ВЕЛЕСОВА СЛОБОДА

 

Закат России?


А.М. Иванов


А.М. Иванов | Закат России?


ПРОЩАЙ, ТЮРЬМА НАРОДА!
(От редактора журнала АТЕНЕЙ)

Предлагаемый вашему вниманию обзор имеет драматическую предысторию. Возник он из попытки ответить на банальный вопрос: для кого мы пишем свои труды? Ведь, оказывается, многие и многие книги, вышедшие из под пера наших одарённых теоретиков, мало кто внимательно читает. А главное - читают ли они друг друга?

Чтобы стимулировать этот желанный процесс взаимного обогащения, я попросил Игоря Дьякова написать рецензию на нашумевшую книгу его соратника Алексея Широпаева “Тюрьма народа”. Он сказал, что сделает это легко, за один присест. И... не сделал. Тогда я послал обоим идеологам русского национально-патриотического движения по официальному письму от редакции “Атенея с настоятельной просьбой - написать отклики на книги друг друга, чтобы затем их поместить рядом. Никакого ответа я не получил.

Чуть позже в историю включился третий герой - Александр Севастьянов, издатель Национальной газеты и глава НДПР. Он заметил, что тоже имеет право быть прочитанным, и попросил помесить в АТЕНЕЕ отклик на его книгу “Итоги ХХ века для России”.

Чтобы выпутаться из сложившегося лабиринта, я предложил книги упомянутых авторов для критического анализа нашему старшему коллеге Анатолию Иванову. Уже кто-кто, а он будет читать внимательно.

И вот, заказанный обзор готов. Авторское название “А зори здесь затухшие...” - явно пессимистическое. Просмотрев рукопись, я ахнул! Если Дьяков и Севастьянов получили у нашего ветерана в целом положительные оценки, то Широпаев подан чуть ли ни как “враг народа”.

И это - печатать?

Показал рецензию другому уважаемому Иванову. Тот, недолго думая, заключил: “Выбросить из номера!”. Выбросить? Или сократить? Или передвинуть в следующий выпуск? Отредактировав самые резкие, можно сказать, оскорбительные оценки Широпаева, я все-таки решил опубликовать обзор Анатолия Михайловича. Ведь мы же не дети и не кисейные барышни, чтобы обижаться на критические замечания.

Кстати, хочу подчеркнуть, что сам я разделяю далеко не все оценки рецензента. Согласен, что нельзя смешивать Русь и Германию, что “центр Руси никогда не был и не будет в Берлине”. Согласен, что непатриотично превозносить до небес ярых русофобов, таких, как Альфред Розенберг для тех, кто не знает о его злобной клевете на наш великий народ, процитирую: “Русские, единственные в мире, кто не внес ни одной идеи во множество человеческих идей и все, что он получил от прогресса, было им искажено. Русский хоть и движется, но по кривой линии, которая не ведет к цели, и он подобен маленькому ребенку, который не умеет думать правильно (“Миф ХХ века”, Таллинн, 1998, с.55), Однако, зачем, критикуя “нордический бред”, заодно перечеркивать наши подлинные западно-славянские и германские корни? Зачем называть реально существовавших в истории венедов “мифом” и заявлять, что “они впервые появились в Питере десять лет тому назад”? Наконец, зачем в расизме видеть “духовную измену Родине”, а явно русофильский труд называть русофобским?

История слишком серьёзная штука, чтобы подавать её в виде пародии или анекдота. Нас так мало, думающих и работающих националистов. Так зачем превращать каждый принципиальный спор в дуэль? А то получится, “как всегда”. Метим - в идею, а убиваем - соратника.

Наконец, главное. Что, действительно, происходит с вашей Россией: возрождение или вырождение, восход или закат? Чему из нового мы должны сказать “да”, чему из прошлого - “никогда больше”. Позади страшный ХХ век, но впереди - будущее, которое может стать куда более печальным, чем напророченный “закат Европы”. Если мы сами не создадим его.

Поэтому, поменьше паники и тяжелых вздохов о “погибшей России”. Новая, ослепительная Заря - грядёт! Надо только уметь её ждать и чуять в мрачной глубине ночи, как это сумел сделать наш современник, прозорливец Сергей Яшин:

Снова Солнце взошло.
Это Солнце Богов.
Здесь - останемся мы.
Здесь - Богам веселее.
Среди русских равнин,
средь бескрайних снегов.
Мы предвидим простор
новой Гипербореи.

И тогда, прощай, “тюрьма народа”!

Павел Тулаев


“И - зори, зори, зори”. Их видели в начале ХХ века А.Белый, Блок и их друзья, полные радостных надежд на то, что новый век принесёт с собой какое-то небывалое обновление и “преображение всякой твари”.

Сейчас наступил не только новый век, а даже новое тысячелетие, однако взоры обращены не столько в будущее, которое просто страшит, а в прошлое. Преобладают мотивы расставания с тем, что ушло безвозвратно. “Прощай, век!” - патетически восклицает Игорь Дьяков (Собранная проза и публицистика 1979-99. - Москва, 1999). Александр Севастьянов деловито подводит “Итоги ХХ века для России” (“Национальная газета”. - Москва, 2002, спецвыпуск №1-Б). Алексей Широпаев, формулируя “русский взгляд на историю”, называет свою итоговую книгу ироничной парафразой “Тюрьма народа” (М., ФЭРИ-В, 2002). [Книга А.Широпаева “Тюрьма Народа” опубликована на ВС под названием “Москва против русских”]

Никакие зори уже не просматриваются. Впрочем, нашим авторам сейчас уже не по двадцать лет, как было Блоку и Белому в те времена, когда их посещали видения. Это нынешних двадцатилетних надо спросить, видятся ли им какие-нибудь зори. Или одни только закаты и глюки?



Итоги ХХ века для России

На смену восторженности пришёл трезвый анализ. Как говорил один персонаж у Маяковского, “это раньше требовался энтузиазм, а теперь у нас исторический материализм”. Названный метод до сих пор находится на вооружении у А.Севастьянова, чего он сам не скрывает, но только понять закономерности исторического развития этот метод помогает ему не больше, чем отвергаемая им - и в этом он прав - концепция “божественного Провидения”.

В своей книге А.Севастьянов с ужасом объявляет нам, что “в ХХ веке сломался и перестал работать Главный Закон Жизни, действовавший на Земле с тех пор, как на ней живут люди” (стр.16). Закон этот, по его мнению, выражается в трёх словах: “Бабы ещё нарожают”. Теперь же приходится признать: “Уже не нарожают”. “И это в корне меняет дело”.

В действительности, ничего ужасного и необыкновенного в этом плане не происходит, по крайней мере, в глобальном масштабе. Севастьяновский “ГЗЖ” перестал действовать отнюдь не на всём земном шаре, а лишь на определённой его части. Вполне естественные процессы не будут удивлять тех, кто знает, что народы смертны точно так же, как и отдельные люди, что они тоже переживают периоды развития, расцвета и упадка. История - это некролог о множестве погибших народов, в ней действуют неумолимые биологические законы, которые писаны для всех и ни для кого не делают исключений. И если А.Севастьянов думает, что “дело не в расовых различиях” (стр.18), он глубоко ошибается: дело именно в них и - прежде всего - в них! Сегодня процессом необратимой биологической деградации захвачены европейские народы, и “Россия действительно догнала Европу в плане общей для белых христианских народов судьбы и вместе со всеми ними встала на последнем рубеже, за которым возможно полное исчезновение североарийской цивилизации” (стр.3). И это не “пессимистический прогноз”, а объективный диагноз.

Шаткость исходных позиций неизбежно порождает противоречия. А.Севастьянов, например, даёт очень дельный совет: “Нужно представить себе ход русской истории до I99О-х годов и подвести под ним черту: так было. И понять: так больше не будет” (стр.78). И сам же не следует своему совету, ссылаясь на то, что в 1795 году население Российской империи составляло всего 41 175 тысяч человек. “И ничего - держались. Не только никому своей земли не отдавали, но ещё и чужую к рукам прибирали”. А сегодня нас 145,5 миллиона (стр.63). А.Севастьянов забыл о “качестве людей”, коим, по его же словам, определяется ход событий (стр. 4). Двести лет назад русский народ обладал ещё огромным биологическим потенциалом, который сегодня почти полностью исчерпали. Народ надорвался после всех войн, революций, репрессий и экспансий прошлого века, и “…если завтра война”, сдаст Россию без сопротивления.

А.Севастьянов сам признаёт, что если бы русский народ спросили на референдуме, чего он хочет или не хочет, он “промямлил бы нечто несуразное, невнятное” (стр.35).

Ещё один автор - С.Морозов, главный тезис которого заключается в том, что русская нация как целое перестала существовать, поясняет: “Особому качеству населения в России взяться неоткуда… Субъект сопротивления - нация; но нации нет, нет и осознанного сопротивления” (“Заговор против народов России сегодня”. Москва, 1999, стр.31).

А это очень опасная ситуация в преддверии “ожесточённых расовых битв”, предрекает А.Севастьянов (стр.76). Предвидит и в то же время утверждает, что “дело не в расовых различиях!? Но ведь он сам, разъясняя, кто имеет право называть себя русским, подчёркивает: “Принцип Крови..., вне всяких сомнений, является необходимым, базовым, единственно обязательным” (стр.89).

Сегодня и без войны Россию, как и всю Европу, завоёвывают иммигранты, чему способствуют “все те, кто традиционно пропагандирует и эксплуатирует интернационализм, кладёт его как краеугольный камень в основу своей деятельности: коммунисты, христианская церковь…” (стр.49).



Прощай век!

Что главным является именно расовое начало, хорошо понимает И.Дьяков. Он пишет: “Код крови - быть может, самое главное, что от нас скрывали во все кромешные годы... По нему и наносились сокрушительные удары. Расовая война против русских - главнейший факт мировой истории в ХХ веке”. (“Прощай, век!”, стр.166).

И.Дьяков призывает “разобраться в том, что такое иудео-христианство [см. раздел Статьи и Книги], экуменизм, “евразийство” и не играть на руку новым интернационалистам, стремящимся к созданию единой мировой религии” (стр.145), “остерегаться многопопечительности, которую успешно насаждают интернационалисты всех мастей. Традиция ведётся с постулата об особой миссии “народа-богоносца”. Тем самым в реальности как бы отказывается русскому народу в праве подумать о самом себе... Следует твёрдо стать на путь национального эгоизма” (стр.149).

“Мировое сообщество, - пишет И.Дьяков, - предрассудок важнейший, миф подлейший, миф-дубинка”. Охмуривший тех, “кто забыл о самодостаточности национальных интересов как максимальном органическом целом, чьё расширение до размеров “общечеловечески-геополитического” - противоестественно” (стр.180).

Ситуация внутри страны - трагична, потому что “мы перекормили окраины. Мы просмотрели размывание коренной России, практическую её оккупацию не в меру шустрыми представителями окраинных народов. Это в корне меняет задачи и приоритеты национальной политики на современном историческом этапе. Пропаганда интернационализма сегодня - безумие, это равносильно смертному приговору в отношении русского народа” (стр.235). “В нынешней ситуации стоит взвешенно подумать о факторе инородчества не в мирное, нейтральное время, а во времена, когда, может быть, судьба русского народа, великорусского - точнее, висит на волоске. Вероятно, следует учитывать, что в экстремальные моменты русское дело может быть скомпрометировано и провалено в силу объективного различия в этнопсихологии между русскими и “всё-таки” нерусскими (стр.199).

Прекрасно осознавая, что мы в меньшинстве, И.Дьяков, тем не менее, уверен (и мы разделяем эту уверенность!), что “судьбу страны может решить не большинство, а национально мыслящее меньшинство” (стр.226), но для этого необходимо преодоление раскола внутри самого этого меньшинства, нужна разумная коалиция различных категорий государственников (стр.227). Первая из этих категорий - православные монархисты, вторая - русские язычники. “Эта категория государственников растёт по мере того, как православие тонко подменяется иудео-христианством, и по мере того, как демографическая картина России становится всё темнее. Наши язычники инстинктивно заполняют нишу, образовавшуюся после почти тотального истребления воинствующей церкви” (стр.223). И.Дьяков метко подмечает, что нынешняя “власть заинтересована не в подвижниках православия, а в “дедах Морозах” от него, чьи байки “успокаивают нервы”. А нужны ли “дедморозы” пробудившимся русским людям? Нужны ли им срочно забородевшие издатели или тупо стоящие на молебнах функционеры?.. В этом смысле бассейн “Москва” гораздо лучше возрождённого храма. Бассейн сильно вонял хлоркой, но это всё же лучше, чем смрад фарисейства” (стр.164).

Третья категория, по Дьякову, - националисты, а четвёртую он называет “комдемократами”. Знамя последних - Сталин, “вождь, который понимал гораздо больше, чем принято считать, и власть которого... претендовала на подлинную легитимность в России”. “Кроме того, Сталин, по мнению тонких наблюдателей, был, во-первых, антикоммунистом... и, во-вторых, исподволь способствовал выполнению задач, которые ставились и в исторической России” (стр.224-225).

И.Дьяков против идеализации дореволюционного прошлого (стр.21), а также против идеализации русского народа (стр.169), и - в то же время - он за “национальное самосознание без комплекса неполноценности” (стр.7). А людей, не совсем здраво рефлексирующих, у нас, к сожалению, хватает. И даже, здоровая в основе своей, расовая идея может воплощаться в совершенно извращённых формах. Пример такой гипертрофии - книга Алексея Широпаева “Тюрьма народа” (Москва, 2002). Будь украинцем, я воспринял бы её название, как “Нема народа”. Нет в этой книге русского народа, а есть лишь норманны - с одной стороны, а с другой - “евразийский сброд”.



Тюрьма народа

Хитрость - суррогат ума. 0дян, видимо, не совсем глупый диссидент придумал в своё оправдание формулу: “Мы метили в коммунизм, а попали в Россию”. Он умолчал о том, что диссиденты, в большинстве своём не русские, именно в Россию и метили. А. Широпаев метил в евразийство, в цель, по которой и следует бить изо всех стволов, а попал в Россию, в русский народ. Объективно, книга А.Широпаева - русофобская. Ведь именно русофобы всех мастей доказывают, что русские - это некая этническая смесь, в которой преобладают тюркские и угро-финские элементы, и А.Широпаев туда же: для него история нашей страны - это “история неуклонного растворения русского народа в окружающей его массе тюрков и угро-финнов” (стр.3). По его мнению, “существенную часть российского населения составляют сегодня русифицированные финно-угорские и татарские племена, принявшие в своё время Православие” (стр.124). Все эти голословные утверждения находятся в вопиющем противоречии с исторической и антропологической реальностью. Широкомасштабные этнографические исследования 5О-х годов позволили В.П.Алексееву сделать вывод о гомогенности русского населения, что же касается финского субстрата, то он на протяжении II тысячелетия почти полностью растворился. (“Происхождение народов Восточной Европы”, М., 1969, стр.202-207.) Так что реальный исторический процесс шёл в направлении, противоположном тому, что “придумал” А. Широпаев.

Понятен норманизм немцев, от цитируемого Широпаевым Л.Вольтмана до обожаемого им же А.Розенберга, которые доказывали, что только норманны принесли государственность “диким” славянским племенам, но непонятен норманизм самого А.Широпаева. Он забыл о “последнем вольном славянине”, сражавшемся против Рюрика, забыл о славянах вообще, которых он, если и упоминает, то лишь затем, чтобы намекнуть на их расовую ущербность” (стр.7), установленную какими-то не названными “исследователями” (очевидно, такого же пещерного уровня, как и сам Широпаев). Место славян у него занимают мифические “венеды”, которые не только не были “автохтонами” (стр.4), но и вообще не жили на нашем Северо-Западе, - они впервые появились в Питере лет десять тому назад. Что же касается терминов “русь”, “русский”, то мы обязаны им, равно как и именам Трувора и Синеуса, переводчикам времён Рюрика, которые, как А.Дугин сегодня, любили щеголять иностранными словами, не переводя их. Слово “Русь” обозначало “свиту”, “дружину”, но ни как не этническую принадлежность.

Зато у византийских и арабских авторов мы находим сведения о некоем “народе рос”, однако узнаём о нём, что “это скифский народ, кочевой, гордый своим оружием”. “Они не имеют ни недвижимого имущества, ни городов”. “Пашен они не имеют, но питаются лишь тем, что привозят из земли славян” (В.П.Кобычев. “В поисках прародины славян”. М., 1973, стр.115). Мало того: “они производят набеги на славян, подплывают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен, отвозят в Хазран и Булгар и продают там” (Б.Д.Греков. “Киевская Русь”. М.,1953, стр.446). Речь явно шла о каком-то кочевом неславянском народе, скорее всего, иранского происхождения, который слился со славянами в один этнос где-то в IX веке, и не случайно в языческий пантеон князя Владимира были включены три иранских божества, - славяно-иранский симбиоз восходит к временам тех “скифов”, которых описывал еще Геродот, когда никакими норманнами на нашей территории еще и не воняло.

Немцы тоже грешил тем, что делали из Германии “родину слонов”, и даже Ю.Эвола, сам зацикленный на “нордизме”, критиковал книги Л.Вольтмана “Германцы в Италии” и “Германцы во Франции” как экстравагантные произведения заслуживающие упоминания только как чистый курьёз и дающие оружие в руки врагов расизма (“Миф крови” Падуя, 1884, стр.51).

А.Широпаев - отнюдь не первый среди хулителей Ивана Грозного. А оригинальность может претендовать лишь определение им опричнины как “первого в российской истории аппарата антиарийского террора” (стр.35), развязанного Иваном Грозным по той причине, что он был “азиат” (стр.31). Между тем, этот “азиат”, когда один из иностранцев осмелился спросить его, почему он так безжалостно относится к русским, ответил: “Я не русский, а немец”. Он кичился своим “норманнским” происхождением, которое, в глазах А.Широпаева, означает принадлежность к некоему высшему сорту людей.

Параллель между противником Грозного князем Курбским и генералом Власовым притянута за уши - слишком разными были не только исторические обстоятельства, но и сами эти люди и их мотивы. Тем не менее, Широпаев считает возможным говорить о “власовстве”, как об устойчивом факте русской истории” и не подразумевать под этим словом “измену родине” (стр.35).

В таком случае книга А.Широпаева и есть свидетельство духовной измены Родине. Он сам ничуть не лучше “безродных космополитов” и проповедников “общечеловеческих идеалов”. Он призывает нас осознать себя “составной частью северного человечества” безо всяких апелляций к Православию, к славянству и т.п. (стр.39). Но не всё ли нам равно, собираются нас растворить во всём человечестве или только в его “северной” части, - мы не хотим растворяться. В своём нордическом пафосе А.Широпаев громоздит один абсурд на другой: Григорий Распутин, эта марионетка еврейских банкиров, оказывается у него кандидатом в “русские Гитлеры” (стр.75), в СС ему мерещится “новая Русь” (стр.95), а русофоб А.Розенберг у него - продолжатель великого дела П.А.Столыпина (стр.111). Это Розенберг-то, который пытался проводить свои идеи о разделении российского государства на самостоятельные единицы: Украину, Белоруссию, Кавказ и Туркестан? (Свен Стеенберг. “А.А.Власов”. Русский дом в Мельбурне, Австралия, 1974, стр.41).

И.Дьяков справедливо пишет фамилию этого липового продолжателя с прописной буквы: “для розенбергов русский национализм был страшнее коммунизма” (И.Дьяков, стр.14). И это верно. А.Широпаев оправдывает недоверие немцев к Власову (стр.117) тем, что его армия повернула оружие против них во время Пражского восстания. Но это были последние дни войны, когда даже главари Третьего Рейха пытались сговориться с западными державами. Кто мог предположить этот поворот событий в 1942 году, когда Власов попал в плен? Никто. Однако формирование РОА тормозилось до конца 1944 года, пока не замаячил, печальный для Германии, исход войны. Частично это делалось из упомянутого страха перед русским национализмом, частично - от “тевтонской самоуверенности” (И.Дьяков, стр.141).

“Поведение Гитлера, в сущности, было последовательным, - пишет Свен Стеенберг, автор книги о генерале Власове. - Он никогда не собирался менять своих планов колонизации России, и создание национального русского правительства и русской освободительной армии казалось ему опасным шагом, так как эти правительство и армия могли обернуться против немцев как раз в тот момент, когда им стало бы ясно, что задумано не освобождение, а порабощение России”. (С.Стеенберг, указ. соч., стр.59).

Во время совещания в ставке 8 июня 1943 года Гитлер заявил: “Мы никогда не создадим русской армии, это фантазия самого низкого сорта... Русские нужны нам только как рабочие в Германии” (Там же, стр.110).

Как же, зная всё это, воспринимать главный “перл” А.Широпаева на странице 98 его опуса: “С 1933-го по 1945-й центр Руси был в Берлине! Дальше, как говорится, ехать некуда. Нет слов!

Центр Руси никогда не был и не будет в Берлине. Из Германии исходили мощные духовные импульсы, которые находили живой отклик на русской почве. В начале ХIХ века их давали Шеллинг и Гегель, в конце - Вагнер и Ницше. Но одно дело - духовное влияние, другое - политическая зависимость.

В 1941 году, напав на Советский Союз, немцы развернули крикливую кампанию против “славянских недочеловеков” (Иоахим Фест. “Гитлер”. Берлин, Ульштейн, 1998, стр.918). Пропаганда эта исходила из Берлина. Так чьей столицей он был?

Сам А.Широпаев признаёт: “Немцы вряд ли позволили бы русским восстановить отдельный русский дом” (стр.119), ибо сомневались, с его точки зрения - не без оснований, в наших домостроительных способностях. Он думает, что нам нашлось бы место в “Германской Руси”, в здании “Новой Европы”. В каморке для лакеев, разве что? А.Широпаев готов с радостью исполнять эту роль при “арийцах” и вполне мог бы оспаривать звание “лучшего немца” у “Меченого” - тот тоже всё звал нас в “Общеевропейский дом”.

Широпаев жалеет, что в 1991 году не удалось одновременно с СССР развалить и РСФСР (стр.136). И теперь он призывает русских “отделиться от России” (стр.142).

И.Дьяков давно предупреждал: “В будущей России всякий, кто станет вести пропаганду сепаратизма, будет выведен на чистую воду Гольфстрима к северу от наших северных берегов” (стр.139). Вот туда бы и направить г-на А.Широпаева, с его нордически белой горячкой, на предмет охлаждения.



Алеет Восток

Расовый подход помогает “познать самого себя”, лучше понимать других, но в качестве политического ориентира

- он не пригоден. Немецкие идеологи З0-х годов очень надеялись на скандинавские страны как на резервуар чистой нордической крови” и пережили горькое разочарование, когда обнаружили, что “резервуар” этот давно “зацвёл”. И воевать Германии и Италии пришлось в союзе с вовсе не европейской страной - Японией.

Сегодня мы имеем точно такой же расклад. “Готовится большая война против России” (И.Дьяков, стр.207). И в преддверии этой войны, главным нашим противником в которой будут США, “выбор стратегического союзника на ближайшие десятилетия является главной нашей задачей” (А.Севастьянов, стр.68).

Конечно, лучше всего смотрелся бы наш союз с лидерами континентальной Европы - Францией и Германией. Но, как верно отмечает А.Севастьянов, национально мыслящие люди составляют в европейских странах меньшинство, как и у нас. Ось Париж-Берлин-Москва пока очень хрупкая, надеяться на неё не приходится. Немецкие патриоты любят вспоминать сегодня о перемене фронта пруссаками в 1812 году. Но тогда это произошло после разгрома Наполеона в России. Сегодня, чтобы Германия развернулась на 180 градусов, требуется как минимум крах США, который давно предрекают, который маячит на горизонте, но которого что-то всё ещё пока нет.

Скорее всего, тут опять прав А.Севастьянов: Китай - наш главный стратегический союзник и партнёр на всю обозримую перспективу. Только, если мы останемся с Китаем в связке на мировой арене, у нас есть шанс уцелеть (стр. 43-44). На предлагаемый А.Севастьяновым фантастический план раздела Казахстана (стр. 73) Китай, конечно, не клюнет, как на приманку. Союз вполне может состояться и без этого.

Мы начали с “вопроса о зорях”. Вот вам и заря: “Алеет Восток...”

А.М.Иванов


Международный Русский Журнал АТЕНЕЙ

обсудить ВКонтакте

Мнение автора сайта не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов!


Лит.: Русский Международный Журнал АТЕНЕЙ.
Регистрационный номер ПИ № 77-5491 от 29.08.2000г.
Министерства РФ по делам печати.

Наверх

 


Поиск на сайте:





Новости сайта "Велесова Слобода"
Подписаться письмом


Поделиться:

Индекс цитирования - Велесова Слобода Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Рейтинг Славянских Сайтов