются, после того, как они раньше – после мнимого окончания Холодной войны – провели – в отличие от США – крупномасштабное разоружение. Также становится ясно, почему США так настаивают на сооружении систем противоракетной обороны в Европе и в Юго-Восточной Азии и отказываются предоставить России четкие гарантии того, что эти системы не направлены против России. При этом совершенно непонятно, что мог бы понимать российский министр иностранных дел Сергей Лавров под требуемыми им соответствующими «обязывающими гарантиями».

Эти процессы, естественно, не ускользнули от внимания НАТО и немецкой непубличной политики. Потому что в российских средствах массовой информации (например, на сайте Lenta.ru) можно прочитать: «Германия усиливает свою противовоздушную оборону новыми радиолокационными станциями с большой (более 400 км) дальностью действия типа Ground Master 400. До 2015 года ВВС Германии должны получить шесть таких радарных систем производства ThalesRaytheonSystems. Благодаря самой современной технологии эти устройства могут обнаружить и идентифицировать как тактический летящий при обычном радиолокационном опознавании самолет, так и цели с необычно малой радиолокационной площадью рассеяния, такие как беспилотные летательные аппараты или крылатые ракеты».

Независимо от нового поворота в сторону Ирана США и Израиль усовершенствовали компьютерный вирус под названия «Stuxnet» для создания помех в работе иранских ядерных устройств. Эксперт по компьютерной безопасности Евгений Касперский в начале этой недели заявил в австралийском Национальном пресс-клубе (National Press Club) во время ответов на вопросы после своего доклада: Вирус якобы атаковал также одну российскую атомную электростанцию. Британский интернет-сайт V3, посвященный компьютерной безопасности, сообщил в одной статье, что «Stuxnet представляет угрозу также и для британских и американских атомных электростанций, так как эта вредоносная программа распространяется также и за пределами России». Периоды кризиса всегда были и остаются опасными временами, не только для «моих денег!».

Источник: http://www.spatzseite.com/2013/11/waechst-das-rettende-auch/


* Автор использует в заголовке слова немецкого поэта Фридриха Гёльдерлина «Wo aber Gefahr ist, wächst das Rettende auch»«Там, где опасность, там растет также и спасенье». (прим. перев.)

Скачать текст в формате PDF:

Скачать PDF!


2 ноября 2013

Гельмут Бёттигер

Взрослый человек обращает внимание не на слова, а на результаты

Он должен был стать «мощным символом европейского сотрудничества», сказал региональный комиссар ЕС Йоханнес Хан на церемонии открытия самого длинного моста через Дунай в середине июня 2013 года, и добавил: «Мост – это мощное выражение региональной политики ЕС, которая связывает людей в регионах друг с другом и основывает очень важные экономические связи». ЕС внес долю примерно 100 миллионов Евро в строительство связи между Румынией и Болгарией. Окрещенный «Новой Европой» мост действительно стал символом Европы. Так как уже через несколько месяцев возникла опасность, что он рухнет, как сообщает болгарское правительство. Причина этого – не саботаж противников Европы, а коррупция «Новой Европы».

Самый длинный мост через Дунай (общая длина 3598 метров, из них 1791 метр лежит непосредственно над рекой) связывает болгарский город Видин с румынским городком Калафат и тем самым соединяет два самых бедных региона ЕС. Построила мост испанская фирма. Болгарские или румынские строители практически не были заняты в работах. Теперь, спустя несколько месяцев, в полотне проезжей части уже появляются большие дыры, а в несущей конструкции трещины, которые угрожают безопасной работе моста, а огромные расходы на ремонт взваливаются на оба «самых бедных региона ЕС».

Ибо у центра коррупции ЕС, брюссельской бюрократии, давно уже совсем другие заботы. Для того, чтобы предоставить работу своим друзьям в крупной промышленности, она подготавливает, кроме всего прочего, запрет на слишком энергоемкие пылесосы и их замену новой техникой, в то время как СДПГ в том же духе размышляет вслух в Берлине о премии за сдачу в утиль старых моделей обогревателей – таковы предстоящие важные решения.

19 октября 2013 года газета «Cicero» спросила европейского бунтаря в Европейском Парламенте, англичанина Найджела Фараджа, почему он думает, что Европейская мечта уже скоро подойдет к концу. Его ответ не касался кризиса Евро или краха, о котором так охотно говорят продавцы золота. Он засвидетельствовал «настоящие качества государственного деятеля» у канцлера Меркель и считает, что Германия рухнет под финансовым бременем, которое взваливает на нее ее правительство ради Европы. Но у провала Европы, как он считает, другие причины. ЕС потерпит неудачу из-за постоянно возрастающей враждебности между различными народами, каждый из которых обвиняет друг друга в своей увеличивающейся бедности; Европа потерпит крах от восстаний и войн в хаосе. Политика ЕС не связала людей в Европе «друг с другом» и не «способствовала их сотрудничеству», а из-за продажной финансовой и экономической политики по поручению крупных международных концернов сделала людей беднее и настроила их друг против друга.

Фарадж имел в виду не только греков, испанцев и итальянцев с их бурными забастовками и протестами против своих правительств и против немцев, которые якобы снова оказались виноваты в их бедности. Он смотрит и на свою собственную страну. 31 октября в Англии встретились ведущие активисты, выступающие против политики строгой экономии ради спасения международных банков, чтобы подготовить на 5 ноября всеанглийский день борьбы против политики обнищания. В более чем 30 городах вспыхнут «сигнальные огни против жесткой экономии», будет занят Вестминстерский мост, и люди публично сожгут свои счета за электроэнергию. По всей Англии готовятся сидячие блокады общественных учреждений, будут заняты банки и офисы ростовщических промежуточных кредиторов зарплаты. Так англичане хотят самым серьезным образом выразить рост оппозиции правительственной политике.

В Германии, напротив, кажется, все остается спокойным. О том, чтобы это положение не продлилось долго, неосознанно позаботятся «благодетели», в том числе, в судах. Например, социальный земельный суд в Эссене решил 10 октября (дело №: L 19 AS 129/13), что граждане ЕС без работы, которые долго пребывают в Германии, имеют права на социальную помощь согласно закону Hartz IV. Иск подала румынская семья из четырех человек, которая уже год живет в Гельзенкирхене. Согласно до сих пор действующему праву граждане ЕС, которые иммигрируют в Германию, чтобы искать работу, не имеют никакого права на социальную помощь. Теперь суд решил, что этот критерий исключения не касается этой семьи, так как она к моменту обращения с просьбой о предоставлении социальной помощи прожила уже год в Германии. Тем самым это же положение может распространяться также и на других, которые живут здесь уже в течение года. Разумеется, пересмотр дела еще возможен.

Бывшая земельная епископесса Евангельско-лютеранской церкви Ганновера и председательница Совета Евангелической церкви в Германии (EKD) профессор доктор Марго Кэссманн пожаловалась в интервью, которое прошло в средствах массовой информации, на пренебрежительное употребление понятия «благодетель». Потому что делать добро – это все-таки что-то, что стоит поддерживать. Это, наверное, правильно. Только ведь понятие «благодетель» относится к людям, которые хотят делать добро другим людям не за свой собственный счет, а за счет других, третьих лиц. Ведь фрау Кэссманн сама не принимает у себя беженцев из Африки и не просит об этом членов своей общины. В гораздо большей степени как настоящий «добрый человек», как истинный «благодетель человечества», она требует, чтобы «мы все», в особенности рабочие, которые по закону должны платить налог в социальную систему, покрывали соответствующие издержки.

На беженцах из Африки это не остановится. В 2014 году новая волна переселения, причиной которой является бедность, нахлынет на немецкие социальные системы. Потому что, начиная с января, румыны и болгары тоже имеют полное право искать работу по всему ЕС и через один год безуспешного поиска, следовательно, тоже получат право на базовое социальное обеспечение. Уже между 2011 и 2012 годами число иммигрантов из Румынии и Болгарии выросло примерно на 28%. До сих пор работники обеих стран, которые с 2007 года входят в ЕС, получали разрешение на работу только в том случае, если они являлись высококвалифицированными специалистами, сезонными рабочими или разнорабочими для обслуживания выставок. Однако некоторые находили другие возможности, чтобы получать социальные выплаты. Они приобретали патент индивидуального предпринимателя и довольно ловко получали доступ к различным социальным выплатам. Только в Берлинском районе Нойкёлльн было заявлено 3000 бизнес-предприятий румын и болгар. Они часто размещались в одном и том же комплексе зданий, как сообщает журнал Focus online 30.10.2013 со ссылкой на институт исследования рынка рабочей силы и профессий (IAB). Между 2011 и 2012 годами только в Нойкёлльне доля тех, кто пользуется услугами базового соцобеспечения, увеличилась примерно на 8000 человек или на одну треть (из них 5400 были румыны и болгары). В течение первых 4 месяцев 2013 года эта тенденция согласно IAB продолжилась. IAB принимает в расчет, что румынская и болгарская община в Германии благодаря полной свободе перемещения работников по ЕС с 2014 года будет каждый год увеличиваться на 100 000 - 180 000 человек.

Понятно, что этим людям предоставляется отнюдь не роскошное базовое соцобеспечение. Все же, за счет кого? Виноваты ли немецкие рабочие в том, что другие страны беднеют так, что их население вынуждено эмигрировать, или же все дело в международной финансовой системе, которая спасается, получая миллиардные суммы, не содействуя производству необходимых продовольственных товаров? Или эта система помимо всего еще и мешает такому производству?

Также обеднению в Германии – как здесь уже часто упоминалось – способствует так называемый новый поворот в энергетике. До сих пор дискуссия ведется о растущих тарифах на электроэнергию. Перемещение за рубеж промышленности, производящей товары, тоже постепенно проникает в общественное сознание. Однако практически без внимания остается еще и запланированная «санация» жилых домов в Германии, благодаря которой должно быть сэкономлено примерно 80% используемой энергии до 2050 года.

Андреас Пфнюр, профессор индустрии недвижимости в Техническом университете Дармштадта, назвал эту «санацию» в уже опубликованном 26.08.2013 «Исследовании» социально-политической бомбой замедленного действия, которая становится риском бедности. Такая санация предъявляет завышенные требования к частным и общественным домовладениям. По расчетам профессора Пфнюра запланированные санационные издержки на дом для одной семьи достигнут 140 000, для многоквартирного дома более чем 300 000 Евро. Следовательно, такие расходы составят 2,1 биллиона Евро до 2050 года. Проживание в доме для одной семьи, таким образом, подорожает в среднем на приблизительно 260 Евро в месяц. Квартплата в многоквартирном доме вырастет приблизительно на 140 Евро. При этом учтена экономия благодаря уменьшившимся расходам на отопление. Однако упомянутая экономия сама по себе фиктивна, так как согласно другим (немногочисленным) «исследованиям» она продержится всего лишь около трех лет, а потом станет жертвой отсырения стен домов. Таким образом, энергетическая санация зданий расширит круг новых получателей социальной помощи. Издержки государства на дотации аренды жилья и расходы на квартиры вырастут по сравнению с примерно 17 миллиардами Евро, которые мы имеем сегодня, больше чем на 40%. Поэтому Пфнюр считает план экономии федерального правительства нереалистичным. Это может предъявить чрезмерные финансовые требования к домовладениям с малым доходом и к государству.

Против этого аргумента уже выступают ведущие деятели, способствующие обеднению народа, например, бывший руководитель экологической программы ООН Клаус Тёпфер (ХДС). Согласно газете «Ляйпцигер Фольксцайтунг» от 23.08.2013 он потребовал: «Социальный вопрос не может быть инструментализирован для того, чтобы опорочить необходимое общее дело энергетического поворота». «Общее дело», которое уж точно вовсе не является «необходимым», а в первую очередь добивается обеднения.

Почему немцы позволяют себе терпеливо сносить все это, почему они неправильно понимают политическое развитие, которого, собственно, добиваются? С энергетическим поворотом связана причина «помешательства, вызванного СМИ», иррационального страха перед атомной энергией. Однако более глубокая причина кроется в зависти. Люди обсуждают финансовую политику с точки зрения планирования своего собственного домашнего хозяйства в связи с внушенной им рыночной идеологией. Они думают, что государство тоже должно когда-нибудь оплатить свои долги, как это делает каждый гражданин, и рынок, в принципе, будет регулировать сам себя, когда это «должно» будет произойти. Они не понимают, что финансовое хозяйство регулирует рынок, и что для крупных международных банков действуют другие правила, чем для бюджета отдельного человека. Тот, кто может сам себе «печатать» деньги при незначительных ограничениях, того в первую очередь интересует уже не накопление денег, а власть. Финансовое хозяйство легко и охотно может освобождать «государство» от его долгов до тех пор, пока оно выполняет то, что предписывает ему финансовая элита.

Лишь один пример: 30 октября комитет открытого рынка американского эмиссионного банка принял решение, что будет по-прежнему держать денежные шлюзы широко открытыми. Федеральный резерв будет и дальше месяц за месяцем выбрасывать на финансовые рынки 40 миллиардов новых, созданных из ничего долларов для закупки малоценных ипотечных документов и 45 миллиардов долларов для закупки бесполезных облигаций государственных займов. Эмиссионные банкиры хотят неизменно оставлять процентную ставку на уровне около нуля (от 0 до 0,25%). Денежный потоп обеспечивает держателям ценных бумаг их «номинальную стоимость» и воодушевляет других, чтобы и они вкладывали свои деньги в такие же фиктивные ценности вместо того, чтобы осуществлять при их помощи разумные и действительно необходимые, спасающие от нужды инвестиции.

Властью над людьми можно обладать только тогда, когда люди боятся, т.е. когда они затерроризированны, и если они бедны и затравлены, т.е. если они могут заработать себе на жизнь только с большим трудом. Окружающая среда и финансовая политика последних десятилетий – с того времени, когда концентрация «имущества» превзошла определенный уровень – направлены на терроризирование и обеднение широких слоев населения. Целью этого является сохранение власти исчезающе малой элиты и ее политических представителей или душителей над подавляющим большинством населения всего мира. То, что люди не могут или не хотят осознать эту общую тенденцию в политике Запада, свидетельствует об определенной инфантильной наивности. Разумеется, перед тем, как защищаться, нужно сначала узнать – от кого. От неопределенного «этого», от «рынка», «отношений» и т. д. защищаться невозможно, да и не нужно – это слишком удобно.

Источник: http://www.spatzseite.com/2013/11/nicht-auf-worte-auf-ergebnisse-achtet-der-erwachsene/

Скачать текст в формате PDF:

Скачать PDF!


26 октября 2013

Гельмут Бёттигер

И кому вы хотите верить?

В Ведомстве федерального канцлера волнуются. Любимый мобильный телефон Ангелы Меркель прослушивается, сообщил официальный представитель правительства Штеффен Зайберт. Президент США якобы немедленно позвонил ей. Во всяком случае, Белый дом 23 октября устами своего представителя Джея Карни опроверг это утверждение: «Это не мы». «Президент поговорил с канцлером и заверил ее, что США не следили за ее разговорами и сейчас тоже не делают этого». Можно ли ему верить? Это была бы отнюдь не первая ложь с этой стороны. Однако может ли президент США вообще судить об этом, знает ли он, чем занимаются разведслужбы? Или он только лишь флажок на крыше американской элиты, и компетентен только в той фантазийной демократической области, в существование которой должна верить широкая публика. У нас, немцев, положение вряд ли чем-то отличается.

Вы помните: летом, перед выборами, были опубликованы различные опросы, согласно которым 75% опрошенных граждан ФРГ были якобы довольны своей экономической ситуацией. 22 октября Comdirect.Bank опубликовал другой результат как обычно «представительного» опроса. И он показал следующий результат: 75% немцев недовольны своими доходами. Да, ну, и что же теперь? Опросили две тысячи человек, специально не клиентов банка. Может быть, интервьюеры ослышались перед выборами, или же аналитики перепутали знак, а может, тот опрос был вовсе не таким уж «представительным», или же те же самые ошибки совершили специалисты по изучению общественного мнения уже от Comdirect.Bank? Теперь, во всяком случае, те же самые люди, которые всего лишь несколько недель назад были довольны экономической ситуацией, сегодня жалуются на то, что они едва ли могут покрывать свои текущие расходы из своего заработка и не могут реализовывать свои скромные дополнительные желания. Зарплаты полностью хватает только каждому четвертому. Одна треть должна отказываться от поездки в отпуск, очень многие сокращают свои покупки для домашнего хозяйства, каждый восьмой надеется на выигрыш в лотерее. Но за прошедшее время поспело и распространилось по широким средствам массовой информации еще одно исследование. Согласно этому опросу 57% (как бы 75% задом наперед) немцев довольны своими финансами и, во всяком случае, они не знают, как им лучше всего вложить свои деньги. Может быть, тут просто несколько иначе сформулировали и интерпретировали вопросы? Ну, тут уж ваше дело, какому опросу вы хотите верить – и то же самое справедливо по отношению к политикам, средствам массовой информации и прочим манипуляторам общественным мнением? Вероятно, они попробуют это однажды на своем собственном опыте.

Наша политическая финансовая элита или ее главные служащие в Европе оказываются честнее. Их договор о Европейском стабилизационном механизме (ESM, ЕСМ) в принципе предусматривает сохранение в тайне всех процессов и мероприятий, в принципе исключает контроль со стороны парламентов, а также привлечение независимых аудиторов для проверки, и практически ставит организацию, стоящую за EСМ, и ее функционеров выше любого действующего гражданского и уголовного права (то есть, их нельзя привлекать к ответственности за их решения ни по гражданскому праву, например, для возмещения ущерба, ни по уголовному праву за обман или незаконное обогащение третьих лиц). Да и где бы мы оказались, если бы весь демократический мир захотел наблюдать за манипуляциями с денежной массой и стоимостью денег? Этот аспект ЕСМ едва ли учитывается в рамках дозволенного широкой публике понимания. Функционеры EСМ могут по своему усмотрению увеличивать ответственность еще кредитоспособных государств-участников (например, Германии) для уменьшения долгового бремени инвесторов в государственных долгах и соответствующих банках свыше уже оговоренных 700 миллиардов Евро (http://www.esm-vertrag.com).

Также Меркель и Шойбле очень не хотели представлять Немецкому Бундестагу этот аспект ЕСМ перед обсуждением и решением, смотрите обоснование приговора Федерального конституционного суда (номер дела 2 BvE 4/11) от 19.06.2012. Бундестагу пришлось добыть себе соответствующие документы от парламента Австрии. Однако Бундестаг согласился с EСM и отдал немецкого налогоплательщика под власть соответствующего произвола. (Ср. об этом читательское письмо государственного секретаря в отставке Ульриха Турманна в газете «Франкфуртер Альгемайне» от 23 октября). Ведь суперевропейцы и разрушители народов должны хоть каким-нибудь способом экономически разорить это государство и подогнать его под средний уровень южной Европы.

Их первое средство при выполнении этой задачи – «Закон о возобновляемых видах энергии» (EEG). Этот закон требует расточительных удвоенных инвестиций в электроснабжение (с привилегиями для альтернативного производства электроэнергии в дополнение к обычному производству электроэнергии на время обычных простоев не работающих альтернативных источников). Это и специально необходимое для этого расширение электросетей, естественно, в значительной степени увеличивает расходы на электричество. Но чтобы несколько оттянуть воздействие роста расходов на электричество на цены потребительских товаров, пока люди к ним несколько привыкнут, отдельные предприятия из сферы производства, как и некоторые предприятия из других областей с особыми связями с политикой (как печально известные площадки для игры в гольф, на которые средства массовой информации с отвлекающей целью направили негодование граждан) частично и временно были освобождены от бремени «Закона о возобновляемых видах энергии». Это вызвало возмущение у «Зеленых» и других «позеленевших», так как вследствие этого бремя расходов для среднего потребителя еще больше бы выросло.

До сих пор промышленность, согласно расчетам Немецкого института экономических исследований, DIW, таким путем могла экономить на расходах на энергию около 4,8 миллиардов евро. Число новых заявлений об «освобождении» постоянно возрастает. Если в 2011 году было внесено только 650 таких заявок, то в 2013 году их число достигло уже 2055, на 2014 год готовы уже следующие 2354 заявления. Тенденция к росту. Беспокойство вокруг привилегий «экономики» желанна. Она отвлекает внимание от того простого факта, что клиент при мнимом равном обращении, к которому якобы стремятся, оплачивает бессмысленные энергетические дополнительные расходы не непосредственно по счетам за электроэнергию, но через возросшие цены на потребительские товары, если он не может получать их из-за границы, где их цена – как, например, в США – включает в себя только примерно четверть расходов на электроэнергию.

Как всегда, когда речь идет о мероприятиях, которые приносят мало популярности партиям, на передний план выдвигается Европейский Союз. Он должен привести связанные с EEG мероприятия к запланированному окончанию. Комиссар ЕС по вопросам конкуренции Хоаким Альмуния начал против Федерального правительства процесс для перепроверки предоставления скидки промышленным предприятиям. Если окажется, что национальное регулирование является недозволенным мешающим конкуренции предоставлением государственных «субсидий» (что на это действительно похоже), то возникнет угроза дополнительных выплат и дополнительных штрафов. «Промышленность», если она не обанкротится вследствие этих дополнительных платежей (что нанесло бы особо чувствительный удар по мелкому и среднему бизнесу в сфере производства) стоит перед выбором: оставаться в стране и соответствующим образом поднимать цены, или переводить производство за рубеж, где затраты меньше. Закон EEG логически ведет к последнему выходу, даже если это и неясно наивным, работающим с чувствами страха и зависти «политикам».

Странно, что «промышленность» или «экономика» до сих пор никогда еще не высказывалась однозначно против EEG. Даже недавняя инициатива десяти самых больших поставщиков энергии ЕС (продавцов электричества и, в первую очередь, продавцов газа) выражает только их озабоченность стабильностью электросетей, жалуется на завышенные цены на электричество и поэтому напоминает о риске того, что промышленные предприятия переедут из Европы в другие страны. Но ни одно правление этих фирм не называет настоящую причину проблемы, а именно навязанное законом EEG привилегированное использование электричества из альтернативных источников энергии (солнце, ветер, биогаз). Они только лишь хотят, чтобы их не ущемляли с помощью односторонне навязанной покупки сертификатов на CO2 и ожидают решения «электрического кризиса» путем быстрого внедрения дорогостоящей системы «суперсетей» («Supergrids») с «умными» электрическими счетчиками (ср. http://www.naeb.de). Бизнес есть бизнес, и EEG гарантирует хороший бизнес за счет граждан.

Вследствие всего этого волна повышений цен накатывается на потребителей. Согласно Федеральному ведомству статистики 18 октября подорожают молоко, масло и хлеб. Основные пищевые продукты, согласно тому же анализу, могут и в будущем подорожать сильнее, чем другие товары, так как их покупок люди практически не могут избежать. Молочные фермы, пекарни и другие производители пищевых продуктов повысили свои цены в сентябре в среднем примерно на 2,7% по сравнению с тем же месяцем прошлого года. В августе был даже плюс на 3,7%, а в июле еще на 4,1%. Статистика закупочных цен опирается на цены «с завода», до торговли, и поэтому свидетельствует о будущем развитии потребительских цен. Особенно сильно выросли цены на масло (плюс 32,1%), молоко (плюс 18,2%), а также на сыр и творог (плюс 8,8%), на животные жиры и растительное масло примерно на 13,6%, вино в этом году стоило на 7,5% и обработанный картофель на 6,4% больше, чем в прошлом году. Свежий хлеб и булочки стали дороже на 2,9%. Добавим также фрукты (+6,8%), овощи (+6,6%) и мясо (+4,2%). Тарифы на электроэнергию в сентябре поднялись примерно на 11,5%. Из-за других товаров, цены на которые не могли подниматься ввиду уменьшающегося спроса и которые обладают очень большим «весом» в официальной потребительской корзине, потребительские цены в Германии в сентябре выросли в целом якобы только приблизительно на 1,4% по сравнению с тем же месяцем прошлого года. Потребителям поневоле уже пришлось отреагировать на повышение цен. Согласно актуальному сообщению GfK (Общества по изучению потребления) количественный спрос значительно упал и еще в августе на 14% уступал уровню прошлого года. Так как уже целый год в Германии больше не было повышения нетто-зарплат. А налоги и инфляция пожирают повышения брутто-зарплаты (до налога).

Резкое изменение международных соотношений цен и сил с недавнего времени намечается в Австралии. Там близ Кубер-Педи, небольшого городка в бассейне Аркаринга на юге Австралии посреди большой пустыни обнаружили огромные месторождения нефти и газа. По данным пробных бурений речь может идти, по сравнительно надежной оценке, о 233 миллиардах баррелей. Этот объем превышает предполагаемые запасы таких стран как Иран, Ирак, Канада и Венесуэла вместе взятых, и только на 30 миллиардов баррелей уступает объему, который саудовцы указывают в качестве своих запасов (но эксперты считают эту саудовскую оценку сильно завышенной). Они также намного превосходят новые сланцевые нефтяные месторождения Бэккен и Игл-Форд в США, которые вызвали настоящий экономический бум в Техасе и Северной Дакоте. Работавший по всему миру в качестве эксперта правительств и консультанта нефтяных фирм доктор Кент Мурс оценивает австралийские запасы даже в 400 миллиардов баррелей. Он считает, что маленькая фирма «Линк», которая обладает монопольным правом бурения на этой территории привлечет для эксплуатации этих запасов мощного партнера из Америки.

Месторождения известны с 2008 года, но до сих пор по политическим причинам они скрывались, в тайне. «Они легко и просто приведут к изменению энергетической карты мира в сравнении с нынешней ситуацией», считает Мурс и удивляется тому, «что основные средства массовой информации полностью проигнорировали это». Очевидно, тем самым месторождения в Саудовской Аравии утрачивают свое значение. Это могло бы объяснить якобы внезапное изменение ближневосточной политики США и больший вес Юго-Восточной Азии во внешней политике Америки. Произойдет ли вследствие этого общая разрядка международного положения, и уменьшат ли США свою агрессивность, спрятанную за глуповатой простоватостью, или же наоборот они еще больше усилят ее в соответствии с «Full Spectrum Dominance» («доминированием во всем спектре), об этом можно судить не только по процессам в Сирии, но и по (не) установке систем противоракетной обороны в Европе и по (не) ослаблению напряженности между Китаем и Японией.

Какое воздействие окажет это на валютную войну, которую вызывает Федеральный резерв своим долларовым потопом, «как будто завтра больше не наступит никогда», пока еще нельзя предсказать. Во всяком случае, новая обнаруженная нефть обещает, что и дальше можно будет навязывать миру бумажные доллары, даже если странам БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка) и Шанхайской организации сотрудничества удастся, как запланировано, договориться о торгово-финансовой системе без использования доллара.

Вероятно, новая нефть изменит кое-что к лучшему также и для американцев. The Cronicle of higher Education («Хроника высшего образования») как раз 20 октября сетовала на то, что в США, помимо 47 миллионов получателей продовольственной помощи, более 317000 человек с законченным высшим образованием (из них свыше 8000 с докторской степенью (степень «доктора» на Западе соответствует нашему кандидату наук)) зарабатывают себе на жизнь официантами, также 5057 докторов наук работают швейцарами, 80 000 выпускников высшей школы работают барменами, а 18 000 – сторожами автостоянок. В целом 17 миллионов американцев с законченным высшим образованием, согласно сведениям американского ведомства по статистике труда, работают по специальностям, которые требуют куда меньшего уровня образования чем бакалавр. И USA Today («США сегодня») еще 28 июля 2013 года писали, что «из 5 взрослых в США 4 борются с безработицей на грани бедности или, по крайней мере, время от времени зависят от государственной благотворительной поддержки (welfare). Это признак разрушения экономической уверенности и конец американской мечты». Но что значит улучшение жизни для этих четырех американцев из пяти в сравнении с соблазном глобального «доминирования во всем спектре» для самых верхних ста тысяч американской элиты? Поживем – увидим.

Источник: http://www.spatzseite.com/2013/10/wem-will-man-glauben/

Скачать текст в формате PDF:

Скачать PDF!


19 октября 2013

Гельмут Бёттигер

Ручка откололась, донышко разбилось…

...а кувшин, однажды повадившись, все ходит и ходит по воду. Ставшее за прошедшее время почти ежегодным шоу с увеличением размера долга в очередной раз прошло в американском Конгрессе, а потом все продолжается по-прежнему. Просто невероятно, какой элите позволяют править собой граждане, «демократы». В средние века крестьяне в такой же плачевной ситуации уже давно бы сравняли замки феодалов с землей.

Сегодня вполне можно было бы вложить в уста Уолл-Стрита несколько перефразированное изречение банкира Карла Фюрстенберга, сказанное им примерно сто лет назад: «Китайцы, японцы, саудовцы и немцы глупы и нахальны. Глупы, так как они доверили нам свои деньги и нахальны, потому что они требуют для себя проценты и возврат денег, стало быть, они хотят, чтобы их еще и вознаградили за их глупость». Глупы, однако, также все те, кто до сих пор верит, что зарабатывание денег «на Западе» все еще в некоторой степени связано с достижениями для всеобщего достояния. На самом деле все происходит в точности наоборот. За прошедшее время зарабатывание денег стало основываться преимущественно на грабеже всеобщего достояния, и «демократические» представители правительства нанимаются при этом в качестве хорошо оплачиваемых подручных.

Вы не верите в это? Так оглянитесь по сторонам! За последние десятилетия некоторые немногие заработали себе до бесстыдства много денег, но страны вместе с их населением приходят в упадок не только в духовном и культурном плане, но теперь также и в материальном отношении. Шанс насильственно переломить эту тенденцию последних десятилетий (после того, как выборы больше не предоставляют такую возможность) вновь был упущен в США. И все ликуют: «Катастрофа предотвращена». Но ничего не было предотвращено, катастрофа стимулируется по-прежнему. Вероятно, такое предотвращение даже и не планировалось, так как политики исходят из того, что люди хотят, чтобы их обманывали.

Инфраструктура стран «на Западе» начинает разваливаться. Рабочие места в производстве сокращаются, так как с помощью произведенных товаров нельзя больше получить денежные прибыли. Люди беднеют, все больше людей полагаются на денежные субсидии правительств, и таким образом зависят непосредственно от них. «Каждый седьмой американец получает талоны на еду», а миллионы ждут решение на свое заявление на такие талоны. Программа субсидий в 2012 году обходилась в 78,4 миллиарда долларов, и расходы продолжают возрастать по экспоненте. С 2008 года эти расходы удвоились. «Этот сильный и постоянный рост свидетельствует, что американцы (и не только они) беднеют все быстрее и без социальной помощи умерли бы с голоду».

Но и эти расходы только «мелочь» по сравнению с денежными вливаниями правительств в финансовую систему. Абсурдность тут достигает апогея, так как с этой целью правительства залезают в огромные долги перед самими получателями этих платежей. Цель состоит в том, чтобы поддержать иллюзорно-рыночную номинальную стоимость владельцев ценных бумаг. Платежи якобы должны служить для того, чтобы стимулировать экономику, но они, однако, никак не содействовали производству товаров и не создали благосостояние. В действительности благосостояние, таким образом, только сконцентрировалось в руках верхушки и выкачивалось из широких слоев населения.

Обеднеть придется также и Европе: Международная федерация обществ Красного креста и Красного полумесяца (IFRC) опубликовала в Риме и Женеве обзор «достижений» экономики, или, вернее, ее боссов. Согласно этому документу уровень жизни миллионов людей в Европе резко упал. В общей сложности 43 миллиона европейцев из-за уровня своих доходов не могут в достаточной степени прокормить себя самостоятельно и поэтому зависят от благотворительных суповых кухонь и пожертвований продуктов. В целом по сведениям Красного креста примерно 120 миллионов европейцев находятся непосредственно у черты бедности. Из собранной организациями в 42 странах информации следует, что за прошедшие три года количество людей, которым приходится получать еду от различных благотворительных организаций, в 22 странах Европы выросло примерно на 75%. К тому же цены за необходимые для существования товары и услуги выросли значительно сильнее, чем зарплаты тех, кто еще смог гарантировать себе рабочее место на все больше сокращающемся рынке рабочей силы.

Обеднение касается теперь также так называемого среднего класса, который резко сократился во всей Европе. Этот процесс касается не только так называемых кризисных стран, но и Германии. Здесь сейчас только лишь 58% населения относятся к среднему классу, тогда как в 1998 году их было еще 65%. Немецкий Красный крест пришел к выводу, что 45% трудовых договоров, которые были заключены в Германии с 2008 года, касались так называемых мини-работ. Четверть работников в Германии – это работники с низким жалованием. Поэтому все меньше людей могут покрывать свои расходы на жизнь с помощью своей заработной платы. «Европа сталкивается с самым худшим гуманитарным кризисом за последние шесть десятилетий», таким был вывод генерального секретаря IFRC Бекеле Гелеты.

Йорг Асмуссен (СДПГ), который, будучи чиновником Федерального министерства финансов, способствовал открытию Германии для таких финансовых оргий, был вознагражден за это политическим классом. Как представитель Германии при Европейском Центральном Банке он теперь поддерживает расширение «Европейского стабилизационного механизма» (ESM). Первоначально с его помощью хотели помогать только государствам-должникам, чтобы те смогли выполнять свои обязательства перед частными банками. Теперь этот механизм должен быть расширен настолько, чтобы испанские и французские банки могли рекапитализироваться из него. То, что это может быть возможным без участия Федерального правительства или Бундестага, едва ли уже имеет большое значение, так как эти структуры с большим или меньшим шумом соглашаются со всем, что «спускают» им сверху.

Во французском правительстве, которое в финансовом отношении страдает от бремени высокой безработицы, слышны голоса, требующие не только фискального или бюджетного союза в рамках европейского валютного объединения, но и унифицированного в рамках ЕС совместного финансирования государственного страхования по безработице. Один из этих «голосов» принадлежал министру финансов Франции Пьеру Московиси. Он, согласно газете «Франкфуртер Альгемайне», требовал «сильного наднационального бюджета», из которого затем можно было бы финансировать также и французское пособие по безработице.

Чтобы спасти финансовую систему, руководительница Международного валютного фонда (МВФ), француженка Кристин Лагард предложила теперь принудительный сбор для всех европейских домашних хозяйств. Она требует со всех сбережений 10-процентный сбор в качестве налога для покрытия долга. МВФ на странице 49 своего издания «Fiscal Monitor» так описывает этот проект:

«Отчетливое ухудшение общественных финансов во многих странах пробудило интерес к принудительному сбору с имущества (capital levy). Это одноразовый сбор в качестве чрезвычайного мероприятия с целью восстановления надежности (имеется в виду временное сохранение ценности) долгов. Шарм такого мероприятия состоит в том, что такой налог может быть взыскан до того, как дойдет до бегства от налогов. Для этого нужно сделать так, чтобы люди поверили, что это мероприятие является одноразовым и никогда больше не повторится. Такой налог не испугал бы граждан. Некоторые даже восприняли бы его как корректный». Однако, «для такого налога следовало бы создать предпосылки. Но и их сначала нужно взвесить в сравнении с альтернативами: таковыми могли бы быть отказ от общественных долгов (государственный дефолт) или инфляция». Граждане должны платить, чтобы финансовые игры могли бы еще продолжаться в том же духе некоторое время.

Вы и в это не верите? Так называемые дериваты при большой экспроприации исключены. Дериваты при банкротстве банков были защищены законом (который продавил, среди прочих, и господин Асмуссен). Что такое эти дериваты? Банки настолько уже связали различные кредиты или другие требования, проистекающие из обязательств, что никто не может узнать, кто является настоящим должником, и смогут ли эти должники погасить свои долги. Тогда договоры деривата оформляются как споры на способность обратной выплаты связанных в пакетах долгов и продаются вместе с соответствующими обещаниями процентов. Стоимость согласно торговым книгам всех этих инновационных финансовых инструментов («financial instruments») оценивается «хорошо информированными кругами» в 1,2 триллиона долларов («квадрильон», т.е. 1200 биллионов.). Это фантастическое число в 16,7 раз превышает валовой социальный продукт всего мира, который оценивается в 71,83 биллиона долларов, или в шесть раз превышает стоимость всего имущества мира, включая все акции, страховые полисы и семейное недвижимое имущество и т. д., которое оценивается примерно в 200 биллионов долларов. Какой же принимаемый всерьез человек может клюнуть на такие фантазии как на «ценности»? А «элита», которой вы доверились, как раз и клюнула, и требует от вас, чтобы вы для защиты этих «ценностей» от рисков предоставили ей ваши сбережения, а ваше правительство принимает для этого соответствующие законы.

Как может дойти до этих химер, требующих банковские проценты? За дериваты платятся умеренные проценты. Чтобы инвесторы этим заинтересовались, ссудные проценты скрываются под темпом инфляции – естественно, снова только для того, чтобы «стимулировать экономику». Чтобы банки смогли покупать такие дериваты, они получают для себя деньги в других банках с помощью так называемых «сделок РЕПО», или соглашений о покупке (продаже) ценных бумаг с обязательством обратной продажи выкупа. Банк A передает свои дериваты банку B и получает за это кредит, который он по прошествии оговоренного времени возвращает с соответствующими процентами и получает, таким образом, обратно свой пакет дериватов. С новыми деньгами банк A приступает к краткосрочным спекулятивным сделкам, которые обещают ему больше прироста в деньгах, чем потеря процентов в сделке РЕПО. Такие сделки происходят между банками по кругу, и они вели к тому, что можно было чисто фиктивно нагромоздить огромные фонды дериватов. И им не соответствует никакой реальный эквивалент кроме долгов другого рода.

Если вдруг один банк расторгает кредит РЕПО («Margin Call»), а другой банк не может платить, то ему крышка. Что-то в этом роде можно применять и целенаправленно. Для этого, например, пожертвовали банком Lehman Brothers в качестве пробного шара (после того, как его наличность заранее была переправлена в Израиль). Чтобы «страховать» такие сделки чудесного денежного расширения, банкиры заставили своих политиков, чтобы те изменили законодательство о неплатежеспособности для банков и с помощью законов превратили дериваты в так называемые «safe havens» (надежные гавани). Это значит: если какой-то банк, окольным путем через дериваты, получил в свои руки ценные бумаги, он в случае банкротства должника может сохранить их. Таким образом, в торговле дериватами, в отличие от классического законодательства о неплатежеспособности, банк-кредитор обладает преимуществами. Это значит: пакеты дериватов не причисляются к конкурсной массе банка-банкрота, из которой по очереди удовлетворяются требования служащих, налоговых органов и обычных владельцев ссуд.

Тем самым проясняется тайна европейского банковского кризиса. Правления европейских банков попались на удочку таких игр с РЕПО, и, соответственно, были обмануты. Банк Lehman Brothers заранее послужил в качестве теста. О банках, которых это затронуло, теперь говорят, что они, мол, «слишком велики, чтобы допустить их банкротство» (действительно давно назревшее, и произошедшее по их собственной вине), и вместе с тем обосновывается их «спасение», причем их руководящие правления и наблюдательные советы не несут за это никакой ответственности своим имуществом. Однако, это спасение просто невозможно при таком объеме договоров дериватов, даже если бы все богатство земли было предложено в качестве гарантии. Очевидная невозможность показывает, что мнимая спасательная акция служит только предлогом для запланированной постепенной экспроприации и обеднения дезориентированных «нормальных» граждан-подданных. Целью является абсолютная концентрация власти в руках собственников из верхушки финансовой олигархии. Все остальное – это отвлекающие маневры вплоть до окончательного захвата власти.

Естественно, вы можете также и в это не поверить. Поэтому просто чтобы напомнить: Федеральное агентство по чрезвычайным ситуациям США (FEMA) заказало у американского производителя оружия ATK 1,6 миллиарда патронов с полыми пулями для ручного огнестрельного оружия (полые или экспансивные пули (они же пули «дум-дум») по международным конвенциям запрещены к применению в регулярной войне). (В качестве сравнения: в войне с Ираком армия США израсходовала «только» 6 миллионов патронов для стрелкового оружия). Общественность почти не заметила, что в США было создано более 800 так называемых лагерей FEMA и заказано несколько миллионов пластиковых гробов, каждый из которых рассчитан на несколько трупов: от трех до пяти. На основании уже заранее сформулированных предписаний для FEMA США в случае необходимости могут при устранении всех свобод и гражданских прав по команде президента превратиться в диктатуру.

Источник: http://www.spatzseite.com/2013/10/henkel-ab-der-boden-zerbrochen/

Скачать текст в формате PDF:

Скачать PDF!


Либеральное общество и его конец

Новая книга Манфреда Кляйне-Хартлаге

Через несколько дней в издательстве Antaios выйдет новая книга берлинского ученого-социолога и автора сайта Politically Incorrect (PI) Манфреда Кляйне-Хартлаге «Die liberale Gesellschaft und ihr Ende. Über den Selbstmord eines Systems».(Либеральное общество и его конец. О самоубийстве системы). PI в ближайшие дни опубликует заранее несколько отдельных отрывков из книги, и еще до этого мы встретились с автором книги для беседы.

PI: Манфред, через несколько дней появится твоя новая книга «Либеральное общество и его конец. О самоубийстве системы». Неужели на самом деле положение нашего свободного общества настолько плохо?

Кляйне-Хартлаге: Дела у западной цивилизации идут плохо и вместе с тем также у ее либеральных достижений. В моей книге я сравниваю нашу цивилизацию со смело сконструированным небоскребом, который все продолжает строиться и развиваться: все выше, все красивее, все роскошнее. Но проблема в том, что его строят из материала, который забирают из его же фундамента, и поэтому он рухнет, если это не прекратится.

Что ты понимаешь под фундаментом?

Я имею в виду основные человеческие солидарные общности, в частности, институт семьи и существование наций, кроме того, в конечном счете, укорененные в христианстве нравственные ценности, общее – в большинстве случаев бессознательное – признание которых и является предпосылкой того, что мы вообще можем позволить себе нашу либеральность.

Ведь западное понимание общества не исходит – как, например, в исламском, но также и в других традиционных мировоззрениях – из того, что общественный порядок и стабильность являются наивысшими требованиями. И в соответствии с этим оно понимает свободу не как угрозу порядку, а как его дополнение. Идея о порядке на свободе и с помощью свободы могла возникнуть только здесь, и это исторически беспрецедентное достижение европейской цивилизации. Наше общество основывается не на тугом авторитарном корсете, но также и не просто на одной лишь «свободе» и ни на чем более. Оно опирается на равновесие между свободой и обязывающей связью, между правами и обязанностями, динамичным и стабилизирующим факторами.

И это равновесие нарушено?

Свобода есть только там, где есть порядок, позволяющий ей существовать, и под этим словом я подразумеваю не один только правопорядок. Правопорядок – это только один краеугольный камень в очень сложном культурном строении, но также и этот краеугольный камень упадет, если все строение станет нестабильным.

Это звучит очень абстрактно, есть у тебя конкретные примеры этого?

Давайте возьмем хотя бы только эту зловещую «борьбу против правых». Из культурно и этнически гомогенного общества делают мультикультурное и мультиэтническое. Это значит, соединяют вместе то, что не подходит друг к другу, что систематически вызывает повседневные конфликты, делает из относительно гармоничного общества такое, в котором возникает все больше напряженности, и с этой напряженностью можно тогда справиться только с помощью все более жестких репрессий. Разрушают культурную структуру и вызывают ситуацию, в которой появляется борьба против «расизма и неприязни к иностранцам», т.е., против мнений и чувств, а это значит: осуществляется переход от конституционного государства к тоталитарному государству перевоспитания как «вынужденной необходимости». «Безальтернативно», как сказала бы канцлер. Но ведь эту безальтернативность вызвала она сама и ее предшественники.

И это ошибка или умысел?

И то и другое играет здесь роль: как ослепление идеологией, следование которой всегда ведет к полной противоположности тому, что было изначально задумано, и в этом отношении это является «ошибкой», так и определенные материальные интересы и интересы власти, – и они осуществляются бесцеремонно и совершенно умышленно – за счет народов Европы. В головах тех, кто принимает решение, и то и другое играет определенную роль, только соотношение компонентов этой смеси отличается от одной личности к другой и от одной группировки к другой. Если представить себе шкалу между крайностями от чисто наивного ослепления до чистой злонамеренности, то на ней будет много градаций.

Какие группировки играют в этом роль?

Без претензий на полноту: класс нескольких сотен супербогачей планеты, которые в качестве последних собственников контролируют большую часть глобальной экономики; политический класс Запада, который сам уже давно считается глобальным классом, и члены которого давно отделились от интересов их народов; левые политики; социальная индустрия, индустрия миграции и индустрия интеграции, которые извлекают пользу из растущей общественной напряженности; идеологически-медиальный комплекс; и лоббисты этнически-религиозных меньшинств и маргинальных общественных групп.

И все эти разные группы взаимодействуют друг с другом? Снова звучит как теория заговора.

Ну, само это слово «теория заговора» – это одно из тех провокационных ярлыков – таких же, как «расизм» или различные «фобии», которыми охотно клеймят представителей «неприемлемых» мнений – и которые используют только те, кто не хочет приводить доказательства и хочет, чтобы и все остальные не размышляли над соответствующими позициями. Эти ярлыки использовались даже против моей книги «Neue Weltordnung» («Новый мировой порядок»), в которой я определенно пришел к результату, что не может быть и речи о каком-то «заговоре», разве что если под «заговором» понимать что-то, когда «заговорщики» объявляют свои намерения по телевизору в прямом эфире.

Механизмы, при помощи которых люди взаимодействуют, не будучи связанными с одним центром управления, способ, как переплетаются интересы различных групп (не являясь поэтому просто одними и теми же интересами), как определенные общие идеологические основные убеждения порождают политические коалиции, как личностные переплетения между элитами различных направлений и функциональных сфер оказывают координирующее действие, как внутри определенных групп, организаций и систем появляется единообразие.

Все это – самое настоящее поле для политологического и социологического исследования. И тот, кто полностью отбрасывает результаты таких анализов как «теории заговоров» (и полагается на то, что после этого уже никто ими не заинтересуется и не станет читать, чтобы узнать, справедлив ли вообще этот упрек), говорит вместе с тем только то, что он не хочет никакой критической социальной науки. Упомянутый идеологически-медиальный комплекс, от которого уже порой исходят такие обвинения, только благодаря этому уже сам признает, что он является точно тем, каким я описываю его в своей книге: системой для производства утвердительной, удовлетворяющей интересы правящей верхушки идеологии, точно такой, которая была в ГДР, и как и тогда получающей определенные политические боевые задачи.

Механизмы, при помощи которых эти группы воплощают свои интересы, и то, как функционирует их согласованность, ты описываешь в последней трети твоей книги. В первых обеих частях речь идет, прежде всего, об идеологиях, которые породили сегодняшнюю неудовлетворительную ситуацию. Имеет ли такая идеологическая критика, собственно, практическое значение? Нужна ли она нам на самом деле? Не достаточно ли одного здравого смысла, чтобы увидеть, что европейские общества готовы разрушить сами себя?

Проблемой как раз является то, что господствующая идеология демонизирует здравый смысл и клевещет на него как на «болтовню за кружкой пива». Господствующая идеология претендует на то, что является высшим проявлением разума и серьезным познанием. Но в действительности она – большей частью полная противоположность этому. Но мало знать это самому, нужно суметь доказать это, если вы хотите убедить и других. Необходимо – и именно при угрозе заката европейской цивилизации! – противопоставить господствующей идеологии альтернативную парадигму, и для этого здравого смысла как раз и не хватает, для этого требуется идеологическая критика.

Этот идеолого-критический аспект является подлинным ядром всего, прежде всего потому, что наше общество никогда не приняло бы все то, что с ним делают, если бы определенные идеологические фундаментальные убеждения не въелись в него настолько глубоко, что большинство людей воспринимают их как нечто само собой разумеющееся и вообще не видят в них больше идеологию. Речь идет о плотно сотканной сети подпирающих друг друга допущений, которые являются буквально пред-убеждениями, так как они уже есть в каждой отдельной голове, прежде чем в ней может произойти что-то вроде осознанного суждения.

Итак, это приблизительно то же, что ты в твоей «Системе джихада» в применении к Исламу называл «системой культурной самоочевидности»? Представления, против которых никто даже не возражает, так как вовсе не сознает, что они у него есть?

Точно так. Разумеется, идеологические представления, о которых я говорю в моей новой книге, с исторической точки зрении существенно моложе Ислама, и не смогли проникнуть в западное общество так же глубоко, как Ислам проник в арабское или турецкое общество. Уже поэтому я полагаю, что сегодня еще можно бороться с ними, тем более что речь здесь идет об идеологии, которая, в принципе, была только привита к более старым, например, христианским слоям сознания, и сверх того – по меньшей мере, в ее самых поздних последствиях – она вопиюще противоречит всему тому, что люди стихийно считают правильным. Эти идеологические представления просто игнорируют человеческую природу.

Несколько примеров таких представлений?

Ну, например, идея о том, что общество можно было бы формировать практически произвольно в соответствии с определенными политическими и идеологическими желаниями, так как его можно проанализировать и объяснить научными средствами, приблизительно так же, как можно строить машины, если известны законы природы. Однако что-то в таком роде в общественной области не функционирует. Человек – это по своей природе социальное существо, даже и без общественных идеологов.

В том, что называют здравым смыслом, собраны решения для тех проблем, которые всегда были у людей. Если теперь этот здравый смысл отодвигают в сторону, так как сейчас люди якобы гораздо лучше знают все это в силу «научного», т.е. идеологического познания, то этим заменяют оправдавшую себя в ходе эволюции экспертную систему на неэкспертную систему и, следовательно, терпят крах. Если бы общество увидело эту связь, оно больше не вздрагивало бы боязливо, как только кто-то произносит слова «о болтовне за кружкой пива» (еще один такой полемический ярлык). Оно разглядело бы за такой полемикой антинародное высокомерие и тупое сопротивление реальности, которое действительно стоит за ним.

В первой части книги ты берешь под прицел практически все Просвещение. Не противоречие ли это для человека, который и сам, все же, является просветителем?

Я пишу, что, естественно, не может быть пути, который привел бы нас назад во времена до Просвещения, разве только как результат крушения цивилизации и прихода к новому варварству. Однако точно эти опасности угрожают нам, если мы будем продолжать доводить парадигму Просвещения до крайности. Я просветитель в том смысле, что я просвещаю также о последствиях Просвещения.

Что ты подразумеваешь под «парадигмой Просвещения»?

Я понимаю под этим идею безграничного самотворения, самоопределения и, в конечном счете, самоосвобождения человека. Если довести ее до логического конца (а ее не только доводят до этого логического конца в уме, но также и пропагандируют и практикуют в политике со всеми последствиями), то она означает, что человек должен отвергнуть как ограничение своей свободы все, что он просто находит как данность, а не создал сам по сознательному плану, причем отвергнуть буквально все, вплоть даже до своей половой идентичности. Если вы осознаете последствия этой идеологии, то сразу увидите, что она представляет собой деструктивное безумие.

Самоопределение – это безумие?

Нет, попытка строить общество на идее безграничного самоопределения, – это безумие, тем более что я также доказываю, что такая попытка неизбежно приведет к противоположности того, к чему она должна была бы привести. Я только что говорил, что все дело в благоразумном равновесии свободы и обязывающей связи, и что именно на этом основывается европейская цивилизация. Но если абсолютизировать только одну или другую сторону, тогда это равновесие нарушается.

Запад и Ислам совершают точно противоположные ошибки: в то время как исламская культура признает только обязанности, связи и стабильность, Запад все больше ставит только лишь на права, свободу и динамику. Если одно ведет к застою, то другое к анархии, или – для укрощения анархии – к тоталитаризму.

Во второй части книги ты конкретизируешь свою критику Просвещения, анализируя основные просветительские идеологии: социализм и либерализм в их принципиальных уязвимых местах. Ты делаешь вывод, что они основываются на одной и той же «метаидеологии». Что конкретно ты под этим понимаешь?

Я понимаю это в двойном смысле: с одной стороны то, что они вопреки всем видимым и поверхностным противоположностям строятся на более глубоком уровне, как раз на метауровне, на общих основных идеях, и с другой стороны, что эти идеи в то же время требуют обязательств от всего общества. Они являются метаидеологией в том смысле, что они определяют, какие политические идеи вообще считаются приемлемыми. Так как консервативные позиции за последние десятилетия практически были вообще вытеснены из общественного обсуждения, к просветительской парадигме больше нет противовеса, который заботился бы о том, чтобы церковь оставалась в деревне, чашки в шкафу, а здравый смысл в голове. Так как этот противовес упразднен, то обществом владеют идеологии, которые уже по самим своим предпосылкам являются утопическими.

Они рассматривают современность с точки зрения будущего, которое им представляется раем. И тут они констатируют, что существуют высокоразвитые структуры, которые являются другими, которые не соответствуют их утопическим обещаниям, и потому они хотят упразднить их. И так как есть люди – и их даже большинство – которые считают эти структуры (например, семью или национальное государство) правильными, то нужно упразднить их «ошибочные» мысли. Это приблизительно тот самый момент, в котором мы теперь находимся. Однако процесс не стоит на месте: он развивается согласно своей собственной логике, на основе которой однажды случится то, что будут упразднять не только ошибочные мысли, но и устранять самих их носителей.

В то же время самая глубокая причина того, почему утопии – если их сторонники достаточно могущественны – всегда приводят к полной противоположности того, к чему они должны были бы привести, – самая банальная, а именно: как раз потому, что они – утопии. То есть, они априори исходят не из того, каким является мир на самом деле, а из того, каким он должен быть. Они даже не выдвигают требования познать действительность (разве только как преграду, которую нужно устранять). Однако ведь реальность нельзя игнорировать безнаказанно, и она отомстит, если попытаться сделать это.

Твоя критика либерализма многим читателям будет не по вкусу. Не слишком ли жестко ты критикуешь либералов?

Я критикую вообще не либералов, а либерализм, в том же смысле, как я критикую не мусульман, а ислам. Идеологии следуют соответственно своей определенной собственной логике, они в какой-то мере порождают течение, от которого их приверженцам очень трудно уклониться. Но если ислам можно довести до абсолютной крайности, не разрушая его, так как он, так сказать, тем больше является исламом, чем более радикально его практикуют, то левые и либеральные идеологии по мере того, как они воплощаются, разрушают свои собственные предпосылки и, в конечном счете, самих себя. Я очень надеюсь, что среди моих читателей найдется много самокритичных либералов, а также левых, которые не захотят участвовать в этом марше к саморазрушению, и вооружатся моими аргументами, которые позволят им и другим вырваться из водоворота левого и либерального мэйнстрима.

Большое спасибо тебе за беседу, Манфред.

Я тоже тебя благодарю.

Источник: http://www.sezession.de/39954/die-liberale-gesellschaft-und-ihr-ende-manfred-kleine-hartlage-uber-sein-neues-buch.html

Скачать текст в формате PDF:

Скачать PDF!


Либеральное общество и его конец. О самоубийстве одной системы

Выдержки из книги Манфреда Кляйне-Хартлаге. Перевод Эллы Грайфер

http://www.berkovich-zametki.com/2013/Zametki/Nomer8/Grajfer1.php


«Интеграция с треском провалилась»

Кевин МакДональд

Интервью газеты «Дойче Штимме» с американским психологом и публицистом профессором Кевином Макдональдом о группах в биологии и о нашем коллективном выживании.


Вопрос: Господин профессор Макдональд, в Вашей «Трилогии об иудаизме», вызвавшей такие жаркие споры в Америке, Вы рассматриваете иудаизм с эволюционно-психологической точки зрения. При этом Вы говорите о групповой стратегии. Что именно нужно под этим понимать?

Макдональд: Когда я начал писать об иудаизме как групповой стратегии, статус групп в эволюционной теории был еще проблематичным. Тогда предполагали, что основа естественного отбора совершается исключительно на индивидуальном уровне. Я выдвинул теорию, что человеческие группы могут организовываться так, что естественный отбор может также действовать и между группами. Это стало темой моей первой книги об иудаизме «A People That Shall Dwell Alone: Judaism As a Group Evolutionary Strategy» [«Народ, который должен жить в одиночестве. Иудаизм как эволюционная групповая стратегия»].

В этой книге речь идет о том, как еврейские группы самостоятельно самоорганизуются, в частности, в традиционных обществах до начала двадцатого столетия:

■ Евреи предотвращали смешанные браки с народами, среди которых они жили.

■ Еврейские общности препятствовали, чтобы евреи извлекали для себя пользу из членства в группе, если они при этом не брали на себя часть издержек принадлежности к группе – у теоретиков эволюции что-то в этом роде известно под термином «Проблема бесплатного билета». Так, например, строго следили за тем, чтобы евреи платили налоги общине и не вмешивались в сферы деятельности, в которых другие евреи обладали монопольным положением.

■ Евреи экономически сотрудничали друг с другом – что обозначают как «этнические сети»: евреи предпочитали устраивать других евреев и разрабатывали вертикальные торговые сети, которые контролировали сырье, обработку и сбыт товаров; в эти сети никогда не включали неевреев.

■ Евреи способствовали использованию методов евгеники, которые благоприятствовали более высокому интеллекту в их общности: так, например, умных мужчинам-евреям было возможно жениться на дочерях состоятельных евреев, чтобы вырастить больше детей. Интеллект связывался так же с деловым чутьем и финансовым успехом, чтобы участвовать в социальной мобильности в европейских обществах после эпохи Просвещения.

Если подвести итог, то работа этнических сетей и интеллект являются самыми значительными аспектами иудаизма, которые сделали его таким влиятельным в ходе истории. Результатом было то, что евреи стали исключительно сильными конкурентами в борьбе за ресурсы. В нескольких исторических эпохах (например, в Испании пятнадцатого столетия, в девятнадцатом и в начале двадцатого века в Восточной и Центральной Европе) евреи были в экономическом отношении ведущей группой.

Вопрос: Вы являетесь сторонником теории, что этноцентризм и этническая гомогенность и исключительность обеспечила евреям ряд преимуществ по сравнению с другими народами, например, незаурядный интеллект и сильную тенденцию к коллективному поведению. Но могут ли другие народы тоже этому научиться?

Макдональд: Интересно, что с точки зрения истории антиеврейские движения привели к тому, что неевреи становились все более похожими на евреев, т.е., они постоянно становились все более ориентированными на общность и на группы, чтобы суметь справиться с еврейскими группами. Это тезис моей книги «Separation and Its Discontents: Toward в Theory of Anti-Semitism» [«Обособление и его недовольство. На пути к эволюционной теории антисемитизма»], в которой этот феномен мог быть подтвержден для различных исторических эпох.

Хотя мы, европейцы, более восприимчивы к индивидуализму, чем остальные народы, мы должны попытаться следовать еврейскому этноцентризму и всему остальному, что связано с групповым поведением:

■ заботе о будущем европейских народов и нашей общей европейской культуры так же как сохранению особенностей европейских народов и культур как, например, культуры немцев или шведов;

■ готовности сотрудничать с другими европейцами в экономическом и социальном отношении;

■ ясному пониманию этнической идентичности и чувству понимания этнических интересов.

Что касается последнего пункта, то европейцы должны, наконец, понять, что иммиграция в Европу неевропейцев нарушает их интересы, и в долгосрочной перспективе будет иметь катастрофические последствия для европейцев. И тут мы тоже можем взять для себя за образец иммиграционную политику Израиля, сделав необходимость сохранения наших культур и нашей этнической целостности европейских народов как основы нашей политики.

Вопрос: Тило Сарацин цитирует Вас в этом контексте в своем бестселлере «Deutschland abschafft sich ab» (русское издание «Германия: самоликвидация»). Саррацин также вызвал большое неудовольствие в свой адрес своим замечанием об общих генетических признаках евреев. Однако исследования израильского генетика Дорона Бехара подтверждают это представление. Критики, с другой стороны, замечают, что это сыграло бы на пользу сионизму. Кто же прав?

Макдональд: Я стараюсь понимать этот вопрос как чисто эмпирический. То есть, я совсем не думаю о том, поддерживают ли эти данные сионистские претензии на Палестину или нет. Еврейское население меняется генетически. Одно недавно появившееся исследование поддерживает слабую версию хазарской гипотезы, согласно которой среди европейских евреев-ашкенази есть значительная этническая доля хазар, тюрко-кавказского народа. Это исследование подверглось сильной критике, так что этот вопрос еще не решен окончательно.

Но даже это исследование не отрицает значительного генетического соответствия с другими еврейскими большими группами. Теория генетической общности еврейских групп была доминирующей теоретической и исследовательской предпосылкой, когда я проверял ее во второй главе «A People That Shall Dwell Alone», и я по-прежнему считаю, что она, в принципе, верна.

Проблемой с сионизмом с точки зрения европейцев и американцев является в первую очередь тот факт, что сионистские сети господствуют во внешней политике, особенно в Америке. Это приводит к тому, что Запад втягивается в дорогие и ненужные войны на Ближнем и Среднем Востоке (например, в войну с Ираком, и с каждым днем все более возможную войну с Ираном, к которой Америку усиленно подталкивает израильское лобби в США).

Именно это доминирование в западной внешней политике привело к совершенно ненужному для Запада отчуждению от него мусульманского мира, результатом чего стали атаки, вроде терактов 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке. Эти проблемы будут продолжаться, что доказывают исследования о еврейской генетике населения. Израиль, наверное, не прекратил бы свое существование, если бы хазарская гипотеза оказалась верной или частично верной.

Вопрос: Пытались ли вы связаться с Саррационом, когда узнали, что он использовал цитаты из Вашей книги «A People That Shall Dwell Alone»?

Макдональд: Нет, этого я не делал. Разумеется, я думаю, что есть принципиальное совпадение в наших представлениях, что касается краха иммиграции в Европе и Америке. В действительности Германия больше не будет существовать как что-то вроде этнического государства или нации, если иммиграция не будет остановлена и не начнется обратный процесс.

Вопрос: Критики упрекают Вас в ненаучности и даже антисемитизме. Как Вы реагируете на такие обвинения?

Макдональд: Я всегда подкреплял свои аргументы научными источниками и отвечал моим критикам. На моей интернет-странице находится список с соответствующими возражениями. До сих пор я также не видел критики, которая низвергла бы мои основные тезисы. [www.kevinmacdonald.net/replies.htm]

Однако это реальность, что каждый, кто критикует евреев, подвергает себя опасности, что его заклеймят как «антисемита». Я считаю, что существуют сильные стремления предотвратить любую честную и обоснованную критику влияния еврейского лобби. Почему так много еврейских групп являются рьяными сторонниками мультикультурализма и массовой иммиграции во всех западных государствах – будь то в Европе, Северной Америке, Австралии или Новой Зеландии – в то время как они одновременно укрепляют Израиль, вместе с его политикой по ограничению иммиграции? И почему немцам нельзя так же позволить сохранить свое национальное государство, «обособляя» ненемцев так же, как евреи «обособляет» неевреев? Нужно, чтобы во всем западном мире можно было публично обсуждать эти вопросы.

Упреки в антисемитизме – это распространенное средство подавлять именно такие дискуссии и маргинализировать людей вроде меня. Во многих европейских странах свободные дискуссии о власти и влиянии организованного иудаизма являются «преступлением на почве ненависти». У Вас это называется «экстремизмом», который может повлечь за собой тюремное заключение.

В Америке такие дискуссии часто влекут за собой либо потерю работы, либо социальную изоляцию.

Представление о том, что через одно или два поколения придется отказаться от собственного культурного и демографического преобладания, является просто ужасным, и я думаю, что это также интуитивно чувствует и большинство европейцев.

С тех пор как преподаватели высшей школы в Америке защищены от того, что они могут потерять свое рабочее место из-за критического взгляда на еврейское влияние на общественную жизнь, я чувствую своей особой обязанностью продолжать свою работу в этой области.

Вопрос: В заключение совершенно другой вопрос. Как у американца у Вас была возможность внимательно следить за политическими процессами в Германии и Европе. Как Вы считаете, какие проблемы мы должны решить в самую первую очередь, и что есть общего и в чем различие между Европой и Америкой?

Макдональд: Мы стоим перед одной и той же проблемой: неудержимая массовая иммиграция людей неевропейского происхождения. Если не предпринять ничего, чтобы изменить эту тенденцию, рано или поздно вообще не будет того, что мы называем западными обществами. Европа станет мусульманской, а Америка превратится в общество белого меньшинства со значительным большинством из иммигрантов со всего света, включая множество метисов из Латинской Америки.

Многие из этих групп населения таят в себе исторически обоснованную злобу по отношению к европейским народам, например, чернокожие в Америке из-за рабства, или евреи из-за Холокоста или преследования в христианских обществах Европы.

Однако общества без европейского ядра не будут выглядеть, и не будут вести себя так, как европейские общества прошлого. Они не будут чувствовать себя привязанными к индивидуалистическим учреждениям, таким как представительное правительство, или к принципу правового государства. И они будут характеризоваться нападениями на людей европейского происхождения и злоупотреблениями против них. Признаки этого можно заметить уже сейчас. Подумайте только о росте насильственных преступлений мусульман в Европе. Или о крайне высоком уровне преступности у чернокожих или латиносов в США, жертвами которого являются белые американцы.

Мы можем констатировать, что попытки организовать чужие общества по западному образцу – я упомяну тут в качестве примера только войну в Ираке – не имеют успеха, и с другой стороны интеграция иммигрантов из других частей мира у нас тоже с треском провалилась.

Значительное различие между Европой и Америкой заключается в том, что европейцы могут опереться на многовековую, если даже не на многотысячелетнюю общую культурную историю. В некоторых случаях различные народы господствуют на определенных территориях со времен палеолита и конца ледникового периода.

Представление о том, что через одно или два поколения придется отказаться от собственного культурного и демографического преобладания, является просто ужасным, и я думаю, что это также интуитивно чувствует и большинство европейцев. Поэтому национальные чувства более чем логичны в европейском контексте.

История американцев существенно короче, и с помощью всей пропаганды в СМИ и в области образования им внушили рассматривать Америку как «proposition nation», как нацию, которая основывается только на идеальных принципах. Доминирующая идеология утверждает, что Америка представляет собой не больше чем принцип демократии и индивидуальной свободы: без этнической составляющей. Если кто-то выдвигает требование, что Америка это тоже европейское или христианское общество, то это считается «расизмом».

Я могу констатировать, что эта идея «proposition nation» по американскому образцу теперь разделяется также элитами Европейского союза, но это означает полностью игнорировать европейскую историю. В большинстве европейских стран есть сильные националистические партии: «Золотая заря» в Греции, «Йоббик» в Венгрии, НДПГ в Германии, «Национальный фронт» во Франции и другие. Все эти группы намного успешнее, чем их аналоги в Америке. Несмотря на это, доктор Томислав Сунич и я являемся членами «Американской партии свободы» (American Freedom Party), которая пытается занять свое место в Америке в качестве националистической силы.

Если одна из нынешних националистических партий в Европе или Америке достигнет первостепенного успеха – в смысле прихода к власти и формирования своего правительства – это означало бы прорыв, и другие партии смогли бы в самое кратчайшее время примкнуть к этому – разумеется, при огромном сопротивлении представителей статус-кво. Европейцы во всем мире смотрели бы тогда с завистью на это руководимое националистами государство, если они представят себе, что общества вокруг них опустились до уровня непригодных для жизни мультикультурных дистопий.

Господин профессор Макдональд, мы благодарим Вас за беседу.

Интервью провел редактор «Дойче Штимме» Торстен Томзен, 2013 г.


Кевин Макдональд родился 24 января 1944 года в Ошкоше (штат Висконсин). Профессор психологии в Калифорнийском университете в Лонг-Бич. После получения степени магистра в эволюционной биологии в Университете штата Коннектикут, он получил там же в 1981 году ученую степень доктора философии за работу в поведенческой биологии. С начала его деятельности в Калифорнийском университете его исследования посвящены эволюционно-психологическим аспектам культуры, эволюционной психологии и теории личности, появлению и поддержанию моногамного брака в Западной Европе, а также этническим взаимоотношениям. В США профессор Макдональд известен, прежде всего, своей так называемой «Трилогией об иудаизме» («A People That Shall Dwell Alone», 1994; «Separation and Its Discontents», 1998; «The Culture of Critique», 1998), которая пытается объяснять иудаизм с эволюционно-психологической точки зрения (как эволюционную групповую стратегию).

Скачать текст в формате PDF:

Скачать PDF!


«Улучшение человечества путем массированного налета»

Доктор Томислав Сунич

www.tomsunic.com

Дрезден – это только один единственный символ преступления союзников, символ, о котором сегодняшние системные политики упоминают лишь с большой неохотой. Разрушение Дрездена и число его жертв системная историография всегда ставит под сомнение и изображает как побочный ущерб в борьбе против абсолютного зла, т.е. фашизма. Тем не менее, проблема состоит в том факте, что такой побочный эффект от «улучшения мира» был не только в городе Дрездене, но и в других Дрезденах во всех уголках Германии, во всех частях Европы. Топография смерти, причиной которой были действия тогдашних антифашистов, – это очень проблематичное наследство для их потомков.

В сегодняшнем «всемирном соревновании за историческую память» не у всех жертв есть право на равенство. Некоторые учения о жертвах должны иметь преимущество, а некоторые, наоборот, должны быть преданы абсолютному забвению. Наши системные политики очень усердны, если речь идет о том, чтобы сооружать памятники народам и племенам, особенно тем из них, кто были жертвами европейцев. Все больше годовщин, все больше дней возмещения и покаяния отмечают наш стенной календарь. Снова и снова европейские и американские системные политики платят финансовую дань неевропейским жертвам. Но очень редко, почти никогда, они вспоминают жертв их собственных народов, которые страдали под властью так называемых коммунистических и либеральных преобразователей мира. Злыми преступными народами всегда считаются европейцы, особенно немцы, которых поэтому всегда принуждают к покаянным ритуалам.

Дрезден – это не только какой-то немецкий город, или символ немецкой судьбы. Дрезден – это также общий символ бесчисленных немецких и бесчисленных европейских, или хорватских, венгерских, итальянских, бельгийских и французских городов, разбомбленных и разрушенных до основания западными союзниками. То, что связывает меня с Дрезденом, связывает меня и с Лисьё – маленьким местом паломничества во Франции, разбомбленным союзниками в июне 1944 года – или также с итальянским местом паломничества Монте-Кассино. Это место паломничества союзники разбомбили в феврале 1944 года. В Лисьё, маленьком городке, который посвящен Святой Терезе, 10 июня 1944 года сгорели 1200 человек. И Бенедиктинский монастырь был тоже полностью сожжен, среди погибших было двадцать женщин-монахинь. Чтобы привести здесь список разбомбленных европейских культурных городов, потребовалась бы целая библиотека – при условии, что и саму эту библиотеку не разбомбят снова реформаторы человечества. При условии, что книги и документы в ней не будут конфискованы.

Во время Второй мировой войны во Франции под англо-американскими демократическими бомбами погибли примерно 70 тысяч гражданских лиц. Эту цифру  системные историки не любят упоминать. 600 тысяч тонн бомб с 1941 по 1944 годы были сброшены на Францию, 90 тысяч зданий и домов были разрушены.

Сегодняшние системные политики часто используют слово «культура» и «мультикультура». Но их воинственные предшественники особенно отличились разрушением самых различных европейских памятников культуры.

Европейские церкви и музеи должны были быть разрушены, так как эти места там внизу в Дрездене не вписывались в категорию новых «культурных людей». Южнее, в Вене, «Бургтеатр» был разрушен в марте 1945 года бомбардировщиками американской авиации; западнее в Северной Италии оперный театр «Ла Скала» в Милане; то же самое происходило с сотнями библиотек всюду в Центральной Европе. Далее на юго-востоке, в Хорватии, в 1944 году западные реформаторы человечества разбомбили такие культурные города как Задар и Сплит, и у этой панорамы ужаса нет конца. Немецкие политики и немецкие туристы часто едут в отпуск на хорватское побережье, но вдоль побережья имеются многочисленные братские могилы немецких солдат. На хорватском острове Раба, где сегодня любят отдыхать немецкие нудисты, есть огромная братская могила с останками нескольких тысяч немцев, которые были убиты югославскими коммунистами. Немецкие дипломаты в Хорватии не сделали ровным счетом ничего, чтобы поставить памятники этим замученным солдатам. Недавно демократическая «общность ценностей» продемонстрировала свою большую заботу об этнических чистках в бывшей Югославии и усердно старалась, чтобы югославские и сербские преступники предстали перед судом в Гааге. Но у этих югославских преступников были превосходные примеры в их коммунистических югославских предшественниках и их англо-американских союзниках. В конце 1944, в начале 1945 года произошла массивная коммунистическо-этническая чистка этнических немцев в пространстве, попавшем под власть югославских коммунистов. В мае 1945 года сотни тысяч убегающих хорватов, большей частью гражданских лиц, сдались англо-американским союзникам в Южной Каринтии, Клагенфурте и Южной Австрии. В течение следующих дней их всех выдали коммунистическим югославским палачам...

Я часами мог бы тут говорить о миллионах немцев, изгнанных из Силезии, Померании, Судет и придунайских земель. Но так как эти жертвы попадают в категорию коммунистических актов насилия, я не стану причислять их в данный момент к демократическим и западным реформаторам человечества. Тем не менее, в ретроспективном взгляде мы видим, что западные преобразователи мира никогда не смогли бы исполнить свои проекты улучшения человечества без помощи коммунистических палачей, также так называемых антифашистов. Ясно, что вину за самое большое немецкое и не только немецкое великое переселение народов в европейской истории из Центральной и Восточной Европы несут коммунисты и Красная армия, но это гигантское коммунистическое преступление против немцев и других европейских народов никогда не смогло бы произойти без массивной воздушной помощи западных преобразователей человечества. Итак, как мы видим, все еще действуют двойные стандарты, когда мы думаем о погибших во Второй мировой войне.

Что возникало в голове реформаторов человечества во время разрушения европейских городов? У всех этих демократических пилотов была превосходная и чистая совесть; они искренне думали, на самом деле, что они должны исполнить возложенную на них Богом миссию. Их миссия разрушения осуществлялась во имя прав человека, толерантности и мира во всем мире. Согласно их мессианскому образу мыслей там внизу в Центральной Европе – не говоря уже о тех, кто жил здесь внизу в Дрездене, жили вовсе не люди, а какая-то особенная разновидность монстров без культуры. Следовательно, чтобы оставаться верными своей демократической догме, у этих воздушных самаритян всегда должна была быть хорошая совесть, когда они бомбили этих монстров.

Как учил нас выдающийся немецкий специалист по государственному праву Карл Шмитт, здесь существует опасная проблематика с современным международным правом и идеологией прав человека. Стоит лишь описать своего военного противника как монстра или как паразита, как уже права человека больше не распространяются на этого противника или, вернее, на этого монстра и этого паразита. Это основная суть сегодняшней системы. Точно так же, как только европейский интеллектуал, ученый или журналист, критически ставит под сомнение сегодняшние системные мифы, он уже рискует, что будет обозначен как ультраправый или как фашист, или как изверг. Следовательно, этот ультраправый или фашист, или этот изверг никогда больше не может быть человеком; тогда уже никакая идеология прав человека по закону не поможет ему. Его подвергают остракизму, разоряют в профессиональном плане и заставляют замолчать. Сегодня система хвастается своей толерантностью по отношению ко всем людям и всем народам земли, но не по отношению к тем, на которых с самого начала лепят ярлык ультраправого или изверга-«нечеловека». В глазах реформаторов человечества немцы, пусть даже гражданские, не были здесь в этом месте в феврале 1945 года людьми, а были только каким-то своеобразным видом паразитов, которых нужно было уничтожать вместе с их домами. Мы также еще сегодня находим такой же образ мыслей у преобразователей мира, особенно во время их военных операций в Ираке или в Афганистане.

Нас упрекают, что мы преувеличиваем учение о дрезденских жертвах, чтобы поставить под сомнение фашистские преступления. Это вздор. Этот тезис можно легко переформулировать и наоборот. Системные средства массовой информации и создатели общественного мнения через 70 лет после войны снова и снова нуждаются в фашистской опасности, чтобы лучше скрывать, затушевывать и маскировать тем самым свои собственные катастрофические экономические ошибки и свои собственные военные преступления.

Сверх того, системные историки и создатели общественного мнения не говорят нам, что любое учение о жертвах становится причиной конфликтов в сегодняшней мультикультурной системе: всякое учение о жертвах настаивает на своей собственной неповторимости и всегда основывается на ущербе для других. Здесь видна слабость мультикультурной системы – в конце виктимологическая атмосфера в мультикультурной системе склоняет любое племя, любую общность, любого неевропейского иммигранта к тому, что они считают, что только их учение о жертве важно и неповторимо. Это опасный феномен, так как любая такая неповторимость дискриминирует другое учение о жертвах и соревнуется с другим учением о жертвах и, такие учения тогда сталкиваются, в конце концов, друг с другом. Такой уродливый менталитет жертвы не служит предотвращению конфликтов и миру. Он ведет к мультиэтническому насилию и делает будущий конфликт неминуемым.

Из-за сегодняшнего преуменьшения и подчеркивания относительности либерально-коммунистических преступлений против немецкого народа, до, во время и после Второй войны, вовсе не возникает климат взаимного понимания и примирения, зато появляется климат ошибочных мифологий и сталкивающихся учений о жертвах, причем каждый человек, и каждое племя должны чувствовать себя как жертва их соответствующего соседа.

Классический пример – это крушение бывшего искусственного государства Югославия, в которой различные народности на протяжении целых пятидесяти лет были жертвами коммунистических историков и пропаганды, и где хорватский народ всегда демонизировали как нацистский народ. В 1991 году, после конца коммунизма, после конца коммунистической пропаганды, не последовало никакое взаимное понимание народов, зато начались взаимная ненависть и страшная война. То, что ждет нас в ЕС, это вовсе не экзотичное мультикультурное общество удовольствия, а цикл насилия и гражданских войн, подобный балканскому.

Давайте, дорогие коллеги и товарищи, не будем предаваться иллюзиям. Дрезден – это заслуженное место напоминания и предупреждения против всех войн, и место, где мы вспоминаем о невинных жертвах. Но завтра Дрезден может стать символом титанических катастроф. То, что ждет нас в течение следующих лет, можно представить себе даже сейчас. Некоторые из вас, некоторые из нас, у которых есть более долгая историческая память, хорошо знают, что мир давно закончился.

Либеральная эпоха давно мертва. Наступающие времена будут плохи. Но будущие и приближающиеся времена дают всем нам также и шанс.


Гётц Кубичек


«НУЖНО РИСКОВАТЬ ЖИЗНЬЮ»

Интервью Гётца Кубичека с Домиником Веннером

21 мая 2013 года французский историк Доминик Веннер застрелился в соборе Нотр-Дам в Париже, в знак протеста против внедрения гомосексуальных браков во Франции. Всего неделю назад журнал SEZESSION взял у ВЕННЕРА интервью, запланированное для публикации в августовском номере. Поводом была новая книга ВЕННЕРА: Le Choc de l‘Histoire – («Шок истории»). В ходе беседы ВЕННЕР намекает, что наше время созрело для символических акций и личных жертв. Вопросы задавал Бенедикт Кайзер.

SEZESSION: Le Choc de l’Histoire рассматривает вопросы, которые Вы исследуете уже давно. Тогда для чего Ваша новая книга?

ВЕННЕР: Эта книга представляет собой синтез в динамичной форме бесед. Восприятие исторических переворотов уже давно находится в центре моих работ и рассмотрений как историка. Оно охватывает отношения между религией и идентичностью, непрерывностью и ренессансом культур, которые интерпретируются как выражение идентичности народов на долгий срок. Так Европа в своей очень долгой истории нашла много ответов, исток которых крылся в стихотворениях Гомера, как выражение ее многотысячелетнего индоевропейского наследия.

SEZESSION: Почему Вы тогда выбрали заголовок «Шок истории» – и что он должен означать?

ВЕННЕР: Мы переживаем шок истории, не понимая это. Так это было всегда. Лишь позже можно определить масштаб перемен. Многие эпохи до нас познали шоки истории и сопротивлялись гигантским вызовам: войны с персами для античных греков, упадок римской республики до Августа. В течение веков «нового» и новейшего времени исторические шоки вызывали идейные изменения. Макиавелли – это, к примеру, результат смуты во Флоренции и Италии в конце пятнадцатого века, Монтень – это результат религиозных войн во Франции, Гоббс – первой английской революции, Мартин Хайдеггер – восприятия влияния техники, Карл Шмитт – немецкой катастрофы вследствие Версальского договора, Сэмюэл Хантингтон – нового мира после Холодной войны – причем Хантингтон смотрел на ситуацию как американец, не как европеец.

SEZESSION: Где здесь точное различие между американским и европейским углом зрения?

ВЕННЕР: Двадцатый век был для Соединенных Штатов эпохой непрерывного подъема в направлении преобладания и владения миром – включая культурное пространство. И тот же период – особенно после 1945 года – был для Европы эпохой падения, развала, подчинения и беспрецедентной деморализации.

SEZESSION: И насколько проявляет себя этот новый шок истории?

ВЕННЕР: С начала двадцать первого столетия мы вошли в новый исторический век, который освободит европейцев от последствий 1945 года. Из двух больших сил, которые в 1945 году поделили Европу в Ялте, одна уже исчезла; и ведь это никто раньше себе и представить не мог. Коммунизм (будущее мира!) взорвался изнутри, и новая Россия поднялась из его обломков. И эта национальная Россия будет континентальным партнером Европы по отношению к Соединенным Штатам. Что касается Соединенных Штатов, они должны теперь считаться с Китаем, Исламом, Южной Америкой и непостоянным миром. Герои вчерашнего дня завтра станут проклятыми…

SEZESSION: Если Вы говорите здесь о Европе как о партнере новой России, вряд ли Вы думаете при этом о структурах Европейского Союза в его современной форме.

ВЕННЕР: Я думаю совсем не о какой-либо нынешней политической структуре, но о нашем тысячелетнем культурном круге, о нашей идентичности, о нашей определенной «европейской» манере думать, чувствовать, жить, которая пережила время.

SEZESSION: Вы пишете, что большие культуры не представляют различные регионы на планете, а сами являются различными «планетами». Что Вы имеете в виду?

ВЕННЕР: Люди существуют только благодаря тому, что их различает: клан, племя, город, нация, культура, цивилизация. А не благодаря тому, что у них общее, чисто животное: сексуальность или потребность в питании. Их человеческое качество основывается на традициях и духовных ценностях, которые переживают время. Пусть, например, простая сексуальность как действие также универсальна, всемирна, как и питание, но любовь в каждой культуре различна; так же различна как изображение женственности, восприятия тела, гастрономии или музыки. Эти черты – это отражения определенной морфологии души, которая передавалась с помощью атавизма, а также опыта. Известно, что влияние новой религии может изменить представления и поведение. Но традиция народа изменяет, трансформирует также и введенные, навязанные религии. В Японии буддизм получил некоторую воинственную форму, которой он не знает в Китае. Можно сказать, что у каждого народа есть его собственные боги, которые приходят сами по себе и продолжают существовать даже тогда, когда они уже кажутся забытыми.

SEZESSION: Вы пишете и говорите о «морфологии души, которая передавалась с помощью атавизма, а также опыта». В нашем контексте, все же, это ведь справедливо и для американцев сих европейским происхождением. Как Вы объясните тогда, что американцы, люди подлинно, врожденно европейского происхождения, порвали с европейской традицией, чтобы основывать новую традицию, которая противоположна их старым европейским?

ВЕННЕР: Я сослался бы тут на наблюдение австрийского геополитика барона Йордиса фон Лохаузена. Он пришел к выводу, что переселившиеся немцы где-нибудь в Европе, например, в России, остаются всегда немцами, даже несколько столетий после того, как они эмигрировали. С другой стороны, достаточно уже одного поколения, чтобы эмигрировавшие в США немцы прекратили чувствовать себя немцами и превратились вместо этого в американцев, таких же, как и все остальные. Это поднимает серьезный вопрос. Этот вопрос также охватывает, что не все зависит от «расы», как предполагалось когда-то. Тем не менее, прибывшие из Европы американцы сохранили «животное» качество своих истоков: энергию, боевое и предприимчивое вдохновение, изобретательность… Но их «представления» (их мировоззрение) изменились в результате их переселения в Новый Свет. Это результат библейской утопии «обетованной земли», мечты о новом мире вдали от Европы. Отцы-основатели были убеждены, что они должны воплотить новый «избранный народ», избранный для того, чтобы принести «дух капитализма» всему миру, если воспользоваться формулировкой Макса Вебера. Не будем забывать, что ежедневное принятие библии предписано в американских школах так же настоятельно как клятва звездно-полосатому флагу. Мессианское «послание» отцов-основателей стало таким же посланием, миссией и для большинства иммигрантов. И эта политическая религия подразумевала разрыв со всей аристократической и трагической европейской традицией.

SEZESSION: Это касается Европы и США. Но мир, без сомнения, включает куда больше культурных кругов.

ВЕННЕР: Да, и в другом месте вещи воспринимаются так, как не могут их себе представить ни американцы, ни европейцы. Чтобы понять этот факт, я включаю в мою книгу выводы из французского опыта. Например, тот пример Далиля Бубакёра, руководителя мечети Парижа. Ислам, объясняет он, – это «как религия, общность, закон, так и культура. […] Мусульмане – не только те, которые практикуют пять несущих колонн ислама, а все, кто принадлежит к этой идентичной общности». Решающее слово здесь «идентичный». Ислам – это, следовательно, не только религия. Он выходит за рамки религии и является: «общностью, законом, культурой».

Если кто-то сформирован христианской культурой, универсальной и индивидуалистической, это поражает. Многие другие религии, среди прочих, как раз ислам или иудаизм, но также и индуизм, синтоизм или конфуцианство, как раз не только религии в христианском или мирском смысле слова, т.е. что-то вроде личного отношения с Богом, но они обучают идентичности, законам, общности и формируют их.

SEZESSION: Могло ли бы новое восприятие идентичности помочь европейцам снова найти себя, создать себя заново?

ВЕННЕР: Я более чем уверен, что оно может помочь европейцам найти их собственную подлинность – по ту сторону личной религии или ее отсутствия.

SEZESSION: Как Вы вообще определяете тогда собственную «подлинность»?

ВЕННЕР: Сначала как пробуждающую память идентичности. Память, которая способна нравственно вооружить европейцев, чтобы они могли сопротивляться своему исчезновению в бездне огромного всемирного смешения рас и глобализации. Так же, как другие снова осознают себя как сыновья Шивы, Мохаммеда, Авраама или Будды, нет ничего бессмысленного в том, чтобы осознать себя как сыновья и дочери Гомера, Одиссея и Пенелопы.

SEZESSION: В одной передовой статье журнала Nouvelle Revue d’Histoire Вы изменили знаменитую формулу «сначала политика», и подчеркнули, что сегодня следовало бы говорить: «Сначала мистика, а после нее политика». Что Вы хотели сказать читателю этим своеобразным лозунгом?

ВЕННЕР: Наш век больше не требует, «захватывать власть», как говорили раньше. В нем больше нет места для мечты о «дне поворота». Политика – это больше не та связь, которая придает смысл жизни. Несмотря на сильные стороны политической акции отнюдь не политика может возвратить европейцам понимание того, что они такое, и точно так же она не может предложить ориентацию для их жизни. Это понимание может появиться только через сильное восприятие идентичности. Другими словами: никакая политическая акция высокого уровня немыслима без предварительного условия памяти об идентичности, которая способна была бы направлять такие акции. Но одних слов для этого недостаточно. Нужно смочь подтвердить слова действиями, нужно рисковать жизнью, и это должно доходить вплоть до готовности жертвовать жизнь, если это кажется необходимым.

21 мая 2013

Скачать текст в формате PDF:

Скачать PDF!


Мартин Лихтмесц


Самое красивое отмежевание от правых

Мартин Лихтмесц | Самое красивое отмежевание от правых

Вечера в академии института государственной политики традиционно переходят в долгие, компанейские, наполненные спорами ночи у местного трактирщика. Всегда присутствующий момент при этом – это шутки и анекдоты о событиях, которые могут происходить с теми, кто «рискует быть правыми».

Также и на этот раз там не было ни одного участника, который не знал бы, что только нескольких шагов вправо от центра, т.е., на свободную территорию, достаточно для того, чтобы вызвать на себя шквал огня. Где-нибудь всегда найдется «толерантный», который захочет «обособить», выделить, «выбраковать» кого-то. Будь это кто-нибудь из буддистских общин или союзов охраны культуры, из футбольных клубов, олимпийских команд, групп скаутов, детских садов, студенческих союзов, дискотек, церковных объединений и так далее, и так далее.

Порой это может быть на самом деле отвратительно, однако, иногда, по крайней мере, если оглянуться назад, то это как живое кабаре и самая утонченная реальная сатира. Мы с моим коллегой Бааль Мюллером захотели однажды составить коллекцию самых лакомых кусочков под названием «самое красивое отмежевание от правых» – для этого нам хватило бы гротескного, ироничного, невыразимого и комичного материала.

Но такую шутку, как правило, поймут только по ту сторону колючей проволоки. Пусть никто не говорит, что нам не над чем смеяться на свободной территории. Аналогично ни один глупец никогда не поймет, что он глуп, и не сможет вести обсуждение с умным на одном уровне. Тут как раз и находится закостеневшая, толстая как доска, органически свойственная им граница понимания. Тот, кто хоть однажды барабанил по такой доске, должен был бы полностью исцелиться от «гротескной идеи равенства» (как говорил Мачке). Некоторые, конечно, неисправимы. Я, к примеру, вопреки всему разуму и всей логике никак не могу привыкнуть к тому, что «Антифа» не хочет вести со мной обсуждение, свободное от доминирования. Так мое возмущение остается свежим, что, надо надеяться, идет на пользу этому блогу.

Комизм «отмежевания» и прочих реакций состоит большей частью как раз в том, что отмежевывающиеся и «чистящие» занимаются своей миссией с ожесточенной, даже надутой смертельной серьезностью, как будто бы они только что готовятся спасти мир от зла. Тогда как еще нормальные люди превращаются в склонных к инквизиции полицейских, занимающихся перекрестными допросами, или в шипящие паровые двигатели, которые на серийной основе производят патетические фразы и штампы.

Удивителен также тот детский страх, который порой распространяется тут. Взрослые люди смотрят на вас так, как будто бы перед ними какой-то дьявол или вампир, или хорошо замаскировавшийся инопланетянин с тайной миссией. Такие ситуации дают возможность бросить глубокий взгляд на хрупкость социальной структуры по ту сторону внешне вроде бы таких гладких и естественных поверхностей…

Самый большой «метаполитический» успех «борцов против правых» состоит в том, чтобы запустить в оборот неопределенное, размытое представление о том, что даже само по себе «быть правым» является чем-то запрещенным, преступным, сомнительным, подсудным. Чем больше неопределенности в этом представлении, тем более оно эффективно. Чем более не уверены и чем меньше проинформированы люди в сомнительном случае, тем более жестко позиционируют они себя, и «сверх-Я» внутри их придает им при этом доброе чувство, что они теперь делают точно то, что в социальном плане от них ожидают.

Вновь и вновь поражает, как быстро и без раздумий, как нечто само собой разумеющееся, принимают они эту роль. И, само собой разумеется, для некоторых из них представление состоит в том, что «правых» нужно изолировать, и что они не должны иметь тех же прав, что и другие люди. Или что «правый» всегда только «правый» и больше никто, а не такой же человек как они, человек, который тоже в голове и сердце носит и другие вещи, а не только политические убеждения. Я думаю, что на данный момент в Германии нет никого, кто лучше понимал бы, что, собственно, означают основные права человека, чем правые, так как они в их нынешнем положении вынуждены их точно знать.

Склонность к творческой интерпретации также популярна у нападающих: здесь дело больше не в том, что действительно было сказано, написано или сделано, все это выдавливается через грубую решетку понимания, до тех пор, пока не остается только лишь безобразие, подобное гравюре на дереве, которое отражает, прежде всего, ограниченные мощности мозга самого интерпретатора. Если обезьяна смотрит в зеркало, как известно, из зеркала на нее точно не будет смотреть Сократ.

Каждый из нас может понять ровно столько, сколько находится в нем самом. Окружающая нас темная территория, на которую больше не проникают лучи наших карманных фонарей, безгранична. В конечном счете, многие мили разделяют нас с любым человеком, но мы поступаем хорошо, забывая об этом большую часть нашей жизни, и поддерживая видимость, что мы можем понимать и объясняться друг с другом.

Во всяком случае: из всех этих опытов выкристаллизовываются несколько правил, которые я хотел бы обсудить:

1. Только для глупцов разделение мира на левых и правых является вопросом морали. Леона Блуа однажды спросили, дрейфусар ли он или антидрейфусар. Его ответ: «Ни то, ни другое, я – anti-cochon», т.е. «анти-свинья». Ситуация, в которой усердный «толерантный» хочет кого-то зачистить и выбросить как протухшее яйцо из-за его «неправильного» образа мыслей, не играет роли: мир делится скорее на приличных и неприличных, на истериков и тех, кто сохранил здравый смысл, на нормальных людей и идеологически обработанных маленьких детей, на способных к самостоятельному мышлению и баранов.

2. Если процесс «выбраковки» однажды уже начался, больше, как правило, нет шанса – разве что ты не остался полностью один, и ощущаешь за собой в некоторой степени структурную и организационную подстраховку. Если и этого нет, то будь уверен, уже первые трещины – это признак того, что дело обречено и все закончено. Теперь можно попытаться из удовольствия, в шутку или исходя из чистого самоуважения, еще довольно долго удерживать уже потерянную территорию. Но не нужно думать, что теперь какие-то аргументы, даже если их вообще еще можно представить, и как бы хорошо они ни были продуманы и сформулированы, могли бы изменить положение.

Причина состоит в том, что решение «выбраковщиков» и «отмежевывающихся» принимается ими, как правило, не в голове, а животе, где у них находятся более сильные стимулы. «Рацио», разум – у большинства людей это, как печально известно, гибкая и расплывчатая субстанция. Собственный интерес, тщеславие, эго, аффект очень удобно подстраиваются к делу, как раз вовремя, в субъективном убеждении в том, что ты прав и поступаешь благоразумно. Наряду с определенным выше недостаточным потенциалом мозга это еще одна причина того, почему многие люди могут так ожесточенно «закрываться» от аргументов и фактов. Всегда проще закрыться, чем взвалить на себя утомительную дискуссию, от которой раскалывается голова и сводит живот, дискуссию, элементы которой увидел только что и едва еще в состоянии привести их в порядок.

Довольно долго отмежевывающийся, «выбраковщик» или зачищающий еще может бороться со своей совестью, но большей частью он быстро уступает давлению комфорта и страха, если он и без того не идеологический фанатик. Если он еще спорит, то это происходит, в большинстве случаев, только ради алиби. Джокер – это практическая пропагандируемая в бесчисленных псевдонаучных публикациях идея, что правые применяют дьявольскую «мимикрию», и, собственно, слишком хитры, чтобы говорить то, что они действительно думают. Вместе с тем у него больше нет шанса вылезти из такой ямы. Это естественно, по своей сути, тот классический материал, из которого были сделаны охота на ведьм и показательные процессы.

Я предлагаю следующее: если вы попадаете в соответствующую ситуацию, ни в коем случае не нужно пытаться спасаться, оправдываться и выгораживать себя. Исходя из опыта, в 99,9% случаев это совсем не принесет никакой пользы. Тут не хотят допускать возможность, что внезапно оказываешься на «забытом посту», ведешь борьбу без шансов на успех, и недооценка этого положения ослабляет собственную позицию. Другой поднялся к положению, которое дает ему власть, которой он теперь и пользуется. Это нужно сломать. Это не значит, что теперь нужно беспрекословно смириться и отступать незаметно и беззвучно, как мокрая курица. Напротив. Даже если трудно: всегда нужно нести в себе готовность к отмежеванию, в любое время нужно быть способным отмежеваться и уйти. Тогда правильные слова придут сами собой.

Все самоучки хотят в первую очередь убедить. Я в этом не исключение. Я иногда даже одержим тем, чтобы убедить противника и кормить его аргументами, до тех пор, пока он не поднимет белый флаг. Но до сих пор мой опыт скорее доказывает, что никто не сможет убедить другого, если внутри у него втайне уже нет такого убеждения. И некоторые люди вовсе не в состоянии понять какой-нибудь аргумент как таковой, если он им не подходит, так, как будто бы они установили в себе защитный мыслительный механизм. Тогда все оставшееся – это только лишь риторика.

Гомес Давила однажды заметил, что диалог является излишним там, где не хватило бы намека. Это, пожалуй, правильно. Тем не менее, не нужно отказываться от диалога, но при этом нужно помнить, что он служит в первую очередь для того, чтобы выяснить и разъяснить свою собственную позицию. Тогда даже дискуссия с тупицей может принести пользу: на тупом точильном камне заостряется лезвие. И время от времени, в редкие моменты, вероятно, может быть что-то и возникнет вроде обоюдно-полезного понимания и познания.

Перевод с немецкого, источник: Sezession im Netz

Скачать текст в формате PDF:

Скачать PDF!


Юрген Граф


С любой ложью нужно бороться

Интервью с одним из ведущих ревизионистов Юргеном Графом

Представляем вашему вниманию интервью нашего журналиста с Юргеном Графом – известным историком, публицистом, автором ряда научных и публицистических бестселлеров, в которых он раскрывает тайные механизмы мирового порядка и поддает критическому анализу общепринятую концепцию холокоста.


1. Господин Граф, со времени вашего предыдущего публичного интервью прошло немало времени, однако вы регулярно радуете читателей своими новыми книгами и ревизионистскими эссе. Помимо чисто исторических исследований вы в последнее время занимаетесь также изучением тайных пружин мировой политики. Что сейчас является предметом вашего научного интереса?

К сожалению, мне сейчас остается сравнительно мало времени для исследований, так как я должен заботиться о своей семье, и поэтому большую часть своего рабочего времени занимаюсь переводами (перевожу на немецкий язык книги и статьи с различных языков, преимущественно с английского, русского и итальянского). Во второй половине 2013 года я хотел бы написать, если мне позволят обстоятельства, книгу о подоплеках вторжения Третьего мира в Европу. Эта массовая иммиграция не является случайностью, ею управляют определенные круги, которые преследуют этим весьма конкретные цели. Чтобы европейские народы смирились с тем, что они постепенно становятся меньшинством в собственной стране, нужно сломать их уважение к самим себе, разрушить их естественные инстинкты. Это происходит в первую очередь посредством лжи о Холокосте, во вторую очередь с помощью разжигания комплекса вины за рабство, колониализм и т. д. Все это я хотел бы показать в моей будущей книге, естественно, опираясь на доказательства из безупречных и неоспоримых источников. Впрочем, относительно аналогичных явлений в США, очень большую и полезную работу в этом плане уже проделал Кевин Макдональд в своей превосходной книге "The Culture of Critique".

2. На многих форумах и блогах в сети интернет тысячи исследователей-любителей ежедневно подвергают критическому анализу не только каждый аспект легенды о холокосте, но и других легенд и реальных исторических событий, на которых основываются эти легенды. Каково, по Вашему мнению, главное направление ревизионистских исследований холокоста? Какими темами должны заниматься сегодня ревизионисты интенсивнее всего?

Если Вы под «ревизионизмом» понимаете ревизионизм Холокоста в узком смысле, то я сказал бы, что существует комплекс тем, исследованный ревизионистами пока в весьма неполной мере, а именно – масштабы расстрелов евреев на оккупированных советских территориях. То, что такие расстрелы были – абсолютно бесспорный факт. Но мы не знаем их масштаба, так как наличествующие документы, прежде всего, донесения «айнзацгрупп» (оперативных карательных отрядов) ненадежны. Они опровергаются частично другими документами; против их подлинности или правильности содержания свидетельствует также то, что братские могилы с таким большим количеством жертв, о котором утверждают, так никогда и не были найдены. С этим трудным заданием и должна разобраться команда исследователей-ревизионистов; работа уже началась. По причине сложности вопроса и изобилия обнаруживаемого материала не следует рассчитывать на то, что результаты этих поисков появятся раньше начала 2015 года.

Конечно, помимо Холокоста, другим сферам также требуется ревизионизм, так как это слово означает просто «перепроверка». То, что исторические утверждения подвергаются проверке на их обоснованность, является абсолютно нормальным процессом. Большое политическое значение имеет, прежде всего, ревизионизм событий 11 сентября. На эту тему существует уже большое число хороших книг и видеофильмов, и не только в России, но и на Западе все растущее число людей ставит под сомнение официальную версию, согласно которой террористические нападения 11 сентября 2001 года были совершены арабами-радикалами. Даже одного того факта, что под вечер 11 сентября обрушился еще и третий небоскреб, о котором никто не утверждает, что и в него попал самолет, достаточно, чтобы отправить официальную версию в царство легенд. К царству легенд относится также мнимая ликвидация Усамы бен Ладена. Разоблачение этой лжи было бы для ведущей державы Нового мирового порядка, США – врага всего мира номер 1, безграничной катастрофой, которую господствующая каста этой страны не смогла бы пережить.

3. Какие положения из ваших работ вызывают наибольшую критику со стороны оппонентов?

Антиревизионисты принципиально не разбирают суть аргументов ревизионистов. Единственное исключение – это группа антиревизионистских блогеров – Джонатан Харрисон, Джейсон Майерс, Роберто Мюленкамп, Сергей Романов и Николас Терри – которая на своей странице в Интернете „Holocaust Controversies“ («Дискуссии о Холокосте») разместила очень подробную критику ревизионистских книг о Белжеце, Собиборе и Треблинке („Belzec, Sobibor. Treblinka: Holocaust Denial and Operation Reinhard. A critique of the falsehoods of Mattogno, Graf and Kues“ – «Белжец, Собибор, Треблинка: Отрицание Холокоста и Операция Рейнхард. Критика ложных утверждений Маттоньо, Графа и Кюеса»). Наш ответ, который вдвое длиннее атаки против нас, появится приблизительно через месяц. Мы докажем, что наши противники оперируют ложью и искажениями.

4. Какой прогресс был достигнут в ревизионистских исследованиях со времени выхода Вашей книги «Миф о холокосте»?

Три основных комплекса вопросов Холокоста таковы:

a) Освенцим

b) Так называемые «восточные лагеря смерти»: Белжец, Майданек, Собибор и Треблинка

c) Расстрелы на Востоке.

Со времен выхода в середине девяностых годов моей книги "Der Holocaust-Mythos" («Миф о Холокосте») ревизионизм в первой области, Освенцим, достиг очень больших успехов, во второй области, так называемые «восточные лагеря смерти», – огромных, а в третьей области, касающейся проблемы расстрелов на Востоке, только очень скромных успехов.

В отношении Освенцима следует назвать, в первую очередь, фундаментальные исследовательские работы Гермара Рудольфа и Карло Маттоньо, которые отражаются в многочисленных статьях в „Vierteljahresheften für freie Geschichtsforschung“ (Ежеквартальном журнале за свободные исторические исследования), а также в целом ряде книг, из которых, прежде всего, следует выделить книгу Маттоньо „Auschwitz. The Case for Sanity“ («Освенцим. Дело для здравого смысла»).

Что касается «восточных лагерей смерти», то с момента появления «Мифа о Холокосте» был опубликован ряд монографий, причем как на немецком, так и на английском языке. Я приведу здесь только английские названия, так как в России сегодня гораздо больше людей понимают английский язык, нежели немецкий:

-   Jürgen Graf and Carlo Mattogno, „Concentration Camp Majdanek. A historical and technical Study“ (за прошедшее время вышло уже третье издание);

-   Carlo Mattogno and Jürgen Graf, „Treblinka – Extermination Camp or Transit Camp?“;

-   Carlo Mattogno, „Belzec in Propaganda, Testimonies, Archeological Research and History“;

-   Jürgen Graf, Thomas Kues and Carlo Mattogno, „Sobibor. Holocaust Propaganda and Reality“.

Относительно Белжеца и Собибора наше задание было очень сильно облегчено глупостью противоположной стороны. Американский музей Холокоста поручил польскому профессору археологии Анджею Коле произвести раскопки и пробурить скважины на территории этих мнимых лагерей смерти. Хотя Кола, сознавая политическую взрывоопасность своей работы, и сделал желаемые от него лицемерные признания в пользу Холокоста, но результаты его исследований, проанализированные в наших книгах о Белжеце и Собиборе, категорически доказывают, что в этих лагерях погибла только очень небольшая доля от тех жертв, которые должны были погибнуть там согласно официальной версии. Несмотря на все свои усилия, Коле не удалось найти даже самые незначительные следы изображенных свидетелями «зданий для убийства людей с помощью газа». Но без зданий для убийства газом никого нельзя было отравить газом, ни в Белжеце, ни в Собиборе.

Что касается масштабов расстрелов евреев, а также, в более общем плане, немецкой политики в отношении евреев на оккупированных немцами советских территориях, то тут я должен обнадежить вас уже упомянутым исследованием, которое, вероятно, выйдет через два года. Разумеется, я могу с уверенностью сказать вам, что команда исследователей-ревизионистов сможет ответить далеко не на все вопросы.

5. В последнее время можно заметить следующее явление. Пропагандисты Холокоста все меньше внимания уделяют уже дискредитировавшим себя газовым камерам и направляют свои усилия в сторону «Холокоста от пуль» на оккупированных советских территориях. Мы видим, как возле предполагаемых мест расстрела появляется все больше памятников, хотя при этом там напрочь отсутствуют места захоронений. Куда на ваш взгляд исчезли останки жертв, если они вообще существовали?

Относительно газовых камер положение ортодоксальных историков совершенно безнадежно. У них, кроме абсурдных свидетельских показаний, нет ничего, на что они могли бы опираться, а мы располагаем огромным количеством документальных и вещественных доказательств против официального тезиса. Потому вполне логично, что противоположная сторона в течение последних лет придает все большее значение расстрелам на Востоке. В соответствии с этим так сильно пропагандировалась книга французского мошенника Патрика Дебуа о «Холокосте от пуль». Если указанные Дебуа места действительно содержат братские могилы с трупами расстрелянных евреев, то следовало бы раскопать все эти могилы и провести эксгумацию трупов. Но этого не сделали, по крайней мере, пока. И почему же не сделали?

6. Как известно, в Бабьем Яру в Киеве состоялся самый большой расстрел в истории человечества, однако там также не обнаружено никаких вещественных доказательств этого. В Вашей книге «Великая ложь XX века» вы писали, что у ревизионистов в этом вопросе очень много пробелов. Были ли за прошедшее время заполнены или же все еще остались эти пробелы в знаниях относительно Бабьего Яра?

В упомянутой запланированной книге, естественно, большое внимание будет уделено Бабьему Яру. На сегодняшний день я не могу пока ничего сказать больше на эту тему.

7. В «Мифе о холокосте» Вы высказываете мнение, что если доводы ревизионистов победят, мир фундаментально изменится. Довольны ли вы темпами, с которыми распространяются идеи ревизионистов?

Естественно, я не могу быть доволен этими темпами, но успехи на самом деле есть. Всюду высказываются новые и новые ревизионисты. Последний пример – английский еврей Питер Эйзен, который в своем блоге представляет чисто ревизионистские позиции. Однако я полагаю, что Холокост не лопнет, пока не погибнет или, по меньшей мере, существенно не ослабнет система финансового капитализма. До тех пор, пока эта система существует, она будет защищать ложь всеми средствами, в крайнем случае, с помощью усиления репрессий. В Германии один процесс против ревизионистов следует за другим. Это показывает, как отчаянно нуждается противоположная сторона в этой лжи.

8. Считаете ли Вы, что результаты Нюрнбергского трибунала раньше или позже будут пересмотрены?

Для пересмотра Нюрнбергского приговора требуются весьма радикальные политические изменения, прежде всего, в Германии. Почему державы-победительницы Второй мировой войны должны снимать вину с немцев, если сами немцы вовсе не хотят этого и фанатично настаивают на своей неповторимой вине?

9. Господин Граф, из-за ревизионистских воззрений Вам пришлось эмигрировать из родной страны. Другим ревизионистам даже довелось оказаться в тюрьме. Некоторые люди считают, что исследования исторических проблем не стоят таких жертв, что для сегодняшнего мира практически не играет никакой роли то, является ли официальная версия Холокоста правдивой или нет. Что бы Вы могли возразить на это?

С любой ложью нужно бороться, так как Иисус Христос говорит, что отцом лжи является дьявол. Чем больше ложь, тем вреднее она для мира. Ложь о лагерях смерти и газовых камерах отравляет мир уже шесть с половиной десятилетий. Не только для немцев, но и для белых народов вообще разоблачение этой лжи просто необходимо для их существования, так как тогда противники тех, кто выступает за сохранение идентичности белых народов и против иммиграции из Третьего мира, больше не смогут использовать против них аргументы вроде: «Такие идеи ведут к Освенциму».

10. Даже сторонники официальной теории Холокоста признают в своих работах, что ревизионисты выглядят в глазах многих людей бесстрашными рыцарями, выступившими на борьбу со злом. Господин Граф, сегодня можно без преувеличения сказать, что вы вписали свое имя в историю, сумев радикально изменить взгляды миллионов людей. На постсоветском пространстве вы являетесь едва ли не самым известным исследователем-историком в этой сфере. Приносит ли Вам это удовлетворение? Вы никогда не чувствовали в себе желания сменить такую славу на тихую и уютную жизнь?

Во-первых: То, что я самый известный ревизионист в постсоветском пространстве, ничего не изменяет в том факте, что заслуги других исследователей, таких как Фориссон, Рудольф и Маттоньо, значительно больше, нежели мои.

Во-вторых: У меня есть еще тот или другой проект книг – необязательно на тему Холокоста, но по другим также политически очень актуальным и взрывоопасным темам.

В-третьих, наши враги не оставили бы меня в покое, если бы я умолк или даже сам отказался бы от написанного мною. Эти люди не знают прощения и милости. Единственное, что они вынужденно и неохотно уважают, – стойкость. Посмотрите, что произошло с Дэвидом Ирвингом. Он не справился с постоянным давлением и попытался подлизаться к холокостному лобби, указав общее число жертв Треблинки, Белжеца и Собибора в 2,4 миллиона человек, тогда как сами еврейские историки Холокоста довольствуются полутора миллионами. Это сальто-мортале совсем никак не помогло Ирвингу; средства массовой информации продолжают ругать его как «отрицателя Холокоста», а сами ревизионисты теперь его презирают. Он потерял своих старых друзей и не приобрел новых. Я буду остерегаться подражать ему в этом.

Март 2013 г.

Скачать текст в формате PDF:

Скачать PDF!


Бернард Шауб


Кто другому роет яму…

Теперь Европа  находится как раз там, где ее хотели видеть победители во Второй мировой войне: Мисс Германия – турчанка. Министр экономики Федеративной республики – вьетнамец, министр иностранных дел гомосексуалист. Во Франции голландский еврей сменил на посту президента венгерского еврея. Конкурс популярной музыки «Евровидение», который нас сам по себе мало интересует, в этом году характеризуется пикантным намеком – он проходит в Баку, столице кавказской республики Азербайджан. Эта страна с ее мусульманским, тюркоязычным населеием рассматривается, таким образом, как часть Европы. Представительница от Болгарии на этом конкурсе шлягеров – цыганка, а Украину представляет негритянка.

Прекрасный новый мир! Любимый Новый мировой порядок!

Мы знаем, кто за этим стоит: это американский или американизированный верхний слой западного мира, рука об руку со своим заказчиком, международной еврейской финансовой олигархией и талмудическим иудаизмом. Если читатель не верит нам, что США представляли еврейские интересы не только последние десятилетия, а с самого начала, мы процитируем здесь важного и находящегося вне подозрения свидетеля, выдающегося немецкого экономиста Вернера Зомбарта, который еще перед Первой мировой войной писал в своей книге «Евреи и хозяйственная жизнь» ("Die Juden und das Wirtschaftsleben"): „Если с некоторым правом можно говорить, что Соединенные Штаты обязаны евреям тем, что они вообще существуют, то с тем же правом можно утверждать, что они являются такими, какими они есть, то есть, именно американскими, только благодаря еврейской примеси. Так как то, что мы называем американизмом, в очень большой степени является воплощенным еврейским духом“. (Лейпциг, 1911, издательство Duncker und Humblot, стр. 44)

Вероятно, неосведомленные в духовном плане WASP (White Anglosaxon Protestants) долгое время действительно считали, что они фактическим благополучно отделаются, если европейский мир будет предоставлен цветным. Теперь стало видно, что это было роковым заблуждением. Несколько дней назад средства массовой информации, например, газета «Баденше Цайтунг» от 19 мая, сообщили: „Америка меняет цвет. Впервые в истории США на свет появилось меньше младенцев с белым цветом кожи, чем детей этнических меньшинств“.

Более половины детей, которые родились в течение 12 месяцев между июлем 2010 и 2011 года, были афроамериканцами, латиносами или азиатами. Большинство станет меньшинством. И евреи радуются. Еврейский историк Йэн Райфовиц из университета штата Нью-Йорк, согласно упомянутой выше газете, считает так: „Эти цифры – это положительный сигнал, который показывает нам: США сильно меняются. Наше мышление также должно поменяться. США не могут больше представляться как народ, где доминируют люди с европейскими корнями“. Это на самом деле так: В то время как средний возраст белых американцев составляет 42 года (в Германии 45!) цветные младше их в среднем на 12 лет. Средний возраст латиносов (в большинстве случаев мулатов и метисов) составляет 28 лет.

Эта тревожная демографическая перемена, которая уже давно прогнозировалась прозорливыми наблюдателями, производит на нас, борцов за белую Европу, противоречивое впечатление. С одной стороны, мы должны сожалеть об этом, когда в большой и важной стране белое население превращается в меньшинство. С другой стороны, именно белые американцы виновны в том, что путем своих предательских злоупотреблений разрушили Европу во время двух мировых войн. Сочувствие им неуместно. США в их прежней форме уже не продержатся. ЕВРОПЕЙСКОЕ ДЕЙСТВИЕ, как известно, предлагает расчленить Соединенные Штаты на различные этнические регионы и сделать из них суверенные государства, вернуть проживающих в Европе цветных в страны их происхождения, и вместо этого стимулировать вполне образованных молодых белых  из США, Австралии и т.д. вернуться в Европу. Эти предложения, которые до сих пор рассматривались большинством современников как утопические, день ото дня очевидно становятся все более актуальными.

Однако, самую лучшую новость мы узнали 20 мая от агентства "Ассошиэйтед Пресс" или от Немецкого агентства печати ДПА: Когда она касается их самих, то очевидно, что большая любовь евреев к людям, быстро оказывается очень ограниченной.

Нетаньяху: Африканские мигранты могли бы затоптать Израиль

Премьер-министр Беньямин Нетаньяху предостерегает от того, что Израиль может быть заполонен нелегальными иммигрантами из Африки. Растущее число мигрантов стоит на самом верху на национальной повестке дня, после того, как новоприбывшие оказались ответственными за целый ряд преступлений, включая изнасилования. Нетаньяху сказал, что этот приток является «угрозой для устройства израильского общества, его национальной безопасности и его национальной идентичности». Еще он заметил, что если Израиль не остановит этот процесс, то 60 тысяч незваных гостей скоро превратятся в 600 тысяч и это приведет к исчезновению Израиля как еврейского и демократического государства.

Проблема Нетаньяху состоит, в том числе, и в том, что большое количество израильтян думает, что их страна, которая была создана после Холокоста, должна помогать угнетаемым.

Таковы сообщения информационных агентств.

Если в случае Америки мы не ощущаем к ней сочувствия, то в случае Израиля мы воспринимаем такие новости даже со злорадством: тот, кто роет яму другому, сам в нее попадет. Евреи (и с ними, однако, все белые якобинцы) со времен Французской революции заняты тем, что внушают людям, что они все якобы равны. Только самих себя они считают чем-то особенным. Это так внушил им их бог Яхве. И теперь они в затруднительном положении, так за прошедшее время даже в Израиле развелось слишком много типично западных благодетелей человечества, которые страдают от синдрома Дядюшки Тома и принципиально видят в неграх всегда только благородных дикарей и бедных преследуемых. Они забывают, также как и европейцы, что среди чернокожих происходили самые жестокие конфликты – и в Южной Африке после прихода к власти черного большинства каждый год регистрируются более 20 тысяч убийств.  И это только официально заявленные. Теперь мы посмотрим, как израильтяне справятся с их проблемой.

Но вполне может быть и так, и как раз на это все и похоже, что сионистские государства Израиль и США как раз уже не справятся на долгий срок со своими проблемами. Соединенные Штаты находятся в упадке, и это знают уже все. Демографическая смена в пользу цветных еще более ускорит этот процесс, с одной стороны, так как белый созидательный слой становится все тоньше, и с другой стороны, так как нельзя будет впрягать цветных в телегу сионизма в том же масштабе как верных Библии белых пуритан и масонов. Слабость США – это в конечном счете слабость еврейского боевого слона.

И какова же мораль этой истории? Время работает на нас. Давайте же поможем ему в этом!

23 мая 2012 г.


Карлос Дюфур


Элементы для ликвидации христианства


Ясность

В смутные времена требуется ясность. Поэтому мы говорим недвусмысленно и ясно: в европейском преобразовании христианство должно быть окончательно преодолено. Христианство, первоначальная подлинная катастрофа Европы, воздействует на народы как паралич воли и поругание интеллекта. Тот, кто принимает до такой степени абсурдное как христианство, позднее будет не в состоянии благоразумно отвергнуть что-то другое.

Никто не решился бы оправдываться здесь трусливым указанием на то, что вера, мол, свята, что она личное дело человека, или обусловлена традицией – и таким образом, выше всякой критики. Речь здесь идет не о вере или неверии, а о знании или незнании. В повседневной действительности, а именно так: отшлифованная привычка всегда не уяснять, что нечто является ошибочным, уже придает этому видимость правды. Благодаря людям, отказывающимся думать, христианство сначала не осознается в его абсурде и затем прославляется. И это именно в Германии, спустя более столетия после Ницше.


Абсурдность христианского откровени